Анализ стихотворения грезы фета

Анализ стихотворения Грезы ФетаАнализ стихотворения Грезы Фета
Анализ стихотворения Грезы Фета

Краткая история создания

Анализ стихотворения Грезы Фета

В 1877 году родилось стихотворение Фета «Сияла ночь». История создания этого произведения необычна и трогательна. Строчки посвящены молодой девушке, почти ребёнку, в которую когда-то был влюблён Фет — Марии Лазич. Офицер был без ума от Мари, дочери мелкого, очень бедного помещика. Но обстоятельства, планы и положение А. Фета не позволили соединиться двум сердцам. Впоследствии девушка погибла при пожаре, а поэт навсегда сохранил в своей памяти образ очаровательной юной красавицы, которая, сидя у окна в гостиной, играла на рояле, а за окном сияла ночь.

Позднее, женившись на обеспеченной женщине, Фет признавал, что потерял самую большую любовь своей жизни. Раскаяние и легло в основу стихотворения «Сияла ночь».

В один воскресный вечер Фет с супругой были в гостях, и именно там поэт услышал старинный цыганский романс в исполнении Татьяны Бернс, сестры жены Л. Толстого и прототипа образа Наташи Ростовой.

Все гости расположились в большой зале, голос молодой девушки, исполнявшей романс, звучал завораживающе и таинственно, а в окно заглядывала полная луна. Её сияние отразилось в комнате и осветило поэта. Воспоминания нахлынули на уже пожилого Фета, и на следующий день строчки стихотворения были прочитаны гостям за утренним чаем.

Композиция и жанр стихотворения

  • Изначально текст получил название «Опять» и был опубликован в сборнике поэзии Вечерние огни».
  • Произведение состоит из четырёх четверостиший и характеризуется симметричным построением. Условно стихотворение можно разделить на две главные части:

Анализ стихотворения Грезы Фета

  1. В двух первых четверостишиях слышно необычное и завораживающее пение девушки — они передают каждую секунду одного из таких вечеров, когда влюблённые оставались наедине.
  2. Вторые две строфы рассказывают о повторном вечере, когда вновь слышны чарующие звуки рояля и в окно вновь заглядывает сияние ночи. Именно в них автор чувствует раскаяние и сожаление о несостоявшейся любви. Его восприятие этого чудного вечера наполнено сильными эмоциями.

Повествование ведётся с постепенным эмоциональным нарастанием. Наивысшая точка сюжета приходится на конец стихотворения — четвёртую строфу. Особую глубину произведению придаёт кольцевая композиция. Строки «Тебя любить, обнять и плакать над тобою» показывают всю горечь разлуки героев.

Стихотворение написано в жанре любовной лирики — автор испытывает всю гамму переживаний и чувств от любви, которая несёт боль, грусть и страдание. Размер — шестистопный ямб, рифма — перекрёстная.

Тема и идея

Анализ стихотворения Грезы Фета

Главная тема стихотворения «Сияла ночь» Фета — любовь, которая сопровождала поэта на протяжении всей его жизни, чувство, пронизанное светлой грустью. Лирический герой готов отдаться любви полностью, без остатка. Но когда этого не происходит, он жалеет об этом и тоскует. Именно звуки мелодии пробуждают воспоминания, помогают увидеть красоту и очарование ночи. Исполнитель и слушатель становятся единым целым. Лирический герой боится вторгнуться в эти чарующие аккорды и прервать полет не только своей души, но и души героини.

Идея произведения состоит в том, что если человек несёт в себе любовь сквозь годы и препятствия. Ни время, ни обстоятельства не способны вытеснить чувство из сердца. Любовь — всепобеждающая и бессмертная, могущественная и великая.

Построчный разбор

Начало стихотворения Фета «Сияла ночь. Луной был полон сад…» можно сравнить с произведением А. С. Пушкина «Я помню чудное мгновенье». Объединяет эти два лирических стиха мотив воспоминания о прошлой любви.

Первые две строчки «Сияла ночь» переносят читателя в пустой ночной особняк, когда два любящих сердца остались наедине. Героиня играет на рояле, обнажая свою ранимую и тонкую душу, а молодой человек наслаждается музыкой и попадает под очарование этой чудесной мелодии.

Лирический герой ещё не догадывается, что это их прощальный вечер, ведь нежный женский голос шептал о любви, в слезах изнемогая. Если интерпретировать эти строки, то музыка — это особая тайна, которую хочется разгадать.

Возлюбленные испытывают глубокое и всепоглощающее чувство любви, а образ лунной ночи — это образ романтического свидания.

Анализ стихотворения Грезы Фета

Проходит время, и, попав в подобную обстановку — ночь, луна, игра на рояле — герой вдруг испытывает те же эмоции: радость от встречи с прошлым и нестерпимую боль непоправимой ошибки.

Он вспоминает «голос», говорит, что «веет» той же любовью, которая и есть надежда и вера. Он благодарит образ любимой за её нежность, трогательность и сожалеет, что его грёзы остались нереализованными.

Много лет спустя поэт понимает, что жизнь, проведённая без любимого человека, теряет смысл. И всё, что было — это бесцельно прожитые годы.

В последней строфе автор говорит, что судьба не имеет обид и сердце не испытывает муки, что «в жизни нет конца, и цели нет иной». Он только верит, что звуки души заполнят сердце, которое способно «любить, обнять и плакать».

Немного другое толкование стихотворения Фета приводится у некоторых литературоведов. Считается, что только музыка способна вызвать у человека гамму чувств и эмоций: потрясение, завороженность, волшебство, стремление к жизни и любовь к женщине. Но, к сожалению, эти чувства возвращаются лишь на миг.

Художественные средства

Несмотря на лёгкость и кажущуюся простоту стихотворения, вчитываясь в строки, можно увидеть огромную работу со словом. Автор передаёт романтическое настроение, используя следующие изобразительно-выразительные средства:

Анализ стихотворения Грезы Фета

  1. Эпитеты — «томительных и скучных», «звучные вздохи», «жгучая мука», «рыдающие звуки» — передают выразительное звучание.
  2. Олицетворение — «лежали лучи», «струны дрожали», «сияла ночь». Все окружающие предметы, природные явления оживают и производят очень сильное впечатление на читателя.
  3. Анафора — повтор союза «и» в третье строфе.
  4. Градация — «любить, обнять и плакать» показывает усиление чувств героя.
  5. Инверсия — «луной был полон сад» придаёт более чёткое значение, так как происходит большое интонационное выделение.
  6. Ассонанс — повторение гласных звуков «и», «а» дают особую певучесть.
  7. Аллитерация — повтор согласных звуков «ж» и «х» — «прошло», «тише», «слышу», «вздохах», «их». Особую мелодичность и волнение передают сонорные звуки «м» и «р».
  8. Использование сложносочинённых предложений свидетельствует о взаимодействии человека и природы. Здесь нет подчинения, есть только равенство и соединение.

Стихотворение Фета — очень живописное, интонационное и музыкальное. Неслучайно текст поэта положен на музыку многими композиторами. Любовная лирика помогает почувствовать всю глубину души и переживания, которые испытывает герой. Автор на закате жизни не опустошён, а наполнен невообразимым счастьем того, что когда-то любил.

За всю свою долгую жизнь Афанасий Афанасьевич Фет так и не смог побывать на могиле любимой. Поэт винил себя в её смерти, и это чувство вины, отчаяния и неподдельной тоски преследовало его до конца жизни. Но он верил, что на небесах любящие души обязательно соединятся.

Источник: https://nauka.club/literatura/stikhi/siyala-noch-analiz.html

Литературный анализ стихотворения Фета «Сосны»

Композиция. Мотивная структура

Стихотворение, как и большинство строфических лирических произведений Фета, состоит из трех строф, каждая из которых объединена перекрестной рифмовкой: АБАБ.

По подсчетам Б.М. Эйхенбаума, из 529 учтенных им строфических стихотворений Фета 108 состоят из двух строф, 222 – из трех, 112 – из четырех, 46 произведений пятистрофные, 25 – шестистрофные, 7 – семистрофные; 9 произведений состоят из восьми и более строф (Эйхенбаум Б. Мелодика русского лирического стиха.

Петербург, 1922. С. 130). Сам Фет писал великому князю Константину Константиновичу (поэту К. Р.): «…Главное – стараюсь не переходить трех, много четырех куплетов, уверенный, что если не удалось ударить по надлежащей струне, то надо искать другого момента вдохновения, а не исправлять промаха новыми усилиями».

Первая строфа «Сосен» содержит признание в нелюбви поэта к соснам, противопоставленным кленам и березам.

Строфа начинается неожиданно, что характерно для любимой Фетом формы фрагмента: в первый стих состоит из второстепенных членов предложения (обстоятельств) и открывается служебной частью речи – предлогом.

Первая строка образуется синтаксически и интонационно относительно замкнутое целое, она построена по принципу зеркальной симметрии: определяемое слово (сущ. в форме родит. падежа) + определение, выраженное прилагательным – и, наоборот, определение, выраженное прилагательным + определяемое слово (сущ.

в форме родит. падежа) – «кленов девственных» — «плачущих берез». Благодаря такому построению первой строфы образы кленов и берез и эпитеты «девственных» и «плачущих» оказываются особенно выделены. Оба эпитета, особенно «девственных», остаются не разъясненными (почему клены «девственные»?).

Читайте также:  Туннель - краткое содержание книги келлермана

Вторая строка – афористически безжалостно сформулированное отношение поэта к соснам. В ней появляется третий эпитет, который также пока что неясен, непрозрачен (почему сосны – в отличие от кленов и берез – надменные?).

В третьей и четвертой строках неприятие и даже неприязнь в отношении сосен усилен (они «смущают», их вид «несносен»), причем лишь в последнем стихе строфы отчасти содержится ключ к пониманию такого восприятия: неприемлем их «трезвый вид», хотя и этот эпитет еще не вполне понятен (почему облик деревьев назван «трезвым», — это, конечно, метафора, но по какому признаку совершается перенос значения?).

Указательное местоимение «эти» побуждает воспринимать первую строфу как описание непосредственно обступающей поэта, открытой его взору картины: эти – ‘те самые, которые я вижу сейчас’.

Второе четверостишие повторяет смысловой узор первого. Первая строка так же, как и начальная строка первого четверостишия, открывается предлогом с пространственным значением («среди» — «в»), а выражение «воскреснувших соседей» — обобщенное обозначение «кленов девственных и плачущих берез», и составляющие его прилагательное и существительное тоже имеют форму родит. падежа.

Характеристика сосен во втором стихе – «Не знают трепета, не шепчут, не вздыхают» – раскрытие их определения «надменные» из второго стиха первой строфы. Неприятию сосен, представленному в двух последних строках второго четверостишия, в первом соответствуют также два заключительных стиха, где сказано, что эти хвойные деревья «смущают» лирическое «я» и что их вид ему «несносен».

Раскрывается смысл выражения «трезвый вид» сосен: это неизменность, неспособность радоваться весне. Сосны – напоминание весной о зиме — времени оцепенения, врéменной смерти природы. Разъясняется эпитет берез «плачущие»: поскольку говорится о весеннем времени, их слезы – древесный сок.

А эпитет «девственные» в применении к кленам указывает на тонкость, полупрозрачность их резных листьев.

В третье четверостишии также открывается упоминанием о лиственных деревьях – но теперь уже не пробужденных «ликующей» весной, а теряющих «последний лист» безотрадной холодной осенью.

Однако осенняя утрата лиственными деревьями своего убора представлена не как свидетельство торжества смерти – пусть преходящего, — а как проявление дара обновления и «возрожденья».

Сосны же неприятны, причем уже не одному поэту, а и другим, и тем, кто моложе его, — «иным поколеньям», и сосны не просто неприятны, они «пугают». И, наконец, причина их резкого неприятия приобретает отчетливость философской формулы: это «холодная краса».

Временнáя структура стихотворения: от весны, сменившей зиму, к осени и вновь (сквозь зиму) к весне: весна в первой и во второй строфе, осень и весна – в третьей. Поэтика времени в фетовском тексте отражает смену природных сезонов, «поэтику» природного цикла. Включенность в природный цикл вечного обновления осознается как дар истинной жизни.

В стихотворении противопоставлены пребывание вне времени, неизменность, олицетворяемые вечнозелеными соснами, и способность к переменам, символизируемая лиственными деревьями – кленами и березами.

Неизменность трактуется как безжизненность, отстраненность от бытия и надменность, переменчивость и весенний расцвет – как открытость, «отзывчивость» к жизни.

Вечная зелень не меняющихся сосен истолкована как проявление «холодной красы», контрастирующей с живой и подвижной красотой лиственных деревьев.

Образная структура. Лексика

Образы стихотворения двуплановые: с одной стороны, это описания природных явлений – деревьев. Образ «надменной сосны» встречается и в стихотворении «Еще вчера, на солнце млея…» (1864 (?)): «Глядя надменно, как бывало, / На жертвы холода и сна, / Себе ни в чем не изменяла / Непобедимая сосна».

В отличие от кленов и берез, которым приданы определенные свойства (девственная листва, капли сока – слезы, способность ронять листья осенью) образ сосен характеризуется только посредством отрицательного признака и остается зрительно и вещественно «пустым». Это впечатление создается повтором отрицания «не-», к ним отнесенного: «не могу», «несносен», «не знают», «не шепчут», «не вздыхают», «неизменные».

Средства выразительности – эпитеты – передают предметные, визуальные свойства деревьев, указывая на тонкость листьев («девственные») и на прозрачность древесного сока («плачущие»). Слово «трепет» передает легкую дрожь листвы.

С другой стороны, функция средств выразительности – не столько точность изображения, сколько одушевление, одухотворение природных существ. Метафоричен эпитет «девственные», переносящий признак чистоты, нетронутости из мира людей в мир природы.

Метафоричен эпитет «плачущий»: слезы в этом контексте означают восторг, любовь, радостное и даже экстатическое приятие бытия. Слово «трепет» в поэтической традиции устойчиво употреблялось по отношению к миру природы.

Один из наиболее известных примеров, очевидно образцовый для автора «Сосен», — элегия В.А. Жуковского «Вечер», творчество которого и на мотивном уровне, и стилистически во многом сходно с фетовским. Но «трепетанье» ивы в элегии В.А.

Жуковского – не чисто предметное свойство: «Трепетанье – это нежное, музыкальное слово, говорящее о стыдливости, о тончайшей вибрации – чего? души поэта, — хотя в то же время и ивы у Жуковского нежность слова – это и есть его значенье » (Гуковский Г.А. Пушкин и русские романтики. . М., 1995. С. 47).

По утверждению М.Н. Эпштейна, «самый частый эпитет, который прилагает Фет к явлениям природы, — «трепещущий” и «дрожащий”» (Эпштейн М.Н. Природа, мир, тайник вселенной: Система пейзажных образов в русской поэзии. М., 1990. С. 222). Хотя для бесспорности этого вывода необходим исчерпывающий частотный словарь эпитетов поэзии Фета, в общем с таким утверждением можно согласиться.

С этим мнением солидарен И.Н. Сухих: «»Трепет”, действительно, одно из ключевых состояний фетовского мира, в равной степени относящееся к жизни природы и жизни души. Трепещут – хоровод деревьев, звук колокольчика, сердце, одинокий огонек, ивы, совесть, руки, звезды счастья:

Покуда на груди земной

Хотя с трудом дышать я буду,

Весь трепет жизни молодой

Мне будет внятен отовсюду

Еще люблю, еще томлюсь…”)»

(Сухих И.Н. Шеншин и Фет: жизнь и стихи // Фет А. Стихотворения / Вступ. ст. И.Н. Сухих; Сост. и примеч. А.В. Успенской. СПб., 2001 («Новая Библиотека поэта. Малая серия»). С. 50-51).

Но замечание И.Н. Сухих, что трепет у Фета – это «в конечном счете – метафора, круговорота, вечного возвращения весны» (Там же. С.

51), по-моему, — весьма рискованное перенесение поэтического представления, запечатленного в слове «трепет», на сферу явлений, с этим представлением прямо в текстах поэта не связанную; здесь исследователь подчиняется не логике анализа, а следует принципу художественной аналогии, метафоры.

Как и у В.А.

Жуковского, признак трепетанья отнесен у Фета иногда к природным явлениям и к неодушевленным предметам: «Вдали огонек одинокий / Трепещет под сумраком липок» («Весеннее небо глядится…», 1844).

однако оно ассоциируется и с душевным движением: «И трепет в руках и ногах» («Я жду… Соловьиное эхо…», 1842). «Я снова умилен и трепетать готов» («Страницы милые опять персты раскрыли…», 1884).

Глагол «шепчут» может быть понят как метафора — указание на шелест листвы, но его метафорическое значение прежде всего мотивировано не реальным звуком, напоминающим шепот, а представлением об одушевленности деревьев как таковым.

Не случайно глагол «шепчут» поставлен в один ряд с глаголом «вздыхают» посредством соединительного союза «и».

Глагол же «вздыхают» – исключительно одушевляющая метафора, вовсе не обозначающая реальные звуки, «издаваемые» деревьями

Образы весны и зимы в фетовской поэзии не только предметны, но и символичны.

Символический характер фетовского стихотворения подчеркнут посредством именования деревьев «воскреснувшими»: клены и березы ассоциируются с воскресшим душою, обновленным человеком.

Переносный, символический план также высветлен благодаря такому слову с отвлеченным значением, характеризующему весну, как «возрожденье».

В подтексте стихотворения прослеживается мотив творчества. Выражение «рой живых и сладких грез» если не обозначает прямо поэзию, игру вдохновения и воображения, то вызывает напоминание о них. Поэтизм «грезы» традиционен в применении к мечтаниям поэта. Соответственно, трезвость сосен может быть воспринята как поэтический антоним «опьянения» — вдохновения.

«Сосны» – полемическая реплика Фета в поэтическом диалоге с А.С. Пушкиным. У А.С.

Пушкина они ассоциируются с долговечностью; таковы три сосны и молодая сосновая поросль – «племя незнакомое» в стихотворении «…Вновь я посетил…».

Читайте также:  Впотьмах - краткое содержание с планом повести куприна

Иглы другого вечнозеленого дерева, ели, вызывают радостное представление о вечной жизни природы, не прекращающейся даже зимою («ель сквозь иней зеленеет» – «Зимнее утро»).

В европейской традиции, восходящей еще к античности, хвойные деревья ассоциировались со смертью и с погребальными обрядами. В стихотворениях столь близкого Фету поэта, как В.А.

Жуковский, сосны наделяются эпитетом «черные», указывающем на безжизненность, связь с миром небытия: таковы «черные сосны», осеняющие могилы, в элегии «Сельское кладбище». В оригинале перевода-переложения В.А. Жуковского – «Элегии, написанной на сельском кладбище» английского поэта Т.

Грея «черных сосен» нет (см.: Зарубежная поэзия в переводах В.А. Жуковского: Сборник / Сост. А.А. Гугнин. М., 1985. Т. 1. С. 326).

Строка «Когда уронит лес последний лист сухой» — поэтическое эхо, «свободная» цитата пушкинских «Роняет лес багряный свой убор» («19 октября» 1825 г.) и «Уж роща отряхает / Последние листы с нагих своих ветвей» («Осень»). В «19 октября» листопад ассоциируется с «осенью души», в «Осени» тональность образа другая, но также никак не связанная с весенним возрождением.

Непривлекательная «холодная краса» напоминает «вечную красу» «равнодушной природы» из пушкинского стихотворения «Брожу ли я вдоль улиц шумных…». Однако оценка этой вечной красоты у двух стихотворцев противоположна: А.С. Пушкин благословляет ее, Фет от нее отворачивается.

Лексика стихотворения подчеркнуто традиционна и для 1850-х гг. архаична. Изобилуют поэтизмы: метафорический «рой» (грез), напоминающий батюшковское «где нежились рои красот» («Ты пробуждаешься, о Байя, из гробницы…»); эмоционально-оценочный эпитет «сладких», словно переселившийся в стихотворение из поэзии В.А. Жуковского и К.Н. Батюшкова; «трепет»; метафорические «шепчут», «вздыхают».

Грамматическая форма «оне» (с ятем на конце) — форма женск. рода местоимения «он» в множ. числа именит. падежа; эта форма, характерная для церковнославянского языка, в разговорном русском языке была вытеснена формой «они», которая стала общей для всех трех родов. В литературном языке написание оне было традиционным; оно было указано как нормативное Я.К.

Гротом при кодификации правил русской орфографии (см.: Грот Я.К. Русское правописание: Руководство, составленное по поручению Второго отделения императорской Академии наук. . СПб., 1895.С. 67) и являлось таковым до орфографической реформы 1917 г.

Употреблялась ли Фетом рифма «оне – весне» как поэтизм, противопоставленный обычному произношению этих слов (они – весне), сказать затруднительно.

Известны случаи, когда в поэтических текстах написание рифмующихся слов подчинялось принятой традиции, но их произношение, диктуемое рифмой, отражало не книжную норму, а реальную речь. Ср., например, в стихотворении Е.А.

Боратынского «Къ -» («Зачем живые выраженья…», ранняя редакция) рифму в строках: «Душа полна тоски ея» – «И на смятение мое».

«Ея» – литературное написание формы родительного падежа местоимения «она», рифма отражает разговорную норму произношения этого слова: «её» (созвучно с «моё»).

Точно такая же рифма есть в стихотворении – посвящении «М.Ф. Ванлярской при получении визитной карточки с летящими ласточками» (1891), не ориентированном на высокую поэтическую традицию.

Рифма «оне» («трескучие звезды» — искры) – «мне» встречается в шутливой поэме «Сон» (1856), по крайней мере в этом случае она явно не наделена особым поэтическим ореолом, а воспринимается как нейтральная.

Но в стихотворении на высокую философскую тему «В полуночной тиши бессонницы моей…» (1888), ориентированном на пушкинские «Стихи, сочиненные ночью, во время бессонницы» и «В начале жизни школу помню я…» и написанном в традиционно поэтическом стиле, рифма «в огне» – «оне» («богини») может быть воспринята как специфически книжная и архаизированная. Так же можно было бы, по-видимому, определить рифму «во сне» – «оне» («песни») в стихотворении – символической картине на темы поэзии и любви «Соловей и роза» (1847). Возможно, таков и смысловой ореол рифмы «стороне» – «оне» («собаки») в стихотворении «Диана, Эндимион и сатир (Картина Брюллова)» (1855), ориентированном на традиции античной описательной лирики. Но рифма «в утомительном сне» — оне» («полуночные образы») в стихотворении «Полуночные образы реют…», как представляется, таких оттенков смысла не содержит.

Метр и ритм

Источник: http://uchitel-slovesnosti.ru/publ/analiz_stikhotvorenija/fet/literaturnyj_analiz_stikhotvorenija_feta_sosny/39-1-0-3565

Анализ стихотворения Фета “Грезы”

Музыкальность фетовской лирики не ограничивается искусной звукописью и плавностью ритмических решений. Автор убежден, что истинное свойство поэтического дара состоит в изображении движений души и пейзажных зарисовок при помощи “крылатого звука” слов.

Фиксируя гармоничную сторону природного мира, классик оперирует музыкальными категориями. Глаголами “напевает” и “поет” обозначаются журчание струй фонтана и успокаивающее мурлыканье кота.

Звезды, высыпавшие на бескрайнем небе, именуются слаженным “хором светил”.

Творческий процесс неоднократно определяется как песня. Акустические образы связаны с горним началом: приход весны приносит “вздохи неба”, источником которых становятся распахнутые “врата эдема”.

В художественном тексте 1859 г. мотив высокой природы звука получает особенное выражение, оригинально сочетаясь с темой земного конца как перехода в небытие.

Зачин моделирует ситуацию сна во сне, и семантика глубокого оцепенения вызывает следующую трансформацию – сон о смерти. Авторская версия мрачной темы лишена контекста безысходности.

Напротив, причудливые “грезы” обнадеживают, побеждают тревогу.

Звон

погребального колокола знаменует наступление момента истины. Героя пронзает внезапная мысль о сущности счастья: оно заключено в звуках неземного происхождения.

Их превосходство над “голосами земли” уточняет череда однородных прилагательных в сравнительной степени.

Восторженному и мучительному чувству, внушенному “ликующими” акустическими доминантами, противопоставлены безнадежные интонации обряда похорон.

Завершающий катрен конкретизирует желание просветленного лирического “я”. Он не боится ухода во “мрак” смерти, поскольку расценивает его не в качестве трагического финала, а как новый, неизведанный этап существования души.

В произведении ” Кричат перепела, трещат коростели…”, датированном одним годом с анализируемым текстом, сомнения стареющего лирического героя завершаются оптимистической развязкой. Неизбежное окончание земной судьбы именуется “возрожденьем”.

Поэт детализирует свой прогноз, снова уподобляя уход из жизни сну. Последний наделяется эпитетами с положительной семантикой – “весенний и “светлый”. Автор задействует еще один ориентир: после гибели тела душа приобретает новый статус, выраженный формулой “вечный гражданин”.

С ним связывается состояние мудрого спокойствия и умиротворения.

(1

Источник: https://ege-essay.ru/analiz-stixotvoreniya-feta-grezy/

Анализ стихотворения Фета «Грезы» — Сочинения, рефераты, доклады на все темы

“Утро в Москве” (1909). В стихотворении отразилось чувство радости земной жизни.

Лирический герой счастлив от сознания того, что любим: Упоительно встать в ранний час, Легкий след на песке увидать. Упоительно вспомнить тебя, Что со мною ты, прелесть моя.

Подробнее…

Анализ стихотворения Клюева “Я – посвященный от народа”

Клюев – один из самых ярких и оригинальных русских поэтов двадцатого столетия – родился в глухой северной деревеньке.

Своим знанием родного фольклора и народных традиций он по большей части обязан матери, которая была профессиональной плакальщицей и сказительницей. Происхождение Николая Алексеевича оказало огромное влияние на его самобытную лирику.

На протяжении всего творческого пути поэт, относившийся к так называемому новокрестьянскому направлению, воспевал северную избу.

Подробнее…

Анализ стихотворения Цветаевой “Под лаской плюшевого пледа”

В биографии Марины Цветаевой есть один весьма необычный эпизод, связанный с переводчицей Софьей Парнок.

Поэтесса настолько влюбилась в эту женщину, что ради нее оставила мужа Сергея Эфронта и перебралась жить к своей новой подруге вместе с маленькой дочерью.

Впрочем, очевидцы тех далеких событий утверждали, что двух женщин связывала не просто нежная дружба, они действительно были влюблены, и этот необычный по тем временам роман длился без малого 2 года.

Подробнее…

Анализ стихотворения Есенина “Листья падают, листья падают”

В августе 1925 года Есенин написал стихотворение “Листья падают, листья падают…”, настроение которого весьма характерно для позднего творчества поэта. Во многих его произведениях, созданных на излете жизни, царят депрессивные мысли.

Нередко лирический герой ведет речь о смерти. Кроме того, чувствуется тотальная усталость от пребывания на земле. К тридцати годам Сергей Александрович окончательно запутался в себе, в своем отношении к окружающей действительности и к людям.

Подробнее…

Анализ стихотворения Тургенева «Милостыня»

Милостыня. От слова милость, милосердие. Отношение в обществе к ней совсем неоднозначное. Кто-то приемлет, а кто-то относится резко отрицательно.

На улицах наших городов все больше бедных и просящих милостыню. Разное движет людьми, если они выходят на улицы просить. И все же иногда надо уметь просить, если не на улице, то среди друзей и близких.

Читайте также:  Поздняя любовь - краткое содержание пьесы островского

Но каждый ли может? В этом весь философский вопрос жизни.

Подробнее…

Анализ стихотворения Фета «Шепот робкое дыхание»

Написанное в 1850 году стихотворение, можно смело отнести к раннему творчеству А. А. Фета. Любопытный факт – эта миниатюра была написана и напечатана в один год, но, через пять с лишним лет она появляется уже в измененном виде. И тогда ее ждал неимоверный успех, читатели в восторге. Известно, что Н. А. Некрасов высоко оценил это небольшое сочинение, как и все творчество поэта.

Подробнее…

Источник: https://express5top.ru/index.php/analiz-stikhotvorenij/6655-analiz-stikhotvoreniya-feta-grezy.html

Анализ стихотворения «Вечер» (А.А. Фет) | Литрекон

Афанасий Афанасьевич Фет — русский поэт-лирик, переводчик, мемуарист. Как говорил сам Фет о себе: «Природы праздный соглядатай». И правда, автор видел и восторгался великолепием природы, любая неприметная деталь в его глазах была особенно прекрасна. Исключением не является стихотворение Афанасия Фета «Вечер», разбор которого предлагает Вам Многомудрый Литрекон. 

История создания

Впервые стихотворение Афанасия Афанасьевича Фета «Вечер» появилось в печати в 1855 году. Это произведение смело можно отнести к зрелой пейзажной лирике автора, которому на момент написания произведения было 35 лет. 

Автора всегда беспокоила тематика природы, так как его творчество принадлежало к направлению «Чистое искусство». Поэт акцентировал внимание читателя лишь на красоте окружающего мира.

Жанр, направление, размер

Лирическое стихотворение «Вечер» — это пейзажная лирика в наилучшем своём проявлении. Поэт рисует перед нами картину природы и наполняет её неопределенными звуками, световыми эффектами, тенями.

В этом и состоит особенность творчества Фета: он изображает целостную картину едва уловимыми мазками — деталями, на которые наблюдатель не обратил бы внимания.

Действительно, как еще можно изобразить вечер? Перемена фазы дня происходит не сразу, а постепенно. Единственный способ запечатлеть 

переход времени от дня к ночи — это описать плавность движения света, звуков и других проявлений природы к полночному часу и новому дню.

Фет продвигал концепцию чистого искусства, то есть описывал чувственный и наполненный красками мир природы и человеческих взаимоотношений. В его лирике мы не встретим общественных проблем, тревог или мрачности декаданса. 

Стихотворение «Вечер» написано трехстопным анапестом.

Композиция

Произведение «Вечер» можно поделить на две основные части. 

  1. Первая из которых состоит из одной строфы. В ней автор создает особую атмосферу таинства, чтобы погрузить читателя в естественный природный мир, где все неуловимо и призрачно. 
  2. Вторая часть состоит из двух строф, в которых писатель изображает природу в сумеречное время через свои ощущения.

Образы и символы

Образ вечера передается не броскими сравнениями и точными описаниями, а через ощущения. Что-то неопределенное, тайное «прозвучало над ясной рекою», что-то столь же зыбкое и невидимое «прозвенело в померкшем лугу».

Зарница светит голубыми и зелеными огнями. Эти описания настолько лишены конкретики, что без указания названия сложно было бы разобрать, о чем идет речь.

Поэту удалось передать плавность движения времени, которое человек может видеть лишь чередой сменяющихся световых и звуковых эффектов.

Образ лирического героя в стихотворении «Вечер» предельно размыт. Мы видим лишь ощущения и чувства наблюдателя: «На пригорке то сыро, то жарко». Он описывает то, что испытывает в данный момент, как будто вечер преломляется в его взоре.

Темы, проблемы и настроение

  • Основная тема стихотворения «Вечер» — красота и великолепие природы, которые особенно заметны в вечернее время суток. Автор передает неуловимый момент перехода от дня к ночи.
  • Произведение лишено проблематики: текст дышит умиротворением и предвкушением ночи.
  • Настроение стихотворения передает гармонию человека и природы. Герой покорен прелестью пейзажа и жаждет слиться с ним, отключая логическое мышление и предаваясь спокойному созерцанию.

Основная мысль

Фет был убежденным приверженцем «чистого искусства». Большинство его стихотворений посвящены воспеванию красоты, находящейся вокруг него. Главная мысль стихотворения «Вечер» заключается в том, что люди должны наблюдать за природой и переносить ее законы на себя, чтобы достичь внутренней гармонии. Вечернее умиротворение создает такие же чувства у восторженного наблюдателя.

Смысл стихотворения «Вечер» заключается в созерцании природы, мимо которой проходят многие люди. Задача поэта — остановить их и показать на то великолепие, мимо которого пробегает человек. Читая строки поэта, каждый из нас вспоминает свой уютный вечер наедине с красивым пейзажем.

Петр Чайковский говорил о творчестве Фета так: 

Считаю его поэтом абсолютно гениальным… Фет в лучшие свои минуты переходил из пределов, указанных поэзии, и смело делает шаг в нашу область. Поэтому часто Фет напоминает мне Бетховена. …Это не просто поэт, скорее поэт-музыкант, как бы избегающий даже таких тем, которые легко поддаются выражению словом.

Средства художественной выразительности

Чтобы придать стихотворению «Вечер» особый шарм и сделать его более чувственным, автор использует такие тропы, как: метафоры, эпитеты, сравнение.

  1. Метафоры – “убегает на запад река”, “облака разлетелись”, “вздохи дня”, “зарница теплится”.
  2. Эпитеты – “ясная река”, “померкший луг”, “немая роща”, “золотые каймы”, “ночное дыханье”, “голубой и зеленый огонь”.
  3. Сравнение – “облака как дым”.

Марина Ильина

Источник: https://litrekon.ru/analiz-proizvedenij/vecher-fet/

Грезы

Мне снился сон, что сплю я непробудно, Что умер я и в грезы погружен; И на меня ласкательно и чудно

Надежды тень навеял этот сон.

Я счастья жду, какого — сам не знаю. Вдруг колокол — и все уяснено; И, просияв душой, я понимаю,

Что счастье в этих звуках. — Вот оно!

  • И звуки те прозрачнее, и чище, И радостней всех голосов земли; И чувствую — на дальнее кладбище
  • Меня под них, качая, понесли.
  • В груди восторг и сдавленная мука, Хочу привстать, хоть раз еще вздохнуть И, на волне ликующего звука
  • Умчася вдаль, во мраке потонуть.

Наш сборник работает на голом энтузиазме его создателей. Мы благодарны любой помощи.

Помочь проекту

Хотите опубликоваться в нашем сборнике? Добро пожаловать! Мы всегда рады новым авторам и интересным материалам.

Добавить стихотворение Самым доходным произведением для Пушкина стал его роман в стихах «Евгений Онегин». Прижизненные издания «Евгения Онегина» и отдельных его глав принесли поэту прибыль, эквивалентную 4 000 000 современных российских рублей (или примерно 135 000$) Из биографии А. С. Пушкина Владимир Маяковский подарил своей возлюбленной Лиле Юрьевне Брик кольцо с её инициалами — «Л Ю Б». Будучи расположенными по кругу, эти буквы складывались в бесконечное «ЛЮБЛЮ». Из биографии В. В. Маяковского 7 июля 1965 года на Ваганьковском кладбище была похоронена советская поэтесса Вероника Тушнова. Ее сборники не лежали на прилавках книжных магазинов и не стояли на библиотечных полках. Считалось, что исповедальность ее поэзии, щемящая откровенность чувств не совсем созвучны времени коллективного энтузиазма… И даже после так называемой перестройки стихи этой поэтессы оставались в таком же непочете у издательств России.Из биографии В. М. Тушновой А. С. Пушкин помнил себя с 4 лет. Он несколько раз рассказывал о том, как однажды на прогулке заметил как колышется земля и дрожат колонны, а последнее землетрясение в Москве было зафиксировано как раз в 1803 году. И, кстати, примерно, в то же время произошла первая встреча с Пушкина с императором — маленький Саша чуть было не попал под копыта коня Александра I, который тоже выехал на прогулку. Слава богу, Александр успел придержать коня, ребенок не пострадал, и единственный, кто перепугался не на шутку — это няня.Из биографии А. С. Пушкина А в знаменитый лицей Пушкин А. С., оказывается, поступил по блату. Лицей основал сам министр Сперанский, набор был невелик — всего 30 человек, но у Пушкина был дядя — весьма известный и талантливый поэт Василий Львович Пушкин, который был лично знаком со Сперанским. Уж не знаю как чувствовал себя дядя впоследствии, но в списке успевающих учеников, который подготовили к выпускному вечеру, Пушкин был вторым с конца.Из биографии А. С. Пушкина

Источник: https://liricon.ru/grezy.html

Ссылка на основную публикацию