Краткое содержание бабель одесские рассказы

Король
Едва кончилось венчание и стали готовиться к свадебному ужину, как к молдаванскому налётчику Бене Крику по прозвищу Король подходит незнакомый молодой человек и сообщает, что приехал новый пристав и на Беню готовится облава. Король отвечает, что ему известно и про пристава, и про облаву, которая начнётся завтра. Она будет сегодня, говорит молодой человек.

Новость эту Беня воспринимает как личное оскорбление. У него праздник, он выдаёт замуж свою сорокалетнюю сестру Двойру, а шпики собираются испортить ему торжество! Молодой человек говорит, что шпики боялись, но новый пристав сказал, что там, где есть император, не может быть короля и что самолюбие ему дороже.

Молодой человек уходит, и с ним уходят трое из Бениных друзей, которые через час возвращаются.

Свадьба сестры короля налётчиков — большой праздник. Длинные столы ломятся от яств и нездешних вин, доставленных контрабандистами. Оркестр играет туш.

Лева Кацап разбивает бутылку водки о голову своей возлюбленной, Моня Артиллерист стреляет в воздух. Но апогей наступает тогда, когда начинают одаривать молодых.

Затянутые в малиновые жилеты, в рыжих пиджаках, аристократы Молдаванки небрежным движением руки кидают на серебряные подносы золотые монеты, перстни, коралловые нити.

В самый разгар пира тревога охватывает гостей, неожиданно ощутивших запах гари, края неба начинают розоветь, а где-то выстреливает в вышину узкий, как шпага, язык пламени. Внезапно появляется тот неизвестный молодой человек и, хихикая, сообщает, что горит полицейский участок.

Он рассказывает, что из участка вышли сорок полицейских, но стоило им удалиться на пятнадцать шагов, как участок загорелся. Беня запрещает гостям идти смотреть пожар, однако сам с двумя товарищами все-таки отправляется туда. Вокруг участка суетятся городовые, выбрасывая из окон сундучки, под шумок разбегаются арестованные.

Пожарные ничего не могут сделать, потому что в соседнем кране не оказалось воды. Проходя мимо пристава, Беня отдаёт ему по-военному честь и выражает своё сочувствие.

Как это делалось в Одессе
О налётчике Бене Крике в Одессе ходят легенды. Старик Арье-Лейб, сидящий на кладбищенской стене, рассказывает одну из таких историй. Ещё в самом начале своей криминальной карьеры Бенчик подошёл к одноглазому биндюжнику и налётчику Фроиму Грачу и попросился к нему. На вопрос, кто он и откуда, Беня предлагает попробовать его.

Налётчики на своём совете решают попробовать Беню на Тартаковском, который вместил в себя столько дерзости и денег, сколько ни один еврей. При этом собравшиеся краснеют, потому что на «полтора жида», как называют Тартаковского на Молдаванке, уже было совершено девять налётов. Его дважды выкрадывали для выкупа и однажды хоронили с певчими.

Десятый налёт считался уже грубым поступком, и потому Беня вышел, хлопнув дверью.

Беня пишет Тартаковскому письмо, в котором просит его положить деньги под бочку с дождевой водой. В ответном послании Тартаковский объясняет, что сидит со своей пшеницей без прибыли и потому взять с него нечего. На следующий день Беня является к нему с четырьмя товарищами в масках и с револьверами.

В присутствии перепуганного приказчика Мугинштейна, холостого сына тёти Песи, налётчики грабят кассу. В это время в контору вламывается опоздавший на дело пьяный, как водовоз, еврей Савка Буцис. Он бестолково размахивает руками и случайным выстрелом из револьвера смертельно ранит приказчика Мугинштейна.

По приказу Бени налётчики разбегаются из конторы, а Савке Буцису он клянётся, что тот будет лежать рядом со своей жертвой. Через час после того как Мугинштеина доставляют в больницу, Беня является туда, вызывает старшего врача и сиделку и, представившись, выражает желание, чтобы больной Иосиф Мугинштейн выздоровел.

Тем не менее раненый ночью умирает. Тогда Тартаковский поднимает шум на всю Одессу.

«Где начинается полиция, — вопит он, — и где кончается Беня?» Беня на красном автомобиле подъезжает к домику Мугинштейна, где на полу в отчаянии бьётся тётя Песя, и требует от сидящего здесь же «полтора жида» для неё единовременного пособия в десять тысяч и пенсии до смерти. После перебранки они сходятся на пяти тысячах наличными и пятидесяти рублях ежемесячно.

Похороны Мугинштейна Беня Крик, которого тогда ещё не звали Королём, устраивает по первому разряду. Таких пышных похорон Одесса ещё не видела. Шестьдесят певчих идут перед траурной процессией, на белых лошадях качаются чёрные плюмажи.

После начала панихиды подъезжает красный автомобиль, из него вылезают четыре налётчика во главе с Беней и подносят венок из невиданных роз, потом принимают на плечи гроб и несут его. Над могилой Беня произносит речь, а в заключение просит всех проводить к могиле покойного Савелия Буциса. Поражённые присутствующие послушно следуют за ним.

Кантора он заставляет пропеть над Савкой полную панихиду. После её окончания все в ужасе бросаются бежать. Тогда же сидящий на кладбищенской стене шепелявый Мойсейка произносит впервые слово «король».

Отец
История женитьбы Бени Крика такова. К молдаванскому биндюжнику и налётчику Фроиму Грачу приезжает его дочь Бася, женщина исполинского роста, с громадными боками и щеками кирпичного цвета.

После смерти жены, умершей от родов, Фроим отдал новорождённую тёще, которая живёт в Тульчине, и с тех пор двадцать лет не видел дочери. Ее неожиданное появление смущает и озадачивает его. Дочь сразу берётся за благоустройство дома папаши.

Крупную и фигуристую Басю не обходят своим вниманием молодые люди с Молдаванки вроде сына бакалейщика Соломончика Каплуна и сына контрабандиста Мони Артиллериста. Бася, простая провинциальная девушка, мечтает о любви и замужестве.

Это замечает старый еврей Голубчик, занимающийся сватовством, и делится своим наблюдением с Фроимом Грачем, который отмахивается от проницательного Голубчика и оказывается не прав.

С того дня как Бася увидела Каплуна, она все вечера проводит за воротами. Она сидит на лавочке и шьёт себе приданое.

Рядом с ней сидят беременные женщины, ожидающие своих мужей, а перед её глазами проходит обильная жизнь Молдаванки — «жизнь, набитая сосущими младенцами, сохнущим тряпьём и брачными ночами, полными пригородного шику и солдатской неутомимости».

Тогда же Басе становится известно, что дочь ломового извозчика не может рассчитывать на достойную партию, и она перестаёт называть отца отцом, а зовёт его не иначе как «рыжий вор».

Так продолжается до тех пор, пока Бася не сшила себе шесть ночных рубашек и шесть пар панталон с кружевными оборками.

Тогда она заплакала и сквозь слезы сказала одноглазому Фроиму Грачу: «Каждая девушка имеет свой интерес в жизни, и только одна я живу как ночной сторож при чужом складе. Или сделайте со мной что-нибудь, папаша, или я делаю конец своей жизни…

» Это производит впечатление на Грача: одевшись торжественно, он отправляется к бакалейщику Каплуну. Тот знает, что его сын Соломончик не прочь соединиться с Баськой, но он знает и другое — что его жена мадам Каплун не хочет Фроима Грача, как человек не хочет смерти.

В их семье уже несколько поколений были бакалейщиками, и Каплуны не хотят нарушать традиции. Расстроенный, обиженный Грач уходит домой и, ничего не говоря принарядившейся дочери, ложится спать.

Проснувшись, Фроим идёт к хозяйке постоялого двора Любке Казак и просит у неё совета и помощи. Он говорит, что бакалейщики сильно зажирели, а он, Фроим Грач, остался один и ему нет помощи.

Любка Казак советует ему обратиться к Бене Крику, который холост и которого Фроим уже пробовал на Тартаковском. Она ведёт старика на второй этаж, где находятся женщины для приезжающих. Она находит Беню Крика у Катюши и сообщает ему все, что знает о Басе и делах одноглазого Грача.

«Я подумаю», — отвечает Беня. До поздней ночи Фроим Грач сидит в коридоре возле дверей комнаты, откуда раздаются стоны и смех Катюши, и терпеливо ждёт решения Бени. Наконец Фроим стучится в дверь. Вместе они выходят и договариваются о приданом.

Сходятся они и на том, что Беня должен взять с Каплуна, повинного в оскорблении семейной гордости, две тысячи. Так решается судьба высокомерного Каплуна и судьба девушки Баси.

Любка Казак
Дом Любки Шнейвейс, прозванной Любкой Казак, стоит на Молдаванке. В нем помещаются винный погреб, постоялый двор, овсяная лавка и голубятня. В доме, кроме Любки, живут сторож и владелец голубятни Евзель, кухарка и сводница Песя-Миндл и управляющий Цудечкис, с которым связано множество историй.

Вот одна из них — о том, как Цудечкис поступил управляющим на постоялый двор Любки. Однажды он смаклеровал некоему помещику молотилку и вечером повёл его отпраздновать покупку к Любке. Наутро обнаружилось, что переночевавший помещик сбежал, не заплатив.

Сторож Евзель требует с Цудечкиса деньги, а когда тот отказывается, он до приезда хозяйки запирает его в комнате Любки.

Из окна комнаты Цудечкис наблюдает, как мучается Любкин грудной ребёнок, не приученный к соске и требующий мамашенькиного молока, в то время как мамашенька его, по словам присматривающей за ребёнком Песи-Миндл, «скачет по своим каменоломням, пьёт чай с евреями в трактире „Медведь“, покупает в гавани контрабанду и думает о своём сыне, как о прошлогоднем снеге…». Старик берет на руки плачущего младенца, ходит по комнате и, раскачиваясь как цадик на молитве, поёт нескончаемую песню, пока мальчик не засыпает.

Вечером возвращается из города Любка Казак. Цудечкис ругает её за то, что она стремится все захватить себе, а собственное дитё оставляет без молока.

Когда матросы-контрабандисты с корабля «Плутарх», у которых Любка торгует товар, уходят пьяные, она поднимается к себе в комнату, где её встречает упрёками Цудечкис. Он приставляет мелкий гребень к Любкиной груди, к которой тянется ребёнок, и тот, уколовшись, плачет.

Старик же подсовывает ему соску и таким образом отучает дитё от материнской груди. Благодарная Любка отпускает Цудечкиса, а через неделю он становится у неё управляющим.

Источник: https://xn—-8sbhepth3ca.xn--p1ai/blog/babel_odesskie_rasskazy/2016-07-09-1998

Исаак Бабель

Едва кончилось венчание и стали готовиться к свадебному ужину, какк молдаванскому налетчику Бене Крику по прозвищу Король подходит незнакомый молодойчеловек и сообщает, что приехал новый пристав и на Беню готовится облава.

Король отвечает,что ему известно и про пристава, и про облаву, которая начнется завтра. Она будет сегодня,говорит молодой человек. Новость эту Беня воспринимает как личное оскорбление.

У него праздник,он выдает замуж свою сорокалетнюю сестру Двойру, а шпики собираются испортить ему торжество!Молодой человек говорит, что шпики боялись, но новый пристав сказал, что там, где есть император,не может быть короля и что самолюбие ему дороже.

Молодой человек уходит, и с ним уходяттрое из Бениных друзей, которые через час возвращаются.Свадьба сестры короляналетчиков — большой праздник.

Длинные столы ломятся от яств и нездешних вин,доставленных контрабандистами. Оркестр играет туш. Лева Кацап разбивает бутылку водки о головусвоей возлюбленной, Моня Артиллерист стреляет в воздух. Но апогей наступает тогда, когданачинают одаривать молодых.

Затянутые в малиновые жилеты, в рыжих пиджаках, аристократыМолдаванки небрежным движением руки кидают на серебряные подносы золотые монеты, перстни,коралловые нити.

В самый разгар пира тревога охватывает гостей, неожиданно ощутивших запахгари, края неба начинают розоветь, а где-то выстреливает в вышину узкий, как шпага,язык пламени. Внезапно появляется тот неизвестный молодой человек и, хихикая, сообщает, чтогорит полицейский участок.

Он рассказывает, что из участка вышли сорок полицейских,но стоило им удалиться на пятнадцать шагов, как участок загорелся.

Беня запрещает гостямидти смотреть пожар, однако сам с двумя товарищами все-таки отправляется туда. Вокругучастка суетятся городовые, выбрасывая из окон сундучки, под шумок разбегаются арестованные.

Пожарные ничего не могут сделать, потому что в соседнем кране не оказалось воды. Проходямимо пристава, Беня отдает ему по-военному честь и выражает свое сочувствие.О налетчике Бене Крике в Одессе ходят легенды.

Старик Арье-Лейб,сидящий на кладбищенской стене, рассказывает одну из таких историй. Еще в самом началесвоей криминальной карьеры Бенчик подошел к одноглазому биндюжнику и налетчику ФроимуГрачу и попросился к нему. На вопрос, кто он и откуда, Беня предлагает попробоватьего.

Налетчики на своем совете решают попробовать Беню на Тартаковском, который вместилв себя столько дерзости и денег, сколько ни один еврей.

При этом собравшиеся краснеют,потому что на «полтора жида», как называют Тартаковского на Молдаванке, уже былосовершено девять налетов. Его дважды выкрадывали для выкупа и однажды хоронили с певчими.Десятый налет считался уже грубым поступком, и потому Беня вышел, хлопнув дверью.Беня пишетТартаковскому письмо, в котором просит его положить деньги под бочку с дождевой водой.

 Вответном послании Тартаковский объясняет, что сидит со своей пшеницей без прибыли и потомувзять с него нечего. На следующий день Беня является к нему с четырьмя товарищамив масках и с револьверами. В присутствии перепуганного приказчика Мугинштейна,холостого сына тети Песи, налетчики грабят кассу.

 В это время в контору вламываетсяопоздавший на дело пьяный, как водовоз, еврей Савка Буцис.

Читайте также:  Носороги - краткое содержание пьесы ионеско

Он бестолково размахивает рукамии случайным выстрелом из револьвера смертельно ранит приказчика Мугинштейна. По приказуБени налетчики разбегаются из конторы, а Савке Буцису он клянется, что тот будет лежатьрядом со своей жертвой.

Через час после того как Мугинштеина доставляют в больницу, Беняявляется туда, вызывает старшего врача и сиделку и, представившись, выражает желание, чтобыбольной Иосиф Мугинштейн выздоровел. Тем не менее раненый ночью умирает. Тогда Тартаковскийподнимает шум на всю Одессу.

«Где начинается полиция, — вопит он, — и гдекончается Беня?» Беня на красном автомобиле подъезжает к домику Мугинштейна, гдена полу в отчаянии бьется тетя Песя, и требует от сидящего здесь же «полторажида» для нее единовременного пособия в десять тысяч и пенсии до смерти.

Послеперебранки они сходятся на пяти тысячах наличными и пятидесяти рубляхежемесячно.Похороны Мугинштейна Беня Крик, которого тогда еще не звали Королем, устраиваетпо первому разряду. Таких пышных похорон Одесса еще не видела. Шестьдесят певчих идут передтраурной процессией, на белых лошадях качаются черные плюмажи.

После начала панихидыподъезжает красный автомобиль, из него вылезают четыре налетчика во главе с Бенейи подносят венок из невиданных роз, потом принимают на плечи гроб и несут его. Надмогилой Беня произносит речь, а в заключение просит всех проводить к могиле покойногоСавелия Буциса. Пораженные присутствующие послушно следуют за ним.

Кантора он заставляетпропеть над Савкой полную панихиду. После её окончания все в ужасе бросаются бежать.

Тогдаже сидящий на кладбищенской стене шепелявый Мойсейка произносит впервые слово«король».История женитьбы Бени Крика такова. К молдаванскому биндюжникуи налетчику Фроиму Грачу приезжает его дочь Бася, женщина исполинского роста, с громаднымибоками и щеками кирпичного цвета.

После смерти жены, умершей от родов, Фроим отдалноворожденную теще, которая живет в Тульчине, и с тех пор двадцать лет не видел дочери.Ее неожиданное появление смущает и озадачивает его. Дочь сразу беретсяза благоустройство дома папаши.

Крупную и фигуристую Басю не обходят своим вниманиеммолодые люди с Молдаванки вроде сына бакалейщика Соломончика Каплуна и сына контрабандистаМони Артиллериста. Бася, простая провинциальная девушка, мечтает о любви и замужестве.

Этозамечает старый еврей Голубчик, занимающийся сватовством, и делится своим наблюдениемс Фроимом Грачем, который отмахивается от проницательного Голубчика и оказываетсяне прав.С того дня как Бася увидела Каплуна, она все вечера проводит за воротами.

Онасидит на лавочке и шьет себе приданое.

Рядом с ней сидят беременные женщины, ожидающиесвоих мужей, а перед её глазами проходит обильная жизнь Молдаванки — «жизнь, набитаясосущими младенцами, сохнущим тряпьем и брачными ночами, полными пригородного шикуи солдатской неутомимости».

Тогда же Басе становится известно, что дочь ломовогоизвозчика не может рассчитывать на достойную партию, и она перестает называть отца отцом,а зовет его не иначе как «рыжий вор».Так продолжается до тех пор, пока Басяне сшила себе шесть ночных рубашек и шесть пар панталон с кружевными оборками.

Тогда оназаплакала и сквозь слезы сказала одноглазому Фроиму Грачу. «Каждая девушка имеет свойинтерес в жизни, и только одна я живу как ночной сторож при чужом складе. Или сделайтесо мной что-нибудь, папаша, или я делаю конец своей жизни…» Это производитвпечатление на Грача. Одевшись торжественно, он отправляется к бакалейщику Каплуну.

Тотзнает, что его сын Соломончик не прочь соединиться с Баськой, но он знаети другое — что его жена мадам Каплун не хочет Фроима Грача, как человек не хочетсмерти. В их семье уже несколько поколений были бакалейщиками, и Каплуны не хотятнарушать традиции. Расстроенный, обиженный Грач уходит домой и, ничего не говоряпринарядившейся дочери, ложится спать.

Проснувшись, Фроим идет к хозяйке постоялого двораЛюбке Казак и просит у нее совета и помощи.

Он говорит, что бакалейщики сильно зажирели,а он, Фроим Грач, остался один и ему нет помощи. Любка Казак советует ему обратитьсяк Бене Крику, который холост и которого Фроим уже пробовал на Тартаковском. Она ведетстарика на второй этаж, где находятся женщины для приезжающих.

Она находит Беню Крикау Катюши и сообщает ему все, что знает о Басе и делах одноглазого Грача.«Я подумаю», — отвечает Беня. До поздней ночи Фроим Грач сидит в коридоре возледверей комнаты, откуда раздаются стоны и смех Катюши, и терпеливо ждет решения Бени. НаконецФроим стучится в дверь. Вместе они выходят и договариваются о приданом.

Сходятся онии на том, что Беня должен взять с Каплуна, повинного в оскорблении семейной гордости,две тысячи.

Так решается судьба высокомерного Каплуна и судьба девушки Баси.Дом Любки Шнейвейс, прозванной Любкой Казак, стоит на Молдаванке. В нем помещаютсявинный погреб, постоялый двор, овсяная лавка и голубятня. В доме, кроме Любки, живут сторожи владелец голубятни Евзель, кухарка и сводница Песя-Миндл и управляющий Цудечкис,с которым связано множество историй.

Вот одна из них — о том, как Цудечкис поступилуправляющим на постоялый двор Любки. Однажды он смаклеровал некоему помещику молотилкуи вечером повел его отпраздновать покупку к Любке. Наутро обнаружилось, что переночевавшийпомещик сбежал, не заплатив.

Сторож Евзель требует с Цудечкиса деньги, а когда тототказывается, он до приезда хозяйки запирает его в комнате Любки.

Из окна комнатыЦудечкис наблюдает, как мучается Любкин грудной ребенок, не приученный к соскеи требующий мамашенькиного молока, в то время как мамашенька его, по словамприсматривающей за ребенком Песи-Миндл, «скачет по своим каменоломням, пьет чайс евреями в трактире „Медведь“, покупает в гавани контрабанду и думает о своемсыне, как о прошлогоднем снеге…».

Старик берет на руки плачущего младенца, ходитпо комнате и, раскачиваясь как цадик на молитве, поет нескончаемую песню, пока мальчикне засыпает.Вечером возвращается из города Любка Казак. Цудечкис ругает еёза то, что она стремится все захватить себе, а собственное дите оставляет без молока.

Когдаматросы-контрабандисты с корабля «Плутарх», у которых Любка торгует товар, уходятпьяные, она поднимается к себе в комнату, где её встречает упреками Цудечкис.Он приставляет мелкий гребень к Любкиной груди, к которой тянется ребенок, и тот,уколовшись, плачет. Старик же подсовывает ему соску и таким образом отучает дитеот материнской груди.

Благодарная Любка отпускает Цудечкиса, а через неделю он становитсяу нее управляющим..

На нашем сайте Вы найдете значение «Исаак Бабель — Одесские Рассказы» в словаре Краткие содержания произведений, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Исаак Бабель — Одесские Рассказы, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква «И». Общая длина 32 символа

Источник: https://my-dict.ru/dic/kratkie-soderzhaniya-proizvedeniy/1397420-isaak-babel—odesskie-rasskazy/

Одесские рассказы

Едва кончилось венчание и стали готовиться к свадебному ужину, как к молдаванскому налетчику Бене Крику по прозвищу Король подходит незнакомый молодой человек и сообщает, что приехал новый пристав и на Беню готовится облава. Король отвечает, что ему известно и про пристава, и про облаву, которая начнется завтра. Она будет сегодня, говорит молодой человек.

Новость эту Беня воспринимает как личное оскорбление. У него праздник, он выдает замуж свою сорокалетнюю сестру Двойру, а шпики собираются испортить ему торжество! Молодой человек говорит, что шпики боялись, но новый пристав сказал, что там, где есть император, не может быть короля и что самолюбие ему дороже.

Молодой человек уходит, и с ним уходят трое из Бениных друзей, которые через час возвращаются.

Свадьба сестры короля налетчиков — большой праздник. Длинные столы ломятся от яств и нездешних вин, доставленных контрабандистами. Оркестр играет туш.

Лева Кацап разбивает бутылку водки о голову своей возлюбленной, Моня Артиллерист стреляет в воздух. Но апогей наступает тогда, когда начинают одаривать молодых.

Затянутые в малиновые жилеты, в рыжих пиджаках, аристократы Молдаванки небрежным движением руки кидают на серебряные подносы золотые монеты, перстни, коралловые нити.

В самый разгар пира тревога охватывает гостей, неожиданно ощутивших запах гари, края неба начинают розоветь, а где-то выстреливает в вышину узкий, как шпага, язык пламени. Внезапно появляется тот неизвестный молодой человек и, хихикая, сообщает, что горит полицейский участок.

Он рассказывает, что из участка вышли сорок полицейских, но стоило им удалиться на пятнадцать шагов, как участок загорелся. Беня запрещает гостям идти смотреть пожар, однако сам с двумя товарищами все-таки отправляется туда. Вокруг участка суетятся городовые, выбрасывая из окон сундучки, под шумок разбегаются арестованные.

Пожарные ничего не могут сделать, потому что в соседнем кране не оказалось воды. Проходя мимо пристава, Беня отдает ему по-военному честь и выражает свое сочувствие.

КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ В ОДЕССЕ

О налетчике Бене Крике в Одессе ходят легенды. Старик Арье-Лейб, сидящий на кладбищенской стене, рассказывает одну из таких историй. Еще в самом начале своей криминальной карьеры Бенчик подошел к одноглазому биндюжнику и налетчику Фроиму Грачу и попросился к нему. На вопрос, кто он и откуда, Беня предлагает попробовать его.

Налетчики на своем совете решают попробовать Беню на Тартаковском, который вместил в себя столько дерзости и денег, сколько ни один еврей. При этом собравшиеся краснеют, потому что на «полтора жида», как называют Тартаковского на Молдаванке, уже было совершено девять налетов. Его дважды выкрадывали для выкупа и однажды хоронили с певчими.

Десятый налет считался уже грубым поступком, и потому Беня вышел, хлопнув дверью.

Беня пишет Тартаковскому письмо, в котором просит его положить деньги под бочку с дождевой водой. В ответном послании Тартаковский объясняет, что сидит со своей пшеницей без прибыли и потому взять с него нечего. На следующий день Беня является к нему с четырьмя товарищами в масках и с револьверами.

В присутствии перепуганного приказчика Мугинштейна, холостого сына тети Песи, налетчики грабят кассу. В это время в контору вламывается опоздавший на дело пьяный, как водовоз, еврей Савка Буцис. Он бестолково размахивает руками и случайным выстрелом из револьвера смертельно ранит приказчика Мугинштейна.

По приказу Бени налетчики разбегаются из конторы, а Савке Буцису он клянется, что тот будет лежать рядом со своей жертвой. Через час после того как Мугинштеина доставляют в больницу, Беня является туда, вызывает старшего врача и сиделку и, представившись, выражает желание, чтобы больной Иосиф Мугинштейн выздоровел.

Тем не менее раненый ночью умирает. Тогда Тартаковский поднимает шум на всю Одессу.

«Где начинается полиция, — вопит он, — и где кончается Беня?» Беня на красном автомобиле подъезжает к домику Мугинштейна, где на полу в отчаянии бьется тетя Песя, и требует от сидящего здесь же «полтора жида» для нее единовременного пособия в десять тысяч и пенсии до смерти. После перебранки они сходятся на пяти тысячах наличными и пятидесяти рублях ежемесячно.

Похороны Мугинштейна Беня Крик, которого тогда еще не звали Королем, устраивает по первому разряду. Таких пышных похорон Одесса еще не видела. Шестьдесят певчих идут перед траурной процессией, на белых лошадях качаются черные плюмажи.

После начала панихиды подъезжает красный автомобиль, из него вылезают четыре налетчика во главе с Беней и подносят венок из невиданных роз, потом принимают на плечи гроб и несут его. Над могилой Беня произносит речь, а в заключение просит всех проводить к могиле покойного Савелия Буциса. Пораженные присутствующие послушно следуют за ним.

Кантора он заставляет пропеть над Савкой полную панихиду. После ее окончания все в ужасе бросаются бежать. Тогда же сидящий на кладбищенской стене шепелявый Мойсейка произносит впервые слово «король».

ОТЕЦ

История женитьбы Бени Крика такова. К молдаванскому биндюжнику и налетчику Фроиму Грачу приезжает его дочь Бася, женщина исполинского роста, с громадными боками и щеками кирпичного цвета.

После смерти жены, умершей от родов, Фроим отдал новорожденную теще, которая живет в Тульчине, и с тех пор двадцать лет не видел дочери. Ее неожиданное появление смущает и озадачивает его. Дочь сразу берется за благоустройство дома папаши.

Крупную и фигуристую Басю не обходят своим вниманием молодые люди с Молдаванки вроде сына бакалейщика Соломончика Каплуна и сына контрабандиста Мони Артиллериста. Бася, простая провинциальная девушка, мечтает о любви и замужестве.

Это замечает старый еврей Голубчик, занимающийся сватовством, и делится своим наблюдением с Фроимом Грачем, который отмахивается от проницательного Голубчика и оказывается не прав.

С того дня как Бася увидела Каплуна, она все вечера проводит за воротами. Она сидит на лавочке и шьет себе приданое.

Рядом с ней сидят беременные женщины, ожидающие своих мужей, а перед ее глазами проходит обильная жизнь Молдаванки — «жизнь, набитая сосущими младенцами, сохнущим тряпьем и брачными ночами, полными пригородного шику и солдатской неутомимости».

Тогда же Басе становится известно, что дочь ломового извозчика не может рассчитывать на достойную партию, и она перестает называть отца отцом, а зовет его не иначе как «рыжий вор».

Так продолжается до тех пор, пока Бася не сшила себе шесть ночных рубашек и шесть пар панталон с кружевными оборками.

Тогда она заплакала и сквозь слезы сказала одноглазому Фроиму Грачу: «Каждая девушка имеет свой интерес в жизни, и только одна я живу как ночной сторож при чужом складе.

Или сделайте со мной что-нибудь, папаша, или я делаю конец своей жизни…» Это производит впечатление на Грача: одевшись торжественно, он отправляется к бакалейщику Каплуну.

Тот знает, что его сын Соломончик не прочь соединиться с Баськой, но он знает и другое — что его жена мадам Каплун не хочет Фроима Грача, как человек не хочет смерти. В их семье уже несколько поколений были бакалейщиками, и Каплуны не хотят нарушать традиции. Расстроенный, обиженный Грач уходит домой и, ничего не говоря принарядившейся дочери, ложится спать.

Проснувшись, Фроим идет к хозяйке постоялого двора Любке Казак и просит у нее совета и помощи. Он говорит, что бакалейщики сильно зажирели, а он, Фроим Грач, остался один и ему нет помощи.

Любка Казак советует ему обратиться к Бене Крику, который холост и которого Фроим уже пробовал на Тартаковском. Она ведет старика на второй этаж, где находятся женщины для приезжающих. Она находит Беню Крика у Катюши и сообщает ему все, что знает о Басе и делах одноглазого Грача.

Читайте также:  Анализ баллады жуковского людмила 9 класс сочинение

«Я подумаю», — отвечает Беня. До поздней ночи Фроим Грач сидит в коридоре возле дверей комнаты, откуда раздаются стоны и смех Катюши, и терпеливо ждет решения Бени. Наконец Фроим стучится в дверь. Вместе они выходят и договариваются о приданом.

Сходятся они и на том, что Беня должен взять с Каплуна, повинного в оскорблении семейной гордости, две тысячи. Так решается судьба высокомерного Каплуна и судьба девушки Баси.

ЛЮБКА КАЗАК

Дом Любки Шнейвейс, прозванной Любкой Казак, стоит на Молдаванке. В нем помещаются винный погреб, постоялый двор, овсяная лавка и голубятня. В доме, кроме Любки, живут сторож и владелец голубятни Евзель, кухарка и сводница Песя-Миндл и управляющий Цудечкис, с которым связано множество историй.

Вот одна из них — о том, как Цудечкис поступил управляющим на постоялый двор Любки. Однажды он смаклеровал некоему помещику молотилку и вечером повел его отпраздновать покупку к Любке. Наутро обнаружилось, что переночевавший помещик сбежал, не заплатив.

Сторож Евзель требует с Цудечкиса деньги, а когда тот отказывается, он до приезда хозяйки запирает его в комнате Любки.

Из окна комнаты Цудечкис наблюдает, как мучается Любкин грудной ребенок, не приученный к соске и требующий мамашенькиного молока, в то время как мамашенька его, по словам присматривающей за ребенком Песи-Миндл, «скачет по своим каменоломням, пьет чай с евреями в трактире «Медведь», покупает в гавани контрабанду и думает о своем сыне, как о прошлогоднем снеге…». Старик берет на руки плачущего младенца, ходит по комнате и, раскачиваясь как цадик на молитве, поет нескончаемую песню, пока мальчик не засыпает.

Вечером возвращается из города Любка Казак. Цудечкис ругает ее за то, что она стремится все захватить себе, а собственное дите оставляет без молока.

Когда матросы-контрабандисты с корабля «Плутарх», у которых Любка торгует товар, уходят пьяные, она поднимается к себе в комнату, где ее встречает упреками Цудечкис. Он приставляет мелкий гребень к Любкиной груди, к которой тянется ребенок, и тот, уколовшись, плачет.

Старик же подсовывает ему соску и таким образом отучает дите от материнской груди. Благодарная Любка отпускает Цудечкиса, а через неделю он становится у нее управляющим.

Вы прочитали краткое содержание произведения «Одесские рассказы». Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Источник: https://reedcafe.ru/summary/odesskie-rasskazy

Своеобразие характеров налётчиков в рассказах Исаака Бабеля «Король» и «Как это делалось в Одессе»

Встатье рассматриваются психологические особенности образа одесских налётчиков, выявляются их морально-этические качества, а также прослеживаются социально-бытовые реалии Одессы.

Ключевые слова: реализм, романтизм, соцреализм, одесситы.

Исаак Бабель жил и творил в эпоху грандиозных исторических событий. На его глазах разворачивалась революции, которые превратили Россию из имперской державы в советский союз.

Фильмы, песни и литературные произведения этого периода превращались в целые агитационные плакаты новых порядков.

Это в свою очередь привело к появлению такого литературного направления, как соцреализма — основногометодалитературыи искусства, который «должен был воспевать героику трудовых будней, сцены единения народа и взывающих к нему партийных ораторов, воплощать светлую мечту о будущем» [1 с.

129]. Из этого определения следует, что все замыслы и темы писателей были подчинены новому политическому диктату. Возникшее направление требовало завуалировать действительность и исключить из литературы неугодные для пропаганды явления и предметы.

Таким образом, у писателей практически не оставалось творческой свободы. По понятным причинам немногие решались создавать альтернативную литературу, а те же, кто осмелился, ныне представляют для нас особую ценность.

В наше время повышается интерес к этническому прошлому России, поэтому проза Исаака Бабеля об одесских евреях особенно ценна и интересна. Он видел в одесской жизни нечто значительное и уникальное.

«Куда бы он ни попадал, он сразу чувствовал себя дома, входил в чужую жизнь» [2, с 5]. Образы его налётчиков и простых людей Одессы исполнены местным колоритом и особой привлекательностью.

На такое был способен лишь человек искренний, имеющий «аппетит к жизни» [2 с.4].

Бабель, несмотря на засилье новых направлений в литературе, был продолжателем традиции классического реализма. Он очень правдиво изображает жизненный уклад Одессы от биндюжников до аристократии: сцены еврейских свадеб и похорон, налётов и облав. Сам облик города и исторические события отражены в рассказах.

С этой позиции автор выступает как писатель-реалист, создатель типажей и исследователь окружающей действительности, быта. Однако при всём этом в произведениях присутствует мощная романтическая струя. Именно она привносит в цикл экзотику южного города и особое обаяние еврейского быта.

С этой позиции автор-романтик, создающий характеры яркие, запоминающиеся.

В «Одесских рассказах» писатель в романтическом ключе рисует жизнь Бени Крика (в действительности известного как Михаила Винницкого, прозванного «Мишкой Япончиком» за узкий разрез глаз) и его подчинённых. В обиходе этих воров, налётчиков, а также мастеровых и мелких торговцев писатель находит экзотические черты и сильные характеры, достойные внимания настоящего художника.

Прежде чем проанализировать эти характеры, следует вспомнить их оценку, данную его современниками. Советская критика тех лет, отдавая должное таланту и значениютворчестваБабеля, указывала на «антипатию делу рабочего класса» и упрекала его в «натурализме и апологии стихийного начала и романтизациибандитизма» [3].

Эти обвинения, сделанные на политической почве, не выдерживают никакой критики, потому не оцениваю произведения в литературном плане. Ни слова нет об особой стилистике, которая сделала Бабеля мастером новеллы. Ни слова об образах живых и ярких, только предвзятый политический диктат. А позже и вовсе последовал арест и расстрел писателя за антисоветский заговор.

Его «Одесские рассказы» были запрещены и только в 1957 году вернулись в литературу вместе с добрым именем автора.

В связи с этим до сих изучение творчества писателя велось в основном в историко-биографической области (работы Г. Белой, В. Ковского, Ф. Левина, И. Смирина, С. Поварцова) и немногие исследователи посвятили свои работы национальному аспекту (Я. Либерман, М. Фридберг). Особенности этнического своеобразия бабелевской Одессы требуют более детального и внимательного изучения.

Начиная анализировать особенности характеров персонажей необходимо развёрнуто представить среду их обитания. Одесса — это по-своему уникальный южный город, не похожий ни на один другой город Российской империи.

Основанный в конце XVIII века на месте бывшей греческой колонии, он приютил людей разных национальностей: евреев, русских, украинцев, немцев, молдаван, албанцев, болгар, итальянцев, гагаузов и многих других. «Это и были первые одесские авантюристы. Да, да — именно авантюристы, покинувшие насиженные места ради чего-то нового, иллюзорного.

Согласитесь — есть в этом некая доля авантюризма. Кроме того, все они были представителями разных сословий. Наравне с дворянами и чиновниками город населяли мещане, ремесленники, небогатые купцы, мечтающие обогатиться на нетронутых землях, беглые крестьяне без паспортов и даже преступники. И каждый из них привносил сюда что-то своё, родное.

Это не только национальный язык, но и обычаи, привычки, в конце концов — свою национальную кухню. Из такого вот «винегрета» и сложилась неповторимая, самодостаточная и очаровательная Одесса» [4].

Говоря о внешних факторах формирования особенных одесских характеров, необходиморассмотреть особую разновидность русского языка, на котором говорят все одесситы.

Это особый сплав русского, украинского, греческого, идиша и итальянского языков, сочетание которых породило уникальный, необычайно красивый и музыкальный язык [5]. Использование таких языковых средств придаёт характерам особую уникальность и необычный местный колорит.

И где, как не в Одессе можно услышать следующее: — «Я имею кое-что сказать» или «И шо вы хотите?» Это яркая черта служит деталью для создания образов налётчиков.

Теперь же, обозначив исторические и внешние факторы формирования характеров одесситов, начнём исследовать художественные образы, представленные в рассказах.

В новелле «Король» писатель воссоздаёт перед читателем празднование еврейской свадьбы, пышное и помпезное, устроенное в честь Двойры Крик, сорокалетней сестры Бени Крика, короля одесских воров.

Примечательно, что на свадьбу мог прийти любой одессит. Еврейский нищий мог угоститься ямайским ромом, маслянистой мадерой, сигарами с плантаций Пирпонта Моргана и апельсинами, привезёнными из Иерусалима.

Это характеризует короля как щедрого и благородного человека, уважающего мирное население Одессы.

Также в новелле упоминается история о свадьбе самого короля. Сила его речи и её убедительность вместе с его авторитетом позволили ему добиться руки дочки местного молочника Эйхбаума. «И зять у вас будет Король, не сопляк, а Король, Эйхбаум…» [2 c. 108], — только сильная, исключительная личность способна сделать такое заявление.

Его налётчики отдыхают на свадьбе как обычные люди и щедро одаривают новоявленных супругов по обычаям молдаванского рыцарства. Они чтут древние традиции.

Сам Беня Крик говорит коротко и остроумно, часто прибегает к народным мудростям и поговоркам.

Когда речь заходит о появлении нового пристава, Беня метко комментирует его внезапную облаву следующей фразой: «Новая метла чисто метёт» [2 с.106].

Не лишён этот персонаж и некоторого коварства. Во время пожара в участке он иронично замечает новому приставу: «Что вы скажете не это несчастье? Это ведь кошмар… Ай-ай-ай» [2 c. 110].

Много нового из жизни одесских налётчиков читатель узнаёт из новеллы «Как это делалось вОдессе», в которой еврейский старик Реб Арье-Лейб на эпический манер рассказывает историю о «молниеносном начале и ужасном конце» [2 c.111] Бени Крика.

Повествователь умудрённый жизненным опытом старик. Он подчёркивает свою важность долгим молчанием, загадочными изречениями. Например, начиная историю восхождения Бени, он просит слушателя забыть, что «на носу его очки, а в душе осень».

Интересен образ Фроима Грача, авторитета среди одесских воров, старого одноглазого вора. Его слова имеют большое воздействие на остальных.

Его же слова дают правдивую и лаконичную оценку будущему королю: «Беня говорит мало, но он говорит смачно. Он говорит мало, но хочется, чтобы он сказал ещё что-нибудь» [2 c. 112].

Именно Фроим Грач поручает Бене совершить налёт на местного богача Тартаковского по прозвищу «Полтора жида».

Будущий король пишет ему письмо с требованием денег в залог личной безопасности предпринимателя. Не получив ответа, он навещает Тартаковского со своими людьми, чтобы получить требуемое и показать, что его игнорировать нельзя. Во время визита случается непоправимая катастрофа — подвыпивший еврей Савка Буцис убивает ни в чём неповинного приказчика Иосифа Мугинштейна.

Беня Крик, сторонник налётов без «мокрухи», был искренне поражён таким поступком и бросает в порыве чувств своему подчинённому: «Клянусь гробом моей матери, Савка, ты ляжешь рядом с ним…» [2 c. 114].

Поражает читателя объяснение Бени перед тётей Песей, матерью покойного Иосифа: «Тётя Песя, если вам нужна моя жизнь, вы можете получить её, но ошибаются все, даже бог. Вышла громадная ошибка, тётя Песя.

Но разве со стороны бога не было ошибкой поселить евреев в России, чтобы они мучились, как в аду?» [2 c. 115]. Он добивается от Тартаковского в пользу несчастной старушки десяти тысяч единовременно и пожизненного пенсиона.

Это не сильно поможет её горю, но всё же.

Но на этом благодеяния короля не заканчиваются. Он устраивает покойному Иосифу похороны по высшему разряду, все кладбищенские нищие помнят их как одни из самых почётных.

Не менее впечатляющей оказалась и речь Бени на похоронах: «Есть люди, умеющие пить водку, а есть люди, не пить водку, но всё же пьющие её.

Поэтому, господа и дамы, после того, как мы помолимся за нашего бедного Иосифа, я прошу вас проводить к могиле неизвестного вам, но уже покойного Савелия Буциса» [2 c. 116–117].

Ещё долго люди помнили эту историю, а кладбищенский нищий Мойсейка в остроте момента воскликнул: «Король!»

Таким образом, можно сделать вывод, что характеры налётчиков нельзя назвать только лишь отрицательными, как это преподносилось советской литературной критикой. Конечно, преступники остаются преступниками, о чём свидетельствует случай убийства Иосифа Мугинштейна. Однако у налётчиков есть много положительных черт.

Беня Крик — это благородная и сильная личность, справедливая, способная сопереживать людям. Он и его подчинённые избегают напрасных жертв, заступаются друг за друга и чтят традиции своего народа, уважают стариков.

Характеры налётчиков сложны и противоречивы, наделены яркими экзотическими чертами (колоритным говором и шикарным фасоном — шоколадные пиджаки, кремовые штаны и малиновые штиблеты).

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/100/22602/

Книга Том 1. Одесские рассказы — читать онлайн. Бабель Исаак Эммануилович. Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Данное издание — самое полное собрание сочинений Исаака Бабеля. В него включены практически вся известная на сегодняшний день проза, драматургия, киносценарии, публицистика писателя и большой корпус писем. Издание опирается на подготовленное вдовой писателя А. Н. Пирожковой (при участии С. Н. Поварцова) собрание: Бабель И. Сочинения: В 2 т. М., 1990.

В раздел творческих текстов по сравнению с двухтомником добавлены рассказы «Справка» и «Кольцо Эсфири», глава из коллективного романа «Большие пожары», два очерка из цикла «Листки об Одессе», планы и наброски к «Конармии», кинорассказ «Блуждающие звезды», два фрагмента сценария по роману Н. Островского «Как закалялась сталь», три перевода новелл Ги де Мопассана.

Читайте также:  Жизнь первобытных людей - доклад сообщение

За счет писем Т. В. Кашириной (Ивановой), до сих пор известных лишь в журнальной публикации, почти вдвое расширен эпистолярный раздел.

Структура нашего издания отличается от большинства существующих. Новеллист до мозга костей, Бабель, тем не менее, стремился к большим формам. Судьба его романа о ЧК остается неизвестной.

Но и публиковавшиеся тексты, как правило, рассматривались им как часть цикла или книги.

Свободных, «беспризорных» рассказов у Бабеля не так много, причем большинство относится к раннему периоду, когда его поэтика только складывалась.

Лишь дважды писательские замыслы были реализованы полностью («Одесские рассказы», «Конармия»). Однако и в других случаях несобранные и незавершенные книги и циклы поддаются реконструкции.

Основой четырехтомника, в первую очередь, стала композиция материала по тематике и циклам и лишь затем, преимущественно в третьем томе, — по хронологии и жанрам.

Первый том — одесский и петроградский. Его внутренний сюжет — становление героя-рассказчика на фоне жизни дореволюционной Одессы и послереволюционного Петрограда.

Помимо собранных самим автором «Одесских рассказов», вместе с тематически примыкающими к ним текстами, которые в цикл не вошли, в особые разделы выделены новеллы, имеющие отношение к не доведенной до конца автобиографической книге «История моей голубятни» и цикл петербургских очерков. Здесь же публикуются жанровые модификации одесских рассказов: киносценарий «Беня Крик» и драма «Закат». На основе тематической близости в том включены киносценарий «Блуждающие звезды», обработка прозы Шолом-Алейхема, и кинорассказ, написанный по одной из частей сценария.

Второй том — конармейский. Здесь публикуются практически все сохранившиеся материалы, из которых выросла главная бабелевская книга: газетные заметки, дневник и рабочие записи.

Книга «Конармия» в составе 34 новелл печатается по изданию 1931 г.

Позднее написанные «Поцелуй» и «Аргамак» вместе c текстами, не включенными в книгу самим Бабелем, вынесены в приложение: точное их место в конструкции книги определить невозможно, а механическое расположение в конце, с нашей точки зрения, нарушает сложившуюся композицию. В сравнении с изданием 1990 г. в текст «Конармии» внесено более 100 исправлений.

Третий том — тематически самый разнообразный. Он обозначает контекст главных бабелевских созданий: сюда входят оставшиеся вне циклов ранние и поздние рассказы, две новеллы из книги о коллективизации «Великая Криница», пьеса «Мария», киносценарии, публицистика, мемуары, выступления.

Четвертый том — эпистолярно-мемуарный. Наряду с бабелевскими письмами в нем печатается книга А. Н. Пирожковой «Семь лет с Исааком Бабелем» — важнейший источник биографии писателя, существенно дополняющий эпистолярный раздел. Это первая в Россия публикация полного варианта мемуаров с незначительными дополнениями, сделанными по авторской машинописи.

Обожженные солнцем

В 1916 году никому не известный литератор Баб-Эль объявил: в русскую литературу должен явиться «так нужный нам, наш национальный Мопассан». Единственный в России город, на который в этом смысле есть надежда, — Одесса.

«В последнее время приохотились писать, как живут, любят, убивают и избирают в волостные старшины в Олонецкой, Вологодской или, скажем, в Архангельской губернии. Пишут все это самым подлинным языком, точка в точку так, как говорят в Олонецкой и Вологодской губерниях. Живут там, оказывается, холодно, дикости много.

Старая история. И скоро об этой старой истории надоест читать. Да уже и надоело. И думается мне: потянутся русские люди на юг, к морю и солнцу. Чувствуют — надо освежить кровь. Становится душно. Литературный Мессия, которого ждут столь долго и столь бесплодно, придет оттуда — из солнечных степей, обтекаемых морем».

Но явиться этот Мессия должен не с новым словом, а с новым образом. «От рассуждений об Одессе моя мысль обращается к более глубоким вещам. Если вдуматься, то не окажется ли, что в русской литературе еще не было настоящего, радостного, ясного описания солнца?»

После шестнадцатого года автор этой программы много скитался по России, в Петербурге пережил революцию, работал в газетах и ВЧК, под именем Кирилла Васильевича Лютова прошел с Первой Конной армией по Украине и Польше.

В начале двадцатых годов, после публикации первых рассказов об этом походе, стало ясно, что семь лет — эпоху — назад он писал о себе: литературный Мессия с солнцем в крови явился, как и предсказывалось, из Одессы.

Впрочем, в его родословной были замечены вполне неожиданные северные предшественники. «Под пушек гром, под звоны сабель от Зощенко родился Бабель», — вспомнит через много лет старую эпиграмму еще один одессит, В. Катаев.

Источник: https://the-librarian.ru/bookread-359197

Читать онлайн "Том 1. Одесские рассказы" автора Бабель Исаак Эммануилович — RuLit — Страница 2

Однако и в других случаях бабелевские подсказки позволяют реконструировать в сохранившихся текстах контуры недописанных или погибших книг. Угадываемое во фрагментах целое оказывается богаче каждой отдельной части-новеллы.

«Рассказчик, — считал В. Шукшин, — всю жизнь пишет один большой роман. И оценивают его потом, когда роман дописан и автор умер».

Недописанные бабелевские книги выстраиваются в стройный тематический ряд, образуя сюжет судьбы.

Как это делалось в Одессе

  • И голос, запрятанный в трубке,
  • Рассказал мне, что на Ришельевской,
  • В чайном домике генеральши Клеменц,
  • Соберутся Семка Рабинович,
  • Петька Камбала и Моня Бриллиантщик, —
  • Железнодорожные громилы,
  • Кинематографические герои, —
  • Бандиты с чемоданчиками, в которых
  • Алмазные сверла и пилы,
  • Сигарета с дурманом для соседа…
  • Э. Багрицкий

«В Одессе каждый юноша — пока он не женился — хочет быть юнгой на океанском корабле. Пароходы, приходящие к нам в порт, разжигают одесские наши сердца жаждой прекрасных и новых земель», — написал Бабель в предисловии к неизданному сборнику молодых литераторов-одесситов (1923), где, между прочим, должны были публиковаться стихи Багрицкого.

Поскольку у этих юношей обычно нет ни английских фунтов, ни виз, — продолжил он, — один из них «пишет об уездном Можайске, как о стране, открытой им и неизведанной никем другим».

Но так же — как о впервые открытой, неизведанной стране — явившийся с юга литературный мессия мог рассказывать мрачным северянам об Одессе.

«Одесские рассказы» писались и публиковались одновременно с «Конармией». Но вместо тридцати четырех текстов Бабель ограничился всего четырьмя новеллами.

Место действия «Одесских рассказов» — Молдаванка. Время — преддверие революции. Герои — одесские евреи: биндюжники, лавочники, бандиты и контрабандисты с многочисленными семействами — чадами, домочадцами, детьми и стариками.

Собственно, герои так тесно связаны друг с другом в бабелевских сюжетах, что кажутся одной семьей — шумной, скандальной, историю которой по очереди, фрагментами-фотографиями излагает повествователь или его добровольные помощники-рассказчики.

В центр многофигурной композиции выдвинут Беня Крик — сын биндюжника, бесстрашный бандит-вымогатель, король налетчиков, на равных сражающийся не только со своими соперниками, но и с государством, с одесской полицией.

Первая новелла, «Король» — история двух свадеб. Беня Крик женится на дочери старика Эйхбаума и выдает потом замуж перезрелую сестру Двойру. Новеллистическая пуанта здесь в ситуации-перевертыше: полицейские во главе с новым приставом, собирающиеся сорвать свадьбу, вынуждены вместо этого спасать полицейский участок, который поджигают люди Бени.

«Но Беня запретил гостям идти смотреть на пожар. Отправился он с двумя товарищами. Участок исправно пылал с четырех сторон. Пристав — та самая метла, что чисто метет — стоял на противоположном тротуаре и покусывал усы, лезшие ему в рот. Новая метла стояла без движения. Беня, проходя мимо пристава, отдал ему честь по-военному.

— Доброго здоровьичка, ваше высокоблагородие, — сказал он сочувственно. — Что вы скажете на это несчастье? Это же кошмар…»

Вторая новелла — хронологическое отступление в прошлое, история превращения Крика в короля. Вымогая деньги у богача Тартаковского, люди Бени случайно убивают «верного Личарду» приказчика.

После чего налетчик приказывает расправиться с виновным в гибели Тартаковского подручным, задаривает деньгами мать покойного, устраивает пышные похороны и произносит философскую речь над двумя по соседству вырытыми могилами.

«Господа и дамы, — сказал Беня Крик — господа и дамы, сказал он, и солнце встало над его головой, как часовой с ружьем. — Вы пришли отдать последний долг честному труженику, который погиб за медный грош. От своего имени и от имени всех, кто здесь не присутствует, благодарю вас.

Господа и дамы! Что видел наш дорогой Иосиф в своей жизни? Он видел пару пустяков. Чем занимался он? Он пересчитывал чужие деньги. За что погиб он? Он погиб за весь трудящийся класс. Есть люди, уже обреченные смерти, и есть люди, еще не начавшие жить.

И вот пуля, летевшая в обреченную грудь, пробивает Иосифа, не видевшего в своей жизни ничего, кроме пары пустяков.

Есть люди, умеющие пить водку, и есть люди, не умеющие пить водку, но все же пьющие ее, и вот первые получают удовольствие от горя и радости, а вторые страдают за всех тех, кто пьет водку, не умея пить ее.

Поэтому, господа и дамы, после того, как мы помолимся за нашего бедного Иосифа, я прошу вас проводить к могиле неизвестного вам, но уже покойного Савелия Буциса…» (Эта воспроизводящая библейский тавтологически-убеждающий стиль интонация потом будет подхвачена Ильфом и Петровым: в такой манере произносит некоторые свои монологи Остап Бендер.)

Следующая новелла, «Отец», — еще одна любовная история Крика и одновременно история о передаче эстафеты.

Старый налетчик Фроим Грач приходит к весело проводящему время в публичном доме с русской девушкой Катей Бене и предлагает ему свою мечтающую о замужестве дочь вместе с богатым приданым.

«Они сошлись на том, что Баська приносит своему будущему мужу три тысячи рублей приданого, две кровные лошади и жемчужное ожерелье».

Четвертая новелла — история Бени Крика в юбке. Любка Шнейвейс, прозванная Любкой Казак, увлеченно занимается контрабандой, но никак не может сладить с собственным малолетним сыном. Его пестуном и верным управляющим постоялого двора становится «тертый старик» Цудечкис.

«Он пробыл в своей должности пятнадцать лет, и за это время я узнал о нем множество историй. И если я сумею, я расскажу их все по порядку, потому что это очень интересные истории», — завязывает повествователь новый узелок в финале новеллы.

Это обещание было исполнено лишь отчасти. В «Справедливости в скобках», не включенной Бабелем в основной цикл, Цудечкис рассказывает одну из «интересных историй» о самом себе: он наводит на кооператив сразу две шайки налетчиков и едва не гибнет от руки жаждущего справедливости Бени.

Однако он не обижается, а вносит свою лепту в легенду о молдаванском короле. «Кто виноват и где причина? Неужели Беня виноват? Нечего нам друг другу глаза замазывать. Другого такого, как Беня Король, — нет. Истребляя ложь, он ищет справедливость, и ту справедливость, которая в скобках и которая без скобок.

Но ведь все другие невозмутимы, как холодец, они не любят искать, они не будут искать, а это хуже.

Я выздоровел. И это для того, чтобы из Бениных рук перелететь в Любкины. Сначала о Бене, потом о Любке Шнейвейс. И на этом кончим. И всякий скажет, что точка стоит на том месте, где ей приличествует стоять».

  1. Так между новеллами устанавливаются внутренние связи: все интересные истории оказываются окнами в один и тот же мир, «кадрами» фильма, кубистскими фрагментами живописного мифа о Молдаванке.
  2. В начале двадцатых годов, вспоминают мемуаристы, Бабель специально поехал в Ростов поглядеть на арестованного главаря банды, бывшего студента-медика, и вернулся разочарованным: «Этот Ванька оказался банальным грабителем, очень примитивным, совсем не похожим на Беню Крика».
  3. В «Одесских рассказах» создан мир, в котором торжествует не этика, а эстетика.

Несмотря на упоминание российских реалий («Но разве со стороны бога не было ошибкой поселить евреев в России, чтобы они мучились как в аду? И чем было бы плохо, если бы евреи жили в Швейцарии, где их окружали бы первоклассные озера, гористый воздух и сплошные французы?»), он открывается не в историю, а в космос, в мироздание. Эти биндюжники и налетчики живут естественной, природной, гиперболически-страстной жизнью, согласно формуле бабелевского современника, в прекрасном и яростном мире, под ослепительным солнцем, которое начинающий Баб-эль мечтал написать еще в 1916 году, или в столь же удивительной ночи.

Бабель смотрит на мир навсегда изумленным взглядом. Он видит его как увлекательный, странный и страшный спектакль на фоне фантастически прекрасных декораций.

Источник: https://www.rulit.me/books/tom-1-odesskie-rasskazy-read-224967-2.html

Ссылка на основную публикацию