Тит андроник — краткое содержание пьесы шекспира

Анна ЧУЖКОВА

23.02.2014

Тит Андроник - краткое содержание пьесы Шекспира

Это первая римская пьеса Шекспира и его дебют на поприще Мельпомены. Впрочем, античная сдержанность — то, чего трагедии явно не хватает. «Тит Андроник» заставил бы даже Сенеку «с ужасом отшатнуться в искреннем эстетическом неприятии», считал Томас Элиот. 

Смертей здесь больше, чем действующих лиц. Впервые Тит появляется на сцене, сопровождая гроб с останками двадцати своих сыновей. Он только что вернулся с кровавой сечи, закончена война с готами.

И уже от следующей сцены тянет брезгливо поморщиться. Чтобы отомстить за погибших, военачальник повелевает принести в жертву знатнейшего из пленных — сына королевы варваров Таморы: «Мечами будем тело на костре рубить, пока не обратится в пепел».

Но и несчастная мать находит способ поквитаться. 

Тит Андроник - краткое содержание пьесы Шекспира

Став женой Цезаря, красавица строит козни обидчикам. Ее сыновья насилуют только что вышедшую замуж дочь Тита (на еще теплом трупе возлюбленного), затем отрезают девушке руки и вырывают язык — чтобы не проговорилась.

«На месте бы ее я удавился», — сочувствует один из преступников. «Будь руки у тебя, чтоб взять веревку», — насмехается брат. Но Лавиния все равно умудрится написать имена обидчиков на песке, зажав в культяпках палочку.

Тогда-то Андроник изловит подлецов, не поленится искрошить их кости в муку (вероятно, это ему нелегко далось — по милости Шекспира он и сам лишился одной руки в третьем акте), чтобы испечь пирог, начиненный головами злодеев и угостить их мать! Как несложно догадаться, в финале почти все умерли. Пользуясь словами Гамлета, здесь драматург «переиродил самого Ирода».

Трудно поверить, но пьеса имела бешеную популярность. Пожалуй, зрелище было высокобюджетным — сплошные спецэффекты.

Помимо мух, которых спятившие герои пьесы в лютой ненависти бросаются истреблять, пострадали еще и овцы — именно их кровь лилась на сцене рекой — в те темные времена еще не применяли ни кетчуп, ни алую краску. Потеснить со сцены «Тита Андроника» не смогли ни «Гамлет», ни «Король Лир».

По свидетельству Бена Джонсона, эта трагедия находила поклонников и тридцать лет спустя — редкая удача, если учесть, что театры времен Елизаветы каждый сезон представляли около двадцати новых пьес.

Тит Андроник - краткое содержание пьесы Шекспира«Кровавая трагедия» была на пике моды. До Шекспира в этом жанре преуспели старшие коллеги Марло и Кид. Афиши частенько зазывали любителей прекрасного слоганами вроде «безжалостное убийство», «крайняя жестокость», «заслуженная смерть». В театрах перед спектаклями травили собаками медведей и устраивали бои быков. А в Тайберне публику собирали казни…

Мода на пафосные монологи, произносимые на залитой кровью сцене, все же довольно быстро прошла. И пьеса Шекспира стала выглядеть, мягко говоря, нелепо.

Часто приводят слова драматурга XVII века Эдуарда Рейвенскрофта: «Из всех его произведений это самое неудобоваримое; оно напоминает скорее кучу мусора, нежели постройку».

Именно Рейвенскрофт дал повод усомниться в авторстве драмы. Тем более что при жизни Шекспира она всегда печаталась анонимно. 

Некоторые утверждают, что первый акт создан его современником Джорджем Пилем, а Уилл лишь завершил работу. Другие говорят, бард лишь отшлифовал чью-то пьесу, переписав несколько монологов. Но исходный материал попался настолько отвратительный, что даже гений был бессилен.

Тит Андроник - краткое содержание пьесы Шекспира

Еще одна версия — Шекспир спародировал худшие черты жанра. Но доказательств ей нет. К тому же сложно представить зрителей, смеющихся над изнасилованной безрукой Лавинией, несущей в зубах отрубленную руку собственного отца (его единственная уцелевшая занята отсеченной головой сына).

Тем не менее около трехсот лет этот литературный мутант не появлялся на английской сцене. Напомнил об ультражестокой пьесе кровавый XX век, когда абсурдное нагромождение смертей перестало казаться настолько неправдоподобным.

Питер Брук ставил «Тита Андроника» в 1955 году с Лоуренсом Оливье и Вивьен Ли. В 92-м за трагедию брался Петер Штайн. Но по-прежнему Тит — нечастый гость подмостков. Все-таки по сравнению с театралами елизаветинской эпохи мы слабаки.

С современной лондонской постановки зрители убегали с приступами тошноты. Конечно, те, которые не упали в обморок.

Источник: https://portal-kultura.ru/articles/450-let-shekspiru/29103-tit-andronik/

Драмы Шекспира (исторические и романтические) — Русская историческая библиотека

Есть целый ряд драм, в которых находятся черты, напоминающие драмы Шекспира и которые однако же не принадлежат ему. Таковы: «Сэр Джон Ольдкесль», «Эдмонтонский весельчак», «Лондонский блудный сын», «Лорд Кромвель», «Король Эдуард III», «Йоркширская трагедия». Быть может, сначала был он сотрудником других драматургов.

С большею вероятностью приписывается ему «Тит Андроник» – драма, содержание которой заимствовано из современной баллады; в ней он старается превзойти своих соперников ужасами, нравившимися тогда публике или, как он называет это в «Гамлете», «переиродствовать Ирода».

И «Тит Андроник» и «Перикл, царь Тирский» были, вероятно, только переделками прежних драм, написанных другими. Содержание «Перикла» заимствовано из греческого романа.

Надо думать также, что бессвязная драма, называющаяся теперь первой частью «Генриха VI», написана Шекспиром в сотрудничестве с другими. Но вторая и третья части «Генриха VI» – одна цельная драма, разделенная на две части, потому что была бы слишком длинна для одного спектакля (она имеет 10 актов).

В ней Шекспир тоже следовал тогдашней новой моде перелагать хроники в драмы. Мы находим во второй и третьей частях «Генриха VI» выписки из рассказов Голля и Голиншеда даже в таких местах, о которых этого никак нельзя бы предполагать. Относительно «Перикла» не все исследователи согласны, что он написан Шекспиром в молодости.

Некоторые относят его к более поздней поре; но все другие, перечисленные нами драмы, написаны до конца 1580-х годов. Они – еще работы начинающего поэта, не достигшего самостоятельности, и далеко не так хороши, как позднейшие его драмы.

В начале 1590-х годов Шекспир написал драмы «Два веронца» и «Комедия ошибок»; сюжет обеих – любовная интрига; «Комедия ошибок» – переделка прежней драмы, имевшей то же название и бывшей в свою очередь переделкой комедии Плавта – «Менехмы».

Родственна им комедия «Укрощение строптивой», она, быть может, написана позднее, но тоже переделка прежней комедии, написанной по итальянским образцам. Язык Шекспира в этих трех драмах еще не мастерский.

Мысль о правдоподобии действия должна быть отброшена при суждении о них; они написаны для публики, которой нравилось видеть на сцене крикливых женщин, мужей под башмаком жен и т. п. Комедия «Бесплодные усилия любви» тоже переполнена карикатурными лицами для смеха публике; истинного комизма в ней мало.

Во всех этих произведениях Шекспир еще стоит на одном уровне с Марло и Грином. Форма их неуклюжа; сюжеты выбраны в угождение грубому вкусу публики; самостоятельности нет; все они – сплошь подражание; много щегольства лоскутами латинского, французского и итальянского языков.

Отличительные черты этих драм – владычество модной склонности к утрировке, к погоне за остротами; напыщенная риторика, натянутая ирония. Но вскоре гений Шекспира с удивительной быстротой развился в борьбе с даровитыми соперниками: ученик стал мастером.

Тит Андроник - краткое содержание пьесы Шекспира

Уильям Шекспир

Середина 1590-х годов была для него временем невозмутимой светлости духа; он создавал легко, с уверенностью в своих силах. Тогда он написал знаменитый цикл своих исторических драм, драматическую эпопею, какой не имеет больше ни одна из наций.

Читайте также:  Жаба - сообщение доклад (1, 2, 3, 7 класс окружающий мир)

Впрочем, Шекспир велик в этих драмах лишь как поэт, а не как знаток истории или судья её деятелей и событий; вся история Англии состоит у него лишь в победах и поражениях королей и могущественных вельмож. Видно, однако же, что он прочёл много английских поэтов и историков, переводов с древних и новых языков.

Продолжением «Генриха VI» по времени событий служит «Ричард III», первая бесспорно самостоятельная трагедия Шекспира; она не переделка какой-нибудь из прежних драм, имевших то же заглавие; черты сходства с ними в ней маловажны.

От изображения человека очень дурного, сознающего свое превосходство над другими по уму и силе характера, поэт перешел к совершенно иным типам в «Ричарде II», двух частях «Генриха IV» и в «Генрихе V».

Эти четыре исторических драмы образуют тетралогию, изображающую ход возвышения Ланкастерской династии, как прежние четыре составляют тетралогию возвышения Йоркской династии (см. статью Война Алой и Белой Розы).

В первой из них мы видим законного, но бездарного короля Ричарда II и его слабых умом и характером советников, погибающими в борьбе с его даровитым преемником и энергичными помощниками этого сильного человека. Но хотя Генрих IV умел ловко придавать хороший вид злодействам, низвержение и убийство законного короля вызывает новые междоусобия.

Главные лица в них – блестящие молодые люди – Генри Перси и принц Уэльский Генрих, юношеские шалости которого изображены в бессмертных сценах из быта грубых классов.

Бесчисленны были подражания английских драматургов комическим фигурам этих драм, пошлым приятелям принца Уэльского, из которых до сих пор памятен всем толстяк Фальстаф (играющий роль и в комедии «Виндзорские насмешницы», в которой этот волокита попадает впросак). Принц Уэльский, возбуждавший опасения своими дурачествами, стал великим человеком, Генрихом V. Творческая сила поэта блистательно проявляется в том, что он, заставляя нас все больше и больше интересоваться Генрихом V, преодолевает в нас любовь к Генри Перси, который поначалу больше привлекает нас к себе. Пролог к этому циклу драм образует написанная одновременно с ними пьеса «Король Иоанн», которой поэт увековечил свой патриотизм; по содержанию она переделка драмы другого автора, имевшей то же заглавие.

Неодолимо увлекающий нас трагизм этих исторических драм создаётся во многом той железной последовательностью, с которой применяется в них действующим лицам мысль: всякое преступление наказывается. Шекспир в этом неуклонно верен морали хроник, служащих ему источником, и народным понятиям о карающей судьбе.

Всякий, кто содействовал возбуждению междоусобия, погибает от него. Рано умерший сын Генриха IV не подвергся мщению судьбы за злодейства своего отца, но она совершила мщенье над слабым внуком преступника.

Йоркская династия, победившая Ланкастерскую, выдвинула чудовище, которое мстит за её преступления своим родственникам и наконец, на поле Босвортской битвы, совершается суд Божий над этим злодеем, чьи противники укрепляются сознанием, что сражаются за справедливость Божию и оскорбленные права человечества. Поэт, вообще говорящий только о земной жизни, показывает в этом действие небесных сил, правящее её ходом.

Одновременно с историческими трагедиями Шекспир создал ряд романтических драм, в которых величественно изображается страсть любви. Некоторые из вышеупомянутых ранних его комедий уже были посвящены этому чувству. Теперь в комедии «Всё хорошо, что хорошо кончается» он изображает величие любви, отвергнутой сословным тщеславием.

Мы видим превосходство её над вероломством (эта комедия основана на одной из новелл Боккаччо). В «Венецианском купце» изображаются рядом две истории, основой которых служит любовь. Мы видим тут бедственность жизни героя, в чьём сердце все человеческие чувства заглушены корыстолюбием, а сила страстной любви губит саму себя мщением.

Трагизм завязки и грусть Антонио, главного лица пьесы, уравновешиваются отрадностью второстепенных сцен и неожиданной развязкой.

«Сон в Иванову ночь» (или по обыкновенному неточному переводу – «…в летнюю ночь») дивная аллегория, озаренная волшебным сиянием сказочного мира, изображает ошибки слепой безрассудной любви, которая обрекает человека на неразумную мечтательную жизнь.

Изумительная сила воображения, проявленная в сценах из волшебного мира, прелестно сочетается с изображением нелепого занятия низменных людей искусством. Но высочайшая из этих пьес – классическая драма любви «Ромео и Джульетта». Артур Брук в своей поэме, имеющей то же название, пересказал итальянскую новеллу, несколько очистив ее от риторической мишуры.

На основе его поэмы Шекспир создал драму, проникнутую южной пламенностью любви, возникающей на почве ожесточенной вражды двух семейств, – вечную историю всякой сильной любви, которая не признаёт никаких сил жизни кроме себя, презирает рассудочность и погибает от сил, возбужденных ею на борьбу.

К концу этого периода принадлежат те комедии, в которых владычествует веселость и остроумие гораздо более изящные, чем в прежних пьесах Шекспира; это пьесы: «Как вам это понравится» (пьеса, содержание которой взято из пасторального романа Лоджеса), «Много шума из ничего» (сюжет заимствован из итальянской новеллы); «Двенадцатая ночь» (комедия, которая, подобно «Комедии ошибок», напоминает «Менехмов» – Плавта). Увлекательный юмор этих комедий до сих пор очаровывает фантазию публики во всей Европе.

В 1598 г., когда был написан этот ряд комедий, Мирс (Meres), чьи заметки служат главным источником наших сведений о хронологическом порядке, в каком проявлялись произведения Шекспира, называет его лучшим из английских драматургов и в трагедии и в комедии.

Нападения приверженцев Бена Джонсона на национальный театр и его представителя Шекспира оставались тогда безуспешными; только после смерти королевы Елизаветы, когда характер двора изменился, Бен Джонсон восторжествовал на придворной сцене.

Шекспир не нравился новому монарху, педанту Якову I, ставшему преемником Елизаветы, хотя он написал маленькое стихотворение в его славу, вставил комплименты ему в свои драмы «Генрих VIII» и «Макбет». При восшествии Якова на английский престол труппа Флетчера, Шекспира и Бёрбеджа была признана королевской, и денежные дела Шекспира шли очень хорошо, но в 1604 г.

он удалился со сцены, на которой явились новые таланты. Прежние его покровители утратили силу и, вероятно, в его личной жизни было много мрачных впечатлений; по крайней мере, так следует думать по грустному характеру лучших его произведений, написанных в последние годы XVI-го и первые годы XVII столетий. Для примера достаточно будет привести «Гамлета».

Содержание этой драмы, заимствованное из датской легенды, рассказываемой Саксоном Грамматиком, уже было переложено в драматическую форму одним из предшественников Шекспира; он пользовался этой прежней драмой.

Саксон Грамматик, употребляя выражения из рассказа Тита Ливия о Бруте, освободителе Рима от Тарквиния, передает легенду о датском королевиче Гамлете, который притворился сумасшедшим, чтоб успокоить подозрения узурпатора, убившего его отца, но, забывая временами свою роль сумасшедшего, выказывал великий ум.

Эта черта легенды послужила Шекспиру поводом влагать глубокий смысл в слова и поступки Гамлета, внешне кажущиеся бессмысленными. В «Тите Андронике» он уже изображал подобную смесь помешательства и проглядывающих сквозь него уловок притворства; то была юношеская работа, еще незрелая, утрированная. Теперь же Шекспир написал великое произведение. В своем Гамлете он изобразил человека с благородной душой и великим умом. Образ Гамлета служит отражением душевной жизни самого Шекспира, мудреца, писавшего комедии, игравшего комические роли.

Читайте также:  Чёрная курица, или подземные жители - краткое содержание рассказа погорельского

Вероятно, почти одновременно были написаны драмы, содержание которых взято Шекспиром из итальянского сборника новелл Джиральди: «Отелло» – мрачная трагедия ревности, и драма «Мера за меру», содержание которой производит тяжелое впечатление, напоминая кальвинистское учение о справедливости и благодати.

Сюжет ещё одной трагедии, «Макбет», взят из хроники Голиншеда; многие подробности целиком перенесены из этой хроники в драму, как например, разговор Макдуфа с Малькольмом. По художественности плана – это одно из лучших произведений Шекспира.

Он переносится в мифологические времена и потому вводит в действие сверхъестественные силы, но во всемирной поэзии нет произведения, в котором так правдиво изображался бы естественный переход раз возникшей злой мысли в злое дело и то, как из первого злого дела возникает целый ряд других злодейств.

Волевой человек, возбужденный словами злой волшебницы, вступает в борьбу с нравственными силами, борьба становится для него все тяжелее, так что душевные мучения доводят его до сумасшествия.

В баснословные времена Британии переносят нас также «Король Лир» и «Цимбелин»; в обеих этих драмах соединены два источника: Голиншед и итальянская новеллистика.

«Король Лир» – потрясающая трагедия, в которой безжалостный эгоизм дочерей подвергает страданиям старика, ослепленного безрассудным пристрастием к ним.

Содержание «Цимбелина» очень фантастично; это – ряд очень живых и разнообразных картин, соединенных между собою почти только интересом, какой возбуждают в нас Постум, один из благороднейших, идеальнейших мужских характеров у Шекспира, и королевна Имогена.

Особый цикл составляют драмы Шекспира из римской истории. Он читал Плутарха в переводе Норта; ему нравились здравый смысл этого историка и простота рассказа, ясность развития одних событий из других.

Шекспир с гениальной простотой разрешал в заимствованных из Плутарха драмах трудную задачу соединить почти полную верность историческому источнику с величайшей свободой поэтического творчества, обращать историю в драму. «Кориолан» уже и по одной силе изложения заслуживает считаться созданием великого художника.

Главное лицо драмы – аристократ колоссальной гордости и энергии, для которого тесны границы, налагаемые на людей законами общественного устройства старых времен римской республики, когда шла борьба демократии с аристократией.

В «Юлии Цезаре» и «Антонии и Клеопатре» изображаются междоусобия, из которых возникла римская империя. В первой из этих драм главное лицо не сам Юлий Цезарь, а Брут; ход действия имеет такую стройность и ясность, какие едва ли находятся даже у Шекспира в какой-нибудь другой трагедии.

Но в «Антонии и Клеопатре» действие очень многосложно, так что легко потерять из виду развитие главной завязки, закрываемое множеством эпизодических элементов. Живость изображения увлекательна: Шекспир действительно переносит нас в волшебные сады Клеопатры, умеющей изображать всякие чувства, какие нужно по её расчетам.

Резко отличается от гениальной кокетки Клеопатры обыкновенная вероломная красавица в комедии «Троил и Крессида», написанной в те же годы и представляющей капризную пародию гомеровского мира. По прихоти юмора привлекательные сцены перемешаны в ней с отталкивающими.

Последними драмами, написанными Шекспиром до его удаления из Лондона в 1612 году, были «Тимон афинский», «Буря», «Зимняя сказка» и «Генрих VIII» – эпилог исторических драм, изображающий время, когда свирепые междоусобия прекратились, погибает феодализм, возникает новое время, когда будут господствовать заслуги и добродетель и будет при Елизавете «Бог познан во истине». Шекспир в эти годы уже предчувствовал, что приближается конец его жизни. В последних его произведениях преобладает глубокая серьезность мысли, оставляющая мало места комизму, тени сгущаются, и в «Тимоне» уже наступает ночь. «Все на свете криво» – это основная мысль истории мизантропа Тимона, удаляющегося в уединение от обманчивого света. Но и в эти грустные годы гений Шекспира проявляется во всем своем величии, во всей прелести картинным разнообразием изображений в «Буре», драме из волшебного мира, фабула которой была навеяна открытием Бермудских островов и, быть может, «Прекрасной Сидеей» Джемса Эрера (Ayrer). В истории Фернандо и Миранды Шекспир снова рисует невинную любовь юности, заставляющую нас забывать все грустные мысли. Но как Просперо, в конце драмы, зарывает в землю свой волшебный жезл, так и чародей, создавший все эти образы, кончил этой драмой свои чары. Шекспир поселился со своим семейством в прекрасном имении, которое купил близ своего родного Стратфорда. Муза его замолкла; он прожил там только четыре года. Он умер 23 апреля 1616 г., как говорят, от последствий пира, на котором веселился с Беном Джонсоном и Дрейтоном.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/3346-dramy-shekspira-istoricheskie-i-romanticheskie

«Тит Андроник» Шекспира

ОтецТы заскучал, сынок. Гляди повеселей!

СынА ты мне расскажи о чем-нибудь.

ОтецО'кей.Найдется для тебя история у папы.Тебе с Шекспиром ознакомиться пора бы.Фамилия – Андроник. Имя – Тит.Ты слышал о таком? Он лаврами увит:В сраженьях покрошил немало славных гóтов

  • И в отпуск месячный отправлен из похода.
  • А в Риме братья – Сатурнин и Бассиан –Решают, кто сильнее осиянВеличием, ведь в Древнем Риме цезарь
  • Престижней все-таки, чем дворник или слесарь.
  • Решают братья, а поодаль ТитБредет, такой таинственный на вид:К Лавинии спешит – своей любимой дочке,
  • И за собою пленных тащит на цепочке.

«Андроник! Тит! – воскликнул Сатурнин, –С проблемой нам не справиться одним.Займи, пожалуйста, ты цезарское кресло,

  1. Чтоб жопа брата моего туда не лезла».
  2. На это Тит Андроник отвечал:«Владычествовать – не моя забота и печаль.Будь цезарем ты, Сатурнин, а в подтвержденьеЛавинию мою, прости за выраженье,
  3. Возьми в супруги…»

«Так тому и быть! –Вскричал обрадованный Сатурнин. Но прытьЕго умерил Бассиан, сбежавший

С Лавинией, только того и ждавшей.

Обидевшись – «Давай кого-нибудь сожжем», –Андроник предложил. Из всех мужей и женОн выбрал паренька невзрачного. ТамораМолила не сжигать сыночка – вот умора!Но Тит не сжалился, и паренек огнюБыл предан. Тита я нисколько не виню,Поскольку пострадал впоследствии Андроник,

  • Как повествует нам о том английский хроник.
  • Тамора, затаив на Тита сильный гнев,Впоследствии и вовсе обнаглев,За Сатурнина – шлюха! – замуж вышла,
  • И вот из этого впоследствии что вышло.
  • Деметрий и Хирон, другие сыновьяЦарицы гóтов – негодяи вся семья –Андроникову заманили дочь в ловушку:Ее зазвали на безлюдную опушкуИ там давай бесчестить… Что там честь –Помимо секса, посмешней подробность есть:Деметрий и Хирон, ты представляешь, рукиЛавинии отрезали со скуки,И длинный девушки обрезали язык,
  • Чтобы болтать без умолку отвык.
  • На третьи сутки дочь потерянную папаНашел в лесу, расстроившись неслабо.  
  • А в это время готский прихвостень АронСемье Андроников мощней нанес урон:Мечом проткнул он Бассиана, черный идол,За дело рук чужих свое деянье выдал –За дело сыновей Андрониковых рук,
  • Чтоб испытал отец их больше мук.

«Да что же это? За такое преступлениеКазнить виновных без суда и снисхожденья!» –Вскричал, разгневавшись немало, Сатурнин.  Признаться, в гневе пребывал не он один –Андроник лишь в вину сынов не верил,

Но он ее на лад отцовский мерял.

Вот увели казнить его детей.К Андронику является Арон-злодейИ держит речи хитрые: «Когда тыСебе отрубишь руку, то в наградуВернешь сынов обратно». Тит  кивнул,Отрубленную руку протянулАрону, а злодей с усмешкой беспардонной

Читайте также:  Образ и роль народа в романе война и мир толстого

Две головы прислал в коробочке картонной.

Как говорится, он Андроника развел.Что с мавром толковать? Он попросту козел.

В ответ Андроник сыновей царицы готскойПоймал и умертвил, из них наделав клецки.Он теми клецками Тамору угостил,Чтоб ела тех, кто больше жизни мил –  Фамильную стряпню, сыночков юных тело.Все это Тит единственной рукой проделал.А после он вонзил в царицу гóтов меч,Хотя обратно меч не смог извлечьИз тела мертвого, поскольку Сатурнином

Сражен был в спину в действии едином.

Шекспира я пересказал тебе, как мог.Понравилась история, сынок?

  1. СынПонравилась. Шекспир писатель классный,
  2. Но больно уж смешной…
  3. Вместе(зрителям)А ВЫ СОГЛАСНЫ?
  4. Занавес
  5. Взято отсюда:
  6. https://author.today/work/53245

Источник: https://author.today/post/73684

Читать онлайн "Тит Андроник" автора Шекспир Уильям — RuLit — Страница 19

  • Из уваженья к этому, с любовью
  • Пролей слезинки от своей весны,
  • Как требует того закон природы:
  • Друг должен с другом разделить невзгоды.
  • Простись же с ним, предай его могиле
  • И, долг отдав ему, расстанься с ним.
  • Люций Младший
  • О дедушка! Желал бы я всем сердцем
  • Сам умереть, чтоб только ты был жив!
  • Отец, мне слезы говорить мешают,
  • Рыданья душат, лишь раскрою рот.
  • Входят слуги с Ароном.
  • Один из римлян
  • Андроники, конец страданьям вашим!
  • Произнесите приговор злодею,
  • Виновнику событий роковых.
  • Люций
  • По грудь заройте в землю, не кормите:
  • Пусть бесится, вопит о пище он;
  • Кто, сжалившись над ним, ему поможет,

Умрет за это. Вот наш приговор.

  1. Смотрите, чтоб зарыт был в землю прочно.
  2. Арон
  3. Но что ж во мне замолкли гнев и ярость?
  4. Я не ребенок, чтоб с мольбой презренной
  5. Покаяться в содеянном мной зле.
  6. Нет, в десять тысяч раз еще похуже
  7. Я б натворил, лишь дайте волю мне.
  8. Но, если я хоть раз свершил добро,
  9. От всей души раскаиваюсь в этом.
  10. Люций
  11. Пусть тело цезаря друзья возьмут,
  12. Чтоб схоронить его в отцовском склепе,
  13. Отца же моего с сестрою должно
  14. В гробницу родовую поместить.
  15. А что до Таморы, тигрицы злобной,
  16. Ни трауром, ни чином погребальным,
  17. Ни похоронным звоном не почтить,
  18. Но выбросить зверям и хищным птицам:
  19. Жила по-зверски, чуждой состраданья,
  20. И вызывать не может состраданья.
  21. Пусть правосудие свершат над мавром,
  22. Он бедам всем начало положил.
  23. Затем в стране мы учредим порядок,
  24. Чтоб не пришла от дел таких в упадок.
  25. Уходят.
  26. «ТИТ АНДРОНИК»

Уже в начале (I, 2) трагедии на сцену вносят гроб, и в нем покоятся останки двадцати сыновей Тита Андроника, погибших в сражениях. Триумф полководца Тита венчается тем, что одного из пленных принцев, Аларба, уводят, чтобы разрубить на куски и сжечь на костре как жертву богам. Эта казнь возбуждает у пленной царицы Таморы жажду мести, которая послужит причиной многих последующих событий.

Убийства следуют одно за другим. Тит Андроник закалывает своего сына Муция, осмелившегося ослушаться его. Сын Таморы Деметрий убивает Бассиана и сваливает вину на двух сыновей Тита, которых казнят.

Деметрий и его брат Хирон насилуют дочь Тита Лавинию и, чтобы она не выдала их, отрезают ей язык и руки, лишая возможности и говорить и писать. Тит Андроник, поверив коварному мавру Арону, отрубает себе левую руку, надеясь этой жертвой спасти двух осужденных сыновей.

Мавр Арон закалывает кормилицу царицы, чтобы та не выдала тайну его связи с Таморой, и обещает сделать то же самое с повивальной бабкой, помогавшей царице разрешиться от бремени.

На казнь отправляют крестьянина, передавшего императору Сатурнину дерзкое послание Тита. Тит осуществляет месть над насильниками, обесчестившими его дочь, и, в то время как он наносит смертельные раны связанным Деметрию и Хирону, Лавиния в обрубках рук держит таз, в который стекает кровь ее обидчиков.

Но и отмщенная Лавиния не остается в живых — ее убивает отец, чтобы она не пережила своего позора. Тит убивает и своего главного врага — Тамору, но сначала он угощает ее пирогом, в который запечено мясо ее сыновей. Сатурнин мстит за смерть своей жены, убивая Тита Андроника, а сын последнего Луций поражает мечом Сатурнина.

И, наконец, мавра Арона, злобного интригана, подстроившего ряд убийств, подвергают страшной казни; закапывают живым в землю в отместку за содеянное им зло.

Четырнадцать убийств, тридцать четыре трупа, три отрубленные руки, один отрезанный язык — таков инвентарь ужасов, наполняющих эту трагедию.

Мог ли написать ее Шекспир, тот, кого современники называли «благородным», «медоточивым», «сладостным»? Тот, кто написал столь изящные комедии и такие глубокие философские трагедии?

Многие критики отказываются верить этому. Содержание «Тита Андроника» столь грубо, низменно, жестоко, говорят они, что невозможно признать это произведение плодом гения Шекспира, хотя бы и молодого.

Никакая незрелость не может оправдать столь чудовищное нагромождение ужасов.

Только дурной вкус и примитивная фантазия могли породить трагедию такого рода, создать которую мог кто угодно, только не Шекспир.

Весь арсенал средств критики был привлечен для того, чтобы «обелить» Шекспира и смыть пятно, марающее чистую одежду гения. Ссылались на то, что три прижизненных издания «Тита Андроника» (1594, 1600, 1611) были напечатаны без имени автора на титульном листе.

Приводили слова драматурга XVII века Эдуарда Рейвенскрофта, который в предисловии к своей переделке «Тита Андроника» (поставленной в 1678 и напечатанной в 1687 г.

) писал: «Люди, издавна осведомленные в театральных делах, говорили мне, что эта пьеса первоначально не принадлежала Шекспиру, а была принесена посторонним автором, и он лишь приложил руку мастера к одной или двум ролям или характерам; и я склонен поверить этому, ибо из всех его произведений это самое неудобоваримое; оно напоминает скорее кучу мусора, нежели постройку».

Текстологи посредством скрупулезных сравнений стиля показывают, что «Тит Андроник» отличается лексикой, фразеологией, версификационными приемами от пьес, достоверно являющихся шекспировскими.

Они приводят данные, свидетельствующие о сходстве трагедии с пьесами его предшественников, среди которых будто бы и следует искать автора трагедии, каковым мог быть Марло, Грин, Кид, Нэш, Пиль — кто угодно, но только не божественный Уильям.

Но против всей массы доказательств, предположений и умозаключений критиков есть два непоколебимых свидетельства, возлагающих ответственность за «Тита Андроника» на Шекспира. Френсис Мерес, перечисляя в 1598 году известные ему пьесы Шекспира, называет в числе других и «Тита Андроника».

А Хемминг и Кондед, друзья Шекспира, приготовившие первое собрание его сочинений, включили «Тита Андроника» в фолио 1623 года.

И от этих двух фактов никуда не уйдешь: они делают неопровержимой и бесспорной принадлежность этой пьесы Шекспиру, как бы мы ни оценивали ее с точки зрения художественности.

Другое дело вопрос, является ли Шекспир единоличным автором пьесы.

Здесь можно допустить, что он работал по тексту уже ранее существовавшей пьесы и, переделывая ее, дополнял, сокращал и, может быть, сохранил кое-что из рукописи предшественника.

Но если это имело место, то, так или иначе, Шекспир принял на себя ответственность за пьесу, а мы знаем по другим драмам, что Шекспир всегда перерабатывал старые тексты самым кардинальным образом.

Источник: https://www.rulit.me/books/tit-andronik-read-102589-19.html

Ссылка на основную публикацию