Анализ стихотворения баратынского признание

Передо мною два произведения с одним и тем же названием: «Признание» Пушкина и «Признание» Баратынского. На первый взгляд, когда прочитаешь единожды, складывается ощущение, что стихи об одном и том же. Однако, при более глубоком изучении прорисовываются образы лирических героев, испытывающих совершенно противоположные чувства.

Сходства обоих стихотворений заключаются в следующем: по характеру оба произведения являются лирической поэзией, по жанру – элегия. В обоих стихотворениях лирические герои выражают их очень откровенно, открывают сокровенные уголки своей души.

Различия стихотворений заключается в том. Что если «Признание» лирического героя Пушкина трогательное. Нежное признание в настоящей любви,

  • И, мочи нет, сказать желаю,
  • Мой ангел, как я вас люблю!
  • то у Баратынского любовь уже прошла
  • И милый образ твой
  • И прежние мечтанья;
  • Безжизненны мои воспоминанья;
  • В произведениях прослеживается разное отношение лирических героев и к жизни, и к любимой. Так, пушкинский лирический герой – бесконечный романтик, жждующий жизни, любви
  • Мой ангел, я любви не стою
  • Но притворитесь! Этот взгляд
  • Всё может выразить так чудо!
  • Ах, обмануть меня не трудно!
  • Я сам обманываться рад!
  • Любимая для лирического героя Пушкина – «небесное божество»
  • Я в умилении, молча, нежно
  • Любуюсь вами, как дитя!
  • Печаль бесплодную рассудком усмири
  • И не вступай, молю, в напрасный суд
  • Не властны мы самих себе
  • И, в молодые наши мечты,
  • Даём поспешные обеты,
  • Смешные, может быть, всевидящей судьбе
  • Его как будто веселит, что некогда любимая будет огорчена
  • И весть к тебе придёт, но не завидуй нам
  • Обмена тайных дум не будет между нами
  • Величие поэта в том, что он умеет создать настроение, создавая художественные образы, может пойти среди читателей своих единомышленников, проникая в сокровенные «уголки души».

Анализ стихотворения Баратынского «Признание»

Молодой поэт вошел в большую литературу как автор элегий, существенно изменивший облик модного в ту пору жанра. Психологическая мотивированность, аналитичность изображения, простота и афористичность стиля — лирическое переживание в изображении Баратынского приобретает точность, убедительность, динамичность.

Заглавие знаменитой элегии 1824 г. высоко оцененной Пушкиным, в состоянии ввести в заблуждение даже современного читателя. Тема откровений лирического «я» касается ситуации после любви, времени угасания когда-то сильного чувства.

Произведение, по форме представляющее эмоциональный монолог, содержит признаки диалогизации. Обосновывая свою позицию и очерчивая жизненные перспективы, говорящий учитывает реакцию героини, чья прямая речь остается за текстом.

Суровый, но искренний герой подтверждает горькие догадки своей слушательницы: в его душе царит «хлад печальный», который сумел погасить «прекрасный огонь» высокого чувства. Грустные перемены не связаны с новыми увлечениями. Они вызваны временем и влиянием «всевидящей» судьбы: вместе со зрелостью жизнь отяготило мучительное «бремя забот», утихомирившее юношеское «волнение страстей».

Метаморфоза, свершившаяся с личностью пылкого влюбленного, вызвала переоценку жизненных ориентиров. Лирический субъект спокойно рассказывает о собственном безрадостном будущем, включая в свои планы женитьбу по расчету.

Изображая лаконичную сцену бракосочетания, Баратынский противопоставляет показное стремление следовать обычаям и обман, таящийся в самой сути «связи хладной».

В этом эпизоде также проявляется новаторство авторской манеры: поэт разрушает идею любовного треугольника, извлекая из нее чувство, сердцевину интриги.

Картины грядущего представлены в динамике, охватывая значительный временной этап. Неверность клятвам, уроки предательства, брак без «сердечной прихоти» — таковы этапы эмоционального омертвения. Финальным аккордом мрачного прогноза становится забвение, о котором герой просит бывшую возлюбленную.

Фаталистические мотивы усиливаются в концовке. Люди находятся во власти судьбы, и лучший выход для смертных — «безропотно» следовать предначертанному жребию.

Неодобрительная оценка наивных попыток вырваться из-под влияния фатума выражается при помощи эпитетов: «ветрено», «нескромные», «смешные». Она перекликается с темой нарушенных клятв, которая заявлена в зачине, и замыкает кольцо композиции.

Послушать стихотворение Баратынского Признание

Темы соседних сочинений

← Посмотри какая мгла↑ БаратынскийПриметы →

Анализ стихотворения Баратынского Признание

Источник: https://ostihe.ru/analiz-stihotvoreniya/baratynskogo/priznanie

Стихи Баратынского – анализ — Русская историческая библиотека

Обстоятельства жизни современника Пушкина, поэта Е. А. Баратынского (правильнее – Боратынского, 1800 – 1844) сложились так неудачно, что в течение всей юности его, – в эту пору, когда складывается душа человеческая, он знал немало горя.

Об этой безотрадной юности не раз вспоминает он в своих стихах – она и определила все миросозерцание поэта на всю его жизнь. Долгое пребывание в Финляндии, среди угрюмой и суровой природы, только укрепило эту тоску в его душе. (См.

также статью Творчество Баратынского — кратко.)

Анализ стихотворения Баратынского Признание

Портрет Евгения Баратынского, 1826

Между тем, Баратынский не был пессимистом от природы: его стихи доказывают, что он знавал иногда светлые минуты радости, когда счастье улыбалось ему, когда он, умиротворенный, сливался с природой.

Но эти моменты просвета редки, и не они определяют основное существо его мировоззрения. Вот почему можно с полным правом отнести его к типичным поэтам-«скорбникам».

Он сам однажды указывает, что настроения «мировой скорби» – удел писателей его времени:

В печаль влюбились мы. Новейшие поэты Не улыбаются в творениях своих… У всех унынием оделося чело,

Душа увянула и сердце отцвело!..

По его мнению, Жуковский виноват в том, что русские поэты стали грустить.

Этим указанием он определяет свою зависимость от Жуковского, – и, действительно, многими сторонами своего творчества Баратынский примыкает к нему: его скорбь спокойная, безоблачная, хотя и глубокая, он примиряется со всем в жизни и, полный доверенности к Провидению, всеми помыслами своими стремится «туда», за предел жизни. Смерти он поет хвалебный гимн:

Смерть дщерью тьмы не назову я И, раболепною мечтой Гробовый остов ей даруя, Не ополчу её косой. О дочь верховного Эфира! О светозарная краса! В руке твоей олива мира, А не губящая коса. …………………… Недоуменье, принужденье – Условье смутных наших дней, Ты всех загадок разрешенье,

Ты разрешенье всех цепей.

Баратынский говорит, что люди – «нужды непреклонной слепые рабы, рабы самовластного рока» – томятся на земле потому, что всем «памятно небо родное», и все стремятся «неясным желанием», «жаждой счастья» вернуться в тот мир потусторонний, откуда вырваны были они на время на землю (ср. лермонтовское стихотворение «Ангел»). Вот почему он жаждет «ночи гробовой».

  • Евгений Баратынский
  • В юности своей, несмотря на все бремя невзгод, Баратынский верил в возможность счастья «здесь», – на земле; он порой знал «живых восторгов легкий рай», в прежние дни поддавался «обольщениям», – но под тяжестью горя и разочарований «задумалась его радость», а потом безвозвратно улетели «сны золотые» его юности: тогда подошел к нему «чадный демон» скептицизма, – и на грудь поэта –

…дума роковая Гробовой насыпью легла.

  1. «Светлый мир» показался «уныл и пусть»; век его сделался «уныл», жизнь обратилась в «холодный, тяжкий сон», – он почувствовал себя, как «во гробе». Но он не возненавидел людей, не стал роптать на судьбу и Бога, – он со всем примирился –
  2. Меня тягчил печалей груз, Но не упал я перед роком, – Нашел отраду в песнях Муз,
  3. И в равнодушии высоком.
  4. Вооруженный этим «равнодушием», он все прощал и во всем находил смысл. Он говорил –

…страданье нужно нам: Не испытав его, нельзя понять и счастья!

Он говорил, что и волнения имеют смысл:

Жизнь для волненья дана: жизнь и волненье одно. ……………… Нам надобны к страсти, и мечты, В них бытия условие и пища. …………… Пусть радости живущим жизнь дарит,

А смерть сама их умереть научить.

Такое высокое, философское «бесстрастие» настолько отодвинуло его от жизни, что он мог свой глубокий пессимизм сочетать с любовью высокой, «любовью добра и красоты»… Правда, и эта ненависть к жизни, и эта любовь потому уживаются, что они совершенно отвлеченны, бесстрастны, – в них много ума, и нет чувства.

  • В стихотворении «Две доли» Баратынский говорит, что два пути, по воле Провидения, предоставлены –
  • На выбор мудрости людской; Или надежду и волненье,
  • Иль безнадежность и покой!
  • Он испробовал оба пути и решился идти вторым. Себя он не раз выставляет «певцом бесстрастия», тишины и покоя –

Я не надеюсь, не страшуся. … Философ я… … Я только пел мои печали, Холодные стихи дышали

  1. Души холодною тоской
  2. Дальше такого холодного квиетизма идти некуда – Баратынский оказался до такой степени далеким от жизни, что для его «духа нет оков» на земле, зато и поэзия его чужда интересов времени: его язык «немногим избранным понятен», как он сам это утверждал, потому и к «черни» он относится без той страсти, которая так возмущала Пушкина в его стихотворениях.
  3. В стихотворении «Бесенок» Баратынский так характеризует свое отношение к толпе:
  4. Когда в задумчивом совете С самим собой из-за угла Гляжу на свет и, видя в свете Свободу глупости и зла, Добра и разума прижимку, Насильем сверженный закон,
  5. Я слабым сердцем возмущен,
  6. – тогда этот бесенок –

Проворно шапку-невидимку На шар земной набросил он… …Прощай, владенье грустной были, Меня смущавшее досель: Я от твоей бездушной пыли

Уже за тридевять земель!

Преобладающей силой души Баратынского был разум, – недаром Белинский назвал его «поэтом мысли», а Пушкин называл «Гамлетом». Преимущественно с точки зрения разума смотрел он на жизнь и на смерть и холодным спокойствием, благожелательным ко всему, одарил его этот разум…

В стихотворении «Истина» он сам говорит, что «разум» определил всю его жизнь, дал содержание его миросозерцанию. «Истина» явилась к ному в виде прекрасной и гордой богиня и сказала:

…Захочу И, страстного, отрадному бесстрастию Тебя я научу! Пускай со мной ты сердца жар погубишь, Пускай, узнав людей, Ты, может быть, испуганный разлюбишь, И ближних, и друзей. Я бытия все прелести разрушу, Но ум наставлю твой Я оболью суровым хладом душу,

Но дам душе покой…

  • Он анализировал мир людской и увидел в жизни человеческой «Пир нестройный», где –
  • Презренный властвует, достойный Поник гонимой головой.
  • Несчастлив добрый, счастлив злой!
  • Но во всем этом видимом неустройстве скрыта великая мудрость Творца.
  • Обращается ли Баратынский к «человеку» – он видит, в чем трагизм его двойственного и бессильного существа –

Я – из племени духов, Но не житель Эмпирея, И. едва до облаков Возлетев, паду, слабея. Как мне быть? Я мал и плох, И ношусь, крылатый вздох,

Меж землёй и небесами!

Особенно часто сопоставляет Баратынский ничтожество и бессилье человека со стихийной мощью природы. В стихотворении «Последняя смерть» он рисует картину смерти человечества.

Человечество дряхлеет, физически и нравственно, вырождается и, наконец, вымрет окончательно.

Тогда «державная природа» опять безраздельно будет царствовать над безлюдною землей, облачившись «в дикую порфиру древних лет».

По мнению Баратынского, раньше первобытный человек жил одной жизнью с природой; развитие разума оторвало его от природы («Приметы»), – и, вместо родственной связи, между ними возникла вражда, которая окончится победой природы.

Пока человек естества не пытал Горнилом, весами и мерой, По-детски вещаньям природы внимал, Ловил её знаменье с верой; Покуда природу любил он, – она Любовью ему отвечала… …………………………… В пустыне безлюдной он не был один, Не чуждая жизнь в ней дышала. Но, чувство презрев, он доверил уму, Вдался в суету изысканий, – И сердце природы закрылось ему,

  1. И нет на земле прорицаний!
  2. Из всего вышесказанного видно, что «мировая тоска» у Баратынского приняла совершенно особую окраску: в его стихах эта скорбь потеряла всякую тень сентиментализма и романтизма, перестала быть минутным настроением, как у Пушкина, а сделалась постоянным философским миросозерцанием.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/5030-stikhi-baratynskogo-analiz

Раскрытие мотива любовного охлаждения и его связь с темой смерти души в элегии «Признание» — Евгений Абрамович Баратынский

Пушкин писал:

«”Признание” – совершенство. После него никогда не стану печатать своих элегий…»[1].

«Признание» — одна из вершин поэзии Е.А. Баратынского и предмет исследования всех, кто интересовался творчеством этого поэта. В нем в наибольшей степени проявляется его рационализм, своеобразно раскрывается мотив любовного охлаждения, и тема «смерти любви», трансформирующаяся в «смерть души», в нем оригинально представлена.

В стихотворении представлена ситуация расставания лирического героя с возлюбленной. Эта тема часто появлялась в элегиях, и причинами были, в основном, измены возлюбленной. Иногда герой расставался с возлюбленной, надеясь, что расстояние и время заглушат любовь, но все еще продолжал любить.

Причиной могла служить и трагическая смерть любимой девушки. Но всегда герой страдал, томился, не находил себе места, обвинял либо судьбу, либо ветреность неблагодарной возлюбленной. В стихотворении «Под небом голубым страны своей родной…» (1826г.) А.С.

Читайте также:  Хронологическая таблица пастернака (жизнь и творчество)

Пушкина поднимается тема любовного охлаждения самого героя:

  • Но недоступная черта меж нами есть.
  • Напрасно чувство возбуждал я:
  • Из равнодушных уст я слышал смерти весть,
  • И равнодушно ей внимал я. [2]

Но лирический герой только задается вопросом: «Где муки, где любовь?»[2], но не дает ответа.

  1. У Баратынского та же тема любовного охлаждения раскрывается более подробно:
  2. Притворной нежности не требуй от меня,
  3. Я сердца моего не скрою хлад печальный.
  4. Ты права, в нем уж нет прекрасного огня
  5.  Моей  любви  первоначальной.
  6. Напрасно я себе на память приводил
  7. И милый образ твой и прежние мечтанья:
  8. Безжизненны мои воспоминанья,
  9. Я клятвы дал, но дал их выше сил.[3]

Герой отталкивает бывшую возлюбленную и прямо говорит ей, что любви больше нет. Он не притворяется, не пытается смягчить ситуацию, но при этом он не винит ее ни в чем. С самых первый строк он начинает исследовать ситуацию утраты любви, приведшие к этому причины, свои настоящие чувства, причем с психологической точностью и безжалостностью.

Очень тонко подбираются эпитеты: «притворная нежность», «безжизненные воспоминания». Герой понимает, что теперь он абсолютно равнодушен к былой возлюбленной, в нем не осталось даже нежности, заботы, внимания, интереса к тому человеку, который был так любим, так долго жил в сердце, без которого герой, возможно, не представлял своей жизни.

Он не ощущает симпатии, теплоты к прошлому, или наоборот тоски, раздражения на прошлое или на близкого в прошлом человека. Чувство его умерло, что доказывают метафоры и эпитеты, используемые автором: в сердце «хлад», воспоминания «безжизненны», «огня любви» больше нет.

Последнюю метафору можно соотнести с угасанием и самой духовной жизни («жизнь уподоблялась нити (нить жизни), факелу (факел жизни, светильник жизни, пламенник жизни, а также пламень жизни, огонь жизни)…»[4]). Данное сопоставление позволяет расценивать смерть любви как духовную смерть героя.

В его душе только абсолютное равнодушие, но нотки грусти все-таки проскальзывают  в его словах. Например, хлад его сердца «печальный», значит он жалеет о потери чувства, образ бывшей возлюбленной для него всё еще «милый», но теплота и близость, придаваемый эпитетом, превращаются в холодную констатацию объективного факта.

Он пытался вернуть любовь воспоминаниями, но это напрасные старания. Герой оглядывается назад, но там всё безжизненно, как в пустыне. Он использует несколько стертых метафор («сердца хлад», «огня моей любви»), но они звучат здесь искусственно, как будто автоматически герой их употребляет для того, чтобы объяснить героине ситуацию на ее языке.

И даже слова «прекрасного огня моей любви первоначальной» могут быть восприняты как фраза, несобственно-прямая речь героини (они следуют после слов «ты права»).

Герой с самых первых строк кажется бессильным в борьбе за свою любовь. Она исчезла сама по себе, и единственное, что остается ему – это понять, почему так произошло, и смягчить удар, который он наносит некогда дорогому ему человеку. Он анализирует и одновременно объясняет героине:

  • Я не пленен красавицей другою,
  • Мечты ревнивые от сердца удали;
  • Но годы долгие в разлуке протекли.
  • Но в бурях жизненных развлекся я душою.
  • Уж ты жила неверной тенью в ней;
  • Уже к тебе взывал я редко, принужденно,
  • И пламень мой, слабея постепенно,
  • Собою сам погас в душе моей.[5]

Причина не в измене, а в естественном ходе жизни. Герой провел много времени вдали от возлюбленной, погруженный в свои дела и проблемы. Он просто о ней стал забывать.

Так часто бывает, что вступая в новых жизненный этап, приобретая новых друзей, знакомых, человек забывает о прошлом, теряет интерес к прежним увлечениям, равнодушно читает письма старых друзей, или же просто взрослеет. Разум одерживает победу над чувствами.

Романтическое мировоззрение оказывается неприспособленным к жизни. Благородные порывы разбиваются о грубую логику и правила. Реальность учит своим законам, и рациональный ум выходит на первое место.

Прежние идеи, интересы, кумиры теряют свою актуальность, и человеку приходится от них отказываться ради благополучия, успеха и просто счастья, неидеального, о котором мечтал всю юность, но реального, разумного.

И здесь лирический герой не винит ни себя, ни героиню, но время и расстояние. В этом заключается оригинальность раскрытия Баратынским мотива любовного охлаждения.

Романтического страдания по утраченной или преданной любви герой не испытывает.

Он теперь рационально мыслит, а разум всегда уверен, что незачем думать и жалеть о прошлом, нужно жить настоящим и заботиться о будущем. Сердце и душа героя подчинились его уму.

«Образ этого, как будто уже знакомого нам разочарованного героя в “Признании” резко снижен, лишен всякой элегической условности.

Не осталось ничего от традиционного “певца”, оплакивающего утрату весны своей: рассказ героя о самом себе реалистически точен и прозаически трезв; разочарованность его не только проявляется в конкретной ситуации, но впервые (после Онегина) выводится из обстоятельств жизни.

Перед нами точно зафиксированный процесс охлаждения чувства. Любовь погасла не из-за каких-то романтических причин . Она задушена будничными обстоятельствами будничной жизни»[6] — как точно замечает И. Л. Альми.

Исповедь героя похожа на обыкновенный разговор двух прежде близких людей при встрече. Здесь нет пафоса, нет патетичных фраз, риторических восклицаний.

Автор использует всю ту же традиционную метафору погасшего пламени для объяснения утраты чувства, которое было смыслом жизни для души героя, и без которого она погибла,  а также словосочетания «в бурях жизненный» для обозначения закономерного потока жизни.

  В этом стихотворении отсутствует мотив сна, но не один раз используются слова «мечтания», «мечты».

Семенко отмечает, что «близко к значению “сна” и значение слова “мечты”. “Мечты ревнивые от сердца удали”, — говорится в “Признании”. “Любовные мечтанья”, “прежних лет мечтанья”, “мечтанья юные” и т. п. всегда появляются у Баратынского в противопоставлении иллюзорного действительному»[7].

Любовь – иллюзия, новое чувство – тоже, их пламень в душе погас, в сердце холод, а воспоминания безжизненны. Всё это метафорически говорит о духовной смерти героя. В его душе тоска по прошлому, разочарование в любви, и еще равнодушие.

Он позволил разуму вести себя, а душе мирно дремать, ни о чем не заботясь. Она устала, она жаждет покоя, и получает его, но вечным, безвременным. И прошлое – иллюзия. От него остались одни разочарования. Все мечты не сбылись, все старания были бесполезны, все порывы ни к чему не привели.

Прошлое измотало душу, сделало ее равнодушной ко всему, и даже убило её.

Интересен в стихотворении и образ «неверной тени». Мысль о бывшей любимой живет в душе словно тень, словно легкая дымка проходит сквозь ее сон. Причем тень «неверная». В словаре Даля находим значения:

«Верный, исповедующий истинную веру; | вполне преданный вере своей, верующий безусловно; | сполна кому или чему преданный, неизменный, надежный, на кого можно положиться; | не ложный, правдивый, точный, истинный, подлинный, достоверный»[8].

Лирический герой потерял веру в свою любовь, потерял веру, возможно, и в то, что когда-либо еще увидит ее.

Он считал своим долгом сохранить свои чувства к ней, помнить ее, быть ей верным, но жизнь сама навела его на другой путь.

Он не хотел ее отпускать, поэтому заставлял себя  взывать к ней, поэтому принужденно, без душевного отклика. Он винит себя, что не удержал любви, и уколы совести остались в образе тени бывшей возлюбленной в его душе.

У Пушкина в элегии «Под небом голубым страны своей родной…» также присутствует этот образ:

Где муки, где любовь? Увы! в душе моей

  1. Для бедной, легковерной тени,
  2. Для сладкой памяти невозвратимых дней
  3. Не нахожу ни слез, ни пени. [9]

Здесь также тенью (призраком) является образ возлюбленной, к которой лирический герой больше ничего не испытывает. Но возлюбленная пушкинского героя умерла. Он не чувствует горя, боль утраты, не плачет по покинувшему этот мир человеку.

Возлюбленная же героя Баратынского жива. Но жива ли она для самого героя? Возможно, вместе с прошлым, вместе с душой для него умерла и она. Он больше не воспринимает ее как близкого человека.

Она навсегда останется для него тенью, «безжизненным воспоминанием».

  • Герой тяжело переживает свою духовную смерть:
  • Верь, жалок я один. Душа любви желает,
  • Но я любить не буду вновь;
  • Вновь не забудусь я: вполне уповает
  • Нас только первая любовь.[10]

«Жалким» его делает утрата любви, только любовь даёт полноту ощущения жизни. Он уверен, что любить можно только раз, и это первое чувство настолько сильно, что истощает все душевные силы героя. Больше герой не сможет это пережить, не сможет воскресить свою душу.

Он очень категоричен в своих высказываниях. Видно, как его словами управляет разум, как рационализм завладел всеми его суждениями. Перед героиней больше не пылкий юноша, любивший её, но взрослый здравомыслящий человек. Недаром здесь звучат как синонимы «любить» и «забудусь».

Последнее слово многозначно:

«Забываться, забыться, о деле, вещи: быть забываему, выходить у кого из памяти. Дело это забылось как-то. | О человеке становиться беспамятным; от дряхлости: выживать из ума; в болезни: быть не при себе, не в памяти; засыпая: дремать»[11].

Герой больше никого не полюбит, то есть он больше не задремлет, не заснет. В этом строчке снова возникает мотив мечтаний. Волшебное, прекрасное чувство, любовь, к которому герой стремился всю свою юность, кажется ему иллюзией.

Кроме того, как и в «Разуверении» появляется мотив больного («забыться» как потерять сознание, впасть ненадолго в беспамятство). Но если в «Разуверении» смерть души была для героя болезнью, то в «Признании» возврат любви равен заболеванию.

Герой этого стихотворения более трезво мыслит. Трезвость пронизывает все его дальнейший рассуждения:

  1. Грущу я; но и грусть минует, знаменуя
  2. Судьбины полную победу надо мной;
  3. Кто знает? мнением сольюся я с толпой;[12]

Пережив утрату романтических иллюзий, смерть собственной души, угасание своей любви, казавшейся поначалу вечной, герой отдает себя в подчинение судьбе. Он сдается.

Он вполне верит, что станет обычным обывателем, частью толпы, изберет тихое, разумное счастье, женится на подходящей ему девушке, не на той, которую любит, а на подходящей, с хорошим приданым и характером. Этот брак будет разумен не только с общественной точки зрения, но теперь и с точки зрения самого героя, ведь он «мнением» сольется «с толпой».

Свет считает необходимым обдуманный брак, приносящих материальную пользу. Но супруги не будут в близких отношениях, между ними не будет «обмена тайных дум», который является для героя признаков настоящей любви и настоящей духовной жизни. Свобода в желаниях, неограниченное проявление чувств, принятие их другим человеком  — вот то, что поддерживает жизнь души.

  А ее смерть для автора  заключается именно в противоположном образе жизни: скучном, однообразном, закономерном, обывательском. Все порывы души глушатся размышлениями ума. Она дремлет в бездействии и уже ничего не желает. Лирический герой Баратынского не хочет такой жизни, но выбора у него нет. Утрата романтических иллюзий – традиционный этап взросления.

Это его судьба, и противиться ей он не в силах. Она одерживает «полную» победу над героем. У него нет ни малейшего права на собственный выбор. Ему остается только идти, не противясь, по течению жизнь как бы в полусне, неосознанно.

Герой не индивидуален в своей судьбе. Его участь ждет многих. Своим решением он губит не только чувства бывшей возлюбленной, но и жизнь его будущей избранницы. Все трое будут несчастны, но для героя это неизбежно, и он не пытается это предотвратить:

  • Не властны мы в самих себе
  • И, в молодые наши леты,
  • Даем поспешные обеты,
  • Смешные, может быть, всевидящей судьбе.[13]

Стихотворение заканчивается обобщающим выводом – излюбленным приемом Баратынского. Анализ чувств завершен, выявлена закономерность, которую можно применить ко всем людям. Индивидуальные переживания героя, таким образом, становятся общечеловеческими.

Эта элегия – настоящее открытия автора и поистине шедевр. В ней мастерски трансформируется мотив любовного охлаждения. Герой здесь – не романтический герой. Он не страдает, не проклинает судьбу, не терзается непреодолимой страстью.

Это обыкновенный человек, бывший романтиком, но повзрослевший, понявший жизнь и ее законы. Причины утраты любви он видит в обычном течении жизни, в обстоятельствах, во времени и расстоянии. Его рационализм убийственен. Он даже не пытается воспротивиться судьбе.

У него «способность доходить до конца в самых нелестных представлениях о себе самом, беспощадная трезвость видения»[14] – как замечает Альми. И причина этой трезвости в том, что душа его мертва: она устала, она хочет покоя, она дремлет.

Читайте также:  Анализ стихотворения есенина с добрым утром

Не сумев уберечь, сохранить пламя первой любви, душа героя не способна в то же время полюбить вновь, а жизни без любви для нее не существует.  У нее просто нет душевных сил для борьбы с роком, и, в конце концов, она погибает.

Герою же остается плыть по течению судьбы, а это значит жить обывательской, обычной жизнью. В этом поэт видит духовную смерть. В предыдущих стихотворениях были описаны симптомы смерти души: равнодушие, разочарование, уныние. Здесь даны последствия.

«Пройдет немало лет, целая историко-литературная эпоха, прежде чем воздействие объективного хода событий на помыслы и поступки людей будет осознано настолько, что смогут быть написаны следующие слова Тургенева: “Обстоятельства нас определяют; они наталкивают нас на ту или другую дорогу, и потом они же нас казнят”[15].

Прежде чем зависимость личности от окружающей среды станет предметом раздумий Герцена, Чернышевского, Добролюбова. Нечего и говорить, что между этими раздумьями и философией ранней лирики Баратынского — дистанция огромного размера.

Но в элегиях Баратынского — зачатки того процесса, которому предстоит огромное будущее»[16] — утверждает Фризман.

Примечания:

[1] Пушкин А.С. Собрание сочинений: В 10 т. М.; Л.: .: Изд. АН СССР, 1951. Т.10. С. 78.

[2] Пушкин А.С. Полн. Собр. соч. В 10-ти т. М.; Л.: Изд. АН СССР, 1950. Т.2. С. 332.

[3] Баратынский Е. А. Полн. собр. соч.: В 2 т. / Гл. ред. М.Л. Гофман. СПб.: Издание разряда изящной словесности Императорской Академии Наук, 1914. С. 57.

[4] Григорьева А.Д. Поэтическая фразеология Пушкина. М.: Наука, 1969. С. 151.

[5] Баратынский Е. А. Полн. собр. соч.: В 2 т. / Гл. ред. М.Л. Гофман. СПб.: Издание разряда изящной словесности Императорской Академии Наук, 1914. С. 57.

[6] Альми И.Л. Элегии Е.А. Баратынского 1819-1824 годов. С. 137.

[7] Семенко И.М.. Поэты пушкинской поры. С. 235.

[8] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. СПб.; М.: Изд-во Тип. Товарищества М.О. Вольф, 1903-1909. Т. 1. С. 443.

[9] Пушкин А.С.  Полн. Собр. соч. В 10-ти т. Т.2. С. 332.

[10] Баратынский Е. А. Полн. собр. соч.: В 2 т. / Гл. ред. М.Л. Гофман. Т. 1. С. 57.

[11] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т.1. С. 1389.

[12] Баратынский Е. А. Полн. собр. соч.: В 2 т. / Гл. ред. М.Л. Гофман. С. 57.

[13] Баратынский Е. А. Полн. собр. соч.: В 2 т. / Гл. ред. М.Л. Гофман. С. 58.

[14] Альми И.Л. Элегии Е.А. Баратынского 1819-1824 годов. С. 138.

[15] Тургенев И.С. Полн. Собр. соч. и писем: В. 6 Т. М.; Л., Изд-во АН СССР, 1963, С. 168.

[16] Фризман Л.Г. Жизнь лирического жанра. Русская элегия от Сумарокова до Некрасова. С. 109.

Источник: http://xn—-8sbacdgmc1aegfl9ag0ctq5o.xn--p1ai/analizy-stihotvoreniy-baratinskogo/analyz_priznaniye/

Евгений Баратынский — Признание: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Притворной нежности не требуй от меня: Я сердца моего не скрою хлад печальный. Ты права, в нем уж нет прекрасного огня Моей любви первоначальной. Напрасно я себе на память приводил И милый образ твой и прежние мечтанья: Безжизненны мои воспоминанья, Я клятвы дал, но дал их выше сил.

Я не пленен красавицей другою, Мечты ревнивые от сердца удали; Но годы долгие в разлуке протекли, Но в бурях жизненных развлекся я душою. Уж ты жила неверной тенью в ней; Уже к тебе взывал я редко, принужденно, И пламень мой, слабея постепенно, Собою сам погас в душе моей. Верь, жалок я один.

Душа любви желает, Но я любить не буду вновь; Вновь не забудусь я: вполне упоевает

Нас только первая любовь.

Грущу я; но и грусть минует, знаменуя Судьбины полную победу надо мной; Кто знает? мнением сольюся я с толпой; Подругу, без любви — кто знает? — изберу я.

На брак обдуманный я руку ей подам И в храме стану рядом с нею, Невинной, преданной, быть может, лучшим снам, И назову ее моею; И весть к тебе придет, но не завидуй нам: Обмена тайных дум не будет между нами, Душевным прихотям мы воли не дадим: Мы не сердца под брачными венцами, Мы жребии свои соединим.

Прощай! Мы долго шли дорогою одною; Путь новый я избрал, путь новый избери; Печаль бесплодную рассудком усмири И не вступай, молю, в напрасный суд со мною. Не властны мы в самих себе И, в молодые наши леты, Даем поспешные обеты,

Смешные, может быть, всевидящей судьбе.

Анализ стихотворения «Признание» Баратынского

Стихотворение «Признание» Е. А. Баратынский написал в 1824 г. Лирическое произведение, в котором главный герой повествует о своих самых сокровенных чувствах.

История рассказывает о внезапно ушедшей первой любви. Автор пытается разобраться, как же так произошло, что чувства больше нет. Он ищет причины, чтобы объяснить это изменение некогда любимой женщине и самому себе:

«И пламень мой, слабея постепенно, Собою сам погас в душе моей…»

Стихотворение представляет собой монолог главного героя. Он хочет оставаться искренним, даже если это признание причинит боль обоим. Девушка, которую он раньше любил, напрямую в тексте не присутствует. Но мужчина, зная ее, предугадывает реакцию, и сразу отвечает на все возможные вопросы, к примеру, исключает причину неверности:

«Я не пленен красавицей другою, Мечты ревнивые от сердца удали…»

Пережив первое в своей жизни настоящее чувство, рассказчик предполагает, что оно же станет последним:

«Но я любить не буду вновь; Вновь не забудусь я: вполне упоевает

Нас только первая любовь…»

Мужчина вспоминает ушедшую любовь и говорит о том, как искренне старался возродить ее в себе. Сожалеет, что ничего не вышло, уповая на судьбу. Герой уверен, что больше никогда не сможет полюбить всей душой.

И предсказывает, что даже найдя себе другую девушку и сочетавшись с ней браком, не сможет уже обрести той прочной связи, которая была с его первой любовью. Потому просит ее не завидовать ему, а идти своим путем.

«Обмена тайных дум не будет между нами, Душевным прихотям мы воли не дадим…»

В заключении он просит бывшую возлюбленную не спорить с ним и не просить остаться. Он уверен, что воскресить угасшую связь не удастся. Говорит о поспешности юных чувств. И о том что судьба, вероятно, смеется над теми, кто так самоуверен, что сможет сохранить первую любовь на всю жизнь.

Стихотворение написано в жанре элегии, в форме эмоционального монолога.

Для понимания чувств героя достаточно обратить внимание на фразы, которые он использует в своем повествовании: «хлад печальный», погасивший «прекрасный огонь», влияние «всевидящей» судьбы, «бремя забот», появившееся с возрастом, успокоившееся юношеское «волнение страстей» (другая редакция стихотворения представлена ниже после анализа). Рассказывает об изменениям, произошедших вокруг и в его душе, повлиявших и на его чувства.

Лирический герой и его некогда возлюбленная дали друг другу обеты, когда судьба решила проверить их чувства разлукой. И это изменило их, что и хотел показать Баратынский. Для того, чтобы любить по-настоящему и быть вместе, необходимо быть рядом. Даже самые сильные и искренние чувства могут не выдержать расстояния.

Другая редакция

Притворной нежности не требуй от меня, Я сердца моего не скрою хлад печальной: Ты права, в нем уж нет прекраснаго огня Моей любви первоначальной. Напрасно я себе на память приводил И милый образ твой и прежних лет мечтанье, — Безжизненны мои воспоминанья!

Я клятвы дал, но дал их выше сил.

Спокойна будь: я не пленен другою; Душой моей досель владела ты одна; Но тенью легкою прошла моя весна: Под бременем забот я изнемог душою, Утихнуло волнение страстей, Промчались дни; без пищи сам собою Огонь любви погас в душе моей. Верь, беден я один: любви я знаю цену, Но сердцем жить не буду вновь, Вновь не забудусь я! Изменой за измену

  • Мстит оскорбленная любовь.
  • Предательства верней узнав науку, Служа приличию, Фортуне иль судьбе, Подругу некогда я выберу себе
  • И без любви решусь отдать ей руку.
  • В сияющий и полный ликов храм, Обычаю безчувственно послушной, Введу ее, и деве простодушной Я клятву жалкую во мнимой страсти дам… И весть к тебе придет; но не завидуй нам: Не насладимся мы взаимностью отрадной, Сердечной прихоти мы воли не дадим, Мы не сердца Гимена связью хладной, —
  • Мы жребий свой один соединим.
  • Прости, забудь меня; мы вместе шли доныне; Путь новый избрал я, путь новый избери, Печаль безплодную разсудком усмири, Как я, безропотно покорствуя судьбине. Не властны мы в самих себе И слишком ветрено в младыя наши лета Даем нескромные обеты,
  • Смешные, может быть, всевидящей судьбе.

Читать стих поэта Евгений Баратынский — Признание на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

Источник: https://rustih.ru/evgenij-baratynskij-priznanie/

Сочинение: Анализ стихотворений «Признание» Пушкина и «Признание» Баратынского

Название: Анализ стихотворений «Признание» Пушкина и «Признание» Баратынского Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку Тип: сочинение    

Передо
мною два произведения с одним и тем же названием: «Признание» Пушкина и
«Признание» Баратынского. На первый взгляд, когда прочитаешь единожды,
складывается ощущение, что стихи об одном и том же. Однако, при более глубоком
изучении прорисовываются образы лирических героев, испытывающих совершенно
противоположные чувства.

Сходства
обоих стихотворений заключаются в следующем: по характеру оба произведения
являются лирической поэзией, по жанру – элегия. В обоих стихотворениях
лирические герои выражают их очень откровенно, открывают сокровенные уголки
своей души.

Различия
стихотворений заключается в том. Что если «Признание» лирического героя Пушкина
трогательное. Нежное признание в настоящей любви,

  • И,
    мочи нет, сказать желаю,
  • Мой
    ангел, как я вас люблю!
  • то
    у Баратынского любовь уже прошла
  • И
    милый образ твой
  • И
    прежние мечтанья;
  • Безжизненны
    мои воспоминанья;
  • В
    произведениях прослеживается разное отношение лирических героев и к жизни, и к
    любимой. Так, пушкинский лирический герой – бесконечный романтик, жждующий
    жизни, любви
  • Мой
    ангел, я любви не стою
  • Но
    притворитесь! Этот взгляд
  • Всё
    может выразить так чудо!
  • Ах,
    обмануть меня не трудно!
  • Я
    сам обманываться рад!
  • Любимая
    для лирического героя Пушкина – «небесное божество»
  • Я
    в умилении, молча, нежно
  • Любуюсь
    вами, как дитя!
  • Баратынский
    грустит
  • Печаль
    бесплодную рассудком усмири
  • И
    не вступай, молю, в напрасный суд
  • Со
    мною
  • Не
    властны мы самих себе
  • И,
    в молодые наши мечты,
  • Даём
    поспешные обеты,
  • Смешные,
    может быть, всевидящей судьбе
  • Его
    как будто веселит, что некогда любимая будет огорчена
  • И
    весть к тебе придёт, но не завидуй нам
  • Обмена
    тайных дум не будет между нами
  • Величие
    поэта в том, что он умеет создать настроение, создавая художественные образы,
    может пойти среди читателей своих единомышленников, проникая в сокровенные
    «уголки души».
  • Список литературы

Для
подготовки данной работы были использованы материалы с сайта
http://www.coolsoch.ru/

Концепт счастья
Воркачев С.Г. Концепт счастья в русском языковом сознании: опыт лингвокультурологического анализа. Краснодар, 2002.142 с. В монографии обобщаются …
Счастье-удача, напротив, — свойство внешних по отношению к субъекту обстоятельств, фетишизируемое в конкретных предметах («Но девы нежной не обманет / Мое счастливое кольцо …
Счастливые часов не наблюдают» (Грибоедов) и «Счастливцы мнимые, способны ль вы понять / Участья нежного сердечную услугу? » (Баратынский); «Счастливцам резвым, молодым / Оставим …
Раздел: Топики по английскому языку Тип: дипломная работа
Шпора на экзамен в 2002 году
1-7) Автор и его герой в произведениях А.И.Солженицына «Матренин двор» Еще каких-то двадцать лет назад имя Александра Исаевича Солженицына запрещено …
лирического героя есенинского стихотворения в приверженности
лирических признаниях Пушкина любой легко находит мысли и
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку Тип: сочинение
Проблема истории в художественном мире А.С.Пушкина
Cодержание I. Введение. Пушкин и философско-историческая мысль 19 века II. Проблемы истории в художественном мире А.С. Пушкина 1. Формирование …
Все это соответствует разнообразию лирической тематики Пушкина: дружеская шутка и заунывный романс пишутся почти одновременно с гражданским воззванием и военным гимном.
26 июля 1820 года Пушкин создает свое первое романтическое стихотворение — эпилог к «Руслану и Людмиле».
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку Тип: сочинение
Читайте также:  Писатель чингиз айтматов. жизнь и творчество
Развитие традиций русской классической школы XIX века в творчестве …
Содержание Введение. 2 Глава 1. Традиции поэтов русской классической школы 19 века в поэзии Анны Ахматовой. 5 § 1. Ахматова и Пушкин. 5 § 2. Ахматова …
Хотя у Ахматовой, как и у Пушкина, перстень дарит женщина мужчине, однако у Пушкина лирический герой — мужчина, получивший подарок, а в стихотворении Ахматовой — женщина, его …
Эта нота благородной самоотверженности у Пушкина была выражена в его знаменитых строках «Я вас любил так искренно, так нежно,/ Как дай вам Бог любимой быть другим».
Раздел: Рефераты по зарубежной литературе Тип: дипломная работа

Источник: http://5rik.ru/better/article-1100.php

Анализ стихотворений «Признание» Пушкина и «Признание» Баратынского

Есть что добавить?Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Сочинения / Баратынский Е.А. / Разное / Анализ стихотворений «Признание» Пушкина и «Признание» Баратынского

  Скачать сочинение

    Передо мною два произведения с одним и тем же названием: «Признание» Пушкина и «Признание» Баратынского. На первый взгляд, когда прочитаешь единожды, складывается ощущение, что стихи об одном и том же. Однако, при более глубоком изучении прорисовываются образы лирических героев, испытывающих совершенно противоположные чувства.

     Сходства обоих стихотворений заключаются в следующем: по характеру оба произведения являются лирической поэзией, по жанру – элегия. В обоих стихотворениях лирические герои выражают их очень откровенно, открывают сокровенные уголки своей души.
     Различия стихотворений заключается в том. Что если «Признание» лирического героя Пушкина трогательное.

Нежное признание в настоящей любви,
     И, мочи нет, сказать желаю,
     Мой ангел, как я вас люблю!
     то у Баратынского любовь уже прошла
     И милый образ твой
     И прежние мечтанья;
     Безжизненны мои воспоминанья;
     В произведениях прослеживается разное отношение лирических героев и к жизни, и к любимой.

Так, пушкинский лирический герой – бесконечный романтик, жаждующий жизни, любви
     Мой ангел, я любви не стою
     Но притворитесь! Этот взгляд
     Всё может выразить так чудо!
     Ах, обмануть меня не трудно!
     Я сам обманываться рад!
    Любимая для лирического героя Пушкина – «небесное божество»
     Я в умилении, молча, нежно
     Любуюсь вами, как дитя!
    Баратынский грустит
     Печаль бесплодную рассудком усмири
     И не вступай, молю, в напрасный суд
     Со мною
     Не властны мы самих себе
     И, в молодые наши мечты,
     Даём поспешные обеты,
     Смешные, может быть, всевидящей судьбе
    Его как будто веселит, что некогда любимая будет огорчена
     И весть к тебе придёт, но не завидуй нам
     Обмена тайных дум не будет между нами

    Величие поэта в том, что он умеет создать настроение, создавая художественные образы, может пойти среди читателей своих единомышленников, проникая в сокровенные «уголки души».

11287 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Баратынский Е.А. / Разное / Анализ стихотворений «Признание» Пушкина и «Признание» Баратынского

Смотрите также по разным произведениям Баратынского:

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00056001184864165800/woid/00080901184773068805/

Баратынский Е.А. — Интеллектуальная Кобринщина

1. «Есть милая страна, есть угол на земле…» (По лирике Е.А.Баратынского)

2. Анализ стихотворений «Признание» Пушкина и «Признание» Баратынского

3. Поэтический мир Баратынского

«Есть милая страна, есть угол на земле…» (По лирике Е.А.Баратынского)

  •     В дни безграничных увлечений,
  •      В дни необузданных страстей
  •      Со мною жил превратный гений
  •     Наперсник юности моей.
  •     Е. Баратынский

        Евгений Абрамович Баратынский стоял у истоков русской классической поэзии. Он, как и другие поэты XVIII века, оставил обилие европейских жанров, стараясь сказать свое слово не только в российской, но и мировой поэзии. В лирике Баратынского много дружеских посланий соратникам по “цеху поэтов”. В этих стихотворениях поэт полушутливо говорит о своих солдатских буднях:

Мне ли думать о куплетах?

За свирель… а тут беды!

  1. Марс, затянутый в штиблетах,
  2. Обегает уж ряды,
  3. Кличет ратников по-свойски.
  4. О судьбы переворот.
  5. Твой поэт летит геройски
  6. Вместо Пинда — на развод.
  7.         Или мечтает о том времени, когда оставит военную службу, будет жить в кругу заботливой семьи, предаваясь любимому занятию:
  8. Нельзя ль найти любви надежной?
  9. Нельзя ль найти подруги нежной,
  10. С кем мог бы в счастливой глуши
  11. Предаться неге безмятежной
  12. И чистым радостям души.
  13.         Вскоре мечтам поэта дано было осуществиться: он вышел в отставку, женился и поселился в уединенном сельском имении Мураново. Здесь так спокойно отдыхалось вдали от шума старой столицы наедине с подругой, и так легко писалось:
  14. Я помню ясный чистый пруд;
  15. Под сению берез ветвистых.
  16. Средь мирных вод его три острова цветут;
  17. Светлея нивами меж рощ своих волнистых,
  18. За ним встает гора, пред ним в кустах шумит
  19. И брызжет мельница.
  20. Деревня, луг широкий,

А там счастливый дом… туда душа летит,

  • Там не хладел бы я и в старости глубокой.
  •         Живя в деревне, поэт прекрасно знает природу, любит неброскую красоту средней полосы России и может донести до читателя ее внутреннюю гармонию:
  • Чудный град порой сольется
  • Из летучих облаков;
  • Но лишь ветр его коснется.
  • Он исчезнет без следов.
  • Так мгновенные созданья
  • Поэтической мечты
  • Исчезают от дыханья
  • Посторонней суеты.
  •         Александр Сергеевич Пушкин высоко ценил поэзию Баратынского, его лиризм и чувство гармонии.
  • Страстей порывы утихают,
  • Страстей мятежные мечты
  • Передо мной не затмевают
  • Законов вечной красоты;
  • И поэтического мира
  • Огромный очерк я узрел,
  • И жизни даровать, о лира!
  • Твое согласье захотел.

        Для ранней лирики Баратынского характерно воспевание радостей жизни в кругу верных и веселых друзей. Они молоды, полны энергии, жизнь их беззаботна и весела.

  1. Мы не повесы записные!
  2. По своеволию страстей
  3. Себе мы правил не слагали,
  4. Но пылкой жизнью юных дней,
  5. Пока дышалося, дышали;
  6. Любили шумные пиры;
  7. Гостей веселых той поры.
  8. Забавы шалости любили
  9. И за роскошные дары
  10. Младую жизнь благодарили.

        Но со временем в поэзии Баратынского начинают звучать новые мотивы. Автор их задумывается о своём предназначении поэта и о великой миссии поэзии.

  • Болящий дух врачует песнопенъе.
  • Гармонии таинственная власть
  • Тяжелое искупит заблужденье
  • И укротит бунтующую страсть.
  • Душа певца, согласно излитая.
  • Разрешена от всех, своих скорбей;
  • И чистоту поэзия святая,
  • И мир отдаст причастнице своей.

        Эта тема станет традиционной для русской классической литературы. Вслед Баратынскому будут рассуждать о своей высокой миссии Державин и Карамзин, Пушкин и Лермонтов, поэты XIX и XX веков. В России поэты и писатели всегда верили в свою высокую миссию. А у истоков этой традиции был Е. А. Баратынский и его лирика,

  1. Опрокинь же свой треножник!
  2. Ты избранник, не художник,
  3. Попеченья гений твой
  4. Да отложит в здешнем мире:
  5. Там, быть может, в горном клире,
  6. Звучен будет голос твой!
  7.         Сегодня лексика Баратынского несколько устарела, но его мысли, чувства и патетика по-прежнему актуальны и интересны современному читателю и не только как определенные шаги становления русской поэзии.
  8. Когда твой голос, о поэт.
  9. Смерть в высших звуках остановит.
  10. Когда тебя во цвете лет
  11. Нетерпеливый рок уловит, —
  12. Кого закат могучих дней
  13. Во глубине сердечной тронет?
  14. Кто в отзыв гибели твоей

Стесненной грудию восстанет…

Анализ стихотворений «Признание» Пушкина и «Признание» Баратынского

    Сходства обоих стихотворений заключаются в следующем: по характеру оба произведения являются лирической поэзией, по жанру – элегия. В обоих стихотворениях лирические герои выражают их очень откровенно, открывают сокровенные уголки своей души.

    Различия стихотворений заключается в том. Что если «Признание» лирического героя Пушкина трогательное. Нежное признание в настоящей любви,

  • И, мочи нет, сказать желаю,
  • Мой ангел, как я вас люблю!
  • то у Баратынского любовь уже прошла
  • И милый образ твой
  • И прежние мечтанья;
  • Безжизненны мои воспоминанья;
  •     В произведениях прослеживается разное отношение лирических героев и к жизни, и к любимой. Так, пушкинский лирический герой – бесконечный романтик, жждующий жизни, любви
  • Мой ангел, я любви не стою
  • Но притворитесь! Этот взгляд
  • Всё может выразить так чудо!
  • Ах, обмануть меня не трудно!
  • Я сам обманываться рад!
  •     Любимая для лирического героя Пушкина – «небесное божество»
  • Я в умилении, молча, нежно
  • Любуюсь вами, как дитя!
  • Баратынский грустит
  • Печаль бесплодную рассудком усмири
  • И не вступай, молю, в напрасный суд
  • Со мною
  • Не властны мы самих себе
  • И, в молодые наши мечты,
  • Даём поспешные обеты,
  • Смешные, может быть, всевидящей судьбе
  • Его как будто веселит, что некогда любимая будет огорчена
  • И весть к тебе придёт, но не завидуй нам
  • Обмена тайных дум не будет между нами
  •     Величие поэта в том, что он умеет создать настроение, создавая художественные образы, может пойти среди читателей своих единомышленников, проникая в сокровенные «уголки души».
  • Поэтический мир Баратынского
  •     В дни безграничных увлечений,
  •     В дни необузданных страстей
  •     Со мною жил превратный гений.

    Наперсник юности моей….

    Е. Баратынский

    Евгений Абрамович Баратынский стоял у истоков русской классической поэзии. Он, как и другие поэты начала XIX века, оставил большое количество стихотворений, сказал свое слово не только в российской, но и в мировой поэзии. В лирике Баратынского много дружеских посланий соратникам по перу.

    В этих стихотворениях поэт полушутливо говорит о своих солдатских буднях:

    Мне ли думать о куплетах?

    За свирель… а тут беды!

    Марс, затянутый в штиблетах,

    Обегает уж ряды,

    Кличет ратников по-свойски…

  1.     О, судьбы переворот!
  2.     Твой поэт летит геройски
  3.     Вместо Пинда — на развод.
  4.     Или мечтает о том времени, когда оставит военную службу, будет жить в кругу заботливой семьи, предаваясь любимому занятию:
  5.     Нельзя ль найти любви надежной?
  6.     Нельзя ль найти подруги нежной.
  7.     С,кем мог бы в счастливой глуши
  8.     Предаться неге безмятежной
  9.     И чистым радостям души.
  10.     Вскоре мечтам поэта дано было осуществиться: он вышел в отставку, женился и поселился в уединенном сельском имении Мураново. Здесь так спокойно отдыхалось вдали от шума старой столицы, наедине с подругой, и так легко писалось:
  11.     Я помню ясный чистый пруд,
  12.      Под сепию берез ветвистых.
  13.      Средь мирных вод его три острова цветут;
  14.     Светлея нивами меж рощ своих
  15.     волнистых, За ним встает гора, пред ним
  16.     в кустах шумит И брызжет мельница. Деревня, луг

    широкий, А там счастливый дом… туда душа

  •     летит, Там не хладел бы я и в старости
  •     глубокой!
  •     Живя в деревне, поэт прекрасно знает природу, любит неброскую красоту средней полосы России и повествует читателю о ее внутренней гармонии:
  •     Чудный град порой сольется
  •     Из летучих облаков,
  •     Но лишь ветр его коснется,
  •      Он исчезнет без следов.
  •     Так мгновенные созданья
  •     Поэтической мечты
  •     Исчезают от дыханья
  •     Посторонней суеты.
  •     Александр Сергеевич Пушкин высоко ценил поэтический дар Баратынского, его лиризм и благозвучие стиха:
  •     Страстей порывы утихают.
  •     Страстей мятежные мечты
  •     Передо мной не затмевают
  •      Законов вечной красоты;
  •     И поэтического мира
  •     Огромный очерк я узрел,
  •     И жизни даровать, о лира!
  •     Твое согласье захотел.
  •     Для ранней лирики Баратынского характерно воспевание радостей жизни среди верных друзей. Они молоды, полны энергии, жизнь их беззаботна и весела:
  •     Мы не повесы записные!
  •     По своеволию страстей
  •      Себе мы правил не слагали.
  •     Но пылкой жизнью юных дней,
  •     Пока дышалося, дышали;
  •     Любили шумные пиры;
  •      Гостей веселых той поры,
  •      Забавы, шалости любили
  •     И за роскошные дары
  •      Младую жизнь благодарили.

    Но со временем в поэзии Баратынского начинают звучать иные мотивы. Автор задумывается о своем предназначении и о великой миссии поэта и поэзии. Эта тема станет традиционной для русской классической литературы. За Баратынским об этом будут писать многие великие поэты.

    Сегодня поэзия Баратынского воспринимается иначе, но его мысли, чувства и патетика по-прежнему актуальны и читаются современным читателем с захватывающим интересом. Они интересны и как шаги становления русской поэзии, и как история стихосложения, и как история русской культуры.   

Источник: http://kobriniq.ru/obshie/baratinskiy-e-a

Ссылка на основную публикацию