Глупый француз — краткое содержание рассказа чехова

Главных героев в рассказе Чехова «Глупый француз» — двое. Это клоун из цирка Генри Пуркуа, который гастролирует с труппой и зашел перекусить в московский трактир. А также благообразный господин, соседствующий с французом в заведении «общепита», непомерно быстро съедающий горы блинов одну порцию за другой.

Краткое содержание про глупого француза в читательский дневник

———————­———————­———————

  • Артист цирка братьев Гинц, решив позавтракать, заходит в трактир Тестова и заказывает себе порцию консоме без пашота, ибо по его мнению, это будет слишком сытно, заменив яйцо парочкой гренок к бульону.
  • В ожидании своего заказа, французский клоун замечает сидящего неподалеку приличного господина, который поглощает блины со скоростью «света». При этом, мужчина продолжает делать заказы половому, требуя принести ему еще блинов, семги, солянки и вина.
  • Пуркуа не может поверить, что человек может столько много съесть, ему начинает казаться, что мужчина сейчас же умрет от обилия пищи. Однако, господин как ни бывало продолжает сметать принесенные блюда и не похож на человека, собирающегося прекратить это пищевое варварство над своим желудком.
  • Тогда Пуркуа обращается к половому с требованием прекратить принимать заказы у господина, однако, работник трактира не понимает гнева француза и отказывает ему в просьбе.
  • Понимая, что надо действовать решительно, француз подходит к своему случайному соседу и заводит разговор о вреде переедания.
  • Каково же изумление охватывает Пуркуа, когда ему указывают на то, что здесь в трактире все едят блины «в малых дозах».

В чем смысл произведения?

———————­——

Пишут критики, спорят биографы, говоря о том, что Чехов и сам был не лишен человеческих слабостей и пороков, в частности, любил покушать от души, с размахом. Но, будучи врачом, наверняка, знал пагубность излишеств в данной сфере.

Потому своими рассказами приоткрывал читателю неприглядность тех или иных вредных привычек. Ведь рассказ «Глупый француз» не призывает к диетам, вовсе нет.

Он заставляет задуматься о том, что должна существовать культура принятия пищи, способная контролировать человека от такого порока, как чревоугодие (обжорство).

  • Чехов иронизирует над собой, называя француза «глупым», разность менталитета делает русского с иностранцем — жителями разных планет, одному трудно понять, как столько можно в себя впихнуть (ирония), другому кажется, что француз — глупец, который отказывается от вкусной еды (снова ирония). Но прав-то в итоге Пуркуа, верно?

Полный текст рассказа в ознакомительных целях прочитать можно далее:

Глупый француз - краткое содержание рассказа Чехова

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/3203895-chehov-glupyj-francuz—kakoe-kratkoe-soderzhanie-kto-glavnye-geroi.html

Антон Чехов — Глупый француз

Чехов Антон Павлович

Глупый француз

  • Антон Павлович Чехов
  • Глупый француз
  • Клоун из цирка братьев Гинц, Генри Пуркуа, зашел в московский трактир Тестова позавтракать.

— Дайте мне консоме! — приказал он половому.

— Прикажете с пашотом или без пашота?

— Нет, с пашотом слишком сытно… Две-три гренки, пожалуй, дайте…

В ожидании, пока подадут консоме, Пуркуа занялся наблюдением. Первое, что бросилось ему в глаза, был какой-то полный, благообразный господин, сидевший за соседним столом и приготовлявшийся есть блины.

«Как, однако, много подают в русских ресторанах! — подумал француз, глядя, как сосед поливает свои блины горячим маслом. — Пять блинов! Разве один человек может съесть так много теста?»

Сосед между тем помазал блины икрой, разрезал все их на половинки и проглотил скорее, чем в пять минут…

— Челаэк!—обернулся он к половому. — Подай еще порцию! Да что у вас за порции такие? Подай сразу штук десять или пятнадцать! Дай балыка… семги, что ли!

«Странно… — подумал Пуркуа, рассматривая соседа.

— Съел пять кусков теста и еще просит! Впрочем, такие феномены не составляют редкости… У меня у самого в Бретани был дядя Франсуа, который на пари съедал две тарелки супу и пять бараньих котлет… Говорят, что есть также болезни, когда много едят…»

Половой поставил перед соседом гору блинов и две тарелки с балыком и семгой. Благообразный господин выпил рюмку водки, закусил семгой и принялся за блины. К великому удивлению Пуркуа, ел он их спеша, едва разжевывая, как голодный…

«Очевидно, болен… — подумал француз. — И неужели он, чудак, воображает, что съест всю эту гору? Не съест и трех кусков, как желудок его будет уже полон, а ведь придется платить за всю гору!»

— Дай еще икры! — крикнул сосед, утирая салфеткой масленые губы. -Не забудь зеленого луку!

«Но… однако, уж половины горы нет! — ужаснулся клоун. — Боже мой, он и всю семгу съел? Это даже неестественно… Неужели человеческий желудок так растяжим? Не может быть! Как бы ни был растяжим желудок, но он не может растянуться за пределы живота… Будь этот господин у нас во Франции, его показывали бы за деньги… Боже, уже нет горы!»

— Подашь бутылку Нюи… — сказал сосед, принимая от полового икру и лук.— Только погрей сначала… Что еще? Пожалуй, дай еще порцию блинов… Поскорей только…

— Слушаю… А на после блинов что прикажете?

— Что-нибудь полегче… Закажи порцию селянки из осетрины по-русски и… и… Я подумаю, ступай!

«Может быть, это мне снится? — изумился клоун, откидываясь на спинку стула.— Этот человек хочет умереть. Нельзя безнаказанно съесть такую массу. Да, да, он хочет умереть! Это видно по его грустному лицу. И неужели прислуге не кажется подозрительным, что он так много ест? Не может быть!»

Пуркуа подозвал к себе полового, который служил у соседнего стола, и спросил шепотом:

— Послушайте, зачем вы так много ему подаете?

— То есть, э… э… они требуют-с! Как же не подавать-с? — удивился половой.

— Странно, но ведь он таким образом может до вечера сидеть здесь и требовать! Если у вас у самих не хватает смелости отказывать ему, то доложите метрдотелю, пригласите полицию!

Половой ухмыльнулся, пожал плечами и отошел.

«Дикари! — возмутился про себя француз.— Они еще рады, что за столом сидит сумасшедший, самоубийца, который может съесть на лишний рубль! Ничего, что умрет человек, была бы только выручка!»

— Порядки, нечего сказать! — проворчал сосед, обращаясь к французу. — Меня ужасно раздражают эти длинные антракты! От порции до порции изволь ждать полчаса! Этак и аппетит пропадет к черту и опоздаешь… Сейчас три часа, а мне к пяти надо быть на юбилейном обеде.

— Pardon, monsieur, — побледнел Пуркуа, — ведь вы уж обедаете!

— Не-ет… Какой же это обед? Это завтрак… блины…

Тут соседу принесли селянку. Он налил себе полную тарелку, поперчил кайенским перцем и стал хлебать…

«Бедняга… — продолжал ужасаться француз. — Или он болен и не замечает своего опасного состояния, или же он делает все это нарочно… с целью самоубийства… Боже мой, знай я, что наткнусь здесь на такую картину, то ни за что бы не пришел сюда! Мои нервы не выносят таких сцен!»

И француз с сожалением стал рассматривать лицо соседа, каждую минуту ожидая, что вот-вот начнутся с ним судороги, какие всегда бывали у дяди Франсуа после опасного пари…

«По-видимому, человек интеллигентный, молодой… полный сил… — думал он, глядя на соседа. — Быть может, приносит пользу своему отечеству… и весьма возможно, что имеет молодую жену, детей… Судя по одежде, он должен быть богат, доволен…

но что же заставляет его решаться на такой шаг?..

И неужели он не мог избрать другого способа, чтобы умереть? Черт знает, как дешево ценится жизнь! И как низок, бесчеловечен я, сидя здесь и не идя к нему на помощь! Быть может, его еще можно спасти!»

Пуркуа решительно встал из-за стола и подошел к соседу.

— Послушайте, monsieur, — обратился он к нему тихим, вкрадчивым голосом. — Я не имею чести быть знаком с вами, но тем не менее, верьте, я друг ваш… Не могу ли я вам помочь чем-нибудь? Вспомните, вы еще молоды… у вас жена, дети…

— Я вас не понимаю! — замотал головой сосед, тараща на француза глаза.

— Ах, зачем скрытничать, monsieur? Ведь я отлично вижу! Вы так много едите, что… трудно не подозревать…

— Я много ем?! — удивился сосед. — Я?! Полноте… Как же мне не есть, если я с самого утра ничего не ел?

— Но вы ужасно много едите!

— Да ведь не вам платить! Что вы беспокоитесь? И вовсе я не много ем! Поглядите, ем, как все!

Пуркуа поглядел вокруг себя и ужаснулся. Половые, толкаясь и налетая друг на друга, носили целые горы блинов… За столами сидели люди и поедали горы блинов, семгу, икру… с таким же аппетитом и бесстрашием, как и благообразный господин.

«О, страна чудес! — думал Пуркуа, выходя из ресторана. — Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О, страна, чудная страна!»

Читайте также:  Устарела ли проблема отцов и детей сегодня - сочинение

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-rus-classic/10558-anton-chehov-glupyy-frantsuz.html

Глупый француз

Клоун из цирка братьев Гинц, Генри Пуркуа, зашёл в московский трактир Тестова позавтракать.

— Дайте мне консоме! — приказал он половому.

— Прикажете с пашотом или без пашота?1

— Нет, с пашотом слишком сытно… Две-три гренки, пожалуй, дайте…

В ожидании, пока подадут консоме, Пуркуа занялся наблюдением. Первое, что бросилось ему в глава, был какой-то полный благообразный господин, сидевший за соседним столом и приготовлявшийся есть блины.

«Как, однако, много подают в русских ресторанах! — подумал француз, глядя, как сосед поливает свои блины горячим маслом.— Пять блинов! Разве один человек может съесть так много теста?»

Сосед между тем помазал блины икрой, разрезал все их на половинки и проглотил скорее, чем в пять минут…

— Челаэк! — обернулся он к половому.— Подай ещё порцию! Да что у вас за порции такие? Подай сразу штук десять или пятнадцать! Дай балыка… семги, что ли?

«Странно…— подумал Пуркуа, рассматривая соседа.— Съел пять кусков теста и ещё просит! Впрочем, такие феномены не составляют редкости… У меня у самого в Бретани был дядя Франсуа, который на пари съедал две тарелки супу и пять бараньих котлет… Говорят, что есть также болезни, когда много едят…»

Половой поставил перед соседом гору блинов и две тарелки с балыком и семгой. Благообразный господин выпил рюмку водки, закусил семгой и принялся за блины. К великому удивлению Пуркуа, ел он их спеша, едва разжёвывая, как голодный…

«Очевидно, болен…— подумал француз.— И неужели он, чудак, воображает, что съест всю эту гору? Не съест и трёх кусков, как желудок его будет уже полон, а ведь придётся платить за всю гору!»

— Дай ещё икры! — крикнул сосед, утирая салфеткой масляные губы.— Не забудь зелёного луку!

«Но… однако, уж половины горы нет! — ужаснулся клоун.— Боже мой, он и всю семгу съел? Это даже неестественно… Неужели человеческий желудок так растяжим? Не может быть! Как бы ни был растяжим желудок, но он не может растянуться за пределы живота… Будь этот господин у нас во Франции, его показывали бы за деньги… Боже, уже нет горы!»

— Подашь бутылку Нюи…— сказал сосед, принимая от полового икру и лук.— Только погрей сначала… Что ещё? Пожалуй, дай ещё порцию блинов… Поскорей только…

— Слушаю… А на после блинов что прикажете?

— Что-нибудь полегче… Закажи порцию селянки из осетрины по-русски и… и… Я подумаю, ступай!

«Может быть, это мне снится? — изумился клоун, откидываясь на спинку стула.— Этот человек хочет умереть! Нельзя безнаказанно съесть такую массу! Да, да, он хочет умереть. Это видно по его грустному лицу. И неужели прислуге не кажется подозрительным, что он так много ест? Не может быть!»

Пуркуа подозвал к себе полового, который служил у соседнего стола, и спросил шёпотом:

— Послушайте, зачем вы так много ему подаёте?

— То есть, э… э… они требуют-с! Как же не подавать-с? — удивился половой.

— Странно, но ведь он таким образом может до вечера сидеть здесь и требовать! Если у вас у самих не хватает смелости отказывать ему, то доложите метрдотелю, пригласите полицию!

Половой ухмыльнулся, пожал плечами и отошёл.

«Дикари! — возмутился про себя француз.— Они ещё рады, что за столом сидит сумасшедший, самоубийца, который может съесть на лишний рубль! Ничего, что умрёт человек, была бы только выручка!»

— Порядки, нечего сказать! — проворчал сосед, обращаясь к французу.— Меня ужасно раздражают эти длинные антракты! От порции до порции изволь ждать полчаса! Этак и аппетит пропадёт к чёрту, и опоздаешь… Сейчас три часа, а мне к пяти надо быть на юбилейном обеде.

  • — Pardon, monsieur,2 — побледнел Пуркуа,— ведь вы уж обедаете!
  • — Не-ет… Какой же это обед? Это завтрак… блины…
  • Тут соседу принесли селянку. Он налил себе полную тарелку, поперчил кайенским перцем и стал хлебать…

«Бедняга…— продолжал ужасаться француз.— Или он болен и не замечает своего опасного состояния, или же он делает всё это нарочно… с целью самоубийства… Боже мой, знай я, что наткнусь здесь на такую картину, то ни за что бы не пришёл сюда! Мои нервы не выносят таких сцен!»

И француз с сожалением стал рассматривать лицо соседа, каждую минуту ожидая, что вот-вот начнутся с ним судороги, какие всегда бывали у дяди Франсуа после опасного пари…

«По-видимому, человек интеллигентный, молодой… полный сил…— думал он, глядя на соседа.

— Быть может, приносит пользу своему отечеству… и весьма возможно, что имеет молодую жену, детей… Судя по одежде, он должен быть богат, доволен… но что же заставляет его решаться на такой шаг?..

И неужели он не мог избрать другого способа, чтобы умереть? Чёрт знает как дёшево ценится жизнь! И как низок, бесчеловечен я, сидя здесь и не идя к нему на помощь! Быть может, его ещё можно спасти!»

Пуркуа решительно встал из-за стола и подошёл к соседу.

— Послушайте, monsieur,— обратился он к нему тихим, вкрадчивым голосом.— Я не имею чести быть знаком с вами, но, тем не менее, верьте, я друг ваш… Не могу ли я вам помочь чем-нибудь? Вспомните, вы ещё молоды… у вас жена, дети…

— Я вас не понимаю! — замотал головой сосед, тараща на француза глаза.

— Ах, зачем скрытничать, monsieur? Ведь я отлично вижу! Вы так много едите, что… трудно не подозревать…

— Я много ем?! — удивился сосед.— Я?! Полноте… Как же мне не есть, если я с самого утра ничего не ел?

— Но вы ужасно много едите!

— Да ведь не вам платить! Что вы беспокоитесь? И вовсе я не много ем! Поглядите, ем, как все!

Пуркуа поглядел вокруг себя и ужаснулся. Половые, толкаясь и налетая друг на друга, носили целые горы блинов… За столами сидели люди и поедали горы блинов, семгу, икру… с таким же аппетитом и бесстрашием, как и благообразный господин.

«О, страна чудес! — думал Пуркуа, выходя из ресторана.— Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О страна, чудная страна!»

1886

1. консоме с пашотом — бульон с яйцом (франц. consomme — крепкий бульон; oeuf pochee — яйцо, сваренное в мешочек).
2. Pardon, monsieur — Извините, господин (франц.).

Источник: https://ostrovok.de/p/chekhov/glupyj-frantsuz.html

Глупый француз. Чехов Антон Павлович

Клоун из цирка братьев Гинц, Генри Пуркуа, зашел в московский трактир Тестова позавтракать.

— Дайте мне консоме! — приказал он половому.

— Прикажете с пашотом или без пашота?

— Нет, с пашотом слишком сытно… Две-три гренки, пожалуй, дайте…

В ожидании, пока подадут консоме, Пуркуа занялся наблюдением. Первое, что бросилось ему в глаза, был какой-то полный, благообразный господин, сидевший за соседним столом и приготовлявшийся есть блины.

«Как, однако, много подают в русских ресторанах! — подумал француз, глядя, как сосед поливает свои блины горячим маслом. — Пять блинов! Разве один человек может съесть так много теста?»

Сосед между тем помазал блины икрой, разрезал все их на половинки и проглотил скорее, чем в пять минут…

— Челаэк! — обернулся он к половому. — Подай еще порцию! Да что у вас за порции такие? Подай сразу штук десять или пятнадцать! Дай балыка… семги, что ли!

«Странно… — подумал Пуркуа, рассматривая соседа.

— Съел пять кусков теста и еще просит! Впрочем, такие феномены не составляют редкости… У меня у самого в Бретани был дядя Франсуа, который на пари съедал две тарелки супу и пять бараньих котлет… Говорят, что есть также болезни, когда много едят…»

Половой поставил перед соседом гору блинов и две тарелки с балыком и семгой. Благообразный господин выпил рюмку водки, закусил семгой и принялся за блины. К великому удивлению Пуркуа, ел он их спеша, едва разжевывая, как голодный…

«Очевидно, болен… — подумал француз. — И неужели он, чудак, воображает, что съест всю эту гору? Не съест и трех кусков, как желудок его будет уже полон, а ведь придется платить за всю гору!»

Читайте также:  Сочинение на тему верность и измена

— Дай еще икры! — крикнул сосед, утирая салфеткой масленые губы. -Не забудь зеленого луку!

«Но… однако, уж половины горы нет! — ужаснулся клоун. — Боже мой, он и всю семгу съел? Это даже неестественно… Неужели человеческий желудок так растяжим? Не может быть! Как бы ни был растяжим желудок, но он не может растянуться за пределы живота… Будь этот господин у нас во Франции, его показывали бы за деньги… Боже, уже нет горы!»

— Подашь бутылку Нюи… — сказал сосед, принимая от полового икру и лук. — Только погрей сначала… Что еще? Пожалуй, дай еще порцию блинов… Поскорей только…

— Слушаю… А на после блинов что прикажете?

— Что-нибудь полегче… Закажи порцию селянки из осетрины по-русски и… и… Я подумаю, ступай!

«Может быть, это мне снится? — изумился клоун, откидываясь на спинку стула. — Этот человек хочет умереть. Нельзя безнаказанно съесть такую массу. Да, да, он хочет умереть! Это видно по его грустному лицу. И неужели прислуге не кажется подозрительным, что он так много ест? Не может быть!»

Пуркуа подозвал к себе полового, который служил у соседнего стола, и спросил шепотом:

— Послушайте, зачем вы так много ему подаете?

— То есть, э… э… они требуют-с! Как же не подавать-с? — удивился половой.

— Странно, но ведь он таким образом может до вечера сидеть здесь и требовать! Если у вас у самих не хватает смелости отказывать ему, то доложите метрдотелю, пригласите полицию!

Половой ухмыльнулся, пожал плечами и отошел.

«Дикари! — возмутился про себя француз. — Они еще рады, что за столом сидит сумасшедший, самоубийца, который может съесть на лишний рубль! Ничего, что умрет человек, была бы только выручка!»

— Порядки, нечего сказать! — проворчал сосед, обращаясь к французу. — Меня ужасно раздражают эти длинные антракты! От порции до порции изволь ждать полчаса! Этак и аппетит пропадет к черту и опоздаешь… Сейчас три часа, а мне к пяти надо быть на юбилейном обеде.

  • — Pardon, monsieur, — побледнел Пуркуа, — ведь вы уж обедаете!
  • — Не-ет… Какой же это обед? Это завтрак… блины…
  • Тут соседу принесли селянку. Он налил себе полную тарелку, поперчил кайенским перцем и стал хлебать…

«Бедняга… — продолжал ужасаться француз. — Или он болен и не замечает своего опасного состояния, или же он делает все это нарочно… с целью самоубийства… Боже мой, знай я, что наткнусь здесь на такую картину, то ни за что бы не пришел сюда! Мои нервы не выносят таких сцен!»

И француз с сожалением стал рассматривать лицо соседа, каждую минуту ожидая, что вот-вот начнутся с ним судороги, какие всегда бывали у дяди Франсуа после опасного пари…

«По-видимому, человек интеллигентный, молодой… полный сил… — думал он, глядя на соседа.

— Быть может, приносит пользу своему отечеству… и весьма возможно, что имеет молодую жену, детей… Судя по одежде, он должен быть богат, доволен… но что же заставляет его решаться на такой шаг?..

И неужели он не мог избрать другого способа, чтобы умереть? Черт знает, как дешево ценится жизнь! И как низок, бесчеловечен я, сидя здесь и не идя к нему на помощь! Быть может, его еще можно спасти!»

Пуркуа решительно встал из-за стола и подошел к соседу.

— Послушайте, monsieur, — обратился он к нему тихим, вкрадчивым голосом. — Я не имею чести быть знаком с вами, но тем не менее, верьте, я друг ваш… Не могу ли я вам помочь чем-нибудь? Вспомните, вы еще молоды… у вас жена, дети…

— Я вас не понимаю! — замотал головой сосед, тараща на француза глаза.

— Ах, зачем скрытничать, monsieur? Ведь я отлично вижу! Вы так много едите, что… трудно не подозревать…

— Я много ем?! — удивился сосед. — Я?! Полноте… Как же мне не есть, если я с самого утра ничего не ел?

— Но вы ужасно много едите!

— Да ведь не вам платить! Что вы беспокоитесь? И вовсе я не много ем! Поглядите, ем, как все!

Пуркуа поглядел вокруг себя и ужаснулся. Половые, толкаясь и налетая друг на друга, носили целые горы блинов… За столами сидели люди и поедали горы блинов, семгу, икру… с таким же аппетитом и бесстрашием, как и благообразный господин.

«О, страна чудес! — думал Пуркуа, выходя из ресторана. — Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О, страна, чудная страна!»

Источник: https://www.anton-chehov.info/glupyij-franczuz.html

Рецензия WinnyThePooh на книгу — Антон Чехов «Глупый француз» — MyBook

Казалось бы, разве можно много сказать о рассказе, который занимает всего пару страниц?! Разве может такой короткий рассказ запомниться?! Разве может он заставить нас думать?! И тем не менее, у Антона Павловича Чехова получилось.

Чтение этого рассказа — займет у вас, всего несколько минут. А осадок останется. Казалось бы, ничего особенно и не происходит в этих строчках. Но мысли бегут, эмоции распаляются. И вот вы уже готовы спорить с другими читателями и соглашаться с автором.

Главной загадкой для меня остается лишь один вопрос — как можно было написать рассказ в 1886 году, но так — чтобы он оставался актуальным и в 2017?! А он таковым и остается! Это несомненно великий талант и великий ум.

Нужно быть незаурядной личностью, чтобы над твоими несколькими страницами текста разгорались дискуссии и кипели нешуточные страсти.

Попробуем разобраться. Казалось бы, главный герой приходит в ресторан и удивляется большому аппетиту соседа. Собственно — и все. В рассказе больше ничего и нет. Ты читаешь с надеждой на внезапный поворот, но его не происходит. И вот — последняя строчка позади, а ты чувствуешь себя обманутым.

Как же так, я собирался прочитать рассказ, а мне подсунули случай в ресторане…да еще и такой обыденный. Подумаешь удивился! Подумаешь сосед съел много блинов! Что в этом такого?!А затем тебя осеняет. Но дело же, совсем, в другом! Мы всегда судим по себе. Так и наш герой, Пуркуа. Он привык обедать не плотно. Он заботиться о своем здоровье, знает свою норму.

И, вдруг, он видит, что кто-то поглощает огромное количество еды! И все, что он может — это судить по себе. Он сравнивает и делает выводы. Выводы не утешительные и, надо добавить, совсем не положительные. И мало того, что он решил для себя, что все понял о человеке, которого видит в первый раз в своей жизни — Пуркуа решается сделать следующий шаг.

Он идет сообщить пропащему человеку, что готов его спасти. Каково же оказывается его удивление, когда он понимает, что человек и не думал страдать или тонуть. В тот момент, когда Пуркуа видит себя героем — именно странный сосед начинает его жалеть и думать, что у него не все дома.

К немалому стыду нашего француза — ему еще и показывают, что все остальные люди в ресторане едят так же много. И видимо дело не в них, а в самом герое?!

Что же получается?! Мы так привыкли стремительно делать выводы. Так привыкли судить по себе, что не готовы оставить другим — их право выбора. Нам обязательно нужно разделить всех на группы, оценить их поведение и составить свое собственное мнение. Казалось бы, что плохого во мнении?! Наоборот, целостная личность должна иметь свое собственное мнение на любой вопрос.

Но что может погубить всю нашу положительность? Желание и стремление любой ценой — донести это мнение. Мы разучились слушать и видеть. Так же как и Пуркуа — мы видим себя, считая свою позицию — единственно правильной, и соседа, который обязательно делает все не так.

И мы не готовы сидеть просто так! Нам надо спасти этого беднягу!Надо донести, что он не прав! Что он все делает не так, как надо! Ведь мы же знаем — КАК это надо делать! Мы не будем спрашивать разрешения, а просто начнем учить постороннего человека…принижая его собственное мнение и отвергая желания. Как итог — ссора с соседом и чувство унижения, когда нас не станут слушать.

Ведь мы себя считаем истиной, а нас не стали слушать! Чувство собственного достоинства страдает..но выводов не делаем ни мы, ни герой рассказа.

Есть еще один момент, который Чехов, лишь, обозначил. Повторюсь, надо обладать гениальностью, чтобы одной фразой — поднимать волну чувств и эмоций, где-то глубоко внутри читателя. Обратили ли вы внимание на то, как автор пишет об этом злополучном соседе?! Он заказывает все новые и новые порции.

Читайте также:  Сочинение примеры раскаяния из жизни

Не переживает о стоимость и берет лучшее, что может предложить ресторан. И он заглатывает порции, особо не жуя. Вроде мелочь, но ведь так происходит и в современном мире! С каждым днем у нас все больше и больше возможностей. Все больше и больше товаров, доступных для любого покупателя. И мы перестаем радоваться новинкам.

У нас ни на что не хватает времени. Купив телефон, мы начинаем смотреть на новые модели, понимая, что наш скоро устареет. Мы един на бегу, звоним родным на бегу. Мы получаем подарки и не всегда говорим спасибо, потому что хотели что-то другое…или другой модели.

Современная жизнь сделала нас потребителями, но отняла радость и удовольствие.

Когда вы в последний раз — просто наслаждались солнцем?! Когда на улице хорошая погода, когда ты сидишь на скамейке и никуда не спешишь! Когда у вас были несколько часов на книгу, которую так давно хотелось прочитать?! Или фильм, который давно требует просмотра?!Мы столько времени тратим на ненужные вещи, а потом удивляемся, что ничего не успеваем. Жалуемся, что нет радости, но сами же и не даем себе возможности насладиться маленькими радостями каждого дня. Чашка горячего кофе в дождливую погоду. Хорошая музыка по дороге домой. Книга перед сном, а не просмотр новостной ленты в социальных сетях. Те же самые блины, только съеденные с удовольствием и, желательно, в приятной компании.

Рецепт счастья так прост и так недостижим. Каждый из нас сам выбирает — как ему жить. И пора уже научиться уважать этот выбор. даже если он не совпадает с вашим. Даже если вы уверены, что есть так много — это вредно..не стоит лезть со своими мыслями и советами, пока вас не попросили. Лучше наслаждайтесь вашим заказом..выбором..жизнью.

Источник: https://MyBook.ru/author/anton-pavlovich-chehov/glupyj-francuz/reviews/1929062/

Антон Павлович Чехов Рассказ Глупый француз | О еде, вкусной и полезной

Автор Giora, Май 6th, 2015

Клоун из цирка братьев Гинц, Генри Пуркуа, зашел в московский трактир Тестова позавтракать.
— Дайте мне консоме! — приказал он половому.
— Прикажете с пашотом или без пашота?

— Нет, с пашотом слишком сытно… Две-три гренки, пожалуй, дайте…

В ожидании, пока подадут консоме, Пуркуа занялся наблюдением. Первое, что бросилось ему в глаза, был какой-то полный, благообразный господин, сидевший за соседним столом и приготовлявшийся есть блины.

«Как, однако, много подают в русских ресторанах! — подумал француз, глядя, как сосед поливает свои блины горячим маслом.

— Пять блинов! Разве один человек может съесть так много теста?»
Сосед между тем помазал блины икрой, разрезал все их на половинки и проглотил скорее, чем в пять минут…

— Челаэк!—обернулся он к половому. — Подай еще порцию! Да что у вас за порции такие? Подай сразу штук десять или пятнадцать! Дай балыка… семги, что ли!

«Странно… — подумал Пуркуа, рассматривая соседа.
— Съел пять кусков теста и еще просит! Впрочем, такие феномены не составляют редкости… У меня у самого в Бретани был дядя Франсуа, который на пари съедал две тарелки супу и пять бараньих котлет… Говорят, что есть также болезни, когда много едят…»

Половой поставил перед соседом гору блинов и две тарелки с балыком и семгой. Благообразный господин выпил рюмку водки, закусил семгой и принялся за блины. К великому удивлению Пуркуа, ел он их спеша, едва разжевывая, как голодный…

«Очевидно, болен… — подумал француз. — И неужели он, чудак, воображает, что съест всю эту гору? Не съест и трех кусков, как желудок его будет уже полон, а ведь придется платить за всю гору!»

Дай еще икры! — крикнул сосед, утирая салфеткой масленые губы. — Не забудь зеленого луку!
«Но… однако, уж половины горы нет! — ужаснулся клоун.

— Боже мой, он и всю семгу съел? Это даже неестественно… Неужели человеческий желудок так растяжим? Не может быть! Как бы ни был растяжим желудок, но он не может растянуться за пределы живота… Будь этот господин у нас во Франции, его показывали бы за деньги… Боже, уже нет горы!»
— Подашь бутылку Нюи… — сказал сосед, принимая от полового икру и лук.— Только погрей сначала… Что еще? Пожалуй, дай еще порцию блинов… Поскорей только…
— Слушаю… А на после блинов что прикажете?

— Что-нибудь полегче… Закажи порцию селянки из осетрины по-русски и… и… Я подумаю, ступай!

«Может быть, это мне снится? — изумился клоун, откидываясь на спинку стула.— Этот человек хочет умереть. Нельзя безнаказанно съесть такую массу. Да, да, он хочет умереть! Это видно по его грустному лицу. И неужели прислуге не кажется подозрительным, что он так много ест? Не может быть!»

Пуркуа подозвал к себе полового, который служил у соседнего стола, и спросил шепотом:
— Послушайте, зачем вы так много ему подаете?
— То есть, э… э… они требуют-с! Как же не подавать-с? — удивился половой.

— Странно, но ведь он таким образом может до вечера сидеть здесь и требовать! Если у вас у самих не хватает смелости отказывать ему, то доложите метрдотелю, пригласите полицию!
Половой ухмыльнулся, пожал плечами и отошел.
«Дикари! — возмутился про себя француз.

— Они еще рады, что за столом сидит сумасшедший, самоубийца, который может съесть на лишний рубль! Ничего, что умрет человек, была бы только выручка!»
— Порядки, нечего сказать! — проворчал сосед, обращаясь к французу.

— Меня ужасно раздражают эти длинные антракты! От порции до порции изволь ждать полчаса! Этак и аппетит пропадет к черту и опоздаешь… Сейчас три часа, а мне к пяти надо быть на юбилейном обеде.

— Pardon, monsieur, — побледнел Пуркуа, — ведь вы уж обедаете!
— Не-ет… Какой же это обед? Это завтрак… блины…
Тут соседу принесли селянку. Он налил себе полную тарелку, поперчил кайенским перцем и стал хлебать…

«Бедняга… — продолжал ужасаться француз. — Или он болен и не замечает своего опасного состояния, или же он делает все это нарочно… с целью самоубийства… Боже мой, знай я, что наткнусь здесь на такую картину, то ни за что бы не пришел сюда! Мои нервы не выносят таких сцен!»

И француз с сожалением стал рассматривать лицо соседа, каждую минуту ожидая, что вот-вот начнутся с ним судороги, какие всегда бывали у дяди Франсуа после опасного пари…
«По-видимому, человек интеллигентный, молодой… полный сил… — думал он, глядя на соседа.

— Быть может, приносит пользу своему отечеству… и весьма возможно, что имеет молодую жену, детей… Судя по одежде, он должен быть богат, доволен… но что же заставляет его решаться на такой шаг?..

И неужели он не мог избрать другого способа, чтобы умереть? Черт знает, как дешево ценится жизнь! И как низок, бесчеловечен я, сидя здесь и не идя к нему на помощь! Быть может, его еще можно спасти!»

Пуркуа решительно встал из-за стола и подошел к соседу.

— Послушайте, monsieur, — обратился он к нему тихим, вкрадчивым голосом.

— Я не имею чести быть знаком с вами, но тем не менее, верьте, я друг ваш… Не могу ли я вам помочь чем-нибудь? Вспомните, вы еще молоды… у вас жена, дети…
— Я вас не понимаю! — замотал головой сосед, тараща на француза глаза.
— Ах, зачем скрытничать, monsieur? Ведь я отлично вижу! Вы так много едите, что… трудно не подозревать…

Я много ем?! — удивился сосед. — Я?! Полноте… Как же мне не есть, если я с самого утра ничего не ел?

— Но вы ужасно много едите!
— Да ведь не вам платить! Что вы беспокоитесь? И вовсе я не много ем! Поглядите, ем, как все!

Пуркуа поглядел вокруг себя и ужаснулся. Половые, толкаясь и налетая друг на друга, носили целые горы блинов… За столами сидели люди и поедали горы блинов, семгу, икру… с таким же аппетитом и бесстрашием, как и благообразный господин.

«О, страна чудес! — думал Пуркуа, выходя из ресторана. — Не только климат, но даже желудки делают у них чудеса! О, страна, чудная страна!»

Источник: http://fine-eating.ru/classics/anton-pavlovich-chehov-rasskaz-glupyiy-frantsuz/

Ссылка на основную публикацию