Анализ романа дым тургенева

В этой статье будет рассмотрено и проанализировано одно из произведений известного русского классика под названием «Дым» (краткое содержание). Тургенев Иван Сергеевич большинству обывателей знаком, скорее, только по своим литературным работам, которые много лет входят в обязательную школьную программу.

Говоря о Тургеневе, скорее всего, многим на ум сразу же приходит легендарная «Муму», «Отцы и дети» и «Ася». Но рассматриваемый нами роман отличается от всех прочих.

Женский образ героини Ирины не то чтобы далек от привычного образа «тургеневской девушки», а можно сказать, полностью ему противоположен.

Как правило, в произведениях Ивана Сергеевича женские героини предстают в чистых и невинных образах − это наивные и неиспорченные девушки.

Ирина Осинина – одна из ключевых женских героинь произведения, стала полной противоположностью сложившимся стереотипам о тургеневских барышнях. Ее образ достаточно дерзок, полон насмешек над окружающими и сарказма. О ней говорят как об обладательнице «озлобленного ума», что для тургеневских героинь является своеобразным нонсенсом.

Отличие «Дыма» от других произведений автора

Роман Тургенева «Дым» отличается от его прочих работ не только присутствием женской героини с нетипичным для автора образом. В этой работе главный герой как таковой отсутствует.

Центральный персонаж все-таки здесь есть, и после прочтения произведения становится очевидно, что это Литвинов. Но он действительно почему-то не кажется главным героем, а всего лишь персонажем, за повседневной жизнью и будничной суетой которого читатель может подсмотреть со стороны.

Анализ романа Дым Тургенева

Скрытый смысл романа

Некоторые критики пишут о том, что благодаря такому приему Тургенев («Дым», краткое содержание по главам которого мы советуем почитать тем, у кого нет времени на полное произведение) хотел показать свое отношение к тому «безгеройному» времени, которое он описывает.

Это произведение действительно сильно отличается от предыдущих и написанных после него работ Ивана Сергеевича. Важно отметить, рассматривая «Дым» (краткое содержание): Тургенев сам считал его единственной полезной, правильной и дельной своей работой. Независимо от того, что говорят читатели и критики об этом произведении, стоит признать, что мнение самого автора имеет право на первенство.

«Дым» (краткое содержание), Тургенев И.С

Конечно же, для того чтобы полноценно проникнуться настроением произведения, его нужно прочесть в оригинале. Но если по каким-либо причинам такой возможности нет, для того, чтобы понять общий смысл, можно ограничиться и сокращенным вариантом. События романа «Дым» начинают развиваться в августе 1862 года, на одном из немецких курортов под названием Баден-Баден.

Анализ романа Дым Тургенева

Внешняя атмосфера казалась радостной и солнечной. «Избранная» публика, присутствующая на этом курорте, выглядела внешне довольной, на их лицах отображалось ликование. Эти сливки общества весьма почтенно приветствовали друг друга, но далее становится понятно, что на самом деле о чем говорить друг с другом, они не имели не малейшего понятия.

Тургенев весьма сатирически описывает присутствующих там. На их общем фоне выделяется, казалось бы, единственный персонаж – красивый мужчина лет 30 с мужественным лицом по фамилии Литвинов. Он и становится центральным персонажем данного романа.

Описание главного персонажа

Главный персонаж романа, Литвинов, вырос в деревне. Его отец был отставным чиновником купеческого рода, а мать− образованной дворянкой. В воспоминаниях о ней говорится, что она была достаточно восторженным и добрым существом.

Своего супруга она отучила от бранных слов, а дом свой вела, пытаясь укоренить в нем европейские традиции. Всю свою прислугу матушка Литвинова называла на «Вы».

В тот год, когда Литвинов поступил в институт, она заболела чахоткой и скончалась.

Анализ романа Дым Тургенева

Типичная тургеневская барышня – Татьяна

Писатель, который славится умением создавать в своих произведениях чистейшие женские образы – это, конечно же, автор романа, рассматриваемого нами − Иван Тургенев.

«Дым», несмотря на то что центральная женская героиня предстает в не совсем типичном для автора образе, исключением не стал.

Что-то светлое и чистое в нем тоже есть, и Татьяна, невеста Литвинова, является его отождествлением.

Развитие сюжета

Пока Литвинов находится в ожидании своей невесты и коротает время в одном из кафе, к нему подходит Бамбаев, как характеризует его сам автор, «человек хороший, но из числа пустейших… который всегда находится в восторге от чего-нибудь». Он сообщает Литвинову, что на курорт приехал некий Губарев, которого здесь все отчего-то обожествляют.

Литвинов вместе с Бабаевым, и в компании некого Ворошилова, отправляются в гостиницу, где остановился этот самый Губарев. Виновник собрания был удивлен и разочарован, когда услышал, что Литвинов не имеет каких-либо ярко выраженных политических взглядов. Он называет Литвинова «недозрелым».

Наблюдая за поведением всей собравшейся у Губарева «элиты», становится понятно, что большинство из этих людей только сплетничают и лицемерят. Также они пытаются придать себе какую-то значимость, рассуждая о том, о чем, по сути, глубокого понимания не имеют.

Сам Губарев на этом собрании являлся, конечно же, центральной персоной.

Это собрание «вольнодумных» людей относилось к нему как к высочайшему кумиру, и все собравшиеся все время спрашивали его мнение в различных вопросах.

Губарев отвечал на все расплывчатыми фразами, но его преданная публика тотчас же подхватывала эти фразы так, как будто в них кроется глубокий смысл всего человеческого бытия.

Литвинов незаметно покинул это собрание, так толком и не поняв, к чему было все происходящее.

Далее он встречает иного персонажа – Потугина, который в отличие от губаревской компании, кажется намного умнее.

Но и у него есть свое мнение относительно последующего будущего России – он считает, что всему нужно учиться у Запада.

После длинного разговора с Потугиным Литвинов возвращается в свой гостиничный номер и находит в нем букет цветов. От слуги он узнает, что букет принесла и оставила некая загадочная дама.

Ирина – нетипичная тургеневская героиня

Выясняется, что еще задолго до встречи с Татьяной Литвинов имел знакомство с некой дамой – Ириной Осининой. Герой познакомился с ней, когда она была прекрасной семнадцатилетней девушкой, обладающей особой красотой. Она принадлежала к обедневшему княжескому роду и обладала безукоризненно правильными чертами лица, белокурыми волосами и глазами дивной красоты.

Между молодыми людьми возникла симпатия, и они уже начали строить совместные планы на будущее. В разгар их романтических отношений в Дворянском собрании намечался бал, и Осинины решили вывести Ирину в свет. Девушка долго сопротивлялась, но как раз сам Литвинов и настоял, чтобы она приняла участие в этом мероприятии, которое изменило всю ее дальнейшую судьбу.

Анализ романа Дым Тургенева

Явившись на бал, своею красотой Ирина произвела настоящий фурор, и ее успех среди кавалеров был ошеломляющим.

Воспользовавшись ситуацией и поняв, что рано или поздно девушка сможет сделать выгодную партию, один из родственников Осининых берет над нею попечительство, делает ее своей наследницей и увозит в Петербург.

Литвинов же отправляется на учебу за границу, и связь между влюбленными окончательно разрывается.

Встреча со старыми чувствами

Будучи в Баден-Бадене, Литвинов, прогуливаясь, натыкается на группу молодых генералов, отдыхающих на пикнике. Среди них он видит Ирину, которая оказывается супругой одного из них.

Слушая речи военных и их рассуждения о русском народе, Литвинов понимает, что его бывшая возлюбленная теперь находится в совершенно чужой и нелепой среде.

Она же, встретив Литвинова, видимо, ассоциируя его с чем-то давно забытым, но очень близким и родным, начинает искать с ним все новые и новые встречи, прося его хотя бы о дружбе. Постепенно Литвинову начинает казаться, что он всю жизнь любил именно эту женщину.

И. Тургенев – «Дым»: анализ произведения и объект писательской сатиры

Конечно же, для того чтобы проанализировать эту работу, ее нужно прочесть в полном объеме. Но даже прочитав краткое содержание произведения «Дым» Тургенева, можно понять, что автор пытается разоблачить жажду власти, духовную бедность и интеллектуальную тупость в определенной аристократической среде.

Анализ романа Дым Тургенева

В случае с событиями, описанными в «Дыме», становится понятно, что предметом тургеневской насмешки стала группа генералов-аристократов, а также их крепостнические реакции. С другой стороны, произведение «Дым» Тургенева достаточно сатирично высмеивает и другую сторону «вражеского фронта» − революционную эмиграцию.

Почему произведение названо «Дым»

С одной стороны, дымом можно назвать всю ту непонятную и неконкретную политическую ситуацию в России, которая сложилась во времена, описанные в романе. С другой стороны, сам центральный персонаж Тургенева находится в дыму неоднозначности и неопределенности своих чувств к Ирине Осининой и к своей невесте, Татьяне.

Вечные темы, затронутые произведением

Классическими писателями принято называть тех авторов, чьи произведения можно назвать образцовыми и актуальными в различное время. Не зря к разряду классиков был причислен и Тургенев.

«Дым» (читать краткое содержание которого можно, если нет доступа к оригиналу) доказывает пронзительность и глубину взглядов писателя. Но полностью заметить и оценить это можно лишь в том случае, если прочесть это произведение в полном виде.

Упрощенные варианты этого произведения, как правило, сокращают основной сюжет и оставляют самые главные моменты.

Роман Тургенева «Дым», прочитанный в оригинале, дает возможность вдумчивому и внимательному читателю понять, что многие проблемы России 1867 года остались актуальны для нее и по сей день.

В одной из глав герой Тургенева с иронией размышляет о том, что стоит только сойтись десяти русским, как они сразу же начинают глубоко размышлять о будущем России, о великом предназначении страны.

Но все эти разговоры абсолютно ничем не подкреплены, бездоказательны и ведутся исключительно в общих чертах.

Роман Тургенева «Дым» (краткое содержание которого было приведено раннее в нашей статье) демонстрирует, что наш народ всегда ругает Запад, считая его гнилым. Но при этом, мнение этого самого Запада мы всегда считаем авторитетным, единственно правильным и отчего-то очень дорожим им.

Анализ романа Дым Тургенева

Тургеневский герой очень четко подмечает, что русскому человеку всегда просто жизненно необходим «барин», то есть тот, кто бы мог им управлять, руководить, наставлять и всегда говорить, что делать.

Ведь если человек высокого мнения о себе и умеет приказывать, он точно должен знать, как правильно, и его нужно слушать.

Да и к тому же, во всех своих промахах и неудачах, можно будет обвинить именно этого барина.

А барин, в свою очередь, завидует обычным мужикам и видимо считает, что не утяжеленный лишними заботами и проблемами, простой человек намного счастливее его, поскольку думать ему совершенно не нужно, а нужно всего лишь выполнять то, что ему говорят. И времени и сил на духовное развитие и исцеление своей души у простого работяги намного больше. «Так и стоят друг перед другом, так друг другу и кланяются», — сатирически подмечает Тургенев.

К писателям-классикам, которые очень четко видят все проблемы русского народа, совершенно справедливо причислен Тургенев Иван Сергеевич. «Дым» − роман, в котором очень тонко подмечено, что русский народ всегда живет надеждами.

Свою родину одновременно и ненавидит, и любит безумно. Несмотря на то что ничего на родине не происходит и не меняется, русский человек всегда живет надеждой на то, что все когда-нибудь станет лучше.

Чтобы понять, чем жила Россия 19 века и уловить общее настроение той эпохи, можно прочесть роман «Дым» (краткое содержание).

Тургенев и вправду сумел мастерски описать будничную жизнь простого человека, Литвинова, его личные переживания и душевные метания между двумя женщинами, и при этом точно показать настроение целой эпохи и общее положение вещей в России, которые оказываются актуальными и по сей день.

Источник: https://autogear.ru/article/281556/roman-dyim-kratkoe-soderjanie-turgenev-i-s-dyim-analiz-proizvedeniya/

​Дым над водами

«Дым» Тургенева невзлюбили сразу же. Пинали и слева, и справа. Ныне большинство читателей, скорее всего, и не подозревают о его существовании (также дело обстоит с «Новью»), искренне полагая, что на «Отцах и детях» Тургенев закончился. Дальше было сплошное Merci, прозябание под каблуком Виардо, возвращение на Родину и смерть.

Читайте также:  Петушок и бобовое зернышко - краткое содержание сказки

Непризнанный шедевр

Борис Зайцев в своей биографии Тургенева назвал «Дым» неудачно-удачным. По какой причине — понять сложно. С высоты времен невзлюбленное современниками детище классика смотрится шедевром.

Не потому что с тех пор упала планка.

Просто стало очевидно, что Тургенев своим злободневным, сатирическим, публицистическим романом, в котором прототипы очевидны, а дискуссии соотнесены с эпохой, не промахнулся и мимо будущего.

Озвучил вопрос, стоящий перед любой личностью: куда идти, что выбрать — говорильню или дело?

Такой же вопрос стоял и в «Отцах и детях». Но ответа не было, или звучал он излишне пессимистично. «От работы кони дохнут». Умер и Базаров. В тургеневском «Дыму» смерть уходит на второй план. Разве что не выживает девочка под попечением Потугина. Но здесь, скорее, символика. Голова мешает делу, ум — заботе. Теоретик цивилизации оказывается неважным практиком.

Полтораста лет минуло, а мы, похоже, все еще живем в «дыму». Перехваленные «Отцы и дети», ставшие частью официального канона одновременно за заслуги перед «белыми» и «красными», — литература прошлого. Отцы и дети — это слишком очевидно, пустая данность, которая была, есть и будет.

«Дым» не теряет актуальности. Забудется, что такое Баден-Баден, сотрется в памяти заунывный спор о будущности России, бессмысленны и скучны станут любовные терзания, а вопрос «где оно, настоящее?» останется.

Роман ругали за ненависть к России, за то, что Тургенев дал волю несвойственной для себя злобной сатире. Больше всего, однако, за рассогласованность любовной и идеологической линий.

Наставления Потугина и шумный бал дымной российской элиты уже идут между собой вразлет. Марлезонский балет и речи проповедника.

Ну куда это годится? Треугольник Ирина-Литвинов-Татьяна вовсе образует другую историю.

«Дым» — не роман, а прозаическая A Day In Life, сочиненная задолго до «Битлз».

Однако надо вкратце сказать о сюжете.

Господин Литвинов, сын мелкого чиновника, постигавший таинства полеводческого искусства, готовится к отъезду в Россию.

Отец его, дитя канцелярии, не слишком успешен в укрощении поместных стихий (и это тоже своего рода метафора — бессилия административных начал перед природными и человеческими), теперь наш герой готов помочь ему с точки зрения последних достижений европейской науки.

Всего-то надо — забрать невесту и катить вперед, в Россию, к своему «правильному, благоустроенному добропорядочному будущему».

Но пока нареченная едет, Литвинов невольно погружается в жизнь сумбурного российского общества на водах и вновь встречает подзабытую первую любовь (ту самую, прям по Джулиану Барнсу), мгновения которой не должны повторяться. И вроде бы все «заверте». Однако кончает роман Тургенев не трагически по Барнсу, а оптимистически, по Толстому. Улучшенные Кити и Левин образца 1867 года шагают в непростое, но светлое будущее.

Две стихии

Не знаю, каким местом надо было читать «Дым», чтоб разъять его как труп, целое представить рассогласованным.

Правда, в «Дыме» и в самом деле есть нечто вроде трещины, разлома. Однако конфликтуют там не любовь и политика, мелодрама и сатирическая публицистика, а два мира, нет, точнее, две стихии. В синем углу ринга — вода, в красном — земля, почва.

Борется не индивид с обществом, а два начала. Литвинов не Чацкий, он не держит больших речей и не имеет возвышенных порывов, превратившихся в набор красивых жестов.

Чацкие старой формации стали в эпоху «Дыма» Губаревыми и Ворошиловыми, болтунами, «припасами первого сорта», выдающими интеллектуальный продукт, который «хоть в рот не бери».

Чацкие пореформенной эпохи говорят много, обильно, не слушая других, не помня, что сами сказали, что говорили другие. Важен не смысл, важна поза.

Тургенев выстраивает в своем романе ряд оппозиций. Земля дает всходы и плоды. Вода — пар и дым. Земля требует труда и воли. Воды — игры и расслабленного времяпрепровождения. Туда ездят отдыхать и пускаться, как говорят, по воле волн.

Стремление к труду и к болтовне разделяет эти два мира. За одним стоит нечто твердое и основательное — принципы, убеждения, цели. За другим — ничего, кроме собственного я.

Здесь оседлые, рвущиеся в Россию, там — кочевники, порхающие по странам и континентам.

Жизнь происходит не из воды и дыма, а из земли, почвы

Конечно, одно сосуществует с другим и порой взаимодействует, как гегелевские бытие и ничто. Противоречивый синтез дает развитие. Разве не энергией пара и дыма, оседланного цивилизацией, выносит Литвинова из Баден-Бадена?

Без споров и дискуссий невозможно продвижение вперед, воля обретает в них ясность и определенность. Поэтому и сам «Дым» Тургенева остается произведением противоречивым. Роман, переполненный презрением к абстрактным дискуссиям о будущности России, предлагает читателям новую.

Впрочем, расхождение в чистых сущностях остается принципиальным. Жизнь происходит не из воды и дыма, а из земли, почвы.

Примечательно, что текучесть, безосновность является атрибутом не только новых кружковцев-нигилистов, этих будущих «бесовских» «наших». Между разночинцами и аристократами нет большой разницы.

Посиделки у Губарева и пикник генералов не слишком расходятся между собой по форме и содержанию. И здесь и там — одни и те же лица. Слова Ирины применимы к обеим группировкам, к либералам и охранителям: «Вы не знаете, что это за люди… Ведь они ничего не понимают, ничему не сочувствуют.

Даже ума у них нет, ni esprit, ni intelligence, а одно только лукавство, да сноровка…».

Да, это мир ловких, хватких людей, способных по-ноздревски, как Биндасов, хапнуть сотню гульденов «до зарплаты» (которой никогда не будет); восторгаться всем и вся, как пустейший, без цели, Бамбаев; лезть вверх по карьерной лестнице, как генерал Ратмиров. Буйные, «презренные и пошлые» люди, в сравнении с которыми тишь Литвинова, Татьяны или Капиталины Марковны, выглядит подлинным аристократизмом.

Женский вопрос

Тургенев в «Дыме» пишет о мире эгоистов, самовлюбленных болтунов. Его можно было бы назвать женским. Не потому что женщина его породила, а потому что он женщину устраивает.

Болтовня, упоение «отношениями», зыбкость принципов, отсутствие твердых оснований, самолюбование и властолюбие, поощряемые в нем — все это женское. Поэтому Ирине так трудно с ним расстаться. Да, ей бывает скучно.

Но бросить все это очертя, отказаться от положения… Ради чего? Неопределенного и неясного будущего? Трудностей?

«Дым» — роман не только о любви и России. Он еще и о женщине.

Судя по всему, Тургенев расстается в нем с идеалом барышень, испытывающих героев любовью на высоту и чистоту помыслов. Это все, брат, старо, «принсипы».

Татьяна никого не испытывает, не предъявляет никаких требований.

А вот Ирина, напротив, проверяет Литвинова на готовность к подлости, к удобному полусущестованию втроем с негодяем мужем, к «любви» украдкой, к дурману греха и неопределенности.

…он сталкивает между собой два женских типа

Тургенев не противопоставляет мужчину и женщину. Это было бы слишком просто. Ведь и генералы хорошо чувствуют себя среди сплетен и склок. Нет, он сталкивает между собой два женских типа.

С одной стороны, отживающий — великосветская игрушка, дышащая духами и туманами, чувственная особа с мазохистскими наклонностями, романтическая проститутка.

С другой, новый — женщина решительная, убежденная, стремящаяся к чистоте и правде, уважающая это в других, негромкая в своей силе и самостоятельности. Не такая душная, лишенная опьяняющего дурмана. Сама простота и ясность. Ангел.

Кто-то видит во встречах украдкой Ирины и Литвинова в романе — страсть.

По инерции прошлых тургеневских книг пишет о песни любви, звучащей над баденским русским деревом, к которому с разных сторон привалились, и революционеры, и охранители. Я же ощущаю постоянную пробу поводка.

Накинув Литвинову ошейник воспоминаний, Ирина испытывает длину поводка, наблюдает за тем, как реагирует ее фамильяр на подергивания.

У Ирины нет никаких принципов. Молодая женщина истомилась вконец среди скучных генералов. Она чувствует: в жизни должна быть какая-то трагедия. Старая любовь — неплохой вариант, заезженная классика, пластинка, которая никогда не надоедает. Жертва, она хоть сколько-нибудь заслужила личного счастья.

«Любовь» Ирины к Литвинову потаенная и в то же время нарочито публичная, вписывается в образ светской дамы. Понятна и ясна свету — так жили наши мамы и бабушки. Любовь безоглядная и прямая — глупость, ребячество, слишком серьезна для ее положения. Жизнь втроем: я, муж и любовник — и есть то дымчатое существование, которое соответствует приличиям. Вопрос не в рогах и не в выборе.

А в флере скандальности, особости, который сообщает подобное половинчатое состояние.

Поэтому говорить и не делать, длить отношения и не завершать их ничем определенным — вполне в духе стихии воды и дыма, к которой Ирина теперь принадлежит. Весь вопрос для Литвинова — броситься ли в этот омут, в котором и утонуть-то невозможно, или остаться на берегу.

Если Ирина — это пришедший в состояние упадка тип усадебных барышень, то Татьяна, невеста Литвинова, представляет собой нечто иное. Не с точки зрения ума, как какая-нибудь Одинцова. А с точки зрения твердости и принципиальности.

Как и Литвинов, она стремится к ясности и определенности, не хочет жить только для себя. Как и он, способна к самопожертвованию — сознательному, принципиальному (вещь совершенно невозможная для Ирины), при том совершенно лишенному картинности.

В Татьяне нет ничего женского, в том унизительном значении, которое бытует в общественном сознании (хохотушка и болтушка, прекрасная незнакомка и т.д.).

Само описание ее расходится с обликом Ирины, которой Татьяна уступает в блеске, красоте, влиянии, но превосходит в главном — в устремленности к жизни, а не к очередной «истории».

Россия и цивилизация

О вечно-бабьем в связи с Россией понаписано немало. Но Тургенев идет по этой проторенной дорожке одним из первых. Литвинов выбирает не только невесту, женщину, он выбирает Россию. Ирина олицетворяет Россию, погруженную в болтовню.

Россию работорговли, прикрытую светскими манерами. Ирина погибает, и находит в этом некое упоение. Это своего рода забегающее вперед декадентство, духовная чахотка с примесью снобизма.

Сколь ни глупы и бессердечны окружающие ее люди, только в их окружении она чувствует себя выше, только среди них она может быть пусть злобным, но умом.

Россия Ирины — мерзкое бабье болото, в котором можно подличать и притворяться, вариться в соку удушающей чувственности, ни к чему не стремясь и не прилагая усилий. Россия — бар и холопов. Она и сама мыслит по отношению к Литвинову в категориях владения и собственности.

Барином может стать только холоп и лакей. Потому что эти явления существуют во взаимосвязи. Поэтому русская жажда барства, столь презираемая Потугиным, ярче всего проявляется в распространении холопства.

Лизать до изнеможения, в надежде, что история сделает круг, создастся новая очередь, и лизать начнут уже тебя. Сегодня кружок Губарева с подпевающей Суханчиковой, а завтра у нее уже своя партия.

И такая же система отношений.

Среди свободных людей не может быть ни того, ни другого.

Но много ли в России свободных людей? Литвинов приходит к выводу, который неожиданно повторит несколько десятилетий спустя, правда в абстрактном виде, самый одиозный наш мыслитель — Иван Ильин: «Нам, русским, рано иметь политические убеждения».

Отчего? Почему? Из монологов Потугина становится ясно. Потому что в условиях неразвитости внутреннего чувства свободы, все политические убеждения сводятся к одной знакомой песне — закличке хозяина, барина.

«По речам террорист, по призванию квартальный». Что ж случится со страной, если в ней вдруг основное политическое убеждение (единое для всех, иного не бывает при холопстве) начнет вдруг выражать террорист-квартальный?

Читайте также:  Христофор колумб - сообщение доклад

«Дым» — роман о будущем России. Но Тургенев пытается уйти от избитой дилеммы Россия-Запад. Проблема лежит в совершенно другой плоскости.

Что выбрать? Дело, принципы или болтовню и дым? Цивилизацию или самодовольное варварство, где самолюбование — единственное лекарство от бедности и запустения? Собственный дом или вечные скитания и жизнь чужим, заемным? Последнее и предлагает Литвинову Ирина.

Конечно, мысль Потугина о том, что приведись России провалиться бесследно, остальные народы в плане наук и технологий это и не почувствуют, по-чаадаевски резка. Но когда читаешь его тирады сейчас, суждение не кажется диким. Мы опять одиноки? Мы опять ничего не дали миру?

Потугин мечтает в «Дыме» о том, чтоб в России завелась цивилизация. Эти мысли созвучны современной эпохе. Не европейская цивилизация, а тип общества, отличный от варварства. Он верит в то, что в России появятся новые люди, люди дела, воли, поступка, самостоятельные, не терпящие холопства. В романе они есть — Татьяна и Литвинов.

Народятся ли они у нас? Наступит ли новый день, или так и будет висеть дым над водами, цвести болтовня, говорильня и повальное холопство, бог весть. Современная российская проза об этом молчит. Остается читать Тургенева.

Источник: https://www.rara-rara.ru/menu-texts/dym_nad_vodami

14. Роман и.С. Тургенева «Дым» как политический памфлет

——————————————————————

Роман глубоких
сомнений и слабо теплящихся надежд,
«Дым» резко отличается от всех
предшествующих романов писателя. Прежде
всего в нем отсутствует типичный герой,
вокруг которого организуется
сюжет. Литвинов далек
от своих предшественников — Рудина,
Лаврецкого, Инсарова и Базарова.

Это человек не выдающийся, не претендующий
на роль общественного деятеля первой
величины. Он стремится к скромной и
тихой хозяйственной деятельности в
одном из отдаленных уголков России.

Мы
встречаем его за границей, где он
совершенствовал свои агрономические
и экономические знания, готовясь стать
грамотным землевладельцем.

Рядом с Литвиновым —
Потугин. Его устами как будто бы
высказывает свои идеи автор. Но не
случайно у героя такая неполноценная
фамилия: он потерял веру и в себя и в мир
вокруг. Его жизнь разбита безответной,
несчастной любовью.

Наконец, в романе
отсутствует и типичная тургеневская
героиня, способная на глубокую и сильную
любовь. Ирина развращена светским
обществом и глубоко несчастна: жизнь
людей своего круга она презирает, но в
то же время не может сама от нее
освободиться.

Роман необычен и
в основной своей тональности. В нем
играют существенную роль не очень
свойственные Тургеневу сатирические
мотивы. В тонах памфлета рисуется в
«Дыме» широкая картина русской
революционной эмиграции. Много страниц
отводит автор сатирическому изображению
правящей верхушки русского общества в
сцене пикника генералов в Баден-Бадене.

Непривычен и сюжет
романа «Дым». Разросшиеся в нем
сатирические картины на первый взгляд
сбиваются на отступления, слабо связанные
с сюжетной линией Литвинова. Да и
потугинские эпизоды как будто бы выпадают
из основного сюжетного русла романа.

После выхода «Дыма» в свет критика самых
разных направлений отнеслась к нему
холодно: ее не удовлетворила ни
идеологическая, ни художественная
сторона романа.

Говорили о нечеткости
авторской позиции, называли «Дым»
романом антипатий, в котором Тургенев
выступил в роли пассивного, ко всему
равнодушного человека.

В романе
«Дым» Тургенев изображает особое
состояние мира, периодически повторяющееся:
люди потеряли ясную, освещавшую их жизнь
цель; смысл жизни заволокло дымом. Герои
живут и действуют как будто впотьмах:
спорят, ссорятся, суетятся, бросаются
в крайности.

Им кажется, что они попали
во власть каких-то темных стихийных
сил. Как отчаявшиеся путники, сбившиеся
с дороги, они мечутся в поисках ее,
натыкаясь друг на друга и разбегаясь в
стороны. Их жизнью правит слепой случай.

В лихорадочной скачке мыслей одна идея
сменяет другую, но никто не знает, куда
примкнуть, на чем укрепиться, где бросить
якорь.

В этой сутолоке
жизни, потерявшей смысл, и человек теряет
уверенность в самом себе, мельчает и
тускнеет. Гаснут яркие личности, глохнут
духовные порывы.

Образ «дыма» —
беспорядочного людского клубления,
бессмысленной духовной круговерти —
проходит через весь роман и объединяет
все его эпизоды в симфоническое
художественное целое.

Развернутая его
метафора дается к концу романа, когда
Литвинов, покидающий Баден-Баден,
наблюдает из окна вагона за беспорядочным
кружением дыма и пара

Впервые
в тургеневском творчестве возник «роман
без героя». Писарев, обратившийся по
поводу «Дыма» с большим письмом к
Тургеневу, не считал недостатком романа
критическое изображение кружка Губарева:
«Я сам глубоко ненавижу,— писал критик,—
всех дураков вообще, и особенно ненавижу
тех дураков, которые прикидываются
моими друзьями, единомышленниками и
союзниками».

Но отсутствие в новом
произведении центрального героя масштаба
Базарова Писарев воспринял как серьезную
ошибку писателя. «Неужели же Вы думаете,—
спрашивал Писарев Тургенева,— что
первый и последний Базаров действительно
умер в 1859 г. от пореза пальца?».

Между
тем само по себе! отсутствие героя —
именно героя, а не главного действующего
лица, было своеобразной формой выражения
авторского отношени к «безгеройной»
эпохе. 
По
основному пафосу «Дым» представляет
собой роман-памфлет, сочетание трагедии
и сатиры.

В ряде случаев можно заметить
в них перекличку с предыдущими
произведениями писателя — «Записки
охотника», «Леей». Содержанием повестей
70-х годов является чаще из повседневной
жизни, рассказ о будничном, порой просто
незначительном событии. Но в них автор
затрагивал большие общественные и
нравственные проблемы.

Он утверждал
значимость отдельной личности, силу
человеческого чувства, могущество
любви, способной поднять человека к
полноте ощущения жизни или, напротив,
обнаруживающей его внутреннюю ущербность.
Не случайно в повести «Вешние воды»
Тургенев сравнивал первую любовь с
революцией.

«Дым» представлял
собою роман-памфлет. Трагическая его
сатиричность передавала глубокую грусть
автора, расставшегося с надеждами на
политическое возрождение страны, на
демократизацию ее строя, которые он
питал в преддверии реформ.

Беспощадное
осуждение людей новой эпохи воспринималось
как напоминание о типе Базарова, о
трагической судьбе лучших представителей
этого типа — Добролюбова и Чернышевского
— и выражало последовательно отрицательное
отношение писателя к реакции, парализующей
развитие в обществе свежих творческих
сил.

Критика и сатира
— задача романа, в осуществлении этой
задачи Тургенев видит свою верность
духу времени.

Характерно, что
действие нового романа Тургенев «вынес»
за границу.

И в «Рудине», и в «Накануне»
герои оказывались за границей, но если
в этих романах они несут на арену
международных конфликтов, европейских
социальных и национально-освободительных
боев свое милосердие и свой жертвенный
братский порыв, в «Дыме» герои
«экспортируют» реакцию, зараженную
атмосферу высших правительственных
кругов императорской России и незрелость
«мятущейся» эпигонской мысли, лишенной
смелости и самобытности, которая была
присуща Базарову.

Тургенев менее
всего был способен, подобно другим
либералам, прощать правительству
реакционный террор.

Рассматривая
современную политическую жизнь как
«дым», бесполезный и бессмысленный,
писатель видит, что этот «дым» проникает
во все поры существования общества и
человека — и сама жизнь делается
эфемерной, как «тень, бегущая от дыма

Источник: https://studfile.net/preview/5582288/page:8/

Роман И. Тургенева «Дым» и его героиня

/ Сочинения / Тургенев И.С. / Разное / Роман И. Тургенева «Дым» и его героиня

  Скачать сочинение

    Существует такое определение — “тургеневская девушка”. Что-то светлое и чистое, ясное и наивное представляется нам при этих словах. И действительно, героини Тургенева именно таковы и поэтому неуловимо похожи одна на другую. Но одна из них выбивается из ряда привычных образов — это героиня романа “Дым” Ирина Осинина.
    В самом имени ее слышится что-то таинственное.

Здесь — осень, синь, иней… Тургенев наделяет ее красотой необычайной — возможно, она самая прекрасная из его героинь. Красота ее загадочна, она таит в себе необыкновенную внутреннюю силу, “…что-то своевольное и страстное, что-то опасное и для других и для нее.

Поразительны были ее глаза, исчерна-серые, с зеленоватыми отливами, с поволокой, длинные, как у египетских божеств, с лучистыми ресницами и смелым взмахом бровей. Странное выражение было у этих глаз…”
    С самых первых страниц романа мы видим, что перед нами неординарная личность. И действительно, Ирина — натура необычайная.

Оставаясь внешне холодной, она таит в себе такие страсти, какие, возможно, непонятны другим героиням Тургенева.
    С детства жившая в бедности, Ирина стремится к богатству. Точнее, изначально в ней этого стремления не было — она всего лишь презирает нищенскую обстановку своего дома.

И только после своего первого бала Ирина, осознав силу дарованной ей красоты, раскрывается читателю.
    Впрочем, раскрывается ли?.. Она была влюблена в Литвинова и любима им; она, несомненно, была счастлива этой любовью.

Душа ее, может быть, и рвалась в высший свет, но почему все-таки лишь одного вечера оказалось достаточно для того, чтобы все бросить, разбить жизнь себе и любимому человеку?.. Может быть, Ирина не дорожила своей любовью?.. Очень дорожила. Героиня чувствовала в себе необъяснимое волнение и боялась его.

Вспомним сцену перед балом: “Она быстро взглянула на Литвинова, протянула руки и… промолвила:
    — …Скажи только слово, и я сорву все это и останусь дома.
    У Литвинова сердце так и покатилось. Рука Ирины уже срывала ветку…
    — Нет, нет, зачем же? — подхватил он…
    — Ну, так не подходите, платье изомнете, — поспешно проговорила она”.

    А если бы в тот вечер Литвинов удержал ее? Вряд ли бы что-то изменилось…
    И, скорее всего, с той минуты, как героиня уехала в Петербург, она не была счастлива ни мгновения…
    Любовь к Литвинову, не оставлявшая Ирину, воскресла при второй их встрече.

Теперь-то Ирина уже понимает, что представляет собой тот самый высший свет, тот самый достаток, к которому она так стремилась. Теперь она знает, что это — дым, пустота… Узы брака для нее отнюдь не священны.

Так что же держит Ирину?
    Вспомним других героинь Тургенева: любовь была всем для Лизы Калитиной; ради любви Наталья Ласунская готова была бежать с Рудиным: ради любви, все бросив, отправилась в чужую страну Елена Стахова.
    А что же Ирина Осинина? Мы знаем, что она любит Литвинова и презирает то общество, в котором находится.

Ирина, с ее умом, с ее тонкой загадочной душой, на голову выше этого общества. Она хочет свободы. Героиня говорит Литвинову: “…не мучь меня, не мучь себя!.. Будем свободными людьми! Что за беда, что я плачу?! Да я и сама, понимаю ли я, отчего льются эти слезы?..”
    Но Ирина прекрасно понимает причину своих слез. Теперь уже презирая высший свет, она не может от него отречься, ибо сама она стала его частицей. Искренне желая убежать от своей нынешней жизни, Ирина не может на это решиться.
    Знали ли другие героини Тургенева, что такое страх? Нет. Могли бы они, разбив жизнь любимому человеку, предать его в самый ответственный момент? Нет. Впрочем, “Дым” — особенный роман, и героиня его — иная… Тургенев не раскрывает нам до конца душу Ирины, даже Литвинову она впоследствии представляется туманно…

    Печален финал романа “Дым”. Но мне не жаль Литвинова — он сумеет устроить свое счастье, и оно будет более спокойным и прочным, чем было бы с Ириной. Мне не очень жаль Татьяну — она страдала, но сумела простить, понять и принять. Мне безумно жаль главную героиню этого нетипичного романа Тургенева — Ирину Осинину…

5989 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Тургенев И.С. / Разное / Роман И. Тургенева «Дым» и его героиня

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00039901184864110880/

«Дым»

Роман глубоких сомнений и слабо теплящихся надежд, «Дым» резко отличается от всех предшествующих романов писателя. Прежде всего в нем отсутствует типичный герой, вокруг которого организуется сюжет. Литвинов далек от своих предшественников — Рудина, Лаврецкого, Инсарова и Базарова.

Читайте также:  Охрана млекопитающих - сообщение доклад

Это человек не выдающийся, не претендующий на роль общественного деятеля первой величины. Он стремится к скромной и тихой хозяйственной деятельности в одном из отдаленных уголков России.

Мы встречаем его за границей, где он совершенствовал свои агрономические и экономические знания, готовясь стать грамотным землевладельцем.

Рядом с Литвиновым — Потугин. Его устами как будто бы высказывает свои идеи автор. Но не случайно у героя такая неполноценная фамилия: он потерял веру и в себя и в мир вокруг. Его жизнь разбита безответной, несчастной любовью.

Наконец, в романе отсутствует и типичная тургеневская героиня, способная на глубокую и сильную любовь, склонная к самоотвержению и самопожертвованию. Ирина развращена светским обществом и глубоко несчастна: жизнь людей своего круга она презирает, но в то же время не может сама от нее освободиться.

Роман необычен и в основной своей тональности. В нем играют существенную роль не очень свойственные Тургеневу сатирические мотивы. В тонах памфлета рисуется в «Дыме» широкая картина русской революционной эмиграции. Много страниц отводит автор сатирическому изображению правящей верхушки русского общества в сцене пикника генералов в Баден-Бадене.

Непривычен и сюжет романа «Дым». Разросшиеся в нем сатирические картины на первый взгляд сбиваются на отступления, слабо связанные с сюжетной линией Литвинова. Да и потугинские эпизоды как будто бы выпадают из основного сюжетного русла романа.

После выхода «Дыма» в свет критика самых разных направлений отнеслась к нему холодно: ее не удовлетворила ни идеологическая, ни художественная сторона романа. Говорили о нечеткости авторской позиции, называли «Дым» романом антипатий, в котором Тургенев выступил в роли пассивного, ко всему равнодушного человека.

Революционно-демократическая критика обращала внимание на сатирический памфлет по адресу революционной эмиграции и упрекала Тургенева в повороте вправо, зачисляя роман в разряд антинигилистических произведений. Либералы были недовольны сатирическим изображением «верхов».

Русские «почвенники» (Достоевский, Н. Н. Страхов) возмущались западническими монологами Потугина. Отождествляя героя с автором, они упрекали Тургенева в презрительном отношении к России, в клевете на русский народ и его историю.

С разных сторон высказывались суждения, что талант Тургенева иссяк, что роман его лишен художественного единства.

Роман «Дым» — произведение с особой художественной организацией сюжета, связанной с изменившейся точкой зрения Тургенева на русскую жизнь. Он создавался в эпоху кризиса общественного движения 60-х годов, в период идейного бездорожья. Это было смутное время, когда старые надежды не осуществились, а новые еще не народились.

«Куда идти? Чего искать? Каких держаться руководящих истин? — задавал тогда и себе и читателям тревожный вопрос М. Е. Салтыков-Щедрин. — Старые идеалы сваливаются с своих пьедесталов, а новые не нарождаются… Никто ни во что не верит, а между тем общество продолжает жить и живет в силу каких-то принципов, тех самых принципов, которым оно не верит».

Тургенев тоже оценивал пореформенный период исторического развития России как время переходное, когда старое разрушается, а новое теряется в далеких горизонтах будущего: «Говорят иные астрономы, что кометы становятся планетами, переходя из газообразного существования в твердое; всеобщая газообразность России меня смущает — и заставляет меня думать, что мы еще далеки от планетарного состояния.

Нигде ничего крепкого, твердого — нигде никакого зерна; не говорю уже о сословиях — в самом народе этого нет».

В романе «Дым» Тургенев изображает особое состояние мира, периодически повторяющееся: люди потеряли ясную, освещавшую их жизнь цель, смысл жизни заволокло дымом. Герои живут и действуют как будто впотьмах: спорят, ссорятся, суетятся, бросаются в крайности.

Им кажется, что они попали во власть каких-то темных стихийных сил. Как отчаявшиеся путники, сбившиеся с дороги, они мечутся в поисках ее, натыкаясь друг на друга и разбегаясь в стороны. Их жизнью правит слепой случай.

В лихорадочной скачке мыслей одна идея сменяет другую, но никто не знает, куда примкнуть, на чем укрепиться, где бросить якорь.

В этой сутолоке жизни, потерявшей смысл, и человек теряет уверенность в самом себе, мельчает и тускнеет. Гаснут яркие личности, глохнут духовные порывы.

Образ «дыма» — беспорядочного людского клубления, бессмысленной духовной круговерти — проходит через весь роман и объединяет все его эпизоды в симфоническое художественное целое.

Развернутая его метафора дается к концу романа, когда Литвинов, покидающий Баден-Баден, наблюдает из окна вагона за беспорядочным кружением дыма и пара.

В романе действительно ослаблена единая сюжетная линия. От нее в разные стороны разбегается несколько художественных ответвлений: кружок Губарева, пикник генералов, история Потугина и его западнические монологи. Но эта сюжетная рыхлость по-своему содержательна.

Вроде бы уходя в стороны, Тургенев добивается широкого охвата жизни в романе. Единство же книги держится не на фабуле, а на внутренних перекличках разных сюжетных мотивов. Везде проявляется ключевой образ дыма, образ жизни, потерявшей цель и смысл.

Отступления от основного сюжета, значимые сами по себе, отнюдь не нейтральны по отношению к нему: они многое объясняют в любовной истории Литвинова и Ирины.

В жизни, охваченной беспорядочным, хаотическим движением, трудно человеку быть последовательным, сохранить свою целостность, не потерять себя.

Сначала мы видим Литвинова уверенным в себе и достаточно твердым. Он определил для себя скромную жизненную цель — стать культурным хозяином. У него есть невеста, добрая и честная девушка из небогатой дворянской семьи.

Но захваченный баденским вихрем, Литвинов быстро теряет себя, попадает во власть неотвязных людей с их противоречивыми мнениями, с их духовной сутолокой и метаниями.

Тургенев добивается почти физического ощущения того, как баденский дым заволакивает сознание Литвинова: «С самого утра комната Литвинова наполнилась соотечественниками: Бамбаев, Ворошилов, Пищалкин, два офицера, два гейдельбергских студента, все привалили разом…

» И когда после бесцельной и бессвязной болтовни Литвинов остался один и хотел было заняться делом, «ему точно копоти в голову напустили». И вот уже герой с ужасом замечает, «что будущность, его почти завоеванная будущность, опять заволоклась мраком».

Постепенно Литвинов начинает задыхаться в окружающем его и проникающем в него хаосе. В состоянии потерянности герой и попадает во власть трагически напряженной любви. Она налетает как вихрь и берет в плен всего человека. И для Литвинова, и для Ирины в этой страсти — единственный живой исход и спасение от духоты окружающей жизни.

Ирина признается, что ей «стало уже слишком невыносимо, нестерпимо, душно в этом свете», что, встретив «живого человека посреди этих мертвых кукол», она обрадовалась ему, «как источнику в пустыне».

Сама катастрофичность, безрассудность и разрушительность этого чувства — не только следствие трагической природы любви, но и результат особой общественной атмосферы, этот трагизм усугубляющей.

Мы видим среду, в которой живет Ирина: придворный генералитет, цвет правящей страной партии. В сцене пикника генералов Тургенев показывает политическую и человеческую ничтожность этих людей. Пошлые, трусливые и растерянные, они открыто выступают против реформ, ратуя за возвращение России назад, и чем дальше, тем лучше.

Их лозунг: «Вежливо, но в зубы!»

На фоне баденского «дыма» роман Литвинова и Ирины прекрасен своей порывистостью, безоглядностью и какой-то огненной, разрушительной, опьяняющей красотой. Но с первых страниц понимаешь, что эта связь — на мгновение, что она тоже плод клубящейся бессмыслицы, царящей вокруг.

Литвинов смутно сознает, что его предложение Ирине начать с ним новую жизнь и безрассудно, и утопично: оно продиктовано не трезвым умом, а безотчетным порывом. Но и Ирина понимает, что в ее характере произошли необратимые перемены.

«Ах! мне ужасно тяжело! — воскликнула она и приложилась лицом к краю картона. Слезы снова закапали из ее глаз… Она отвернулась: слезы могли попасть на кружева».

Светский образ жизни стал уже второй натурой героини, и эта вторая натура берет верх в решительную минуту, когда Ирина отказывается бежать с Литвиновым.

Сатирическими красками рисует Тургенев и русскую революционную эмиграцию во главе с Губаревым. На новом материале Тургенев продолжает здесь тему грибоедовской «репетиловщины» с ее «шумим, братец, шумим!».

Культурнические идеи Тургенева в какой-то мере выражает Потугин — герой, возбудивший всеобщее недовольство современников, которые склонны были полностью отождествлять его с автором.

Действительно, многое в речах Потугина отвечает убеждению Тургенева: Россия — европейская страна, которую нельзя искусственно отрывать от Западной Европы; она призвана органически освоить достижения европейской цивилизации, чтобы выработать на этой основе собственные принципы.

К концу 60-х годов правительственные круги взяли на вооружение некоторые консервативные положения славянофильских теорий, подвергнув их грубой официальной адаптации. Это вызывало у Тургенева серьезную тревогу.

Поэтому удар по официальной идеологии рикошетом отскакивал и в сторону славянофилов, и в сторону революционеров-народников, идеализировавших крестьянскую общину.

Вместе с тем нельзя отождествлять автора с Потугиным, которого сам Тургенев не отделял от баденского «дыма», хотя и считал ведущим героем романа. Писатель чувствовал слабость и своей собственной западнической программы.

Потому-то «неисправимый западник» Потугин лишен в романе всяких признаков идеализации. Он велеречив и болтлив под стать всем другим героям романа. Это человек неловкий, не устроенный в жизни, диковатый и бесприютный. Даже юмор его уныл, а речи отзываются не желчью, а печалью.

В своих критических «потугах» герой часто хватает через край, впадает в шарж и карикатуру. Есть в его речах нигилистическая бравада. Некоторые его высказывания оскорбительны для национального достоинства русского человека.

Но Тургенев дает понять, что сам Потугин страдает от своей желчности и ворчливости, что его выпады — жест отчаяния, порожденный внутренним бессилием потерянного человека.

Надежды Тургенева в романе «Дым» связываются с Литвиновым. Писатель делил лучших представителей рода человеческого на героев и строителей: герои толкают историю вперед, но, как Дон Кихоты, делают это с типичными для них «святыми» ошибками. Творят же историю в конечном счете не они, а «повседневные строители жизни».

На долю Лежневых и Литвиновых падает почетная, хотя и скромная задача будничных практических дел. В конце 60-х годов, по Тургеневу, на первый план и вышла такая задача терпеливого и скромного практического труда. Но этот труд имел мало общего с типичным буржуазным предпринимательством, с жаждой только личного обогащения.

Литвинов мечтает принести своей деятельностью «пользу всему краю». Однако Тургенев далек и от чрезмерной апологетики литвиновского дела, свойственной, например, либеральным народникам с их теорией «малых дел».

Литвиновы — практики переходной эпохи, деятели во имя грядущего возрождения, почву для которого они готовят исподволь, скромным своим трудом.

В финале романа появляется надежда, что в отдаленном будущем Россия перейдет из газообразного состояния в твердое. Мы видим, как медленно освобождается душа Литвинова от «дыма» баденских впечатлений, как в деревенской глуши он ведет хозяйственную и культурническую работу.

Его тропинка узка, да на большее он и не способен. Но великое ведь и начинается с малого. Постепенно к Литвинову возвращается уверенность в себе, а вместе с нею и любовь, и прощение Татьяны, той девушки, от которой оторвала его баденская круговерть.

Мирный финал романа не ярок, свет в нем приглушен, краски жизни акварельны. Но тем не менее он согревает читателя верой и надеждой в будущность России.

В одном из писем начала 70-х годов Тургенев писал: «Народная жизнь переживает воспитательный период внутреннего, хорового развития, разложения и сложения; ей нужны помощники — не вожаки, и лишь только тогда, когда этот период кончится, снова появятся крупные, оригинальные личности».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Следующая глава

Источник: https://biography.wikireading.ru/153698

Ссылка на основную публикацию