Туннель — краткое содержание книги келлермана

Богачи Нью-Йорка, Чикаго, Филадельфии и других городов съезжаются на небывалый по числу участвующих в нем знаменитостей с мировым именем концерт в честь открытия только что выстроенного дворца.

Инженер Мак Аллан со своей женой Мод занимают ложу их друга Хобби, строителя дворца, Аллан, уже известный как изобретатель алмазной стали, приехал сюда ради десятиминутной беседы с самым могущественным и богатым человеком, магнатом и банкиром Ллойдом. Инженер из Буффало равнодушен к музыке, а его обаятельная и скромная жена наслаждается концертом.

Хобби,

талантливый и экстравагантный архитектор, которого знает весь Нью-Йорк, представляет Аллана Ллойду. Лицо банкира напоминает морду бульдога, изъедено отвратительными лишаями, оно пугает людей.

Но коренастый и крепкий, как боксер, Алдан, обладающий здоровыми нервами, спокойно смотрит на Ллойда и производит на него хорошее впечатление. Банкир знакомит Аллана со своей дочерью, красавицей Этель.

Ллойд слышал о разрабатываемом Алланом проекте, считает его грандиозным, но вполне осуществимым и готов поддержать. Этель, стараясь не выказывать слишком явного интереса к инженеру, объявляет себя

его союзницей.

Встреча с Ллойдом решает судьбу Аллана и открывает «новую эпоху во взаимоотношениях Старого и Нового Света». Когда Аллан делится с Мод своими замыслами, у нее мелькает мысль, что творение мужа не менее величественно, чем симфонии, которые она слушала на концерте.

По Нью-Йорку ходят слухи о каком-то необычайном миллионном предприятии, которое готовит Аллан при поддержке Ллойда. Но все пока сохраняется в тайне.

Аллан ведет подготовительные работы, договариваясь с агентами, инженерами и учеными. Наконец в одном из самых престижных отелей, тридцатишестиэтажном небоскребе на Бродвее, открывается знаменитая конференция.

Это съезд финансовых воротил, которых созывает Ллойд по «делу первостепенной важности».

Сидящие в зале миллионеры понимают, что им предстоит гигантская битва капиталов за право участия в проекте, который назван Ллойдом «самым великим и самым смелым проектом всех времен».

Обводя собравшихся спокойным взглядом ясных светлых глаз, скрывая охватившее его возбуждение, Аллан сообщает, что за пятнадцать лет обязуется построить подводный туннель, который соединит два материка, Европу и Америку. Поезда будут покрывать расстояние в пять тысяч километров за двадцать четыре часа.

Мозги тридцати приглашенных Ллойдом самых влиятельных «рабовладельцев» зашевелились. Дело Аллана сулит всем огромную прибыль в будущем, они должны решиться вложить свои деньги. Ллойд уже подписался на двадцать пять миллионов.

При этом богачи знают, что Аллан — всего лишь орудие в руках всемогущего банкира. Миллионерам нравится Аллан, им известно, что мальчишкой он работал коноводом в штольне, выжил после обвала, потеряв там отца и брата. Богатая семья помогла ему учиться, и за двадцать лет он высоко взлетел.

И в этот день люди, наделенные богатством, могуществом, смелостью, поверили в Аллана.

На следующее утро газеты на всех языках сообщают миру об учреждении «Синдиката Атлантического туннеля». Объявляется набор ста тысяч рабочих для американской станции, начальником которой назначен Хобби. Он первым узнает темп работы Аллана, «адский темп Америки», без выходных дней, иногда по двадцать часов в сутки.

Заказы Аллана выполняются заводами многих стран. В Швеции, России, Венгрии и Канаде вырубаются леса. Созданное Алланом дело охватывает весь мир.

Здание синдиката осаждается журналистами. Пресса зарабатывает большие деньги на туннеле. Враждебная печать, подкупленная заинтересованными лицами, выступает за трансатлантическое пароходное сообщение, дружественная сообщает об изумительных перспективах.

В молниеносно построенном Туннельном городе, Мак-Сити, имеется все. Бараки заменяются рабочими поселками со школами, церквами, спортплощадками. Работают пекарни, бойни, почта, телеграф, универсальный магазин. В отдалении находится крематорий, где уже появляются урны с английскими, немецкими, русскими и китайскими именами.

Аллан призывает весь мир подписаться на туннельные акции. Финансами синдиката руководит некто Вульф, бывший директор банка Ллойда. Это выдающийся финансист, поднявшийся из низов венгерского еврейского предместья.

Аллану нужно, чтобы акции скупались не только богачами, но и народом, собственностью которого должен стать туннель. Постепенно деньги «маленьких людей» потекли рекой.

Туннель «глотает» и «пьет» деньги по обе стороны океана.

На всех пяти станциях Американского и Европейского континентов бурильные машины врезаются сквозь камень на много километров вглубь. Место, где работает бурильная машина, называется у рабочих «адом», многие глохнут от шума. Каждый день здесь бывают раненые, а иногда и убитые.

Сотни убегают из «ада», но на их место всегда приходят новые. При старых методах работы для окончания туннеля потребовалось бы девяносто лет. Но Аллан «мчится сквозь камень», он ведет яростную борьбу за секунды, заставляя рабочих удваивать темпы. Все заражаются его энергией.

Мод страдает, что у мужа нет времени для нее и маленькой дочки. Она уже чувствует внутреннюю пустоту и одиночество. И тогда ей приходит в голову мысль о работе в Мак-Сити. Мод становится попечительницей дома для выздоравливающих женщин и детей. Ей помогают дочери лучших семей Нью-Йорка.

Она внимательна и приветлива со всеми, искренне сочувствует чужому горю, ее все любят и уважают. — Теперь она чаще видит мужа, похудевшего, с отсутствующим взглядом, поглощенного только туннелем. В отличие от него Хобби, который бывает в их доме ежедневно, после своей двенадцатичасовой работы отдыхает и веселится.

Аллан горячо любит жену и дочурку, но понимает, что такому, как он, лучше не иметь семьи.

Вульф делает деньги для туннеля. К нему стекаются доллары из Америки и Европы, и он сразу же пускает их в оборот по всему земному шару. Финансовый гений имеет слабость — любовь к красивым девушкам, которым он щедро платит. Вульф восхищается Алланом и ненавидит его, завидуя его власти над людьми.

На седьмом году строительства в американской штольне происходит страшная катастрофа. Огромной силы взрыв разрушает и повреждает десятки километров штольни. Немногие, спасшиеся от обвала и огня, бегут, бредут и ползут, преодолевая большие расстояния, к выходу, задыхаясь от дыма.

Спасательные поезда с самоотверженными инженерами успевают вывезти лишь незначительную часть обессиленных людей. Наверху их встречают обезумевшие от страха и горя женщины. Толпа неистовствует, призывает отомстить Аллану и всему руководству. Разъяренные женщины, готовые на разгром и убийство, несутся к домам инженеров. В такой ситуации катастрофу мог бы предотвратить один Аллан.

Но он в это время мчится на машине из Нью-Йорка, телеграфируя с дороги жене категорический запрет выходить из дома.

Мод не может это понять, она хочет помочь женам рабочих, беспокоится о Хобби, находящемся в туннеле. Вместе с дочкой она торопится к Мак-Сити и оказывается перед рассвирепевшей толпой женщин. Обе погибают под градом пущенных в них камней.

Гнев рабочих после прибытия Аллана поутих. Теперь у него такое же горе, как у них.

Аллдан с врачами и инженерами разыскивают и выводят из задымленной штольни последних уцелевших, в том числе и полуживого Хобби, похожего на древнего старика. Впоследствии Хобби уже не может вернуться к своей работе.

Катастрофа поглотила около трех тысяч жизней. Специалисты предполагают, что она вызвана газами, вспыхнувшими при взрывании камня.

Рабочие, поддержанные своими европейскими товарищами, бастуют. Аллан рассчитывает сотни тысяч человек. Уволенные ведут себя угрожающе, пока не узнают, что руководство Мак-Сити обеспечено пулеметной охраной. Алланом все было предусмотрено заранее.

Штольни обслуживаются инженерами и добровольцами, но Туннельный город словно вымер. Аллан выезжает в Париж, переживает свое горе, посещая места, где бывал вместе с Мод.

В это время над синдикатом разразилась новая катастрофа — финансовая, еще более разрушительная. Вульф, который давно вынашивает план подняться над Алланом, «прыгает выше головы». Он готовится в течение десяти лет аннексировать туннель за огромные деньги и для этого отчаянно спекулирует, нарушая договор. Он терпит поражение.

Аллан требует от него возврата синдикату семи миллионов долларов и не идет ни на какие уступки. Выслеживаемый сыщиками Аллана, Вульф бросается под колеса поезда.

Аллана преследует образ Вульфа, смертельно бледного и беспомощного, тоже уничтоженного туннелем. Теперь нет средств для восстановления туннеля. Смерть Вульфа испугала весь мир, синдикат пошатнулся. Крупные банки, промышленники и простые люди вложили в туннель миллиарды. Акции синдиката продаются за бесценок. Рабочие многих стран бастуют.

Ценой больших материальных жертв Ллойду удается сохранить синдикат. Объявляется о выплате процентов. Многотысячная толпа штурмует здание. Возникает пожар. Синдикат заявляет о своей несостоятельности. Создается угроза для жизни Аллана. Гибель людей ему простили, но потерю денег общество не прощает.

Несколько месяцев Аллан скрывается. Этель предлагает ему свою помощь. Со дня гибели Мод она уже не раз пытается выразить Аллану свое сочувствие, предложить помощь, но всякий раз наталкивается на его равнодушие.

Аллан возвращается в Нью-Йорк и отдает себя в руки правосудия, Общество требует жертвы, и оно ее получает. Аллан приговорен к шестилетнему тюремному заключению.

Спустя несколько месяцев Верховный суд оправдывает Аллана. Он выходит из тюрьмы с подорванным здоровьем, ищет одиночества. Аллан поселяется в опустевшем Мак-Сити, рядом с мертвым туннелем. С большим трудом его разыскивает Этель, но понимает, что не нужна ему.

Влюбленная женщина не отступается и добивается своего с помощью отца. Аллан обращается в правительство за помощью, но оно не в состоянии финансировать его проект. Банки тоже отказывают, они наблюдают за действиями Ллойда. И Аллан вынужден обратиться к Ллойду.

На встрече с ним он понимает, что старик ничего не сделает для него без дочери, а для дочери сделает все.

В день свадьбы с Алланом Этель учреждает крупный пенсионный фонд для туннельных рабочих. Через три года у них рождается сын. Жизнь с Этель не в тягость Аллану, хотя живет он только туннелем.

К концу строительства туннеля его акции уже дорого стоят. Народные деньги возвращаются. В Мак-Сити более миллиона жителей, в штольнях установлено множество предохранительных приборов. В любой момент Аллан готов снижать темп работы. Он поседел, его называют «старым седым Маком». Создатель туннеля становится его рабом.

Наконец туннель целиком готов. В статье для прессы Аллан сообщает, что цены пользования туннелем общедоступны, дешевле, чем на воздушных и морских кораблях. «Туннель принадлежит народу, коммерсантам, переселенцам».

На двадцать шестом году строительства Аллан пускает первый поезд в Европу. Он выходит в полночь по американскому времени и ровно в полночь должен прибыть в Бискайю, на европейское побережье. Первым и единственным пассажиром едет «капитал» — Ллойд. Этель с сыном провожает их.

Весь мир напряженно следит по телекинематографам за движением поезда, скорость которого превышает мировые рекорды аэропланов.

Последние пятьдесят километров поезд ведет тот, кого иногда называют «Одиссеем современной техники», — Аллан. Трансатлантический поезд приходит в Европу с минимальным опозданием — всего на двенадцать минут.

Читайте также:  Хронологическая таблица шолохова (жизнь и творчество)

(No Ratings Yet) «Туннель» Келлермана в кратком содержании

Источник: https://home-task.com/tunnel-kellermana-v-kratkom-soderzhanii/

Книга Туннель — читать онлайн. Келлерман Бернгард. Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

  • И не Алланам в качестве героев синдикатов создать эту новую мелодию «из лязга железа и треска электрических искр».
  • На наших глазах такую мелодию творит наша великая страна, это подлинное горнило новой жизни и новых мировых достижений труда, организованного по научному плану, а не по воле сверхчеловеков старого мира.
  • Наша действительность легко скорректирует то, что идет от блуждания Келлермана, как робкого попутчика.

Но, крупный художник, он неизменно создает каждым своим произведением подлинно художественные ценности, будящие мысль и чувства широкого круга читателей.

И в том же «Туннеле» немало удачных красок от динамики самой волнующей нашей действительности, от мятущихся и ищущих человеческих воль и разума.

Пусть его дерзостный художественный бросок вперед не без значительных перегибов, а все же он волнует и заставляет размышлять на самые интересные темы – темы о героических возможностях коллективного труда в условиях нынешней техники, при раскатах грома разрастающейся в мировом масштабе классовой борьбы.

А, быть может, для наших молодых талантов этот роман явится полезным толчком для создания подлинно ведущих вперед, подлинно «новых мелодий, идущих от лязга металла и треска электрических искр».

Академик Г. Кржижановский

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

Концерт в ознаменование открытия дворца, только что выстроенного на Мэдисоновской площади, оказался гвоздем сезона. Это был особенный, небывалый концерт. Оркестр состоял из двухсот двадцати музыкантов, и каждый из них был артистом с мировой славой. Дирижировать был приглашен самый знаменитый современный композитор, немец, получивший за один вечер неслыханный гонорар в шесть тысяч долларов.

Цены на места поразили даже жителей Нью-Йорка. Не было мест дешевле тридцати долларов, а цены на ложи барышники взвинтили до двухсот долларов и выше. Каждый, кто хотел играть хоть какую-нибудь роль в обществе, считал себя обязанным присутствовать на концерте.

В восемь часов вечера Двадцать шестая улица, Двадцать седьмая, Двадцать восьмая и Мэдисоновская были запружены гудящими, нетерпеливо подрагивающими автомобилями.

Барышники, привыкшие шнырять между шинами мчащихся автомобилей, обливаясь, несмотря на двадцатиградусный мороз, потом, с пачками долларов в руках отважно бросались в гущу бесконечно нараставшего потока яростно ревущих машин.

Они вскакивали на подножки, забирались на места шоферов и даже на крыши автомобилей, стараясь хриплыми криками заглушить треск моторов. «Here you are! Here you are![2] Два места в партере, десятый ряд! Место в ложе! Два места в партере!..» Косой град, точно из пулемета, стегал улицу ледяными зернами.

Как только опускалось стекло в окне автомобиля: «Сюда!» – барышники мигом ныряли снова в поток машин. И пока они заключали сделку, наполняя деньгами карманы, капли пота замерзали у них на лбу.

Начало концерта было назначено на восемь часов, однако еще и в четверть девятого несметные вереницы машин ждали своей очереди, чтобы подъехать под задрапированный кричаще-красной тканью, сверкающий огнями и льдом навес у входа в блестящее фойе концертного зала.

Под возгласы барышников, треск моторов и барабанный стук падавших ледяных зерен появлялись из молниеносно сменявших друг друга автомобилей все новые и новые группы людей, неизменно возбуждая интерес стоявших темной стеной зевак.

Дорогие шубы, замысловатые, сверкающие прически, искрящиеся камни, обтянутые блестящим шелком бедра, восхитительная ножка в белой туфельке, смех, возгласы…

Богачи Пятой улицы, Бостона, Филадельфии, Буффало, Чикаго наполняли выдержанный в бледно-розовых и золотистых тонах грандиозный, жарко натопленный зал, и весь вечер воздух дрожал от быстрого движения тысяч вееров.

От белых плеч и бюстов женщин подымалось облако одуряющих ароматов, иногда перебиваемых будничным запахом лака, гипса и масляной краски, еще державшимся в этом новом помещении. Бесконечные ряды электрических лампочек лили такой яркий, ослепительный свет с кессонов потолка и хоров, что лишь сильные и здоровые люди могли спокойно выносить это море огня.

Парижские законодатели мод ввели в этом зимнем сезоне маленькие венецианские наколки для волос, которые дамы надевали, сдвинув их несколько назад. Это были тонкие, как паутинки, плетения из кружев, серебра, золота, окаймленные бордюрами, украшенные кисточками, подвесками из драгоценнейших материалов, жемчуга и камней.

Веера беспрестанно двигались, головы слегка поворачивались, сотнями вспыхивали одновременно в разных местах зала огни бриллиантов, и весь тесно заполненный партер мерцал и сверкал.

Над этим обществом, таким же новым и роскошным, как и концертный зал, проносились раскаты музыки, создатели которой уже давно истлели в могиле…

Инженер Мак Аллан со своей молодой женой Мод занимал маленькую ложу над самым оркестром. Хобби, его друг, строитель нового дворца на Мэдисоновской площади, предоставил ее Аллану, и ложа не стоила тому ни одного цента.

Впрочем, он приехал сюда из Буффало, где у него был завод инструментальной стали, не для того, чтобы слушать музыку, в которой ничего не смыслил, а ради десятиминутной беседы с железнодорожным магнатом и банкиром Ллойдом, самым могущественным человеком в Соединенных Штатах и одним из богатейших людей мира. Ради беседы, имеющей для Аллана величайшее значение.

Днем, в поезде, Аллан тщетно боролся с легким волнением, и всего несколько минут назад, когда, бросив взгляд на противоположную ложу – ложу Ллойда, – он убедился, что она еще пуста, им овладело то же странное чувство тревоги. Но теперь, однако, он справился со своим волнением.

Ллойда не было, Ллойда, быть может, вообще не будет. А если даже он приедет, то и это еще ничего не решает, несмотря на торжествующую телеграмму Хобби!

Аллан сидел с видом человека, который ждет и умеет ждать. Он откинулся в кресле, вдавившись широкими плечами в его спинку, вытянув ноги, насколько это допускала длина ложи, и спокойно осматривался кругом. Аллан был не особенно высокого роста, он обладал коренастым и крепким сложением боксера.

Его большая голова имела скорей четырехугольную, чем продолговатую, форму, и бритое, с несколько резкими чертами лицо было необычайно загорелым. Даже теперь, зимой, на его щеках виднелись следы веснушек. Как это было модно в то время, он был тщательно причесан на пробор, его мягкие каштановые волосы чуть отливали медью.

Ясные, голубовато-серые, глубоко посаженные глаза Аллана светились детским добродушием. В общем, он походил на морского офицера, только что вернувшегося из плавания, надышавшегося свежим воздухом и сегодня случайно надевшего фрак, который был ему не к лицу.

Он казался здоровым, грубоватым, но добродушным человеком, достаточно интеллигентным, но ничем не примечательным.

Аллан коротал время как умел. Музыка его не захватывала, она рассеивала его мысли, а не сосредоточивала, не углубляла их. Он пытался определить на глаз размеры огромного зала, восхищаясь конструкцией потолка и кольца лож.

Обозревал сверкавшее, колыхавшееся море вееров в партере и думал о том, что в Штатах много денег и что тут, пожалуй, можно осуществить дело, которое у него на уме. Как человек практической складки, он начал подсчитывать часовую стоимость освещения концертного зала.

Остановившись на круглой сумме в тысячу долларов, он принялся затем изучать физиономии мужчин. Женщины его совсем не интересовали. Снова скользнул он взором по пустующей ложе Ллойда и стал разглядывать правую сторону оркестра, которая была ему хорошо видна.

Как всех людей, ничего не смыслящих в музыке, его поражала машинная точность работы оркестра. Он подался вперед, чтобы взглянуть на дирижера и его вооруженную палочкой руку, лишь изредка взлетавшую над балюстрадой.

Этот худой, узкоплечий, изысканный джентльмен, которому платили за вечер шесть тысяч долларов, был для Аллана полнейшей загадкой. Он всматривался в него долго и внимательно. Даже наружность этого человека была необычайной.

Лицо с крючковатым носом, маленькие живые глаза, крепко сжатые губы и редкие, откинутые назад волосы делали его похожим на коршуна. Казалось, кроме кожи и костей, у него был только клубок нервов. Но он спокойно стоял среди хаоса звуков и шума и управлял им взмахом своих белых, с виду бессильных рук. Аллан дивился ему, как чародею, в могущество и тайны которого он даже не пытался проникнуть. Ему казалось, что это человек какой-то отдаленной эпохи, представитель странной, непонятной, чужой расы, близкой к вымиранию.

Источник: https://izdaiknigu.ru/bookread-13885/page-2

Краткое содержание произведений | Бернгард Келлерман. Туннель

Богачи
Нью-Йорка, Чикаго, Филадельфии и других городов съезжаются на небывалый по
числу участвующих в нем знаменитостей с мировым именем концерт в честь открытия
только что выстроенного дворца.

Инженер
Мак Аллан со своей женой Мод занимают ложу их друга Хобби, строителя дворца, Аллан, уже известный как изобретатель алмазной стали, приехал сюда ради
десятиминутной беседы с самым могущественным и богатым человеком, магнатом и
банкиром Ллойдом. Инженер из Буффало равнодушен к музыке, а его обаятельная и
скромная жена наслаждается концертом.

Хобби, талантливый и экстравагантный архитектор, которого знает весь Нью-Йорк, представляет Аллана Ллойду. Лицо банкира напоминает морду бульдога, изъедено
отвратительными лишаями, оно пугает людей.

Но коренастый и крепкий, как боксер, Алдан, обладающий здоровыми нервами, спокойно смотрит на Ллойда и производит на
него хорошее впечатление. Банкир знакомит Аллана со своей дочерью, красавицей
Этель.

Ллойд слышал о разрабатываемом Алланом проекте, считает его грандиозным, но вполне осуществимым и готов поддержать. Этель, стараясь не выказывать
слишком явного интереса к инженеру, объявляет себя его союзницей.

Встреча
с Ллойдом решает судьбу Аллана и открывает «новую эпоху во взаимоотношениях
Старого и Нового Света». Когда Аллан делится с Мод своими замыслами, у нее
мелькает мысль, что творение мужа не менее величественно, чем симфонии, которые
она слушала на концерте.

По
Нью-Йорку ходят слухи о каком-то необычайном миллионном предприятии, которое
готовит Аллан при поддержке Ллойда. Но все пока сохраняется в тайне.

Аллан
ведет подготовительные работы, договариваясь с агентами, инженерами и учеными.
Наконец в одном из самых престижных отелей, тридцатишестиэтажном небоскребе на
Бродвее, открывается знаменитая конференция.

Это съезд финансовых воротил, которых созывает Ллойд по «делу первостепенной важности».

Сидящие
в зале миллионеры понимают, что им предстоит гигантская битва капиталов за
право участия в проекте, который назван Ллойдом «самым великим и самым смелым
проектом всех времен».

Обводя
собравшихся спокойным взглядом ясных светлых глаз, скрывая охватившее его
возбуждение, Аллан сообщает, что за пятнадцать лет обязуется построить
подводный туннель, который соединит два материка, Европу и Америку. Поезда
будут покрывать расстояние в пять тысяч километров за двадцать четыре часа.

Мозги
тридцати приглашенных Ллойдом самых влиятельных «рабовладельцев» зашевелились.
Дело Аллана сулит всем огромную прибыль в будущем, они должны решиться вложить
свои деньги. Ллойд уже подписался на двадцать пять миллионов.

Читайте также:  Девочка с земли - краткое содержание сборника булычёва

При этом богачи
знают, что Аллан — всего лишь орудие в руках всемогущего банкира. Миллионерам
нравится Аллан, им известно, что мальчишкой он работал коноводом в штольне, выжил после обвала, потеряв там отца и брата. Богатая семья помогла ему
учиться, и за двадцать лет он высоко взлетел.

И в этот день люди, наделенные
богатством, могуществом, смелостью, поверили в Аллана.

На
следующее утро газеты на всех языках сообщают миру об учреждении «Синдиката
Атлантического туннеля». Объявляется набор ста тысяч рабочих для американской
станции, начальником которой назначен Хобби. Он первым узнает темп работы
Аллана, «адский темп Америки», без выходных дней, иногда по двадцать часов в
сутки.

Заказы
Аллана выполняются заводами многих стран. В Швеции, России, Венгрии и Канаде
вырубаются леса. Созданное Алланом дело охватывает весь мир.

Здание
синдиката осаждается журналистами. Пресса зарабатывает большие деньги на
туннеле. Враждебная печать, подкупленная заинтересованными лицами, выступает за
трансатлантическое пароходное сообщение, дружественная сообщает об изумительных
перспективах.

В
молниеносно построенном Туннельном городе, Мак-Сити, имеется все. Бараки
заменяются рабочими поселками со школами, церквами, спортплощадками. Работают
пекарни, бойни, почта, телеграф, универсальный магазин. В отдалении находится
крематорий, где уже появляются урны с английскими, немецкими, русскими и
китайскими именами.

Аллан
призывает весь мир подписаться на туннельные акции. Финансами синдиката
руководит некто Вульф, бывший директор банка Ллойда. Это выдающийся финансист, поднявшийся из низов венгерского еврейского предместья.

Аллану нужно, чтобы
акции скупались не только богачами, но и народом, собственностью которого
должен стать туннель. Постепенно деньги «маленьких людей» потекли рекой.

Туннель «глотает» и «пьет» деньги по обе стороны океана.

На
всех пяти станциях Американского и Европейского континентов бурильные машины
врезаются сквозь камень на много километров вглубь. Место, где работает
бурильная машина, называется у рабочих «адом», многие глохнут от шума. Каждый
день здесь бывают раненые, а иногда и убитые.

Сотни убегают из «ада», но на их
место всегда приходят новые. При старых методах работы для окончания туннеля
потребовалось бы девяносто лет. Но Аллан «мчится сквозь камень», он ведет
яростную борьбу за секунды, заставляя рабочих удваивать темпы. Все заражаются
его энергией.

Мод
страдает, что у мужа нет времени для нее и маленькой дочки. Она уже чувствует
внутреннюю пустоту и одиночество. И тогда ей приходит в голову мысль о работе в
Мак-Сити. Мод становится попечительницей дома для выздоравливающих женщин и
детей. Ей помогают дочери лучших семей Нью-Йорка.

Она внимательна и приветлива
со всеми, искренне сочувствует чужому горю, её все любят и уважают. —Теперь она
чаще видит мужа, похудевшего, с отсутствующим взглядом, поглощенного только
туннелем. В отличие от него Хобби, который бывает в их доме ежедневно, после
своей двенадцатичасовой работы отдыхает и веселится.

Аллан горячо любит жену и
дочурку, но понимает, что такому, как он, лучше не иметь семьи.

Вульф
делает деньги для туннеля. К нему стекаются доллары из Америки и Европы, и он
сразу же пускает их в оборот по всему земному шару. Финансовый гений имеет
слабость — любовь к красивым девушкам, которым он щедро платит. Вульф
восхищается Алланом и ненавидит его, завидуя его власти над людьми.

На
седьмом году строительства в американской штольне происходит страшная
катастрофа. Огромной силы взрыв разрушает и повреждает десятки километров
штольни. Немногие, спасшиеся от обвала и огня, бегут, бредут и ползут, преодолевая большие расстояния, к выходу, задыхаясь от дыма.

Спасательные
поезда с самоотверженными инженерами успевают вывезти лишь незначительную часть
обессиленных людей. Наверху их встречают обезумевшие от страха и горя женщины.
Толпа неистовствует, призывает отомстить Аллану и всему руководству.
Разъяренные женщины, готовые на разгром и убийство, несутся к домам инженеров.
В такой ситуации катастрофу мог бы предотвратить один Аллан.

Но он в это время
мчится на машине из Нью-Йорка, телеграфируя с дороги жене категорический запрет
выходить из дома.

Мод
не может это понять, она хочет помочь женам рабочих, беспокоится о Хобби, находящемся в туннеле. Вместе с дочкой она торопится к Мак-Сити и оказывается
перед рассвирепевшей толпой женщин. Обе погибают под градом пущенных в них
камней.

Гнев
рабочих после прибытия Аллана поутих. Теперь у него такое же горе, как у них.

Аллдан
с врачами и инженерами разыскивают и выводят из задымленной штольни последних
уцелевших, в том числе и полуживого Хобби, похожего на древнего старика.
Впоследствии Хобби уже не может вернуться к своей работе.

Катастрофа
поглотила около трех тысяч жизней. Специалисты предполагают, что она вызвана
газами, вспыхнувшими при взрывании камня.

Рабочие, поддержанные своими европейскими товарищами, бастуют. Аллан рассчитывает сотни
тысяч человек. Уволенные ведут себя угрожающе, пока не узнают, что руководство
Мак-Сити обеспечено пулеметной охраной. Алланом все было предусмотрено заранее.

Штольни
обслуживаются инженерами и добровольцами, но Туннельный город словно вымер.
Аллан выезжает в Париж, переживает свое горе, посещая места, где бывал вместе с
Мод.

В
это время над синдикатом разразилась новая катастрофа — финансовая, еще более
разрушительная. Вульф, который давно вынашивает план подняться над Алланом, «прыгает выше головы». Он готовится в течение десяти лет аннексировать туннель
за огромные деньги и для этого отчаянно спекулирует, нарушая договор. Он терпит
поражение.

Аллан
требует от него возврата синдикату семи миллионов долларов и не идет ни на
какие уступки. Выслеживаемый сыщиками Аллана, Вульф бросается под колеса
поезда.

Рекомендуем скачать другие рефераты по теме: контрольные 8 класс, реферат по химии.

Категории:


2 | Следующая страница реферата

Источник: https://claw.ru/referatti/enciklopediya-referatov/proizvedeniya/referaty-kratkoe-soderzhanie-proizvedeniy-berngard-kellerman-tunnel.html

Читать онлайн "Туннель" автора Келлерман Бернгард — RuLit — Страница 1

Бернгард Келлерман

ТУННЕЛЬ

Прогресс техники XX века принимает поистине головокружительные формы. Для нее уже нет оглядки на вчерашний день, она вся устремлена в будущее. Отсюда нередки попытки заглянуть в это будущее, художественно предвосхитить его. И когда это делает такой крупный художник, каким бесспорно является Б. Келлерман, то интерес получается двойной.

Попытаемся разобраться, во-первых, удачно ли расставлены вехи этого будущего и, во-вторых, удалось ли автору художественное преодоление этой труднейшей из тем.

Итак, удачна ли, правдива ли сама тема романа «Туннель», рассказывающего нам о гигантской работе по прорытию туннеля протяжением в 5 тысяч километров, который должен соединить Америку и Европу под таинственными глубинами Атлантического океана? Логика вчерашнего дня техники против такого замысла.

Стихия морей и океанов уже не настолько грозна, чтобы с точки зрения нынешнего уровня техники можно было экономически оправдать прокладку такого чудовищного туннеля. Однако завтрашний день техники несет такие чудеса, которые и не снятся нынешним мудрецам.

Почему не может быть сверхустойчивых сверл из некоего «алланита», если уже налицо «нетупящийся резец»? Силовые станции, утилизирующие силу приливов и отливов, созидание мощных городов в пустынях, электропоезда, ставящие скоростные рекорды, разве это уже не песни действительности? А завтра уже будет осуществлено видение на сотни и тысячи километров, передача силовой энергии без проводов и, быть может, пойдут на слом те перегородки, которые разделяют ныне радио и электротехнику. Предчувствие таких сдвигов во всяком случае создает благоприятный фон и для Келлермановского «Туннеля». Попробуйте-ка рассчитать для такого завтрашнего дня экономику его «великих работ»! И Келлерман остается «в своем художественном праве», когда пытается дать набросок героической эпохи труда в связи с великими проблемами транспорта. Вопрос о них, об этих громаднейших стройках новых путей – и морских, и сухопутных, и воздушных – станет ребром перед человечеством завтрашнего дня, которое превратит земной шар в общую родину трудящихся и раскроет по-новому источники материального изобилия. Пусть эти искания пойдут не по Аллановской форме, техническое содержание будет «того же порядка величин». Однако… однако работы такого порядка уже не пойдут под началом Ллойдов, Вульфов и прочих акул биржевого мира.

«На всем европейском материке паровые машины питаются английским, местами немецким и бельгийским каменным углем.

Освобожденное от пут капиталистического производства общество сможет пойти еще дальше в этом направлении.

Порождая новое поколение всесторонне развитых производителей, понимающих научные основы всего промышленного производства и изучающих практически, каждый в отдельности, весь ряд отраслей производства от начала до конца, оно сможет создать новую производительную силу, которая с избытком покроет расход по перевозке из самых отдаленных пунктов сырья и горючих материалов».[1]

В этих словах Ф. Энгельса прямое провидение грядущих колоссальных работ по реализации мировых сверхмагистралей в полосу развертывания мирового социализма, канун которого мы переживаем.

Итак, Келлерман по-своему прав, когда он связывает гигантский трудовой размах с транспортными исканиями грядущих дней. Этот крупный художник вообще не чужд определенной тяги к правде грядущих дней.

И его «7 ноября» и «Туннель», быть может, лишь наиболее яркие образцы такой тяги.

Это сближает его с советским читателем, заставляет выделять его литературный талант среди собратьев, людей того же поколения.

Но все же он только «попутчик». Он может дать огромное красочное полотно событий – но человек грядущего коллектива ему не по плечу.

Художественно чеканить ему удается лишь индивидуальные типы нынешнего разлагающегося буржуазного верха Германии и фигуры его Шелленбергов, Шведенклеев и прочей мещанской братии не оставляют в этом отношении, по своей выпуклости, желать большего.

Но его «герой труда», воинствующий и опирающийся на спекулянтский капитал инженер Мак Аллан – наполовину надуманная фигура.

Большой талант и здесь выручает: нет-нет да и эту сухую фигуру оживит тот или другой удачный штрих. А в целом выходит так, что для сказки этот герой слишком от действительности, а для действительности – слишком от сказки.

Сын углекопа, М. Аллан начал свой трудовой путь с работы подростка-возчика в угольных копях. От технического изобретательства он семимильными шагами пошел по путям личного преуспеяния.

Впрочем, нет, он, по словам автора, творил рабочее дело, ибо туннель между Америкой и Европой по преимуществу должен был быть собственностью трудящихся. Так прямо и сказано: «Аллан прежде всего хотел получить деньги от масс.

Туннель должен быть построен не на деньги одной только кучки капиталистов и спекулянтов. Он должен сделаться собственностью народа, Америки, всего мира».

Келлерман, однако, не живописует нам такого пути. Ведь нельзя же смешивать акты подлинной национализации с тем околпачиванием мелких вкладчиков из трудовой массы такими биржевыми акулами, какими были и всесильный патрон Аллана Ллойд и его соратник, грязный маклер по темнейшим сделкам, удачно изображенный в романе, С. Вульф.

Б. Келлерман, однако, слишком крупный художник, чтобы застревать на позициях художественной маниловщины. Он пишет: «Агенты Аллана, опытные, хладнокровные, обладающие проницательным взглядом работорговцев, сразу определили пригодность каждого из рабочих, его мускульную силу, его здоровье. Никакие ухищрения не могли обмануть их» (подчеркнуто нами – Г. К.).

Читайте также:  Анализ эпизода смерти базарова в романе тургенева отцы и дети сочинение

А вот как реализовал инженер от рабочих «мистер» Аллан свой административный талант:

«Он объехал все работы, шумел, кричал, бранился, объявил в заключение, что работы идут медленно и что синдикат, платя большие деньги, требует самой напряженной работы. Уехал он так же внезапно, как приехал, вызвав всеобщее изумление и уважение (подчеркнуто нами – Г. К.)

вернуться

Энгельс. Анти-Дюринг, Гмз. 1928 г., стр. 282.

Источник: https://www.rulit.me/books/tunnel-read-135641-1.html

Краткие содержания произведений — бернгард келлерман — туннель

бернгард келлерман — туннель

Богачи Нью-Йорка, Чикаго, Филадельфии и других городов съезжаются на небывалый по числуучаствующих в нем знаменитостей с мировым именем концерт в честь открытия только чтовыстроенного дворца.Инженер Мак Аллан со своей женой Мод занимают ложу их друга Хобби, строителя дворца, Аллан, ужеизвестный как изобретатель алмазной стали, приехал сюда ради десятиминутной беседы с самыммогущественным и богатым человеком, магнатом и банкиром Ллойдом. Инженер из Буффало равнодушен кмузыке, а его обаятельная и скромная жена наслаждается концертом.Хобби, талантливый и экстравагантный архитектор, которого знает весь Нью-Йорк, представляетАллана Ллойду. Лицо банкира напоминает морду бульдога, изъедено отвратительными лишаями, онопугает людей. Но коренастый и крепкий, как боксер, Алдан, обладающий здоровыми нервами, спокойносмотрит на Ллойда и производит на него хорошее впечатление. Банкир знакомит Аллана со своейдочерью, красавицей Этель. Ллойд слышал о разрабатываемом Алланом проекте, считает егограндиозным, но вполне осуществимым и готов поддержать. Этель, стараясь не выказывать слишкомявного интереса к инженеру, объявляет себя его союзницей.Встреча с Ллойдом решает судьбу Аллана и открывает «новую эпоху во взаимоотношениях Старого иНового Света». Когда Аллан делится с Мод своими замыслами, у нее мелькает мысль, что творение мужане менее величественно, чем симфонии, которые она слушала на концерте.По Нью-Йорку ходят слухи о каком-то необычайном миллионном предприятии, которое готовит Алланпри поддержке Ллойда. Но все пока сохраняется в тайне. Аллан ведет подготовительные работы,

договариваясь с агентами, инженерами и учеными. Наконец в одном из самых престижных отелей,

тридцатишестиэтажном небоскребе на Бродвее, открывается знаменитая конференция. Это съездфинансовых воротил, которых созывает Ллойд по «делу первостепенной важности».

Сидящие в зале миллионеры понимают, что им предстоит гигантская битва капиталов за правоучастия в проекте, который назван Ллойдом «самым великим и самым смелым проектом всех времен».

Обводя собравшихся спокойным взглядом ясных светлых глаз, скрывая охватившее его возбуждение,

Аллан сообщает, что за пятнадцать лет обязуется построить подводный туннель, который соединит дваматерика, Европу и Америку. Поезда будут покрывать расстояние в пять тысяч километров за двадцатьчетыре часа.Мозги тридцати приглашенных Ллойдом самых влиятельных «рабовладельцев» зашевелились.

ДелоАллана сулит всем огромную прибыль в будущем, они должны решиться вложить свои деньги. Ллойд ужеподписался на двадцать пять миллионов. При этом богачи знают, что Аллан — всего лишь орудие вруках всемогущего банкира. Миллионерам нравится Аллан, им известно, что мальчишкой он работалконоводом в штольне, выжил после обвала, потеряв там отца и брата.

Богатая семья помогла емуучиться, и за двадцать лет он высоко взлетел. И в этот день люди, наделенные богатством,

могуществом, смелостью, поверили в Аллана.На следующее утро газеты на всех языках сообщают миру об учреждении «Синдиката Атлантическоготуннеля». Объявляется набор ста тысяч рабочих для американской станции, начальником которойназначен Хобби. Он первым узнает темп работы Аллана, «адский темп Америки», без выходных дней,

иногда по двадцать часов в сутки.Заказы Аллана выполняются заводами многих стран. В Швеции, России, Венгрии и Канаде вырубаютсялеса. Созданное Алланом дело охватывает весь мир.Здание синдиката осаждается журналистами. Пресса зарабатывает большие деньги на туннеле.

Враждебная печать, подкупленная заинтересованными лицами, выступает за трансатлантическоепароходное сообщение, дружественная сообщает об изумительных перспективах.В молниеносно построенном Туннельном городе, Мак-Сити, имеется все. Бараки заменяются рабочимипоселками со школами, церквами, спортплощадками. Работают пекарни, бойни, почта, телеграф,

универсальный магазин. В отдалении находится крематорий, где уже появляются урны с английскими,

немецкими, русскими и китайскими именами.Аллан призывает весь мир подписаться на туннельные акции. Финансами синдиката руководит нектоВульф, бывший директор банка Ллойда. Это выдающийся финансист, поднявшийся из низов венгерскогоеврейского предместья. Аллану нужно, чтобы акции скупались не только богачами, но и народом,

собственностью которого должен стать туннель. Постепенно деньги «маленьких людей» потекли рекой.

Туннель «глотает» и «пьет» деньги по обе стороны океана.На всех пяти станциях Американского и Европейского континентов бурильные машины врезаютсясквозь камень на много километров вглубь. Место, где работает бурильная машина, называется урабочих «адом», многие глохнут от шума. Каждый день здесь бывают раненые, а иногда и убитые.

Сотниубегают из «ада», но на их место всегда приходят новые. При старых методах работы для окончаниятуннеля потребовалось бы девяносто лет. Но Аллан «мчится сквозь камень», он ведет яростную борьбуза секунды, заставляя рабочих удваивать темпы. Все заражаются его энергией.Мод страдает, что у мужа нет времени для нее и маленькой дочки.

Она уже чувствует внутреннююпустоту и одиночество. И тогда ей приходит в голову мысль о работе в Мак-Сити. Мод становитсяпопечительницей дома для выздоравливающих женщин и детей. Ей помогают дочери лучших семейНью-Йорка. Она внимательна и приветлива со всеми, искренне сочувствует чужому горю, её все любят иуважают.

—Теперь она чаще видит мужа, похудевшего, с отсутствующим взглядом, поглощенного толькотуннелем. В отличие от него Хобби, который бывает в их доме ежедневно, после своейдвенадцатичасовой работы отдыхает и веселится. Аллан горячо любит жену и дочурку, но понимает, чтотакому, как он, лучше не иметь семьи.Вульф делает деньги для туннеля.

К нему стекаются доллары из Америки и Европы, и он сразу жепускает их в оборот по всему земному шару. Финансовый гений имеет слабость — любовь к красивымдевушкам, которым он щедро платит. Вульф восхищается Алланом и ненавидит его, завидуя его властинад людьми.На седьмом году строительства в американской штольне происходит страшная катастрофа.

Огромнойсилы взрыв разрушает и повреждает десятки километров штольни. Немногие, спасшиеся от обвала иогня, бегут, бредут и ползут, преодолевая большие расстояния, к выходу, задыхаясь от дыма.

Спасательные поезда с самоотверженными инженерами успевают вывезти лишь незначительную частьобессиленных людей. Наверху их встречают обезумевшие от страха и горя женщины. Толпанеистовствует, призывает отомстить Аллану и всему руководству.

Разъяренные женщины, готовые наразгром и убийство, несутся к домам инженеров. В такой ситуации катастрофу мог бы предотвратитьодин Аллан. Но он в это время мчится на машине из Нью-Йорка, телеграфируя с дороги женекатегорический запрет выходить из дома.

Мод не может это понять, она хочет помочь женам рабочих, беспокоится о Хобби, находящемся втуннеле. Вместе с дочкой она торопится к Мак-Сити и оказывается перед рассвирепевшей толпойженщин. Обе погибают под градом пущенных в них камней.Гнев рабочих после прибытия Аллана поутих.

Теперь у него такое же горе, как у них.Аллдан с врачами и инженерами разыскивают и выводят из задымленной штольни последних уцелевших,

в том числе и полуживого Хобби, похожего на древнего старика. Впоследствии Хобби уже не можетвернуться к своей работе.Катастрофа поглотила около трех тысяч жизней. Специалисты предполагают, что она вызвана газами,

вспыхнувшими при взрывании камня.Рабочие, поддержанные своими европейскими товарищами, бастуют. Аллан рассчитывает сотни тысяччеловек. Уволенные ведут себя угрожающе, пока не узнают, что руководство Мак-Сити обеспеченопулеметной охраной. Алланом все было предусмотрено заранее.

Штольни обслуживаются инженерами и добровольцами, но Туннельный город словно вымер. Алланвыезжает в Париж, переживает свое горе, посещая места, где бывал вместе с Мод.В это время над синдикатом разразилась новая катастрофа — финансовая, еще болееразрушительная.

Вульф, который давно вынашивает план подняться над Алланом, «прыгает вышеголовы». Он готовится в течение десяти лет аннексировать туннель за огромные деньги и для этогоотчаянно спекулирует, нарушая договор. Он терпит поражение.

Аллан требует от него возврата синдикату семи миллионов долларов и не идет ни на какие уступки.

Выслеживаемый сыщиками Аллана, Вульф бросается под колеса поезда.Аллана преследует образ Вульфа, смертельно бледного и беспомощного, тоже уничтоженноготуннелем. Теперь нет средств для восстановления туннеля. Смерть Вульфа испугала весь мир,

синдикат пошатнулся. Крупные банки, промышленники и простые люди вложили в туннель миллиарды.

Акции синдиката продаются за бесценок. Рабочие многих стран бастуют.Ценой больших материальных жертв Ллойду удается сохранить синдикат. Объявляется о выплатепроцентов. Многотысячная толпа штурмует здание. Возникает пожар. Синдикат заявляет о своейнесостоятельности. Создается угроза для жизни Аллана.

Гибель людей ему простили, но потерю денегобщество не прощает.Несколько месяцев Аллан скрывается. Этель предлагает ему свою помощь. Со дня гибели Мод она ужене раз пытается выразить Аллану свое сочувствие, предложить помощь, но всякий раз наталкиваетсяна его равнодушие.

Аллан возвращается в Нью-Йорк и отдает себя в руки правосудия, Общество требует жертвы, и оно еёполучает. Аллан приговорен к шестилетнему тюремному заключению.Спустя несколько месяцев Верховный суд оправдывает Аллана. Он выходит из тюрьмы с подорваннымздоровьем, ищет одиночества. Аллан поселяется в опустевшем Мак-Сити, рядом с мертвым туннелем.

Сбольшим трудом его разыскивает Этель, но понимает, что не нужна ему. Влюбленная женщина неотступается и добивается своего с помощью отца. Аллан обращается в правительство за помощью, нооно не в состоянии финансировать его проект. Банки тоже отказывают, они наблюдают за действиямиЛлойда. И Аллан вынужден обратиться к Ллойду.

На встрече с ним он понимает, что старик ничего несделает для него без дочери, а для дочери сделает все.В день свадьбы с Алланом Этель учреждает крупный пенсионный фонд для туннельных рабочих. Черезтри года у них рождается сын. Жизнь с Этель не в тягость Аллану, хотя живет он только туннелем.К концу строительства туннеля его акции уже дорого стоят.

Народные деньги возвращаются. ВМак-Сити более миллиона жителей, в штольнях установлено множество предохранительных приборов. Влюбой момент Аллан готов снижать темп работы. Он поседел, его называют «старым седым Маком».

Создатель туннеля становится его рабом.Наконец туннель целиком готов. В статье для прессы Аллан сообщает, что цены пользования туннелемобщедоступны, дешевле, чем на воздушных и морских кораблях. «Туннель принадлежит народу,

коммерсантам, переселенцам».На двадцать шестом году строительства Аллан пускает первый поезд в Европу. Он выходит в полночьпо американскому времени и ровно в полночь должен прибыть в Бискайю, на европейское побережье.

Первым и единственным пассажиром едет «капитал» — Ллойд. Этель с сыном провожает их.

Весь мир напряженно следит по телекинематографам за движением поезда, скорость которогопревышает мировые рекорды аэропланов.

Последние пятьдесят километров поезд ведет тот, кого иногда называют «Одиссеем современнойтехники», — Аллан. Трансатлантический поезд приходит в Европу с минимальным опозданием — всегона двенадцать минут.

См. также:

Ирвин Шоу Нищий, Вор, Вашингтон Ирвинг История Нью-йорка, Сол Беллоу Герцог, Теодор Драйзер Американская Трагедия, Теодор Драйзер Сестра Керри, Петер Хандке Короткое Письмо К Долгому Прощанию

Источник: http://www.terminy.info/literature/summary-of-works/berngard-kellerman-tunnel

Ссылка на основную публикацию