Высшая мера — краткое содержание рассказа лиханова

Высшая Мера - краткое содержание рассказа ЛихановаВысшая Мера - краткое содержание рассказа Лиханова

/ Сочинения / Лиханов А. / Высшая мера / Анализ повести А. Лиханова «Высшая мера»

  Скачать сочинение

Тип: Идейно-художественный анализ произведения

    Повесть Альберта Лиханова “Высшая мера” читается без отрыва, но очень нелегко, и будучи “короткой” повестью, она вместила в себя целый жизненный роман, драматичный, современный.     Начинаешь читать ее настороженно и даже с некоторым недоверием.     Повествование ведется от первого лица. Это не ново.

И даже модно. Но вот лицо-то непривычное — пожилая женщина рассказывает о себе и о своей небольшой семье в момент ее развала, и даже не развала — кончины, краха.

    Быть может, обаяние этой повести состоит в том, что она ведется по законам бесхитростного дорожного рассказа о себе, о судьбе своей, о своих близких.

    Вот она, славная, добрая, самоотверженная женщина — Софья Сергеевна, обыкновенная работница студенческой библиотеки, едет в двухместном вагонном купе одна, оглушает себя снотворным, чтобы забыться и забыть, да плохо у нее это получается, и побеседовать возможно только с одним человеком — с собою.

Пробует милая вагонная проводница завязать разговор, развеять явно чем-то расстроенную и больную пассажирку, но даже и этот привычный дорожный контакт не налаживается…     Да и как ему наладиться? Сердце надорвано. Жизнь сломлена. И если бы одна ее жизнь! У всех ее близких и у самой Софьи Сергеевны отныне все пойдет по другому, не по лучшему пути.     Жили две сестры: Софья и Женечка.

В трудное время, в войну, разом осиротели. И вот в самый тяжкий период войны Женя влюбилась, ну конечно же, по всем законам “жестокой” военной истории влюбилась в героя, настоящего Героя Советского Союза. Если бы одна влюбилась, а то и сестра ее, Софья, тоже “тайно страдала” по Герою.     “Роковая” любовь привела к тому, что у Женечки родился-сын Саша, а потом и дочь Аля.

    После смерти сестры Софья Сергеевна забирает малышей, уезжает в провинцию и там растит “сына и дочь”.     Итак, маленький домашний мир, полный забот о хлебе насущном, каждодневная, привычная и любимая работа в очень небольшом и славном коллективе, веселый народ студенты, среди которых Саша.     Будучи студентом, он повстречал Ирину и женился на ней.

В общем-то типичная история.

Только в квартире сделалось еще тесней и материально трудней. Саша, окончив институт на тройки, остался учителем в школе, тоже средненьким, а вот жена его — отличница — осталась вовсе без работы: она “испанистка”, в “испанцах” же этот провинциальный город не нуждается.     И вот Ирина решила устраивать свою судьбу.

И устроила! Достигла своего, определилась секретаршей к директору огромного завода.     Директор так и останется ее “восторженным воздыхателем”, но все, что надо и возможно от него получить, Ирина получит, даже путь в столицу ей и мужу откроется.

Вот и захочется супругам “маленько обзавестись”, пожить “для себя”, да где граница этого “маленько”, кто ее указывал? Нет такой границы, что со всей очевидностью доказывает нам окружающая жизнь.

    Наша повседневная действительность дает примеры того, как рушатся судьбы, семьи под напором алчности, все возрастающих потребностей, страсти к накопительству, или вещизму, как это ныне называется.

В другой семье, может быть, это накопительство и почиталось бы, сделалось бы смыслом жизни, но куда деть “влияние старой библиотекарши”, ее щепетильность, всю жизнь экономившей “рублевки и копейки”?! Но дети “справились” с ее моралью: “разбежались” выгодно для себя: Саша пристроился возле денежной вдовы, Ирина “при ее полете хватанула выше” — вышла замуж за дипломата.

    “Тебе трудно, понимаю, такие новости,— говорит Саша матери, и говорит-то обиженным голосом.— Но я, кажется, впервые счастлив. Меня любят. Я люблю тоже…”     Вот она, мораль: “Я — счастлив”, “Меня любят”, “Я, я, я, мое”. Ну, а где же мать? Где, наконец, сын Игорь, которого родители “вырвали” у строптивой бабушки, избавились от нее и от ее надоедливого досмотра?..

    А сын Игорек, подросток еще, учащийся школы, живет в хорошо обставленной квартире, с холодильником, набитым едой. Мама приезжает убираться в квартире, папа навещает его, интересуется учебой, отвлекает и развлекает…     Превосходно написана сцена “торжества”, во время которой не покидает читателя чувство нарастающей тревоги и протеста.

“Не так-то просто стереть доброту, да и не купить ее ни за какие деньги, ни за какие вещи” — так мыслит героиня повести. Да, добро со злом несовместимо, как “гений и злодейство”.     Игорь и десяти классов не закончит — он разобьется на том самом мотоцикле “Ява”, который ему преподнесли родители в честь окончания девятого класса.

Его незрелую душу разорвут надвое — с одной стороны, ложная жизнь родителей, а с другой — такая простая, но праведная жизнь Софьи Сергеевны, которая и бабкой-то ему не была.     Когда-то она не бросила больную девочку и маленького мальчика. Могла ведь выйти замуж, нарожать своих детей, испытать полноценное чувство материнства.

    А долг? А исполнение простых человеческих обязанностей? И мыслимо ли все рассчитать? Мыслимо ли добиться счастья, думая лишь о себе?     “Нет, немыслимо!” — отвечает своей повестью Альберт Лиханов.

    И вот они, двое, провожают бабку домой — все трое, чужие друг другу, разъединенные смертью любимого, ни в чем не повинного человека, приговорившие себя к “высшей мере” — к вечной муке и вине.

    Тревожная повесть, своевременная повесть.

5732 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Лиханов А. / Высшая мера / Анализ повести А. Лиханова «Высшая мера»

Читать

Высшая Мера - краткое содержание рассказа Лиханова

Annotation

Источник: https://realdealer.ru/kratkij-pereskaz/kratkoe-soderjanie-lihanov-vysshaia-mera-tochnyi-pereskaz-sujeta-za-5-minyt

Альберт Лиханов — Высшая мера

Здесь можно скачать бесплатно «Альберт Лиханов — Высшая мера» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Классическая проза, издательство Мол. гвардия, год 1987. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Высшая Мера - краткое содержание рассказа Лиханова

Описание и краткое содержание «Высшая мера» читать бесплатно онлайн.

На алтарь собственного благополучия приносят в жертву своего сына Игоря в общем-то благополучные люди, а слышит и сострадает ему только бабушка Софья Сергеевна, про которую Игорь однажды узнает, что она не родная и не кровная.

Альберт Лиханов

Высшая мера

Я точно вынырнула из глубокого черного омута, в отчаянии, последним усилием ослабевших рук раздвинула загустевшую, тягучую воду, вынырнула и, с трудом приходя в себя, возвращаясь в жизнь из странного состояния, которое втайне называла «нечто», услышала забытые и приглушенные птичьи пересвисты.

Было тихо, за вагонным окном расплывалась неверная летняя ночь, поезд стоял, и я, с трудом поднявшись, словно все еще продолжая борьбу с густой водой черного омута, опустила раму.

Читайте также:  Собор святой софии в константинополе - сообщение доклад

Душную тесноту купе раздвинул сильный поток лесного воздуха, и в то же самое мгновение кусты у насыпи озарил соловьиный голос: сперва горловая замысловатая рулада, потом высокий цокот, нежный посвист и еще какие-то невероятные звуки — волшебный органчик, отворяющий любое сердце. Первому соловью отозвался другой, еще ближе ко мне, и тотчас включился третий — придорожный сумрак был весь соткан из звуков, которые способны сделать счастливым, и я почувствовала себя такой.

Но лишь мгновение.

Сперва — на секунду — острое ощущение радости, потом — тревога и торопливо сменившая их боль.

Причина мгновенного счастья лишь в том, что я еще не вполне проснулась после двух таблеток димедрола: хоть и выплыла из искусственного «нечто», но еще не примкнула к реальности. Соловьи возвращали меня в жизнь.

Близкими песнями, недоступным счастьем они загоняли меня обратно — во вчера, в позавчера, в день того убийственного звонка.

Я задыхалась, слезы снова скопились во мне, застилая неверную летнюю ночь в светлеющем провале вагонного окна, — только звуки оставались обостренно ясными.

Мне бы оглохнуть от моей беды — чтоб не слышать ничего окрест, не видеть, не знать, но я вопреки воле ясно слышала соловьиное сражение, такое ненужное мне и неуместное теперь.

Эта резкость, этот контраст между благостным счастьем природы за окном и непоправимостью беды укрепляли боль, делали ее запредельно безжалостной.

Вагон тихо тронулся, но соловьиное счастье не утихало. Даже когда поезд разогнался во всю мощь, в окно врывались обрывки птичьих песен.

  • Спасаясь, я приняла снотворное.
  • Снотворное мешает выплыть из сна, но вернуться в него оно помогает не всегда тотчас, сразу.
  • Путаются явь и небыль, я вздрагиваю, когда острие луча станционного фонаря рассекает сумрак купе.

Какое счастье, что в кромешной тьме нестерпимых дней я сообразила: ехать обратно надо поездом и взять оба билета в двуспальном купе.

Тут я одна, в маленькой клетке, в камере предварительного следствия, кажется, так в судейских делах? Впрочем, почему предварительного? Следствие окончательное, я провожу его сама и сужу себя хотя бы уже потому, что это мой внук и мой сын. А еду я домой, к дочери, и, прежде чем приехать туда, я должна разобраться в себе.

Боже, почему такой жестокий расчет?

Я закрыла глаза, и димедрол сделал свое дело — опустил мою душу на несколько ступенек вниз.

Ко мне придвинулся вчерашний день, отходящий поезд, Саша и Ирина поодаль друг от друга идут за вагоном, а я стою за проводницей, молоденькой, хрупкой девочкой, точнее, за ее рукой, которой она ухватилась за поручень, — я стою за этой рукой, прислонясь в изнеможении к стенке тамбура, и тоненькая рука проводницы не дает мне упасть туда, на перрон, к Саше и Ирине.

Они идут все быстрее рядом с вагоном, Сашино лицо перекошено страданием, но сам он молчит, и Ирина наконец-то сбросила все свои маски, лицо ее беззащитно, мне впору ее пожалеть, но мы в равном положении — и вначале надо справиться с собой. Справиться? Если это возможно…

— Мама! — хрипло говорит Саша, и вытянутое, иссохшее лицо его передергивается. — Мама!

Кроме этого, он не может ничего выговорить, и тогда Ирина словно продолжает его восклицание:

— Как теперь жить?

Как жить? Я молчу. Я сама не знаю, как жить, как дышать, как глядеть на белый свет.

Как жить вам, я тоже не знаю.

Я молча мотаю головой.

В конце концов вы пришли туда, куда стремились, мои дорогие. Но все сказано в опустевшей однокомнатной квартире, где жил Игорек, и мои слова остались там. Здесь мне нечего сказать.

Я прикрываю глаза, а когда открываю их вновь, перехватываю испуганный взгляд девочки-проводницы. Ей явно не по себе. Двое плачущих взрослых идут за вагоном, и еще одна рыдающая старуха стоит у нее за рукой, за хрупкой, такой ненадежной заслонкой. Наверное, она боится, как бы я не выпала из вагона. И то правда, ноги едва держат меня.

Сил махнуть рукой у меня нет. Я киваю. Прощайте. Опять вы вдвоем, хотя бы только на перроне.

Осталось ли что сказать вам друг другу?

Мне часто снился один светлый сон. В последние годы он повторялся с особенной настойчивостью, и вначале я не могла понять, что это означает, если сон обязательно должен что-то предсказывать и что-то означать.

Я — пятнадцатилетняя голоножка в белом платье бегу к почтовому ящику у калитки перед нашей дачей. Ящик деревянный, грубо струганный, объемистый, можно положить целую бандероль, и всякий раз, как я подбегаю, открываю боковую дверцу и заглядываю внутрь, ящик полон разноцветных открыток, писем, каких-то извещений.

Сердце мое заходится в радости, я перебираю все эти послания, среди них есть адресованные и мне, но я узнаю знакомый почерк подруги, или тетки, или еще какого-то известного мне человека, и всякий раз расстраиваюсь, потому что жду не этих многих писем, а какое-то одно, очень важное — я и сама не знаю, от кого оно должно прийти: может, это взрослый неизвестный человек, измученный тяжелой судьбой, седой и усталый, а может, неизвестный мне мальчишка из другого города, которого я никогда не видела, но зато вот он меня видел, собирается написать, и я, дурочка, хочу получить это письмо, надеюсь, терпеливо жду.

Когда мне выпадал этот сон, я точно на крыльях летала целый день, хотя все письма ко мне уже пришли и ничего ни от кого я не ждала. Но сон как будто омолаживал мое дряхлеющее тело, во всяком случае, протирал мое сознание, точно покрытое пылью зеркало, и я улыбалась неизвестно чему.

Может, самому воспоминанию: высокое крыльцо нашего дома, на террасе отец и мама, спокойные, доброжелательно улыбчивые, над головой шумят мачтовые сосны, воздух напоен запахом расплавленной от жары смолы, а я вприпрыжку скачу по белым плитам, заменявшим тротуар, к калитке, к доброму большому ящику, чтобы распахнуть боковую дверцу и опять схватить кучу разноцветных открыток.

Было ли это? Можно ли назвать сон воспоминанием о действительно происшедшем со мной? Я не знала. Не знаю и сейчас. Но от того, что сон повторялся, а к старости все чаще, я верила: это было.

В последний раз я видела этот сон почти год назад, когда жила в Москве у Игорька. Детство являлось, как в волшебстве, троекратно, и я, наконец, поняла мой вещий сон.

Судьба Игоря терзала меня, я тщетно отыскивала ему надежную опору, не находила, и вот подсознание помогало мне.

Читайте также:  Мои планы на будущее - сочинение

Проснувшись, я поняла, что Игорьку нужна голоножка в белом платьице, что его спасет преданное и верное сердце, ждущее любви и привязанности.

Спасет? Еще тогда я вздрогнула от этого слова. Выручит, поможет, — суеверно и, пожалуй, слишком быстро отыскала я синонимы, — разве могло вериться в плохое! — да, да, преданное и верное сердечко выручит Игорька, поможет ему. Только вот Игоря и девчонку из моего сна судьба развела пространством, временем и родством, а похожей на нее вокруг не было.

Это просто моя исстрадавшаяся душа подсовывала последнюю соломинку. Она подсовывала нереальное, а моему внуку Игорю требовалось реальное спасение. От чего?

Его отец и мать разошлись.

Впрочем, это предпоследняя глава. А начало было совсем иным.

Я работала в университетской библиотеке, заведовала читальным залом. До нашего города от Москвы двое суток езды, но я, коренная москвичка краснопресненского происхождения, превосходно чувствовала себя тут, освобожденная от столичной суеты и недобрых воспоминаний, жила себе, как живут многие, не тяготясь, а радуясь пришедшему облегчению.

Университетская библиотека оказалась для меня оазисом душевной незамутненности и юношеской чистоты. Выяснилось — можно взрослеть годами, даже уходить в старость, сохраняя при этом привилегии юности — простодушие, наивность, и при этом не опасаться, что попадешь впросак и над тобой станут смеяться.

Дело, во-первых, в том, что ты всегда имеешь дело с совершенно молодыми людьми, еще не владеющими опытом притворства, каверз и двоедушия. Во-вторых, контакт с ними, как правило, ограничен книгами, выдаваемыми на несколько часов — таков закон читального зала. Библиотечное начальство в ту пору не требовало от нас ничего иного, кроме бесперебойной, как часы, работы: от и до.

Правда, эти от и до оказывались не такими краткими — с восьми утра до десяти вечера, мы работали в две смены, но то обстоятельство, что в зале занимались студенты разных курсов и разных специальностей, делало, в сущности, невозможными читательские конференции или еще что-то в этом роде.

Причина одна — кто-то непременно остался бы ущемленным: не успевал подготовиться к семинару, к зачету, к занятиям по языку, не успевал сдать задолженность — да мало ли разновеликих забот и авралов у бедного, вечно не поспевающего студенчества!

Источник: https://www.libfox.ru/149016-albert-lihanov-vysshaya-mera.html

Анализ повести А. Лиханова «Высшая мера»

/ Сочинения / Лиханов А. / Высшая мера / Анализ повести А. Лиханова «Высшая мера»

  Скачать сочинение
Тип: Идейно-художественный анализ произведения

    Повесть Альберта Лиханова “Высшая мера” читается без отрыва, но очень нелегко, и будучи “короткой” повестью, она вместила в себя целый жизненный роман, драматичный, современный.
    Начинаешь читать ее настороженно и даже с некоторым недоверием.
    Повествование ведется от первого лица. Это не ново. И даже модно.

Но вот лицо-то непривычное — пожилая женщина рассказывает о себе и о своей небольшой семье в момент ее развала, и даже не развала — кончины, краха.
    Быть может, обаяние этой повести состоит в том, что она ведется по законам бесхитростного дорожного рассказа о себе, о судьбе своей, о своих близких.

    Вот она, славная, добрая, самоотверженная женщина — Софья Сергеевна, обыкновенная работница студенческой библиотеки, едет в двухместном вагонном купе одна, оглушает себя снотворным, чтобы забыться и забыть, да плохо у нее это получается, и побеседовать возможно только с одним человеком — с собою.

Пробует милая вагонная проводница завязать разговор, развеять явно чем-то расстроенную и больную пассажирку, но даже и этот привычный дорожный контакт не налаживается…
    Да и как ему наладиться? Сердце надорвано. Жизнь сломлена. И если бы одна ее жизнь! У всех ее близких и у самой Софьи Сергеевны отныне все пойдет по другому, не по лучшему пути.
    Жили две сестры: Софья и Женечка.

В трудное время, в войну, разом осиротели. И вот в самый тяжкий период войны Женя влюбилась, ну конечно же, по всем законам “жестокой” военной истории влюбилась в героя, настоящего Героя Советского Союза. Если бы одна влюбилась, а то и сестра ее, Софья, тоже “тайно страдала” по Герою.
    “Роковая” любовь привела к тому, что у Женечки родился-сын Саша, а потом и дочь Аля.

    После смерти сестры Софья Сергеевна забирает малышей, уезжает в провинцию и там растит “сына и дочь”.
    Итак, маленький домашний мир, полный забот о хлебе насущном, каждодневная, привычная и любимая работа в очень небольшом и славном коллективе, веселый народ студенты, среди которых Саша.
    Будучи студентом, он повстречал Ирину и женился на ней. В общем-то типичная история.

Только в квартире сделалось еще тесней и материально трудней. Саша, окончив институт на тройки, остался учителем в школе, тоже средненьким, а вот жена его — отличница — осталась вовсе без работы: она “испанистка”, в “испанцах” же этот провинциальный город не нуждается.
    И вот Ирина решила устраивать свою судьбу.

И устроила! Достигла своего, определилась секретаршей к директору огромного завода.
    Директор так и останется ее “восторженным воздыхателем”, но все, что надо и возможно от него получить, Ирина получит, даже путь в столицу ей и мужу откроется.

Вот и захочется супругам “маленько обзавестись”, пожить “для себя”, да где граница этого “маленько”, кто ее указывал? Нет такой границы, что со всей очевидностью доказывает нам окружающая жизнь.
    Наша повседневная действительность дает примеры того, как рушатся судьбы, семьи под напором алчности, все возрастающих потребностей, страсти к накопительству, или вещизму, как это ныне называется.

В другой семье, может быть, это накопительство и почиталось бы, сделалось бы смыслом жизни, но куда деть “влияние старой библиотекарши”, ее щепетильность, всю жизнь экономившей “рублевки и копейки”?! Но дети “справились” с ее моралью: “разбежались” выгодно для себя: Саша пристроился возле денежной вдовы, Ирина “при ее полете хватанула выше” — вышла замуж за дипломата.

    “Тебе трудно, понимаю, такие новости,— говорит Саша матери, и говорит-то обиженным голосом.— Но я, кажется, впервые счастлив. Меня любят. Я люблю тоже…”
    Вот она, мораль: “Я — счастлив”, “Меня любят”, “Я, я, я, мое”. Ну, а где же мать? Где, наконец, сын Игорь, которого родители “вырвали” у строптивой бабушки, избавились от нее и от ее надоедливого досмотра?..

    А сын Игорек, подросток еще, учащийся школы, живет в хорошо обставленной квартире, с холодильником, набитым едой. Мама приезжает убираться в квартире, папа навещает его, интересуется учебой, отвлекает и развлекает…
    Превосходно написана сцена “торжества”, во время которой не покидает читателя чувство нарастающей тревоги и протеста.

“Не так-то просто стереть доброту, да и не купить ее ни за какие деньги, ни за какие вещи” — так мыслит героиня повести. Да, добро со злом несовместимо, как “гений и злодейство”.
    Игорь и десяти классов не закончит — он разобьется на том самом мотоцикле “Ява”, который ему преподнесли родители в честь окончания девятого класса.

Читайте также:  Пролог - краткое содержание романа чернышевского

Его незрелую душу разорвут надвое — с одной стороны, ложная жизнь родителей, а с другой — такая простая, но праведная жизнь Софьи Сергеевны, которая и бабкой-то ему не была.
    Когда-то она не бросила больную девочку и маленького мальчика. Могла ведь выйти замуж, нарожать своих детей, испытать полноценное чувство материнства.
    А долг? А исполнение простых человеческих обязанностей? И мыслимо ли все рассчитать? Мыслимо ли добиться счастья, думая лишь о себе?
    “Нет, немыслимо!” — отвечает своей повестью Альберт Лиханов.
    И вот они, двое, провожают бабку домой — все трое, чужие друг другу, разъединенные смертью любимого, ни в чем не повинного человека, приговорившие себя к “высшей мере” — к вечной муке и вине.

    Тревожная повесть, своевременная повесть.

7775 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Лиханов А. / Высшая мера / Анализ повести А. Лиханова «Высшая мера»

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00014701184864105343/woid/00738791205069589291

Рецензии на книгу Высшая мера

Повесть-трагедия. Трагедия целой семьи, где каждый расплатился за свои и чужие ошибки, за ряд поступков и решений. И неизвестно, кто же получил высшую меру — те, кто остался жить с тяжким грузом, или кто ушёл к свободе небытия.

Повесть неоднозначна хотя бы потому, что рассказана она бабушкой, которая всё видит и чувствует по-своему, очень субъективно. В её душе любви было столько же сколько и боли, а так же чувства вины.

А чувство вины — штука очень опасная, она всё перекрашивает, переиначивает на свой лад, и когда не получается пресечь или, скорее, переосмыслить это чувство, оно начинает разрастаться как раковая опухоль.

За что винила себя рассказчица? За то, что кого-то не переубедила, не удержала от неправильного поступка, не так воспитала, чего-то не поняла, не доделала. Ведь почему сын получился таким слабохарактерным? Почему не ту жену выбрал? Почему брак развалился? Почему сестра ушла из жизни? И все эти почему чаще всего обращены к тому, что касается других.

Этих других она тоже вообще-то винит. И сына Сашу, и невестку Ирину. Жену сына она рисует в достаточно резких тонах, обвиняет в меркантильности, в эгоизме, в непорядочности. Но с моей точки зрения, она не была ужасным человеком, она была целеустремлённой женщиной, готовой на многое пойти ради успеха.

Ну мало ли таких в жизни? И живут себе спокойно, часто без трагедий.

Автор делает упор на то, что в жизни люди получают по заслугам, с чем я не согласна. Конечно, у Саши и Ирины были трудности и конфликты, они разошлись, они мало внимания уделяли ребёнку — Игорю, это ошибка, хотя материально обеспечили его всем, создали новые семьи, а сыну предоставили самостоятельность.

Ситуация не совсем здоровая, но в жизни далеко не всегда такое приводит к трагическому исходу, и часто всё как-то перемалывается и идёт своим чередом. А трагедии случаются и в благополучных счастливых семьях.

Тем не менее, повесть не оставляет равнодушным, заставляет задуматься о ценностях, о том, что важно, о любви, понимании, честности и том, что мы что-то выбираем ежеминутно и как всё-таки много от этого выбора зависит.

Акцент делается на жертвенности, и по этому поводу у меня тоже возникает много вопросов. Жертвенность ставится на пьедестал, но она не всегда приводит к хорошим последствиям.

Правильно ли полностью без остатка отдавать себя кому-то другому, детям? Или же здесь важна мера и уважение к самому себе.

Будет ли полезна жертва тому, ради кого её делают? А в произведении пострадали все — и те, кто жертвовал, и те, кто был эгоистичен, и те, кто ещё не успел сделать выбор, и те, кто вообще ничего не понял.

Написано всё в депрессивных тонах с очень редкими проблесками чего-то светлого, с самых первых строчек Лиханов погружает в тёмный омут во что-то давящее и мутное, на дно и с таблетками димедрола.А ещё, в это веришь, в образы, в чувства и в то, что происходит в душе повествующей бабушки.

#Бойцовский_клуб (Книга, написанная мужчиной от лица женщины)

Источник: http://readly.ru/book/66784/reviews/

Краткое содержание третьего тома альберта лиханова (рассказы паводок ,голгофа ,благие , высшая мера , каждый год в , смерть учителя , осенняя ярмарка) максимально подробно изложить!

Выбери предмет МатематикаЛитератураАлгебраРусский языкГеометрияАнглийский языкХимияФизикаБиологияДругие предметыИсторияОбществознаниеОкружающий мирГеографияУкраїнська моваИнформатикаУкраїнська літератураҚазақ тiлiЭкономикаМузыкаПравоБеларуская моваФранцузский языкНемецкий языкМХКОБЖПсихология

Литература, 12.02.2020 23:01, айка397 Всего ответов: 3

Ответы на вопрос

Ответ разместил: Гость

жития, кажется, выражение из старославянского, трудно жить, ужасные невозможные условия

Ответ разместил: Гость

ДЛя этого можно привести примеры картин, произведений где упоминается о природе, можно сравнить как природу описывают разные авторы.. Если смотреть в литературе, то можно нписать какие литературные средства используются, для какой цели. Если писать о живописи, о можно написать о цвете, который применили при написании картины, и можно указать авторов, которые рисовали в основном природу!

Ответ разместил: Гость

Я думаю потому что для мцыри свобода оказывается выше любви из-за этого мцыри не посмел зайти в саклю красавицы

Ответ разместил: Гость

Благородство Онегина и его нравственная слепота видна в привычках героя. Он был благородным человеком. он понимал и чувствовал что правильно и что искренно. Любовь Тятьяны пробудила в нём лучшие качества. его волновала она. Но опыт предыдущих лет. отношения со многими женщина ми очерствили его душу. «В красавиц он уж не влюблялся, А волочился как-нибудь; Откажут — мигом утешался; Изменят — рад был отдохнуть. Он их искал без упоенья, А оставлял без сожаленья, Чуть помня их любовь и злость…..» С другой стороны Татьянино письмо привело его в трепет: «Но, получив посланье Тани, Онегин живо тронут был: Язык девических мечтаний В нем думы роем возмутил;» Но, Евгению не нужна чистая любовь. он вроде как жалеет Татьяну. описывая ей перспективы их совместной жизни. рассказывая. как сложатся их отношения, как он от неё устанет. начнутся семейные неурядицы и брак их потерпит крах. Но в этой логической. казалось бы, речи, в его участии тут же проскакивает снисхождение «К провинциалке». Он чувствует себя выше, умнее, лучше: » Учитесь властвовать собою; Не всякий вас, как я, поймет; К беде неопытность ведет»

Похожие вопросы

Литература, 16.03.2020 21:54, кисикмиксер

Сочинение на тему :Что и высмеивают в своих произведениях Чехов(хамелеон,толстый и тонкий ) и Гоголь(Тарас бульба)

Ответов: 1

Источник: https://iznaniya.com/literatura/question34271821

Ссылка на основную публикацию