Братья разбойники — краткое содержание поэмы пушкина

Не стая воронов слеталась
На груды тлеющих костей,
За Волгой, ночью, вкруг огней
Удалых шайка собиралась.
Какая смесь одежд и лиц,
Племен, наречий, состояний!
Из хат, из келий, из темниц
Они стеклися для стяжаний!
Здесь цель одна для всех сердец —
Живут без власти, без закона.

Меж ними зрится и беглец
С брегов воинственного Дона,
И в черных локонах еврей,
И дикие сыны степей,
Калмык, башкирец безобразный,
И рыжий финн, и с ленью праздной
Везде кочующий цыган!
Опасность, кровь, разврат, обман —
Суть узы страшного семейства
Тот их, кто с каменной душой
Прошел все степени злодейства;
Кто режет хладною рукой
Вдовицу с бедной сиротой,
Кому смешно детей стенанье,
Кто не прощает, не щадит,
Кого убийство веселит,

Как юношу любви свиданье.

Братья разбойники - краткое содержание поэмы Пушкина

Затихло всё, теперь луна
Свой бледный свет на них наводит,
И чарка пенного вина
Из рук в другие переходит.
Простерты на земле сырой
Иные чутко засыпают,
И сны зловещие летают
Над их преступной головой.
Другим рассказы сокращают
Угрюмой ночи праздный час;
Умолкли все — их занимает
Пришельца нового рассказ,

И всё вокруг его внимает:

«Нас было двое: брат и я.
Росли мы вместе; нашу младость
Вскормила чуждая семья:
Нам, детям, жизнь была не в радость;
Уже мы знали нужды глас,
Сносили горькое презренье,
И рано волновало нас
Жестокой зависти мученье.

Не оставалось у сирот
Ни бедной хижинки, ни поля;
Мы жили в горе, средь забот,
Наскучила нам эта доля,
И согласились меж собой
Мы жребий испытать иной;
В товарищи себе мы взяли
Булатный нож да темну ночь;
Забыли робость и печали,

А совесть отогнали прочь.

Ах, юность, юность удалая!
Житье в то время было нам,
Когда, погибель презирая,
Мы всё делили пополам.
Бывало только месяц ясный
Взойдет и станет средь небес,
Из подземелия мы в лес
Идем на промысел опасный.

За деревом сидим и ждем:
Идет ли позднею дорогой
Богатый жид иль поп убогой, —
Всё наше! всё себе берем.
Зимой бывало в ночь глухую
Заложим тройку удалую,
Поем и свищем, и стрелой
Летим над снежной глубиной.

Кто не боялся нашей встречи?
Завидели в харчевне свечи —
Туда! к воротам, и стучим,
Хозяйку громко вызываем,
Вошли — всё даром: пьем, едим

  • И красных девушек ласкаем!
  • И что ж? попались молодцы;
    Не долго братья пировали;
    Поймали нас — и кузнецы
    Нас друг ко другу приковали,
  • И стража отвела в острог.

Я старший был пятью годами
И вынесть больше брата мог.
В цепях, за душными стенами
Я уцелел — он изнемог.
С трудом дыша, томим тоскою,
В забвеньи, жаркой головою
Склоняясь к моему плечу,
Он умирал, твердя всечасно:
«Мне душно здесь… я в лес хочу…
Воды, воды!..» но я напрасно
Страдальцу воду подавал:
Он снова жаждою томился,
И градом пот по нем катился.

В нем кровь и мысли волновал
Жар ядовитого недуга;
Уж он меня не узнавал
И поминутно призывал
К себе товарища и друга.

Он говорил: «где скрылся ты?
Куда свой тайный путь направил?
Зачем мой брат меня оставил
Средь этой смрадной темноты?
Не он ли сам от мирных пашен
Меня в дремучий лес сманил,
И ночью там, могущ и страшен,
Убийству первый научил?
Теперь он без меня на воле
Один гуляет в чистом поле,
Тяжелым машет кистенем
И позабыл в завидной доле
Он о товарище совсем!..

»
То снова разгорались в нем
Докучной совести мученья:
Пред ним толпились привиденья,
Грозя перстом издалека.

Всех чаще образ старика,
Давно зарезанного нами,
Ему на мысли приходил;
Больной, зажав глаза руками,
За старца так меня молил:
«Брат! сжалься над его слезами!
Не режь его на старость лет…
Мне дряхлый крик его ужасен…
Пусти его — он не опасен;
В нем крови капли теплой нет…
Не смейся, брат, над сединами,
Не мучь его… авось мольбами
Смягчит за нас он божий гнев!..»
Я слушал, ужас одолев;
Хотел унять больного слезы
И удалить пустые грезы.
Он видел пляски мертвецов,
В тюрьму пришедших из лесов
То слышал их ужасный шопот,
То вдруг погони близкий тoпoт,
И дико взгляд его сверкал,
Стояли волосы горою,
И весь как лист он трепетал.
То мнил уж видеть пред собою
На площадях толпы людей,
И страшный ход до места казни,
И кнут, и грозных палачей…
Без чувств, исполненный боязни,
Брат упадал ко мне на грудь.
Так проводил я дни и ночи,
Не мог минуты отдохнуть,

И сна не знали наши очи.

Но молодость свое взяла:
Вновь силы брата возвратились,
Болезнь ужасная прошла,
И с нею грезы удалились.
Воскресли мы. Тогда сильней
Взяла тоска по прежней доле;
Душа рвалась к лесам и к воле,
Алкала воздуха полей.
Нам тошен был и мрак темницы,
И сквозь решетки свет денницы,
И стражи клик, и звон цепей,

И легкой шум залетной птицы.

По улицам однажды мы,
В цепях, для городской тюрьмы
Сбирали вместе подаянье,
И согласились в тишине
Исполнить давнее желанье;
Река шумела в стороне,
Мы к ней — и с берегов высоких
Бух! поплыли в водах глубоких.

Цепями общими гремим,
Бьем волны дружными ногами,
Песчаный видим островок
И, рассекая быстрый ток,
Туда стремимся.

Вслед за нами
Кричат: «лови! лови! уйдут!»
Два стража издали плывут,
Но уж на остров мы ступаем,
Оковы камнем разбиваем,
Друг с друга рвем клочки одежд,
Отягощенные водою…
Погоню видим за собою;
Но смело, полные надежд,
Сидим и ждем. Один уж тонет,
То захлебнется, то застонет
И как свинец пошел ко дну.

Другой проплыл уж глубину,
С ружьем в руках, он в брод упрямо,
Не внемля крику моему,
Идет, но в голову ему
Два камня полетели прямо —
И хлынула на волны кровь;
Он утонул — мы в воду вновь,
За нами гнаться не посмели,
Мы берегов достичь успели
И в лес ушли.

Но бедный брат…
И труд и волн осенний хлад
Недавних сил его лишили:
Опять недуг его сломил,
И злые грезы посетили.
Три дня больной не говорил
И не смыкал очей дремотой;
В четвертый грустною заботой,
Казалось, он исполнен был;
Позвал меня, пожал мне руку,
Потухший взор изобразил
Одолевающую муку;
Рука задрогла, он вздохнул

И на груди моей уснул.

Братья разбойники - краткое содержание поэмы Пушкина

Над хладным телом я остался,
Три ночи с ним не расставался,
Всё ждал, очнется ли мертвец?
И горько плакал.

Наконец
Взял заступ; грешную молитву
Над братней ямой совершил
И тело в землю схоронил…
Потом на прежнюю ловитву
Пошел один… Но прежних лет
Уж не дождусь: их нет, как нет!
Пиры, веселые ночлеги
И наши буйные набеги —
Могила брата всё взяла.

Влачусь угрюмый, одинокой,
Окаменел мой дух жестокой,
И в сердце жалость умерла
Но иногда щажу морщины:
Мне страшно резать старика;
На беззащитные седины
Не подымается рука.
Я помню, как в тюрьме жестокой
Больной, в цепях, лишенный сил,
Без памяти, в тоске глубокой

За старца брат меня молил».

Поэма Пушкина «Братья разбойники» (1822) принадлежит к числу «южных поэм» поэта. Считается, что оно изначально задумывалось не как отдельное произведение, а как вступление к большой поэме «Разбойники».

Но последнюю Александр Сергеевич уничтожил, так и не дописав, а тот отрывок, который сейчас мы знаем под названием «Братья разбойники», попал в руки Николая Раевского и позже был опубликован.

Сам Пушкин писал, что в основе вступления лежит реальное событие, которое произошло во время его пребывания в Екатеринославле: два разбойника сбежали из-под стражи и переплыли Днепр, будучи вместе закованными в кандалы. Их так и не поймали. Об этом поэт писал своему другу Петру Вяземскому.

Романтическая по своему содержанию поэма нарушает соответствующий жанру лирический стиль. Пушкин начинает широко использовать просторечия и народные формы, однако в отличие от сказок или поэмы «Руслан и Людмила» в них нет и оттенка иронии.

Такой стиль соответствует происхождению главных героев – разбойники когда-то были крестьянами, жившими в нищете.

Конфликт поэмы – нужда, из-за которой бедняки становились на путь разбоя – был актуальным для того времени, а потому поэма нашла отклик в сердцах читателей.

Источник: https://PoetPushkin.ru/poemy/poema-bratya-razbojniki.html

Краткое содержание Пушкин Братья разбойники для читательского дневника

К Волке слетелась шайка разбойников. Поздней ночью молодой разбойник рассказывает свою печальную историю. Разбойник с братом были сиротами, с детства они голодали и терпели издевательства.

Но повзрослев братья стали грабить. Однажды братьев поймал кузнец, сковал друг к другу и отвел в тюрьму, их посадили.

Разбойник смог перенести это, а его брат сошел с ума, к нему приходили покойники пожилых людей и донимали.

Во время исправительных работ братья сбежали и спрятались в лесу, а преследовавших их стражников закидали камнями, но младший брат не вынес всех мук и умер. Разбойник вернулся к прошлым делам, но тоска по брату забрала все веселье. Младший брат просил не трогать стариков, и разбойник выполняет его просьбу.

Пушкин. Краткие пересказы:

Братья разбойники - краткое содержание поэмы Пушкина Картинка Братья разбойники

Сейчас читают:

  • Краткое содержание Алексин Саша и Шура
    В повести «Саша и Шура» рассказывается о поездке московского школьника Саши, в гости, в Белогорск, к своему дедушке-доктору. У него есть тайна- переэкзаменовка по русскому языку.
  • Краткое содержание Пушкин Каменный гость
    Молодой повеса и разбиватель сердец Дон Гуан со слугой Лепорелло ждёт сумерек, чтобы поникнуть в Мадрид, откуда был изгнан королем за дуэли. Сперва он намерен посетить Лауру, известную актрису
  • Краткое содержание Чехов Размазня
    Рассказа «Размазня» мастера коротких рассказов Антона Павловича Чехова, считается очередным шедевром его творчества. Написал он это произведение в 1889 году в период, когда автор переходил от юмора к серьезным рассказам.
  • Краткое содержание Алексин Мой брат играет на кларнете
    В одном доме жили брат студент и сестра семиклассница. Брат играл на кларнете. Девочка в силу своей наивности и неопытности решила посветить свою жизнь игре старшего брата, она хотела записывать его мысли и помогать во всем.
  • Краткое содержание Чехов Хамелеон
    Один из самых известных рассказов Чехова, который обличает все человеческие пороки, которые присущи людям и в наше время, так как человечество со времени этого писателя, почти не изменилось. В центре этого рассказа, история, которая произошла в одном
  • Краткое содержание Алексин Самый счастливый день
    В рассказе описываются последние деньки зимних каникул. Родители главного героя ссорятся прямо в новогоднюю ночь и все каникулы не общаются друг с другом. Главный герой старается всячески из померить.

Источник: https://uchim-klass.ru/kratkie-soderzhaniya/pushkin/bratya-razbojniki

Александр Пушкин — Братья-разбойники

Александр Сергеевич Пушкин

    Не стая воронов слеталасьНа груды тлеющих костей,За Волгой, ночью, вкруг огнейУдалых шайка собиралась.Какая смесь одежд и лиц,Племен, наречий, состояний!Из хат, из келий, из темницОни стеклися для стяжаний!Здесь цель одна для всех сердец —Живут без власти, без закона.

Меж ними зрится и беглецС брегов воинственного Дона,И в черных локонах еврей,И дикие сыны степей,Калмык, башкирец безобразный,И рыжий финн, и с ленью празднойВезде кочующий цыган!Опасность, кровь, разврат, обман —Суть узы страшного семейства;Тот их, кто с каменной душойПрошел все степени злодейства;Кто режет хладною рукойВдовицу с бедной сиротой,Кому смешно детей стенанье,Кто не прощает, не щадит,Кого убийство веселит,Как юношу любви свиданье.

    Затихло всё, теперь лунаСвой бледный свет на них наводит,И чарка пенного винаИз рук в другие переходит.Простерты на земле сырой,Иные чутко засыпают, —И сны зловещие летаютНад их преступной головой.Другим рассказы сокращаютУгрюмой ночи праздный час;Умолкли все — их занимаетПришельца нового рассказ,И всё вокруг его внимает:

    «Нас было двое: брат и я.Росли мы вместе; нашу младостьВскормила чуждая семья:Нам, детям, жизнь была не в радость;Уже мы знали нужды глас,Сносили горькое презренье,И рано волновало насЖестокой зависти мученье.

Не оставалось у сиротНи бедной хижинки, ни поля;Мы жили в горе, средь забот,Наскучила нам эта доля,И согласились меж собойМы жребий испытать иной:В товарищи себе мы взялиБулатный нож да темну ночь;Забыли робость и печали,А совесть отогнали прочь.

    Ах, юность, юность удалая!Житье в то время было нам,Когда, погибель презирая,Мы всё делили пополам.Бывало, только месяц ясныйВзойдет и станет средь небес,Из подземелия мы в лесИдем на промысел опасный.

За деревом сидим и ждем:Идет ли позднею дорогойБогатый жид иль поп убогой, —Всё наше! всё себе берем.Зимой, бывало, в ночь глухуюЗаложим тройку удалую,Поем и свищем и стрелойЛетим над снежной глубиной.

Кто не боялся нашей встречи?Завидели в харчевне свечи —Туда! к воротам, и стучим,Хозяйку громко вызываем,Вошли — всё даром: пьем, едимИ красных девушек ласкаем!

    И что ж? попались молодцы;Не долго братья пировали;Поймали нас — и кузнецыНас друг ко другу приковали,И стража отвела в острог.

    Я старший был пятью годамиИ вынесть больше брата мог.В цепях, за душными стенамиЯ уцелел — он изнемог.С трудом дыша, томим тоскою,В забвенье, жаркой головоюСклоняясь к моему плечу,Он умирал, твердя всечасно:«Мне душно здесь… я в лес хочу…Воды, воды!..» — но я напрасноСтрадальцу воду подавал:Он снова жаждою томился,И градом пот по нем катился.

В нем кровь и мысли волновалЖар ядовитого недуга;Уж он меня не узнавалИ поминутно призывалК себе товарища и друга.

Он говорил: «Где скрылся ты?Куда свой тайный путь направил?Зачем мой брат меня оставилСредь этой смрадной темноты?Не он ли сам от мирных пашенМеня в дремучий лес сманил,И ночью там, могущ и страшен,Убийству первый научил?Теперь он без меня на волеОдин гуляет в чистом поле,Тяжелым машет кистенемИ позабыл в завидной долеОн о товарище своем!..

»То снова разгорались в немДокучной совести мученья:Пред ним толпились привиденья,Грозя перстом издалека.

Всех чаще образ старика,Давно зарезанного нами,Ему на мысли приходил;Больной, зажав глаза руками,За старца так меня молил:«Брат! сжалься над его слезами!Не режь его на старость лет…Мне дряхлый крик его ужасен…Пусти его — он не опасен;В нем крови капли теплой нет…Не смейся, брат, над сединами,Не мучь его… авось мольбамиСмягчит за нас он божий гнев!..

Читайте также:  Дудочка и кувшинчик - краткое содержание сказки катаева

»Я слушал, ужас одолев;Хотел унять больного слезыИ удалить пустые грезы.Он видел пляски мертвецов,В тюрьму пришедших из лесов,То слышал их ужасный шепот,То вдруг погони близкий топот,И дико взгляд его сверкал,Стояли волосы горою,И весь как лист он трепетал.То мнил уж видеть пред собоюНа площадях толпы людей,И страшный xoд до места казни,И кнут, и грозных палачей…Без чувств, исполненный боязни,Брат упадал ко мне на грудь.Так проводил я дни и ночи,Не мог минуты отдохнуть,И сна не знали наши очи.

    Но молодость свое взяла:Вновь силы брата возвратились,Болезнь ужасная прошла,И с нею грезы удалились.Воскресли мы. Тогда сильнейВзяла тоска по прежней доле;Душа рвалась к лесам и к воле,Алкала воздуха полей.Нам тошен был и мрак темницы,И сквозь решетки свет денницы,И стражи клик, и звон цепей,И легкий шум залетной птицы.

    По улицам однажды мы,В цепях, для городской тюрьмыСбирали вместе подаянье,И согласились в тишинеИсполнить давнее желанье;Река шумела в стороне,Мы к ней — и с берегов высокихБух! поплыли в водах глубоких.Цепями общими гремим,Бьем волны дружными ногами,Песчаный видим островокИ, рассекая быстрый ток,Туда стремимся.

Вслед за намиКричат: «Лови! лови! уйдут!»Два стража издали плывут,Но уж на остров мы ступаем,Оковы камнем разбиваем,Друг с друга рвем клочки одежд,Отягощенные водою…Погоню видим за собою;Но смело, полные надежд,Сидим и ждем. Один уж тонет,То захлебнется, то застонетИ как свинец пошел ко дну.

Другой проплыл уж глубину,С ружьем в руках, он вброд упрямо,Не внемля крику моему,Идет, но в голову емуДва камня полетели прямо —И хлынула на волны кровь;Он утонул — мы в воду вновь,За нами гнаться не посмели,Мы берегов достичь успелиИ в лес ушли. Но бедный брат…И труд и волн осенний хладНедавних сил его лишили:Опять недуг его сломил,И злые грезы посетили.

Три дня больной не говорилИ не смыкал очей дремотой;В четвертый грустною заботой,Казалось, он исполнен был;Позвал меня, пожал мне руку,Потухший взор изобразилОдолевающую муку;Рука задрогла, он вздохнулИ на груди моей уснул.

    Над хладным телом я остался,Три ночи с ним не расставался,Всё ждал, очнется ли мертвец?И горько плакал.

НаконецВзял заступ; грешную молитвуНад братней ямой совершилИ тело в землю схоронил…Потом на прежнюю ловитвуПошел один… Но прежних летУж не дождусь: их нет, как нет!Пиры, веселые ночлегиИ наши буйные набеги —Могила брата всё взяла.Влачусь угрюмый, одинокий,Окаменел мой дух жестокий,И в сердце жалость умерла.

Но иногда щажу морщины:Мне страшно резать старика;На беззащитные сединыНе подымается рука.Я помню, как в тюрьме жестокойБольной, в цепях, лишенный сил,Без памяти, в тоске глубокойЗа старца брат меня молил».

1821—1822

Написано в 1821—1822 гг., напечатано в 1825 г. Представляет собой отрывок — вступление к большой, уничтоженной самим Пушкиным поэме «Разбойники». Поэт писал 13 июня 1823 г. А. Бестужеву, издававшему вместе с Рылеевым альманах «Полярная звезда»: «Разбойников я сжег — и поделом.

Один отрывок уцелел в руках Николая Раевского; если отечественные звуки: харчевня, кнут, острог — не испугают нежных ушей читательниц „Полярной звезды“, то напечатай его».[1] Сохранились два плана поэмы «Разбойники» (см. «Из ранних редакций»).

Из них видно, что это была романтическая поэма (несколько напоминающая «Корсара» Байрона), в которой в качестве трагического, мрачного и разочарованного героя выступал атаман волжских разбойников. Действие поэмы, судя по первому плану, развивалось таким образом: атаман исчез, есаул тревожится.

Любовница атамана плачет и подговаривает разбойников идти на поиски и на помощь ему. Они плывут по Волге и поют. По-видимому, находят его — об этом в плане не сказано. Под Астраханью разбивают купеческий корабль, атаман влюбляется в дочь купца и берет ее в плен. Прежняя любовница от ревности сходит с ума.

Новая не любит его и скоро умирает (в плане не указано от чего). Ожесточенный этими несчастьями, атаман «пускается на все злодейства» и гибнет жертвой предательства есаула. В этом раннем плане еще не было эпизода о братьях-разбойниках. О его происхождении Пушкин сам писал Вяземскому 11 ноября 1823 г.

: «Истинное происшествие подало мне повод написать этот отрывок. В 1820 году, в бытность мою в Екатеринославле, два разбойника, закованные вместе, переплыли через Днепр и спаслись. Их отдых на островке, потопление одного из стражей мною не выдуманы». Сначала Пушкин хотел сделать из этого небольшую балладу, «молдавскую песню» вроде «Черной шали»:

Источник: https://mybrary.ru/books/poetry-/poetry/243509-aleksandr-pushkin-bratya-razboiniki.html

Читать онлайн электронную книгу Братья разбойники — Александр Сергеевич Пушкин. БРАТЬЯ-РАЗБОЙНИКИ бесплатно и без регистрации!

  • Не стая воронов слеталась
  • На груды тлеющих костей,
  • За Волгой, ночью, вкруг огней
  • Удалых шайка собиралась.
  • Какая смесь одежд и лиц,
  • Племен, наречий, состояний!
  • Из хат, из келий, из темниц
  • Они стеклися для стяжаний!
  • Здесь цель одна для всех сердец —
  • Живут без власти, без закона.
  • Меж ними зрится и беглец
  • С брегов воинственного Дона,
  • И в черных локонах еврей,
  • И дикие сыны степей,
  • Калмык, башкирец безобразный,
  • И рыжий финн, и с ленью праздной
  • Везде кочующий цыган!
  • Опасность, кровь, разврат, обман —
  • Суть узы страшного семейства;
  • Тот их, кто с каменной душой
  • Прошел все степени злодейства;
  • Кто режет хладною рукой
  • Вдовицу с бедной сиротой,
  • Кому смешно детей стенанье,
  • Кто не прощает, не щадит,
  • Кого убийство веселит,
  • Как юношу любви свиданье.
  1. Затихло всё, теперь луна
  2. Свой бледный свет на них наводит,
  3. И чарка пенного вина
  4. Из рук в другие переходит.
  5. Простерты на земле сырой,
  6. Иные чутко засыпают, —
  7. И сны зловещие летают
  8. Над их преступной головой.
  9. Другим рассказы сокращают
  10. Угрюмой ночи праздный час;
  11. Умолкли все — их занимает
  12. Пришельца нового рассказ,
  13. И всё вокруг его внимает:
  • «Нас было двое: брат и я.
  • Росли мы вместе; нашу младость
  • Вскормила чуждая семья:
  • Нам, детям, жизнь была не в радость;
  • Уже мы знали нужды глас,
  • Сносили горькое презренье,
  • И рано волновало нас
  • Жестокой зависти мученье.
  • Не оставалось у сирот
  • Ни бедной хижинки, ни поля;
  • Мы жили в горе, средь забот,
  • Наскучила нам эта доля,
  • И согласились меж собой
  • Мы жребий испытать иной:
  • В товарищи себе мы взяли
  • Булатный нож да темну ночь;
  • Забыли робость и печали,
  • А совесть отогнали прочь.
  1. Ах, юность, юность удалая!
  2. Житье в то время было нам,
  3. Когда, погибель презирая,
  4. Мы всё делили пополам.
  5. Бывало, только месяц ясный
  6. Взойдет и станет средь небес,
  7. Из подземелия мы в лес
  8. Идем на промысел опасный.
  9. За деревом сидим и ждем:
  10. Идет ли позднею дорогой
  11. Богатый жид иль поп убогой, —

Всё наше! всё себе берем.

  • Зимой, бывало, в ночь глухую
  • Заложим тройку удалую,
  • Поем и свищем и стрелой
  • Летим над снежной глубиной.
  • Кто не боялся нашей встречи?
  • Завидели в харчевне свечи —
  • Туда! к воротам, и стучим,
  • Хозяйку громко вызываем,
  • Вошли — всё даром: пьем, едим
  • И красных девушек ласкаем!
  1. И что ж? попались молодцы;
  2. Не долго братья пировали;
  3. Поймали нас — и кузнецы
  4. Нас друг ко другу приковали,
  5. И стража отвела в острог.
  • Я старший был пятью годами
  • И вынесть больше брата мог.
  • В цепях, за душными стенами
  • Я уцелел — он изнемог.
  • С трудом дыша, томим тоскою,
  • В забвенье, жаркой головою
  • Склоняясь к моему плечу,
  • Он умирал, твердя всечасно:
  • «Мне душно здесь… я в лес хочу…

Воды, воды!..» но я напрасно

  1. Страдальцу воду подавал:
  2. Он снова жаждою томился,
  3. И градом пот по нем катился.
  4. В нем кровь и мысли волновал
  5. Жар ядовитого недуга;
  6. Уж он меня не узнавал
  7. И поминутно призывал
  8. К себе товарища и друга.
  9. Он говорил: «Где скрылся ты?
  10. Куда свой тайный путь направил?
  11. Зачем мой брат меня оставил
  12. Средь этой смрадной темноты?
  13. Не он ли сам от мирных пашен
  14. Меня в дремучий лес сманил,
  15. И ночью там, могущ и страшен,
  16. Убийству первый научил?
  17. Теперь он без меня на воле
  18. Один гуляет в чистом поле,
  19. Тяжелым машет кистенем
  20. И позабыл в завидной доле

Он о товарище совсем!..»

  • То снова разгорались в нем
  • Докучной совести мученья:
  • Пред ним толпились привиденья,
  • Грозя перстом издалека.
  • Всех чаще образ старика,
  • Давно зарезанного нами,
  • Ему на мысли приходил;
  • Больной, зажав глаза руками,
  • За старца так меня молил:

«Брат! сжалься над его слезами!

  1. Не режь его на старость лет…
  2. Мне дряхлый крик его ужасен…
  3. Пусти его — он не опасен;
  4. В нем крови капли теплой нет…
  5. Не смейся, брат, над сединами,
  6. Не мучь его… авось мольбами

Смягчит за нас он божий гнев!..»

  • Я слушал, ужас одолев;
  • Хотел унять больного слезы
  • И удалить пустые грезы.
  • Он видел пляски мертвецов,
  • В тюрьму пришедших из лесов,
  • То слышал их ужасный шепот,
  • То вдруг погони близкий топот,
  • И дико взгляд его сверкал,
  • Стояли волосы горою,
  • И весь как лист он трепетал.
  • То мнил уж видеть пред собою
  • На площадях толпы людей,
  • И страшный xoд до места казни,
  • И кнут, и грозных палачей…
  • Без чувств, исполненный боязни,
  • Брат упадал ко мне на грудь.
  • Так проводил я дни и ночи,
  • Не мог минуты отдохнуть,
  • И сна не знали наши очи.
  1. Но молодость свое взяла:
  2. Вновь силы брата возвратились,
  3. Болезнь ужасная прошла,
  4. И с нею грезы удалились.
  5. Воскресли мы. Тогда сильней
  6. Взяла тоска по прежней доле;
  7. Душа рвалась к лесам и к воле,
  8. Алкала воздуха полей.
  9. Нам тошен был и мрак темницы,
  10. И сквозь решетки свет денницы,
  11. И стражи клик, и звон цепей,
  12. И легкий шум залетной птицы.
  • По улицам однажды мы,
  • В цепях, для городской тюрьмы
  • Сбирали вместе подаянье,
  • И согласились в тишине
  • Исполнить давнее желанье;
  • Река шумела в стороне,
  • Мы к ней — и с берегов высоких

Бух! поплыли в водах глубоких.

  1. Цепями общими гремим,
  2. Бьем волны дружными ногами,
  3. Песчаный видим островок
  4. И, рассекая быстрый ток,
  5. Туда стремимся. Вслед за нами

Кричат: «Лови! лови! уйдут!»

  • Два стража издали плывут,
  • Но уж на остров мы ступаем,
  • Оковы камнем разбиваем,
  • Друг с друга рвем клочки одежд,
  • Отягощенные водою…
  • Погоню видим за собою;
  • Но смело, полные надежд,
  • Сидим и ждем. Один уж тонет,
  • То захлебнется, то застонет
  • И как свинец пошел ко дну.
  • Другой проплыл уж глубину,
  • С ружьем в руках, он вброд упрямо,
  • Не внемля крику моему,
  • Идет, но в голову ему
  • Два камня полетели прямо —
  • И хлынула на волны кровь;
  • Он утонул — мы в воду вновь,
  • За нами гнаться не посмели,
  • Мы берегов достичь успели
  • И в лес ушли. Но бедный брат…
  • И труд и волн осенний хлад
  • Недавних сил его лишили:
  • Опять недуг его сломил,
  • И злые грезы посетили.
  • Три дня больной не говорил
  • И не смыкал очей дремотой;
  • В четвертый грустною заботой,
  • Казалось, он исполнен был;
  • Позвал меня, пожал мне руку,
  • Потухший взор изобразил
  • Одолевающую муку;
  • Рука задрогла, он вздохнул
  • И на груди моей уснул.
  1. Над хладным телом я остался,
  2. Три ночи с ним не расставался,
  3. Всё ждал, очнется ли мертвец?
  4. И горько плакал. Наконец
  5. Взял заступ; грешную молитву
  6. Над братней ямой совершил
  7. И тело в землю схоронил…
  8. Потом на прежнюю ловитву
  9. Пошел один… Но прежних лет
  10. Уж не дождусь: их нет, как нет!
  11. Пиры, веселые ночлеги
  12. И наши буйные набеги —
  13. Могила брата всё взяла.
  14. Влачусь угрюмый, одинокий,
  15. Окаменел мой дух жестокий,
  16. И в сердце жалость умерла.
  17. Но иногда щажу морщины:
  18. Мне страшно резать старика;
  19. На беззащитные седины
  20. Не подымается рука.
  21. Я помню, как в тюрьме жестокой
  22. Больной, в цепях, лишенный сил,
  23. Без памяти, в тоске глубокой
  24. За старца брат меня молил».

Источник: https://librebook.me/bratia_razboiniki/vol1/1

Александр Пушкин — Братья разбойники

Здесь можно скачать бесплатно «Александр Пушкин — Братья разбойники» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Братья разбойники» читать бесплатно онлайн.

Александр Сергеевич Пушкин

Братья разбойники

Не стая воронов слеталась
На груды тлеющих костей,
За Волгой, ночью, вкруг огней
Удалых шайка собиралась.
Какая смесь одежд и лиц,
Племен, наречий, состояний!
Из хат, из келий, из темниц
Они стеклися для стяжаний!
Здесь цель одна для всех сердец –
Живут без власти, без закона.

Меж ними зрится и беглец
С брегов воинственного Дона,
И в черных локонах еврей,
И дикие сыны степей,
Калмык, башкирец безобразный,
И рыжий финн, и с ленью праздной
Везде кочующий цыган!
Опасность, кровь, разврат, обман –
Суть узы страшного семейства
Тот их, кто с каменной душой
Прошел все степени злодейства;
Кто режет хладною рукой
Вдовицу с бедной сиротой,
Кому смешно детей стенанье,
Кто не прощает, не щадит,
Кого убийство веселит,
Как юношу любви свиданье.

Затихло всё, теперь луна
Свой бледный свет на них наводит,
И чарка пенного вина
Из рук в другие переходит.
Простерты на земле сырой
Иные чутко засыпают,
И сны зловещие летают
Над их преступной головой.
Другим рассказы сокращают
Угрюмой ночи праздный час;
Умолкли все – их занимает
Пришельца нового рассказ,
И всё вокруг его внимает:

«Нас было двое: брат и я.
Росли мы вместе; нашу младость
Вскормила чуждая семья:
Нам, детям, жизнь была не в радость;
Уже мы знали нужды глас,
Сносили горькое презренье,
И рано волновало нас
Жестокой зависти мученье.

Не оставалось у сирот
Ни бедной хижинки, ни поля;
Мы жили в горе, средь забот,
Наскучила нам эта доля,
И согласились меж собой
Мы жребий испытать иной;
В товарищи себе мы взяли
Булатный нож да темну ночь;
Забыли робость и печали,
А совесть отогнали прочь.

Ах, юность, юность удалая!
Житье в то время было нам,
Когда, погибель презирая,
Мы всё делили пополам.
Бывало только месяц ясный
Взойдет и станет средь небес,
Из подземелия мы в лес
Идем на промысел опасный.

Читайте также:  То, чего не было - краткое содержание рассказа гаршина

За деревом сидим и ждем:
Идет ли позднею дорогой
Богатый жид иль поп убогой, –
Всё наше! всё себе берем.
Зимой бывало в ночь глухую
Заложим тройку удалую,
Поем и свищем, и стрелой
Летим над снежной глубиной.

Кто не боялся нашей встречи?
Завидели в харчевне свечи –
Туда! к воротам, и стучим,
Хозяйку громко вызываем,
Вошли – всё даром: пьем, едим
И красных девушек ласкаем!

И что ж? попались молодцы;
Не долго братья пировали;
Поймали нас – и кузнецы
Нас друг ко другу приковали,
И стража отвела в острог.

Я старший был пятью годами
И вынесть больше брата мог.
В цепях, за душными стенами
Я уцелел – он изнемог.
С трудом дыша, томим тоскою,
В забвеньи, жаркой головою
Склоняясь к моему плечу,
Он умирал, твердя всечасно:
„Мне душно здесь… я в лес хочу…
Воды, воды!..“ но я напрасно
Страдальцу воду подавал:
Он снова жаждою томился,
И градом пот по нем катился.

В нем кровь и мысли волновал
Жар ядовитого недуга;
Уж он меня не узнавал
И поминутно призывал
К себе товарища и друга.

Он говорил: „где скрылся ты?
Куда свой тайный путь направил?
Зачем мой брат меня оставил
Средь этой смрадной темноты?
Не он ли сам от мирных пашен
Меня в дремучий лес сманил,
И ночью там, могущ и страшен,
Убийству первый научил?
Теперь он без меня на воле
Один гуляет в чистом поле,
Тяжелым машет кистенем
И позабыл в завидной доле
Он о товарище совсем!..


То снова разгорались в нем
Докучной совести мученья:
Пред ним толпились привиденья,
Грозя перстом издалека.

Всех чаще образ старика,
Давно зарезанного нами,
Ему на мысли приходил;
Больной, зажав глаза руками,
За старца так меня молил:
„Брат! сжалься над его слезами!
Не режь его на старость лет…
Мне дряхлый крик его ужасен…
Пусти его – он не опасен;
В нем крови капли теплой нет…
Не смейся, брат, над сединами,
Не мучь его… авось мольбами
Смягчит за нас он божий гнев!..


Я слушал, ужас одолев;
Хотел унять больного слезы
И удалить пустые грезы.
Он видел пляски мертвецов,
В тюрьму пришедших из лесов
То слышал их ужасный шопот,
То вдруг погони близкий тoпoт,
И дико взгляд его сверкал,
Стояли волосы горою,
И весь как лист он трепетал.
То мнил уж видеть пред собою
На площадях толпы людей,
И страшный ход до места казни,
И кнут, и грозных палачей…
Без чувств, исполненный боязни,
Брат упадал ко мне на грудь.
Так проводил я дни и ночи,
Не мог минуты отдохнуть,
И сна не знали наши очи.

Но молодость свое взяла:
Вновь силы брата возвратились,
Болезнь ужасная прошла,
И с нею грезы удалились.
Воскресли мы. Тогда сильней
Взяла тоска по прежней доле;
Душа рвалась к лесам и к воле,
Алкала воздуха полей.
Нам тошен был и мрак темницы,
И сквозь решетки свет денницы,
И стражи клик, и звон цепей,
И легкой шум залетной птицы.

По улицам однажды мы,
В цепях, для городской тюрьмы
Сбирали вместе подаянье,
И согласились в тишине
Исполнить давнее желанье;
Река шумела в стороне,
Мы к ней – и с берегов высоких
Бух! поплыли в водах глубоких.

Цепями общими гремим,
Бьем волны дружными ногами,
Песчаный видим островок
И, рассекая быстрый ток,
Туда стремимся.

Вслед за нами
Кричат: „лови! лови! уйдут!“
Два стража издали плывут,
Но уж на остров мы ступаем,
Оковы камнем разбиваем,
Друг с друга рвем клочки одежд,
Отягощенные водою…
Погоню видим за собою;
Но смело, полные надежд,
Сидим и ждем. Один уж тонет,
То захлебнется, то застонет
И как свинец пошел ко дну.

Другой проплыл уж глубину,
С ружьем в руках, он в брод упрямо,
Не внемля крику моему,
Идет, но в голову ему
Два камня полетели прямо –
И хлынула на волны кровь;
Он утонул – мы в воду вновь,
За нами гнаться не посмели,
Мы берегов достичь успели
И в лес ушли.

Но бедный брат…
И труд и волн осенний хлад
Недавних сил его лишили:
Опять недуг его сломил,
И злые грезы посетили.
Три дня больной не говорил
И не смыкал очей дремотой;
В четвертый грустною заботой,
Казалось, он исполнен был;
Позвал меня, пожал мне руку,
Потухший взор изобразил
Одолевающую муку;
Рука задрогла, он вздохнул
И на груди моей уснул.

Над хладным телом я остался,
Три ночи с ним не расставался,
Всё ждал, очнется ли мертвец?
И горько плакал.

Наконец
Взял заступ; грешную молитву
Над братней ямой совершил
И тело в землю схоронил…
Потом на прежнюю ловитву
Пошел один… Но прежних лет
Уж не дождусь: их нет, как нет!
Пиры, веселые ночлеги
И наши буйные набеги –
Могила брата всё взяла.

Влачусь угрюмый, одинокой,
Окаменел мой дух жестокой,
И в сердце жалость умерла
Но иногда щажу морщины:
Мне страшно резать старика;
На беззащитные седины
Не подымается рука.
Я помню, как в тюрьме жестокой
Больной, в цепях, лишенный сил,
Без памяти, в тоске глубокой
За старца брат меня молил».

Книги похожие на «Братья разбойники» читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Отзывы читателей о книге «Братья разбойники», комментарии и мнения людей о произведении.

Источник: https://www.libfox.ru/169107-aleksandr-pushkin-bratya-razboyniki.html

Александр Пушкин — Братья разбойники: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Не стая воронов слеталась На груды тлеющих костей, За Волгой, ночью, вкруг огней Удалых шайка собиралась. Какая смесь одежд и лиц, Племен, наречий, состояний! Из хат, из келий, из темниц Они стеклися для стяжаний! Здесь цель одна для всех сердец — Живут без власти, без закона.

Меж ними зрится и беглец С брегов воинственного Дона, И в черных локонах еврей, И дикие сыны степей, Калмык, башкирец безобразный, И рыжий финн, и с ленью праздной Везде кочующий цыган! Опасность, кровь, разврат, обман — Суть узы страшного семейства Тот их, кто с каменной душой Прошел все степени злодейства; Кто режет хладною рукой Вдовицу с бедной сиротой, Кому смешно детей стенанье, Кто не прощает, не щадит, Кого убийство веселит,

Как юношу любви свиданье.

https://www.youtube.com/watch?v=aK7LP2ipWQY

Затихло всё, теперь луна Свой бледный свет на них наводит, И чарка пенного вина Из рук в другие переходит. Простерты на земле сырой Иные чутко засыпают, И сны зловещие летают Над их преступной головой. Другим рассказы сокращают Угрюмой ночи праздный час; Умолкли все — их занимает Пришельца нового рассказ,

И всё вокруг его внимает:

«Нас было двое: брат и я. Росли мы вместе; нашу младость Вскормила чуждая семья: Нам, детям, жизнь была не в радость; Уже мы знали нужды глас, Сносили горькое презренье, И рано волновало нас Жестокой зависти мученье.

Не оставалось у сирот Ни бедной хижинки, ни поля; Мы жили в горе, средь забот, Наскучила нам эта доля, И согласились меж собой Мы жребий испытать иной; В товарищи себе мы взяли Булатный нож да темну ночь; Забыли робость и печали,

А совесть отогнали прочь.

Ах, юность, юность удалая! Житье в то время было нам, Когда, погибель презирая, Мы всё делили пополам. Бывало только месяц ясный Взойдет и станет средь небес, Из подземелия мы в лес Идем на промысел опасный.

За деревом сидим и ждем: Идет ли позднею дорогой Богатый жид иль поп убогой, — Всё наше! всё себе берем. Зимой бывало в ночь глухую Заложим тройку удалую, Поем и свищем, и стрелой Летим над снежной глубиной.

Кто не боялся нашей встречи? Завидели в харчевне свечи — Туда! к воротам, и стучим, Хозяйку громко вызываем, Вошли — всё даром: пьем, едим

  • И красных девушек ласкаем!
  • И что ж? попались молодцы; Не долго братья пировали; Поймали нас — и кузнецы Нас друг ко другу приковали,
  • И стража отвела в острог.

Я старший был пятью годами И вынесть больше брата мог. В цепях, за душными стенами Я уцелел — он изнемог. С трудом дыша, томим тоскою, В забвеньи, жаркой головою Склоняясь к моему плечу, Он умирал, твердя всечасно: «Мне душно здесь… я в лес хочу… Воды, воды!..» но я напрасно Страдальцу воду подавал: Он снова жаждою томился, И градом пот по нем катился.

В нем кровь и мысли волновал Жар ядовитого недуга; Уж он меня не узнавал И поминутно призывал К себе товарища и друга.

Он говорил: «где скрылся ты? Куда свой тайный путь направил? Зачем мой брат меня оставил Средь этой смрадной темноты? Не он ли сам от мирных пашен Меня в дремучий лес сманил, И ночью там, могущ и страшен, Убийству первый научил? Теперь он без меня на воле Один гуляет в чистом поле, Тяжелым машет кистенем И позабыл в завидной доле Он о товарище совсем!..

» То снова разгорались в нем Докучной совести мученья: Пред ним толпились привиденья, Грозя перстом издалека.

Всех чаще образ старика, Давно зарезанного нами, Ему на мысли приходил; Больной, зажав глаза руками, За старца так меня молил: «Брат! сжалься над его слезами! Не режь его на старость лет… Мне дряхлый крик его ужасен… Пусти его — он не опасен; В нем крови капли теплой нет… Не смейся, брат, над сединами, Не мучь его… авось мольбами Смягчит за нас он божий гнев!..» Я слушал, ужас одолев; Хотел унять больного слезы И удалить пустые грезы. Он видел пляски мертвецов, В тюрьму пришедших из лесов То слышал их ужасный шопот, То вдруг погони близкий тoпoт, И дико взгляд его сверкал, Стояли волосы горою, И весь как лист он трепетал. То мнил уж видеть пред собою На площадях толпы людей, И страшный ход до места казни, И кнут, и грозных палачей… Без чувств, исполненный боязни, Брат упадал ко мне на грудь. Так проводил я дни и ночи, Не мог минуты отдохнуть,

И сна не знали наши очи.

Но молодость свое взяла: Вновь силы брата возвратились, Болезнь ужасная прошла, И с нею грезы удалились. Воскресли мы. Тогда сильней Взяла тоска по прежней доле; Душа рвалась к лесам и к воле, Алкала воздуха полей. Нам тошен был и мрак темницы, И сквозь решетки свет денницы, И стражи клик, и звон цепей,

И легкой шум залетной птицы.

По улицам однажды мы, В цепях, для городской тюрьмы Сбирали вместе подаянье, И согласились в тишине Исполнить давнее желанье; Река шумела в стороне, Мы к ней — и с берегов высоких Бух! поплыли в водах глубоких.

Цепями общими гремим, Бьем волны дружными ногами, Песчаный видим островок И, рассекая быстрый ток, Туда стремимся.

Вслед за нами Кричат: «лови! лови! уйдут!» Два стража издали плывут, Но уж на остров мы ступаем, Оковы камнем разбиваем, Друг с друга рвем клочки одежд, Отягощенные водою… Погоню видим за собою; Но смело, полные надежд, Сидим и ждем. Один уж тонет, То захлебнется, то застонет И как свинец пошел ко дну.

Другой проплыл уж глубину, С ружьем в руках, он в брод упрямо, Не внемля крику моему, Идет, но в голову ему Два камня полетели прямо — И хлынула на волны кровь; Он утонул — мы в воду вновь, За нами гнаться не посмели, Мы берегов достичь успели И в лес ушли.

Но бедный брат… И труд и волн осенний хлад Недавних сил его лишили: Опять недуг его сломил, И злые грезы посетили. Три дня больной не говорил И не смыкал очей дремотой; В четвертый грустною заботой, Казалось, он исполнен был; Позвал меня, пожал мне руку, Потухший взор изобразил Одолевающую муку; Рука задрогла, он вздохнул

И на груди моей уснул.

Над хладным телом я остался, Три ночи с ним не расставался, Всё ждал, очнется ли мертвец? И горько плакал.

Наконец Взял заступ; грешную молитву Над братней ямой совершил И тело в землю схоронил… Потом на прежнюю ловитву Пошел один… Но прежних лет Уж не дождусь: их нет, как нет! Пиры, веселые ночлеги И наши буйные набеги — Могила брата всё взяла.

Влачусь угрюмый, одинокой, Окаменел мой дух жестокой, И в сердце жалость умерла Но иногда щажу морщины: Мне страшно резать старика; На беззащитные седины Не подымается рука. Я помню, как в тюрьме жестокой Больной, в цепях, лишенный сил, Без памяти, в тоске глубокой

За старца брат меня молил».

Анализ поэмы «Братья разбойники» Пушкина

Изначально Пушкин писал поэму, но потом уничтожил ее, оставив только отрывок, который был напечатан в 1823 году. Стихотворение «Братья разбойники» написано в стиле романтизма. Поэт сочувствует отвергнутым сильным людям.

В этом произведении поэт старается быть ближе к народному стилю и языку, но также важным является и само содержание стихотворения. В то время была актуальна тема бедности. Крестьяне, от безысходности, становятся разбойниками. Все начинается с описания.

Читайте также:  Лад - краткое содержание книги белова

Говорится о калмыке, безобразном башкирце, рыжем финне с каменной душой. После предисловия, разбойник акцентирует внимание на том, что они с братом в детские годы остались сиротами, росли в чужой семье, не имеют опыта бескорыстной любви, поэтому они несчастные люди.

Когда они выросли, то выбрали разбойнический путь.

Повествование ведётся со слов старшего брата. Он находится в компании таких же разбойников. Эти люди живут без власти и не соблюдают законы. Главный герой рассказывает им, как они с младшим братом шли в лес в ночное время суток.

Разбойники совершали грабеж и убийства всех, кого видели на своём пути, не разбирая: бедный перед ними человек или богатый. Когда возникало желание утолить голод, мужчины заходили в любой дом, где был виден свет огней.

Подзывали хозяйку у ворот, потом устраивали пиршество, ели, пили и приставали к юным девушкам, находившихся в доме. Но все когда-то заканчивается.

Центральным событием становится их заключение в тюрьму. Там младший брат заболевает и ему чудятся все люди, которых они лишили жизни. Особая жалость выражается к старику, поэтому он просит не убивать его. Позже они сбегают из тюрьмы по реке.

Даже это находит большой отклик у читателей, видя аллегорический смысл. Братья продолжили своё дело, но в итоге младшего все же погубила болезнь. Старшему тяжело дались похороны, он очень страдал от потери своего единственного брата, похоронить смог только через три дня.

Позже главный герой продолжил промысел, но уже не чувствовал былого куража и смелости. Но он навсегда запомнил и действовал по просьбе умершего родственника, который просил не убивать стариков.

Всем достаётся по заслугам, но поэт подчеркивает, что крестьяне пошли на такие поступки из-за несправедливой системы.

Стихотворение «Братья разбойники» приближено до простых людей и написано понятным языком. Рассказывается о нелегкой судьбе двух братьев, которые встали на плохой путь. Но чувствуется сочувствие поэта к таким людям.

Читать стих поэта Александр Пушкин — Братья разбойники на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

Источник: https://rustih.ru/aleksandr-pushkin-bratya-razbojniki/

Билет 12. Романтические поэмы Пушкина

Южная ссылка

За свои вольнолюбивые стихи весной 1820 года Пушкин был сослан на юг России. Сначала поэт оказался в Екатеринославе, затем вместе с семьей генерала Н. Н. Раевского совершил путешествие на Кавказ и в Крым (1820). До 1823 года он служил в Кишиневе; в селе Каменка встречался с П. И. Пестелем и другими будущими декабристами. В 1823–1824 годах поэт служил в Одессе.

Находясь в ссылке, Пушкин нередко предавался легкомысленным развлечениям. Вместе с тем он много читал, особенно увлекался поэзией Байрона.

На период южной ссылки приходится расцвет романтизма в творчестве Пушкина.

В это время он написал романтические поэмы («Кавказский пленник», «Братья разбойники», «Бахчисарайский фонтан»), много лирических стихотворений с яркой романтической окраской.

Среди них – «Погасло дневное светило…» (1820), «Узник» (1822). В 1822 году Пушкин написал также балладу на историческую тему – «Песнь о вещем Олеге» (1822).

В 1823–1824 годах Пушкин пережил душевный кризис, который был связан с разочарованием в просветительских идеях. Поэт разуверился в возможности быстрого установления политической свободы в России.

Кризис объясняется и последствиями рассеянной жизни; поэта преследовало ощущение душевной опустошенности, тоски. Мрачные настроения Пушкина нашли художественное воплощение в стихотворении «Свободы сеятель пустынный…

» (1823), а также в первой главе романа «Евгений Онегин», работу над которым поэт начал еще в Кишиневе в 1823 году.

Завершает период южной ссылки стихотворение «К морю» (1824), начатое в Одессе, а законченное уже в Михайловском.

Краткое содержание поэмы «Кавказский пленник» 1821

В ауле, где вечером на порогах сидят черкесы и говорят о своих битвах, появляется всадник, тащащий на аркане русского пленника, который кажется умершим от ран. Но в полдень пленник приходит в себя, вспоминает, что с ним, где он, и обнаруживает кандалы на своих ногах. Он раб!

Мечтою летит он в Россию, где провёл молодость и которую покинул ради свободы. Её мечтал он обрести на Кавказе, а обрёл рабство. Теперь он желает только смерти.

Ночью, когда аул угомонился, к пленнику приходит молодая черкешенка и приносит ему прохладный кумыс для утоления жажды. Долго сидит дева с пленником, плача и не имея возможности рассказать о своих чувствах.

Много дней подряд окованный пленник пасёт стадо в горах, и каждую ночь приходит к нему черкешенка, приносит кумыс, вино, мёд и пшено, делит с ним трапезу и поёт песни гор, учит пленника своему родному языку. Она полюбила пленника первой любовью, но он не в силах ответить ей взаимностью, боясь растревожить сон забытой любви.

Постепенно привыкал пленник к унылой жизни, тая в душе тоску. Его взоры тешили величественные горы Кавказа и Эльбрус в ледяном венце. Часто находил он особую радость в бурях, которые бушевали на горных склонах, не досягая высот, где он находился.

Его внимание привлекают обычаи и нравы горцев, ему нравятся простота их жизни, гостеприимство, воинственность.

Он часами мог любоваться, как черкесы джигитуют, приучая себя к войне; ему нравился их наряд, и оружие, которое украшает черкеса, и кони, являющиеся главным богатством черкесских воинов.

Он восхищается воинской доблестью черкесов и их грозными набегами на казачьи станицы. В домах же своих, у очагов, черкесы гостеприимны и привечают усталых путников, застигнутых в горах ночной порой или ненастьем.

Наблюдает пленник и за воинственными играми чеченских юношей, восхищается их удалью и силой, его не смущают даже их кровавые забавы, когда они в пылу игры рубят головы рабам. Сам изведавший военные утехи, смотревший в глаза смерти, он скрывает от черкесов движения своего сердца и поражает их беспечной смелостью и невозмутимостью. Черкесы даже гордятся им как своей добычей.

Влюблённая черкешенка, узнавшая восторги сердца, уговаривает пленника забыть родину и свободу. Она готова презреть волю отца и брата, которые хотят продать её нелюбимому в другой аул, уговорить их или покончить с собой. Она любит только пленника. Но её слова и ласки не пробуждают души пленника.

Он предаётся воспоминаниям и однажды, плача, открывает ей душу, он молит черкешенку забыть его, ставшего жертвой страстей, которые лишили его упоений и желаний.

Он сокрушается, что узнал её так поздно, когда уже нет надежды и мечты и он не в состоянии ответить ей на её любовь, душа его холодна и бесчувственна, и в ней живёт другой образ, вечно милый, но недостижимый.

В ответ на признания пленника черкешенка укоряет его и говорит, что он мог хотя бы из жалости обмануть её неопытность. Она просит его быть снисходительным к её душевным мукам.

Пленник отвечает ей, что их судьбы схожи, что он тоже не знал взаимности в любви и страдал в одиночестве.

На рассвете, печальные и безмолвные, они расстаются, и с этих пор пленник проводит время один в мечтах о свободе.

Однажды он слышит шум и видит, что черкесы отправляются в набег. В ауле остаются только женщины, дети и старцы. Пленник мечтает о побеге, но тяжкая цепь и глубокая река — неодолимые препятствия. И вот когда стемнело, к пленнику пришла она, держа в руках пилу и кинжал. Она сама распиливает цепь.

Возбуждённый юноша предлагает ей бежать с ним вместе, но черкешенка отказывается, зная, что он любит другую. Она прощается с ним, и пленник бросается в реку и плывёт на противоположный берег. Внезапно он слышит позади шум волн и отдалённый стон.

Выбравшись на берег, он оборачивается и не находит взглядом на оставленном берегу черкешенки.

Пленник понимает, что означали этот плеск и стон. Он глядит прощальным взором на покинутый аул, на поле, где он пас стадо, и отправляется туда, где сверкают русские штыки и окликаются передовые казаки.

Краткое содержание поэмы «Бахчисарайский фонтан» 1824

В своём дворце сидит грозный хан Гирей, разгневанный и печальный. Чем опечален Гирей, о чем он думает? Он не думает о войне с Русью, его не страшат козни врагов, и его жены верны ему, их стережёт преданный и злой евнух.

Печальный Гирей идёт в обитель своих жён, где невольницы поют песнь во славу прекрасной Заремы, красы гарема.

Но сама Зарема, бледная и печальная, не слушает похвал и грустит, оттого что её разлюбил Гирей; он полюбил юную Марию, недавнюю обитательницу гарема, попавшую сюда из родной Польши, где она была украшением родительского дома и завидной невестой для многих богатых вельмож, искавших её руки.

Хлынувшие на Польшу татарские полчища разорили дом отца Марии, а сама она стала невольницей Гирея. В неволе Мария вянет и находит отраду только в молитве перед иконой Пресвятой Девы, у которой горит неугасимая лампада. И даже сам Гирей щадит её покой и не нарушает её одиночества.

Наступает сладостная крымская ночь, затихает дворец, спит гарем, но не спит лишь одна из жён Гирея. Она встаёт и крадучись идёт мимо спящего евнуха. Вот она отворяет дверь и оказывается в комнате, где пред ликом Пречистой Девы горит лампада и царит ненарушаемая тишина. Что-то давно забытое шевельнулось в груди Заремы.

Она видит спящую княжну и опускается перед ней на колени с мольбой. Проснувшаяся Мария вопрошает Зарему, зачем она оказалась здесь поздней гостьей. Зарема рассказывает ей свою печальную историю. Она не помнит, как оказалась во дворце Гирея, но наслаждалась его любовью безраздельно до тех пор, пока в гареме не появилась Мария.

Зарема умоляет Марию вернуть ей сердце Гирея, его измена убьёт её. Она угрожает Марии…

Излив свои признания, Зарема исчезает, оставив Марию в смущении и в мечтах о смерти, которая ей милее участи наложницы Гирея.

Желания Марии сбылись, и она почила, но Гирей не вернулся к Зареме. Он оставил дворец и вновь предался утехам войны, но и в сражениях не может Гирей забыть прекрасную Марию.

Гарем оставлен и забыт Гиреем, а Зарема брошена в пучину вод стражами гарема в ту же ночь, когда умерла Мария.

Вернувшись в Бахчисарай после губительного набега на села России, Гирей воздвиг в память Марии фонтан, который младые девы Тавриды, узнав это печальное предание, назвали фонтаном слез.

«Братья-разбойники»

Она очень короткая – полное содержание на страницу. Суть: Разбойник рассказывает свою жизнь, полную грабежами, набегами и убийствами.

Но вот он вместе со своим братом-таким же разбойником как и он, попадают в руки правосудия.

Младший брат занемог, почуя скорую гибель, он в тяжком бреду винится в своих злодеяниях, особенно образ убиенного им некогда старца не дает ему покоя, и он просит брата «пощадить седины»

Но брату не суждено было умереть в заточении — он выздоравливает. Братьям удается бежать из тюрьмы, и они вновь предались грабежам и убийствам.

Наконец, младший брат все-таки умирает, старший хоронит его и словно в нем что-то изменилось «мне жалко резать старика; На беззащитные седины не поднимается рука».

Верно, он помнит слова мольбы брата за старика. Значит, в нем есть что-то человеческое/

Общая хар-ка

С 1820 г. Пушкин создает одну за другой свои романтические поэмы, серьезные и глубокие по содержанию, современные по проблематике и высокопоэтические по форме.

(«Кавказский пленник», «Братья-разбойники», «Бахчисарайский фонтан») Чувства и трагические переживания одинокой, гордой, высоко над толпой стоящей личности стали основным содержанием романтического творчества Пушкина.

Протест против всякого гнета, тяготеющего над человеком в «цивилизованном» обществе, — гнета политического, социального, морального, религиозного, — заставлял его, как и всех революционных романтиков того времени, сочувственно изображать своего героя преступником, нарушителем всех принятых в обществе норм – религиозных, юридических, моральных. Излюбленный романтиками образ — «преступник и герой», который «и ужаса людей и славы был достоин». Наконец, характерным для романтиков было стремление увести поэзию от воспроизведения ненавистной им обыденной действительности в мир необычного, экзотики, географической или исторической. Там они находили нужный им образы природы — могучей и мятежной («пустыни, волн края жемчужины, и моря шум, и груды скал»), и образы людей, гордых, смелых, свободных, не затронутых еще европейской цивилизацией.

Большую роль в поэтическом воплощении этих чувств и переживаний сыграло творчество Байрона, во многом близкое мироощущению русских передовых романтиков.

Пушкин, а за ним и другие поэты использовали прежде всего удачно найденную английским поэтом форму «байронической поэмы», в которой чисто лирические переживания поэта облечены, в повествовательную форму с вымышленным героем и событиями, далекими от реальных событий жизни поэта, но прекрасно выражающими его внутреннюю жизнь, его душу.

Внешние особенности южных поэм Пушкина также связаны с байроновской традицией: простой, неразвитый сюжет, малое количество действующих лиц (двое, трое), отрывочность и иногда нарочитая неясность изложения.

Всегдашнее свойство пушкинского поэтического таланта-уменье зорко наблюдать действительность и стремление точными словами говорить о ней.

В поэмах это сказалось в том, что, создавая романтические образы природы и людей, Пушкин не выдумывал их, не писал (как, например, Байрон о России или, позже, Рылеев о Сибири) о том, чего сам не видел, а всегда основывался на живых личных впечатлениях — Кавказа, Крыма, бессарабских степей.

Поэмы Пушкина создали и надолго предопределили тип романтической поэмы в русской литературе. Они вызвали многочисленные подражания второстепенных поэтов, а также оказали сильное влияние на творчество таких поэтов, как Рылеев, Козлов, Баратынский и, наконец, Лермонтов.



Источник: https://infopedia.su/8x19d5.html

Ссылка на основную публикацию