Каин — краткое содержание пьесы байрона

Каин - краткое содержание пьесы Байрона

Мистерию, действие которой развертывается в «местности близ рая», открывает сцена вознесения молитвы Иегове. В молении участвует все немногочисленное «человечество»: изгнанные из райских кущ в воздаяние за грех Адам и Ева, их сыновья Каин и Авель, дочери Ада и Селла и дети, зачатые дочерьми Адама от его же сыновей. Против нерассуждающей набожности родителей и брата, покорно приемлющих карающую длань господню, инстинктивно восстает Каин, воплощающий собой неустанное вопрошание, сомнение, неугасимое стремление во всем «дойти до самой сути». Он вполне искренен, признаваясь: «Я никогда не мог согласовать / Тою, что видел, с тем, что говорят мне». Его не удовлетворяют уклончивые ответы родителей, во всем ссылающихся на Его всеблагие веления: «У них на все вопросы / Один ответ: „Его святая воля, / А он есть благ“. Всесилен, так и благ?» Адам, Ева и их дети удаляются к дневным трудам. Размышляющий Каин остается один. Он чувствует приближение некоего высшего существа, которое «величественней ангелов», которых Каину доводилось видеть в окрестностях рая. Это Люцифер. В трактовке образа вечного оппонента предвечного, низринутого с небесных высей и обреченного на беспрестанные скитания в пространстве, но несломленного духом, всего отчетливее проявилось дерзновенное новаторство Байрона — художника и мыслителя. В отличие от большинства литераторов, так или иначе касавшихся этой темы, автор мистерии не проявляет ни малейшей предвзятости; в его видении Сатаны нет и тени канонической стереотипности. Симптоматично, что Люцифер Байрона не столько дает прямые ответы на вопросы, которыми засыпают его Каин и вернувшаяся зачем-то Ада, сколько внушает им мысль об императивной необходимости вечного вопрошания, о спасительности познания как ключа к бессмертию духа. Всем своим поведением он опровергает ходячее представление о себе как низком, корыстном искусителе. И Каин не в силах не поверить ему, когда тот недвусмысленно заявляет: «Ничем, / Помимо правды, я не соблазняю». Терзаемый проклятыми вопросами о тайне своего существования, о законе смерти и конечности всего сущего, о загадке неведомого, Каин молит пришельца разрешить его сомнения. Тот предлагает ему совершить путешествие во времени и пространстве, обещая Аде, что спустя час или два тот вернется домой. Неистощимая по изобретательности романтическая фантазия Байрона находит выражение во втором акте мистерии, развертывающемся в «бездне пространства». Подобно Данте и Вергилию в «Божественной комедии», только в специфической романтической ритмике и образности, отчасти навеянной величественностью мильтоновской барочной поэтики, они минуют прошедшие и грядущие миры, по сравнению с которыми Земля ничтожней песчинки, а заветный Эдем — меньше булавочной головки. Каину открывается беспредельность пространства и бесконечность времени. Люцифер невозмутимо комментирует: «Есть многое, что никогда не будет / Иметь конца… / Лишь время и пространство неизменны, / Хотя и перемены только праху / Приносят смерть». На неисчислимом множестве планет, пролетающих перед их взорами, узнает ошеломленный Каин, есть и свои эдемы, и даже люди «иль существа, что выше их». Но его любопытство неутолимо, и Люцифер показывает ему мрачное царство смерти. «Как величавы тени, что витают / Вокруг меня!» — восклицает Каин, и Сатана открывает ему, что до Адама Землю населяли высшие существа, не похожие на людей, но силою разума намного их превышавшие. Иегова покончил с ними «смешением стихий, преобразивших / Лицо земли». Перед ними проплывают призраки левиафанов и тени существ, которым нет названия. Их зрелище величественно и скорбно, но, по уверению Люцифера, несравнимо с бедами и катастрофами, которые ещё грядут, которым суждено выпасть на долю адамова рода. Каин опечален: он любит Аду, любит Авеля и не в силах смириться с тем, что все они, все сущее подвержено гибели. И он вновь просит Сатану открыть ему тайну смерти. Тот отвечает, что сын Адама пока ещё не в силах постичь её; надо лишь уразуметь, что смерть — врата. «Каин. Но разве смерть их не откроет? /Люцифер. Смерть — / Преддверие. /Каин. Так, значит, смерть приводит / К чему-нибудь разумному! Теперь / Я менее боюсь её». Каин сознает, что его «проводник» по неисчислимым мирам, затерянным во времени и пространстве, не уступает мощью всесильному Иегове. Но разве сам Люцифер — не орудье Божие? И тут Сатана взрывается. Нет и ещё раз нет: «Он победитель мой, но не владыка… / …Не прекратится / Великая нещадная борьба, / Доколе не погибнет Адонаи / Иль враг его!» И на прощание дает ему совет: «Один лишь добрый дар / Дало вам древо знания — ваш разум: / Так пусть он не трепещет грозных слов / Тирана, принуждающего верить / Наперекор и чувству и рассудку. / Терпи и мысли — созидай в себе / Мир внутренний, чтоб внешнего не видеть: / Сломи в себе земное естество / И приобщись духовному началу!» Лишь бессмертие духа способно воспрепятствовать всемогуществу смертного удела, отведенного Иеговой людям, — таков прощальный урок, преподанный герою Сатаной. Вернувшись к близким, Каин застает их за работой: они готовят алтари к жертвоприношению. Но жертвоприношение — знак смирения перед уделом, заранее уготованным и несправедливым; против него-то и восстает вся страстная, неукротимая натура Каина: «Я сказал, / Что лучше умереть, чем жить в мученьях / И завещать их детям!» От него в ужасе отшатывается кроткая, любящая Ада, мать его ребенка; мягко, но настойчиво понуждает его к совместному принесению жертвы Авель. И тут впервые напоминает о себе не присутствующий на сцене, но неизменно напоминающий о себе персонаж мистерии — Бог: он благосклонно принимает закланного младшим братом, скотоводом Авелем, агнца и далеко раскидывает по земле плоды — жертву земледельца Каина. Авель невозмутимо советует брату принести на алтарь новые дары вседержателю. «Каин. Так его отрада — / Чад алтарей, дымящихся от крови, / Страдания блеющих маток, муки / Их детищ, умиравших под твоим / Ножом благочестивым! Прочь с дороги!» Авель стоит на своем, твердя: «Бог мне дороже жизни». В приступе неконтролируемого гнева Каин поражает его в висок головней, схваченной с жертвенника. Авель умирает. На стоны медленно осознающего содеянное старшего сына Адама сбегаются его близкие. Адам растерян; Ева проклинает его. Ада робко пытается защитить брата и супруга. Адам повелевает ему навсегда покинуть эти места. С Каином остается только Ада. Но прежде чем начать влачить мириаду унылых бессчетных дней, братоубийце предстоит пережить ещё одно испытание. С небес спускается ангел Господень и налагает на его чело неизгладимую печать. Они собираются в нелегкий путь. Их место — в безрадостной пустыне, «к востоку от рая». Раздавленный своим преступлением Каин не столько выполняет волю отца и Иеговы, сколько сам отмеряет себе кару за грех. Но дух протеста, сомнения, вопрошания не угасает в его душе: «Каин. О, Авель, Авель! /Ада. Мир ему! /Каин. А мне?» Эти слова завершают пьесу Байрона, трансформировавшего мистерию о смертном грехе в волнующее таинство непримиримого богоборчества.

Каин - краткое содержание пьесы Байрона

Краткое содержание «Каин» БайронаБайрон Д.Г.Стр. 1

Каин - краткое содержание пьесы Байрона

Краткое содержание «Каин» БайронаБайрон Д.Г.Стр. 2

Каин - краткое содержание пьесы Байрона

Краткое содержание «Каин» БайронаБайрон Д.Г.Стр. 3

Источник: https://my-soch.ru/sochinenie/kratkoe-soderzhanie-kain-bajrona

Краткое содержание каин байрона точный пересказ сюжета за 5 минут —

Каин - краткое содержание пьесы БайронаКаин - краткое содержание пьесы Байрона

Книга открывается коротким авторским уведомлением, что после смерти Хоакина Монегро в его бумагах были обнаружены записки, что-то вроде «Исповеди», обращенной к дочери покойного. Записки эти кое-где иллюстрируют историю, рассказанную автором.Авель Санчес и Хоакин Монегро росли вместе с младенческих лет, с той поры, когда с ними прогуливались кормилицы. С детства Хоакин выказывал более волевой характер, чем его приятель; зато тот, уступая, всегда умел поставить на своем. Поэтому за Хоакином укрепилась слава резкого и неприятного человека, а за Авелем — милого и славного. Хоакин избрал своим поприщем медицину, а Авель решил посвятить себя живописи. Страстно влюбленный в свою кузину Елену, Хоакин сильно страдает: девушка не отвечает взаимностью на его любовь, но и не отвергает ее, играя чувством молодого человека. Когда Хоакин знакомит Авеля с Еленой, художник, потрясенный красотой девушки, решает написать ее портрет. Работа над ним завершается их помолвкой, а затем и свадьбой, портрету же суждено стать той первой картиной, после которой внимание публики всегда будет сопровождать Авеля. Хоакин сильно переживает успех своего друга: страдания влюбленного усугубляются уверенностью, что он родился отверженным, которого нельзя любить, а также подозрением, что Авелем двигала не столько любовь к Елене, сколько желание унизить Хоакина.

Молодожены уезжают в свадебное путешествие, а Хоакин с головой уходит в занятия наукой, ища в ней забвения от своего горя. По возвращении Авель тяжело заболевает и оказывается на грани жизни и смерти. Спасение его целиком зависит от Хоакина, который — не без внутренней борьбы — находит в себе силы сделать все для спасения Авеля; тот поправляется.

Хоакин решает жениться, хотя не верит ни в свою способность кого-то полюбить, ни в то, что он может вызвать ответное чувство. Он связывает свою судьбу с Антонией, воплощением нежности и сострадания, которая, почувствовав в Хоакине затаенную боль, полюбила его.

После свадьбы Хоакин продолжает работать как одержимый — он мечтает, чтобы его слава врача затмила известность Авеля-художника, которая все растет.

Вся жизнь Хоакина подчинена мучительному, изматывающему его душу соперничеству с Авелем, в презрении которого он твердо уверен, и борьбе с ненавистью к бывшему другу, на которую уходят все его силы.

Ударом становится для Хоакина известие, что Елена ждет ребенка: и здесь он ощущает превосходство Авеля, ведь у них с Антонией пока нет детей. Мальчика называют Авелином, в честь отца. А скоро и у Антонии рождается ребенок — дочь Хоакинита, к которой отец необычайно сильно привязывается.

Его любовь к дочери проистекает не только из естественных родительских чувств, но и из надежды, что ребенок поможет его духовному обновлению, поможет ему избавиться от обуревавших его недобрых мыслей об Авеле Санчесе.

Тем временем Авель, уже прославленный художник, пишет картину «Авель и Каин», навеянную «Каином» Байрона. Хоакин же склонен видеть в этом полотне отражение их сложных отношений и своих страданий, о которых художник не подозревает.

На банкете, посвященном новой картине Авеля Санчеса, Хоакин, прекрасный оратор, выступает с проникновенной речью, расхваливая новую работу художника.

Речь эта оказывается столь блистательной, столь глубокой, что все забывают о картине и говорят лишь о выступлении Хоакина.

Это глубоко оскорбляет Елену, усматривающую в поведении врача зависть и желание затмить ее мужа, хотя сам Авель и не разделяет такую точку зрения.

Хоакин же в глубине души сожалеет, что не пошел дальше — не сказал о нарочитости и фальши искусства Авеля, его холодности и подражательности.

После этого случая, уступая просьбам жены, врач начинает ходить к исповеди, где не бывал уже много лет. Авель пишет Деву Марию с младенцем — точный портрет Елены и своего сына.

Картина имела успех, с нее было сделано множество репродукций, перед одной из которых часто молится Хоакин.Узнав об интрижке Авеля с натурщицей, Хоакин еще больше укрепляется в мысли, что Авель женился на Елене не по любви, а лишь ради того, чтобы унизить друга; прошлое чувство к Елене вспыхивает в душе Хоакина с новой силой. Выбрав время, когда Авеля нет дома, он отправляется к Елене и признается ей в своей страсти, в том, что перед ее образом, стоя на коленях, молится Богородице.

Натолкнувшись на холодность женщины, Хоакин не останавливается перед тем, чтобы сообщить ей о связи ее мужа с натурщицей, но тщетно — Елена неумолима, и никаких чувств, кроме презрения, к Хоакину не выказывает.

Отныне все помыслы и силы врача сосредоточены на обожаемой дочери, на ее воспитании и обучении. Между тем сын Авеля пошел по медицинской части, и когда он завершил образование, отец обратился к Хоакину с просьбой взять юношу ассистентом.

Тот соглашается, в глубине души надеясь, что Авелин окажется посредственностью и его поражение на научном поприще с лихвой отплатит Хоакину за непомерную славу отца.

Однако Авелин оказывается очень способным, и неожиданно они с Хоакином проникаются друг к другу горячей симпатией.

Юноша уговаривает учителя написать книгу, где тот мог бы обобщить все свои знания, но поскольку Хоакин не может оставить практику, они решают, что книгу — по запискам Хоакина — напишет Авелин.

От юноши врач узнает, что тот тоже считает своего отца холодным и рассудочным человеком; он жалуется, что отец никогда не уделял ему внимания.

Между юношей и Хоакином складываются такие теплые, доверительные отношения, что у врача рождается мысль выдать за ассистента свою дочь. Однако замысел этот наталкивается на неожиданное препятствие: Хоакина решила посвятить себя Богу и уйти в монастырь.

Из задушевного разговора с дочерью отец узнает, что такое решение продиктовано желанием излечить отца от разъедающих его душу страданий, об истоках которых девушка не имеет ни малейшего представления, но которые остро чувствует. Как любящая дочь, Хоакина уступает мольбам отца и соглашается отменить свое решение уйти в монастырь и быть благосклонной к ухаживаниям Авелина. Вскоре состоялась помолвка молодых людей.

После свадьбы они живут в доме Хоакина, где сразу становится теплее и уютнее. Елена часто навещает детей, стараясь по своему вкусу изменить быт и уклад дома, внести в него светское изящество и элегантность.

Антония, со свойственной ей покорностью, обычно соглашается со всеми предложениями Елены; примеру матери следует и Хоакина, но свекровь постоянно ощущает ее скрытое недовольство, и отношения между двумя женщинами довольно напряженные.

Хоакина, сама естественность и простота, не может побороть неприязненного отношения к деланной светскости Елены; к тому же ей известно, что когда-то эта женщина отвергла любовь ее отца, причинив ему немало страданий.

Читайте также:  Риголетто - краткое содержание оперы верди

Когда у молодых рождается первенец, его после колебаний называют Хоакином. Ребенок растет здоровым и красивым, и хотя все его балуют, он непроизвольно тянется к Авелю: ему нравятся его рассказы, его рисунки, краски.

Все это пробуждает в душе Хоакина-старшего былую ненависть к Авелю, от которой, как он полагал, ему давно удалось избавиться.

И тогда он решается откровенно поговорить с Авелем, умоляя не лишать его любви внука. Разговор принимает резкий характер, мужчины осыпают друг друга упреками, припоминая старые обиды и отлично зная больные места друг друга.

В какой-то момент, не выдержав, Хоакин хватает Авеля за горло, но тут же разжимает пальцы — Авель начинает хрипеть и испускает дух.

Хоакин переживает Авеля на год. И все это время его мучает мысль, что это он стал причиной смерти бывшего друга, оказался в роли Каина, убившего Авеля. Какая-то таинственная, непонятная болезнь укладывает его в постель. Почувствовав приближение смерти, Хоакин вызывает жену, детей и Елену.

Когда все собираются у его постели, он признается, что считает себя виноватым в смерти Авеля, который умер почти в его руках, в тот момент, когда Хоакин схватил его за горло. Умирающий рассказывает, каким кошмаром была вся его жизнь, и просит прощения у близких, в первую очередь у Антонии, которую считает своей главной жертвой.

Оплакиваемый собравшимися и больше всех преданной Антонией, Хоакин отходит в мир иной.

Вы прочитали краткое содержание романа “Авель Санчес”. Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Каин (краткое содержание) – Байрон Джордж

Каин - краткое содержание пьесы Байрона

Мистерию, действие которой развертывается в “местности близ рая”, открывает сцена вознесения молитвы Иегове. В молении участвует все немногочисленное “человечество”: изгнанные из райских кущ в воздаяние за грех Адам и Ева, их сыновья Каин и Авель, дочери Ада и Селла и дети, зачатые дочерьми Адама от его же сыновей. Против нерассуждающей набожности родителей и брата, покорно приемлющих карающую длань господню, инстинктивно восстает Каин, воплощающий собой неустанное вопрошание, сомнение, неугасимое стремление во всем “дойти до самой сути”. Он вполне искренен, признаваясь: “Я никогда не мог согласовать / Тою, что видел, с тем, что говорят мне”. Его не удовлетворяют уклончивые ответы родителей, во всем ссылающихся на Его всеблагие веления: “У них на все вопросы / Один ответ: “Его святая воля, / А он есть благ”. Всесилен, так и благ?” Адам, Ева и их дети удаляются к дневным трудам. Размышляющий Каин остается один.

Он чувствует приближение некоего высшего существа, которое “величественней ангелов”, которых Каину доводилось видеть в окрестностях рая. Это Люцифер.

В трактовке образа вечного оппонента предвечного, низринутого с небесных высей и обреченного на беспрестанные скитания в пространстве, но несломленного духом, всего отчетливее проявилось дерзновенное новаторство Байрона – художника и мыслителя.

В отличие от большинства литераторов, так или иначе касавшихся этой темы, автор мистерии не проявляет ни малейшей предвзятости; в его видении Сатаны нет и тени канонической стереотипности.

Симптоматично, что Люцифер Байрона не столько дает прямые ответы на вопросы, которыми засыпают его Каин и вернувшаяся зачем-то Ада, сколько внушает им мысль об императивной необходимости вечного вопрошания, о спасительности познания как ключа к бессмертию духа.

Всем своим поведением он опровергает ходячее представление о себе как низком, корыстном искусителе.

И Каин не в силах не поверить ему, когда тот недвусмысленно заявляет: “Ничем, / Помимо правды, я не соблазняю”. Терзаемый проклятыми вопросами о тайне своего существования, о законе смерти и конечности всего сущего, о загадке неведомого, Каин молит пришельца разрешить его сомнения.

Тот предлагает ему совершить путешествие во времени и пространстве, обещая Аде, что спустя час или два тот вернется домой. Неистощимая по изобретательности романтическая фантазия Байрона находит выражение во втором акте мистерии, развертывающемся в “бездне пространства”.

Подобно Данте и Вергилию в “Божественной комедии”, только в специфической романтической ритмике и образности, отчасти навеянной величественностью мильтоновской барочной поэтики, они минуют прошедшие и грядущие миры, по сравнению с которыми Земля ничтожней песчинки, а заветный Эдем – меньше булавочной головки.

Каину открывается беспредельность пространства и бесконечность времени. Люцифер невозмутимо комментирует: “Есть многое, что никогда не будет / Иметь конца… / Лишь время и пространство неизменны, / Хотя и перемены только праху / Приносят смерть”.

Нанеисчислимом множестве планет, пролетающих перед их взорами, узнает ошеломленный Каин, есть и свои эдемы, и даже люди “иль существа, что выше их”. На неисчислимом множестве планет, пролетающих перед их взорами, узнает ошеломленный Каин, есть и свои эдемы, и даже люди “иль существа, что выше их”.

Но его любопытство неутолимо, и Люцифер показывает ему мрачное царство смерти.

“Как величавы тени, что витают / Вокруг меня!” – восклицает Каин, и Сатана открывает ему, что до Адама Землю населяли высшие существа, не похожие на людей, но силою разума намного их превышавшие. Иегова покончил с ними “смешением стихий, преобразивших / Лицо земли”. Перед ними проплывают призраки левиафанов и тени существ, которым нет названия.

Их зрелище величественно и скорбно, но, по уверению Люцифера, несравнимо с бедами и катастрофами, которые ещё грядут, которым суждено выпасть на долю адамова рода. Каин опечален: он любит Аду, любит Авеля и не в силах смириться с тем, что все они, все сущее подвержено гибели. И он вновь просит Сатану открыть ему тайну смерти.

Тот отвечает, что сын Адама пока ещё не в силах постичь её; надо лишь уразуметь, что смерть – врата. “Каин. Но разве смерть их не откроет? /Люцифер. Смерть – / Преддверие. /Каин. Так, значит, смерть приводит / К чему-нибудь разумному! Теперь / Я менее боюсь её”.

Каин сознает, что его “проводник” по неисчислимым мирам, затерянным во времени и пространстве, не уступает мощью всесильному Иегове. Но разве сам Люцифер – не орудье Божие? И тут Сатана взрывается.

Нет и ещё раз нет: “Он победитель мой, но не владыка… / …Не прекратится / Великая нещадная борьба, / Доколе не погибнет Адонаи / Иль враг его!” И на прощание дает ему совет: “Один лишь добрый дар / Дало вам древо знания – ваш разум: / Так пусть он не трепещет грозных слов / Тирана, принуждающего верить / Наперекор и чувству и рассудку.

/ Терпи и мысли – созидай в себе / Мир внутренний, чтоб внешнего не видеть: / Сломи в себе земное естество / И приобщись духовному началу!” Лишь бессмертие духа способно воспрепятствовать всемогуществу смертного удела, отведенного Иеговой людям, – таков прощальный урок, преподанный герою Сатаной. Вернувшись к близким, Каин застает их за работой: они готовят алтари к жертвоприношению.

Но жертвоприношение – знак смирения перед уделом, заранее уготованным и несправедливым; против него-то и восстает вся страстная, неукротимая натура Каина: “Я сказал, / Что лучше умереть, чем жить в мученьях / И завещать их детям!” От него в ужасе отшатывается кроткая, любящая Ада, мать его ребенка; мягко, но настойчиво понуждает его к совместному принесению жертвы Авель.

И тут впервые напоминает о себе не присутствующий на сцене, но неизменно напоминающий о себе персонаж мистерии – Бог: он благосклонно принимает закланного младшим братом, скотоводом Авелем, агнца и далеко раскидывает по земле плоды – жертву земледельца Каина. Авель невозмутимо советует брату принести на алтарь новые дары вседержателю. “Каин.

Так его отрада – / Чад алтарей, дымящихся от крови, / Страдания блеющих маток, муки / Их детищ, умиравших под твоим / Ножом благочестивым! Прочь с дороги!” Авель стоит на своем, твердя: “Бог мне дороже жизни”.

Так его отрада – / Чад алтарей, дымящихся от крови, / Страдания блеющих маток, муки / Их детищ, умиравших под твоим / Ножом благочестивым! Прочь с дороги!” Авель стоит на своем, твердя: “Бог мне дороже жизни”.

В приступе неконтролируемого гнева Каин поражает его в висок головней, схваченной с жертвенника. Авель умирает. На стоны медленно осознающего содеянное старшего сына Адама сбегаются его близкие. Адам растерян; Ева проклинает его. Ада робко пытается защитить брата и супруга. Адам повелевает ему навсегда покинуть эти места. С Каином остается только Ада. Но прежде чем начать влачить мириаду унылых бессчетных дней, братоубийце предстоит пережить ещё одно испытание.

С небес спускается ангел Господень и налагает на его чело неизгладимую печать. Они собираются в нелегкий путь. Их место – в безрадостной пустыне, “к востоку от рая”. Раздавленный своим преступлением Каин не столько выполняет волю отца и Иеговы, сколько сам отмеряет себе кару за грех. Но дух протеста, сомнения, вопрошания не угасает в его душе: “Каин.

О, Авель, Авель! /Ада. Мир ему! /Каин. А мне?”Эти слова завершают пьесу Байрона, трансформировавшего мистерию о смертном грехе в волнующее таинство непримиримого богоборчества.(No Ratings Yet)

Источник: https://realdealer.ru/kratkij-pereskaz/kratkoe-soderjanie-kain-bairona-tochnyi-pereskaz-sujeta-za-5-minyt

Краткое содержание: Каин

Действие пьесы начинается со сцены вознесения молитвы Иегове.

В молении принимают участие изгнанные господом Богом из Рая в наказание за грехи Адам и Ева и сыновья их Каин и Авель, дочери Селла и Ада, а также дети, рожденные дочерьми Адама от его сыновей — их братьев.

Против полного смирения своих родителей, брата и сестёр, покорно сносящих карающую руку господню, восстаёт Каин. Он почувствовал приближение некоего высшего существа, которого ему приходилось лицезреть в окрестностях райских кущ. Пред ним предстает Люцифер.

Своим поведением и словами он опровергает расхожее о себе представление как о подлом и корыстном искусителе.Терзаемый сомнениями о смысле своего существования, о таинстве смерти и сущности бытия, загадках неизведанного, Каин просит Люцифера ответить на эти так волнующие его вопросы. Тот не отказывается и приглашает Каина отправиться в путешествие в пространстве и во времени. Перед Каином открывается бесконечность времени и беспредельность пространства Любопытному юноше

Люцифер показывает мрачное царство смерти. Перед его лицом проплывают тени существ, не имеющих названия, и призраки левиафанов. А Люцифер рассказывает о бедах и катастрофах, которые выпадут на долю адамова рода.

Каин расстраивается, так как он любит мать своего ребенка Аду и брата Авеля. Он не в силах смириться с тем, что они подвержены гибели. Каин просит Люцифера открыть ему тайну смерти. Сатана говорит, что он ещё не может до конца постичь её, надо лишь принять ту истину, что смерть — это врата. Только бессмертие духа может противостоять всемогуществу смертного удела, отведённого Иеговой людскому роду, — именно такой урок на прощание преподает Каину Сатана.

Бог благосклонно принимает агнца, закланного Авелем. Но далеко по земле раскидывает плоды, поднесенные земледельцем Каином. В это время Авель убеждает брата принести новые дары вседержителю, говоря при этом, что Бог ему дороже жизни.

Разгневавшись, Каин бьет его в висок головнёй, выхваченной из жертвенника. Брат умирает. Адам повелевает Каину навсегда уйти из этих мест. С Каином уходит только Ада. Они отправляются в трудный путь.

Им предстоит поселиться в безрадостной пустыне — к востоку от рая.

Каин, раздавленный своим преступлением, не только выполняет волю своего отца и Иеговы, но большей частью сам отмеряет себе наказание за совершенный грех.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Каин». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: https://biblioman.org/shortworks/bayron/kain/

«Каин»

Мистерию, действие которой развёртывается в «местности близ рая», открывает сцена вознесения молитвы Иегове.

В молении участвует все немногочисленное «человечество»: изгнанные из райских кущ в воздаяние за грех Адам и Ева, их сыновья Каин и Авель, дочери Ада и Селла и дети, зачатые дочерьми Адама от его же сыновей.

Против нерассуждающей набожности родителей и брата, покорно приемлющих карающую длань господню, инстинктивно восстаёт Каин, воплощающий собой неустанное вопрошание, сомнение, неугасимое стремление во всем «дойти до самой сути».

Он вполне искренен, признаваясь: «Я никогда не мог согласовать / Того, что видел, с тем, что говорят мне». Его не удовлетворяют уклончивые ответы родителей, во всем ссылающихся на Его всеблагие веления: «У них на все вопросы / Один ответ: „Его святая воля, / А он есть благ“. Всесилен, так и благ?»

Адам, Ева и их дети удаляются к дневным трудам. Размышляющий Каин остаётся один. Он чувствует приближение некоего высшего существа, которое «величественней ангелов», которых Каину доводилось видеть в окрестностях рая. Это Люцифер.

В трактовке образа вечного оппонента предвечного, низринутого с небесных высей и обречённого на беспрестанные скитания в пространстве, но несломленного духом, всего отчётливее проявилось дерзновенное новаторство Байрона — художника и мыслителя.

В отличие от большинства литераторов, так или иначе касавшихся этой темы, автор мистерии не проявляет ни малейшей предвзятости; в его видении Сатаны нет и тени канонической стереотипности.

Симптоматично, что Люцифер Байрона не столько даёт прямые ответы на вопросы, которыми засыпают его Каин и вернувшаяся зачем-то Ада, сколько внушает им мысль об императивной необходимости вечного вопрошания, о спасительности познания как ключа к бессмертию духа.

Всем своим поведением он опровергает ходячее представление о себе как низком, корыстном искусителе. И Каин не в силах не поверить ему, когда тот недвусмысленно заявляет: «Ничем, / Помимо правды, я не соблазняю».

Терзаемый проклятыми вопросами о тайне своего существования, о законе смерти и конечности всего сущего, о загадке неведомого, Каин молит пришельца разрешить его сомнения. Тот предлагает ему совершить путешествие во времени и пространстве, обещая Аде, что спустя час или два тот вернётся домой.

Неистощимая по изобретательности романтическая фантазия Байрона находит выражение во втором акте мистерии, развёртывающемся в «бездне пространства».

Подобно Данте и Вергилию в «Божественной комедии», только в специфической романтической ритмике и образности, отчасти навеянной величественностью мильтоновской барочной поэтики, они минуют прошедшие и грядущие миры, по сравнению с которыми Земля ничтожней песчинки, а заветный Эдем — меньше булавочной головки.

Каину открывается беспредельность пространства и бесконечность времени. Люцифер невозмутимо комментирует: «Есть многое, что никогда не будет / Иметь конца… / Лишь время и пространство неизменны, / Хотя и перемены только праху / Приносят смерть».

На неисчислимом множестве планет, пролетающих перед их взорами, узнает ошеломлённый Каин, есть и свои эдемы, и даже люди «иль существа, что выше их». Но его любопытство неутолимо, и Люцифер показывает ему мрачное царство смерти.

Читайте также:  Неуважение к предкам есть первый признак безнравственности (а.с. пушкин) итоговое сочинение

«Как величавы тени, что витают / Вокруг меня!» — восклицает Каин, и Сатана открывает ему, что до Адама Землю населяли высшие существа, не похожие на людей, но силою разума намного их превышавшие. Иегова покончил с ними «смешением стихий, преобразивших / Лицо земли». Перед ними проплывают призраки левиафанов и тени существ, которым нет названия.

Их зрелище величественно и скорбно, но, по уверению Люцифера, несравнимо с бедами и катастрофами, которые ещё грядут, которым суждено выпасть на долю адамова рода. Каин опечален: он любит Аду, любит Авеля и не в силах смириться с тем, что все они, все сущее подвержено гибели. И он вновь просит Сатану открыть ему тайну смерти.

Тот отвечает, что сын Адама пока ещё не в силах постичь её; надо лишь уразуметь, что смерть — врата. «Каин. Но разве смерть их не откроет? /Люцифер. Смерть — / Преддверие. /Каин. Так, значит, смерть приводит / К чему-нибудь разумному! Теперь / Я менее боюсь её».

Каин сознаёт, что его «проводник» по неисчислимым мирам, затерянным во времени и пространстве, не уступает мощью всесильному Иегове. Но разве сам Люцифер — не орудье Божие?

И тут Сатана взрывается.

Нет и ещё раз нет: «Он победитель мой, но не владыка… / …Не прекратится / Великая нещадная борьба, / Доколе не погибнет Адонаи / Иль враг его!» И на прощание даёт ему совет: «Один лишь добрый дар / Дало вам древо знания — ваш разум: / Так пусть он не трепещет грозных слов / Тирана, принуждающего верить / Наперекор и чувству и рассудку. / Терпи и мысли — созидай в себе / Мир внутренний, чтоб внешнего не видеть: / Сломи в себе земное естество / И приобщись духовному началу!»

Лишь бессмертие духа способно воспрепятствовать всемогуществу смертного удела, отведённого Иеговой людям, — таков прощальный урок, преподанный герою Сатаной.

Вернувшись к близким, Каин застаёт их за работой: они готовят алтари к жертвоприношению. Но жертвоприношение — знак смирения перед уделом, заранее уготованным и несправедливым; против него-то и восстаёт вся страстная, неукротимая натура Каина: «Я сказал, / Что лучше умереть, чем жить в мученьях / И завещать их детям!»

От него в ужасе отшатывается кроткая, любящая Ада, мать его ребёнка; мягко, но настойчиво понуждает его к совместному принесению жертвы Авель.

И тут впервые напоминает о себе не присутствующий на сцене, но неизменно напоминающий о себе персонаж мистерии — Бог: он благосклонно принимает закланного младшим братом, скотоводом Авелем, агнца и далеко раскидывает по земле плоды — жертву земледельца Каина. Авель невозмутимо советует брату принести на алтарь новые дары вседержателю. «Каин. Так его отрада — / Чад алтарей, дымящихся от крови, / Страдания блеющих маток, муки / Их детищ, умиравших под твоим / Ножом благочестивым! Прочь с дороги!»

Авель стоит на своём, твердя: «Бог мне дороже жизни». В приступе неконтролируемого гнева Каин поражает его в висок головнёй, схваченной с жертвенника.

Авель умирает. На стоны медленно осознающего содеянное старшего сына Адама сбегаются его близкие. Адам растерян; Ева проклинает его. Ада робко пытается защитить брата и супруга. Адам повелевает ему навсегда покинуть эти места.

С Каином остаётся только Ада. Но прежде чем начать влачить мириаду унылых бессчётных дней, братоубийце предстоит пережить ещё одно испытание. С небес спускается ангел Господень и налагает на его чело неизгладимую печать.

Они собираются в нелёгкий путь. Их место — в безрадостной пустыне, «к востоку от рая». Раздавленный своим преступлением Каин не столько выполняет волю отца и Иеговы, сколько сам отмеряет себе кару за грех. Но дух протеста, сомнения, вопрошания не угасает в его душе: «Каин. О, Авель, Авель! /Ада. Мир ему! /Каин. А мне?»

Эти слова завершают пьесу Байрона, трансформировавшего мистерию о смертном грехе в волнующее таинство непримиримого богоборчества.

Драматическая поэма Джорджа Байрона открывается сценой вознесения молитвы Богу. В этой молитве участвуют изгнанные из Эдема Адам и Ева, а также их потомки. Один из них, Каин, инстинктивно восстает против безрассудной набожности родителей.

Каина постоянно одолевают разные вопросы, он во всем пытается добраться до самой сути вещей, но родители не дают ему полных ответов. Адам и Ева постоянно ссылаются на всемогущего Господа и Его веления. Вереница вопросов не дает Каину спокойно молиться Богу.

И тут появляется тот, кто даст ответы на все вопросы – Люцифер.

Образ байроновского Люцифера отличается от привычного всем образа низкого корыстного искусителя.

Байрон рисует падшего ангела как вечного оппонента Иеговы, низложенного с небес, но несломленного духом.

Люцифер соблазняет лишь правдой, он отвечает на все вопросы жаждущего знаний Каина и внушает ему мысль, что познание является ключом к бессмертию духа, что мышление – необходимость любого человека.

Каин терзается вопросами своего существования, его волнует закон жизни и смерти, поэтому он молит Люцифера раскрыть ему правду, показать сущность жизни и открыть тайну смерти.

Сатана предлагает Каину совершить небольшое путешествие по другим мирам, которое покажет ему истину.

Падший ангел и пытливый человек отправляются сквозь прошедшие и грядущие миры, среди которых Земля – лишь крошечная песчинка в огромной пустыне.

Люцифер открывает Каину тайны неисчислимого количества планет, на которых в своих Эдемах живут высшие существа. Он рассказывает человеку, что до него на Земле тоже жили высшие существа – левиафаны, уничтоженные Иеговой.

Каин наблюдает величественное, но скорбное зрелище – призраки левиафанов, проплывающие перед ним. Сатана открывает Каину правду, что род Адама ждет еще худшая судьба. Сердце человека опечалено – он любит родных и не может смириться с тем, что их все они подвержены гибели.

Люцифер успокаивает Каина тем, что лишь бессмертие духа может препятствовать смертному уделу, который приготовил для них Иегова.

Каин возвращается на Землю и видит, как его семья готовится к ритуальному жертвоприношению. Он понимает, что жертвоприношение – это знак смирения перед заранее уготованной смертью. Душа Каина протестует против такой несправедливости, родители пытаются успокоить заблуждающегося сына. Наконец на сцену выходит Иегова.

Господь принимает закланного агнца, которого жертвует ему скотовод Авель. Но плоды, которые вырастил земледелец Каин, Господь отвергает.

Авель говорит брату, чтобы тот принес Господу новые дары, но Каин не может принять то, что Иегове приятен смрад дымящегося мяса. Авель пытается успокоить брата, но Каин убивает его в приступе неконтролируемой ярости.

Каин раскаивается в содеянном, однако родители проклинают его и велят навсегда покинуть эти места.

С изгнанником остается только его жена Ада. Они вместе собираются в путь, дабы искупить грех братоубийства. Ангел Господень ставит убийце на чело неизгладимую печать. Каин уходит, но дух протеста не покидает его сердце. Авель получил мир, но как же Каин?

Источник: https://www.allsoch.ru/bajron/kain/

Читать

Джордж Гордон Байрон

Каин

  • СЭРУ ВАЛЬТЕРУ СКОТТУ, БАРОНЕТУ[1]
  • эта мистерия о Каине посвящена
  • его преданным другом
  • и покорным слугой.
  • Автор

ПРЕДИСЛОВИЕ

Нижеследующие сцены названы «мистерией», потому что в старину драмы на подобные сюжеты носили название «мистерий» или «моралитэ».

Автор, однако, вовсе не так свободно обращался со своим сюжетом, как это принято было прежде, в чем читатель может убедиться, ознакомившись с такого рода драмами — вполне светского характера — на английском, французском, итальянском и испанском языках.

Автор старался, чтобы каждое действующее лицо мистерии говорило соответствующим ему языком, и когда он брал что-нибудь из Священного писания — очень редко, впрочем, — то сохранял, насколько позволял стих, подлинные слова библейского текста.

Читатель, наверное, помнит, что в книге «Бытия» не сказано, что Еву соблазнил дьявол, а говорится о змие, и то потому, что он «самая хитрая из полевых тварей».

Какое бы толкование ни давали этому раввины и отцы церкви, я беру эти слова в их непосредственном смысле и отвечаю, как епископ Уатсон в подобных случаях, — когда он был экзаменатором в кембриджских школах и ему возражали, приводя отцов церкви, он говорил: «Посмотрите, вот Книга!» и показывал Библию. Так поступаю и я.

Нужно также помнить, что мой сюжет не имеет ничего общего с Новым заветом, и всякий намек на него был бы в данном случае анахронизмом. Поэм на эти сюжеты я в последнее время не видал.

Мильтона я не читал с двадцатилетнего возраста, но тогда я так часто его перечитывал, что вполне его помню и теперь. Гесснеровскую «Смерть Авеля» я читал в восемь лет, в Эбердине, и помню только, что был в восторге от нее.

Относительно содержания у меня осталось только в памяти, что жену Каина звали Магалой, а жену Авеля Тирсой. У меня они названы Адой и Селлой — это самые ранние женские имена, встречающиеся в книге «Бытия»; так звали жен Ламеха. Имена жен Каина и Авеля не приводятся.

Ввиду общности сюжета, может быть, есть и сходство в изложении моей мистерии и поэмы Гесснера; я этого не знаю, и это меня мало интересует.

Прошу читателя помнить (об этом часто забывают), что ни в одной из книг Моисея, так же как во всем Ветхом завете, нет никаких намеков на грядущую судьбу мира.

О причинах этого странного упущения читатель может справиться в «Divine Legacy» Уарбуртона. Удовлетворительно ли его объяснение или нет, лучшего до сих пор не было дано.

Я поэтому представил его новым для Каина, чем, полагаю, не исказил смысла Священного писания.

Что касается языка Люцифера,[2] то, конечно, он говорит не как пастор о подобных сюжетах, но я сделал все, что мог, чтобы удержать его в границах духовной вежливости.

Если он отрекается от того, что соблазнял Еву в образе змия, то только потому, что в книге «Бытия» нет ни малейшего намека на что-либо подобное и в ней говорится только о змие с его змеиными свойствами.

Примечание. Читатель заметит, что автор отчасти следует теории Кювье,[3] предполагавшего, что мир был несколько раз разрушен до сотворения людей. Эта гипотеза основана на том, что найдены останки огромных и неведомых животных в разных геологических пластах, и мнение это не противоречит учению Моисея, а даже скорее — подтверждает его.

В этих пластах не найдено человеческих останков, но есть рядом с неведомыми животными также известные нам. Слова Люцифера о том, что предшествовавший Адаму мир был населен разумными существами, превосходившими умом людей и по своей мощи пропорциональными мамонту, и т. д.

, конечно, поэтический вымысел, имеющий целью помочь ему доказать свою правоту.

Я должен также прибавить, что существует «tramelogedia» Альфьери[4] под заглавием «Abele». Я никогда ее не читал, так же как не читал ничего из посмертных произведений этого писателя, за исключением его биографии.

Равенна. 20 сентября 1821 г.

КАИН

Мистерия

Змий же бе мудрейший всех зверей сущих на земли, ихже сотвори господь бог.

Быт., 3, I.

  1. DRAMATIS PERSONAE:[5]
  2. Адам.
  3. Каин.
  4. Авель.
  5. Ангел господень.
  6. Люцифер.
  7. Ева.
  8. Ада.
  9. Селла.

АКТ ПЕРВЫЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Местность близ рая. — Восход солнца.

Адам, Ева, Каин, Авель, Ада, Селла — на молитве.

Адам

Иегóва,[6] вечный, мудрый, бесконечный!

  • Ты, кто воззвал единым мощным словом
  • Из мрака свет — хвала тебе и слава!
  • На утре дня — хвала тебе и слава!

Ева

  1. Иегóва! Ты, кто дал нам день, и утро
  2. Впервые отделил от тьмы, и воды
  3. С водами разлучил, и назвал небом
  4. Твердь между вод — хвала тебе и слава!

Авель

  • Иегóва! Ты, кто разделил стихии
  • На землю, воду, воздух и огонь,
  • Кто, сотворив светила дня и ночи,
  • Создал и тех, которые могли бы
  • Любить тебя, любить твои созданья
  • И ликовать — хвала, хвала тебе!

Ада

  1. Иегóва, бог! Отец всей сущей твари,
  2. Создавший человека всех прекрасней,
  3. Достойней всех земной любви, дозволь мне

Любить его! — Хвала, хвала тебе!

Селла

Иегóва! Ты, кто, все благословляя,

Все сотворив и все любя, дозволил

Войти в Эдем[7] и погубить нас змию,

Храни нас впредь! Хвала тебе и слава!

Адам

Мой первенец, а что же ты молчишь?

  • Каин
  • Адам
  • Каин
  • Адам
  • Каин

вернуться

Посвящение В. Скотту. — Байрон поручил Меррею узнать у В. Скотта, не будет ли он возражать против посвящения ему «Каина». Меррей послал В. Скотту неопубликованный экземпляр произведения и в сопроводительном письме передал просьбу Байрона. В ответ (4 декабря) В.

Скотт писал: «С чувством величайшей признательности принимаю предложение лорда Байрона поставить мое имя на первом листе его поистине великой, и потрясающей драмы „Каин“.

Может быть, я отношусь к автору с некоторым пристрастием, которое вы легко можете себе объяснить, но в этом произведении его муза совершает такой полет, какой еще ни разу не удавался ей в прежних взлетах…»

вернуться

Люцифер — в христианской мифологии падший ангел, сатана, дьявол.

вернуться

Кювье, Жорж (1769–1832) — французский зоолог, объяснял смену ископаемых фаун теорией катастроф.

вернуться

Альфьери, Витторио (1749–1803) — итальянский драматург, создатель национальной трагедии классицизма.

вернуться

Действующие лица (лат.).

вернуться

Иегóва (Яхве) — ветхозаветное имя бога у древних евреев.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=103435&p=1

Драматическая мистерия Байрона «Каин» (по мотивам Библии и Корана)

Курбонов П. А. Драматическая мистерия Байрона «Каин» (по мотивам Библии и Корана) [Текст] // Современная филология: материалы Междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 100-103. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/23/319/ (дата обращения: 03.04.2020).

Какое виляние оказало на мировоззрение Байрона его знакомство с Востоком? Какие впечатления оставляют у него путешествие по Востоку с иной цивилизацией, иной религией? В переписках с Френсисом Ходжсоном Байрон обсуждает религиозные проблемы. Поэт в своих посланиях критикует религиозные положения (принципы), ищет справедливости.

«Если нет спасения кроме христианства, почему же тогда все люди не становятся убежденными христианами? Справедливо ли отправлять духовное лицо, произносящего слова Бога, только в Иудею, Галилею? Справедливо ли оставлять темнокожих и других в темноте (как их кожа), не указывая ни одного пути к свету? Кто поверит в то, что Бог их отправит в ад за то, что они не знают того, чему их не учили? Я верю в то, что говорю от чистого сердца, я думал так, когда был болен в иной стране, а около меня не было ни одного друга, никого, кто бы успокоил меня ».1

Байрон, как и другие романтики, смотрит на религию как на составную часть традиций национальной культуры, он ценит яркость, выразительность всех мифологических представлений и обрядов.

Поэт, понимающий, что в каждой вере есть определенная часть Истины, чувствует свою принадлежность к христианским культурным традициям.

Именно исходя из этого, он объясняет свое сложное драматическое отношение к ней на протяжении всего своего творчества.

Читайте также:  Уссурийский заповедник - сообщение доклад

Процветание великой государственности Англии в начале XIX века, унижение зависимых народов колониальных стран, запрет передового свободомыслия соотечественников, высокомерие и лицемерие высшего сословия, аристократов, коррупция явились причиной того, что такие свободомыслящие поэты гуманисты как Ж.Байрон и П. Шелли, покинули страну. Английские пуритане не дали житья на своей родине таким благочестивым консерваторам как Байрон и Шелли так же, как французские аристократы и лицемеры изгнали Руссо.

Духовенство, будучи более культурным и более радушным, милосердным; лорды, чиновники, стоящие во главе правительства, под маской борьбы за чистоту религии, начали изгонять свободомыслящих поэтов и ученых.

Формировавшийся и мирно трудившийся рабочий класс Англии стал увольняться с работы из-за научно-технических открытий. Рабочие луддиты лишались возможности прокормить семью, а также средств к существованию. Они были привлечены к суду в соответствии с государственным законом.

Во время обсуждения Билля — закона, направленного против трудящихся на собрании правительственной палаты, лорд Байрон защитил трудящихся несколько раз, произнеся пламенную речь.

Разумеется, такие выступления возмутили духовенство и представителей высшего сословия, они вмешивались и в его семейную жизнь, и, в конце концов, добились развода с любимой женой и ребенком.

Молодой гений, заметив, что его самого посадят и уничтожат, покинул Англию и помог национально- освободительной борьбе албанцев и греков. В 1809-1811гг поэт путешествовал по Португалии, Испании, Греции, Албании, Турции, острову Мальта.

Впечатления от путешествия Байрон отразил в лиро-эпической поэме «Паломничество Чайльда Гарольда» в 1812г.

Поэт в этой поэме от лица главного героя – путешественника выразил свою безграничную ненависть по отношению к низким лицемерным богачам, чиновникам различных стран, угнетающим трудящийся народ своим эгоизмом и негодяйством.

Глубоко не изучив причин этой несправедливости и беззакония, поэт приходит к неверному выводу о том, что во всем этом виновен Бог, являющийся другом угнетателей и мучающий хороших людей.

Поэт в драматической мистерии «Каин» об Адаме и Еве, Каине и Авеле показал царя-угнетателя Земли в качестве Бога в образе Иегова (бога евреев), в качестве народного героя, борющегося против угнетателей — в образе Люцифера – Дьявола. Это произведение Байрона, разумеется, не свидетельствует о его атеизме, неверии в Бога.

Он был не против религии, а против несправедливости. Драму-мистерию «Каин» Байрон посвящает великому писателю — Вальтеру Скотту (Шотландец), явившемуся в то время ведущим литератором Англии. Поэту казалось, что это посвящение спасет его произведение от различных напастей. Это посвящение В.Скотт одобрил. Действительно, надежды В.

Скотта оправдались, Байрон проявил свою поэтическую гениальность в поэмах «Гяур», «Невеста Абидосса», «Корсар», «Лара», «Блокада Коринфа», написанных в 1813-1816 гг.

В частности, в поэме «Паломничество Чайльда Гарольда» он логическими реальными доказательствами разоблачил угнетателей: скупых алчных, лицемерных лордов, баронов, политиканов.

В XVIII главе поэмы, (когда покидал Англию) поэт посредством изображения природных сил ­ бури, вьюги, волн океана ­ описывает социальный кризис и содрогания общества, приводящих Англию к разрушению.1

Байрон, написав письмо своему издателю Джону Муррею, и, назвав часть драмы «Манфред» «Каином», спрашивал его о том, согласится ли писатель В. Скотт драму-мистерию «Каин» посвятить ему. Издатель, написав письмо В.Скотту, отправил ему один экземпляр «Каина» и сказал о предложении Байрона. Прочитав произведение, В.Скотт дал ему очень высокую оценку.

Праздник девушек Вакха — возлюбленных Вакха – Диониса также представляет собой мистерию. Мистерия, являясь неофициальным праздничным представлением2, была описана в античной литературе во времена Орфея.

Но мистерия Байрона в «Каине» основана на официальной древней книге евреев, Толмуте («Древний обет»), в которой описываются основные события изгнания из рая Адама и Евы, обман Дьявола; убийство тихого безобидного, служащего богу и отцу Авеля братом бунтовщиком Каином, также нашло отражение в священной книге мусульман «Коран».

Не преклоняться человеку (не создавать себе кумира, кроме бога), а также бунт дьявола по отношению к Богу упоминается в сурах 1 Корана: 2, 7, 15, 17, 18, 38. В 34-37 стихах 2-й суры «Корова» отмечается следующее:

«Вспомните (Эй, Магомет), как только мы сказали ангелам «Преклоняйтесь человеку!», они склонились для преклонения»2.

В предыдущих стихах, когда Бог изъявил желание создать человека, ангелы возразили ему: «Ты будешь создавать человека, сеющего смуты и раздоры на Земле, проливающего кровь? Между тем, как мы будем, дружно прославляя, возвеличивать Тебя».

В продолжении 34 стиха суры «Корова» можно ознакомиться со следующими размышлениями. «Только Дьявол стал неверным из-за гордыни и стыда. 35. И мы оказали: «О Люди, вы местом жительства определите рай и вкушайте без стеснения в любом его, выбранном вами, месте.

Только не приближайтесь к этому дереву, в противном, случае, вы превратитесь в угнетателей (деспотов, тиранов)». Довольно, их (Адама и Еву), Дьявол вывел из истинного пути и мы сказали: «Спуститесь из рая на Землю!» Вы и Дьявол – враги друг другу»3.

Продолжение этого явления повествуется в 7м стихе «Ал-Аъроф» 4 «Корова». Когда, по велению Бога, все ангелы преклоняются человеку, дьявол не следует этому и говорит: «Я лучше него (человека), меня ты создал из огня, а человека — из глины (земли)». Господь сказал: «В таком случае, спустись из рая. Это (рай) не место для надменных! Разумеется, ты будешь из униженных».5

В следующих стихах отмечается, что Дьявол, изгнанный из рая, с целью отмщенья человеку, предлагает ему вкусить запретный плод. Вначале этот плод вкушает Ева, а затем, повинуясь ей, пробует плод и Адам.

Ни в Библии, ни в Коране не указывается, что это за запретное древо, и что это за запретный плод. Исследователи отмечают, что одно из этих деревьев — это древо познания, а другое – древо вечной жизни.

Одно дает плоды добра, а другое — зла.

Отмечают также, что плоды добра горьки, а плоды зла — сладки. Мусульманский писатель, хорезмийский толкователь Носириддин Рабгузи в произведении «Қиссаъул — анбиё» следующим образом толкует событие об Авеле и Каине, приведенное в «Коране». Когда Дьявол не преклонился, послышался возглас.

«Почему не преклоняешься?» Дьявол сказал: «Я лучше (чище) него (человека), меня создал из огня, его — из черной земли». После этого имя его стало Дьяволом, что означает «нет надежды». Рабгузи опять пишет: «Дьявол проклятый сказал, что огонь лучше земли, не зная, что земля лучше огня.

Огонь — есть вор, что бы, ты не дал огню, он его уничтожит. Если же земле дать одну пригоршню зерна, она тебе дает из десяти сто». В произведения Рабгузия плодом запретного древа, запрещенного Адаму и Еве для вкушения — является зерно, это логически неверно. Пшеница не может быть плодом зла.

Кроме этого, один из последователей религиозного исламского шиизма, направления исмаилизма, заверяет, верно, что Дьявол не преклоняется человеку. Так как Бог сказал: «Кроме меня никому не преклоняйтесь!» И другому придется преклоняться. В большинстве случаев, Дьявол идет против слов Бога, и постоянно спорит с ним.

Выдающийся поэт направления исмаилизма, философ Насыр Хисрав в стихотворении «Полемика с Богом», признавая Его безграничное величие, мощь, резко возражает против Его некоторых дел. В Библии и Коране бунт против Бога не оправдан, так как он (бунт) происходит под вилянием Люцифера – Дьявола.

В драме — мистерии «Каин» Байрона Люцифер-Дьявол и Каин выражают недовольство делами Бога.

В то время, когда изгнание из рая, и работавшие на поле Адам, Ева и их сын Авель, во время отдыха искренне молились и дружно прославляли Иегову, Адам и Ева восхваляют Бога за то, что Он создал мир, отделил свет и тьму, ночь и день; создал воду, море, землю и небо. Авель искренне прославляет Бога за то, что Он создал четыре элемента – Землю, Воду, Огонь и Воздух, Солнце и Луну, а также людей, молящихся и прославляющих Его, любя.

Только Каин, словно усмехаясь, молча наблюдает, как проводят богослужение отец, мать, младший брат, сестры. Адам спрашивает, почему Каин не молится. Каин отвечает: “Достаточно того, что вы прославляете Бога.

а я – не желаю! «На вопрос “Почему?” Каин резко отвечает: «Бог мне ничего не дал, почему я должен Его прославлять?» Отец ему отвечает: «Бог дал тебе жизнь» (пояснения наши П.К). Каин, говоря «Для смерти?», выражает свою обиду за то, что этой семье Бог не дал вечной жизни.

Расстроившись от этого слова-бунта, Ева молвила: «О, какое несчастье! Созрели плоды запретного древа!» «О, Боже!» Почему ты дал нам вкусить плоды от древа жизни?» Каин предупреждает отца:

  • Почему ты вкусил плоды от древа жизни?
  • Тогда ты не боялся
  • Человек: О, Каин! Не сомневается в Боге,
  • Это слова змия.
  • Каин: Змий сказал правду.

В этих словах Каина прослеживается защита змия. В действительности же, языком Змия говорил Люцифер (Дьявол). Здесь Байрон описывает эгоизм Каина, его нелюбовь к труду, отрицательные стороны, присущие аристократии. В монологе Каина (когда он остается один) говорится следующее:

  1. «И это жизнь!
  2. Трудись, трудись? Но почему я должен
  3. Трудиться? Потому, что мой отец

Утратил рай. Но в чем же я виновен?

Байрон в своей драме «Каин» в качестве повелителей небесных душ показал Люцифера. Каин спрашивает у него «Откуда ты узнал мои мысли?» Люцифер отвечает ему, что мышление свойственно не всем людям, оно характерно только для достойных, редких людей, мыслящий человек не умирает. Этими словами Люцифер подчеркивает, что он хорошо знает мощь мышления.

Каин, не поддерживая его слов, говорит: «Зная, что я – смертен, не желаю жить». Люцифер, возражая, отвечает: «Ты будешь жить вечно. Твоя сущность — не тело, Твоя сущность-это твой дух, хотя и умирает твое тело (превратясь в пепел), сущность-дух твой, не умрет». Он отмечает: «Люди подобные тебе, похожи на меня».

На вопрос Каина «Ты кто?» Люцифер с гордостью заявляет: «Я держусь с создателем моим на равных. Если бы я был создателем, я создал бы их по-другому: не покорными, смиренными, а самостоятельно мыслящими». «Мы с тобой не только смиренные, мы не верим тем, кто говорит, что гнет Бога-это милосердие, высшее великодушие.

1 Этими словами Люцифера поэт разоблачает притеснение и гнет представителей высшего сословия Англии, приравнивающих себя Богу.. »

Поэт допускает художественный вымысел согласно своей социально-философской, поэтической идее, хотя и создавал свое произведение на основе мистерии — праздничного религиозного представления по сюжету Библии.

Он описывает Каина не так, как изображено в Библии, в качестве злого убийцы младшего брата из-за красивой женщины, а как – восхваляющего только Бога, покорного, безыдейного, не знающего своих человеческих достоинств; ненавидящего себя как раба, не знающего своих прав, своих человеческих достоинств, нечаянно убившего своего брата в порыве гнева.

Каин призывал брата Авеля бороться против угнетателей, не восхваляя их. Этим драма «Каин» превращается в истинно революционное произведение, призывающее бороться против злодеев высшего сословия общества Англии.

Основные термины (генерируются автоматически): Каин, Бог, Дьявол, поэт, Ташкент, Англия, запретное древо, москва, земля, коран.

Основные термины (генерируются автоматически): подражание, Коран, Пушкин, текст, стихотворение, Бог, верная ослица.

Драматическая мистерия Байрона «Каин» (по мотивам Библии…) В XVIII главе поэмы, (когда покидал Англию) поэт посредством изображения…

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015).

Вып. 1. Ташкент, 1927. 2. Аширов А. А. Древние религиозные верования в

11. Рахимов Р. Р. Коран и розовое пламя: (размышления о таджикской культуре).

В “Подражаниях Коранупоэт реабилитирует Мухаммеда: “сияющий Коран” ему был “открыт” “милосердным” Аллахом.

Еврейский поэт и писатель Исхуда ал-Харири писал: “…поэзия среди сынов арабов есть их наследие со дня их появления на земле.

Наими показывал, что Коран, написанный из 28 букв, и есть земля, воздух, вода и огонь.

Москва, 2003.

К.Д.Бальмонт в большей степени не формально, а по существу как поэт-практик был одним из лидеров становящегося литературного направления и оказал большое влияние…

  • Этот Бог запретил Адаму, есть с древа познания.
  • Материя, порождение дьявола, приковала их к земле, и в этом их наказание за грехопадение.
  • Указание на происхождение Каина от дьявола еретики находили в Библии (Быт.
  • «Нет лучше добра, который делаешь другому, даже не зная его», писал поэт.

Ташкент.1927.

«Не славой — участью я равен был тебе…» (Русский поэт…) Пушкин “первым в русской поэзии обратился к Корану” [10, 65]. Стал “поэтом Корана” [16, 63]. Он был до того увлечен гиперболической поэзией произведения, что почел за долг.

Поэт в драматической мистерии «Каин» об Адаме и Еве, Каине и Авеле показал царя-угнетателя Земли в качестве Бога в образе Иегова (бога евреев), в качестве народного героя, борющегося против угнетателей — в образе Люцифера – Дьявола.

Во-первых, смерть — это неотвратимый необратимый процесс, который произойдет рано или поздно с каждым и то, как именно этот процесс пройдет и является решающей точкой отправления либо в мир богов, либо обратно на землю, в качестве нового живого существа.

В иудейской (впрочем, как и в мусульманской) религиозной традиции, Бог — только трансцендентен и, соответственно, Он, по определению, не может воплотиться

Деоптик Д. В. Библейская археология и древнейшая история Святой земли. Москва: Изд-во ПСТГУ, 2011.

Источник: https://moluch.ru/conf/phil/archive/23/319/

Ссылка на основную публикацию