Бегущий за ветром — краткое содержание романа хоссейни

“Бегущий за ветром” – просто замечательная книга Халеда Хосcейни. Для тех, кому лень читать, ловите видеоотзыв о ней

“Бегущий за ветром” – трогательная книга про жизнь афганских ребят. Про то как Афганская война повлияла на судьбы людей. Про простую дружбу и взаимоотношения между родителями и детьми. Книга написана хорошим языком и читается запоем. Я её читал в электронном виде. Спасибо Александру Крупницкому за это. Скачать книгу “Бегущий за ветром” можно тут:
Бегущий за ветром - краткое содержание романа Хоссейни

Краткое содержание книги (Острожно!)

Повествование ведётся от лица Амира, мальчика из Кабула, по национальности пуштуна (национальное большинство в Афганистане). Он жил со своим отцом Бабой, обеспеченным человеком, а его мать умерла во время родов.

С детства Амиру казалось, что отец не любит его, не может простить ему невольную вину в смерти своей жены.

С ранних лет товарищем в играх Амира был Хасан, сын слуги его отца, хазарейца (одно из национальных меньшинств Афганистана, к которым часто относились как к людям «второго сорта»).

Однако отец Амира относился к Хасану очень тепло, делал ему дорогие подарки, и Амир нередко ревновал своего приятеля к собственному отцу. Хасан же был всецело предан Амиру, считал его своим лучшим другом, заступался за него в драках и прощал ему подшучивания, например, над своей неграмотностью.

В 1975 году в Кабуле как обычно проходило массовое соревнование по запуску воздушных змеев, одно из любимых в народе ежегодных событий. Победителем считался тот, чей змей дольше всех останется в воздухе, «срезав» лески остальных, и кто подберет последний упавший. Амир решил, что выигрыш в соревновании поможет вернуть ему расположение отца.

Он и Хасан одержали первую победу, их змей оставался в воздухе дольше всех, но нужно было ещё найти упавшего последним змея. У Хасана был талант предугадывать, где упадет змей, и он побежал его ловить.

Видя, что он почему-то долго не возвращается, Амир побежал искать его и увидел, как над Хасаном издевается его старый недруг, юноша Асеф, отличающийся националистскими взглядами и склонностью к садизму, и пара его дружков. Из страха Амир не вмешался даже тогда, когда Асеф изнасиловал Хасана.

Амир не рассказал ни взрослым, что произошло, ни Хасану, что видел (видел ли его Хасан, он не знал). Испытывая вину перед Хасаном, Амир решил прекратить их отношения, хотя тот и пытался вернуть прежнюю дружбу.

Бегущий за ветром - краткое содержание романа Хоссейни

Для этого Амир задумал подлость: он взял часы и деньги, подаренные ему на день рождения, и подкинул их Хасану. Тот понимал, что произошло, но все же взял вину на себя — его преданность Амиру выдержала и это испытание.

Хотя Баба простил Хасана и умолял его отца Али остаться у него в доме, тот всё же уехал с сыном в другой город. В том же году Советский Союз ввел войска в Афганистан. Спасаясь от войны, Баба с сыном эмигрировали в США. Там Баба, работая на автозаправке и перепродавая вещи, смог дать сыну нормальное образование.

Шло время. Амир влюбился в девушку из эмигрантской семьи и женился на ней, но детей у них не было

Прошли годы. Отец Амира умер от рака, а он сам стал писателем.

В 2001 году старый друг отца перед смертью открыл Амиру семейную тайну. Оказалось, Хасан и Амир были братьями по отцу, но от обоих мальчиков это скрывали. Выяснилось также, что Хасан знал о предательстве Амира, но простил его и считал другом до конца своей жизни.

К несчастью, Хасан погиб вместе со своей женой во время этнических чисток в правление Талибана, но остался жив его маленький сын Сохраб, которого отправили в детский дом. И теперь друг Бабы предложил Амиру искупить вину перед Хасаном: спасти, вывезти из страны мальчика.

Амир согласился.

Приехав в Афганистан, Амир с ужасом увидел, во что превратилась его родина.

Он разыскал детский дом, куда отдали сына Хасана, но оказалось, что мальчика там уже нет, его забрал, как и многих других детей, какой-то талиб, любитель бача-бази; директор детского дома не смог отказать извращенецу. Амир отыскал этого талиба.

Им оказался тот самый Асеф: Сохраб действительно был у него в качестве очередной сексуальной игрушки. Асеф узнал Амира и, насмехаясь над ним, жестоко избил. К счастью, благодаря смелости Сохраба, им обоим удалось сбежать.

Оказалось, что вывезти ребёнка из Афганистана в США очень сложно. Сохраб был согласен на любой вариант, кроме детского дома. Амир обещал ему, но едва не нарушил своё обещание, что для Сохраба стало последней каплей: пережитое насилие и готовность Амира нарушить слово подтолкнули мальчика к попытке самоубийства.

Он выжил, но замкнулся в себе. Амир вывез Сохраба в США, они с женой его усыновили, окружили заботой, но как ни старались, вернуть к нормальной жизни не могли… И вот однажды Амир, увидев продавца воздушных змеев, купил один для Сохраба. Когда Амир запустил змея, Сохраб впервые улыбнулся ему.

Завершая повествование, автор оставляет читателям надежду на лучшее…

Бегущий за ветром - краткое содержание романа Хоссейни

Отзывы о романе “Бегущий за ветром”

Книга” Бегущий за ветром”-это самый первый роман Холеда Хоссейни. В ней основная идея-дружба, верность и предательство. Много сентиментальности, искренности, вообще смесь чувств.
Амир и Хасан-2 главных героя. Они совершенно разные.
Амир -высшие слои, сливки так сказать, а Хасан-хазареец и место ему у швабры с тряпкой. Хазарейские дети даже не ходят в школу.

А зачем? Ведь Всё равно им уготована судьба слуг.
Тем не менее по ходу повествования вы увидите, насколько они близки, ближе даже, чем мы могли себе представить в начале.
В книге есть один большой, как для меня минус. Она слишком карамельно-американизированна и в ней слишком осуждаются русские люди.
А то, что русские открывали в Афганистане школы и больницы.

А то, что русские открывали медучилища, для обучения акушерок, ведь море смертей в этой стране именно из за отсутствия родовспоможения. А то что русские сняли с женщин бурку? Дали им право на обучение?! Всё это умалчивается. Равно, ка и умалчивается то, что так любимые автором американцы, развязали руки нынешнему талибану и в стране творится то, что творится.

На женщин опять напьялены мешки, никаких тебе учебы и работы, а вот милостыню просить-пожалуйста!

Что уж тут говорить о родах … Про массовые убийства мирного населения я вообще молчу.

Крутой отзыв, правда? То есть автору не совсем ясно, что там было и как ????

Бегущий за ветром - краткое содержание романа Хоссейни

Книга попала ко мне случайно: её купил для себя отец. Я заинтересовался красочными эпитетами на обложке.

“Главный роман нового века” – странно, почему до сих пор я ничего о нём не слышал? Предваряют роман пятнадцать восторженных отзывов от различных мировых газет и литературных изданий.

Когда с самого начала задана такая высокая планка, ждёшь от книги чего-то экстраординарного, но, к сожалению, ничего удивительного так и не получаешь.

История слегка натянута (без этого в наше время никуда), но трогательна. Повествование ведётся от лица главного героя. Книга читается легко, увлечённо переворачиваешь страницу за страницей.

Вместе с тем, несмотря на “лёгкость” изложения, виден авторский почерк: описания картин дореволюционного Афганистана и не только его довольно затейливы и позволяют живо представить описываемые события и погрузиться в мир азиатской культуры.

В итоге “Бегущий за ветром” (который до перевода был “Бегущим за воздушым змеем”, что, конечно, более правильно) – качественная проза, оставляющая после прочтения приятное послевкусие.

Вот только называть книгу “главным романом нового века”, а Хоссейни – “живым классиком”, я бы всё же не стал. А то по истечении всего 9% нашего столетия мы расписываемся в невозможности создать что-то более грандиозное, чем хороший качественный роман.

Интересные записи:

Источник: http://knigoplaneta.ru/begushhiy-za-vetrom/

Халед Хоссейни — Бегущий за ветром

Здесь можно купить и скачать «Халед Хоссейни — Бегущий за ветром» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Современная проза, издательство Фантом Пресс, год 2008. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Бегущий за ветром - краткое содержание романа Хоссейни

Описание и краткое содержание «Бегущий за ветром» читать бесплатно онлайн.

Ошеломляющий дебютный роман, который уже называют главным романом нового века, а его автора – живым классиком. «Бегущий за ветром» – проникновенная, пробирающая до самого нутра история о дружбе и верности, о предательстве и искуплении. Нежный, тонкий, ироничный и по-хорошему сентиментальный, роман Халеда Хоссейни напоминает живописное полотно, которое можно разглядывать бесконечно.

Амира и Хасана разделяла пропасть. Один принадлежал к местной аристократии, другой – к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого – хром и жалок. Один был запойным читателем, другой – неграмотным. Заячью губу Хасана видели все, уродливые же шрамы Амира были скрыты глубоко внутри.

Но не найти людей ближе, чем эти два мальчика. Их история разворачивается на фоне кабульской идиллии, которая вскоре сменится грозными бурями. Мальчики – словно два бумажных змея, которые подхватила эта буря и разметала в разные стороны.

У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами.

Роман стал одним из самых ярких явлений в мировой литературе последних лет. В названии своей книги писатель вспоминает традиционную забаву афганских мальчишек – сражения бумажных змеев. Победить соперников и остаться в одиночестве парить в бездонном синем небе – настоящее детское счастье. Ты бежишь за змеем и ветром, как бежишь за своей судьбой, пытаясь поймать ее. Но поймает она тебя.

Халед Хоссейни

Бегущий за ветром

Декабрь 2001 года

Тем, кто я есть, я стал зимой 1975 года, в морозный пасмурный день. Эта минута навсегда врезалась мне в память: пригнувшись, я хоронюсь за саманной стеной у замерзшего ручья и украдкой наблюдаю за тем, что совершается в переулке.

Все это происходило давно, но не верьте расхожим присказкам, что, мол, «было и быльем поросло». Прошлое впивается в тебя словно когтями, не оторвешь.

Оглядываясь сейчас назад, я четко понимаю: вот уже двадцать шесть лет кряду я тайком наблюдаю за тем, что творится в переулке. И нет этому конца.

Этим летом мне позвонил из Пакистана мой друг Рахим-хан и попросил приехать. Я стоял в кухне, прижав к уху телефонную трубку, и сознавал: это не простой звонок. Меня настигло прошлое, мои неискупленные грехи. Закончив разговор, я вышел прогуляться.

Путь мой пролегал вдоль озера Спрекелс у северной границы парка «Золотые Ворота»[1]. Едва перевалило за полдень, солнечные лучи сверкали на поверхности озера, по воде пробегала легкая рябь. Свежий ветерок раздувал паруса игрушечных корабликов.

В небе плыла пара красных воздушных змеев, их длинные голубые хвосты полоскались в воздухе. Люди, деревья, ветряные мельницы и прочая мелочь остались далеко внизу, и змеи величественно созерцали Сан-Франциско, город, который стал мне домом. И тут я услышал слова Хасана: «Для тебя хоть тысячу раз подряд».

Голос мальчика с заячьей губой, который обожал запускать воздушные змеи и всегда первым прибегал к месту их приземления, отчетливо прозвучал у меня в голове.

Я присел на лавку под ивой, стараясь переварить слова, которыми Рахим-хан закончил разговор: «Тебе выпала возможность снова встать на стезю добродетели». Глядя на воздушных змеев, я думал о Хасане. Думал о Бабе. Об Али. Вспоминал Кабул. Вспоминал, как я жил, пока не настала зима 1975 года. Эта зима все изменила. И сделала меня таким, какой я есть.

Читайте также:  Миссис дэллоуэй - краткое содержание романа вулф

В детстве мы с Хасаном частенько залезали на какой-нибудь из тополей, росших во дворе у дома моего отца, и пускали солнечные зайчики в окна соседям.

С карманами, набитыми сушеными тутовыми ягодами и грецкими орехами, мы забирались высоко, садились каждый на свою ветку, свешивали ноги и по очереди ловили лучи осколком зеркала. Весело хихикая, мы набивали рты ягодами, кидались ими друг в друга.

Так и вижу Хасана на дереве: солнечные лучи играют в листве, трепещут на его круглом лице, словно вырезанном из дерева, – плоский широкий нос, раскосые глаза, формой напоминающие бамбуковые листья (в зависимости от освещения глаза у Хасана становились то золотистыми, то зелеными, порой даже бирюзовыми). Вижу его маленькие приплюснутые уши и выпирающую косточку на подбородке, словно у китайца-кукольника соскользнул резец. А может быть, мастер просто устал и допустил небрежность.

Иногда, сидя на дереве, я подговаривал Хасана пульнуть из рогатки орехом в соседскую одноглазую немецкую овчарку. Хасан поначалу не соглашался, но если я просил, по-настоящему просил, он не мог мне отказать. Он всегда выполнял любую мою просьбу, а с рогаткой был просто неразлучен.

Случалось, Али, отец Хасана, ловил нас на шалости и выходил из себя (насколько мог выйти из себя такой мягкий человек). Али грозил нам пальцем и велел немедленно слезать. На земле он отбирал у нас зеркальце и повторял слова своей матери: дьявол насылает в зеркала отблески, дабы отвлекать мусульман от молитвы.

«И смеется при этом», – неизменно говорил он, с укоризной глядя на сына.

«Да, отец», – бормотал в ответ Хасан, потупившись. Но он ни разу меня не выдал. Ни разу не сказал, что это я всегда был зачинщиком всякой проказы и что страдания соседской собаки (да и солнечные зайчики тоже) – на моей совести.

Тополя росли вдоль вымощенного красным кирпичом проезда к нашему дому. Ворота из кованых железных прутьев открывались внутрь, во двор. Если смотреть с улицы, дом стоял по левую сторону, а в самом дальнем конце участка располагался задний двор.

Все соглашались, что особняк моего отца, моего Бабы, был самым красивым в Вазир-Акбар-Хане, новом богатом районе на севере Кабула[2]. А может, и во всем Кабуле.

Обсаженный розами широкий проход вел к просторному дому с мраморными полами и широкими окнами. Узорчатые мозаичные панно для четырех ванных комнат Баба заказывал в Исфагане.

Купленные в Калькутте ковры, шитые золотом, украшали стены, со сводчатого потолка свисали хрустальные люстры.

Наверху располагались моя ванная, комната Бабы и его пропахший табаком и корицей кабинет, или «курительная». Здесь хозяин и гости отдыхали в кожаных креслах после обеда, поданного Али, курили и беседовали. Обыкновенно тем для разговоров было три: политика, бизнес, футбол. Мне всегда очень хотелось присоединиться к ним, но Баба не разрешал.

– Уходи немедленно, – говорил он мне, стоя на пороге кабинета. – Здесь взрослые беседуют. Иди почитай книжку.

И он захлопывал дверь, а я, гадая, смогу ли хоть когда-нибудь разделить компанию со «взрослыми», опускался на пол, поджимал колени к подбородку и сидел так час или два, подслушивая. До меня долетали громкие возгласы и взрывы смеха.

В гостиной на первом этаже, вдоль плавно изгибающейся стены, выстроились шкафчики, выполненные по индивидуальному заказу.

За стеклянными дверцами скрывались семейные снимки в рамках, и среди них – зернистое фото моего деда и короля Мухаммеда Надир-шаха, снятое в 1931 году, за два года до покушения; дед и король стоят над убитым оленем, оба в ботинках до колен, ружья закинуты за плечо.

Имелась и свадебная фотография моих родителей: бравый Баба в черном костюме и мама вся в белом, словно юная принцесса. А на этом снимке Баба у нашего дома со мной – совсем еще маленьким – на руках, рядом – его лучший друг и компаньон Рахим-хан, лица у всех серьезные, утомленные, даже мрачные. Пальцы мои вцепились в рукав Рахим-хану, а не отцу.

Изгиб стены тянулся до самой столовой, посередине которой стоял стол красного дерева. За этот стол свободно могли сесть тридцать гостей, что, кстати, и происходило чуть ли не каждую неделю, благо отец мой любил пиры. Панораму зала замыкал огромный мраморный камин, зимой в нем всегда пылал огонь.

Большая стеклянная сдвижная дверь вела на полукруглую веранду, окна веранды выходили на задний двор (целых два акра) и на вишневый сад. У восточной стены Баба и Али разбили небольшой огород: помидоры, мята, перец и высаженная в ряд кукуруза, которая почему-то никогда как следует не вызревала. Мы с Хасаном прозвали это место «стена чахлой кукурузы».

В южной части сада, в тени локвы, стоял дом слуг, скромная глинобитная хижина, где жили Али и Хасан.

Здесь, в этой лачуге, зимой 1964 года, ровно через двенадцать месяцев после того, как моя мама умерла, когда рожала меня, Хасан и появился на свет.

За все восемнадцать лет, прожитые в доме отца, я Считанные разы бывал у Али и Хасана. Когда солнце пряталось за холмы и играм на сегодня наступал конец, Хасан и я расставались.

Я шагал меж розами к особняку отца, а Хасан скрывался в саманном домике, где родился и прожил всю свою жизнь. В слабом свете двух керосиновых ламп жилище поражало скудостью обстановки, чрезвычайным порядком и чистотой.

Два тюфяка у противоположных стен, между ними старенький гератский ковер с обтрепанными краями, трехногая табуретка в углу у стола, за которым Хасан рисовал. Почти голые стены, только один коврик с вышитыми бисером словами «Аллах Акбар».

Баба купил его для Али в одну из своих поездок в Мешхед[3].

Здесь, в этой лачуге, Санаубар, мать Хасана, родила его холодным зимним днем 1964 года. Моя мама истекла кровью при родах. А Хасан потерял свою мать через неделю после того, как появился на свет. Тяжкая доля досталась в удел Санаубар, хуже смерти, как сказало бы большинство афганцев, – она сбежала с труппой бродячих певцов и танцоров.

Хасан никогда не упоминал о своей матери, будто ее и не было вовсе на свете. Думал ли он о ней, хотел ли, чтобы она вернулась, тосковал ли, как я тосковал по своей маме, которой никогда не видел?

Как– то мы пробирались в кинотеатр «Зейнаб» на новый иранский фильм коротким путем – через территорию казармы у средней школы «Истикляль». Баба запретил нам ходить этой дорогой, но он сейчас был в Пакистане вместе с Рахим-ханом.

Мы перелезли через забор, перепрыгнули через ручей и оказались на грязном плацу, где пылились старые списанные танки. В тени одного из них сидела группа солдат, они курили и играли в карты.

Один из служивых приметил нас, толкнул соседа и окликнул Хасана:

– Эй, ты! Я тебя знаю.

Коренастый, бритоголовый, черная щетина на щеках – мы никогда его прежде не видели. Его злобная ухмылка испугала меня.

– Не обращай внимания, – шепнул я Хасану. – Не останавливайся.

– Ты! Хазара![4] Я с тобой говорю! Ну-ка, посмотри на меня! – рявкнул солдат, передал сигарету соседу, поднял руки, чтобы всем было видно, и принялся совать палец в кулак. Туда-сюда, туда-сюда. – Я был близко знаком с твоей матерью, знаешь? Ой как близко. Я поимел ее прямо у этого ручья.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Бегущий за ветром - краткое содержание романа Хоссейни
Эта книга стоит меньше чем чашка кофе! УЗНАТЬ ЦЕНУ

Источник: https://www.libfox.ru/104536-haled-hosseyni-begushchiy-za-vetrom.html

Краткое содержание «Бегущего за ветром» Х. Хоссейни — Помощник для школьников Спринт-Олимпиады

англ. The Kite Runner · 2003Краткое содержание романа

Читается за 15 минут, оригинал — 9 ч

Кадр из фильма «Бегущий за ветром» (2007)

История дружбы и предательства, навсегда изменившая жизнь двух мальчиков-афганцев. Через много лет после гражданской войны один из них возвращается на родину, чтобы исправить ошибки детства и искупить вину перед другом, некогда преданным им.

Повествование основано на воспоминаниях афганца Амира и ведётся от первого лица.

Часть 1

2001 год. Герою, проживающему в Сан-Франциско, звонит друг из Пакистана и просит приехать, прибавив, что у него появился хороший шанс всё исправить. Герой задумывается о покинутой родине — Афганистане, об отце, Али и Хасане. Наблюдая за воздушными змеями над парком, он вспоминает событие 1975 года, изменившее всю его жизнь.

Часть 2

Афганистан, 1970-е годы, правление шаха. В большом красивом доме, в богатом квартале Кабула, живёт мальчик Амир, сын бизнесмена-вдовца. Его мать умерла при родах. В глинобитной хижине, рядом с хозяйским домом, живут слуги: Али и его сын Хасан, мальчик с заячьей губой. Жена Али бросила семью сразу после родов.

Хозяева — пуштуны, представители титульной нации, слуги — хазарейцы, презираемое, унижаемое меньшинство.

Мальчики — друзья с детства, молочные братья. Добрый и смелый Хасан обожает Амира и во всём слушается его. Амир, выдумщик и заводила всех детских игр, скорее снисходителен к приятелю. Отец очень ценит слуг и добр с ними.

Часть 3

Герой вспоминает Бабу — горячо любимого отца, незаурядную личность. Это человек широкой души и благородных поступков, лидер. Всего в жизни он добился сам. Будучи незнатного происхождения, женился на высокообразованной женщине королевской крови.

Баба желает руководить всем, переделывать мир под себя, и только с собственным сыном у него это не получается: мальчик не похож на него, он не солдат, а творец.

Амир — книголюб, любитель и знаток поэзии, как покойная мать. Отец замечает слабость характера сына и очень переживает из-за этого, считая его ненадёжным.

Своими сомнениями Баба делится с другом и компаньоном Рахим-ханом, любящим и защищающим мальчика.

Амир же побаивается отца и ревнует к Хасану, которому Баба благоволит за благородство, смелость и ловкость.

Часть 4

Баба любит вспоминать и рассказывать мальчикам, как он и Али росли вместе, как сейчас их сыновья. Осиротевшего маленького хазарейца некогда приютил отец Бабы, и с тех пор хозяин и слуга вместе.

Амир задумывается об отношении отца к слугам: те шииты, хазарейцы, в отличие от него с Бабой — суннитов, пуштунов. Мальчик охвачен предрассудками, мешающими признать Хасана другом, как, впрочем, и его отец.

Несмотря на разницу в положении, мальчики дружат. Хасан всегда защищает хозяина от опасностей. Он неграмотен, и Амир читает ему вслух. Любимое произведение маленького хазарейца — фольклор «Шахнаме», любимые герои — витязи Рустем и Сохраб. Пользуясь тем, что слуга неграмотен, Амир часто зло шутит над ним, а Хасан наивно верит всему, что говорит и делает друг.

В 1973 году десятилетний Амир сочиняет первый рассказ; к творчеству его побудил Хасан, восторженно оценив выдумки друга. Сочинение мальчик показывает отцу и Рахим-хану, к которому привязан.

Отец равнодушен к работе сына, а компаньон проявляет искренний интерес и положительно оценивает первую пробу пера. Мальчик вдохновлён реакцией Рахима и обижен на Бабу.

Позже ночью он читает рассказ Хасану, и тот также хвалит сочинение.

Часть 5

В эту же ночь происходит государственный переворот: тридцатилетняя монархия шаха свергнута, в стране — диктатура, с последующим установлением демократии. С этого момента мирному Афганистану, как и прежней жизни, приходит конец.

Читайте также:  Путешествие из петербурга в москву - краткое содержание по главам радищев

Наутро, когда мальчики направляются на любимый пустырь, где они любят играть, их останавливает компания Асефа, местного подростка из обеспеченной семьи, грозы района, садиста и социопата.

Он приверженец Гитлера и нацизма, ненавидит хазарейцев как недочеловеков. Асеф хочет избить Амира, но за друга вступается Хасан, направив рогатку в глаз садисту.

Хулиганы отступают, напоследок пригрозив отомстить друзьям.

В 1974 году Баба приглашает пластического хирурга, и тот делает Хасану операцию на заячьей губе, исправив её. Это — подарок мальчику на день рождения.

Часть 6

Зимой обычно отменяли уроки из-за холодов. В зиму 1975 года Амир и Хасан развлекаются: играют, ходят в кино, запускают воздушных змеев. Зимние бои воздушных змеев — старая афганская традиция. Масса народа принимает участие в состязании без правил. Тот, кто найдёт и принесёт последнего упавшего змея, — победитель.

Мальчики — опытные и азартные бойцы, особенно Хасан, у которого талант в управлении со змеем. Он часто выигрывает, мастерски срезает вражеских змеев, лучше всех находит упавших. И в этом Амир завидует слуге. Баба также разбирается в этом мастерстве, и это сближает отца с сыном.

Зимой 1975 года происходит очередной воздушный чемпионат района. Баба предлагает сыну выиграть состязание, и тот мечтает, что если он наконец станет победителем, то Баба полюбит его по-настоящему и станет ценить больше, чем Хасана.

Перед чемпионатом мальчики играют в карты, и Амиру кажется, что Хасан поддаётся ему. Слуга говорит, что любит свой дом, Родину, а герой перед такой искренностью ощущает себя лицемером.

Часть 7

В утро состязания Хасан рассказывает Амиру свой сон, в котором тот первым переплыл бурную реку с чудовищем на дне, а за ним и Хасан. Амир нервничает перед чемпионатом и вовсе не ощущает себя героем, поэтому злится. Слуга успокаивает его, и герой чувствует силы победить.

На чемпионате Амир с Хасаном срезали всех змеев. Победившие мальчики радуются, и Хасан бежит искать последнего срезанного змея. Немного погодя Амир идёт на поиски друга и видит, что Асеф с компанией удерживают того. Герой подслушивает их разговор, в котором Асеф уверяет маленького хазарейца, что Амир вовсе не друг ему и никогда не спасёт, не поможет.

Хасан ведёт себя храбро, но шайка избивает его, а Асеф насилует. Амир видит всё это, но, охваченный страхом, не вмешивается. В это самое мгновение он вспоминает, что некогда старик-предсказатель отказался предсказывать Хасану будущее. Также ему вспоминается сон, в котором друг-хазареец спас его.

Израненный Хасан возвращается, не выпустив из рук найденного змея, а Амир малодушно уверяет, что искал его и не нашёл. Он страшно боится, что Хасан вдруг всё расскажет и ему придётся как-то реагировать, но друг молчит. Желанная победа не приносит герою радости, а собственная подлость угнетает.

Часть 8

Жизнь мальчиков круто меняется: Амир страдает от мук совести, Хасан долго болеет. Их дружбе и доверию приходит конец. Амиру плохо при виде слуги, а тот старается вести себя как ни в чём не бывало. Успокаивается герой только рядом с любимым отцом.

Последний раз друзья разговаривают на любимом холме. Амир со злости закидывает слугу гранатами, и Хасан облит красным соком, как кровью. Мальчик даёт понять, что знает о проявленной хозяином трусости.

В день рождения Амира Асеф дарит ему книгу — биографию Гитлера, своего кумира, и герой выбрасывает её. Грустя в одиночестве, он не радуется празднику, вновь переживая своё предательство, и только Рахим-хан утешает его.

Часть 9

Вскоре Амир подбрасывает Хасану свои часы и деньги, чтобы того заподозрили в краже и выгнали. Тогда герой, может быть, перестанет терзаться. Несмотря на просьбы Бабы, слуги покидают дом и уезжают. Прежняя жизнь навсегда закончилась.

Часть 10

В 1979 году происходит новый государственный переворот. По просьбе прокоммунистического правительства СССР вводит свои войска в Афганистан. Начинаются репрессии буржуазии, и в 1981 году Баба с сыном эмигрируют в Пакистан. В дороге отец защищает женщину от пьяного советского солдата, преподав сыну урок мужества и благородства. На всю жизнь отец сохраняет ненависть к русским.

Отец с сыном долго мыкаются в Пакистане, ожидая разрешения эмигрировать в США.

Часть 11

1981 год. США, Калифорния. Семья живёт в бедности: Баба работает на автозаправке, сын учится в школе. Отец никак не привыкнет к американской жизни, где никто не доверяет друг другу и не бывает настоящей дружбы.

Амир поступает в колледж, где учится на литератора, и продолжает писать рассказы. Они с отцом начинают заниматься перепродажей старых вещей на блошином рынке, где много азиатских иммигрантов. Там в 1985 году герой знакомится с красавицей Сораей, дочерью афганского иммигранта.

Часть 12

У Сораи строгий отец, и молодые люди общаются украдкой. К тому же её отец, бывший генерал, недоволен занятием Амира — литературой. Зато мать девушки привечает парня, так как у той нет других женихов. Когда-то девушка жила с мужчиной, но замуж за него не вышла, поэтому считается, что у неё запятнанная репутация. Амир влюблён и не обращает внимания на подобные глупости.

Отец заболевает раком. Он отказывается лечиться. Амир просит, чтобы отец посватал его к Сорае. Семья генерала соглашается выдать дочь за героя.

Часть 13

Происходит помолвка. На свадьбу Баба тратит почти все скоплённые в США деньги. После свадьбы Сорая живёт у Амира и ухаживает за его отцом. Через месяц Баба умирает спокойным, видя, что сын счастлив. На похоронах и поминальной службе множество народу вспоминает все добрые дела Бабы, которые он никогда не афишировал. Амир долгое время находится в депрессии.

После похорон Амир с женой живут в её семье. Генерал Тахери — тяжёлый человек, держащий домашних в строгости. Зато мать любит Амира как сына. Вскоре молодые начинают жить отдельно, поступают в университеты: Амир — на лингвиста, Сорая — на учителя. Герой подрабатывает и ночами пишет первый роман, который заканчивает в 1988 году. После выхода романа Амир становится известным.

Семья следит за новостями с Родины: из Афганистана выведен советский контингент, начинается гражданская война между моджахедами. Заканчивается «холодная война», рушатся коммунистические режимы, меняется мир. Амир жалеет о том, что отец не дожил до этого, и гадает, как поживают на родине Хасан и Рахим-хан, о которых он часто вспоминает.

Молодые пытаются завести ребёнка, но обследование выявляет «необъяснимое бесплодие», от чего семья несчастна. Им предлагают подумать об усыновлении, но они колеблются. Бездетность Амир считает платой за давние грехи, в том числе и перед Хасаном.

Часть 14

2001 год. Герои живут в Сан-Франциско, в красивом доме, работают. Звонок Рахим-хана, предлагающего навестить его в Пакистане, выбивает Амира из устоявшейся жизни. Старый друг в разговоре даёт понять, что знает все неприглядные тайны Амира, и намекает, что есть возможность всё исправить. В ночь перед отъездом герою снится счастливый Хасан.

Часть 15

При встрече герой едва узнаёт Рахим-хана — тот при смерти. Он рассказывает ему про невыносимую обстановку на родине, которой правит Талибан. И начинает рассказ о Хасане, который Амиру тяжело слышать.

Часть 16

После бегства Бабы в 1981 году по его просьбе в доме поселился Рахим-хан. Многих его знакомых убили за годы правления моджахедов, и от одиночества он решил найти Хасана и предложить ему жить в особняке, как раньше.

Рахим-хан нашёл парня в бедной пакистанской деревушке, счастливым в браке с Фарзаной, и уговорил его вернуться в Кабул и помочь содержать особняк. Из любви и благодарности к Бабе и Амиру, Хасан согласился.

Через несколько лет некогда сбежавшая мать Хасана объявилась перед особняком. Она одинока и изуродована. Добрый Хасан простил и приютил мать. Вскоре в молодой семье родился сын Сохраб, названный в честь любимого литературного героя Хасана. Семья счастливо прожила несколько лет, ухаживая за домом. Мать Хасана умерла во сне, когда Сохрабу было четыре года.

Хасан был любящим отцом, научил сына читать, писать, стрелять из рогатки и запускать воздушных змеев. В конце 1990-х годов в Кабул вошли талибы; население, устав от войн моджахедов, радостно приветствовало их, надеясь на скорый мир. Талибы установили жёсткий шариатский порядок, при котором женщины и хазарейцы лишались всех прав, начали преследовать неугодных.

Часть 17

Вооружённые бандиты патрулировали город, придираясь к жителям по любому поводу. Они начали присматриваться к особняку, где отсутствовали хозяева и оставались только слуги-хазарейцы.

Дождавшись, пока Рахим-хан уехал в Пакистан на медицинское обследование, талибы ворвались в дом и велели Хасану с семьёй убираться. Тот упрямился, пытаясь помешать разграблению, и тогда бандиты убили его и Фарзану.

А маленького Сохраба поместили в приют.

Рахим-хан показывает Амиру письмо и фото Хасана. В письме друг детства рассказывает про свою жизнь, семью, жалуется на тяжёые для страны времена и выражает надежду на скорую дружескую встречу. Он ничем не напоминает Амиру про печальное прошлое.

Умирающий Рахим-хан просит Амира съездить в Афганистан и привезти Сохраба. Зная, как опасно сейчас на родине, Амир отказывается. Тогда старик напоминает Амиру о его долге перед Бабой, когда-то любившем Хасана, и раскрывает семейную тайну: Хасан — внебрачный сын Бабы, брат Амира. Поражённый герой обвиняет Рахима и Бабу в лицемерии и лжи.

Часть 18

Бродя по городу, Амир рассуждает о превратностях судьбы, о том, как он был слеп, ни о чём не подозревая. Он решает ехать за племянником.

Часть 19

Нанятый проводник Фарид везёт Амира в Афганистан. Герой не узнаёт страны: везде разруха, последствия многолетней войны. Проводник инструктирует Амира, как вести себя с талибами: не привлекать к себе внимания, что чревато смертельной опасностью.

Часть 20

Директор приюта, где Амир с Фаридом разыскивают Сохраба, рассказывает, что мальчика забрал высокопоставленный талиб, который часто увозит детей. По дороге в гостиницу Амир посещает памятные, некогда цветущие места своего детства, теперь совершенно разрушенные.

Часть 21

На следующий день герои разыскивают извращенца на стадионе. В перерыве футбольного матча высокий талиб в тёмных очках забивает камнями преступников под одобрение толпы. По просьбе Амира он назначает ему встречу.

Часть 22

В богатом, не тронутом войной доме Амира встречает Асеф — это он тот важный талиб, безумец, наркоман, садист. В отличие от Амира, Асеф сразу узнаёт товарища детства. Он хвастается перед героем своими военными «подвигами» — убийствами мирных жителей.

Асеф удерживает Сохраба как сексуальную игрушку. Он готов отдать мальчика после того, как Амир заплатит давний «долг». Извращенец кастетом избивает героя и намеревается убить, но Сохраб рогаткой выбивает маньяку глаз. Избитый Амир с племянником бегут, Фарид спешно увозит их в Пакистан. Как ни странно, герой испытывает облегчение во время избиения: он будто бы искупил вину перед Хасаном.

Часть 23

В Пакистане Амир долго лечится, у него тяжёлые увечья. Фарид с Сохрабом навещают его. Мальчик, очень похожий на отца, находится в постоянной апатии. Рахим-хан исчез, оставив письмо Амиру. В нём он предлагает герою наконец простить и отца, и себя за совершённые грехи.

Фарид отвозит героя с мальчиком в Исламабад, потому что их разыскивают талибы. Там Амир и Сохраб впервые откровенно разговаривают, герой признаётся, что они родственники, и предлагает племяннику ехать с ним в США.

Часть 24

Приём в американском посольстве в Исламабаде приносит неутешительный результат: усыновить афганского ребёнка без документов невозможно. Юрист советует Амиру отдать Сохраба в приют здесь, а по прошествии времени усыновить. Сохраб боится приюта, думая, что его снова будут насиловать, и после уговоров дяди пытается покончить с собой.

Часть 25

Сохраба выхаживают в больнице. Дядя Сораи, работающий в иммиграционной службе, помогает привезти мальчика в США. Летом 2001 года Амир привозит племянника домой.

Сорая и её мать искренне рады мальчику, покупают ему много подарков. Генерал Тахери недоволен тем, что хазареец живёт в семье дочери. Амир представляет Сохраба племянником и запрещает называть хазарейцем.

Мальчик переживает стресс и всегда молчит, от этого страдают Амир с женой.

Происходят теракты 11 сентября. В обществе всплеск патриотизма. Начинается военная операция США в Афганистане. Талибы терпят поражение. В стране формируется новое правительство, куда приглашают генерала Тахери; они с женой уезжают на родину.

В марте 2002 года, в афганский Новый год, происходит большой праздник в парке. Запускают воздушных змеев, и Амир предлагает Сохрабу поучаствовать. И происходит чудо: мальчик соглашается и, наконец, улыбается. Амир счастлив. Они с Сохрабом запускают змея, как когда-то в детстве вместе с Хасаном.

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/pereskazy/48816-kratkoe-soderzhanie-begushhego-za-vetrom-h-hossejni.html

Халед Хоссейни — Бегущий за ветром

Проникновенная, пробирающая до самого нутра история о дружбе и верности, о предательстве и искуплении. Нежный, ироничный и по-хорошему сентиментальный, роман Халеда Хоссейни напоминает живописное полотно, которое можно разглядывать бесконечно.История разворачивается в довоенном Кабуле 1970-х.

В этом волшебном городе, переливающемся всеми оттенками золота и лазури, живут два мальчика-погодка, Амир и Хасан. Один принадлежал к местной аристократии, другой — к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого — хром и жалок. Господин и слуга, принц и нищий, красавец и калека.

Но не было на свете людей ближе, чем эти два мальчика. Вскоре кабульская идиллия сменится грозными бурями. И мальчиков, словно двух бумажных змеев, подхватит эта буря и разметает в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами.

Читайте также:  Былины - сообщение доклад (4, 7 класс литература)

Ты бежишь за бумажным змеем и ветром, как бежишь за своей судьбой, пытаясь поймать ее. Но поймает она тебя.

Халед Хоссейни

Бегущий за ветром

Эта книга посвящается Хэрису и Фаре, светочам моих очей,

и всем детям Афганистана

Тем, кто я есть, я стал зимой 1975 года, в морозный пасмурный день. Эта минута навсегда врезалась мне в память: пригнувшись, я хоронюсь за саманной стеной у замерзшего ручья и украдкой наблюдаю за тем, что совершается в переулке.

Все это происходило давно, но не верьте расхожим присказкам, что, мол, «было и быльем поросло». Прошлое впивается в тебя словно когтями, не оторвешь.

Оглядываясь сейчас назад, я четко понимаю: вот уже двадцать шесть лет кряду я тайком наблюдаю за тем, что творится в переулке. И нет этому конца.

Этим летом мне позвонил из Пакистана мой друг Рахим-хан и попросил приехать. Я стоял в кухне, прижав к уху телефонную трубку, и сознавал: это не простой звонок. Меня настигло прошлое, мои неискупленные грехи. Закончив разговор, я вышел прогуляться.

Путь мой пролегал вдоль озера Спрекелс у северной границы парка «Золотые Ворота».[1] Едва перевалило за полдень, солнечные лучи сверкали на поверхности озера, по воде пробегала легкая рябь. Свежий ветерок раздувал паруса игрушечных корабликов.

В небе плыла пара красных воздушных змеев, их длинные голубые хвосты полоскались в воздухе. Люди, деревья, ветряные мельницы и прочая мелочь остались далеко внизу, и змеи величественно созерцали Сан-Франциско, город, который стал мне домом. И тут я услышал слова Хасана: «Для тебя хоть тысячу раз подряд».

Голос мальчика с заячьей губой, который обожал запускать воздушные змеи и всегда первым прибегал к месту их приземления, отчетливо прозвучал у меня в голове.

Я присел на лавку под ивой, стараясь переварить слова, которыми Рахим-хан закончил разговор: «Тебе выпала возможность снова встать на стезю добродетели». Глядя на воздушных змеев, я думал о Хасане. Думал о Бабе́. Об Али. Вспоминал Кабул. Вспоминал, как я жил, пока не настала зима 1975 года. Эта зима все изменила. И сделала меня таким, какой я есть.

В детстве мы с Хасаном частенько залезали на какой-нибудь из тополей, росших во дворе у дома моего отца, и пускали солнечные зайчики в окна соседям.

С карманами, набитыми сушеными тутовыми ягодами и грецкими орехами, мы забирались высоко, садились каждый на свою ветку, свешивали ноги и по очереди ловили лучи осколком зеркала. Весело хихикая, мы набивали рты ягодами, кидались ими друг в друга.

Так и вижу Хасана на дереве: солнечные лучи играют в листве, трепещут на его круглом лице, словно вырезанном из дерева, — плоский широкий нос, раскосые глаза, формой напоминающие бамбуковые листья (в зависимости от освещения глаза у Хасана становились то золотистыми, то зелеными, порой даже бирюзовыми). Вижу его маленькие приплюснутые уши и выпирающую косточку на подбородке, словно у китайца-кукольника соскользнул резец. А может быть, мастер просто устал и допустил небрежность.

Иногда, сидя на дереве, я подговаривал Хасана пульнуть из рогатки орехом в соседскую одноглазую немецкую овчарку. Хасан поначалу не соглашался, но если я просил, по-настоящему просил, он не мог мне отказать. Он всегда выполнял любую мою просьбу, а с рогаткой был просто неразлучен.

Случалось, Али, отец Хасана, ловил нас на шалости и выходил из себя (насколько мог выйти из себя такой мягкий человек). Али грозил нам пальцем и велел немедленно слезать. На земле он отбирал у нас зеркальце и повторял слова своей матери: дьявол насылает в зеркала отблески, дабы отвлекать мусульман от молитвы.

«И смеется при этом», — неизменно говорил он, с укоризной глядя на сына.

«Да, отец», — бормотал в ответ Хасан, потупившись. Но он ни разу меня не выдал. Ни разу не сказал, что это я всегда был зачинщиком всякой проказы и что страдания соседской собаки (да и солнечные зайчики тоже) — на моей совести.

Тополя росли вдоль вымощенного красным кирпичом проезда к нашему дому. Ворота из кованых железных прутьев открывались внутрь, во двор. Если смотреть с улицы, дом стоял по левую сторону, а в самом дальнем конце участка располагался задний двор.

Все соглашались, что особняк моего отца, моего Бабы, был самым красивым в Вазир-Акбар-Хане, новом богатом районе на севере Кабула.[2] А может, и во всем Кабуле.

Обсаженный розами широкий проход вел к просторному дому с мраморными полами и широкими окнами. Узорчатые мозаичные панно для четырех ванных комнат Баба заказывал в Исфагане.

Купленные в Калькутте ковры, шитые золотом, украшали стены, со сводчатого потолка свисали хрустальные люстры.

Наверху располагались моя ванная, комната Бабы и его пропахший табаком и корицей кабинет, или «курительная». Здесь хозяин и гости отдыхали в кожаных креслах после обеда, поданного Али, курили и беседовали. Обыкновенно тем для разговоров было три: политика, бизнес, футбол. Мне всегда очень хотелось присоединиться к ним, но Баба не разрешал.

— Уходи немедленно, — говорил он мне, стоя на пороге кабинета. — Здесь взрослые беседуют. Иди почитай книжку.

И он захлопывал дверь, а я, гадая, смогу ли хоть когда-нибудь разделить компанию со «взрослыми», опускался на пол, поджимал колени к подбородку и сидел так час или два, подслушивая. До меня долетали громкие возгласы и взрывы смеха.

В гостиной на первом этаже, вдоль плавно изгибающейся стены, выстроились шкафчики, выполненные по индивидуальному заказу.

За стеклянными дверцами скрывались семейные снимки в рамках, и среди них — зернистое фото моего деда и короля Мухаммеда Надир-шаха, снятое в 1931 году, за два года до покушения; дед и король стоят над убитым оленем, оба в ботинках до колен, ружья закинуты за плечо.

Имелась и свадебная фотография моих родителей: бравый Баба в черном костюме и мама вся в белом, словно юная принцесса. А на этом снимке Баба у нашего дома со мной — совсем еще маленьким — на руках, рядом — его лучший друг и компаньон Рахим-хан, лица у всех серьезные, утомленные, даже мрачные. Пальцы мои вцепились в рукав Рахим-хану, а не отцу.

Изгиб стены тянулся до самой столовой, посередине которой стоял стол красного дерева. За этот стол свободно могли сесть тридцать гостей, что, кстати, и происходило чуть ли не каждую неделю, благо отец мой любил пиры. Панораму зала замыкал огромный мраморный камин, зимой в нем всегда пылал огонь.

Большая стеклянная сдвижная дверь вела на полукруглую веранду, окна веранды выходили на задний двор (целых два акра) и на вишневый сад. У восточной стены Баба и Али разбили небольшой огород: помидоры, мята, перец и высаженная в ряд кукуруза, которая почему-то никогда как следует не вызревала. Мы с Хасаном прозвали это место «стена чахлой кукурузы».

В южной части сада, в тени локвы, стоял дом слуг, скромная глинобитная хижина, где жили Али и Хасан.

Здесь, в этой лачуге, зимой 1964 года, ровно через двенадцать месяцев после того, как моя мама умерла, когда рожала меня, Хасан и появился на свет.

За все восемнадцать лет, прожитые в доме отца, я считанные разы бывал у Али и Хасана. Когда солнце пряталось за холмы и играм на сегодня наступал конец, Хасан и я расставались. Я шагал меж розами к особняку отца, а Хасан скрывался в саманном домике, где родился и прожил всю свою жизнь.

В слабом свете двух керосиновых ламп жилище поражало скудостью обстановки, чрезвычайным порядком и чистотой. Два тюфяка у противоположных стен, между ними старенький гератский ковер с обтрепанными краями, трехногая табуретка в углу у стола, за которым Хасан рисовал. Почти голые стены, только один коврик с вышитыми бисером словами «Аллах Акбар».

Баба купил его для Али в одну из своих поездок в Мешхед.[3]

Здесь, в этой лачуге, Санаубар, мать Хасана, родила его холодным зимним днем 1964 года. Моя мама истекла кровью при родах. А Хасан потерял свою мать через неделю после того, как появился на свет. Тяжкая доля досталась в удел Санаубар, хуже смерти, как сказало бы большинство афганцев, — она сбежала с труппой бродячих певцов и танцоров.

Хасан никогда не упоминал о своей матери, будто ее и не было вовсе на свете. Думал ли он о ней, хотел ли, чтобы она вернулась, тосковал ли, как я тосковал по своей маме, которой никогда не видел?

Как-то мы пробирались в кинотеатр «Зейнаб» на новый иранский фильм коротким путем — через территорию казармы у средней школы «Истикляль». Баба запретил нам ходить этой дорогой, но он сейчас был в Пакистане вместе с Рахим-ханом.

Мы перелезли через забор, перепрыгнули через ручей и оказались на грязном плацу, где пылились старые списанные танки. В тени одного из них сидела группа солдат, они курили и играли в карты.

Один из служивых приметил нас, толкнул соседа и окликнул Хасана:

— Эй, ты! Я тебя знаю.

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/sovremennaja-proza/126181-haled-hosseini-begushchii-za-vetrom.html

Бегущий за ветром. Халед Хоссейни

«Бегущий за ветром» пронзительная и драматичная история о двух афганских мальчиках: Амире — сыне богатого и уважаемого человека и Хасане — сыне бедного слуги из презираемого в Афганистане хазарейского этноса.

Преданный и любящий своего хозяина (Амира) Хасан готов выполнить любую просьбу своего господина-друга, однако последний ведет себя нечестно, а порою даже подло по отношению к Хасану.

Трусоватый Амир от имени которого собственно и идет повествование на протяжении всей своей взрослой жизни корит себя за то, что однажды не смог защитить своего друга-прислужника Хасана от трех насильников и от последовавшей за этим драмой.

Время, которое описывает автор, совпадает с концом мирного периода в Афганистане и с началом прихода в Кабул советских войск. Хоссейни уводит читателя в путешествие по маршруту афганцев-беженцев со всеми ужасами и унижениями, которые испытывают мирные граждане во время войны.

Конечно, на фоне современных политических реалий, когда для получения Нобелевской премии в области литературы достаточно написать книгу на острую социальную или запрещенную тематику. Сюжет «Бегущего за ветром» (который является частично автобиографичным) беспроигрышен и заранее обречен на популярность.

Однако даже удачный сюжет не умаляет художественных качеств книги и бесспорного литературного таланта Хоссейни.

Автор пишет интересно, красиво и тонко. Но всё же это — жесткий, ничем не прикрытый реализм, который тяжело читать в плане психологического восприятия ужасов войны и ее последствий, испытываемых простыми афганцами. В то же время оторваться от романа сложно, читается быстро, хоть и оставляет какой-то саднящий душу осадок.

Морально, книгу читать сложно, особенно в тех местах, где описывается произвол боевиков движения «Талибан». При этом стоит отметить, что это не идеологическая литература, ставящая своей целью разжигание ненависти к талибанам и укоренение чувства благодарности американскому правительству.

В своем произведении Хоссейни тонко соблюл грань между политикой и самим романом как таковым.

История маленького и несчастного человека, который не в состоянии противостоять грубой и жестокой системе, где существует межэтническая и межрелигиозная рознь, где религия используется, как инструмент для оправдания насилия может быть интересна широкому кругу читателей не только потому, что позволяет изучить историю современного Афганистана, но также и потому, что заставляет по другому взглянуть на себя и на мирную жизнь вокруг, которую большинство из нас не всегда ценят.

Насиба Таллибаева, 11 июля 2008

Источник: https://www.afisha.uz/books/2008/07/11/beguschiy-zavetrom-haled-hosseyni/

Ссылка на основную публикацию