Краткое содержание рассказов алексина

Здесь можно скачать бесплатно «Анатолий Алексин — Домашнее сочинение» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Детская проза. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Краткое содержание рассказов Алексина

Описание и краткое содержание «Домашнее сочинение» читать бесплатно онлайн.

Анатолий Алексин

Домашнее сочинение

Когда Дима прочитал все, что создано в мировой литературе для его возраста, он принялся за книги, написанные для других возрастов.

— Почему ты не запираешь свой книжный шкаф? — спросила мама у папы.

— Запирать книги — это кощунство! — ответил папа. — Они еще никому не приносили вреда.

— А может, вообще отменить это понятие — «ребенок»? — спросила мама. Раз в тринадцать лет можно все то же самое, что и в тридцать пять!

За справедливостью Дима всегда обращался к бабушке.

В самый разгар родительских споров, касавшихся его судьбы, он с отчаянием в голосе произносил: «Ну, скажи ты!..»

И спор немедленно обрывался: бабушка говорила так неторопливо и тихо, что к ее голосу надо было прислушиваться.

Вступая в дискуссию, она чаще всего задавала вопрос, ответ на который таил в себе решение спора.

— В каком классе ты сама-то прочитала «Анну Каренину»? — спросила она у мамы.

— Не помню.

— А я помню. В шестом…

— Вот видите! Видите!.. — воскликнул Дима. — А я еще не читал…

— Дети не обязаны повторять ошибки родителей, — отважилась возразить мама. — Книга, прочитанная не вовремя, может навсегда отбить вкус к самой себе.

— Это бывает, — согласилась бабушка. — Но ты не волнуйся… Я присмотрю.

Прежде всего Дима принялся за «Большую энциклопедию». Ему в голову пришла мысль, что если прочитать эти тяжеловесные тома, написанные обо всем на свете, — можно сразу стать всесторонне образованным человеком.

Осилив за десять дней том на букву «А», Дима перестал спать спокойно. Радости и трагедии, открытия и сражения, происходившие в разные года и эпохи, но словно бы объединенные начальной буквой своих имен, перемешались в голове, путались, наскакивали друг на друга.

И все же Дима, вздохнув, принялся за второй том. Сначала он решил перелистать его, посмотреть картинки… И неожиданно остановился. Между 78-й и 79-й страницами, лежал исписанный незнакомым ему почерком двойной лист, вырванный из обыкновенной тетрадки в линеечку:

Письмо 1972-му году. Домашнее сочинение ученика 9-го класса „Б“ Владимира Платова.

— Бабушка! — от неожиданности вскрикнул Дима.

— Что тебе? — раздался из другой комнаты бабушкин голос.

— Ничего… Я так просто. Хотел проверить, ты спишь или нет.

— К счастью, не сплю. А то бы ты меня разбудил.

— Прости, пожалуйста…

Дима решил сперва прочитать письмо сам. Судя по заголовку, ученик 9-го класса «Б» должен был адресовать его не человеку, а году. Однако первые же строчки свидетельствовали о том, что ученик не вполне подчинился заданию учительницы… 

«Дорогая Валя! Мария Никитична хочет, чтобы мы обращались к году, а я обращаюсь к тебе. К тебе, живущей в том самом году!

Прошло тридцать лет, как я написал это письмо. И вот ты его читаешь… Представь себе, что я стою рядом (вот здорово!) и разговариваю с тобой.

За это время произошло главное: я получил ответ на вопрос, который мучил меня в школьные годы. Дома, на уроках и переменах я думал: „Кого же она все-таки любит — Лешку Филиппова или меня?!“ Теперь я уже давно знаю, что ты любишь меня. А с Лешкой разговаривала на переменках просто для того, чтобы я немного поволновался.

И еще потому, что вы оба занимались в литературном кружке. Это было единственное, что вас объединяло в ту далекую пору. Теперь уж я точно знаю…

Все эти тридцать лет я был ужасно счастлив из-за того, что ты любила меня, а не Лешку Филиппова! Хотя он хороший парень. (Теперь-то уж хороший пожилой человек!)

Я сочувствовал ему все эти тридцать лет. Но что поделаешь, Валечка?! Раз ты любишь меня… Тут уж ничего не поделаешь!

Никогда не думал, что мечты могут сбываться с такой математической точностью! Мы работаем с тобой в одной больнице — ты на одиннадцатом этаже, а я на десятом…

Сегодня мы с тобой вместе оперировали больного. Я позвал тебя на помощь, и ты спустилась ко мне. А потом мы оба спустились вниз, где ждала нас его мать, и сказали ей:

„Все в порядке!“ Она не поверила, зарыдала… А мы стали уверять ее: „Опасности нет. Опасности больше нет!..“ Чтобы иметь возможность хоть раз сказать это, стоит жить на земле! Ты согласна?

Потом мы вернулись домой… Валя-маленькая, наша дочь, готовится к последним экзаменам в институте. Не знаю, в каком… Но это не имеет значения! А сын Сережа ушел на футбольный матч. Он вообще увлекается спортом.

Тебе даже кажется, что чересчур. Похож на отца!.. Пусть хоть это послужит тебе утешением. Ведь ты любишь меня…» 

На этом домашнее сочинение обрывалось.

— Бабушка! — крикнул Дима.

— Что тебе?

Дима молчал. Бабушка появилась на пороге… Говорили, что когда-то она была очень веселой. И даже любила петь…

А потом стала тихой и, казалось, все время думала о чем-то одном. Думала, думала… Она стала такой в тот февральский день сорок пятого года, когда пришло извещение о гибели ее сына Володи.

Она всегда была уверена, что единственное, чего пережить невозможно, это гибель детей. Она и не пережила…

Умерло ее веселье, умолкли песни, потухли глаза. И лишь через много лет, когда родился внук Дима, жизнь как бы вернулась к ней. Но не та, что была раньше, а совсем другая… Она стала бабушкой.

— Это… его сочинение, — сказал Дима. И протянул ей двойной тетрадный листок.

Бабушка прочитала. Потом еще раз… Потом еще. Дима ждал. А она все водила глазами по строчкам. И Диме казалось, что это не кончится никогда.

— А где эта Валя? — спросил он тихо.

— Валя Филиппова? Как и раньше… живет над нами, на шестом этаже.

— Филиппова?! — переспросил Дима.

— Ну да…

— Она вышла замуж за Лешку?.

— Ее мужа зовут Алексеем Петровичем, — ответила бабушка.

— Это тот… который все уступает дорогу в лифт, а потом сам не влезает? Какой-то чудак!

Читайте также:  Сочинение жестокость. что такое жестокость 11 класс егэ

— Интеллигентный человек, — возразила бабушка. — И ее ты знаешь. Однажды, когда у тебя была высокая температура, мы позвали ее. Она сделала тебе укол… Помнишь?

— Еще бы! — Дима погладил себя по тому самому месту. — Она стала хирургом?

  • — Нет, педиатром.
  • — Кем?
  • — Детским врачом.
  • — И он тоже врач?

— Он преподает литературу. Кажется, в институте.

  1. — Ну да… он же занимался в литературном кружке!
  2. А сын их — такой высоченный и неуклюжий?
  3. — Очень талантливый мальчик, — сказала бабушка.
  4. — Откуда ты знаешь?
  5. — Учится в аспирантуре. Его зовут Володей…

Когда начало темнеть, Дима спустился вниз и стал дежурить во дворе, возле подъезда. Люди возвращались с работы… Одни торопились так, будто дома их ждал какой-то сюрприз. Другие шли медленно, на ходу о чем-то размышляя, будто и не расставались с делами.

«Володя мечтал, что домой они будут возвращаться вдвоем… — вспомнил Дима. — Хорошо, чтоб сегодня она вернулась одна!»

  • Она подъехала на белой машине с красным крестом.
  • — Я только скажу моим мужчинам, чтобы не волновались, — и сразу обратно, — сообщила она шоферу.
  • — Поешьте, — посоветовал он.
  • — Тогда, может, и вы? — Я уже поел…
  • Дима вошел в подъезд вслед за ней и тихо, смущенно сказал:
  • — Простите, пожалуйста…

— Что с тобой? — спросила она с тревожным участием, будто предполагала, что он нуждается в медицинской помощи.

— Вам письмо!

— Мне?!

Он впервые разглядел ее, хотя лампочка над дверью лифта светила тускло.

Глаза были добрые, удивленные.

— Письмо?.. Мне? — Она ткнула пальцем в пуговицу пальто, из-под которого виднелся край белого халата. На голове у нее была белая медицинская шапочка, которая (Дима это давно заметил!) очень молодит женщин-докторов и всегда им к лицу.

«Все еще красивая…» — почему-то с огорчением подумал Дима. И протянул ей Володино домашнее сочинение.

— Прочтите…

— Что это? — с озорным любопытством спросила она, словно ожидала какого-то розыгрыша.

— Это письмо. Прочтите…

— Хорошо! Только поднимемся к нам, — предложила она. — А то здесь темно.

— Нет, лучше тут… — ответил ей Дима.

Его голос насторожил ее. Она раскрыла чемоданчик и достала очки.

«Лишь бы никто не вошел и це помешал ей! — думал Дима. — Лишь бы никто!..»

  1. Он даже привалился спиной к двери, готовый задержать непрошеного жильца.
  2. Она сняла очки… Белая шапочка уже не так молодила ее.
  3. Она медленно пошла вверх по лестнице, забыв, что в доме есть лифт.

— Скажите, пожалуйста… — срывающимся голосом крикнул вдогонку Дима. Вы любили его?

Источник: https://www.libfox.ru/122410-anatoliy-aleksin-domashnee-sochinenie.html

Алексин

В повести рассказывается о семье, в которой у отца и сына одно имя – Сергей. Однажды сын перепутал и прочитал письмо своего отца. Письмо написала женщина. Которая выходила раненого отца во время войны, она писала, что… Дальше

Безумная Евдокия

Была обычная семья: отец, мать и дочь. Мать лишилась рассудка из-за эгоизма своей дочери. Когда родители поженились оказалось, что у матери порок сердца и дочь вообще не должна была появиться, но произошло чудо. Дочь безумно любили и делали для нее все… Дальше

В стране вечных каникул

Во время зимних каникул школьник Петя выиграл соревнование и за это Дед Мороз готов исполнить любое его желание. На следующий день у Пети была путевка в вечные каникулы. Пете не нужно было больше ходить в школу, и родители приказали развлекаться весь день… Дальше

Звоните и приезжайте

В рассказе «Звоните и приезжайте» повествование ведется от первого лица: мальчика-шестиклассника. Это история обычной городской семьи — мама, папа, сын и приходящая по вечерам, помогать по хозяйству, бабушка…. Дальше

Мой брат играет на кларнете

В одном доме жили брат студент и сестра семиклассница. Брат играл на кларнете. Девочка в силу своей наивности и неопытности решила посветить свою жизнь игре старшего брата, она хотела записывать его мысли и помогать во всем…. Дальше

Очень страшная история

Рассказ начинается с того, что в школе неназванного города появляется новый учитель литература Святослав Николаевич, который является поклонником творчества Глеба Бородаева, внук которого и является одним из учеников класса…. Дальше

Поздний ребенок

Из повести «Поздний ребенок» читатели узнают о Леньке — «мерзавце», шестнадцатилетнем пареньке, рождения которого ждали в семье много-много лет. Он понимает, что его позднее появление создает трудности престарелым родителям…. Дальше

Раздел имущества

Вера – главная героиня имела травму и ее лечила бабушка. Мама девочки была экологом, хорошим и несгибаемым человеком. Отец – работал экскурсоводом и был очень мягким человеком…. Дальше

Самый счастливый день

В рассказе описываются последние деньки зимних каникул. Родители главного героя ссорятся прямо в новогоднюю ночь и все каникулы не общаются друг с другом. Главный герой старается всячески из померить…. Дальше

Саша и Шура

В повести «Саша и Шура» рассказывается о поездке московского школьника Саши, в гости, в Белогорск, к своему дедушке-доктору. У него есть тайна- переэкзаменовка по русскому языку…. Дальше

Сердечная недостаточность

В рассказе говорится о людях страдающих сердечной недостаточностью, о взаимоотношениях между людьми и о сострадании. Главными героями данного рассказа выступают люди, борющиеся со своими пороками и болезнями…. Дальше

Сигнальщики и горнисты

Главный герой рассказа мальчик Петя жил с мамой, которая была педиатром и просто доброй женщиной. Она помогала каждому в доме, никому не отказывала и за это их квартиру прозвали «бюро добрых услуг»…. Дальше

Третий в пятом ряду

В рассказе говорится о девочке, ее бабушка работала в школе. Девочка готовилась к операции и вспоминала бабушкины школьные рассказы. Больше всего ей запомнился парень – третий в пятом ряду на фотографии…. Дальше

Источник: https://uchim-klass.ru/kratkie-soderzhaniya/aleksin

Как ваше здоровье Алексин А.Г

Я учусь в той же школе, где когда-то учились мама и папа. Папу почему-то никто не запомнил. А маму запомнили многие. «У нее были прекрасные внешние данные! » – сказала как-то учительница литературы, которая заодно руководит у нас дра­мматическим кружком. И придирчиво оглядела меня.

Это было бы еще ничего: за «внешние данные» пока что отме­ток не ставят. Но оказалось, что и внутренние данные у мамы тоже были гораздо лучше, чем у меня. К примеру, все помнили, что мама никогда не гоняла клюшкой консервные банки и не любила играть в «расшибалочку» .
К трибуне зашагал огромный мужчина.

Мне показалось, что здоровее его в зале не было ни одного человека. – Это Андрюша… – сказала старушка. И опять по-своему улыбнулась. В разных концах зала тоже зашептали: – Андрюша… Андрюша… – Его тут все знают? – спросил я старушку. – А как же! Он был совсем слабый.

Читайте также:  Хронологическая таблица рахманинова (жизнь и творчество)

Совсем… Я тоже знал об этом бывшем папином пациенте.

И еще двое бывших больных сказали, что с помощью папы они «второй раз родились» . Я понимал, что им бы не хотелось больше рождаться с папиной помощью… Но все они смотрели на папу так, будто с ним были связаны какие-то очень хорошие воспоминания.

А ведь он, между прочим, их оперировал… Я сидел и делал разные фантастические предположе­ния. «Вот если бы я учился на одни только пятерки – чего на самом деле никогда в жизни не будет! – и меня бы стали вдруг хвалить на школьном собрании, многим ребятам это бы не понравилось.

Я уверен… » А тут все врачи, медсестры и нянечки так улыбались, словно их самих за что-то благодарили. «Почему? – думал я. – Наверное, потому, что они любят папу…» А потом был концерт. А потом были танцы… И снова к папе подходили женщины: они приглашали его танце­вать.

И я опять ужасно страдал оттого, что мама и бабушка не видят всего этого.

Краткое содержание

Бабушка считала моего папу неудачником. Она не заявляла об этом прямо.
Но время от времени ставила нас в известность о том, что все папины товарищи по институту стали, как назло, главными врачами, профессорами или в крайнем случае кандидатами медицинских наук. Бабушка всегда так громко радовалась успехам папиных друзей, что после этого в квартире становилось тихо и грустно.

Мы понимали, что папа был «отстающим»…
— Хотя все они когда-то приходили к тебе за советами. Ты им подсказывал на экзаменах! — воскликнула как-то бабушка.
— Они и сейчас приносят ему свои диссертации, — тихо сказала мама, не то гордясь папой, не то в чем-то его упрекая.

— Они получают творческие отпуска для создания научных трудов! А он и в обычный отпуск уже три года не может собраться. Каждый день эта больница! Операции, операции… И больше ничего. Хоть бы на недельку взял бюллетень: заболел бы, отдохнул, что ли…
Вскоре мамино желание сбылось: папа заболел гриппом.
Ему прописали лекарства.

— А еще, — сказал врач, — нужен покой, тишина-Телефон у нас стал звонить каждые две минуты…
— Как его здоровье? Как он себя чувствует? — спрашивали незнакомые голоса.
Сперва меня это злило: папа не мог заснуть. И вечером я сказал маме, которая вернулась с работы:
— Звонили, наверно, раз двадцать!
— Сколько? — переспросила мама.

— Раз тридцать, — ответил я, потому что почувствовал вдруг, что мама как-то приятно удивлена. — Они мешают ему спать, — сказал я.
— Я понимаю. Но, значит, они волнуются?
— Еще как! Некоторые чуть не плакали… от волнения… Я их успокаивал!
— Когда это было? — поинтересовалась бабушка.
— Ты как раз ушла за лекарством. Или была на кухне… Точно не помню.

— Возможно… Звонков действительно было много, — сказала бабушка и с удивлением посмотрела на дверь комнаты, в которой лежал папа.
Она не ожидала, что будет столько звонков. Они обе не ожидали!..
«Как здорово, что папа заболел! -думал я. — Пусть узнают… И поймут. Особенно мама!» Да, больше всего мне хотелось, чтоб мама узнала, как о папе волнуются совершенно посторонние люди.

— Однажды мне довелось ухаживать за студентом Юрой. Ну который живет в соседнем подъезде… -сказал я. -Вы помните? (Мама и бабушка кивнули в ответ.) Он тоже был болен гриппом. И ему тоже звонили. Человека два или три в день. Не больше. А тут прямо нет отбоя!
В эту минуту опять зазвонил телефон.

— Простите меня, пожалуйста… -услышал я в трубке тихий, какой-то сдавленный женский голос… -Я с кем разговариваю?
— С его сыном!
— Очень приятно… Тогда вы поймете. У меня тоже есть сын. Его завтра должны оперировать. Но я хотела бы дождаться выздоровления вашего папы. Если это возможно… Попросите его, пожалуйста. Если возможно… У меня один сын. Я очень волнуюсь. Если это возможно.

Я хотела, чтобы ваш папа сам, лично… Тогда я была бы спокойна!
— Повторите, пожалуйста, это его жене, — сказал я. — То есть моей маме… Я сейчас ее позову!
И позвал.
Еще через час или минут через сорок мужской голос из трубки спросил:
— С кем я имею честь?
— С его сыном!
— Прекрасно! Тогда вы не можете не понять. Моей супруге будут вырезать желчный пузырь.

Обещали, что вырежет ваш отец. Именно поэтому я и положил ее в эту больницу. Хотя у меня были другие возможности! Но мне обещали, что ваш отец… И вдруг такая неприятная неожиданность! Как же так? Надо поднять его на ноги! Может быть, нужны особенные лекарства? Какие-нибудь дефицитные? Я бы мог… Одним словом, я хотел бы его дождаться. Это не театр: здесь дублеры меня не устраивают!..

— Скажите все это его жене. Вот так, как вы говорили мне… Слово в слово! Может быть, она сумеет помочь.

✚ Заказать ✎ Написать

Видео

Скачать содержание страницы

Источник: https://avosya.ru/kratkoe-soderzhanie/kak-vashe-zdorove-aleksin-a-g/

Повесть Алексея Алексина — "Третий в пятом ряду"

Всем доброго дня. Меня зовут Павел, я веду канал под названием журнал «Советское кино«. Периодически я буду появляться и на этом канале, помогая своей супруге Анне с написанием статей. В этом выпуске мы поговорим о повести Анатолия Алексина под названием «Третий в пятом ряду«.

С творчеством Анатолия Алексина я познакомился еще в школе, в пятом классе. Мы опередили школьную программу по литературе и наша учительница несколько уроков подряд читала нам произведения этого замечательного писателя.

Одним из них была повесть «Саша и Шура«. Мне она так понравилась, что я даже сходил в библиотеку и попросил выдать мне какую-нибудь книгу Анатолия Алексина. Но, как я и ожидал, книг Алексина в библиотеке не оказалось.

Небольшая повесть «Третий в пятом ряду» представляет собой воспоминания пожилой учительницы Веры Матвеевны, которая самостоятельно воспитывает внучку (ее родители работают геологами и часто уезжают на раскопки).

Читайте также:  Великое противостояние - краткое содержание повести кассиля по частям

Когда-то Вера Матвеевна была классной руководительницей у собственного сына. Она всячески понижала самооценку своего ребенка, активно придираясь к его знаниям и поведению. Таким странным способом Вера Матвеевна пыталась доказать ученикам своего класса, что ее отношение к сыну совершенно не предвзято.

У Веры Матвеевны был еще один ученик по имени Ваня Белов. Он боролся за справедливость и всячески пытался помочь сыну учительницы. Ему было плевать, что его методы борьбы выходят за рамки здравого смысла.

Например, за то, что Вера Матвеевна несправедливо обошлась с сыном, Ваня заявил учительнице, что будет голодать, пока она не изменит решения. Вера Матвеевна решение изменила, а позже предпочла переехать с сыном в другой конец города, подальше от этого парня.

Проходит время, и воспитание внучки Вера Матвеевна сопровождает историями из жизни своего сына и его друзей. Внучка слушает и делает выводы. Особенно ей нравятся истории про Ваню Белова, и она порой, в точности копирует поведение своего «кумира», включая голодовку.

Обычно, мне нравится все, что я читаю, но в случае с повестью «Третий в пятом ряду» — все не так однозначно. История интересная, необычная и занятная, но, при этом, практически все персонажи этого произведения ведут себя как-то странно, они какие-то гротескные, выпуклые.

Может в этом и была задумка автора? Не знаю, но мне бы очень хотелось послушать ваше мнение об этом неоднозначном произведении.

Любите читать? Заглядывайте на мой литературный каналВсе обзоры книг в одном месте… Смотрите тут

Ставьте лайки и подписывайтесь на канал!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/classic/povest-alekseia-aleksina-tretii-v-piatom-riadu-5e17f7725d636200b18630f3

Анатолий Алексин: Ты меня слышишь?

Анатолий Алексин

Ты меня слышишь?

Вечером с самолета поселок выглядел светящейся точкой, немигающим маяком, который затерялся в бескрайнем таежном море.

А геологу, вышедшему из леса, поселок показался большим городом: глаза его за три месяца отвыкли от ярких огней, а ноги – от асфальта и булыжника.

Он привык бродить тропками – и сейчас без надобности переходил с одной стороны улицы на другую, словно измеряя ее ширину.

Да и вообще все радовало его в этом поселке, потому что здесь ровно через полчаса он должен был услышать голос жены. Нет, не увидеть ее, а только услышать…

Он остановился возле одноэтажного домика и прочитал слова над дверью, которые показались ему словами долгожданной телеграммы, написанной белыми, слегка фосфоресцирующими буквами на синей стеклянной табличке: «Почта, телеграф, телефон». В этот поздний час маленькие полукруглые оконца почты были уже заставлены картонными щитками с категоричным словом «Закрыто». А телеграф и переговорный пункт, как всегда, бодрствовали.

Над столом с бугорками засохшего клея и чернильными кляксами, на котором днем писали письма, заклеивали конверты и бандероли, сейчас склонились люди, ожидавшие вызова телефонистки.

Они не разговаривали друг с другом, потому что все время напряженно прислушивались, боясь упустить тот миг, когда оживет, зашуршит, задышит микрофон и голосом телефонистки назовет номер кабины и имя далекого города, которое прозвучит для них как имя близкого человека, живущего там.

И они бросятся в застекленную кабину, чтобы сказать что-то самое важное, потому что в минуты, скупо отпущеные для междугородного разговора, нужно говорить только о самом главном.

Каждый мысленно повторял, заучивал наизусть то, что он скажет, не догадываясь, что заученное от волнения забудется и прозвучат какие-то совсем другие, бессвязные слова и вопросы, которые, быть может, гораздо точнее передадут все, о чем надо сообщить и что надо выразить.

И каждый почему-то кричал в трубку: «Ты меня слышишь? Ты меня слышишь?..» Это вовсе не значило, что телефонная линия плохо работает. И не значило, что люди хотят проверить, как слышен их голос. В эти слова они вкладывали какой-то другой смысл…

Дело было вечером – и по служебным делам никто не звонил.

Впрочем, в кабины устремлялись не все, а лишь самые счастливые.

Иногда же, подышав в микрофон и словно бы сочувственно вздохнув, телефонистка, вместо того чтобы назвать номер кабины и имя города, приглашала ожидавших к своему окошку.

Это означало, что где-то далеко-далеко, за тридевять земель, телефон упорствует особыми долгими гудками понапрасну… Там никто не снимает трубку: дорогой человек, которого здесь называли абонентом, не ждет.

Но геолог знал, что его звонка ждут с нетерпением. Именно сегодня, сейчас… И поэтому, присев к столу, он, как и все другие, начал медленно редактировать текст много раз обдуманного разговора.

Потом он взглянул на телефонистку, сидевшую за стеклянной перегородкой. Эта худенькая девушка все делала так деловито, так по-взрослому, что нетрудно было догадаться: еще совсем недавно она была школьницей.

Выписывая квитанции, она низко склонялась над столом, аккуратно выводила буквы и даже высовывала кончик языка, ну точь-в-точь так, будто писала в школьном классе сочинения по литературе или контрольные по математике.

Однако геолог, как и все ожидавшие вызова, благоговел перед этой девушкой: она могла сокращать расстояния, хотя бы на время прекращать разлуки.

Геолог почему-то вспомнил другую девчушку, такую же вот простенькую на вид – ту, что два года назад во время сложной операции, которую он перенес, полтора часа подряд казалась ему всесильной богиней в белом халате и белой шапочке: он не видел рук хирурга, спасавших его, но зато видел ее глаза, помогавшие переносить боль и забывать о страданиях.

И он изумился, когда, уже выздоравливая, услышал, что его белоснежная Богиня договаривается в коридоре больницы по телефону о свидании, как все девушки на этом свете, и робеет, и на ходу теряет слова.

Молоденькая телефонистка, видимо, тоже не догадывалась о своем величии. А не улыбалась она от застенчивости или просто еще не знала, что и на работе тоже можно улыбаться. Было похоже, что за матовым стеклом происходит детская игра «в телефонистку». Вдруг она все тем же по-детски серьезным, деловитым голосом назвала фамилию геолога.

Он бросился к кабинам, но ни в одной из них не вспыхнул свет, как это случалось всякий раз, когда на проводе был другой город. И тогда он понял (именно понял, а не расслышал), что телефонистка приглашала его к своему окошку.

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/proza/sovremennaya-proza/6167-anatolij-aleksin-ty-menya-slyshish.html

Ссылка на основную публикацию