Писатель юрий нагибин. жизнь и творчество

100 лет назад в Москве родился последний летописец Белокаменной, писатель и кинодраматург Юрий Нагибин, который и в наше время остается спорным — а значит, читаемым

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество Арсений Замостьянов, заместитель главного редактора журнала «Историк»
24smi.org; обложка книги «Родом с Чистых прудов. Юрий Нагибин. Жизнь и судьба». — М.: 2017, Вечерняя Москва; ru.wikipedia.org.

Вот и начались столетние юбилеи тех, кого мы знали, конечно, не юными, но полными сил и обаяния.

Москва довоенная для него – это дворы, переулки и весь мир, в котором есть Чистые пруды, стадион «Динамо» и Большой театр с его филиалом.

Он по ней тосковал, ворчал на современные городские нравы, на щербатые электрические вывески с вечно перегоревшими буквами. Ностальгический мотив по молодой Москве, погибшей на фронте – один из главных его мотивов.

Невыносимый

«Моё анкетное существование весьма резко отличается от подлинного. Один из двух виновников моего появления на свет так основательно растворился среди всевозможных мифических отчимов, что можно подумать, будто я возник только из яйцеклетки.

Но вытравить отца мне удалось лишь из анкетного бытия. В другом, в плоти и крови, существовании моем он непрестанно напоминает о себе», — писал он саркастично и точно. На этом дверь в личную жизнь мы, пожалуй, закроем. Она у Нагибина выдалась запутанной до изумления.

Но литература и кино интереснее.

Он быстро завоевал материальную независимость – вплоть до личного автомобиля с водителем. Стал «советским барином» – а значит, фигурой, невыносимой для завистников. До сих пор! Но это – потому, что литературный труд был для него не работой, не службой, а образом жизни. Каждый день из года в год.

Рассказы, повести, сценарии, предисловия, эссе, филиппики… В дневнике он писал: «Халтура заменила для меня водку. Она почти столь же успешно, хотя и с большим вредом позволяет отделаться от себя». Но это не то чтобы кокетство, просто необъективная оценка. Нагибинская сила восхищения не уступала его же силе разочарования и мизантропии.

А без успеха он просто не мог существовать. Не отшельник.

Фильмы, снятые по его сценариям, без зрителей не оставались. Книги раскупались резво. Когда автору было лет 45 – школьники и студенты по его рассказам уже писали изложения. Он частенько (по советским меркам, конечно) бывал там, где родились его любимцы Кальман, Гёте, Шарль Перро… Такое, конечно, тоже не прощается.

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

Нагибина устраивало, что прозаики считали его слегка киношником, а сценаристы – маститым прозаиком с целой чередой самых настоящих книг в твердых обложках. Так было легче держаться особняком

Два его фильма остались в истории навсегда. Это «Дерсу Узала» Акиро Куросавы, получивший «Оскара», и, конечно, «Председатель» Алексея Салтыкова.

А начал он в 1955 году с принаряженно соцреалистического «Гостя с Кубани» по собственному рассказу «Комбайнеры» – о том, как молодой, но несколько эгоистичный колхозник Николай под влиянием коллектива превращается в безукоризненно положительного героя.

Скажем прямо: в огромной галерее нагибинских героев столь прямолинейных товарищей было мало. Но когда-то они ему были необходимы…

Позже вместе с Салтыковым Нагибин выпустил еще несколько кинолент, но это были в лучшем случае полуудачи. И «Емельян Пугачев», и «Семья Ивановых»… Чувствуется, что писал он это увлеченно, но между делом, неохотно отвлекаясь от рассказов. И, например, молодежь семидесятых мало интересовала мастера.

И слишком нарочитая попытка создать «народный кинороман» добром не закончилась. В последние годы в кино он просто рассказывал о полнокровных художниках, которыми восхищался – о Чайковском, об Имрушке Кальмане, о капельмейстере Юрии Голицыне.

Просвещение было одной из его генеральных линий. Он любил открывать для публики то, что знал и любил сам. Ему было скучно среди одних выдуманных героев.

Жаль, что не удалось довести до ума замыслы сценариев о Рахманинове и Лемешеве – но стоит ли требовать от судьбы одного лишь попутного ветра?

А держался он действительно вальяжно. Даже небольшой дефект речи не мешал магическому впечатлению, которое производил на окружающих этот седой статный господин.

Обмен репликами

И, как выражаются в почтенных повестях, однажды я в этом убедился воочию. Часа два мне довелось сидеть за одним столом с классиком, которого я читал лет с шести, с его предисловия к «Сказкам зарубежных писателей», к Шарлю Перро и Андерсену.

Он без суеты, но и без равнодушия обменивался репликами с дамами, которые в присутствии Нагибина расцветали. Мэтр (к нему подходит это слово) добродушно и мужественно ворчал на московские пробки (в 1990 году!), на нашенское бездорожье, на безалаберность.

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

Он свободно сочетал самоиронию с ощущением собственной значимости

Тут и прямая спина, и учительские интонации. Женщины даже перебросились с ним несколькими соображениями о хоккейном кубке «Известий»! Закат перестройки лишней грусти у него не вызывал: он выступал за перемены, даже за слом обветшавшей системы. Хотя знавал и помнил и лучшие ее времена. Помнил и времена страшноватые. Войну прошел.

А потом он так же заразительно, как на бумаге, рассказывал о своих новых книгах и всем советовал читать Мамлеева. И был бесспорным главой стола, уставленного дефицитной осетриной. Словом, он был похож на свою прозу. И на писателя, властно распоряжающегося своими замыслами и рукописями.

Дневник

Жаль, что Дневник (а точнее – его двусмысленная слава) в последние двадцать лет заслонил всё остальное, написанное Нагибиным. Это кривое зеркало, в котором эмоции слишком искренни и яростны, чтобы быть точными. Это сырье – во многом так и не применённое в деле.

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

Да, Нагибин сам готовил публикацию этой эпатажной (и блистательной) книги и, наверное, понимал, что после неё на него будут смотреть по-новому. А все-таки «Чистые пруды» (не фильм – он как раз не удался, а цикл рассказов!) лучше. И фильм «Председатель» время не отменит. Его политические порывы уже не слишком важны, и карикатурой на Берию никого не удивишь.

Но Нагибин – горожанин – показал колхозную послевоенную правду на уровне фрески. Его герой не стал близнецом своего прототипа – Кирилла Прокофьевича Орловского. Но у актера Михаила Ульянова получилось нечто более важное. Герой, коммунист, руководитель, фронтовик, фанатик – всё вместе.

И в этом правда времени, а, если говорить точнее и осторожнее – её важный ракурс.

И о любви мало кто писал в ХХ веке, как Нагибин. И никто так заразительно и талантливо не восхищался Афанасием Фетом, Николаем Лесковым, Имре Кальманом, Сергеем Лемешевым!

В Дневнике он, как правило, изливал раздражение. Сетовал, что теряет любовь к миру, к лесу, к собакам, к женщинам, к путешествиям, даже к музыке… А, значит, всё-таки сохранял всё это. Иначе – к чему сетовать?

Считать дневник его единственной отдушиной – значит, просто себя обкрадывать

Лишать себя отточенных нагибинских рассказов его лучшего времени – 1960–70-х. И вспомнить можно не только описания природы, давно ставшие хрестоматийными, но и, например, рассказ о том, как в блокадном Ленинграде давали «Сильву». Там ни одного лишнего междометия нет.

Да и «Зимний дуб», который снова и снова будут вспоминать адвокаты Нагибина – проза безукоризненная. Цитировать и наслаждаться: «Выпавший за ночь снег замел узкую дорожку, ведущую от Уваровки к школе, и только по слабой, прерывистой тени на ослепительном снежном покрове угадывалось ее направление.

Учительница осторожно ставила ногу в маленьком, отороченном мехом ботике, готовая отдернуть ее назад, если снег обманет». Вот он, русский литературный язык в оттенках.

Как водится, больше всего шуму произвел далеко не лучший (и в меньшей степени «бунинский») его рассказ – «Терпение». Это был читательский «шлягер», открывавший потаенную сторону нашей жизни, да еще и с трагическим финалом. Но и этот рассказ о семейном путешествии на остров Богояр выписан как классическая поэма.

Разобраться в пережитом

В последние годы жизни он издал несколько карикатурно перестроечных, хотя и ярких вещиц – таких, как «Любовь вождей».

Как после этого относиться к его патентованно советским книгам о детстве Юрия Гагарина? Или, например, к повести и фильму «Трудное счастье» про цыганенка, ставшего офицером Красной армии, в котором кулаки и белогвардейцы – сущие исчадья ада, а коммунисты – благороднее некуда.

Да он и сам в Великую Отечественную служил политруком и писал для фронтовой прессы. И первая его книга, вышедшая в 1943 году, называлась «Человек с фронта». Найдите её.

«Письмо 42-х» в 1993 году он подписал не столько из политического радикализма, сколько из мизантропии из общего разочарования в идеях, которые переполняли его мир в молодости. На закате лет он немало времени проводил в Италии. В комфортном европейском мире «русский бунт» выглядел не только бессмысленным и беспощадным, но и нестерпимо уродливым.

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

Могила Юрия Нагибина

Он, подобно Льву Кассилю, умер во время чемпионата мира по футболу, 17 июня 1994 года. Только Кассиль скончался во время финального матча Италия – Бразилия, а Нагибин – в день открытия чемпионата, сражений которого ждал с привычным азартом.

Кстати, в финале в тот раз снова бразильцы сразились с итальянцами и снова победили. Но дело не в этом. А, например, в том, что старенький рассказ «Почему я не стал футболистом» хочется перечитывать.

А концовка там такая: «Чем больше я пишу о детстве, тем сильнее хочется мне разобраться в пережитом, а не истаивать в бездумно-поэтической восторженности. Я наконец-то понял, что прошлое целиком входит в жизнь настоящего.

Оно перестает работать в нас, лишь когда мы притворяемся детьми – в устных воспоминаниях или творчестве. Детство растворено в нашей взрослой крови и заслуживает серьезного разговора, а не сладких слез умиления». Это очень нагибинская мысль.

А если кого нагибинский «Дневник» разочаровал неприглядным эгоцентризмом автора, который, оказывается, не был добрым доктором Айболитом – давайте предположим самое очевидное:

чтобы создавать такую нежную прозу, наверное, приходится бывать и циником, и самоедом, и неврастеником – в зависимости от обстоятельств

Так и остался пропахший коньяком и книжной пылью земной человек, влюбленный в высокое искусство. Жизнелюбие и мизантропия. Бунинский набор качеств. Считалось, что искусству прозы Нагибин (как и многие в его поколении) учился именно у Бунина.

Но Нагибину не хватало сдержанности, в нем часто открыто проявлялась неуемность темперамента. К тому же он не чурался сенсационности. Иначе бы из Нагибина уж точно не вышло киносценариста с длинным послужным списком.

Невозможно же представить Бунина соавтором блокбастеров?

Издан Нагибин неплохо – и при жизни, и в последние десятилетия. Скоро, наверное, и дневник переиздадут. Сохранился и миф о чрезвычайно успешном писателе с двойным дном. Это немало. Думаю, его даже в лицо будут помнить – так силён нагибинский миф.

03.04.2020

  • день рожденияюбилей
  • Просмотры: 0
  • Главная › Материалы проектов › Юрий Нагибин. Восхищенный мизантроп

Другие материалы проекта ‹День рождения героя›:

Выберите месяц Январь 2015 Февраль 2015 Март 2015 Апрель 2015 Май 2015 Июнь 2015 Июль 2015 Август 2015 Сентябрь 2015 Октябрь 2015 Ноябрь 2015 Декабрь 2015 Январь 2016 Февраль 2016 Март 2016 Апрель 2016 Май 2016 Июнь 2016 Июль 2016 Август 2016 Сентябрь 2016 Октябрь 2016 Ноябрь 2016 Декабрь 2016 Январь 2017 Февраль 2017 Март 2017 Апрель 2017 Май 2017 Июнь 2017 Июль 2017 Август 2017 Сентябрь 2017 Октябрь 2017 Ноябрь 2017 Декабрь 2017 Январь 2018 Февраль 2018 Март 2018 Апрель 2018 Май 2018 Июнь 2018 Июль 2018 Август 2018 Сентябрь 2018 Октябрь 2018 Ноябрь 2018 Декабрь 2018 Январь 2019 Февраль 2019 Март 2019 Апрель 2019 Май 2019 Июнь 2019 Июль 2019 Август 2019 Сентябрь 2019 Октябрь 2019 Ноябрь 2019 Декабрь 2019 Январь 2020 Февраль 2020 Март 2020 Апрель 2020

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество
Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество
Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество
Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество
Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

Источник: https://godliteratury.ru/projects/yuriy-nagibin-voskhishhennyy-mizantrop

Юрий Нагибин — Челябинская областная универсальная научная библиотека

Через меня, как через каждого человека, отваживающегося жить, а не тлеть, говорить, а не молчать в тряпочку, отражается время, эпоха…Юрий Нагибин

Читайте также:  Сочинение моя любимая музыка

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

Юрий Маркович Нагибин — известный русский писатель-прозаик, журналист, сценарист. Тонкий стилист и признанный мастер психологической прозы, он рано определился как автор «своей» темы, «своего» героя, и затем на протяжении всей творческой жизни не уставал размышлять о странном переплетении событий и судеб.

Его героев объединяют чувства некровного родства и трепетной памяти, стремление осмыслить связи человека с окружающим миром. В эпоху Просвещения таких людей, как Юрий Нагибин, называли энциклопедистами: ведь он был не только писателем, но и прекрасным художником, поэтом, публицистом.

Он относится к тем мастерам слова, которые постоянно ищут все новые и новые сферы применения своих творческих возможностей.

Заказать книги в ЧОУНБ(забронировать)

Читать в библиотеке ЛитРес*

Юрий Нагибин родился 3 апреля 1920 г. в Москве в интеллигентной семье. Еще накануне его появления на свет отец, Кирилл Александрович, был расстрелян как участник белогвардейского восстания в Курской губернии. Он успел «завещать» беременную жену Ксению Алексеевну другу Марку Левенталю, который усыновил Юрия.

Лишь в зрелые годы тот узнал, кто его настоящий отец. Марк Левенталь вскоре был тоже репрессирован. Вторым отчимом стал писатель Яков Рыкачев, оказавшийся первым литературным учителем Юрия, сумевшим пробудить его интерес к словесному творчеству. Позже, уже в начале пятидесятых годов, Нагибин рассказал о судьбе отца в повести «Встань и иди».

Он написал ее по зову сердца и, как это принято говорить в писательской среде, «в стол», не надеясь на публикацию. Но в 1987 г. Нагибин все-таки сумел напечатать эту повесть-исповедь сына перед памятью отца.

На духовное формирование будущего писателя значительное воздействие оказала мать, привив «умение ощутить драгоценность каждой минуты, любовь к людям, природе и животным». 

Биография Нагибина – это и биография его поколения, которое воспринимало мир как данность, не всегда задумываясь об истинных причинах вещей. Нагибин не сразу нашел себя, свое призвание. В юности увлекался футболом, ему даже предсказывали большое будущее на этом поприще.

Отчим посоветовал ему писать рассказы, обратив внимание на его талант передавать свои впечатления об увиденном и услышанном легко и с юмором. Однажды будущий писатель сделал попытку написать рассказ, который оказался неудачным, но сам процесс писания захватил юношу. В 1938 г.

Нагибин окончил школу с отличием и поступил в Московский медицинский институт. Интереса к врачебному делу у него не возникает, и он переходит учиться на сценарный факультет ВГИКа. Учеба дается ему легко, времени для писания рассказов, очерков, рецензий, статей – сколько угодно. Закончить ВГИК не удалось – началась война.

Нагибин был призван в армию и осенью 1941 г. отправлен на Волховский фронт в отдел политуправления, а в 1942 г. – в должности «инструктора-литератора» на Воронежский фронт. На фронте ему пришлось не только выполнять свои прямые обязанности, но и воевать с оружием в руках и выходить из окружения.

Все впечатления и наблюдения фронтовой жизни позже вошли в его военные рассказы.

«Все виденное и пережитое тогда неоднократно возвращалось ко мне много лет спустя в ином образе, и я опять писал о Волге и Донбассе военной поры, о Волховском и Воронежском фронтах, и, наверное, никогда не рассчитаюсь до конца с этим материалом», – позже писал Нагибин в автобиографии. Действительно, события этого времени станут содержанием многих произведений писателя – «Ранней весной», «Павлик», «Гибель пилота», «Дело капитана Соловьева» и др.

Его первый рассказ «Двойная ошибка» появился в 1940 г. в журнале «Огонек», но профессиональным писателем Нагибин стал после окончания войны. В послевоенные годы он несколько лет работал в журналистике, много ездил по стране, в основном по сельской местности. Послевоенная деревня жила трудно и бедно, не зная достатка, не говоря уж о богатстве.

Трудная судьба сельчан станет сюжетом горьких и предельно достоверных фильмов, снятых по его сценариям, – «Председатель», где в главной роли снимался М. Ульянов, и «Бабье царство». Нагибин был профессиональным киносценаристом. На основе своих произведений он написал около сорока сценариев.

Среди них не только остросоциальные картины, но и биографические фильмы – «Чайковский», «Ярослав Домбровский», «Дерсу Узала», сценарий которого он написал совместно с японским режиссером А. Куросавой.

Множество картин, которые были сняты по сценариям Нагибина, получали призы международных кинофестивалей, хотя советская критика практически не писала об этом. Причин было несколько. В 1966 г. Нагибин поставил свою подпись под письмом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля, что вызвало недовольство властей и руководства Союза писателей СССР.

Поэтому его произведения подвергались резкой критике, а некоторые просто не доходили до читателей. Была и другая причина, почему Нагибин не входил в число видных и преуспевающих советских писателей. Он в основном писал о природе, а эта тема интересовала немногих, хотя его рассказы поднимали важные жизненные проблемы.

Нагибин любил природу не абстрактной любовью. Он часто выезжал в леса, был страстным охотником. Свои впечатления он описывал в рассказах, вошедших в сборники «Зимний дуб», «Скалистый порог», «Ранней весной», «Остров любви», «Берендеев лес» и многих других.

В его огромном творческом наследии, по мнению критиков, все-таки главными остаются рассказы о природе. Причем и здесь он шел своим путем, не повторяя достижений своих именитых предшественников – К. Паустовского и М. Пришвина. Хотя, как и Паустовский, Нагибин чаще всего рассказывал о красотах Мещерского края, который стал для него символом среднерусской природы.

Особое место в творчестве Нагибина занимали произведения о детстве и юности: «Чистые пруды», «Переулки моего детства», «Лето» и «Школа». Последние три цикла составили «Книгу детства». В этих «городских» автобиографических произведениях писатель обращается к истокам формирования духовного облика своего лирического героя Сережи Ракитина и его поколения.

Не только фоном, но и своеобразным «героем» цикла становится образ самой Москвы с ее городским бытом и нравами, города, где писатель прожил практически всю свою жизнь и который считал своей единственной привязанностью, хотя объездил почти весь мир. Тема Москвы развивалась в многочисленных последующих публицистических статьях, собранных в книге «Москва… как много в этом звуке».

Родному городу посвящена и его последняя книга «Всполоный звон».Широкую известность у читателей приобрели произведения цикла историко-биографической прозы Нагибина, посвященной преимущественно деятелям русской культуры и литературы. Среди них – протопоп Аввакум, Тредиаковсковский, Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Аполлон Григорьев, Иннокентий Анненский, Бунин, Рахманинов.

Эти произведения вошли в книгу «Царскосельское утро». И, как отмечают критики, несмотря на очевидную художественную неравнозначность произведений, составивших сборник, он свидетельствовал о хорошей культурной оснастке автора, создавшего обширную беллетристическую галерею, вызванную стремлением, по словам Нагибина, воздать должное тем, кому не было додано при жизни.

Работа в мемуарном жанре требовала от писателя хорошего знания отечественной и мировой истории. Нагибин часто использовал исторические сюжеты и факты в своих произведениях. Правда, перед нами скорее психологическое видение истории. Исторические факты служат для писателя основой для художественной фантазии, где преобладает личностное отношение к событиям прошлого.

Нагибина больше интересуют не исторические явления, а его участники.

В начале 1980-х гг. светлую, с легкими ностальгическими мотивами прозу Нагибина сменила трагическая напряженность, большая злободневность и острота, склонность к социально-философским отступлениям. Неожиданностью стали его сатира с фарсом и пародией, а также эротика. Критика осудила новую прозу писателя за «отсутствие нравственной определенности».

В последние годы жизни писатель с демонстративным, не свободным от шутовского самолюбования, самообнажением показал самые «потаенные» страницы своей биографии.

Он воссоздал историю жизни отца и своего отношения к нему – «Встань и иди» (1987), вспомнил первую любовь – «Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя» (1994), описал роман с тещей – «Моя золотая теща» (1994), оставил крайне пессимистическую повесть-завещание «Тьма в конце туннеля».

Посмертно опубликованный «Дневник» (1995) – автобиография писателя, носящая глубоко исповедальный характер. По мнению писателя О. Павлова, «это вещь о времени. Пытаясь осознать происходящее, беспощадно добиваясь от себя правды, Нагибин так раскрыл, выразил то время, в котором жил, что оно-то и оказалось ясней его запутавшейся, порой озлобленной души.

Страдая от бессилия, но и не имея такой веры, убеждений, мужества, чтобы бороться, герой человеческий “Дневника” не становится мучеником из ХХ века, потому что страдания его лишены святости, но “мильоном терзаний” разоблачает этот жестокий железный век». Со страниц прощального произведения Нагибина предстает образ одинокого и в жизни, и в литературе человека.

Сильный, энергичный, он чуть ли не с 30-летнего возраста все чаще обращался к мыслям о близком конце, испытывая чувство «призрачности существования»: «Из любого соприкосновения с жизнью я выношу простое и глубокое презрение к себе, ибо всякий раз убеждаюсь, что я не настоящий». Как писал прозаик и издатель «Дневника» Ю. Кувалдин, «Дневник» Юрия Нагибина – «это лучшая, главная его книга».

Работал Юрий Михайлович Нагибин до конца своих дней, он постоянно подчеркивал, что его книги – это его жизнь. В них он радовался, переживал и любил. Вот эту полноту жизни он и стремился передать своему читателю. Умер писатель 17 апреля 1994 г. в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Читайте в Публичке!

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

Юрий Маркович Нагибин более 50 лет профессионально работал в литературе. За эти годы он написал большое количество произведений разных жанров. В настоящий сборник вошло несколько циклов его рассказов, среди которых «Тени минувшего», «Маленькие женщины», «Мещерские были», «Простое и вечное», «Всполошный звон» и «Последняя тетрадь». 

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

Свою повесть «Переулки моего детства», давшую название всему сборнику, писатель посвятил московским ребятам – обитателям многонаселенных квартир и шумных городских дворов.

Они учились, росли и мужали, готовились к большой жизни, но на пороге зрелости их поджидала война с фашизмом. И они пошли на смертный бой с врагом и стали героями. В сборник вошли рассказы, многообразные в жанровом и в тематическом плане.

Тут и «современная сказка», и невыдуманные рассказы-были о зарубежной жизни, и африканский дневник и др.

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

«Дневник» Нагибина – это энциклопедия советской литературной жизни 40–80-х, этакий «Живой журнал» известного, авторитетного и, прямо скажем, состоятельного литератора.

В своих книгах, рассказах, статьях, сценариях, выступлениях Юрий Маркович представал певцом русской природы и знатоком человеческой души, исследователем судеб замечательных людей прошлого, наставником даровитой литературной молодежи. Это все, конечно, нашло отражение и в «Дневнике».

Но есть там и другое. То, что признанный властью писатель Нагибин не публиковал в советской печати и не озвучивал в своих многочисленных выступлениях.

В этой книге запечатлелась теневая сторона жизни писателя из СССР, печатаемого и хорошо оплачиваемого, но при этом регулярно унижаемого литчиновниками. Это своего рода исповедь самобытного художника, всю жизнь с переменным успехом боровшегося за личную творческую независимость.

Из высказываний Юрия Нагибина

Я люблю жизнь. Мне крайне интересно, какую еще штуку она со мной выкинет.

Прощение предательства немногим отличается от самого предательства.

Люди поразительно недоверчивы друг к другу, все время ожидают нападения, отсюда их чудовищная агрессивность.

Не надо бояться октября, октябрь прекрасен, быть может, прекраснее всех месяцев года, даже мая. Май мучает надеждой, обещаниями, которые никогда не сбываются, октябрь ничего не обещает, не дает и тени надежды, он весь в себе. А за ним – тьма, холод, слякоть, мокрый снег, огромная ночь, конец. Но как красиво сейчас! Какое золото! Какая медь!

  • Любить можно лишь ни за что, а если за что-то, это уже другое чувство, тоже по-своему ценное и достойное, но нет в нем обреченности, безоглядности и бескорыстия истинной любви.
  • Нет ничего более ненужного на свете, чем любовь женщины, которую ты не любишь.
  • Старость бедна свершениями, но не бедна открытиями.
  • Человек умирает не от болезней, а от тайного решения не оказывать им сопротивления.
  • Самое тяжелое во всех настоящих несчастьях – это необходимость жить дальше.
  • Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество
Читайте также:  Политика аристотеля - краткое содержание

Читать в библиотеке ЛитРес**Для чтения книги он-лайн в библиотеке ЛитРес необходима удалённая регистрация на портале ЧОУНБ. Библиотечную книгу Вы сможете читать онлайн на сайте или в библиотечных приложениях ЛитРес для Android, iPad, iPhone

Материал подготовлен Верой Ильиной, библиографом ИБО 

Источник: http://chelreglib.ru/ru/pages/about/lityear/litcalendar/april/nagibin_yuriy/

Юрий Нагибин – легенда Советской эпохи

Писатель Юрий Нагибин. Жизнь и творчество

«Юрий
Нагибин прожил длительную писательскую жизнь. Менялись эпохи и правители от
Сталина до Ельцина. Несколько раз рушился общественный строй, но в течение
полувека был такой русский писатель – Юрий Нагибин. И все эти годы его читали.
Для России 20-ого столетия это, своего рода, феномен…» – такими словами
начинается фильм о писателе «Ничто не вечно…Юрий Нагибин».

Так,
кто же он, чем запомнился и почему остался интересен и дорог?

Юрий
Нагибин был яркой, незаурядной личностью. В
эпоху Просвещения таких людей, как он, называли энциклопедистами: ведь он был
не только писателем, но и прекрасным художником, поэтом, публи­цистом. Он
совмещал в себе столько разных качеств и так остро чувствовал свою
ответственность перед миром, что, как говорят в наше бурное и динамичное время,
прожил свою жизнь, сгорев без остатка.

Эрудит с богатейшей лексикой и
интеллигентным стилем, свободной пластикой лепки характеров, невероятной игрой
воображения.Он – человек,
окончивший в 37 году советскую школу. Легко себе представить образование того
времени. Откуда у него были эти потрясающие познания в любой области жизни? В
любой области гуманитарной сферы он был абсолютно подкован. У него была еще
колоссальная память.

Родился писатель 3 апреля 1920 года в Москве.
Настоящий отец Нагибина — Кирилл Александрович Нагибин — погиб в 1920
году. Кирилл Александрович был дворянином, и его расстреляли как участника
белогвардейского восстания в Курской губернии.

Кирилл Александрович оставил
беременную жену Ксению Алексеевну своему другу адвокату Марку Левенталю,
который усыновил Юрия. Лишь в зрелые годы Юрию Марковичу рассказали, кто его
настоящий отец. Мать Юрия Нагибина дала ему отчество Маркович, чтобы никто не
узнал о его дворянском происхождении.

Это позволило Юрию с отличием окончить
школу и беспрепятственно поступить на сценарный факультет ВГИКа.

Отчима Нагибина — Марка Левенталя, который работал в
Москве адвокатом, в 1927 году сослали в республику Коми (там он и умер в 1952).
Нагибин ездил к отчиму втайне от своих знакомых и друзей.

Впоследствии в память
о первом отчиме, которого длительное время считал отцом, он создает сильное по
искренности и безжалостности к самому себе повесть «Встань и иди».

Совершенно
уверена, что каждый мальчик, юноша и отец должны знать эту книгу, перечитывать
ее, что бы воспитать своего сына достойно!

Из дневника писателя: «Я должен быть ему (Марку Левенталю)
благодарен больше, чем любой другой сын — своему отцу, кормившему,
поившему, одевавшему его. Я его кормил, поил, одевал.

В этом отношении мое
чувство совершенно свободно. Но благодаря ему я узнал столько боли всех
оттенков и родов, сколько мне не причинили все остальные люди, вместе взятые.
Это единственная основа моего душевного опыта.

Всё остальное во мне —
дрянь, мелочь».

В 1928 году мать Нагибина вышла замуж за писателя Якова Рыкачёва,
который поощрял первые литературные опыты Юрия.

В 1938 Юрий поступил в Первый московский медицинский институт, но
вскоре перевёлся во ВГИК. Когда он сообщает матери, что институт эвакуируется в
Алма — Ату, та говорит ему: «Немножко далеко от тех мест, где решаются судьбы
Родины и человечества» (рассказ «Павлик»). И Нагибин отправляется на фронт.

В 1940 году
 принят в Союз писателей.

С января 1942 года инструктор 7-го отдела Политуправления
Волховского фронта, с июля 1942 года старший инструктор 7-го отделения
политотдела 60-й армии Воронежского фронта. После тяжёлой контузии в бою
работал до конца войны специальным военным корреспондентом газеты «Труд». В
1943 году вышел первый сборник рассказов.

Работал в малой форме (рассказы, изредка повести), писал
киносценарии, по которым снято более 40 фильмов. Член редколлегии журналов
«Знамя» (1955—1965), «Наш современник» (1966—1981). Член правления СП РСФСР с
1975 года, правления СП СССР с 1981 года. Заслуженный работник культуры ПНР.

В 1966
году поставил свою подпись под пись­мом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля. В
1993 году подписал «Письмо 42-х».

Палитра тем выбираемых писателем для творчества удивительно разнообразна.

Тему войны вы найдете в повестях и рассказах «Павлик», «Далеко от
войны», «Ранней весной», «Гибель пилота», «Зерно жизни», «Большое сердце», «Две
силы».

До конца жизни писателя преследовала память о предвоенном детстве,
одноклассниках погибших на войне. Им он посвятил рассказы «В те юные годы»,
«Школьный альбом».

Умение видеть и ценить красоту в природе соединились у него со
страсть к охоте, и появились охотничьи рассказы. Критика окрестила их «Записки
охотника «двадцатого века».

Особое
место в творчестве Нагибина занимали про­изведения о детстве и юности: «Чистые
пруды» (1962), «Переулки моего детства» (1971), «Лето» и «Школа» (1968-1975).
Последние три цикла составили «Книгу дет­ства».

Писателю удалось проникнуть в
психологию рас­тущего сознания, он не только показал изменение отно­шения к
миру, но и выступил продолжателем традиций классической автобиографии, показав
разные состояния своего героя. До сих пор одним из любимых рассказов наши
читатели называют «Старую черепаху».

Не помните? Перечитайте для себя и своих
детей. Человеком не станешь, пока не поймешь, как болит совесть.

Прекрасно зная историю, Юрий Нагибин оставил нам в наследство
«психологическое видение истории» в мемуарах о протопопе Аввакуме, Бахе, Гёте,
Рахманинове, Хемингуэе.

Логическим
завершением его интереса к этим выдающимся личностям стали посвящен­ные им
учебные передачи, которые до сих пор востребованы.

Он
был успешным сценаристом. Среди его сценариев такие разные, как серия
«Гардемарины», «Детство Бемби», «Юность Бемби», «Дерсу Узала», «Директор»,
«Председатель», «Девочка и Эхо», «Красная палатка», «Чайковский» и др.

Но,
о чем бы ни писал писатель, он всегда опирался на свой опыт, на те чувства,
которым был свидетелем или испытал сам. Поэтому тема любви присутствует во
многих его произведениях, другого и не может быть.

Ведь именно он и его друг Галич
были самыми известными плейбоями шестидесятых. Виктория Токарева вспоминает его
как одного из двух «красивых людей литературы ХХ века» (второй К.Симонов). Сам
Нагибин был шесть раз женат. Одна из жен – Бела Ахмадулина.

Историю их
расставания можно найти в романе В.Аксенова «Таинственная страсть».

Тема любви в рассказах Нагибина рассмотрена во
всей своей полноте. Будь то первое, хрупкое, еще детское чувство или уже
зрелое, осознанное увлечение, впоследствии перерастающее в нечто большое и
серьезное. Сам Юрий
Нагибин в одном интервью признался : «Счастье в женщине…» « Меня до сих пор, как ни странно, не
разочаровал лишь один-единственный мой рассказ. Это «Рассказ синего лягушонка».

Это рассказ об Алле, моей последней жене. Я превратился в лягушонка, а потом
встретил косулю, в которую превратилась Алла».
Критика признает этот
рассказ странным, читатели — удивительно трепетным
Все-таки центральное
место в его произведениях занимают человеческие отношения. Вера в доброе в
человеке,  удачные психологические мотивировки и безупреч­ность его в
вопросах совести, чести и долга.

Нельзя не отметить, что Нагибин удивительно чувствовал время,
в котором он жил. В нем он всегда оставался своим. Поэтому  он сумел сориентироваться и в рыночной
ситуации, опубликовав в 1991 книгу «Любовь вождей» – собрание
повестей и рассказов, среди действующих лиц которых Сталин, Гитлер, Берия,
Брежнев.

Сюда же вошла грубо-фельетонная, написанная в неправом раздражении «Повесть
о том, как не поссорились Иван Сергеевич с Иваном Афанасьевичем». Затем, в 1994
году выходит достаточно откровенная книга «Моя золотая теща», где автор
представил свой роман с тещей. Должен был разразиться скандал, но читатели
признали повесть одним  из лучших
эротических произведений.

Критика  не
могла ни признать особое социальное осуждение разнузданности советской
верхушки.

За несколько дней до
смерти Ю.Нагибин подготовил к печати свой «Дневник», который произвел эффект
разорвавшейся бомбы. Многие ныне здравствующие люди были потрясены нелицеприятными
характеристиками и неожиданными откровениями.

Мне же думается, что
неожиданность предугадывалась. Требовательность к себе и другим, рассуждения о
предательстве, добре и зле – все это присутствовало в повестях и рассказах.

Сменился строй, цензура рухнула, изменились нравственные приоритеты, вся
привычная жизнь пошла кувырком…и в этот момент мастер позволил себе то, что
скрывал много лет – собственное мнение.

А может быть, просто «чтобы помнили…»?

         Мне же по сердцу его любая проза. Читайте с увлечением.

Использованы материалы:

Нагибин, Ю. Вдали
музыка и огни: повести, рассказы/ Юрий Нагибин, 1989.- 508с.

Нагибин, Ю. Дневник / Юрий Нагибин, 2001.- 624с.

http://biography-peoples.ru/index.php/n/item/505-nagibin-yurij-markovich

Беседы с известными людьми: Юрий Нагибин.

Рекомендуем
почитать:

Книги
автора широко представлены во всех библиотеках города

Д. Быков
Нагибин – это новый Тургенев
— http://ru-bykov.livejournal.com/750201.html
Огрызко В.Тайна утраты личности — http://www.litrossia.ru/2006/23/00438.html

Дардыкина Н. Плейбой нашего времени
-http://www.mk.ru/editions/daily/article/2004/06/17/110786-pleyboy-nashego-vremeni.html

Источник: http://vokrugknig.blogspot.com/2015/04/blog-post_3.html

Юрий Нагибин биография, фото, личная жизнь

Писатель умел улавливать дух времени, в независимости от наличия или отсутствия цензуры со стороны государства. Юрий Нагибин, как рассказывает о нем биография, всегда писал свои литературные работы для людей «здесь и сейчас», не откладывая их издание до лучших времен.

Юрий Нагибин биография кратко

Москвич, писатель Нагибин Юрий Маркович появился на свет 3 апреля 1920 г. Биография его была интересной, своего родного отца он не знал. Кирилла Александровича Нагибина расстреляли до рождения сына за участие в восстании белой гвардии в Курской губернии.

Незадолго до смерти отец будущего писателя попросил своего друга позаботиться о жене и не рожденном ребенке. Друга звали Марк Левенталь. Мать вышла замуж за него, адвокат Левенталь усыновил мальчика. Отчима также репрессировали – отправили отбывать ссылку в республику Коми.

Мать связала свою жизнь с писателем Яковом Рыкачевым, который всячески поддерживал пасынка в увлечении литературой.

Юрий Нагибин, как информирует биография, был отличником в школе, которую окончил в 1938 г., кратко обучался в столичном медицинском институте.

Не получив медобразование, перевелся во ВГИК, чтобы стать сценаристом. Началась война. Молодой человек отправился на фронт. Работал в отделе политического управления.

Дважды получил контузию и был комиссован по состоянию здоровья. Работал военным корреспондентом на фронтах войны.

Писал сценарии к фильмам, рассказы и повести.

Был членом редакционной коллегии издательств: «Знамя», «Наш современник». Читал лекции по литературе в университетах. В конце жизни жил в Италии. Умер от повторного инфаркта в 1994 г.

Литературное творчество

Первые рассказы Нагибина увидели свет за год до Великой Отечественной войны: «Двойная ошибка», «Кнут».

Юрий Маркович Нагибин свои впечатления, полученные за краткую биографию военных лет, отразил в сборнике рассказов «Человек с фронта», О войне рассказывают «Две силы», «Большое сердце», «Зерно жизни», «Котят топят слепыми». О тяжести жизни на селе в послевоенные годы, о трудной доле женщин, оставшихся без мужей, написал сценарий к фильму «Бабье царство».

Повествовательная книга «Терпение» посвящена инвалидам, которые не захотели возвращаться в мир здоровых людей с фронтов, и обособленно поселились на острове.

Откровением для читателей Нагибина Юрия Марковича стал опубликованный после смерти писателя «Дневник» , повествующий о его биографии и личной жизни.

Личная жизнь

Женился Юрий Нагибин в своей биографии шесть раз. Личная жизнь часто становилась препятствием. Однажды его не пустили на Олимпиаду, за чрезмерное увлечение женщинами. Первая жена – Мария Асмус была из интеллигентной семьи преподавателей.

Вторая – дочерью основателя автомобилестроения СССР, политика Ивана Лихачева. О Елене Черноусовой, третьей супруге писателя, ничего не известно. Следующая спутница жизни литератора, Ада Паратова, была артисткой. Супруга номер пять — известная поэтесса Белла Ахмадулина.

Последняя, Алла Григорьевна, прожила с писателем 25 лет.

Интересные факты

Биография Юрия Нагибина сообщает, что литературу он подразделял на «халтуру» и истинное искусство. Первая позволяла зарабатывать на жизнь, но, по его же словам, разрушала личность писателя хуже алкоголя.

Читайте также:  Без вины виноватые - краткое содержание пьесы островского

Хотя у писателя было много жен, детей не было.

Источник: https://sochinyshka.ru/yurij-nagibin-biografiya-foto-lichnaya-zhizn.html

Нагибин, Юрий Маркович — это… Что такое Нагибин, Юрий Маркович?

Ю́рий Ма́ркович Наги́бин (3 апреля 1920, Москва — 17 июня 1994, Москва) — русский писатель-прозаик, журналист и сценарист.

Биография

Настоящий отец Нагибина — Кирилл Александрович Нагибин — погиб в 1920 году. Он был дворянином и его расстреляли как участника белогвардейского восстания в Курской губернии. Кирилл Александрович оставил беременную жену Ксению Алексеевну своему другу адвокату Марку Левенталю, который усыновил Юрия. Лишь в зрелые годы Юрию Марковичу рассказали, кто его настоящий отец.

Мать Юрия Нагибина дала ему отчество Маркович, чтобы никто не узнал о его дворянском происхождении. Это позволило Юрию с отличием окончить школу и беспрепятственно поступить на сценарный факультет ВГИКа.

О Ксении Алексеевне, матери Нагибина рассказывает в своих воспоминаниях «Четыре друга на фоне столетия», записанных писателем и журналистом Игорем Оболенским, близкий друг Юрия Марковича — Вера Прохорова:

Я хорошо знала его мать. Ксения Алексеевна красавица была невероятная – тонкие черты лица, золотые волосы. Она была жестким человеком, довольно острым на язык. Юрку обожала.

Хотя когда я спросила ее, хотела ли она ребенка, Ксения Алексеевна ответила: «Вы с ума сошли, Вера, я со всех шкафов прыгала, чтобы случился выкидыш. Но сын все равно родился.

Лишь когда мне его принесли покормить, я почувствовала к нему нежность».

Вот что пишет Ю. М. Нагибин о своем происхождении в дневнике: «Мое анкетное существование весьма резко отличается от подлинного.

Один из двух виновников моего появления на свет так основательно растворился среди всевозможных мифических отчимов, что можно подумать, будто я возник только из яйцеклетки.

Но вытравить отца мне удалось лишь из анкетного бытия. В другом, в плоти и крови, существовании моем он непрестанно напоминает о себе».

Впрочем, и отчима Нагибина — Марка Левенталя, который работал в Москве адвокатом, в 1927 году сослали в республику Коми (там он и умер в 1952). Нагибин ездил к отчиму втайне от своих знакомых и друзей.

Вот что он пишет в своем дневнике по этому поводу в 1952 году: «Я должен быть ему (Марку Левенталю) благодарен больше, чем любой другой сын — своему отцу, кормившему, поившему, одевавшему его. Я его кормил, поил, одевал. В этом отношении мое чувство совершенно свободно.

Но благодаря ему я узнал столько боли всех оттенков и родов, сколько мне не причинили все остальные люди, вместе взятые. Это единственная основа моего душевного опыта. Всё остальное во мне — дрянь, мелочь».

В 1928 году мать Нагибина вышла замуж за писателя Якова Рыкачёва, который поощрял первые литературные опыты Юрия.

В 1938 Юрий поступил в Первый московский медицинский институт, но вскоре перевёлся во ВГИК, который не окончил из-за войны. В 1940 году опубликовал первый рассказ. Его дебют поддержали Ю. Олеша и В. Ката­ев. В 1940 принят в Союз писателей.

С января 1942 года инструктор 7-го отдела Политуправления Волховского фронта, с июля 1942 года старший инструктор 7-го отделения политотдела 60-й армии Воронежского фронта. После тяжёлой контузии в бою работал до конца войны специальным военным корреспондентом газеты «Труд». В 1943 году вышел первый сборник рассказов.

Работал в малой форме (рассказы, изредка повести), писал киносценарии, по которым снято более 40 фильмов. Член редколлегии журналов «Знамя» (1955—1965), «Наш современник» (1966—1981). Член правления СП РСФСР с 1975 года, правления СП СССР с 1981 года. Заслуженный работник культуры ПНР.

В 1966 году поставил свою подпись под пись­мом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля. В 1993 году подписал «Письмо 42-х».

Юрий Нагибин был женат шесть раз. Одной из его жён была Белла Ахмадулина. Впрочем, безмерное увлечение женщинами вредило Нагибину как писателю. Женолюбство писателя не совпадало с принятым каноном советского человека.

Поэтому в дневнике Юрия Марковича в 1968 году появляется такая запись: «очередное проявление административной грации: меня вычеркнули в последний момент из списка едущих на летнюю Олимпиаду. Причина всё та же: морально неустойчив.

Как же, потерял жену и посмел жить с другой бабой».

Творчество

Нагибин часто переживал о том, что ему приходится писать не то, что он думает на самом деле. Но писатель оправдывает себя тем, что «я мог зарабатывать только пером. И на мне было еще три человека. Берут — хорошо, дают деньги. Я приезжаю домой — там радовались».

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/114842

Нагибин Юрий Маркович

(1920-1994) российский писатель

В эпоху Просвещения, таких людей, как Юрий Маркович Нагибин, называли энциклопедистами: ведь он был не только писателем, но и прекрасным художником, поэтом, публицистом. Он совмещал в себе столько разных качеств и так остро чувствовал свою ответственность перед миром, что, как говорят в наше бурное и динамичное время, прожил свою жизнь, сгорев без остатка.

Юрий Нагибин как раз относится к тем мастерам слова, которые не находят себе покоя, постоянно ищут все новые и новые сферы применения своих творческих возможностей. Но в его огромном творческом наследии все-таки главными остаются рассказы о природе.

Причем он и здесь шел своим путем, не повторяя достижений своих именитых предшественников — Константина Паустовского и Михаила Пришвина.

Правда, как и Паустовский, Нагибин чаще всего рассказывал о красотах Мещерского края, который стал для него символом среднерусской природы.

Юрий Нагибин родился в Москве в интеллигентной семье. Его отец стал жертвой сталинских репрессий, и мальчика воспитал отчим. Позже, уже в начале пятидесятых годов, Нагибин рассказал о судьбе отца в повести «Встань и иди».

Он написал ее по зову сердца и, как это принято говорить в писательской среде, «в стол», не надеясь на публикацию. Но в 1987 году Юрий Нагибин все-таки сумел напечатать эту повесть-исповедь сына перед памятью отца.

Он с горечью напишет о том, что не смог понять до конца самого близкого человека, стесняясь своего прошлого.

Биография Юрия Марковича Нагибина — это и биография его поколения, которое воспринимало мир как данность, не всегда задумываясь об истинных причинах вещей. Когда пришло время, он начал учиться медицине, а затем сценарному мастерству. Во время Великой Отечественной войны Нагибин стал политработником, потом корреспондентом газеты «Труд».

В 1939 году в журнале «Огонек» появился его первый рассказ «Двойная ошибка», но профессиональным писателем он стал после окончания войны.

«Все виденное и пережитое тогда неоднократно возвращалось ко мне много лет спустя в ином образе, и я опять писал о Волге и Донбассе военной поры, о Волховском и Воронежском фронтах, и, наверное, никогда не рассчитаюсь до конца с этим материалом», — позже писал Нагибин в автобиографии.

Действительно, события этого времени станут содержанием многих произведений писателя — «Ранней весной» (1957), «Павлик» (1958), «Гибельпилота» (1964), «Дело капитана Соловьева» (1969).

После войны Юрий Маркович Нагибин несколько лет работал в журналистике, много ездил по стране, в основном по сельской местности. Еще в детстве ему запали в душу впечатления от одного лета, проведенного в деревне, когда он стал невольным свидетелем раскулачивания близких ему людей.

Да и послевоенная деревня жила трудно и бедно, не зная достатка, не говоря уж о богатстве. Трудная судьба сельчан станет сюжетом горьких и в то же время предельно достоверных фильмов, снятых по его сценариям, — «Председатель», где в главной роли снимался М. Ульянов, и «Бабье царство».

Юрий Нагибин был профессиональным киносценаристом. Он часто писал сюжеты будущих фильмов на основе своих произведений и стал автором около сорока сценариев.

Среди них не только остросоциальные картины, но и биографические фильмы — «Чайковский» (1970), «Ярослав Домбровский» (1976), «Дерсу Узала», сценарий которого он написал совместно с японским режиссером Акирой Куросавой.

Тонкой и хрупкой детской психологии посвящена картина «Девочка и эхо» (1965), сценарий которой был также написан в соавторстве.

Множество картин, которые были сняты по сценариям Юрия Марковича Нагибина, получали призы международных кинофестивалей, хотя советская критика практически не писала об этом. Причин было несколько.

В 1966 году Нагибин поставил свою подпись под письмом в защиту А. Синявского и Ю. Даниэля, что вызвало недовольство властей и руководства Союза писателей СССР.

Поэтому его произведения подвергались резкой критике, а некоторые просто не доходили до читателей.

Была и другая причина, почему Нагибин не входил в число видных и преуспевающих советских писателей. Он в основном писал о природе, а эта тема интересовала немногих, хотя его рассказы поднимали важные жизненные проблемы.

Еще в 1955 году Нагибин написал рассказ «Зимний дуб», в котором сумел поставить сразу несколько вопросов: о взаимоотношениях людей с природой, об истинных и мнимых ценностях, о значимости душевного равновесия внутри каждого человека.

Юрий Маркович Нагибин любил природу не абстрактной любовью. Он часто выезжал в леса, был страстным охотником. Свои впечатления он и описывал в сборниках рассказов «Зимний дуб», «Скалистый порог», «Ранней весной», «Остров любви», «Берендеев лес» и многих других. Они отличаются вниманием к повседневному, привычному и обыденному.

Обычно писатель тщательно продумывал сюжет и структуру своих произведений, а потом записывал уже окончательный вариант. Он мог в дальнейшем осуществить только стилистическую и редакторскую правку, но практически не менял их основную форму и расстановку характеров.

Особое место в творчестве Юрия Нагибина занимали произведения о детстве и юности: «Чистые пруды» (1962), «Переулки моего детства» (1971), «Лето» и «Школа» (1968—1975). Последние три цикла составили «Книгу детства».

Писателю удалось проникнуть в психологию растущего сознания, он не только показал изменение отношения к миру, но и выступил продолжателем традиций классической автобиографии, показав разные состояния своего героя.

По мере взросления героя его связи с миром расширялись, и в произведении появляется все большее количество действующих лиц, среди которых оказываются и значимые исторические фигуры. Известно, что ранние произведения Нагибина рассматривали в рамках продолжения писательской традиции А. Платонова, который был другом семьи.

Но главным героем городской прозы Нагибина остается Москва, город, где он прожил практически всю свою жизнь и который считал своей единственной привязанностью, хотя объездил весь мир, кроме Южной Америки. Нагибин Юрий Маркович был блестящим знатоком истории улиц, переулков и площадей Москвы. Не случайно последней его книгой стал «Всполоный звон», посвященный родному городу.

Работа в мемуарном жанре требовала от писателя хорошего знания отечественной и мировой истории. Он часто использовал исторические сюжеты и факты в своих произведениях. Правда, перед нами скорее психологическое видение истории. Исторические факты служат для писателя основой для художественной фантазии, где преобладает личностное отношение к событиям прошлого.

Нагибина больше интересуют не исторические явления, а его участники, такие, как протопоп Аввакум, Бах, Гёте, Рахманинов, Хемингуэй. Логическим завершением его интереса к этим выдающимся личностям стали посвященные им учебные передачи. Обычно Нагибин сам подбирал и место проведения съемок. Так, передача о поэте Иннокентие Анненском была снята в Царском Селе.

Она была построена как непринужденный диалог ведущего со зрителем.

Не случайно Юрий Маркович Нагибин постоянно подчеркивал, что его книги — это его жизнь. В них он радовался, переживал и любил. Вот эту полноту жизни он и стремился передать своему читателю. Одним из выражений подобного мироощущения стал пересказ сказки «Бемби» австрийского писателя Ф. Зальтена.

Личная жизнь Юрия Нагибина, так же как и его творчество, складывалась непросто. Он был шесть раз женат, в том числе и на Белле Ахмадулиной.

Юрий Маркович Нагибин говорил, что каждая из женщин вносила в его жизнь что-то особенное, и с каждой он был по-своему счастлив. Последняя жена писателя — Алла Григорьевна, переводчица по профессии, — стала и хранительницей его наследия.

Они были счастливы почти двадцать пять лет, и свою любовь к ней Нагибин выразил в романтической сказке «Рассказ синего лягушонка».

Источник: http://biografiivsem.ru/nagibin-yuriy-markovich

Ссылка на основную публикацию