Уильям гарвей вклад в биологию и медицину

Новости и общество 22 октября 2015

Уильям Гарвей (годы жизни — 1578-1657) — английский врач и естествоиспытатель. Родился он в Фолкстоне 1 апреля 1578 г. Отец его был преуспевающим купцом. Уильям был старшим сыном в семье, а потому главным наследником.

Однако, в отличие от своих братьев, был полностью равнодушен к ценам на ткани Уильям Гарвей. Биология его не сразу заинтересовала, однако он быстро понял, что тяготится разговорами с капитанами зафрахтованных кораблей.

Поэтому Гарвей с радостью принялся за обучение в Кентерберийском колледже.

Ниже представлены портреты такого великого медика, как Уильям Гарвей. Фото эти относятся к разным годам его жизни, портреты были сделаны разными художниками. К сожалению, в то время фотоаппаратов не существовало, поэтому мы можем лишь примерно представить себе то, как выглядел У. Гарвей.

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Период обучения

В 1588 году Уильям Гарвей, биография которого и сегодня интересует многих, поступил в Королевскую школу, находящуюся в Кентербери. Здесь он начал изучать латынь. В мае 1593 г. его приняли в Киз-колледж известного Кембриджского университета.

Стипендию он получил в этом же году (она была учреждена архиепископом Кентерберийским в 1572 г). Гарвей первые 3 года учебы посвятил «дисциплинам, полезным для врача». Это классические языки (греческий и латынь), философия, риторика и математика. Уильям особенно увлекся философией.

Из сочинений его видно, что натурфилософия Аристотеля оказала очень большое влияние на развитие Уильяма Гарвея как ученого.

Следующие 3 года Уильям изучал дисциплины, которые относятся непосредственно к медицине. Обучение в Кембридже того времени сводилось главным образом к чтению и обсуждению трудов Галена, Гиппократа и др. древних авторов.

Порой для студентов устраивались анатомические демонстрации. Их был обязан проводить каждую зиму преподаватель естественных наук. Киз-колледж получил разрешение дважды в год осуществлять вскрытия тел преступников, которые были казнены.

Гарвей в 1597 году получил звание бакалавра. Он покинул Кембридж в октябре 1599 г.

Путешествие

В 20 лет, обремененный «истинами» средневековой логики и натурфилософии, став довольно образованным человеком, он еще практически ничего не умел. Гарвея влекли естественные науки.

Интуитивно он понимал, что именно они дадут простор его острому уму. По обычаю молодых людей того времени Уильям Гарвей отправился в пятилетнее путешествие. Он хотел укрепиться в дальних странах в своем робком и смутном тяготении к медицине.

И Уильям уехал сначала во Францию, а затем и в Германию.

Посещение Падуи

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Неизвестна точная дата первого посещения Уильямом Падуи (некоторые исследователи относят его к 1598 году), однако в 1600 г. он уже являлся «старостой»-представителем (выборная должность) студентов из Англии в Падуанском университете. В то время местная медицинская школа была на вершине славы. В Падуе процветали анатомические исследования благодаря Дж. Фабрицию, выходцу из Аквапенденте, занявшему сначала кафедру хирургии, а впоследствии — кафедры эмбриологии и анатомии. Фабриций был последователем и учеником Г. Фаллопия.

Знакомство с достижениями Дж. Фабриция

Когда Уильям Гарвей прибыл в Падую, Дж. Фабриций находился уже в почтенном возрасте. Было написано большинство его трудов, хотя опубликованы были не все из них. Самым значительным его сочинением считается «О венозных клапанах». Оно было опубликовано в первый год пребывания в Падуе Гарвея.

Однако Фабриций еще в 1578 году демонстрировал эти клапаны студентам. Хотя сам он показал, что всегда в направлении сердца открыты входы в них, в этом факте он не усмотрел связи с кровообращением.

Труд Фабриция оказал большое влияние на Уильяма Гарвея, в частности, на его книги «О развитии яйца и цыпленка» (1619 год) и «О зрелом плоде» (1604 год).

Собственные эксперименты

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Уильям задумался о том, какую роль играют эти клапаны. Однако для ученого одних размышлений недостаточно. Нужен был эксперимент, опыт. И Уильям начал с эксперимента над самим собой. Перевязав себе руку, он обнаружил, что она вскоре затекла ниже перевязки, кожа потемнела, а вены набухли. Затем Гарвей поставил опыт над собакой, которой перевязал обе ноги шнурком. И вновь ноги ниже повязок начали отекать, набухли вены. Когда он надрезал набухшую вену на ноге, из пореза закапала темная густая кровь. Тогда Гарвей надрезал вену на другой ноге, но теперь уже выше перевязки. Ни одной капли крови не вытекло. Ясно, что вена ниже перевязки переполнена кровью, однако над перевязкой в ней крови нет. Сам собой напрашивался вывод о том, что это могло означать. Однако Гарвей с ним не спешил. Как исследователь он был очень осторожен и тщательно проверял свои наблюдения и опыты, не торопясь делать выводы.

Возвращение в Лондон, допущение к практике

Гарвей в 1602 году, 25 апреля, завершил образование, став доктором медицины. Он возвратился в Лондон. Кембриджским университетом была признана эта степень, что, однако, не означало, что Уильям имеет право заняться врачебной практикой.

В то время лицензии на нее выдавала Коллегия врачей. В 1603 году Гарвей и обратился туда. Весной этого же года он держал экзамены и ответил на все вопросы «вполне удовлетворительно». К практике он был допущен до следующего экзамена, сдавать который следовало через год.

Гарвей трижды представал перед комиссией.

Работа в больнице Св. Варфоломея

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

В 1604 году, 5 октября, его приняли в члены Коллегии. А через три года Уильям стал уже действительным членом. В 1609 году он обратился с ходатайством, попросив зачислить его в больницу Св. Варфоломея врачом. В то время для практикующего медика считалась очень престижной работа в этой больнице, поэтому свою просьбу Гарвей подкрепил письмами президента Коллегии, а также некоторых ее членов и даже короля. Принять его руководство больницы согласилось, как только будет свободное место. В 1690 году, 14 октября, Уильям был официально зачислен в ее штат. Он должен был не менее 2-х раз в неделю посещать больницу, осматривать больных и назначать им лекарства. Пациентов иногда отправляли к нему на дом. Уильям Гарвей в течение 20-ти лет работал в этой больнице, и это несмотря на то что постоянно расширялась его лондонская частная практика. Кроме того, он продолжал свою деятельность в Коллегии врачей, а также осуществлял свои собственные экспериментальные исследования.

Выступление на Ламлианских чтениях

Уильям Гарвей в 1613 году был избран на должность смотрителя Коллегии врачей. А в 1615 он стал выступать в качестве лектора на Ламлианских чтениях. Они были учреждены лордом Ламли в 1581 году. Цель, которую преследовали эти чтения, — повысить уровень медицинского образования в городе Лондоне.

Все образование в то время сводилось к присутствию на вскрытиях тел преступников, подвергшихся казни. Эти публичные вскрытия 4 раза в год устраивало Общество цирюльников-хирургов и Коллегия врачей.

Лектор, выступающий на Ламлианских чтениях, должен был дважды в неделю проводить часовую лекцию в течение года для того, чтобы студенты за 6 лет смогли пройти полный курс по хирургии, анатомии и медицине. Эту обязанность Уильям Гарвей, вклад в биологию которого бесценный, исполнял в течение 41 года. В то же время он выступал и в Коллегии.

В Британском музее сегодня хранится рукопись заметок Гарвея к лекциям, которые он провел 16, 17 и 18 апреля в 1616 году. Называется она «Конспекты к лекциям по общей анатомии».

Теория кровообращения У. Гарвея

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Во Франкфурте в 1628 году был издан труд Уильяма «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных». В нем впервые сформулировал собственную теорию кровообращения, а также привел в ее пользу экспериментальные доказательства Уильям Гарвей. Вклад в медицину, сделанный им, был очень важен. Уильям измерил общее количество крови, частоту сокращений сердца и величину систолического объема в теле овцы и доказал, что вся кровь за две минуты должна пройти через ее сердце, а за 30 минут проходит количество крови, равное по объему весу животного. Это означало, что, вопреки тому, что говорил Гален о поступлении все новых порций крови к сердцу от органов, вырабатывающих ее, она по замкнутому циклу вновь возвращается к сердцу. А замкнутость обеспечивают капилляры — мельчайшие трубочки, соединяющие вены и артерии.

Уильям становится лейб-медиком Карла I

В начале 1631 г. стал лейб-медиком Карла I Уильям Гарвей. Вклад в науку этого ученого оценил сам король. Карл I заинтересовался исследованиями Гарвея, предоставил в распоряжение ученого королевские охотничьи угодья, находившиеся в Хэмптон-Корте и Виндзоре.

Гарвей использовал их для проведения своих экспериментов. В 1633 году, в мае, Уильям сопровождал короля во время совершаемого им визита в Шотландию. Не исключено, что в период пребывания в Эдинбурге он посетил Басс-Рок, где гнездовались бакланы, а также другие дикие птицы.

Гарвея в то время интересовала проблема развития эмбриона млекопитающих и птиц.

Переезд в Оксфорд

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

В 1642 году произошло сражение при Эджхилле (событие гражданской войны в Англии). Уильям Гарвей отправился в Оксфорд за королем. Здесь он снова занялся врачебной практикой, а также продолжил свои эксперименты и наблюдения. Карл I в 1645 году назначил Уильяма деканом Мертон-колледжа. Оксфорд в июне 1646 г. был осажден сторонниками Кромвеля и взят ими, и Гарвей возвратился в Лондон. Об обстоятельствах жизни и занятиях его в течение нескольких дальнейших лет известно не много.

Новые труды Гарвея

Гарвей в 1646 году издал 2 анатомических очерка в Кембридже: «Исследования кровообращения». В 1651 году было опубликовано также его второе фундаментальное сочинение под названием «Исследования о зарождении животных».

В нем были обобщены результаты исследований Гарвея, которые он проводил в течение многих лет на тему эмбрионального развития позвоночных и беспозвоночных животных. Он сформулировал теорию эпигенеза. Яйцо — это общее первоначало животных, как утверждал Уильям Гарвей.

Вклад в науку, который внесли впоследствии другие ученые, убедительно опровергнул эту теорию, согласно которой из яйца происходит все живое. Однако для того времени достижения Гарвея были очень важны.

Мощным толчком к развитию практического и теоретического акушерства стали исследования по эмбриологии, которые осуществил Уильям Гарвей. Достижения его обеспечили ему известность не только при жизни, но и на долгие годы после смерти.

Последние годы жизни

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Вкратце опишем последние годы жизни этого ученого. Уильям Гарвей с 1654 года жил в Лондоне в доме своего брата (или в предместье Рохамптон). Он стал президентом Коллегии врачей, но решил отказаться от этой почетной выборной должности, поскольку посчитал, что слишком стар для нее. В 1657 году, 3 июня, скончался в Лондоне Уильям Гарвей. Вклад в биологию его является поистине огромным, благодаря ему медицина сильно продвинулась вперед.

Источник: fb.ru

Источник: https://monateka.com/article/168478/

Уильям Гарвей и открытие кровообращения

Взгляды Уильяма Гарвея (1578-1657) и Рене Декарта (1596-1650) на строение сердца и кровообращение по сей день служат темой для изучений и размышлений. Эти два исследователя семнадцатого века — британский врач и французский философ и математик — имели существенно различные убеждения. Оба они принимали идею кровообращения, но по-разному объясняли работу сердца.

Подход Гарвея к сердечной и сердечно-сосудистой физиологии, главным образом базировался на убеждениях Галлена. Но в Европе того времени большую поддержку получили взгляды Декарта. С тех пор их противоположные взгляды были изучены, неоднократно пересмотрены, отвергнуты или оправданы последующими поколениями медицинских писателей в разных частях Европы.

В этой статье уделим внимание работам Уильяма Гарвея, чтобы показать значимость его открытия кровообращения и фундаментальный вклад в развитие медицины и кардиологии, в частности.

Краткая биография Уильяма Гарвея

Гарвей родился 1 апреля 1578 года в Фолкстоне (графство Кент, Англия).

В 1602 году он получил степень доктора медицинских наук в Университете Падуи в Италии. После возвращения в Англию Уильям Гарвей стал членом Коллегии врачей, работал врачом в больнице Св.Варфаломея и лектором Ламлианских чтений, а в 1618 году был назначен врачом королевской семьи.

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Умер ученый 3 июня 1657 года в возрасте 79 лет. Его последней работой стала книга о росте и развитии молодых животных под названием «De Generatione Animalium», опубликованная в 1651 году.

Вклад в развитие медицины и кардиологии

Гарвей сосредоточил большую часть своих исследований на механизме кровотока в организме человека. Большинство врачей того времени догадывались, что легкие ответственны за перемещение крови по всему телу.

Знаменитая работа Гарвей «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных» («Exercitatio Anatomica de Motu Cordis et Sanguinis in Animalibus»), обычно называемая «О движении сердца» («De Motu Cordis») была опубликована на латыни во Франкфурте в 1628 году, когда Гарвею было 50 лет. Первый перевод на английский язык появился только два десятилетия спустя.

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Гарвей, наблюдая и пытаясь понять сердце живых животных, смог увидеть, что систола является активной фазой движения сердца, выкачивая кровь посредством мышечного сокращения.

Обнаружив, что количество крови, исходящее из сердца, слишком велико, чтобы быть вовремя поглощенным тканями, он смог показать, что клапаны в венах позволяют крови двигаться только в направлении сердца, и доказать, что кровь циркулирует по телу и возвращается к сердцу.

Сами клапаны были открыты учителем Гарвея — Фабрицио — но никак не были ассоциированы последним с процессом кровообращения.

В трактате «De Motu cordis» Гарвей полностью разрушил большинство представлений Галена относительно структуры и функций сердца. И в главе VIII написал: «…

Читайте также:  Гамбринус - краткое содержание повести куприна

Наконец я увидел, что кровь, которая усилием со стороны левого желудочка выталкивается в артерии, распределяется по всему телу… а тогда, уже описанным способом, через вены по полой вене течет обратно в левый желудочек. Мы вполне можем назвать такое движение круговым».

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

В главе XIII Гарвей подытожил суть своих выводов: «И доказательства, и наглядная демонстрация показывают, что кровь проходит через легкие и сердце благодаря работе [предсердий и] желудочков, выталкивающих ее ко всем частям тела, где она проходит через вены и поры плоти, а затем перетекает по венам от периферии к центру, из меньших вен в большие, а затем эти вены передают ее в полую вену и правое предсердие сердца. Учитывая, что количество крови или ее приток и отток, в одну сторону — по артериям, в другую сторону — по венам, не может восполняться пищей, и к тому же значительно превышает количество, необходимое лишь для обеспечения питания, позволяет однозначно утверждать, что кровь пребывает в бесконечном движении. Такое положение вещей является действием или функцией, которую сердце осуществляет посредством пульсации. Только в этом и состоит цель движения и сокращений сердца.»

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Предшественники и современники Гарвея полагали, что кровь постоянно формируется заново из переваренной пищи, рассеивается и расходуется в тканях. Они считали, что основной функцией сердца является выработка тепла. Кровь постоянно расходовалась на периферии и пополнялась посредством проглоченными питательными веществами, а осуществлялись все эти процессы правым желудочком и большими венами.

Гарвей изучал сердце не только различных рыб, амфибий, рептилий, птиц и млекопитающих, но и других видов животных. Но самое главное — он не только сравнивал их, но и манипулировал как живыми, так и мертвыми животными.

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Он изолировал части сердца, лигировал и разделял артерии, воздействовал на вены по обе стороны клапанов. Его наблюдения за рассеченными сердцами показали, что клапаны в сердце позволяют крови двигаться только в одном направлении.

  • Гарвей измерил объем левого желудочка и подсчитал, что за полчаса через сердце человека проходит большее количество крови, чем количество, содержащееся во всем теле.
  • Непосредственное наблюдение за ритмом сердца живых животных показало, что желудочки сжимались вместе, опровергнув теорию Галена о том, что кровь направлялась от одного желудочка к другому.
  • Диссекцией перегородки сердца Гарвей показал, что она не содержит каких-либо щелей или пор.
  • Когда Гарвей оперативным путем удалил бьющееся сердце из живого животного, оно продолжало биться, функционируя как насос, а не всасывающий орган.
  • Гарвей также использовал математические данные, чтобы доказать, что кровь не расходуется, и предположил существование небольших капиллярных анастомозов между артериями и венами, но они были обнаружены только в 1661 году Марчелло Мальпиги.

Источник: http://kardiomag.com/post/uilyam-garvey-i-otkryitie-krovoobrascheniya—169.html

Гарвей Вильям

Итальянский биолог и врач Марчелло Мальпиги

Есть истины, которые сегодня, с высот наших знаний, кажутся совершенно очевидными, и трудно предположить даже, что было время, когда люди не знали их, а, обнаружив, еще спорили о чем-то.

Одна из таких истин — большой круг кровообращения в живых организмах — рождалась особенно мучительно и трудно.

В течение полутора тысяч лет господства культа Галена в медицине, очевидно, самого долгого и реакционного культа в истории науки, люди считали, будто артериальная и венозная кровь — жидкости суть разные, и коль первая «разносит движение, тепло и жизнь», то вторая призвана «питать органы». 

Инакомыслящие были нетерпимы. Испанский врач Мигель Сервет в своем сочинении уделил несколько страниц кровообращению описал открытый им малый круг кровообращения.

В том же 1553 году церковники сожгли его как «богоотступника» вместе с написанной им «еретической» книгой и лишь три экземпляра не попали в протестантский костер, который испепелил в Женеве ее автора. Поистине семь кругов ада прошли те, кто пришел к кругу кровообращения.

Их было несколько, этих мужественных первопроходцев, которым люди поставили памятники в Мадриде — Мигелю Сервету, в Болонье — Карло Руини, в Пизе — Андреа Чезальпино, в Англии — Вильяму Гарвею, — тому, кто поставил последнюю точку. 

Вильям Гарвей родился 1 апреля 1578 года в Фолкстоуне в графстве Кент, в семье преуспевающего купца. Старший сын и главный наследник, он в отличие от братьев был равнодушен к ценам на шелк и тяготился беседами с капитанами зафрахтованных шхун.

Вильям с радостью поменял «дело» сначала на узкую скамью Кентерберийского колледжа, а затем на долгие годы добровольно заточил себя под своды Кембриджа.

В двадцать лет, обремененный всеми «истинами» натурфилософии и средневековой логики, став человеком весьма образованным, он ничего еще не умеет. Его влекут науки естественные; интуитивно чувствует он, что именно в них найдет простор своему острому уму.

По обычаю школяров того времени Гарвей отправляется в пятилетнее путешествие, надеясь в дальних странах укрепиться в смутном и робком тяготении к медицине. Он уезжает во Францию, потом в Германию. 

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

В 1598 году он отправился в Падуанский университет. Здесь Вильям зачаровано слушает лекции знаменитого анатома Фабрицио д'Аквапенденте. Этот ученый открыл в венах особые клапаны. Правда, он не понял их значения, и для него они оказались лишь деталью строения вен. 

Гарвей задумался над ролью этих клапанов. Но одних размышлений для ученого недостаточно. Нужен опыт, эксперимент. И Гарвей начал с опыта над самим собой.

Туго перевязав свою руку, он увидел, как рука ниже перевязки вскоре затекла, вены набухли, а кожа потемнела. Потом Гарвей произвел опыт над собакой. Он перевязал ей шнурком обе ноги. И снова ниже перевязок ноги начали отекать, а вены набухать.

Когда набухшая вена на одной ноге была надрезана, из пореза закапала густая темная кровь. 

Еще раз сверкнул ланцет. Теперь вена была надрезана на другой ноге, но выше перевязки. Из пореза не вытекло ни одной капли крови. 

Ясно, что ниже перевязки вена переполнена кровью, а над перевязкой крови в ней нет. Что могло это означать Ответ напрашивался сам собой, но Гарвей не спешил с ним. Он был очень осторожным исследователем и много раз проверял свои опыты и наблюдения, не торопясь с выводами. 

В 1602 году Вильям получил степень доктора и поселился в Лондоне. В 1607 году он получил кафедру в Лондонской коллегии врачей, а в 1609 году Гарвей занял место доктора в госпитале св. Варфоломея. Ученый с дипломами двух университетов быстро становится модным лекарем и женится весьма выгодно.

Он вовсю практикует в знатнейших семействах Англии, а дружба с Фрэнсисом Бэконом помогает ему получить место «чрезвычайного врача» короля Якова I. В 1623 году он назначается придворным врачом. Благосклонность к Гарвею наследует и молодой Карл I. В 1625 году Гарвей становится почетным медиком при его дворе.

 

Королевский медик — этот маленький человек с длинными, иссиня-черными волосами и смуглым, словно навсегда загоревшим лицом — делает прекрасную карьеру, но Гарвея больше интересует наука. Он вскрывает различных животных, чаще всего кошек, собак, телят.

Препарирует ученый и трупы людей запрещения вскрывать трупы уже не существовало. И всякий раз он рассматривал вены и артерии, разрезал сердце, изучал желудочки и предсердия.

С каждым годом Гарвей все лучше и лучше разбирался в сети кровеносных сосудов, строение сердца перестало быть для него загадкой. 

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Уильям Гарвей, выдающийся английский врач, открывший кровообращение. Марка СССР, 1957.

В 1616 году ему предложили кафедру анатомии и хирургии в коллегии врачей, а уже на следующий год он излагал свои взгляды на кровообращение.

Во время лекции Гарвей впервые высказал убеждение, что кровь в организме непрерывно обращается — циркулирует, и что центральной точкой кровообращения является сердце.

Таким образом, Гарвей опроверг теорию Галена о том, что центром кровообращения является печень. 

Прошло около пятнадцати лет с того дня, когда молодой врач наблюдал, как опухала его перевязанная рука. Загадка пути крови в теле была разгадана. Гарвей наметил схему кровообращения. Но, рассказав о своем открытии на лекции, он отказался опубликовать его.

Осторожный ученый занялся новыми опытами и наблюдениями. Он обстоятелен и нетороплив, и лишь в 1628 году, когда Гарвею уже пятьдесят лет, не дома, в Англии, а в далеком Франкфурте выходит его «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных».

Тоненькая книжонка — 72 страницы — сделала его бессмертным. 

В этой небольшой книге были описаны результаты тридцатилетних опытов, наблюдений, вскрытий и раздумий. Содержание ее сильно противоречило многому из того, во что крепко верили анатомы и врачи не только давних времен, но и современники Гарвея. 

История жизни Вильяма Гарвея

Гарвей считал, что сердце — это мощный мышечный мешок, разделенный на несколько камер. Оно действует, как насос, нагнетающий кровь в сосуды (артерии). Толчки сердца — это последовательные сокращения его отделов предсердий, желудочков, это внешние признаки работы «насоса». Кровь движется по кругам, все время возвращаясь в сердце, и этих кругов два.

В большом круге кровь движется от сердца к голове, к поверхности тела, ко всем его органам. В малом круге кровь движется между сердцем и легкими. Воздуха в сосудах нет, они наполнены кровью. Общий путь крови из правого предсердия — в правый желудочек, оттуда — в легкие, из них — в левое предсердие. Таков малый круг кровообращения.

Его открыл еще Сервет, но Гарвей не знал этого ведь книга Сервета была сожжена. 

Из левого желудочка кровь выходит на пути большого круга. Сначала по крупным, потом по все более и более мелким артериям она течет ко всем органам, к поверхности тела.

Обратный путь к сердцу (в правое предсердие) кровь совершает по венам.

И в сердце, и в сосудах кровь движется лишь в одном направлении клапаны сердца не допускают обратного тока, клапаны в венах открывают путь лишь в сторону сердца. 

Как попадает кровь из артерий в вены, Гарвей не знал — без микроскопа путь крови в капиллярах не проследишь. Капилляры открыл итальянский ученый Мальпиги в 1661 году, т. е. через 4 года после смерти Гарвея. Но для Гарвея было ясно, что переход крови из артерий в вены нужно искать там, где находятся мельчайшие разветвления артерий и вен. 

 

Не знал Гарвей и роли легких. В его время не только не имели представления о газообмене, но и состав воздуха был неизвестен. Гарвей только утверждал, что в легких кровь охлаждается и изменяет свой состав. 

Рассуждения и доказательства, приведенные в книге Гарвея, были очень убедительны. И все же, как только книга появилась, на Гарвея посыпались нападки со всех сторон. Авторитет Галена и других древних мудрецов был еще слишком велик.

В числе противников Гарвея были и крупные ученые, и множество врачей-практиков. Взгляды Гарвея были встречены враждебно. Ему даже дали прозвище «Шарлатан».

Одним из первых подверг Гарвея уничижительной критике «царь анатомов», личный врач Марии Медичи — Риолан.

За Риоланом — Гюи Патен (Мольер отомстил ему за Гарвея, высмеяв в своем «Мнимом больном»), за Патеном — Гоффман, Черадини, — противников было куда больше, чем страниц в его книге.

«Лучше ошибки Галена, чем истины Гарвея!» — таков был их боевой клич.

Больные отказывались от его услуг, подметные письма достигали короля, но, к чести Карла I, он не поверил наветам и даже разрешил своему медику вылавливать в Виндзорском парке ланей для опытов по эмбриологии. 

Гарвею пришлось пережить много неприятностей, но затем с его учением стали считаться все больше и больше. Молодые врачи и физиологи пошли за Гарвеем, и ученый под конец жизни дождался признания своего открытия. Медицина и физиология вступили на новый, подлинно научный путь. Открытие Гарвея создало коренной перелом в развитии медицинской науки. 

Придворные отношения нередко отрывали Гарвея от профессиональных занятий. Так, в 1630–1631 годы он сопровождал герцога Левнокса в поездке на материк. В 1633 году он ездил с Карлом I в Шотландию, а в 1636 году находился в свите графа Аронделя, отправлявшегося послом в Германию. 

Когда началась революция, король оставил Лондон и Гарвей последовал за ним.

Лондонское население разграбило Вайтхолл и квартиру Гарвея при этом погибли его работы по сравнительной и патологической анатомии и эмбриологии — результат многолетних исследований.

Гарвей находился при Карле I во время Эджгильской битвы, а затем поселился в Оксфорде, который на время сделался главной квартирой короля.

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Тут он был назначен деканом мертонской коллегии, но в 1646 году Оксфорд был взят парламентскими войсками, и ученому пришлось оставить должность декана.

С этого года он совершенно устранился от политики, в которой, впрочем, и раньше не принимал активного участия, и переселился в Лондон. Здесь он выстроил для лондонской коллегии врачей дом, в котором была помещена библиотека и происходили заседания общества.

Гарвей также подарил этому учреждению коллекцию естественноисторических препаратов, инструментов и книг. 

В последние годы жизни ученый занимался эмбриологией. В 1651 году Гарвей опубликовал свой второй замечательный труд «Исследования о рождении животных». В нем он описывает развитие зародышей, правда, не во всех подробностях, ведь микроскопа у него не было.

Читайте также:  Анализ поэмы ахматовой реквием стихотворения 11 класс сочинение

И все же он сделал ряд открытий в истории развития зародыша, а главное — твердо установил, что все живое развивается из яйца. Из яйца развиваются не только животные, откладывающие яйца, но и живородящие.

Гарвей не видел яйца млекопитающего — оно было открыто лишь в 1826 году русским ученым Карлом Бэром, — но смело утверждал, что и зародыш млекопитающих образуется из яйца. Семена растений приравнивались к яйцу животных. 

«Все живое из яйца!» — гласила надпись на рисунке, украшавшем книгу Гарвея. Это было основной мыслью книги и стало лозунгом нового направления в науке, лозунгом, который нанес тяжелый удар сторонникам самозарождения и любителям рассказов о зарождающихся в грязи лягушках и о прочих чудесах. 

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Последние годы Гарвей жил уединенно. Уже не надо было бороться за свое открытие. Новое поколение английских физиологов и врачей видело в нем своего патриарха; поэты — Драйден и Коули — писали в его честь стихи.

Лондонская медицинская коллегия поставила в зале заседаний его статую, а в 1654 году избрала его своим президентом. Но он отказывается от почетного кресла «…эта обязанность слишком тяжела для старика…

Я слишком принимаю к сердцу будущность коллегии, к которой принадлежу, и не хочу, чтобы оно упало во время моего председательства». 

Гарвей не любил титулов и никогда не домогался их. Он продолжает работать. Иногда, намаявшись в скрипучем дилижансе, он приезжал к брату Элиабу в деревушку близ Ричмонда, беседовал и пил с ним кофе. Ученый очень любил кофе. И в завещании отдельно отметил кофейник для Элиаба «В воспоминание счастливых минут, которые мы проводили вместе, опоражнивая его». 

3 июня 1657 года, проснувшись, Гарвей почувствовал, что не может говорить. Он понял, что это конец, прощался с родными просто, легко, для каждого нашел маленький подарок и умер тихо и спокойно. 

Источник: https://tunnel.ru/post-garvejj-vilyam

Биология в лицее

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицинуПорой описание опытов по изучению физиологии нашего организма звучит как триллер, но без этих «кровавых» опытов У. Гарвея мы бы ещё долго не узнали, например, о кругах кровообращения.

Ещё на заре своего существования человек хотел понять природу самого себя. Он живо интересовался стремлением своего организма, работой внутренних органов, в том числе и сердца.

Страницы дошедших до нас сочинений великих мыслителей древности в той или иной степени отражают глубокие раздумья над природой человека.

В этих трудах есть удивительно правильные догадки и наивные, порой фантастические, представления.

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицинуПроходили века, а тайна сердечных сокращений так и оставалась неразгаданной. И лишь в 1628 году во Франкфурте на латинском языке вышла в свет книга выдающегося английского учёного Уильяма Гарвея «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных», в которой он решил загадку кровообращения. Тоненькая книжка объёмом всего в 72 страницы сделала его бессмертным.

У. Гарвей. «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных»

В апреле 1615 года Гарвей сделал доклад о своей работе в коллегии врачей, но не спешил с опубликованием своего открытия.. На протяжении 13 лет он проводил исследования, проверял и обдумывал результаты.

В этой книге Гарвей точно описал работу сердца, различил малый и большой круг кровообращения. Он писал, что во время сокращения сердца кровь из левого желудочка поступает в аорту, а оттуда по сосудам все меньшего и меньшего сечения доходит до всех уголков тела.

Измерив величину систолического объема, частоту сокращений сердца и общее количество крови в теле овцы, Гарвей доказал, что за 2 минуты вся кровь проходит через сердце, а в течение 30 минут через сердце проходит количество крови, равное весу животного.

Отсюда следовало, что, вопреки утверждениям Галена о поступлении к сердцу все новых и новых порций крови от вырабатывающих её органов, кровь возвращается к сердцу по замкнутому циклу. Теория Гарвея была настолько революционной, что расценивалась как посягательство на авторитет великих учёных.

И тем не менее еще до смерти учёного её истинность была полностью доказана.

Гарвей считал, что сердце — это мощный мышечный мешок, разделенный на несколько камер. Оно действует, как насос, нагнетающий кровь в сосуды. Толчки сердца — это последовательные сокращения отделов: предсердий и желудочков (внешние признаки работы «насоса»). Кровь движется по двум кругам, всё время возвращаясь в сердце.

В большом круге кровь движется от сердца к голове, к поверхности тела, ко всем его органам. В малом круге кровь движется между сердцем и лёгкими. Воздуха в сосудах нет, они наполнены кровью. Общий путь крови: из правого предсердия — в правый желудочек, оттуда — в лёгкие, из них — в левое предсердие. Таков малый круг кровообращения.

Его открыл еще Мигель Сервет в XVI веке, но Гарвей не знал этого: ведь книга Сервета, как и её автор, была сожжена.

Из левого желудочка кровь выходит в сосуды большого круга. Сначала по крупным, потом по всё более мелким артериям она течет ко всем органам и к поверхности тела.

Обратный путь к сердцу (в правое предсердие) кровь совершает по венам.

И в сердце, и в сосудах кровь движется лишь в одном направлении: клапаны сердца не допускают обратного тока, клапаны в венах открывают путь лишь в сторону сердца.

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицинуНаряду с этим, Гарвей доказал, что сердце ритмически бъётся до тех пор, пока в организме теплится жизнь, причем после каждого сокращения сердца наступает короткий перерыв, во время которого оно отдыхает. Как обеспечивается замкнутость цикла, т. е. как попадает кровь из артерий в вены, Гарвей не знал — без микроскопа путь крови в капиллярах не проследишь. Но для Гарвея было ясно, что переход артерий в вены нужно искать там, где находятся их мельчайшие разветвления. Правоту предположений Гарвея доказал Маркетти, показав наличие сообщения мельчайших ветвей артерий с венами посредством инъекции сосудов (1652). Капилляры в 1661 году, через 4 года после смерти Гарвея, открыл итальянский биолог и врач Марчелло Мальпиги.

Памятник У. Гарвею на родине, в Фолкстоне

Не знал Гарвей и роли лёгких. В его время не только не имели представления о газообмене, но и состав воздуха был неизвестен. Гарвей только утверждал, что в лёгких кровь охлаждается и изменяет свой состав.

Последние годы жизни Гарвей посвятил вопросам эмбриологии. В частности, он предпринял исследования зародышей домашних животных и в 1651 г. издал на английском языке труд «Исследование о рождении животных». На обложке книги красовалась виньетка: Юпитер держит в руках яйцо, а из яйца выходят паук, бабочка, змея, птица, рыба и ребёнок. Надпись гласила: «Всё живое — из яйца».

У. Гарвей умер в 1657 г., в возрасте 79 лет, на вершине своей славы.

Источник: http://biolicey2vrn.ru/index/garvej/0-314

Учебник. Уильям Гарвей

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Гарвей (Harvey) Уильям (01.04.1578, Фолкстон   03.06.1657, Лондон), английский естествоиспытатель и врач. В 1588 поступил в Королевскую школу в Кентербери, где изучал латынь. В мае 1593 был принят в Киз-колледж Кембриджского университета. Первые три года учёбы Гарвей посвятил изучению  дисциплин, полезных для врача  – классических языков (латыни и греческого), риторики, философии и математики. Особенно его интересовала философия; из всех последующих сочинений Гарвея видно, что огромное влияние на развитие его как ученого оказала натурфилософия Аристотеля. Следующие три года Гарвей изучал дисциплины, непосредственно относящиеся к медицине. В то время в Кембридже это изучение сводилось в основном к чтению и обсуждению произведений Гиппократа, Галена и других древних авторов. Иногда устраивались анатомические демонстрации; преподаватель естественных наук обязан был делать это каждую зиму, а Киз-колледж имел разрешение проводить два раза в год вскрытия тел казнённых преступников. В 1597 Гарвей получил звание бакалавра, а в октябре 1599 покинул Кембридж.

Точная дата его первого посещения Падуи неизвестна, но в 1600 он уже занимал выборную должность  старосты  – представителя английских студентов в Падуанском университете. Медицинская школа в Падуе была в то время на вершине славы.

25 апреля 1602 Гарвей завершил образование, получил степень доктора медицины и вернулся в Лондон. 14 октября 1609 Гарвей был официально зачислен в штат престижной больницы Св. Варфоломея.

В его обязанности входило посещение больницы не менее двух раз в неделю, осмотр больных и назначение лекарств. Иногда больных посылали к нему на дом.

В течение двадцати лет Гарвей исполнял обязанности врача больницы несмотря на то, что его частная практика в Лондоне постоянно расширялась. Кроме того, он работал в Коллегии врачей и проводил собственные экспериментальные исследования. В 1613 Гарвей был избран смотрителем Коллегии врачей.

В 1628 во Франкфурте был опубликован труд Гарвея  Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных  (Exercitatio anatomica de motu cordis et sanguinis in animalibus).

В нём он впервые сформулировал свою теорию кровообращения и привёл экспериментальные доказательства в её пользу.

Измерив величину систолического объема, частоту сокращений сердца и общее количество крови в теле овцы, Гарвей доказал, что за 2 минуты вся кровь должна пройти через сердце, а в течение 30 минут через него проходит количество крови, равное весу животного.

Отсюда следовало, что, вопреки утверждениям Галена о поступлении к сердцу все новых и новых порций крови от вырабатывающих её органов, кровь возвращается к сердцу по замкнутому циклу. Замкнутость же цикла обеспечивают мельчайшие трубочки – капилляры, соединяющие артерии и вены.

В начале 1631 Гарвей стал лейб-медиком короля Карла I. Заинтересовавшись исследованиями Гарвея, Карл предоставил в его распоряжение королевские охотничьи угодья в Виндзоре и Хэмптон-Корте для проведения экспериментов. В мае 1633 Гарвей сопровождал Карла I во время его визита в Шотландию.

После сражения при Эджхилле в 1642 во время гражданской войны в Англии Гарвей последовал за королем в Оксфорд. Здесь он возобновил врачебную практику и продолжил наблюдения и эксперименты. В 1645 король назначил Гарвея деканом Мертон-колледжа.

В июне 1646 Оксфорд был осаждён и взят сторонниками Кромвеля, и Гарвей вернулся в Лондон.

О его занятиях и обстоятельствах жизни в течение нескольких последующих лет известно мало. В 1646 Гарвей издал в Кембридже два анатомических очерка  Исследования кровообращения  (Exercitationes duae de circulatione sanguinis), а в 1651 вышел его второй фундаментальный труд –  Исследования о зарождении животных  (Exercitationes de generatione animalium).

В нём обобщались результаты многолетних исследований Гарвея, касающихся эмбрионального развития беспозвоночных и позвоночных животных, была сформулирована теория эпигенеза. Гарвей утверждал, что яйцо есть общее первоначало всех животных и всё живое происходит из яйца.

Исследования Гарвея по эмбриологии послужили мощным стимулом к развитию теоретического и практического акушерства.

С 1654 Гарвей жил в доме своего брата в Лондоне или в предместье Рохамптон. Был избран президентом Коллегии врачей, однако отказался от этой почётной должности, сославшись на преклонный возраст.

Источник: https://biology.ru/textbook/scientist/harvey.html

Уильям Гарвей, английский врач, физиолог и эмбриолог

Краткая биография

Уильям Гарвей родился $1$ апреля $1578$ года в Британском городе Фолкстон. С $1588$ года он обучался в Кентерберийской Королевской школе, а затем с $1593$ года продолжал обучение в колледже при университете Кембриджа. В $1597$ году ему была присвоена степень бакалавра.

В возрасте $20$ лет, как и большинство молодых людей в то время, Гарвей отправился путешествовать. Он побывал во Франции, в Германии и наконец, оказавшись в Падуе в Италии, Гарвей познакомился с Джироламо Фабрицием, который в это время руководил кафедрой эмбриологии и анатомии в Падуанском университете. Гарвей нашел в лице профессора своего будущего учителя.

В $1602$ году Гарвей защитил докторскую диссертацию и стал доктором медицины. Вернувшись в Лондон, Гарвей предпринял несколько попыток войти в члены Коллегоо врачей и через 2 года добился успеха.

В $1609$ году он получил должность врача в больнице Св. Варфоломея, что на тот момент расценивалось как престижная работа, и пробыл на ней последующие двадцать лет. Кроме того, он занимался частной практикой, участвовал в деятельности Коллегии врачей и проводил эксперименты.

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

С $1615$ года Гарвей участвовал в Ламдианских чтениях в качестве лектора. Чтения проводились в Лондоне с целью повышения уровня медицинского образования. В Британском музее сохранились его заметки к лекциям по анатомии.

В $1631$ году Карл I пригласил Гарвея стать лейб-медиком при дворе и обеспечил ему возможность продолжать свои исследования.

Ульям Гарвей умер в Лондоне $3$ июня $1657$ года.

Вклад в медицину

В первую очередь Уильям Гарвей был успешным физиологом и эмбриологом.

Замечание 1

В $1628$ году вышла уникальная работа Уильяма «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных».

Здесь он опроверг признанную на тот момент теорию Галена, согласно которой кровь образуется в печени, поступает по венам в печени и смешивается с «пневмой» через отверстия между предсердиями. И в то же время изложил собственную теорию, которая признана верной до сих пор. Кроме того, в сочинении он привел экспериментальные доказательства.

Читайте также:  Сочинение жестокая реальность. как вы понимаете выражение?

Джироламо Фабриций оказал значительное влияние на этот труд. Именно он впервые обнаружил венозные клапаны, отверстие в которых всегда направлено в сторону сердца, однако не предполагал связи этих образований с кровообращением. Гарвея очень заинтересовала функция клапанов.

В целях эксперимента он перевязал себе руку и обнаружил, что вскоре кожа ниже уровня перевязки потемнела, а вены набухли. Затем он провел опыт на собаке и сравнил состояние вен ниже и выше перевязки.

Оказалось, что кровью наполнены только части вен ниже уровня перевязки, что доказало однонаправленный кровоток по венам в сторону сердца.

В своей книге Уильям также рассчитал общий объем крови, частоту сокращений сердца и величину систолического объема в теле овцы и показал, что вся кровь за две минуты должна пройти через ее сердце, а за $30$ минут проходит количество крови, равное по объему весу животного.

Замечание 2

Таким образом, он доказал, что кровь проходит замкнутый путь, что обеспечивается капиллярами, соединяющими вены и артерии. При этом он выделил два круга кровообращения: малый – через легкие и большой – через все тело.

Несмотря на критику многих ученых последователей Галена, теория кровообращения Гарвея была признана некоторыми врачами еще при его жизни, в том числе Декартом.

Следует упомянуть его труды по эмбриологии: «О развитии яйца и цыпленка» ($1619$ год) и «О зрелом плоде» ($1604$ год). А также работу «Исследования о зарождении животных», где Гарвей обобщил данные проводимых экспериментов и впервые представил теорию эпигенеза, согласно которой яйцо является первоначалом всех животных. В настоящее время теория не признана.

Источник: https://spravochnick.ru/medicina/uilyam_garvey_angliyskiy_vrach_fiziolog_i_embriolog/

Уильям Гарвей и его великое открытие

Как ни велика роль крови в нашем организме, выполнение этой роли, снабжение клеток тела всем необходимым и удаление метаболитов возможны лишь благодаря тому, что кровь движется.

Если бы не было сердечно-сосудистой системы, приводящей кровь в это непрерывное движение, наличие крови не имело бы смысла. Недаром с прекращением работы сердца прекращается и жизнь.

Поэтому систему крови нельзя оторвать от имеющей колоссальное значение системы кровообращения.

Система эта слагается из мышечного насоса — сердца и из массы разносящих кровь трубок — кровеносных сосудов. Поэтому ее и называют сердечно-сосудистой системой. Кроме того, с кровью и ее движением неразрывно связаны функции лимфы. Чтобы правильно понять работу сердца, сосудов и лимфатического аппарата, надо прежде всего ясно представить себе законы кровообращения в целом.

Уильям Гарвей вклад в биологию и медицину

Уильям Гарвей и его великое открытие.

С древнейших времен люди интересовались работой сердца — замечательного органа, который непрерывно работает в течение всей жизни, гонит кровь по сосудам нашего тела. Однако в течение тысячелетий законы движения крови оставались непонятыми.

Вскрывая трупы, врачи и ученые видели, что сердце представляет собой как бы мышечный мешок величиной с кулак. Внутри он разделен перегородками на четыре камеры. Одна перегородка делит его на правую и левую половины, не сообщающиеся между собой.

Другая делит каждую из половин еще на две камеры — предсердие и желудочек. Между этими камерами имеются отверстия с клапанами, которые пропускают кровь из предсердия в желудочек, но не пропускают ее обратно в предсердие.

От сердца отходит ряд крупных сосудов: от правого предсердия — верхняя и нижняя полые вены, от правого желудочка — легочная артерия, от левого желудочка — аорта.

В месте отхождения легочной артерии и аорты от желудочков также имеются клапаны, которые пропускают кровь в сосуды, но не позволяют ей возвращаться обратно в желудочки.

Легочная артерия и легочные вены идут к легким. Аорта полые вены, разветвляясь, посылают сосуды ко всем остальным органам, причем — и это казалось особенно странным — к каждому органу обязательно идут рядом и артерия, и вена. В чем смысл такого устройства, никто понять не мог.

Думали, что по венам к органам течет кровь, несущая питательные вещества, а по артериям бегут «жизненные духи». Взамен же поглощенной органами крови печень создает все новые порции ее. Представления о том, что кровь течет лишь по венам, подкреплялись тем, что у трупа в артериях крови, как правило, не было.

Вся кровь находилась в венах. О причинах такого явления мы будем говорить дальше.

Некоторые ученые в XVI веке начали подходить к более верным представлениям, но их голоса не были услышаны, а знаменитый испанский врач Мигель Сервет был объявлен за свои расхождения с церковью еретиком и сожжен вместе со своей книгой на костре в 1553 году.

Только в 1628 году английский ученый Уильям Гарвей разрешил загадку кровообращения. В своей книге «О движении крови» он заявил, что артерии и вены имеют противоположное назначение, что к органу кровь течет только по артерии, а по вене возвращается обратно к сердцу.

Иными словами, Гарвей открыл, что одно и то же количество крови совершает в организме круговое движение. Нам это кажется теперь само собою понятным, но в те времена было революцией в науке, ибо шло вразрез с учениями древних авторитетов.

Гарвей был встречен в штыки, но он смело заявил: «Я нахожу, что анатомы должны учиться и учить не по книгам… но в мастерской природы».

Гарвей призывал к опытному исследованию организма и представил столько бесспорных фактов в защиту своего учения, что не только победил противников, но и прочно ввел в науку о работе нашего тела эксперимент, опыт. Как мы уже говорили, этим была положена основа для создания подлинно научной физиологии. Открытие Гарвея считается датой ее рождения. В 1988 году ей исполнилось, таким образом, 360 лет.

В истории науки есть даты, к которым отрадно возвращаться в мыслях снова и снова.

Всякому ясно значение движения крови для жизнедеятельности организма. Работа сердца и движение крови у животных и человека издавна привлекали самое пристальное внимание ученых, ибо это явление неотделимо от понятия жизни, оно символизирует и обусловливает ее.

Уильям Гарвей, открывший кровообращение, писал, что сердце по своему устройству и приспособленности к движению является как бы внутренним существом, появляющимся раньше всех остальных органов. На главенствующее значение сердца Гарвей указывал и на первой странице своего замечательного трактата о движении сердца и крови у животных, вышедшего в свет в 1628 году.

В 1928 году в Лондоне и других научных центрах мира было торжественно отмечено 300-летие с момента появления этого гениального труда. В июне 1957 года мы отметили другую знаменательную дату — 300-летие со дня смерти отца современной физиологии, как справедливо назвал Гарвея великий русский физиолог Иван Петрович Павлов.

Век, который породил Уильяма Гарвея,— значительная и яркая глава истории. Это была эпоха, когда разрушались казавшиеся прежде незыблемыми и неизменными старые феодальные отношения. К. Маркс назвал эту эпоху «утренней зарей эры капитализма».

Над старым закостенелым миром с его строго установленной феодальной иерархией, ремесленными гильдиями, тихими патриархальными городами, похожими на монастыри университетами повеяло свежим ветром, ветром новой эпохи.

По словам английского драматурга XVI века, предшественника Шекспира, Кристофера Марло, это был «тот ветер, который привел весь мир в движение — жажда золота».

На историческую арену выходят буржуазия и  новое дворянство, которые видят залог преуспевания не столько в дворянских привилегиях, сколько в накоплении материальных богатств.

Зарождение и развитие нового, капиталистического общества в недрах старого, феодального, начавшееся в Северной Италии, особенно в ее приморских городах, а затем в Нидерландах, постепенно охватывает и другие страны» в частности Англию.

В 1568 году была основана Лондонская биржа. Во второй половине XVI века были организованы компании для торговли с заморскими странами. Английские купцы, пираты, искатели приключений и наживы отправлялись в далекие путешествия. Они привозили в Англию золото и драгоценные камни, ткани и пряности, меха, ценные породы дерева, слоновую кость и новые растения, картины, книги и новые знания.

Подобно географическим горизонтам, широко раздвинулись и горизонты умственные. Это была эпоха, «…когда были ослаблены все старые узы общества и поколеблены все унаследованные представления.

Мир сразу сделался почти в десять раз больше; вместо четвертой части полушария теперь весь земной шар лежал перед взором западно-европейцев, которые спешили завладеть остальными семью восьмыми.

И вместе со старинными тесными границами родины пали также и тысячелетние рамки предписанного средневекового «мышления. Внешнему и внутреннему взору человека открылся бесконечно более широкий горизонт.

Новой политической силе — буржуазии нужны были умы, которые не размышляли бы о тщете жизни, а создавали идеологические основы для ее растущего могущества и развития производительных сил, двигали вперед науку, накапливали конкретные знания об окружающей человека живой и неживой природе.

Струя новой мысли стала проникать в английскую культуру и постепенно разрушать схоластическую окостенелость. Центром развития английского гуманизма стал кружок, возникший при Оксфордском университете и находившийся под влиянием голландского философа-гуманиста Эразма Роттердамского (1467—1536), который некоторое время жил в Англии.

Участниками этого кружка были, в частности, Томас Мор (1478—1535), один из основоположников утопического социализма, развернувший впоследствии на страницах своей широко известной «Утопии» (1521) критику зарождающегося капиталистического общества, а также Джон Колэт (1467—1519) — сторонник реформы английской церкви и большой знаток языков.

Замечательный итальянский ученый-мыслитель Джордано Бруно выступал в 1583 году в Оксфордском университете против общепринятой тогда космогонии * Птоломея.

Он провел с английскими схоластами и теологами ожесточенные публичные диспуты, охарактеризовав своих идейных противников как «созвездие педантов, которые своим невежеством и самонадеянностью вывели бы из терпения самого Иова».

В Лондоне Джордано Бруно издал свои труды «О причине, начале и едином», «Пир на пепле», «О бесконечности, вселенной и мирах».

Друг Уильяма Гарвея — английский философ-материалист Фрэнсис Бэкон (1561—1626) провозгласил начало новой науки, основанной на изучении вещей и живой природы с помощью опыта, науки, ниспровергавшей «вечные истины» средневековых схоластов.

Отстаивая реальные знания, Бэкон говорил, что схоластика «бесплодна, как посвященная богу монахиня». Люди, по его убеждению, должны быть «господами и хозяевами природы». Это становится возможным в меру роста их знаний. «Знание — есть сила, сила — есть знание». Поэтому человеку нужна «новая наука».

Ее объект — природа; ее цель — превращение природы в «царство человека»; ее средства — создание нового метода — эксперимента.

Уильям Темпль (1555—1627), профессор логики и философии Кембриджского университета, пропагандировал учение французского философа-гуманиста Рамуса **, провозглашавшего в Сорбонне, что над авторитетом древних стоит авторитет разума — «царя и властелина авторитета».

В Кембриджском университете, в бытность Гарвея студентом, физику преподавал Уильям Гильберт ***, который создал теорию магнитных явлений, опирающуюся на эксперимент.

Английские ученые и философы XVI—XVII веков, в большинстве случаев выходцы из буржуазии, видели свою задачу в научных открытиях, подтвержденных опытом, и борьбе с книжной мудростью схоластики. Так, Гарвей писал: «…Я нахожу, что анатомы должны учиться и учить не по книгам, а препаровкой, не из догматов учености, но в мастерской природы»****.

Как не вспомнить в связи с этими словами характеристику Гарвея, данную И. П. Павловым: «Гарвей выдвинулся своею мыслию над сотнею других, и часто не малых, голов в значительной степени благодаря тому… что он вивисецировал».

Уильям Гарвей был не только замечательным врачом и неутомимым исследователем, пользовавшимся каждой свободной минутой для проведения своих наблюдений и опытов. Он владел многими языками, был блестящим гуманистом, воспитанным на шедеврах греческой и римской словесности, любил и высоко ценил изящные искусства, в особенности итальянскую живопись.

Как по содержанию, так и значению своей научной деятельности Гарвей с полным правом может быть отнесен к категории титанов, о которых говорит Энгельс в старом введении к «Диалектике природы»: «Это был величайший прогрессивный переворот, пережитый до того человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли, страстности и характеру, по многосторонности и учености».

Печать великой культурной эпохи сказалась на всех направлениях научной работы Гарвея. Он соединил в себе лучшие традиции античной научной мысли в области естествознания и медицины с передовыми идеями гуманизма.

Последнее обстоятельство особенно сказывается в его систематической борьбе с принципами авторитарного мышления в естествознании и в энергичной защите познавательного значения опыта.

Возможно, что дружеские отношения с Фрэнсисом Бэконом укрепили Гарвея на материалистических позициях. Однако его экспериментальный метод в области медицины мог родиться независимо от философской защиты опыта со стороны Бэкона.

Начиная с эпохи Леонардо да Винчи, дух критицизма и отвержения авторитетов стал крепко укоренившимся принципом научного исследования среди прогрессивно настроенных гуманистов. Сочетание в Гарвее выдающегося экспериментатора и философа-материалиста было обусловлено общим критическим направлением эпохи.

* Космогония — наука о происхождении и развитии небесных тел и их систем. ** Рамус—латинизировакная фамилия Пьера де ля Раме (1515 — 1572), одного из предшественников Декарта. *** Уильям Гильберт (1540—1603) — английский физик; придворный врач королевы Елизаветы.

**** В. Гарвей. Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных, стр. 10. Изд-во АН СССР. 1948.

  • Уильям Гарвей и открытие кровообращения

Источник: http://www.medical-enc.ru/physiology/william_harvey.shtml

Ссылка на основную публикацию