Железная воля — краткое содержание рассказа лескова

Великолепное произведение, не потерявшее своей актуальности и поныне! История, названная самим Лесковым, сказкой, и не случайно. Ибо, все волшебные особенности, отличающие рассказ от сказочного повествования присутствуют.

— Зачин:

Железная воля - краткое содержание рассказа Лескова

— Главные герои: премудрый король Доброхот, желающий всех в своем царстве сделать счастливыми, и плясун-гусляр-гудошн­ик Разлюляй, которому по царскому волеизъявлению пришлось идти незнамо куда, искать доселе в царстве невиданное.

  • В качестве массовки выступает свора боярская, одержимая только наживой, да сохранением неизменности житья-бытия по стародавнему обычаю.
  • Из женских персонажей отмечаем мамку-няньку царскую, плененную чужеземку, которая несколько мудрых советов дала Доброхоту.
  • Да царевна — жена прекрасная, думающая, что бояре смогут ее короля от болезни душевной излечить (вот наивная!).

Основное развитие сюжета идет по всем сказочным канонам. Т.е. выполнение заданий, встреча со странными персонажами, и необычная концовка. При этом удивительный лесковский язык, дополняющий и раскрывающий образы персонажей, своеобразные речевые обороты, за которые сам автор был часто «бит» современниками, считающими их излишествами!

Краткое содержание сказки «Час воли Божией»

———————­———————­—

  • В неком царстве живет король Доброхот по старинному укладу, а править норовит по своему, желает чтобы правда кривду побеждала, да народу всему жить становилось лучше. Но вот незадача, не спорится дело, не складывается. От такой неблагодарной царской работы измаялся Доброхот, в горе впал, стал чахнуть. Заметила это жена Милолика, совет мужу дала — бояр призвать и найти способ уклад новый в царстве наладить, пока государь жизни от тревог не лишился.
  • Послушался жены король, призвал своих придворных. А те, услыхав слова царские, спустя время, совет такой дают: «мол не нужно ничего государь в царстве менять, народ бедный все стерпит».
  • Понятно дело, Доброхоту такой ответ не по нраву, выгнал советчиков. Заметался по палатам, места себе не находит. Тут на его счастье ли? нянька чуждянка (слово из текста) из темноты выступила и говорит: «найди трех старцев пустынничков, которым свет милый опостылел, они тем только и живут, что Богу молятся за твое, мол, Доброхот царство. Они тебе расскажут, как можно жизнь в твоем государстве наладить».
  • Услыхал король старуху, гонцов с послами по всему государству отправил искать божьих людей. Долго ли коротко ли, но нашлись три старца: Дубовик, Полевик и Водовик, которых вопреки королевскому указу, с принуждением в короба посадили и доставили к Доброхоту. Старички те уж и говорить разучились, потому король на них разгневался. Он думал, они ему сразу все секреты раскроют, а тут молчок и только стариковская дрожь из плетушек. К тому же старцы столь ветхие, что и наказать их нельзя, т.к. в пыль могут обратиться.
  • Что делать, как разговорить старцев? Бояре выступают с предложением — взять на себя стариков, и было уже согласился Доброхот «отдать» пустынничков на растерзание, но нянька вновь появилась и посоветовала Разлюляя-гудошника позвать, который своими шутками-прибаутками любого разговорит.
  • Доброхот послушался, вызвал плясуна к себе и задание дал — разговорить старцев. Делать нечего, перечь не перечь, а выполнять государевый указ придется. Разлюляй таких страшных картин нарисовал старцам, что они «полироваться» начали, т.е. изъявили желания свою мудрость царю передать.
  • Прибежал Доброхот и спрашивает:

Железная воля - краткое содержание рассказа Лескова

  • Отвечают ему старички по очереди:

Железная воля - краткое содержание рассказа Лескова

  • Ничего не понял король, еще пуще разозлился и велел стариков над полатями в плетушечках подвесить. Пока спал, старички исчезли, как и куда не смогли и бояре государю объяснить. Сказали было, что через подполье убежали, да государь велел плотников со всей страны согнать и разобрать полы во всех домах, окромя бедняков, у которых земля вместо половиц в избах.
  • Тут снова нянька объявилась и рассказала Доброхоту о том, что сон вещий видала, так что старички более не нужны. Теперича пора девицу искать, жалостницу, которая сумеет объяснить слова пустынничков.
  • Сперва боярских сыновей на поиски отправили, но те только выехали за врата, так в пьянство ударились. Как хмель повыветрился, воротились домой и сказали, что такой девицы на свете нет. А нянька ему снова про Разлюляя напоминает, и советует его на поиски девицы снарядить.
  • Пришлось гудошнику свой дом оставить и девушку по свету искать. Долго скитался по свету Разлюляй Разлюляевич, дошло до того, что Цыган его дочиста обчистил, в одной рубахе и портках остался бедолага, одним словом, голь перекатная, и вот то ли Боженька его молитвы услышал, то ли время пришло, но как-то то ли сон, то ли видение ему было — старичка увидал, да разговор с ним затеял. Старец его и надоумил где девицу-разгадчицу искать, которая его внучкой оказалась.
  • Вмиг забыл гудошник все свои обиды и горести житейские, побежал через леса, как было велено и вскоре увидал девушку, которая шерсть пряла. Увидал плясун, что полна она разумом, добротой ее лицо так и светится, не стал ерничать и околесицу плести, сразу честно о себе рассказал и вопросы путынничков ей задал.
  • Девушка не стала важничать, ей эти вопросы проще пареной репы показались, вот так она ответила Разлюляю:

Железная воля - краткое содержание рассказа Лескова

  • И напутствие дала, чтобы он платы за науку не смел брать, а коли король все одно наградит, то раздать ее всем страждущим.
  • Поблагодарил Разлюляй и с чистым сердцем домой отправился. Пришел и рассказал Доброхоту все, как девица велела. Ну, там снова бояре забузили, дескать врет Разлюляй, сам придумал объяснения. Однако, на сей раз король не послушался своих придворных и велел с глаз прогнать, а Разлюляя с семьей поселил на пасеке, чтобы было им сытно, но строго указал никому не болтать о том, что девица поведала.
  • Жаль, устраивать жизнь по новому Доброхоту в своем государстве не захотелось. Не прослыл он реформатором…, «отмазку» придумал, дескать, вдруг его соседи-королевичи не захотят, как и он по открытой простой мудрости править — добро каждому в сей миг делать, он ведь тогда один не справится. И … оставил все по прежнему, по стародавнему. А историю сию на бумагу записал, да в сундук для потомков положил. Говорят, что сие писание до сих пор под печатями в строгой секретности хранится, а дела идут все, как было при дедах и прадедах…

В заключении: план сказки для читательского дневника, чтобы пересказать ее на уроке или отзыв написать:

  • Доброхот недоволен своим правлением;
  • бояре дают плохие советы;
  • нянька рассказывает о пустынничках;
  • Разлюляй отправляется на поиски;
  • старцы появляются в доме Доброхота;
  • три странных совета, как улучшить жизнь в королевстве;
  • раскрыть тайну советов может только жалостница;
  • Разлюляй находит девицу;
  • объяснение трех советов;
  • возвращение гусляра домой;
  • Доброхот оставляет все по старинному укладу.

Главная мысль: в идеальном мире все будут творить добро каждому, значит, исчезнет зависть, ненависть, вражда и останется только любовь и согласие. Мозг человека эволюционирует и станет двигаться только в позитивном русле, законы добра все знают, осталось научиться их выполнять.

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/2805720-ns-leskov-chas-voli-bozhiej-o-chem-skazka-kakoe-kratkoe-soderzhanie.html

Как "Железная воля" Лескова таинственно явила себя в блокадном Ленинграде — Avos — КОНТ

Случайно услышал историю «обретения» рассказа Лескова «Железная воля». Мастер повествует об онтологической разнице немецкого и русского менталитетов, о том что, «Где русскому хорошо, там немцу — смерть».

Железная воля - краткое содержание рассказа Лескова

Оказывается, сам рассказ был малоизвестен и не вошел в прижизненные сборники Николая Лескова. Однако, чудесным образом, промыслительно, явил себя зимой 1942 года в блокадном Ленинграде. Именно в тот исторический период, когда в этих лесковских истинах очень нуждался русский народ, замерзающий в голодном и холодном городе.

Читайте также:  Жизнь и творчество марка твена

На 13-й месяц блокады сын писателя Андрей Николаевич Лесков, будучи уже глубоким стариком, сидел в своей ленинградской квартире и сжигал в буржуйке обширную библиотеку, чтобы согреться.

Каждую книгу, прежде чем бросить в огонь, просматривал, что-то откладывал, что-то сжигал. Так в руках старика оказался какой-то древний журнал, где и был опубликован рассказ «Железная воля» за авторством Лескова.

Андрей Лесков считался самым большим знатоком творчества своего отца, все скрупулезно фиксировал, знал от и до каждую страницу из 12 томов собрания сочинений, но это произведение увидел впервые. Прочитал и уже на следующий день побежал в горком ВКП(б), где решили напечатать «Железную волю» в ленинградском журнале «Звезда».

Рассказ повествует о таинственной русской сути, в которой, как в тесте застревает железная немецкая экспансия.

«Что же? и вы мне тоже ужасно надоели с этим немецким железом: и железный-то у них граф, и железная-то у них воля, и поедят-то они нас поедом.

Тпфу ты, чтобы им скорей все это насквозь прошло! Да что это вы, господа, совсем ума, что ли, рехнулись? Ну, железные они, так и железные, а мы тесто простое, мягкое, сырое, непропеченое тесто, — ну, а вы бы вспомнили, что и тесто в массе топором не разрубишь, а, пожалуй, еще и топор там потеряешь…»(с)

Публикация «Железной воли» Лескова укрепила дух и выдержку ленинградцев. Редакция «Звезды» была буквально завалена письмами со словами благодарности от жителей города — голодающих, изможденных, но так и не сломленных пресловутой «немецкой железной волей».

По Дороге жизни слава рассказа просочилась дальше, в окопы, попала на фронт. И уже в 1943 году ее гигантским тиражом издали в Москве. А к концу войны рассказ выдержал сразу пять изданий, что само по себе странно для небольшого произведения.

С тех пор «Железная воля» считается одним из самых ярких произведений, где красочно очерчен водораздел между «мы» и «они». Плохо иметь такие водоразделы или неплохо — это вопрос дискуссионный, и спор этот длится уже не одно столетие. Но как глупо спорить на эту тему сейчас, когда все уже рассказал Лесков.

Иллюстрация из издания «Воениздат» 1943 года. Там герой рассказа — немец Гуго Пекторалис похож на Гитлера. Не удивительно, кстати.

Источник: https://cont.ws/post/326675

Николай Лесков «Железная воля» (1876)

Железная воля - краткое содержание рассказа Лескова

Интерес к традициям и нравам других народов никогда не ослабнет. Всегда будут между людьми различия, связанные с множеством всевозможных факторов. Нагляднее то получится понять на примере русских и немцев. Где русские действуют без подготовки и добиваются нужных им результатов, там немцы растеряются, но где немцем всё будет заранее обдумано и подготовлено для успешной реализации, там русский спасует и добиться требуемого результата не сможет. Это не проблема — всего лишь особенность характеров наций. У всякого народа есть своё понимание о железной воле. Лесков решил рассказать сугубо о её понимании в отношении немцев.

Приехал как-то в Россию немец, желая заработать определённое количество денег. У себя дома он договорился с девушкой, что они не поженятся, пока не накопят три тысячи талеров. Не беда, ежели такого никогда не случится. Лучше вообще не сходиться, нежели влачить жалкое существование: так должны были думать они.

Но немец немцу рознь! Может быть в Россию приезжали самые упёртые из них, уставшие от невозможности наладить нужный им процесс в землях стран, где всё итак налажено до них. В этом плане Россия обещает заманчивые перспективы.

Ещё бы… попробуй организовать там, где никогда ничего крепкого создать не могли, предпочитая жить по наитию, поддаваясь лишь импульсам, растрачивая силы по редко самим понятным причинам.

Приехав, главный герой произведения Лескова едва не пропал, не понимая быта русских людей. Знать бы ему язык, чтобы выяснить, почему передвижение по стране столь затруднительное мероприятие.

Ему приходилось по три дня сидеть на каждой станции, поскольку не мог сам объяснить, его же и вовсе не желали понять. Оставалось сохранять терпение! Рано или поздно подойдёт нужный экипаж, способный довезти в нужном направлении.

Не случись встретить ему рассказчика сей истории, так и вовсе мог не добраться до пункта назначения.

Немец «Железной воли» за полгода выучил русский язык, в единый момент заговорив на нём почти без ошибок. Работал он спокойно, обеспечивая производственный процесс. Денег на сторону не тратил, поскольку продолжал их копить.

И был постоянно обманываемым, не зная о деталях дел, до того его не интересовавших. Имея терпение, он сносил обиды, не показывая, какие эмоции бушевали в его душе. Тому бы поучиться русским, усвоив умение оказываться в глупом положении, не теряя лица.

Разве кто-то кого-то обманул? Отнюдь, всё происходит так, как ему полагается происходить.

И всё-таки немец немцу рознь! Предстоит узнать, как слаба оказалась воля невесты главного героя повествования. Вроде жизнь разрушена и потеряла смысл. Русский человек мог уйти в запой, укорять себя и почернеть от одолевающих дум. Такого не скажешь про немца.

Он не поступит на эмоциях, в очередной раз смирившись с происходящим. Зачем укорять судьбу или обвинять обстоятельства? День не уступает ночи, пока светит солнце, достаточно дождаться ясной погоды, как прояснение наступит вновь.

Так и немец продолжит жить, корректируя ранее созданные планы, подстраиваясь под происходящие с ним перемены.

Уже перестанет иметь значение, к чему главный герой продолжит стремиться. Безумств с его стороны ожидать не приходится. Всё будет хорошо, поскольку железная воля не позволяет впадать в отчаяние. Три тысячи талеров он сумеет накопить и сам. Прочее он обдумает заранее.

Осталось поставить точку и задуматься, что-то приняв в качестве вдохновляющего момента. В любом случае, действуя на авось, можно добиться таких же результатов, а можно и прогореть, ведь всего предусмотреть не получится.

  • Константин Трунин
  • Дополнительные метки: лесков железная воля критика, анализ, отзывы, рецензия, книга, Nikolai Leskov, analysis, review, book, content
  • Это тоже может вас заинтересовать:
    — Перечень критических статей на тему творчества Николая Лескова

Источник: http://trounin.ru/leskov76/

Николай Лесков: Железная воля

Лесков Николай Семенович

Железная воля

  • Николай Лесков
  • Железная воля
  • Ржа железо точит.
  • Русск. поговорка
  • 1

Мы во всю мочь спорили, очень сильно напирая на то, что у немцев железная воля, а у нас ее нет — и что потому нам, слабовольным людям, с немцами опасно спорить — и едва ли можно справиться. Словом, мы вели спор, самый в наше время обыкновенный и, признаться сказать, довольно скучный, но неотвязный.

Из всех из нас один только старик Федор Афанасьевич Вочнев не приставал к этому спору, а преспокойно занимался разливанием чая; но когда чай был разлит и мы разобрали свои стаканы, Вочнев молвил:

— Слушал я, слушал, господа, про что вы толкуете, и вижу, что просто вы из пустого в порожнее перепускаете. Ну, положим, что у господ немцев есть хорошая, твердая воля, а у нас она похрамывает, — все это правда, но все-таки в отчаяние-то отчего тут приходить? ровно не от чего.

— Как не от чего? и мы и они чувствуем, что у нас с ними непременно будет столкновение.

  1. — Ну что же такое, если и будет?
  2. — Они нас вздуют.
  3. — Ну, как же!
  4. — Да разумеется, вздуют.
  5. — Полноте, пожалуйста: не так-то это просто нас вздуть.

— А отчего же не просто: не на союзы ли вы надеетесь? — Кроме авоськи с небоськой, батюшка мой, не найдется союзов.

Читайте также:  Хвастливый воин - краткое содержание произведения плавта

— Пускай и так, — только опять: зачем же так пренебрегать авоськой с небоськой? Нехорошо, воля ваша, нехорошо. Во-первых, они очень добрые и теплые русские ребята, способные кинуться, когда надобно, и в огонь и в воду, а это чего-нибудь да стоит в наше практическое время.

— Да, только не в деле с немцами.

— Нет-с: именно в деле с немцем, который без расчета шагу не ступит и, как говорят, без инструмента с кровати не свалится; а во-вторых, не слишком ли вы много уже придаете значения воле и расчетам? Мне при этом всегда вспоминаются довольно циничные, но справедливые слова одного русского генерала, который говорил про немцев: какая беда, что они умно рассчитывают, а мы им такую глупость подведем, что они и рта разинуть не успеют, чтобы понять ее. И впрямь, господа; нельзя же совсем на это не понадеяться.

  • — Это на глупость-то?
  • — Да, зовите, пожалуй, глупостью, а пожалуй, и удалью молодого и свежего народа.
  • — Ну, батюшка, это мы уже слышали: надоела уже нам эта сказка про свежесть и тысячелетнюю молодость.

— Что же? и вы мне тоже ужасно надоели с этим немецким железом: и железный-то у них граф (*1), и железная-то у них воля, и поедят-то они нас поедом.

Тпфу ты, чтобы им скорей все это насквозь прошло! Да что это вы, господа, совсем ума, что ли, рехнулись? Ну, железные они, так и железные, а мы тесто простое, мягкое, сырое, непропеченное тесто, — ну, а вы бы вспомнили, что и тесто в массе топором не разрубишь, а, пожалуй, еще и топор там потеряешь.

— Ага, это вы насчет старинного аргумента, что, мол, мы всех шапками закидаем?

— Нет, я совсем не об этих аргументах. Таким похвальбам я даю так же мало значения, как вашим страхам; а я просто говорю о природе вещей, как видел и как знаю, что бывает при встрече немецкого железа с русским тестом.

— Верно, какой-нибудь маленький случай, от которого сделаны очень широкие обобщения.

— Да, случай и обобщения; а только, по правде сказать, не понимаю: почему вы против обобщения случаев? На мой взгляд, не глупее вас был тот англичанин, который, выслушав содержание «Мертвых душ» Гоголя, воскликнул: «О, этот народ неодолим». — «Почему же?» — говорят. Он только удивился и отвечал: «Да неужто кто-нибудь может надеяться победить такой народ, из которого мог произойти такой подлец, как Чичиков».

Мы невольно засмеялись и заметили Вочневу, что он, однако, престранно хвалит своих земляков, но он опять сделал косую мину и отвечал:

— Извините меня, вы все стали такая не свободная направленская узость, что с вами живому человеку даже очень трудно говорить. Я вам простое дело рассказываю, а вы сейчас уже искать общий вывод и направление.

Пора бы вам начать отвыкать от этой гадости, а учиться брать дело просто; я не хвалю моих земляков и не порицаю их, а только говорю вам, что они себя отстоят, — и умом ли, глупостью ли, в обиду не дадутся; а если вам непонятно и интересно, как подобные вещи случаются, то я, пожалуй, вам что-нибудь и расскажу про железную волю.

— А не длинно это, Федор Афанасьич?

— Н-нет! не длинно; это совсем маленькая история, которую как начнем, так и покончим за чаем.

— А если маленькая, так валяйте; маленькую историю можно и про немца слушать.

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/proza/russkaya-klassicheskaya-proza/242150-nikolaj-leskov-zheleznaya-volya.html

Железная воля

ОПИСАНИЕ:

«Прозеванным гением» назвал Н.С.Лескова Игорь Северянин. И правда — этого самобытного, неповторимого русского писателя-этнографа читали меньше, чем он того заслуживает. Его считали певцом русской удали, русского мастерства. А он, помимо этого, еще изображал тайное тайных в человеке.

«Железная воля» — знаменитая повесть о русском и немецком национальных характерах (1876), не включенная Лесковым в прижизненное собрание сочинений, была извлечена из забвения и переиздана только во время Великой отечественной войны.

Выражение «Железная воля» было чем-то вроде идиомы, характеризовавшей, не без доли иронии, волевые качества немецкого народа, и широко распространенной в середине 19 в.

Повесть основана на подлинных событиях, относящихся к жизни Николая Лескова, когда он служил в компании «Скотт и Вилькенс» (1857-1860 гг). Дела компания вела по всей России, и Лескову как представителю фирмы довелось в то время побывать во многих городах. Трехлетние странствия по России послужили причиной того, что Николай Лесков занялся писательским трудом.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Железная воля» Лесков Николай Семенович бесплатно и без регистрации в формате epub, fb2, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Железная воля-потрясающая сатира,затрагивающая разницу в менталитете между русскими и немцами

5/5Mc_Rom1

Интересное произведение — это и черный философский анекдот и мистический рассказ в одном флаконе

4/5sher2408

И погружает читателя практически молниеносно, сочетая богатейший , красивый язык с легкостью пера и отменным заразительным юмором автора

4/5russell67

Я бы рекомендовал этот рассказ для школьной программы

5/5Алонсо Кихано

Но с другой стопроны, этот рассказ ведь типичное живописание нравов, а «железная воля» так, как ее описывает Лесков, наличествует, увы, не только у немцев

5/5dkatya

А ведь она качественно передает содержание абсолютно всей книжки

4/5friscote

Задумка, она же сюжет, она же — жанр анекдота или, может байки

4/5Ritter

Не может же быть, чтобы все жанры и стили, замечательные авторы и иногда даже великие, приходились не по сердцу

4/5marfic

И в итоге — большущее удовольствие от прослушивания мудрой, насмешливой, часто едкой истории о немце Гуго Пекторалисе, чья «железная воля» и слова о ней ложатся красной нитью на весь рассказ

4/5margo000

Информация обновлена: 21.02.2017

Источник: https://avidreaders.ru/book/zheleznaya-volya.html

Читать онлайн "Железная воля" автора Лесков Николай Семенович — RuLit — Страница 1

Лесков Николай Семенович

Железная воля

  • Николай Лесков
  • Железная воля
  • Ржа железо точит.
  • Русск. поговорка
  • 1

Мы во всю мочь спорили, очень сильно напирая на то, что у немцев железная воля, а у нас ее нет — и что потому нам, слабовольным людям, с немцами опасно спорить — и едва ли можно справиться. Словом, мы вели спор, самый в наше время обыкновенный и, признаться сказать, довольно скучный, но неотвязный.

Из всех из нас один только старик Федор Афанасьевич Вочнев не приставал к этому спору, а преспокойно занимался разливанием чая; но когда чай был разлит и мы разобрали свои стаканы, Вочнев молвил:

— Слушал я, слушал, господа, про что вы толкуете, и вижу, что просто вы из пустого в порожнее перепускаете. Ну, положим, что у господ немцев есть хорошая, твердая воля, а у нас она похрамывает, — все это правда, но все-таки в отчаяние-то отчего тут приходить? ровно не от чего.

— Как не от чего? и мы и они чувствуем, что у нас с ними непременно будет столкновение.

  1. — Ну что же такое, если и будет?
  2. — Они нас вздуют.
  3. — Ну, как же!
  4. — Да разумеется, вздуют.
  5. — Полноте, пожалуйста: не так-то это просто нас вздуть.

— А отчего же не просто: не на союзы ли вы надеетесь? — Кроме авоськи с небоськой, батюшка мой, не найдется союзов.

Читайте также:  Сообщение гробница тутанхамона (доклад)

— Пускай и так, — только опять: зачем же так пренебрегать авоськой с небоськой? Нехорошо, воля ваша, нехорошо. Во-первых, они очень добрые и теплые русские ребята, способные кинуться, когда надобно, и в огонь и в воду, а это чего-нибудь да стоит в наше практическое время.

— Да, только не в деле с немцами.

— Нет-с: именно в деле с немцем, который без расчета шагу не ступит и, как говорят, без инструмента с кровати не свалится; а во-вторых, не слишком ли вы много уже придаете значения воле и расчетам? Мне при этом всегда вспоминаются довольно циничные, но справедливые слова одного русского генерала, который говорил про немцев: какая беда, что они умно рассчитывают, а мы им такую глупость подведем, что они и рта разинуть не успеют, чтобы понять ее. И впрямь, господа; нельзя же совсем на это не понадеяться.

  • — Это на глупость-то?
  • — Да, зовите, пожалуй, глупостью, а пожалуй, и удалью молодого и свежего народа.
  • — Ну, батюшка, это мы уже слышали: надоела уже нам эта сказка про свежесть и тысячелетнюю молодость.

— Что же? и вы мне тоже ужасно надоели с этим немецким железом: и железный-то у них граф (*1), и железная-то у них воля, и поедят-то они нас поедом.

Тпфу ты, чтобы им скорей все это насквозь прошло! Да что это вы, господа, совсем ума, что ли, рехнулись? Ну, железные они, так и железные, а мы тесто простое, мягкое, сырое, непропеченное тесто, — ну, а вы бы вспомнили, что и тесто в массе топором не разрубишь, а, пожалуй, еще и топор там потеряешь.

— Ага, это вы насчет старинного аргумента, что, мол, мы всех шапками закидаем?

— Нет, я совсем не об этих аргументах. Таким похвальбам я даю так же мало значения, как вашим страхам; а я просто говорю о природе вещей, как видел и как знаю, что бывает при встрече немецкого железа с русским тестом.

— Верно, какой-нибудь маленький случай, от которого сделаны очень широкие обобщения.

— Да, случай и обобщения; а только, по правде сказать, не понимаю: почему вы против обобщения случаев? На мой взгляд, не глупее вас был тот англичанин, который, выслушав содержание «Мертвых душ» Гоголя, воскликнул: «О, этот народ неодолим». — «Почему же?» — говорят. Он только удивился и отвечал: «Да неужто кто-нибудь может надеяться победить такой народ, из которого мог произойти такой подлец, как Чичиков».

Мы невольно засмеялись и заметили Вочневу, что он, однако, престранно хвалит своих земляков, но он опять сделал косую мину и отвечал:

— Извините меня, вы все стали такая не свободная направленская узость, что с вами живому человеку даже очень трудно говорить. Я вам простое дело рассказываю, а вы сейчас уже искать общий вывод и направление.

Пора бы вам начать отвыкать от этой гадости, а учиться брать дело просто; я не хвалю моих земляков и не порицаю их, а только говорю вам, что они себя отстоят, — и умом ли, глупостью ли, в обиду не дадутся; а если вам непонятно и интересно, как подобные вещи случаются, то я, пожалуй, вам что-нибудь и расскажу про железную волю.

— А не длинно это, Федор Афанасьич?

— Н-нет! не длинно; это совсем маленькая история, которую как начнем, так и покончим за чаем.

  1. — А если маленькая, так валяйте; маленькую историю можно и про немца слушать.
  2. — Сидеть же смирно — история начинается.
  3. 2

— Вскоре после Крымской войны (*2) (я не виноват, господа, что у нас все новые истории восходят своими началами к этому времени) я заразился модною тогда ересью, за которую не раз осуждал себя впоследствии, то есть я бросил довольно удачно начатую казенную службу и пошел служить в одну из вновь образованных в то время торговых компании.

Она теперь давно уже лопнула, и память о ней погибла даже без шума. Частною службою я надеялся достать себе «честные» средства для существования и независимости от прихоти начальства и неожиданностей, висящих над каждым служащим человеком по известному пункту, на основании которого он может быть уволен без объяснения.

Словом, я думал, что вырвался на свободу, как будто свобода так и начинается за воротами казенного здания; но не в этом дело.

Хозяева дела, при котором я пристроился, были англичане: их было двое, оба они были женаты, имели довольно большие семейства и играли один на флейте, а другой на виолончели. Они были люди очень добрые и оба довольно практические.

Последнее я заключаю потому, что, основательно разорившись на своих предприятиях, они поняли, что Россия имеет свои особенности, с которыми нельзя не считаться. Тогда они взялись за дело на простой русский лад и снова разбогатели чисто по-английски.

Но в то время, с которого начинается мой рассказ, они еще были люди неопытные, или, как у нас говорят, «сырые», и затрачивали привезенные сюда капиталы с глупейшею самоуверенностию.

Операции у нас были большие и очень сложные: мы и землю пахали, и свекловицу сеяли, и устраивались варить сахар и гнать спирт, пилить доски, колоть клепку, делать селитру и вырезать паркеты — словом, хотели эксплуатировать все, к чему край представлял какие-либо удобства.

За все это мы взялись сразу, и работа у нас кипела: мы рыли землю, клали каменные стены, выводили монументальные трубы и набирали людей всякого сорта, впрочем, все более по преимуществу из иностранцев.

Из русских высшего, по экономическому значению, ранга только и был один я — и то потому, что в числе моих обязанностей было хождение по делам, в чем я, разумеется, был сведущее иностранцев.

Зато иностранцы составили у нас целую колонию; хозяева настроили нам довольно однообразные, но весьма красивые и удобные флигеля, и мы сели в этих коттеджах вокруг огромного старинного барского дома, в котором разместились сами принципалы.

Дом, построенный с разными причудами, был так велик и поместителен, что в нем могли свободно и со всякими удобствами расположиться даже два английские семейства.

Над домом вверху, в полукруглом куполе была Эолова арфа (*3), с которой, впрочем, давно были сорваны струны, а внизу под этим самым куполом — огромнейший концертный зал, где отличались в прежнее время крепостные музыканты и певчие, распроданные поодиночке прежним владельцем в то время, когда слухи об эмансипации стали казаться вероятными.

Мои господа, англичане, давали в этом зале квартеты из Гайдена (*4), на которые в качестве публики собирали всех служащих, не исключая нарядчиков, конторщиков и счетчиков.

Делалось это в целях «облагорожения вкуса», но только цель эта мало достигалась, потому что классические квартеты Гайдена простолюдинам не нравились и даже нагоняли на них тоску.

Мне они откровенно жаловались, что «им нет хуже, как эту гадину слушать», но тем не менее эту «гадину» они все-таки слушали, пока всем нам не была послана судьбою другая, более веселая забава, что случилось с прибытием к нам из Германии нового колониста, инженера Гуго Карловича Пекторалиса.

Этот человек прибыл к нам из маленького городка Доберана, что лежит при озере Плау в Мекленбург-Шверине, и самое его прибытие к нам уже имело свой интерес.

Источник: https://www.rulit.me/books/zheleznaya-volya-read-162378-1.html

Ссылка на основную публикацию