История любви александра блока и любови менделеевой кратко

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

Душа молчит. В холодном небеВсё те же звёзды ей горят.Кругом о злате иль о хлебеНароды шумные кричат…Она молчит, — и внемлет крикам,И зрит далёкие миры,Но в одиночестве двуликомГотовит чудные дары,Дары своим богам готовитИ, умащённая, в тиши,Неустающим слухом ловитДалёкий зов другой души…Так- белых птиц над океаномНеразлучённые сердцаЗвучат призывом за туманом,Понятным им лишь до конца.

 Александр Блок родился 28 ноября 1880 года. Он был поэтом-символистом, сыгравшим заметную роль в русской литературе Серебряного века. Первые свои стихи Блок написал в пять лет, в десять — он написал два номера журнала «Корабль». Первый громкий успех пришел в начале ХХ века с выходом цикла «Стихи о Прекрасной Даме».

Той Прекрасной Дамой стала Любовь Менделеева, дочь знаменитого русского химика. Любовь Дмитриевна была для Блока одновременно и Музой, и супругой. Они были одной из самых красивых и скандальных пар Серебряного века. Актриса и поэт. 

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

Прекрасная Дама и воспевающий ее лирик. Он посвятил ей сотни стихов. Она – посвятила ему жизнь. Вокруг их отношений ходило множество слухов. Эту пару обсуждал весь литературный Санкт-Петербург. Что было правдой, а что вымыслом неизвестно до сих пор.

Они были знакомы с детства. Имения родственников находились неподалеку. Дед будущего поэта – известный ботаник Андрей Бекетов нередко заезжал в гости к приятелю — химику Дмитрию Менделееву. 

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

Как рассказывает научный сотрудник Музея-квартиры Блока в Санкт-Петербурге Анна, тогда они просто шутили и не могли предположить, что отношения детей перерастут в серьезную и драматичную историю любви.

«Дмитрий Иванович говорил: «Ну, как ваш принц поживает? Наша принцесса уже пошла гулять». Ну, и действительно такая сказка. Дворянские семьи. Встреча в детстве. Подарки в виде фиалочек».

Однако, настоящая встреча поэта с будущей женой произошла гораздо позже. Александру Блоку было восемнадцать. И снова все происходило как в сказке – юноша приехал в усадьбу Менделеевых на белом коне.

«Коня звали Мальчик. Вот он совершал долгие поездки и приезжал, в том числе, в Боблово. И вот там в такой красивой обстановке, обстановке дворянской усадьбы проходили встречи Блока и Любови Дмитриевны».

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

Любовь Менделеева (17 лет) в роли Офелии в домашнем спектакле Боблово, 1898.

Вскоре молодых людей сблизило увлечение театром. В дворянских усадьбах в те времена устраивать спектакли было очень модно. Одно из таких представлений стало роковым для Блока и Менделеевой. Ставили «Гамлета». Любовь Дмитриевна блистала в роли Офелии. Принца Датского играл Александр Блок.

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

«Я — Гамлет. Холодеет кровь,Когда плетёт коварство сети,И в сердце — первая любовьЖива — к единственной на свете.Тебя, Офелию мою,Увел далёко жизни холод,И гибну, принц, в родном краю

Клинком отравленным заколот».

Эти строчки окажутся пророческими. Александр Блок, действительно, пронесет любовь к своей Офелии через всю жизнь – тяжелую, драматичную и непростую. Любови Дмитриевне в отличие от мужа удастся сделать неплохую карьеру в театре. 

Но самую сложную роль ей все-таки придется играть в жизни – быть спутницей великого поэта. Нести высокое и ко многому обязывающее звание Прекрасной Дамы.

«Ты моя первая тайна и последняя моя надежда. Если мне когда-нибудь удастся что-нибудь совершить, на чем-нибудь запечатлеться, все будет твоё, от тебя, к тебе. Я твой раб, слуга, пророк и глашатай».

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

Любови Дмитриевне было одновременно и интересно, и сложно жить в этом мистическом мире. Образ Прекрасной Дамы, которой она стала для современников и потомков, тешил самолюбие. Но ведь она была не только музой поэта, но и обычной женщиной из плоти и крови.

«У нас с самого начала нашего знакомства установились особые отношения. Мы придумали для себя какой-то вымышленный мир, населенный вымышленными, но для нас совершенно реальными существами. И в этом мире мы были всегда вместе, несмотря на все тяготы земные».

За их отношениями следил весь Санкт-Петербург. Любовь Дмитриевну постоянно обсуждали, а нередко и осуждали. В их любви была какая-то особая тайна, которую так хотелось, не невозможно было разгадать.

«И потом, когда Любовь Дмитриевна станет женой Блока, в обществе, в литературных кругах вызовет негодование, непонимание. Как это прекрасная дама? На прекрасных Дамах не женятся! Все это действительно было очень интересно и для окружающих.

 За их отношениями следили и даже несколько поэтов, в том числе Андрей Белый и Сергей Соловьев организовали такую секту блоковцев и поклонялись буквально Любовь Дмитриевне».

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

Когда говорят о спутницах великих людей, часто отзываются о них не лучшим образом. Вокруг Любовь Дмитриевны было много разных споров. И среди специалистов они продолжаются до сих пор.

 Но в одном исследователи жизни и творчества поэта единогласны – в исключительности натуры его супруге не откажешь. Она не только не отставала от людей той эпохи, но, может быть, даже в чем-то опережала свое время.

«Спутница поэта — она будет тоже и ученым исследователем и будет Блоку помогать в работе, например, над поэмой «12».

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

  • …Гетры серые носила,
  • Шоколад Миньон жрала.
  • С юнкерьем гулять ходила —
  • С солдатьем теперь пошла?

 Вот известна запись Корнея Ивановича Чуковского, о том, что Блок ему сказал, что строчку о Катьке – «Шоколад-миньон жрала» – написал не он, а написала Любовь Дмитриевна. «А у меня»,- добавляет Блок, «было гораздо хуже – юбкой улицу мела».

Любовь Дмитриевна не только помогала мужу в редактировании его произведений, но и читала стихи поэта на публике. После таких выступлений Александр Блок заходил к ней в гримерку, и его глаза горели каким-то особым светом.

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

«Ощущение таинственности. Какой-то особой тайны, которая заключена в их отношениях. То, что дано ему было в лице Любовь Дмитриевны. Это пройдет через всю жизнь. И любопытно, что когда Блок, уже будет заниматься театром в конце своей жизни после революции. И будет писать статьи. И вот одна из таких работ – тайный смысл трагедии «Отелло». И вот он пишет, конечно, здесь и о самом себе».

«В Дездемоне Отелло нашел душу свою. Впервые обрел собственную душу. А с ней – гармонию, строй, порядок, без которых он потерянный несчастный человек. Когда я перестану любить тебя, наступит опять хаос».

Своей возлюбленной Александр Блок посвятил больше тысячи стихов. И сам в конце жизни говорил, что лучшим в его творчестве был именно он – цикл о Прекрасной Даме. Любовь Дмитриевна в одном из своих последних писем к мужу признавалась, что часто думает о себе его стихами. 

Она пережила супруга на 18 лет. Занималась изданием его произведений, работала корректором. Так или иначе, вся жизнь Любови Менделеевой была связана с мужем   — с  гениальным поэтом Александром Блоком.

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

Она молода и прекрасна былаИ чистой мадонной осталась,Как зеркало речки спокойной, светла.Как сердце мое разрывалось!..Она беззаботна, как синяя даль,Как лебедь уснувший, казалась;Кто знает, быть может, была и печаль…Как сердце мое разрывалось!..Когда же мне пела она про любовь,То песня в душе отзывалась,Но страсти не ведала пылкая кровь…

Как сердце мое разрывалось!..

  1. (1898)

Сегодня шла Ты одиноко,

Сегодня шла Ты одиноко,Я не видал Твоих чудес.Там, над горой Твоей высокой,Зубчатый простирался лес.И этот лес, сомкнутый тесно,И эти горные путиМешали слиться с неизвестным,

  • Твоей лазурью процвести.
  • (2 июня 1901)

Мне страшно с Тобой встречаться

Мне страшно с Тобой встречаться.Страшнее Тебя не встречать.Я стал всему удивляться,На всем уловил печатьПо улице ходят тени,Не пойму — живут, или спят…Прильнув к церковной ступени,Боюсь оглянуться назад.Кладут мне на плечи руки,Но я не помню имен.В ушах раздаются звукиНедавних больших похорон.А хмурое небо низко -Покрыло и самый храм.Я знаю- Ты здесь Ты близко.

Тебя здесь нет. Ты — там.

(5 ноября 1902) «Незнакомка» (отрывок)

И каждый вечер, в час назначенный

И каждый вечер, в час назначенный(Иль это только снится мне?),Девичий стан, шелками схваченный,В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,Всегда без спутников, однаДыша духами и туманами,Она садится у окна.И веют древними поверьямиЕе упругие шелка,И шляпа с траурными перьями,И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,Смотрю за темную вуаль,И вижу берег очарованный

  1. И очарованную даль.
  2. (24 апреля 1906. Озерки) 

Была ты всех ярче, верней и прелестней

Была ты всех ярче, верней и прелестней,Не кляни же меня, не кляни!Мой поезд летит, как цыганская песня,Как те невозвратные дни…Что было любимо — всё мимо, мимо…Впереди — неизвестность пути…Благословенно, неизгладимо,

Невозвратимо… прости!

Последние годы жизни и смерть

Их любовь была трагична и – для Блока – вечна: его Прекрасная Дама стала одним из самых красивых образов русской любовной лирики. Несмотря на все трудности Менделеева осталась с ним до самого конца. И уже при смерти поэт скажет, что в его жизни было «две женщины – Люба и все остальные».

Христос! Родной простор печален.Изнемогаю на кресте.И чёлн твой – будет ли причален

К моей распятой высоте?

Перед смертью поэт часто болел. На запрос о выезде из страны для лечения и последующее ходатайство Максима Горького политбюро ЦК РКП(б) ответило отказами. После такого решения Блок отказался принимать пищу и лекарства, уничтожил свои записи.

Живя в Петрограде среди нищеты, Александр Блок скончался от болезни сердца 7 августа 1921 года.

 В день холодный, в день осенний

 В день холодный, в день осеннийЯ вернусь туда опятьВспомнить этот вздох весенний,Прошлый образ увидать.Я приду — и не заплачу,Вспоминая, не сгорю.Встречу песней наудачуНовой осени зарю.Злые времени законыУсыпили скорбный дух.Прошлый вой, былые стоныНе услышишь — я потух.Самый огнь — слепые очиНе сожжёт мечтой былой.Самый день — темнее ночи

Усыплённому душой.

Захоронения Александра Блока

Блок был похоронен в августе 1921 года на Смоленском кладбище Ленинграда. У коренного петербуржца Александра Блока на Смоленском было много родственных могил. Здесь под «бекетовским» кленом в 1902 г.

были похоронены дед и бабушка поэта ректор Петербургского университета академик А.Н. Бекетов и Е.Г. Бекетова (рожд. Карелина). Через два года после Блока тут же похоронили его мать — А.А. Кублицкую-Пиотух, а в 1939 г. — тетку и биографа поэта М.А.

Бекетову, Надгробия Бекетовых и Блоков сохраняются и в других частях этого кладбища.

О том, как выглядела могила Блока в 1944 г., писал основатель музея-некрополя Н.В.

Успенский: «Во время блокады исчез и крест, взята или развалилась от ветхости деревянная скамейка, провалился и самый холм, и ко дню переноса останков мы застали на могиле Блока почти ровное место с едва взрыхленным земляным холмиком, украшенным какой-то неведомой заботливой рукой длинными осенними ветками и опавшими листьями того же у подножия могилы растущего клена. 

Между листьями виднелась воткнутая в землю узкая железка с грубо написанной надписью «Блок», Перенести его прах решили еще в 41-м, но сделать это смогли только после снятия ленинградской блокады. Академик Лихачев вспоминал, что при перезахоронении Блока в 1944 году со Смоленского кладбища перенесли на Литераторские мостки Волкова лишь череп поэта. 

Спустя тридцать лет после этих событий Дмитрий Максимов в своих воспоминаниях дал точную характеристику бессмысленности и ненужности уничтожения первой блоковской могилы.

«Горько было то, что с переносом могилы Блока нарушалась духовно важная для многих связь с этой знакомой, вошедшей в их жизнь могилой – скромной, зеленой, расположенной в уютном уголке кладбища, посещаемой читателями Блока…

юношами и девушками, влюбленными, счастливыми, объединенными в пары или одинокими, грустящими, приходящими сюда посидеть на простой скамейке, посмотреть на деревянный некрашеный крест и травянистый могильный холмик», – писал он.

Так и повелось: поклоняться Блоку ходят по сей день к двум могилам. На Смоленское кладбище (здесь стоит памятный камень и белый крест, а неподалеку захоронены младенец Митя, сын Любови Дмитриевны, жены поэта, его тетя и няня Соня). И на кладбище Волково (где установлен обелиск работы скульптора Дыдыкина с барельефом поэта, а рядом перезахоронены Бекетовы, родные поэта, и его жена).

  • Могила Александра Блока  в Санкт-Петербурге на литературном кладбище,.
  1. Могила Александра Блока в Санкт-Петербурге на Смоленском православном кладбище, где похоронены близкие родственники поэта.
Читайте также:  Анализ стихотворения воробей тургенева 7 класс

http://www.radiodacha.ru/progr…

http://www.marieclaire.ru/stil…

https://poemata.ru/poets/blok-…

Источник: https://cont.ws/post/1410956

Любовные треугольники Серебряного века

Блок и Мережковский с женами, Брюсов и Белый с любовницами, Ахматова и Гиппиус с любовниками, а также Михаил Кузмин: главные маршруты свободной любви начала XX века

Подготовила Александра Чабан

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко Зинаида Гиппиус, Дмитрий Философов и Дмитрий Мережковский. Санкт-Петербург, 1900-е годы © Центральный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

Мережковский — Гиппиус — Философов

Союз Дмитрия Мережковского и Зинаиды Гиппиус, одних из первых основателей и теоретиков русского символизма, с самого начала был больше, чем просто семья. Поженившись еще в 1889 году, литераторы стремились расширить привычные рамки межличностных отношений.

По мнению Мережковского, в основе общества будущего должна быть новая форма семейных отношений, а именно некий вариант «тройственного устройства мира» — так называемого Царства Третьего Завета, которое должно вскоре прийти на смену христианству  Новая церковь, или церковь Святого Духа, рождала «новое религиозное сознание», стремившееся к воплощению идей Третьего Завета и грядущей богочеловеческой теократии (соединение христианской и языческой святости для достижения последней вселенской религии). Не отрицая существования православной церкви, новая церковь заботилась, по словам Зинаиды Гиппиус, об устранении конфликта между русской интеллигенцией и русским православием путем «охристианения земной плоти мира», то есть должна была устранить «бездну» между духом и плотью, освятить плоть и тем самым просветлить ее, упразднив христианский аскетизм, вынуждающий человека жить в сознании своей греховности, сблизить религию и искусство.. На житейском же уровне супруги рассчитывали создать своего рода интеллектуальную мини-коммуну, где сочетались бы интимная связь ее участников и близость их мировоззрений.

Этот окрашенный в декадентские тона религиозно-философский взгляд на мироустройство вкупе с откровенным вызовом обществу был, однако, результатом не только философских практик супругов, но и их индивидуаль­ных пристрастий.

Хотя Мережковский казался многим асексуальным, его интересовали женщины (а может быть, и мужчины), но собственная жена не была для него физически привлекательной.

У Гиппиус же с первых лет их брака возникали отношения как с мужчинами, так и (реже) с женщинами, но главным объектом ее страсти оказывались гомосексуальные мужчины — поскольку были недостижимы.

Так что знакомство с критиком, редактором литературного отдела журнала «Мир искусства» Дмитрием Философовым, воспринимавшим свою гомосексуальность как большую «трагедию пола», вполне удовлетворяло вкусам Мережковских.

В Великий четверг, 29 марта 1901 года, ночью в доме Мурузи, где жили Мереж­ковские, (Литейный просп.

, 24) Философов, Гиппиус и Мережковский совер­шили своеобразный венчальный обряд: читали молитвы перед образами, пили вино из одной церковной чаши, вкушали хлеб, пропитанный вином, как кровью Господней, трижды менялись нательными крестами, целовали друг друга крестообразно, читали Евангелие. И так три раза. Почти ежегодно (более 16 лет) этот обряд повторялся его участниками.

В 1920 году после отъезда в эмиграцию жизненные пути Мережковских и Философова разошлись. В каком-то роде его место занял секретарь Гиппиус, Владимир Злобин.

Белый — Петровская — Брюсов

Роман молодого поэта-символиста Андрея Белого и поэтессы Нины Петров­ской, начинавшийся в 1904 году совсем невинно, как взаимная тяга друг к другу двух влюбленных, быстро встроился в эстетику Серебряного века.

Любовь Петровской превратилась в исступленное мистическое поклонение Белому, отчего молодой и еще не слишком искушенный поэт бежал, «чтобы ее слишком земная любовь не пятнала его чистых риз».

Новым объектом его страсти стала жена Блока, Любовь Дмитриевна Менделеева.

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко Нина Петровская © Российская государственная библиотека

Желая вернуть себе возлюбленного, Петровская заключила предложенный Брюсовым союз, также пере­росший в страстную любовь (он при этом был женат).

Тянувшийся ко всему демоническому (в противопо­ложность соловьевцу Белому), Брюсов внимательно наблюдал за любовным томлением Петровской, поддерживая в ней страсть к Белому.

Под руковод­ством своего нового любовника, внушавшего Петровской уверенность в ее ведовских способностях, поэтесса увлеклась оккультными практиками, которые были призваны вернуть ей расположенность Белого.

Результат этих экспериментов оказывался неутешительным, и, доведенная до крайнего отчаяния, Петровская однажды предприняла попытку убийства Белого. Подробности покушения, как и все обстоятельства этой истории, передал Владислав Ходасевич:

«Весной 1905 года в малой аудитории Политехнического музея Белый читал лекцию. В антракте Нина Петровская подошла к нему и выстрелила из браунинга в упор. Револьвер дал осечку…» 

Оружие было подарком Брюсова; через восемь лет его новая возлюбленная, юная поэтесса Надежда Львова, застрелится именно из этого револьвера.

Установка на жизнетворчество (создание собственной жизни как художе­ственного произведения — одна из основ культуры Серебряного века) полностью захватила участников этого треугольника.

Всю коллизию Брюсов детально опишет в романе «Огненный ангел» (1907–1908), где под именем графа Генриха будет скрываться Андрей Белый, Ренаты — Нина Петровская, а под именем Рупрехта — он сам.

Дописав свой роман, Брюсов также начнет отдаляться от Нины, доведенной приступами истерик, алкоголем и морфием до крайнего истощения. В 1911 году он под предлогом лечения выдворит Петровскую из России. За границей поэтесса будет вести нищенское существование.

Однако еще в России Петровская привила Брюсову привычку к морфию, перешедшую с течением лет в героиновую зависимость — она стала одной из причин смерти поэта в октябре 1924 года. Нина пережила Брюсова на четыре года, Белый пережил ее на шесть лет.

Блок — Менделеева — Белый

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко Любовь Менделеева и Александр Блок. Венчальная фотография. 1903 год © nasledie-rus.ru

Еще одна философская система, популярная в Серебряном веке, стала причиной самого, наверное, знамени­того любовного треугольника тех лет. Свою женитьбу на дочери известного химика, Любови Менделеевой, Александр Блок, свято веривший в идеи Владимира Соловьева о Мировой душе и Вечной женственности, воспринял исключительно мистически. В его сознании 17 августа 1903 года состоялась священная мистерия, после которой, по ожиданиям младосимволистов, должен был наступить новый теократический период в мировом развитии. Шафер невесты поэт Сергей Соловьев (племянник Владимира Соловьева и троюродный брат Блока) и заочно знакомый с Блоком Андрей Белый также в один голос подтвердили факт сакрального союза.

Безусловно, подобный союз с «Женой, облеченной в Солнце» мог носить только платонический характер.

За плотскими утешениями Блок ездил в увеселительные заведения Петербурга, а Любови Дмитриевне посвящал стихи, полные восхищения: еще в период их знакомства вышел первый сборник Блока «Стихи о Прекрасной Даме».

Хотя никакого мирового переворота за свадьбой не последовало, эфемерный статус супругов сохранялся и приводил Любовь Дмитриевну поначалу в негодование, а затем и в отчаяние (что впоследствии она подробно описала в книге «И быль, и небылицы о Блоке и о себе»).

В 1905 году Менделеева получила записку с объяснениями в любви от Андрея Белого, ближайшего поэтического единомышленника мужа. Белый также признавал в Менделеевой мистическое воплощение Софии, но, в отличие от Блока, проникся к ней бурной человеческой страстью. Любовь Дмитриевна колебалась.

Весь 1906 год ситуация была накалена до предела: Менделеева периодически уезжала к Белому, Блок впадал в сильнейшую депрессию (во время которой была написана драма «Балаганчик»).

Отношения между поэтами разладились (многие современники утверждали, что существовала даже опасность дуэли); Белый, терзаясь угрызениями совести и разрываясь между братской и плотской любовью, угрожал покончить с собой, посылал Менделеевой, Блоку и матери Блока «ливни писем», морил себя голодом и неделями бродил по своей квартире, не снимая черную дамскую маску. Он воображал, что в этом наряде и с кинжалом в руке предстанет перед Любовью Дмитриевной (отзвуки этих настроений отразились в его романе «Петербург» в сценах с младшим Аблеуховым на балу).

Однако к концу 1907 года все завершилось: Любовь Дмитриевна вернулась к мужу, а отношения между поэтами были возобновлены.

Но мир в чете Блоков так и не будет восстановлен полностью: вскоре у поэта начнется серьезный роман с актрисой Натальей Волоховой, и Менделеева также найдет себе новых любовников, от одного из которых забеременеет.

Тем не менее этот странный брак оказался единственным в жизни поэта и его супруги и продержался 18 лет, вплоть до самой кончины Блока.

Вяч. Иванов — Зиновьева-Аннибал — Сабашникова

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко Лидия Зиновьева-Аннибал с дочерью Верой Шварсалон и Вячеслав Иванов. Около 1905 года © v-ivanov.it

Один из главных властителей умов Серебряного века Вячеслав Иванов почти 10 лет прожил в довольно счастливом браке с писательницей и представи­тельницей старинного дворянского рода (восходящего по женской линии к пред­ку Пушкина — Ганнибалу) Лидией Зиновьевой-Аннибал. Однако затем на «Башне» появилась еще одна женщина — молодая художница и ученица философа-оккультиста Рудольфа Штейнера Маргарита Сабашникова. Она также была замужем: ее ничего не подозревавший муж, художник и поэт Максимилиан Волошин, сам познакомил с четой Ивановых, и Сабашникова долго разрывалась между двумя мужчинами.

Зиновьева-Аннибал, одна из прогрессивных представительниц 1900-х годов, держа в уме идеи «новой церкви» и опыт Мережковских и Философова, по всей видимости, не желала терять мужа, поэтому решилась на смелую модифика­цию тройственного союза.

Аннибал первая объявила Сабашниковой, что она и Иванов, будучи супругами, являются, по сути дела, единым существом и лю­бят ее и нуждаются в ней одинаково. Сабашникова готова была уже уйти от мужа, однако проговорилась о своих намерениях родным.

Представители старинного и уважаемого рода пришли в негодование и запретили Маргарите поддерживать отношения с четой Ивановых.

В изоляции от Ивановых Сабашникова провела несколько месяцев, а когда ей все же удалось приехать к ним, то она обнаружила, что место сакральной возлюбленной уже занято дочерью Зиновьевой-Аннибал — Верой Шварсалон. Сабашникова покинула Волошина, с которым у нее начались духовные разногласия, и отправилась за границу к своему наставнику Штейнеру.

Зиновьева-Аннибал вскоре после встречи с Сабашниковой умерла от скарлати­ны, а через несколько лет Вячеслав Иванов (после скандала) официально закрепил свои отношения со Шварсалон. По словам поэта, покойная жена явилась ему во сне и благословила этот союз. Таким образом, эстетика Серебряного века перешагнула границы не только общественной морали, но даже жизни и смерти.

Ахматова — Глебова-Судейкина — Лурье

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко Анна Ахматова и Ольга Глебова-Судейкина. 1920-е годы © akhmatova.org

В 1919 году Анна Ахматова, разводясь со вторым мужем, востоковедом Вла­димиром Шилейко, переехала на Фон­тан­­ку, 18, в квартиру своей ближайшей подруги — актрисы и активной участ­ницы артистической богемы Серебря­ного века Ольги Глебовой-Судейки­ной, жившей с композитором-эксперимен­татором Артуром Лурье. Любовные отношения между Ахматовой и Лурье начинались и ранее, но утихли с на­ступлением Первой мировой войны. Переезд Ахматовой позволил старым чувствам разгореться с новой силой, и они стали жить втроем с Судейкиной. Филолог Александр Жолковский (имеющий репутацию ниспровергателя Ахматовой) полагает, что мужчина не был главным в этом любовном тройственном союзе.

Впоследствии Судейкина станет главной героиней «Поэмы без героя», а отсылки к Лурье в стихотворениях Ахматовой часто будут соседствовать с образом царя Давида, царя-музыканта.

В 1922 году Ахматова начинает писать одно из своих наиболее ярких стихотворений — «Мелхола» (завершено к 1961 году), где описана встреча Мелхолы с Давидом и страсть, ревность, негодование, с которым она не может справиться.

В 1922 году Лурье выехал в командировку в Берлин, оттуда отправился в Париж и больше не вернулся в Советский Союз.

По словам Павла Лукницкого, конфидента Ахматовой, Лурье умолял ее ехать за ним (на руках у нее было 17 писем с этой просьбой), он просил приехать и Судейкину. В 1924 году Судейкина все же эмигрировала, но прежние отношения с Лурье не удалось восстановить.

Ахматова осталась в Союзе, где вскоре вступила во вполне себе обыкновенный брак (хотя и официально не зарегистрированный) с искусствоведом Николаем Пуниным.

Кузмин — Князев — Глебова-Судейкина

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко Ольга Глебова-Судейкина. 1910 год © хлебников-велимир.рф

Еще один любовный треугольник, в котором Глебова-Судейкина сыграла роковую роль, появился почти на десять лет раньше, в 1913 году. Глебову-Судейкину и поэта Михаила Кузмина давно уже связывали отношения соперничества — за мужа актрисы, художника Сергея Судейкина, испытывавшего равные чувства к ним обоим. В сентябре 1912 года Кузмин провел несколько недель в Риге у молодого поэта и юнкера Всеволода Князева. Вскоре в эти отношения (справедливости ради надо сказать, угасавшие) вмешалась Глебова-Судейкина, соблазнившая Князева, а затем бросившая безнадежно влюбленного. Череда любовных катастроф оказалась слишком губительной для впечатлительного 18‑летнего юноши, и в марте 1913 года он застрелился. Образ «гусарского мальчика с простреленным виском» будет часто появляться в произве­дениях Кузмина, а Ахматова положит эту любовную драму в основу сюжета своей «Поэмы без героя».

Кузмин — Юркун — Арбенина-Гильдебрандт

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко Юрий Юркун и Михаил Кузмин © mimi-gallery.com

В том же 1913 году Кузмин знакомится с молодым литератором Иосифом Юркунасом (псевдоним Юрий Юркун придуман Кузминым), приехавшим из Вильно в Петербург. Его имя начинает ежедневно встречаться в дневниках поэта, а вскоре Кузмин и Юркун образуют один из самых долгих любовных союзов Серебряного века: их взаимоотношения продлятся вплоть до смерти Кузмина в 1936 году. Под 1921 год на новогоднем карнавале Юркун отбил у Николая Гумилева его пассию — актрису Александринского театра Ольгу Гильдебрандт-Арбенину. События этого вечера, а также последующая история взаимоотношений Кузмина и Юркуна стали основой для лирического сюжета последней книги стихов Кузмина «Форель разбивает лед» (1925–1928). Трое образовали негласный союз: Арбенина, чрезвычайно ценя Кузмина, стала ближайшей участницей его круга и фактической женой Юркуна (официально они расписаны никогда не были), Юркун же продолжал жить с ними обоими. После смерти Кузмина адвокат Оскар Грузенберг выиграл дело о признании Юркуна незаконнорожденным сыном поэта и, соответственно, его наследником.

Читайте также:  Сказание о белгородском киселе - краткое содержание

В 1938 году Юркуна обвинили в участии в право-троцкистской террористической организации (начало «ленинградского писательского дела», по которому также арестовали и казнили Бенедикта Лившица, Вильгельма Зоргенфрея, Валентина Стенича и других), осенью его расстреляли.

Одной из версий ареста является присутствие имени Юркуна в дневниках Кузмина, которые в 1930-х годах оказались в распоряжении НКВД (содержание дневников подпадало под введенную Сталиным статью о мужеложстве).

Арбенина, оставшись одна, прожила остаток жизни в страхе, в приступе которого однажды изрезала большинство фотографий Юркуна, сделанных Кузминым: чтобы ввести в заблуждение сотрудников Лубянки, она отрезала на фотографиях голову своего возлюбленного, оставив себе тело.  

Источник: https://arzamas.academy/materials/796

Четыре женщины, дарившие вдохновение Александру Блоку

28 ноября 1880 года родился Александр Блок. Он был поэтом-символистом, сыгравшим заметную роль в русской литературе Серебряного века. Первые свои стихи Блок написал в пять лет, в десять — он написал два номера журнала «Корабль». Первый громкий успех пришел в начале ХХ века с выходом цикла «Стихи о Прекрасной Даме».

Той Прекрасной Дамой стала Любовь Менделеева, дочь знаменитого русского химика. Любовь Дмитриевна была для Блока одновременно и Музой, и супругой. Однако, как ни была сильна любовь к супруге, Блок увлекался и другими женщинами. Сегодня «РГ» вспоминает тех, кто стал для поэта Музой.

Ксения Садовская

С Ксенией Михайловной Блок познакомился на немецком курорте Бад-Наугейме в 1897 году. Это была его первая любовь, оставившая глубокий след в творчестве поэта.

Садовская была старше Блока на 22 года.

Курортный роман был бурным, а затем перерос в длительные отношения; 16-летний юноша испытал весь спектр чувств мужчины к женщине — от пылкой влюбленности и неловкого смущения до ярости и ненависти.

  • Влюбленный Блок писал:
  • «В такую ночь успел узнать я, При звуках ночи и весны, Прекрасной женщины объятья
  • В лучах безжизненной луны».

Через двенадцать лет, когда до него дойдут слухи о кончине Садовской, поэт не лестно отзовется о своей первой любви: «Однако, кто же умер? Умерла старуха. Что же осталось? Ничего. Земля ей пухом».

  1. Впрочем, несмотря на осадок, оставшийся после расставания, Блок в стихах нашел место и теплым чувствам:
  2. «Жизнь давно сожжена и рассказана, Только первая снится любовь, Как бесценный ларец перевязана Накрест лентою алой, как кровь. И когда в тишине моей горницы Под лампадой томлюсь от обид, Синий призрак умершей любовницы
  3. Над кадилом мечтаний сквозит».

Любовь Менделеева

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко Любовь Менделеева

Дочь знаменитого химика Дмитрия Менделеева в свои шестнадцать лет слыла красавицей. Знакомы они с Блоком были с детства, но новая встреча перевернула мир поэта — он встретил Музу, Прекрасную Даму, Любовь. И эти отношения были противоположностью его романа с Садовской.

  • Вхожу я в темные храмы, Совершаю бедный обряд. Там жду я Прекрасной Дамы
  • В мерцаньи красных лампад.
  • В тени у высокой колонны Дрожу от скрипа дверей. А в лицо мне глядит, озаренный,
  • Только образ, лишь сон о Ней.
  • О, я привык к этим ризам Величавой Вечной Жены! Высоко бегут по карнизам
  • Улыбки, сказки и сны.
  • О, Святая, как ласковы свечи, Как отрадны Твои черты! Мне не слышны ни вздохи, ни речи,
  • Но я верю: Милая — Ты.

Они поженились в 1903 году. Сперва Блок видел в своей Идеал, боготворил ее. И это было проблемой в их отношениях.

Блок считал, что Муза должна оставаться Музой, и нет никакой необходимости в физической близости. Супруга была в смятении. Особенно учитывая увлечения Блока другими.

Но и Любовь Дмитриевна не осталась без внимания: за ней ухаживали «коллеги по цеху» Блока — Соловьев и Белый. А чувства Блока вновь бурлят.

Наталья Волохова

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко Наталья Волохова

С актрисой труппы Веры Комиссаржевской Блок познакомился во время подготовки постановки пьесы «Балаганчик» (1906 год). Именно в этой драме описан конфликт между поэтом и Андреем Белым, претендовавшим на сердце Любови Дмитриевны. Отношения супругов к этому времени практически разладились…

Блок сходил с ума от эффектной брюнетки, посылал ей цветы и стихи, просиживал у нее в гримерке, встречал после спектаклей. Ходят слухи, что он готов был развестись ради Волоховой, но этот роман завершился вместе с циклом стихов «Снежная Маска».

  1. «Я в дольний мир вошла, как в ложу. Театр взволнованный погас И я одна лишь мрак тревожу
  2. Живым огнем крылатых глаз.

Они поют из темной ложи: «Найди. Люби. Возьми. Умчи». И все, кто властен и ничтожен,

Опустят предо мной мечи».

Любовь Андреева-Дельмас

Оперную певицу Блок повстречал в марте 1913 года. Их дома были по соседству, Блоки жили тогда в доходном доме на Офицерской улице. В течение нескольких месяцев они были неразлучны, даже выступали вместе — он читал стихи, она пела романсы.

  • «О да, любовь вольна, как птица, Да, все равно — я твой! Да, все равно мне будет сниться
  • Твой стан, твой огневой!
  • Да, в хищной силе рук прекрасных, В очах, где грусть измен, Весь бред моих страстей напрасных,
  • Моих ночей, Кармен!»
  • Однако они расстались в 1914 году, когда Блок затосковал по жене, которая не выдержав любовных метаний мужа отправилась санитаркой на фронт.

После возвращения Любови Дмитриевны Блок успокоился, более он не отпускал жену от себя и был ей верен до самой смерти в 1921 году. Любовь Дмитриевна пережила мужа на 18 лет.

Источник: https://rg.ru/2013/11/28/blok-site.html

Любовь Менделеева и Александр Блок

Любовь Менделеева и Александр Блок

Отношения великого русского поэта Александра Блока, в стихах которого женщина, как правило, являлась существом высшим, поднятой на недосягаемый пьедестал Прекрасной Дамой, с женщинами земными, из плоти и крови, всегда были более чем странными.

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой кратко

Александр Блок

С Любашей Менделеевой Блок был знаком с самого детства: имение его деда Шахматово находилось всего в восьми километрах от имения Дмитрия Менделеева, знаменитого русского химика. Домашний театр, посиделки на веранде под пение самовара, «живые картины», совместное разгадывание ребусов… Все это разом вспомнилось Александру, когда он снова встретил ту, которую не видел долгие годы.

Люба Менделеева играла Офелию в «Гамлете», и Блок был очарован как исполнением, так и самой девушкой, выросшей из пухлощекой молчуньи в статную красавицу. В свои восемнадцать Александр Блок уже пережил острое разочарование первой любви.

Ксения Садовская, с которой у него случился захватывающий курортный роман и которая вдохновила его на многочисленные поэтические строки, была скучающей светской львицей. Они встретились на курорте в Южной Германии. Блоку было шестнадцать, Ксении – тридцать семь.

Пылкий мальчик забавлял томящуюся даму, и та, не слишком задумываясь о последствиях, легко пустила его в свою постель.

Мать Блока, с которой он приехал на курорт, устроила пошлый скандал, ворвавшись к «гнусной совратительнице» в номер.

Садовская была старше матери Саши на год – и та неистовствовала, грозя распутнице всеми карами небесными и даже каторгой… Садовская выставила мадам Блок за дверь, и та сорвала досаду на сыне: «Куда деться, Сашурочка, возрастная физика, и, может, так оно и лучше, чем публичный дом, где безобразия и болезни?»

В тот же день Блоки уехали домой. Александр не успел попрощаться со своей первой любовью, лишь положил под ее дверь красную розу… Однако они еще не раз свидятся – в Петербурге, где их сладкие тайные свидания будут разбавлять рутину ее скучной семейной жизни.

С появлением в его жизни Любы Менделеевой Блок совершенно остывает к Садовской: он наконец-то нашел свой идеал, чистую, прекрасную девушку, жизнь с которой можно начать с нового листа! Они встречались год, а затем Блок, совершенно уверенный в своих чувствах, сделал Менделеевой предложение. Была сыграна свадьба, и все предрекали паре долгую и счастливую семейную жизнь. Из этого сбылось только первое – их семейная жизнь была действительно долгой. Но счастливой, увы, назвать ее было невозможно…

Разумеется, поэты отчасти существа не от мира сего, но чтобы в первую брачную ночь объяснить трепещущей от любви и страсти невесте, что физической близости между ними быть никак не может, потому что это… помешает их духовному родству?! Люба плакала от стыда и унижения, но она как-никак была его Прекрасной Дамой, Таинственной Девой и Вечной Женой, и, возможно, это на время примирило ее с происходящим.

Блок не мог проделывать со своей женой в постели то, что позволял себе с уличными девками в публичных домах, куда он шел, чтобы выпустить пар и… снова писать о чистоте, женственности и белых одеждах! Однако если он, презирая все плотское, вовсю пользовался услугами доступных женщин, то бедная Люба даже помыслить себе не могла, что их брак, освященный церковью, превратится в такой балаган… Ее созревшее тело также требовало любви земной, настоящей, а не той условной близости, которую предлагал ей муж.

Между тем внимания Любы стало открыто добиваться другое литературное дарование – Андрей Белый.

Красавец Белый настойчиво ухаживал за женой Блока, а она, бедняжка, не знала, что делать со всеми этими свалившимися на нее высокими чувствами: мистикой собственного мужа, который желал видеть ее как Неизреченную, и поклонением Белого, который также хотел от нее пламенного горения и полного слияния душ…

Люба была чудо как хороша: пытаясь совратить собственного мужа, она выписывала наряды из Парижа, пользовалась модными духами, но лучше всего был ее истомленный неразделенной страстью взгляд.

Их физическая близость все же состоялась – через два года жене удалось затащить собственного мужа в постель, но… он заявил, что это была ошибка и больше такого не повторится! Правда, время от времени они с Блоком все же бывали близки, но особой радости в этом для бедной Любы не было.

Наконец она решилась принять навязываемые ей правила чужой игры и стать «свободной, как птица», допустив к своему телу других, раз уж мужу оно было совсем без надобности. Гастролируя с театром Мейерхольда по России, Люба честно писала Блоку о каждом новом любовнике, неизменно приписывая в конце: «Люблю тебя одного в целом мире».

Да, она несомненно любила его, иначе давно ушла бы к кому-нибудь из тех, кто восхищался ею и жаждал ее общения, понимания, страсти… Но сердце ее было навек отдано Блоку, как и его странное сердце навек принадлежало ей.

На очередных гастролях Люба всерьез увлеклась актером Лавидовским и даже забеременела от него.

Возвратившись домой, она рассказала о своей беременности мужу, и тот… обрадовался! «Пусть будет ребенок! Это еще больше сблизит нас, ведь это будет наш общий ребенок!»

Люба плакала от острой любви и жалости к мужу – Блок не мог иметь детей, переболев в юности сифилисом. Однако детей им иметь было не суждено – новорожденный мальчик скончался через восемь дней, повергнув обоих родителей в неизбывную печаль.

Возможно, только обладавшая ангельским терпением Любовь Блок могла вынести все странности и чудачества своего мужа. Когда тот, увлекшись красавицей актрисой Натальей Волоховой, даже стал думать о разводе, Люба сама пошла к Волоховой и… честно рассказала о поэте все.

Что дед Блока умер в психиатрической лечебнице, а мать страдает эпилептическими припадками. Что жизнь с поэтом – это тяжелый груз, но… она, Люба, готова переложить этот груз на другие плечи.

При условии, что Волохова действительно любит поэта так, что будет играть по его правилам и при этом забудет о собственной жизни.

Читайте также:  Смерть поэта - краткое содержание стихотворения лермонтов

Волохова, эта «Снежная королева», которой Блок посвятил цикл стихов, предпочла порвать с поэтом, оставив его жене. Но… Любочке от этого легче не стало.

Ее Сашура тут же закрутил новый роман – на этот раз с оперной певицей.

Поэту как воздух необходимо было постоянное впрыскивание в кровь сладкого яда влюбленности, а ей – крепкая семья, супружеское счастье, которого с Блоком у нее не было, да и не могло быть…

Началась Первая мировая, и Любовь Блок уехала на фронт санитаркой, разорвав тем самым круг непростых отношений с собственным мужем. Поэт безумно тоскует по жене, и когда она возвращается домой, не отпускает Любу от себя ни на шаг. Александр Блок, который все чаще прикладывался к бутылке дешевого вина и разменивал ее на таких же дешевых шлюх, наконец понял, в чем было его истинное счастье.

До самой смерти Блока они останутся вместе, несмотря ни на его по-прежнему тяжелый характер, ни на горькое разочарование в революции, которую он когда-то приветствовал. Здоровье поэта было подорвано той самой «истиной в вине» и мучительными поисками настоящей правды, которая открылась ему лишь в последние годы жизни: оказывается, счастье было совсем рядом, стоило лишь протянуть руку…

Блок умер вскоре после Октябрьской революции – в 1921 году.

Большевики, на которых он согласился работать, взваливали на поэта непомерно большие нагрузки, заставляли бесконечно агитировать, председательствовать, кричать с трибуны… Блок жаловался жене: «Я чувствую, как будто меня выпили…» Блоки жили очень скромно, если не сказать в полной нищете.

Смертельно больной поэт просил у новой власти разрешения на выезд за границу, но ему много раз отказывали. Когда же это разрешение наконец было получено, оно уже ничего не могло изменить – Александр Блок умер от болезни сердца.

Любовь Менделеева-Блок пережила мужа на восемнадцать лет и всю оставшуюся жизнь посвятила сохранению его наследия. Умерла она внезапно: открыв дверь двоим приятельницам, пришедшим за ее мемуарами о покойном муже, Люба вдруг сияющим взором уставилась на что-то за их спинами, произнесла: «Са-а-ашенька!» – и упала замертво.

В среде богемы долго ходили слухи о странной болезни Блока, как-то слишком быстро унесшей его в могилу, и о смерти его жены… Все сходились лишь в одном: ему надоело ждать свою Прекрасную Даму на перепутье параллельных миров, и он пришел к ее порогу сам…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Следующая глава

Источник: https://biography.wikireading.ru/242083

История любви Александра Блока и Любови Менделеевой

Общество » Семья » Житейские истории

Любовные треугольники не такая уж редкость. Один лишь Серебряный век дал нам много таких союзов.

Достаточно вспомнить Зинаиду Гиппиус и ее отношения с двумя тезками, мужем Дмитрием Мережковским и любовником Дмитрием Философовым, которого за глаза называли «третьим Мережковским».

Довольно странным был брак Александра Блока и Любови Менделеевой.

Близкие стихи. Эвелина Бледанс

«Гений первой любви», как выразился Александр Блок, посетил еще даже не поэта, а 16-летнего юношу на немецком курорте Бад-Наугейм (Bad Nauheim), куда он приехал вместе с матерью Александрой Андреевной и ее родной сестрой Марией Андреевной в 1897 году.

Туда же подлечиться после третьих родов приехала 37-летняя Ксения Михайловна Садовская. Привлекательная женщина была женой солидного чиновника, матерью двух девочек и одного сына. В молодости она окончила Петербургскую консерваторию по классу вокала.

В своем дневнике тетя Блока написала о племяннике: «Сначала он просто скучал, ныл и капризничал и мучил свою маму и меня. Но потом мы познакомились с Садовской, и началась новая игра и новые муки. Он ухаживал впервые, пропадал, бросал нас, был неумолим и эгоистичен, она помыкала им, кокетничала, вела себя дрянно, бездушно и недостойно.

Мы боялись за его здоровье и за его сердечко. Кончилось все однако тем, что Аля (мать Блока. — Ред.

) все узнала от скрывавшегося Сашуры, и оказалось, что любви у него никакой нет, и она-то завлекала его, на все сама была готова; только его чистота и неопытность спасли его от связи с замужней, плохой, да еще и несвежей женщиной».

Избранницам Сашуры будет и впоследствии доставаться от других женщин. Анна Ахматова безапелляционно отзывалась о супруге Блока Любови Дмитриевне, дочери знаменитого русского химика Дмитрия Ивановича Менделеева, как о «круглой дуре».

В записной книжке Блока от 20 июня 1909 года, перед отъездом из Италии, за день до приезда в Бад-Наухайм, есть следующая запись: «Bad Nauheim: первой влюбленности, если не ошибаюсь, сопутствовало сладкое отвращение к половому акту (нельзя соединяться с очень красивой женщиной, надо избирать для этого только дурных собой). Может быть, впрочем, это было и раньше».

В автобиографии этот второй по величине город в земле Гессен упомянут дважды: «Мне приходилось почему-то каждые шесть лет моей жизни возвращаться в Bad Nauheim (Hessen-Nassau), с которым у меня связаны особенные воспоминания.

Этой весной (1915 года) мне пришлось бы возвращаться туда в четвертый раз; но в личную и низшую мистику моих поездок в Bad Nauheim вмешалась общая и высшая мистика войны».

 Истории любви: Драма за королевским фасадом

Из таких крохотных свидетельств литературоведы и, в первую очередь, блоковеды додумывают кто во что горазд.

Тогда на юношу не только пахнуло французскими духами Peau d'Espagne — «Испанская кожа», но и «Вечной женственностью» (das Ewig-Weibliche) — образом заимствованным из гетевского «Фауста» и через посредство Владимира Соловьева ставшим знаковым в творчестве Блока.

Лирик не забудет Садовскую никогда и после ее смерти. Именно после встречи с Оксаной из него полились стихи. Впрочем, довольно скоро «Ты» и «Оксана» сменятся в письмах на «Вы» и «Ксения Михайловна».

  • Довольно Вашими лучами
  • Питались нежные мечты…
  • Сегодня, разлучаясь с Вами,
  • Я не скажу Вам больше: «Ты!» («Этюд»)

У деда петербургского поэта Андрея Николаевича Бекетова была подмосковная усадьба Шахматово, а рядом, в селении Болотово жило семейство Менделеевых. В детстве старшая дочь химика и Блок виделись неоднократно. Более осознанное знакомство с Любой происходит летом 1895 года.

Ставят любительский спектакль «Гамлет», режиссером, гримером и костюмером которого становится Анна Ивановна Менделеева. Блок — принц Датский, Люба — Офелия. К спектаклю оба предпочитают готовиться в одиночестве. Искра пробежала, но не более. Несмотря на охлаждение к Садовской, Сашура не торопится чаще бывать в Боблово у Менделеевых.

В рукописях той поры чередуются карандашные пометы с инициалами обеих женщин: «К.М.С.» и «Л.Д.М.». Позже, осенью 1900 года, последовал разрыв с Любовью Дмитриевной.

«О Блоке я вспоминала с досадой, — писала в мемуарах «И были, и небылицы о Блоке и о себе» Любовь Дмитриевна. — Я помню, что в моем дневнике, погибшем в Шахматове, были очень резкие фразы на его счет вроде того, что «мне стыдно вспоминать свою влюбленность в этого фата с рыбьим темпераментом и глазами…» Я считала себя свободной».

Однако уже 7 марта 1901 года Александр случайно встречает Любовь на Васильевском острове, куда пришел покупать таксу, которую потом назовет Краббом. Девушка шла на Бестужевские курсы и Блок тайком последовал за ней. Позже она запишет: «Около курсов промелькнул его профиль, — он думал, что я не видела его.

Эта встреча меня перебудоражила».

Мистики в реалиях: Александр Блок

7 ноября 1902 года Блок совершает загадочный поступок, который до сих пор по-разному трактуется исследователями его творчества.

Александр Александрович пришел на студенческий бал в Дворянском собрании, имея при себе записку, начинавшуюся тривиальной фразой: «В моей смерти прошу никого не винить. Причины ее вполне «отвлеченны» и ничего общего с «человеческими» отношениями не имеют.

Верую в Единую Святую соборную и Апостольскую Церковь. Чаю воскресения мертвых. И Жизни Будущего Века. Аминь. Поэт Александр Блок».

На оборотной стороне адрес и дата. Писал совсем не безумец. Закавыченные слова свидетельствуют, что не утрачена способность к анализу.

Греховность самоубийства он пытается сгладить признанием в религиозности и своей воцерковленности. Примечательно слово «поэт» в конце.

Некоторые биографы подозревают, что таким образом поэт хотел привнести в свои отношения с Любовью Дмитриевной такой драматизм, которого не было в их отношениях.

25 мая 1903 года Александр Блок обручился с Любовью Менделеевой, свадьбу назначили на 17-е августа. В этот летний день состоялось венчание. Со стороны невесты — сияющие родители, со стороны жениха — только мать.

Александра Львовича, подарившего молодым тысячу рублей, не пригласили и тем сильно обидели. Не было на бракосочетании и друга жениха, которого он пригласил в шаферы, поэта Бориса Бугаева — известного под псевдонимом Андрей Белый.

Его здоровье расшатали переутомление, вызванное экзаменами в университете, и особенно смерть отца. С четой Блоков Борис Николаевич познакомится в январе 1904 года. Несколько позже Белый станет третьим в этом союзе. И тому были причины.

И не только потому что для обоих поэтов Братства Рыцарей Прекрасной Дамы Любовь Дмитриевна станет Женой, облеченной в Солнце, Софией Премудростью и Прекрасной Дамой в одном лице, Девой Радужных Ворот.

 Истории любви: роман Утесов-Ленская

В своих более чем откровенных мемуарах, посвященных ее непростым отношениям с Андреем Белым, которые Анна Ахматова назвала «порнографическими», Любовь Дмитриевна подробно рассказала про свою безрадостную интимную жизнь с Александром Александровичем.

На протяжении года после свадьбы законная супруга оставалась девственницей.

Когда же муж, имевший достаточный сексуальный опыт, перенес его на брачные отношения, это превратилось, по свидетельству жены, в «редкие, краткие, по-мужски эгоистичные встречи», продолжавшиеся менее двух лет.

Современный биограф Блока литературовед Владимир Новиков пишет: «Между супругами нет того, что составляет земную сторону брака. Блок убеждает Любовь Дмитриевну в том, что им не нужно «астартической» любви. Он делает это вполне искренне, но в то же время не по свободному выбору, а вынужденно.

Налицо некая психофизиологическая аномалия, которая препятствует обыкновенной телесной близости. По сути дела предпринята попытка брака, состоящего исключительно в душевном и духовном единении супругов».

«Прекрасными Дамами» Блока становились актрисы Наталья Волохова и Любовь Дельмас, многочисленные поклонницы поэта и, наконец, «незнакомки» — дамы полусвета, проще говоря, куртизанки и проститутки.

Андрей Белый, который пережил мучительные любовные отношения с Ниной Петровской (Соколовой), в середине июня 1905 года передал Любови Андреевне письмо со своим объяснением в любви. Позднее в разговорах наедине он умолял ее оставить Блока и связать свою судьбу с ним.

Развязка в их отношениях наступила 26 февраля 1906 года. Чтобы встречаться с возлюбленной, Белый нанял отдельную квартиру на Шпалерной улице.

«Никакой преграды не стояло между нами, и мы беспомощно и жадно не могли оторваться от долгих и не утоляющих поцелуев», — вспоминала Любовь Дмитриевна.

Была ли Любовь Дмитриевна Блок красавицей? С точки зрения Анны Андреевны Горенко (Ахматовой) — нет. «Она была похожа на бегемота, поднявшегося на задние лапы. Глаза — щелки, нос — башмак, щеки — подушки. … С такой спиной! — возмущенно говорила поэтесса Лидии Чуковской.

— Она не только не была красива, она была ужасна! Самое главное в этой женщине была спина — широченная, сутулая. И бас. И толстые, большие ноги и руки. Внутренне же она была неприятная, недоброжелательная, точно сломанная чем-то… Но он (Блок. — Ред.

) всегда, всю жизнь видел в ней ту девушку, в которую когда-то влюбился… И любил ее…»

Читайте самое интересное в рубрике «Общество» 

Источник: https://www.pravda.ru/society/1189162-love/

Ссылка на основную публикацию