Одна ночь — краткое содержание рассказа быкова

В. Быков написал короткие воспоминания о тех фронтовых товарищах, которым он лично обязан тем, что остался жив — так они, эти воспоминания, и назывались – «Жизнью обязан». Следующие его работы, посвященные Великой Отечественной войне, это «Альпийская баллада», «Западня», «Мертвым не больно», «Круглянский мост», «Атака сходу», «Сотников», «Его батальон», «Одна ночь» и другие.

Последнее из прочитанных мною произведений этого писателя – рассказ «Одна ночь». Прежде всего, меня заинтересовало его название. Что значит одна ночь в жизни человека? Песчинка, пылинка в потоке времени.

Одна ночь, несколько часов могут много значить для людей старых, а нам, молодым, кажется, что впереди ещё вечность.

Задумавшись об этом, я понял, что не только ночь или день, но и час, минута многое решают в жизни человека.

В этом небольшом рассказе два главных героя. Один из них — это Волока, русский солдат, второй — немец, обер-ефрейтор Хагеман. Обратим внимание на их имена. Волоку зовут Иваном, а немца – Фриц. Я думаю, что выбор писателем данных имён не случаен. Иван – исконно русское имя.

Так называли героев русских народных сказок, так звали наших бойцов гитлеровцы. Иван в рассказе «Одна ночь» – обобщённый образ русского человека, солдата, так же, как Фриц – образ солдата немецкой армии.

В произведении волею судьбы, нет, волею войны сталкиваются два человека, представители двух разных народов, воюющих между собою.

Они (Волока и Хагеман) были врагами там, наверху, где идёт бой, и здесь, в подвале, в первые минуты, пока ещё не превратился подвал в ловушку. Кто кого? Кто сильнее? Вот немец схватил Волоку за горло, затем Иван почти удавил немца. Но прогремел оглушительный взрыв, завалило выход из подвала, и завал этот отгородил двух солдат от остального мира, а главное – от войны.

Проблема нравственного выбора стоит перед многими героями В. Быкова. И этот рассказ не исключение. Вот перед Иваном придавленный плитой враг, а в сущности, беспомощный человек.

«Убить!» – мелькнула мысль, и руки привычно потянулись к оружию, а потом, неожиданно для себя, «инстинктивно»”, Волока освободил от завала немца, и сам “удивился этому своему поступку.

А чуть позже увидел перед собой «не какого-нибудь самоуверенного гитлеровца первых дней войны, а пожилого, усталого и, очевидно, немало перестрадавшего человека».

В такую же ситуацию автор ставит и второго героя – Фрица Хагемана. Теперь уже он помогает русскому солдату прийти в себя, подносит к его губам воду.

Постепенно писатель как бы сбрасывает со своих героев вражеские маски, обнажает их человеческую сущность. Вот «две пары рук упёрлись в один кусок бетона». В этих руках нет оружия.

Вот махоркой из одного кисета набиты самокрутки, и завязался разговор, в котором знания немногих слов чужого языка хватает для понимания друг друга.

Прошла ночь, и война снова заявила о себе сквозь дыру в стене подвала. «Появился выход, и всё стало другим». Вернее, не другим, а прежним. Постепенно обрываются нити человечности, связывающие двух людей, и они снова превращаются в солдат враждующих армий.

Что считать кульминацией рассказа? Я думаю, что описание того момента, когда стала видна дыра в стене подвала.

Можно наконец выбраться из ловушки, но где же выход из сложившейся ситуации? Что делать? Кому идти в плен? Или убить того, кто по другую сторону? На войне всё решают секунды.

Кто кого? И Иван оказывается первым: «рванул с плеча автомат и нажал на спуск», а затем «побрёл туда, откуда бежали бойцы».

Можно было бы на этом поставить точку. Но писатель не делает этого. Ещё несколько строк, а как много они значат в раскрытии замысла автора, в идейном содержании произведения. «Как же это? Что это?» – думал Волока, и ему хотелось ругаться от боли и тупой несправедливости того, что случилось. Переполненный душевной сумятицей, он… твердил в отчаянии: «От же гады! От гады!..»

Рядовой солдат, бывший колхозный столяр Иван Волока не знает, к кому обращены его слова, кто виноват в том, что люди уничтожают друг друга.

Но, прочитав последние строки рассказа, об этом задумается читатель. Я считаю, что они обращены к тем, кто развязывает войны, кто равнодушен к страданиям и слезам людей, кто толкает в пучину бед человечество.

Вернуться к списку: Сочинение по литературе

Источник: https://rusulitka.ru/chelovek-na-vojne-problema-nravstvennogo-vybora-v-rasskaze-v-bykova-odna-noch.html

Василь Быков: Одна ночь

Василь Владимирович Быков

Одна ночь

1

«Юнкерсы» налетели внезапно.

Их тонкохвостые стремительные тени вынырнули из-за островерхих, разбитых минами крыш и обрушили на город неистовый громовой рев.

Оглушенный им, автоматчик Волока замедлил бег, присев, втянул голову в плечи и на несколько секунд сжался под все нарастающим визгом бомб.

Вскоре, однако, сообразив, где спасение, боец метнулся на забросанный мусором тротуар и очутился под чугунной решеткой, тянувшейся вдоль улицы. Несколько долгих мучительных секунд, прильнув к раскаленному асфальту, ждал…

Бомбы разорвались за оградой.

Земля со вздохом, тяжело содрогнулась, тугая горячая волна ударила Волоку в спину, что-то коротко и звонко звякнуло рядом, и сразу же улица, дома и вязы в сквере окутались клубами серой пыли.

«Полутонные, не меньше», – подумал Волока, сплевывая песок.

Вокруг по тротуару, в сквере и на мостовой брякали обломки камней, шлепались слитки асфальта, взметнув высоко в воздух, не спеша просеивалась туча земли, и в ней, медленно оседая, густо мельтешила листва акаций.

Где-то вверху простучал пулемет, тотчас от серого исцарапанного осколками здания брызнула штукатурка, и большая, с бобовый струк, желтая пуля, цокнув по камням, бешено завертелась на тротуаре. На очередном заходе снова ревели пикировщики.

Надо было бежать дальше.

В сквере среди еще не осевшей пыли уже замелькали полусогнутые пропотевшие спины бойцов, кто-то перескочил через решетку ограды и бросился на противоположную сторону улицы. По темной латке на плече Волока узнал сержанта, командира отделения из их взвода. Обрадованный, что впереди есть свой человек, боец вскочил и, пригнувшись, пустился следом.

Сержант в несколько прыжков перебежал улицу и под новый рев пикировщиков нырнул в подворотню. Волока же немного отстал. Позади грохнул взрыв, и когда он, запыхавшись, влетел под спасительные своды подъезда, то от неожиданности едва не вскрикнул: со двора прямо на него выскочили два немца.

Волока споткнулся, шарахнулся было назад, но и немцы тут, видно, не ждали его. Передний что-то бормотал заднему, на мгновенье в его расширенных глазах блеснули испуг и удивление. В то же мгновение Волока, не целясь, нажал на спуск – автомат содрогнулся от беспорядочной очереди, – немец выпустил из рук карабин и упал лицом на мостовую.

Читайте также:  Дания - сообщение доклад 3 класс окружающий мир

Его новенькая, меченная альпийской эмблемой каска, громко звякая, криво покатилась по тротуару.

Куда исчез задний, Волока не увидел.

Вокруг грохотали взрывы, где-то со стоном рушилось здание, в подворотню хлынули клубы рыжей кирпичной пыли.

Волока пригнулся, перескочил через откинутую руку немца, на которой еще дергались костистые с перстнями пальцы, и сунулся в настежь раскрытую дверь.

Внутрь и вниз тут сбегали ступеньки, в спешке Волока промахнулся ногой и торчком полетел в темноту. Опережая его, в полумраке загремел его автомат.

Так боец очутился в подвале.

Тут было тихо и темно. Прохлада бетонного пола сразу охладила разгоряченное тело.

Потирая ушибленные колени, Волока прислушался, медленно встал, ступил раз, второй, наклонился, отыскивая на полу оброненное оружие, и от неожиданности вздрогнул: пальцы его наткнулись на что-то пыльное, теплое и, несомненно, живое.

Волока как-то не сразу сообразил, что это сапоги, которые тут же рванулись из-под его рук, и тут что-то тупое и тяжелое ударило бойца в спину. Волока ахнул от боли, но не упал, а взмахнув обеими руками, сгреб в темноте чьи-то ноги. Сознание пронзила догадка: немец!

Немец не удержался, свалился наземь, но руками успел охватить Волоку за голову. Иван напрягся, пытаясь вырваться, но напрасно. Враг все ниже пригибал его голову и, шаркая по полу подкованными сапогами, старался одолеть его. Но Иван, уже придя в себя от испуга, уцепился за одежду немца и, нащупав подошвами опору, всем телом толкнул врага.

– Ы-ых!..

Они оба тяжело рухнули на пол. Иван, задыхаясь от боли в подвернутой шее, почувствовал, как что-то под ним хрустнуло. Он теперь оказался наверху и, перебирая в темноте ногами, искал надежной опоры.

Через минуту, а может и меньше, он с трудом высвободил голову и, сделав сильный рывок, распластал немца на полу.

Еще не совсем уверенно, Иван почувствовал, что сильнее врага, только, видно, тот был проворнее или, может, моложе, ибо не успел боец поймать в темноте его цепкие руки, как те снова ухватили Волоку за горло.

Иван только крякнул от боли, в глазах блеснул желтый огонь. На минуту он обмяк, отчаянно захрипел, а немец, извернувшись, перекинул в сторону ноги и очутился наверху.

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/nauka-i-obrazovanie/istoriya/literature-history/17996-vasil-bykov-odna-noch.html

Краткое содержание Одна ночь Быков

Главной особенностью творчества Василя Быкова является то, что он изображает войну такой, какой она была на самом деле. В произведении “Одна ночь” она выступает настоящим чудовищем, которое несет с собой страдания, беды и море крови простым людям. Сюжет произведения “Одна ночь” довольно сложный: чувства гражданского долга и человеческие чувства героя тесно переплетаются друг с другом.

Главным героем рассказа является Иван Волока, перед которым стоит выбор: собственная жизнь или смерть немецкого солдата, с которым он оказывается под завалами.

Автор изображает его довольно рассудительным и совестным парнем, однако, совсем скоро, он проявляет ярость, убив его.

В этот момент читатель видит, как четко в произведении “Одна ночь” писатель выводит одну из главных тем – жестокость и бесчеловечность.

В произведении “Одна ночь” выступает две группы героев: герои военных действий – страх и ненависть и герои, ставшие жертвами военных событий, то есть главные персонажи самого произведения. Именно страх и ненависть руководят разумом людей,

они загоняют человека в угол, как зверя, которому приходится совершать жестокие поступки. В. Быков в произведении “Одна ночь” заставляет читателя задуматься над причинами действия Ивана, которому следует выстрелить во Фрица.

В. Быков довольно умело изображает картины войны, проникая в восприятия молодого солдата. Прочитав эпизод встречи Волока с немцами, читателю становится понятно, какой видит войну сам писатель. Чувства, которые испытывает главный герой: страх, ненависть, ярость, жесткость довольно сильно перемешаны и напоминают некую мозаику.

Истинная правда прячется за маской войны – страх, несущий за собой необдуманные действия героев.

Цель войны – убивать людей, невзирая ни на что. Впервые, автор, заставив своего героя убить человека, сосредотачивает внимание читателя на механичности и бесчеловечности войны. В произведении “Одна ночь” автор изображает все подробные события войны, дав возможность своему читателю, самостоятельно оценить ситуацию.

(1 votes, average: 5.00

Источник: https://englishtopik.ru/kratkoe-soderzhanie-odna-noch-bykov/

Одна ночь

Василь Быков

Одна ночь

1

«Юнкерсы» налетели внезапно.

Их тонкохвостые стремительные тени вынырнули из-за островерхих, разбитых минами крыш и обрушили на город неистовый громовой рев.

Оглушенный им, автоматчик Волока замедлил бег, присев, втянул голову в плечи и на несколько секунд сжался под все нарастающим визгом бомб.

Вскоре, однако, сообразив, где спасение, боец метнулся на забросанный мусором тротуар и очутился под чугунной решеткой, тянувшейся вдоль улицы. Несколько долгих мучительных секунд, прильнув к раскаленному асфальту, ждал…

Бомбы разорвались за оградой.

Земля со вздохом, тяжело содрогнулась, тугая горячая волна ударила Волоку в спину, что-то коротко и звонко звякнуло рядом, и сразу же улица, дома и вязы в сквере окутались клубами серой пыли.

«Полутонные, не меньше», – подумал Волока, сплевывая песок.

Вокруг по тротуару, в сквере и на мостовой брякали обломки камней, шлепались слитки асфальта, взметнув высоко в воздух, не спеша просеивалась туча земли, и в ней, медленно оседая, густо мельтешила листва акаций.

Где-то вверху простучал пулемет, тотчас от серого исцарапанного осколками здания брызнула штукатурка, и большая, с бобовый струк, желтая пуля, цокнув по камням, бешено завертелась на тротуаре. На очередном заходе снова ревели пикировщики.

Надо было бежать дальше.

В сквере среди еще не осевшей пыли уже замелькали полусогнутые пропотевшие спины бойцов, кто-то перескочил через решетку ограды и бросился на противоположную сторону улицы. По темной латке на плече Волока узнал сержанта, командира отделения из их взвода. Обрадованный, что впереди есть свой человек, боец вскочил и, пригнувшись, пустился следом.

Сержант в несколько прыжков перебежал улицу и под новый рев пикировщиков нырнул в подворотню. Волока же немного отстал. Позади грохнул взрыв, и когда он, запыхавшись, влетел под спасительные своды подъезда, то от неожиданности едва не вскрикнул: со двора прямо на него выскочили два немца.

Волока споткнулся, шарахнулся было назад, но и немцы тут, видно, не ждали его. Передний что-то бормотал заднему, на мгновенье в его расширенных глазах блеснули испуг и удивление. В то же мгновение Волока, не целясь, нажал на спуск – автомат содрогнулся от беспорядочной очереди, – немец выпустил из рук карабин и упал лицом на мостовую.

Читайте также:  О духе законов - краткое содержание книги монтескьё

Его новенькая, меченная альпийской эмблемой каска, громко звякая, криво покатилась по тротуару.

Куда исчез задний, Волока не увидел.

Вокруг грохотали взрывы, где-то со стоном рушилось здание, в подворотню хлынули клубы рыжей кирпичной пыли.

Волока пригнулся, перескочил через откинутую руку немца, на которой еще дергались костистые с перстнями пальцы, и сунулся в настежь раскрытую дверь.

Внутрь и вниз тут сбегали ступеньки, в спешке Волока промахнулся ногой и торчком полетел в темноту. Опережая его, в полумраке загремел его автомат.

Так боец очутился в подвале.

Тут было тихо и темно. Прохлада бетонного пола сразу охладила разгоряченное тело.

Потирая ушибленные колени, Волока прислушался, медленно встал, ступил раз, второй, наклонился, отыскивая на полу оброненное оружие, и от неожиданности вздрогнул: пальцы его наткнулись на что-то пыльное, теплое и, несомненно, живое.

Волока как-то не сразу сообразил, что это сапоги, которые тут же рванулись из-под его рук, и тут что-то тупое и тяжелое ударило бойца в спину. Волока ахнул от боли, но не упал, а взмахнув обеими руками, сгреб в темноте чьи-то ноги. Сознание пронзила догадка: немец!

Немец не удержался, свалился наземь, но руками успел охватить Волоку за голову. Иван напрягся, пытаясь вырваться, но напрасно. Враг все ниже пригибал его голову и, шаркая по полу подкованными сапогами, старался одолеть его. Но Иван, уже придя в себя от испуга, уцепился за одежду немца и, нащупав подошвами опору, всем телом толкнул врага.

– Ы-ых!..

Они оба тяжело рухнули на пол. Иван, задыхаясь от боли в подвернутой шее, почувствовал, как что-то под ним хрустнуло. Он теперь оказался наверху и, перебирая в темноте ногами, искал надежной опоры.

Через минуту, а может и меньше, он с трудом высвободил голову и, сделав сильный рывок, распластал немца на полу.

Еще не совсем уверенно, Иван почувствовал, что сильнее врага, только, видно, тот был проворнее или, может, моложе, ибо не успел боец поймать в темноте его цепкие руки, как те снова ухватили Волоку за горло.

Иван только крякнул от боли, в глазах блеснул желтый огонь. На минуту он обмяк, отчаянно захрипел, а немец, извернувшись, перекинул в сторону ноги и очутился наверху.

– А-а-а! Сволочь! Ы-ых!.. – хрипел Иван.

Он инстинктивно вцепился в руки, сжимавшие его шею, пытаясь во что бы то ни стало разомкнуть их, не дать цепким пальцам сдавить горло. После долгих судорожных усилий ему удалось оторвать одну руку, но вторая тотчас сползла ниже и ухватила за воротник его застегнутой гимнастерки.

Боец задыхался, Грудь распирало удушье; казалось, вот-вот хрустнут горловые хрящи, помутилось сознание, и Волоку охватил испуг оттого, что вот так нелепо дает умертвить себя.

В нечеловеческом отчаянии он уперся в пол коленями, напрягся и обеими руками резко вывернул в сторону одну, более мешавшую руку немца.

Воротник гимнастерки затрещал, что-то глухо брякнулось о пол, немец засопел; бешено зашаркали по бетону его подкованные сапоги.

Волоке стало полегче. Он высвободил шею и, кажется, начал одолевать немца. На смену отчаянию в сознание ворвалась злоба, мелькнуло намерение убить – это придало силы. Барахтаясь и сопя, он нащупал ногами стену, уперся в нее и всем телом надавил на немца. Тот снова оказался снизу – Волока, мыча от злорадства и ярости, наконец добрался до его жилистой шеи.

– И-и-и-э-э! – мычал немец, и Волока чувствовал, что побеждает.

Его противник заметно сбавил напор и только оборонялся, хватаясь за ожесточившиеся Ивановы руки. Волоке, однако, очень мешала сумка с дисками, которая попала под немца и ремнем, как на привязи, держала бойца.

Волока снова утратил опору, куда-то пропала стена, ноги скребли по скользкому полу. Но он изо всех сил держался наверху и не выпускал из рук немца, который вдруг захрипел, рванул Ивановы руки, раз и второй, напрягся, стукнулся о бетон головой и неистово забился всем телом.

Однако Иван приналег плечом, удерживая пятерней горло, и сдавил.

В этот момент наверху что-то стряслось.

Оглушительный взрыв туго ударил в уши, в бездну рухнуло черное подземелье, сотни громов и грохотов обрушились на людей. Удушливым смрадом забило грудь, болью пронизало голову, спину, ноги, что-то навалилось и придушило… Волока инстинктивно отпрянул от немца, вскинул над головой руки, беспомощно съежился, подставив обвалу потную, побитую спину, и от боли сжал зубы.

Грохот, однако, скоро утих, но тело Волоки было сковано такой тяжестью, что нельзя было шевельнуться, и только в сознании билась короткая удивленная мысль: «Жив!» Но не было воздуха, и он задыхался от сернистого тротилового смрада, песка и пыли. Почувствовав, что задыхается, Иван рванулся из уготованной ему могилы, невероятным усилием что-то сдвинул с себя, хватил глоток воздуха и раскрыл запорошенные песком глаза.

2

Удивительно, как он уцелел.

Вокруг уже не было прежней темноты, вместе с нею исчезла прохлада, было душно, и повсюду громоздились кирпичные и бетонные груды. Сначала Волоке показалось, что взрывом его отбросило куда-то в сторону от того места, где он дрался с немцем, но, вглядевшись в сумерки, боец узнал засыпанные щебенкой ступени, с которых он совсем недавно скатился сюда.

Их было только шесть снизу, повыше, упершись ребром в лестницу, застряла рухнувшая с потолка бетонная глыба, наглухо загородившая выход. С другой стороны, наискось врезавшись концом в заваленный кирпичом пол, лежала причудливо изогнутая взрывом ржавая двутавровая балка.

Упади она всего на каких-нибудь полметра ближе, вряд ли довелось бы теперь Волоке видеть ее.

Источник: https://lib-king.ru/5507-odna-noch.html

Готовые школьные сочинения

июня
21 2011

Война в рассказе Василия Быкова «Одна ночь»

Когда в жизни людей врывается война, он всегда приносит горе и несчастье, нарушает привычный уклад жизни. О самой жестокой, чудовищной войне – Великой Отечественной – вспоминают и поныне.

Василий Быков – один из важнейших отечественных писателей, который на протяжении долгих лет творчества остается верен теме войны. Особенностью его произведений является то, что он изображает в своих рассказах войну такой, какой она была – в страданиях и крови..

Одним из таких произведений является рассказ «Одна ночь».

Читайте также:  Листригоны - краткое содержание куприн

Сюжет нельзя назвать простым. Сложность заключается в том, что в развитие сюжетного действия вплетаются чувства – герой разрывается между гражданским долгом и человеческими состраданием. Центральный персонаж рассказа Иван Волока, спасаясь от немецких пуль, оказывается в подвале под грудой обвалившихся стен. Но самым сложным и необъяснимым становится то, что вместе с ним под завалами остается немецкий солдат. Последний ранен, ему нужна помощь, а из-под завалов самостоятельно не выбраться. Как же поступить Ивану? Сможет ли он убить этого безоружного, пострадавшего при обвале немца? Поначалу, не осознавая того, что он делает, Иван помогает гитлеровцу выбраться из-под бетонной глыбы и перевязать рану. Целую ночь они пытаются найти выход из каменной клетки. И вот они на свободе. Немец понимает, что оставшись с русским солдатом, он попадет в плен, поэтому, увидев гитлеровцев, он бросается к ним. Яростное желание ни за что не отдавать врагам этого человека просыпается в Иване. Забывая обо всем, он убивает солдата.

Тема жестокости и бесчеловечности войны красной нитью проходит через всё произведение.

Войне можно дать оценку – захватническая, освободительная, гражданская – но как оценить людей, идущих умирать за что-то идеалы? У войны свои законы. Главные герои военных действий – страх и ненависть. Они движут людьми, заставляя их порой совершать жестокие и негероические поступки. Что двигало Иваном, когда он стрелял во Фрица – страх перед комиссаром, ненависть к гитлеровцам? Нельзя дать определенный ответ – все смешалось, рассыпалось, как мозаика.

Быков мастерски изображает картины войны через восприятие молодого солдата. По одному небольшому эпизоду встречи Волока с немцами можно многое сказать о том, какой видит войну автор.

«Позади грохнул взрыв…», и когда Волока, «…запыхавшись, влетел под спасительные своды подъезда, то от неожиданности едва не вскрикнул: со двора прямо на него выскочили два немца, но и немцы тут видно, не ждали его. Передний что-то бормотал заднему, на мгновение в его расширенных глазах блеснул испуг и удивление.

В то же мгновение Волока, не целясь нажал на спуск – автомат содрогнулся от беспорядочной очереди – немец выпустил из рук карабин и упал лицом не мостовую…»

Вот истинное лицо войны: хаос, паника, слепая жестокость, мотивированные только одним – страхом. Эта война не имеет никакой другой цели, кроме единственной, — убивать людей. Поначалу оказавшись под насыпью обрушившихся стен, Иван испытывает жгучую ненависть к немцу «Аа, доняло, собака!» — говорит он, наблюдая тщетные попытки солдата выбраться из-под бетонной глыбы. Ивану за полгода службы в полку не довелось так близко увидеть немецкого солдата. «Это был четвертый немец попавшийся ему под руку», пишет Быков. Троих он убил даже не задумываясь – так надо. Вот именно: надо. Для Волоки немцы – враги, у которых нет лица и нет лица и нет чувств. И вот, впервые очутившись лицом к лицу со своим врагом, он теряется. «Всего несколько минут назад, не видя и никогда не зная один другого, они насмерть дрались в этом подвале, полные злобы и ненависть, а сейчас, будто ничего между ними и не произошло, дружно расшатывали кусок бетона, чтобы выбраться из общей беды».

Иван видит немолодое лицо гитлеровца, загорелый лоб, густо изрезанный морщинами, такой же, как и у него рубец возле уха, и понимает, что перед ним — прежде всего – человек. Эта вдруг открывшаяся истина пугает и обезоруживает Волоку. «Иван неясно ощущая в душе, — читаем мы в рассказе, — что застрелить теперь этого человека уже вряд ли сможет.

Как стрелять в него, если между ними рушилось главное для этого – взаимная ненависть, если вдруг во вражеском мундире предстал перед ним самый обыкновенный человек, который и к Ивану относился уже не как враг, а как сообщник и друг? Кажется, это был совсем неплохой немец, и Иван даже ощутил неловкость оттого, что недавно едва не задушил его.

Всё это было странно и необычно».

Разговаривая с немцем, Иван узнает, что Фриц столяр, так же как и Волока, у него есть семья – жена и трое детей. У Ивана тоже остались дома супруга и две дочки. Когда на Волоку рушится стена, Фриц имея возможность убежать, остается помогать Ивану, спасаем его от смерти. Волока понимает это, но настороженные чувства не покидают его.

И вот выход из каменной клетки найден. Свобода возвращает героев в «прежние рамки войны». Теперь они уже не два сообщника, вместе курящих русскую махорку, а два солдата – русский и немецкий. Это война. У нее свои законы. Невинные люди гибнут ради достижения чьих-то целей.

Увы, это понимают обе враждующих стороны. Немецкие солдаты знают что борются не на жизнь, а на смерть. Им лучше погибнуть, чем попасть в русский плен – тогда их семьи не заберут в контрационный лагерь.

Всё это читатель вместе с главным героем узнают из рассказа немецкого солдата Фрица Хагемана.

«Война никс гут!..Фриц Хагеман никс надо война», — говорит немец, прошедший пол-России и мечтающий скорее вернутся домой.

Но, увы его мечте не суждено сбыться. Заставляя своего героя убить, автор показывает механичность и бесчеловечность войны.

Конечно, герой рассказа отнюдь не идеален. Как и многие молодые солдаты, он мечтает красиво умереть. Единственная мысль, заботящая его, пока он находится в каменной клетке завалов – как глупо будет вот так умереть. Разговаривая с немцем, он думает о том, что скажет на это его командир. Очнувшись после тяжелого кошмара и увидев спящего Фрица, он собирается бежать, оставив гитлеровца в подвале.

Но автор не осуждает его списывая всё на молодость и на войну. Писатель – фронтовик не высказывает своей позиции, не становится ни на чью сторону – просто описывает события, давая читателю возможность самому оценить ситуацию.

Он пишет о том, что в экстремальных условиях люди могут вести себя по-разному, проявляя и трусость, и героизм. Пожалуй, в этом аспекте интересен нам герой Быкова.

Писатель показывает логику человеческого поведения в экстремальной ситуации, раскрывает его внутренний мир, обнажает душевное противоборство. Он помогает нам понять суровую правду о войне.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани — » Война в рассказе Василия Быкова «Одна ночь» . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/vojna-v-rasskaze-vasiliya-bykova-odna-noch/

Ссылка на основную публикацию