Анализ стихотворения цветаевой родина

Волей судьбы М.Цветаева значительную часть жизни жила за границей. Сначала она постигала премудрости словесности во Франции; после революции эмигрировала в Прагу, затем — в Париж, где обосновалась вместе с семьей. Цветаева родилась и выросла в семье интеллигентов, воспитывалась в атмосфере высоких духовных ценностей, поэтому революция 1917 г., обернувшаяся трагедией для всей страны, стала шоком для поэтессы. И в 1922 г., чудом получив разрешение на эмиграцию, поэтесса, казалось бы, навсегда избавилась от кошмаров, нужды, неустроенности и страха.

Но относительный достаток и спокойствие принесли с собой сильнейшую тоску по Родине. Цветаева грезила возвращением в Москву вопреки приходящим из России тревожным сообщениям о красном терроре, арестах, массовых расстрелах тех, кто считался цветом русской нации. В 1932 г.

Цветаевой создано удивительно пронзительное стихотворение «Родина», которое сыграло в ее судьбе важную роль. Когда в семье поэтессы все же было принято решение вернуться в Москву, в советском посольстве именно стихотворение «Родина» рассматривалось как весомый аргумент в пользу того, чтобы разрешить возвращение.

В произведении чиновники увидели искренний патриотизм, который в то время активно культивировался среди населения.

Впрочем, в стихотворении отношение к новой власти не выражено – ни положительное, ни отрицательное. Это произведение посвящено не настоящему, а прошлому, пронизано грустью и ностальгией. И все же лирическая героиня готова забыть все, что пережила после революции, в обмен на эту «даль, тридевятую землю» — родину, ставшую чужбиной.

Стихотворение довольно сложно для восприятия. Родина не восхваляется, а принимается такой, какая она есть, в любом обличье – в этом и состоит истинное патриотическое чувство.

Анализ стихотворения Цветаевой Родина

Вот только за что «подпишусь»? Нет, не за советскую власть, а за гордыню, которую вопреки всему эта страна еще не утратила, представая во всем своем величии и могуществе.

Именно это импонировало Цветаевой, помогло ей смирить собственную гордыню ради возвращения домой – туда, где поэтессу встретят нищета, равнодушие, арест и смерть членов ее семьи, обвиненных в немыслимых преступлениях.

Но даже такая трагедия не могла нивелировать в Цветаевой потребность быть частью своей огромной Родины, любить ее, жить ею.

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/2185329-m-cvetaeva-rodina—analiz-proizvedenija.html

Анализ стихотворения Цветаевой «Родина»

Судьба Марины Цветаевой сложилась таким образом, что примерно треть своей жизни она провела за границей.

Сначала училась во Франции, постигая премудрости словесности, а после революции эмигрировала сперва в Прагу, а позже в свой любимый Париж, где обосновалась вместе с детьми и мужем Сергеем Эфронтом, в прошлом – белогвардейским офицером.

Поэтесса, чьи детство и юность прошли в интеллигентной семье, где детям буквально с первых лет жизни прививались высокие духовные ценности, с ужасом восприняла революцию с ее утопическими идеями, которые впоследствии обернулись кровавой трагедией для целой страны.

Россия в старом и привычном понимании перестала существовать для Марины Цветаевой, поэтому в 1922 году, чудом добившись разрешения на эмиграцию, поэтесса была уверена, что навсегда сможет избавиться от кошмаров, голода, неустроенного быта и страха за собственную жизнь.

Однако вместе с относительным достатком и спокойствием пришла нестерпимая тоска по Родине, которая была настолько изматывающей, что поэтесса буквально грезила возвращением в Москву.

Вопреки здравому смыслу и приходящим из России сообщениям о красном терроре, арестах и массовых расстрелах тех, кто когда-то являлся цветом русской интеллигенции.

 В 1932 году Цветаева написала удивительно пронзительное и очень личное стихотворение «Родина», которое впоследствии сыграло в ее судьбе немаловажную роль.

Когда семья поэтессы все же приняла решение вернуться в Москву и подала соответствующие документы в советское посольство, именно стихотворение «Родина» рассматривалось в качестве одного из аргументов в пользу принятия чиновниками положительного решения.

В нем они усмотрели не только лояльность к новой власти, но и искренний патриотизм, который в то время активно культивировался среди всех без исключения слоев населения. Именно благодаря патриотическим стихам советская власть закрывала глаза на пьяные выходки Есенина, недвусмысленные намеки Блока и критику Маяковского, считая, что на дано этапе становления государства для народа гораздо важнее поддерживать мнение, что Советский Союз является самой лучшей и справедливой страной в мире.

Впрочем, в стихотворении «Родина» Цветаевой не было ни одного намека на лояльность к новой власти, равно как и ни одного упрека в ее сторону.

 Это – произведение-воспоминание, пронизанное грустью и ностальгией по прошлому.

Тем не менее, поэтесса готова была забыть все то, что ей довелось пережить в послереволюционные годы, так как ей нужна эта «даль, тридевятая земля», которая, являясь родиной, все же стала для нее чужбиной.

Это произведение имеет довольно сложную форму и не с первого прочтения поддается пониманию. Патриотизм стихотворения заключается не в восхвалении России как таковой, а в том, что Цветаева принимает ее в любом обличье, и готова разделить судьбу своей страны, утверждая: «Губами подпишусь на плахе».

Вот только за что? Отнюдь не за советскую власть, а за гордыню, которую, несмотря не на что, все еще не утратила Россия, оставаясь, вопреки всем и вся, великой и могущественной державой. Именно это качество было созвучным характеру Цветаевой, но даже она смогла смирить свою гордыню ради того, чтобы иметь возможность вернуться домой.

Туда, где ее ждали равнодушие, нищета, игнорирование, а также арест и смерть членов ее семьи, признанных врагами народа.

Но даже подобное развитие событий не могло повлиять на выбор Цветаевой, которой хотелось вновь увидеть Россию отнюдь не из праздного любопытства, а из желания вновь почувствовать себя частью огромной страны, которую поэтесса не смогла променять на личное счастье и благополучие вопреки здравому смыслу.

Схожие по теме к «Родина» стихотворения Цветаевой. (Переход на сборник разборов произведений поэта на нашем сайте AiryLife — жизнь в литератуе | АйриЛайф онлайн) 

Источник — http://astih.ru/

Анализ стихотворения Цветаевой Родина

Источник: https://airylife.ru/analiz-stixotvoreniya-cvetaevoj-rodina/

2. Лингвистический комментарий стихотворения — Творчество М. И. Цветаевой

Лингвистический анализ стихотворения М.И. Цветаевой 

» О, неподатливый язык!»

Стихотворение
было написано Мариной Цветаевой в 1931 году, в период  эмиграции из России во время октябрьской
революции. За это время, с 1922 по 1939 год, 
Цветаева пишет еще несколько произведений о родине, главной темой
которых является тоска по родной земле и чувство одиночества.

О том, что
стихотворение пропитано тоской по родине, напрямую говорят контекстные синонимы, которые использовала автор для её  характеристики.

Родина у Цветаевой это:
Россия, тридевятая земля, чужбина, гордыня, «распрь моих земля», рок, а так же
даль. Но не просто даль, а такая даль, которую М.

Цветаева описывает следующими приложениями:  «прирожденная как боль», «отдалившая мне
близь», «говорящая: вернись домой», «со всех снимающая мест», которой она
«обдавала лбы».

Что такое даль в стихотворении М.И.
Цветаевой?

Для того чтобы
глубже представить авторскую позицию, сильнее прочувствовать переживания
автора, необходимо подробнее рассмотреть каждую из характеристик родины, в
особенности определения её как дали.

а)
Прирожденная как боль.

Боль является
неотъемлемым свойством человеческого организма, 
которое присуще человеку с момента его рождения.  То есть боль – это деталь живого существа, её
нельзя изменить, исправить, подчинить своей воле.

И родина, как сравнивает
Цветаева, тоже является такой же частью человека, как дыхание, сердцебиение
или  чувство боли. Но, стоит отметить,
что автор не использует в своем сравнении такие обычные свойства и функции
организма, как сердцебиение или дыхание.

Автор выбрала именно боль — то, из- за
чего человеку бывает плохо и даже, может быть, мучает его и не дает покоя.

Как писала В.А. Маслова в своей книге о творчестве Цветаевой: «Расставание с
территорией не означает для неё разрыв с Родиной. Она часто говорила, что
родина всегда с ней, внутри неё.

В ответе на анкету
журнала «Своими путями» (Прага, 1925 год, № 8-9) Марина Ивановна писала:
«Россия не есть условность территории, а непреложность памяти и крови. Не быть
в России, забыть Россию – может бояться лишь тот, кто Россию  мыслит вне себя. В ком она внутри,- тот
потеряет ее лишь вместе с жизнью»

б)
Отдалившая мне близь.

 Родина отстраняла от Марины Ивановны  действительность, в которой жила поэтесса.
Цветаева потеряла интерес к загранице и не могла больше существовать вне
России. Из-за мыслей о родине ей было тяжело воспринимать окружающую её
реальность.

  • в) Даль, говорящая: Вернись домой!
  • Цветаеву всегда
    тянуло на Родину, о чем может сказать не только это стихотворение, но еще
    несколько других, тоже написанных автором в период эмиграции. «…Она
    специально посвятила России три стихотворения: «Рассвет на рельсах» (1922),
    «Родина» (1932), « С фонарем обшарьте» ( 1932)…А когда приблизился её смертный
    час, то она, вопреки предупреждениям друзей и собственным предчувствиям,
    ринулась умирать в Россию» [1]
  • д) Даль, …
  • Со всех — до горних звезд —
    Меня снимающая мест!

В поэтическом
мире  М. Цветаевой земля скорее,
враждебна, чем близка лирической героине. В письме к Ариадне  Берг она признавалась, что истинное её
состояние- «между небом и землей» ( Цветаева М. Письма к Ариадне Берг , Пэрис,
1990-с.171) [2]

Даже когда Цветаева
думала о чем- то неземном (ведь звёзды — это часть космоса), уходила глубоко (или,
лучше сказать, высоко) в размышления, все равно мысли о России не давали ей
спокойно думать. Они находили её повсюду, как далеко бы не был от будних мыслей
разум поэтессы.

е) Недаром, голубей воды,
    Я далью обдавала лбы.

Это,
пожалуй, одна из самых сложных строк для анализа в стихотворении. Обратим внимание
на употребленную форму сравнительной степени имени прилагательного «голубей».
Голубей воды – т.е. лучше воды. Возможно, чище, холоднее, прозрачней – нельзя
сказать наверняка, что именно имела в виду Марина Цветаева.  Обдать, по словарю С.И. Ожегова – значит:

 «1. Окатить, облить сразу со всех сторон. О. брызгами.
О. водой из ведра. 2. перен. Охватить, пронизать. Обдало (безл.) холодом. *
Обдать презрением кого» [6; http://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=17391] .
В данном контексте становится ясно, что речь идет именно о первом значении —
«окатить водой». 

Таким образом, мы можем «перевести» эту строчку
следующим образом: Не зря, лучше, чем вода, я обдавала лбы родиной.  Возможно, автор хотела сказать  именно то, что она, благодаря каким-либо
речам о России, приводила других людей в сознание не хуже, чем вода, когда ей
обдают лбы.

  1. Слово «родина» и его контекстные синонимы
  2. Как уже было
    сказано выше, для определения родины, Марина Ивановна Цветаева использует
    широкую палитру контекстных синонимов, а именно:
  3. а)
    Россия

Несомненно, родина
для Цветаевой — это Россия. Здесь она родилась и провела большую часть своей
сложной и нелегкой жизни. Она связана с Россией её языком и историей.

б)
Тридевятая земля

Тридевятый –
значит очень отдаленный,
далекий [8]. В старинном счете по девяткам двадцать седьмой. Такое определение
используется именно в русских сказках: «В тридевятом царстве…» [6; http://ozhegov.info/slovar/?q=%D0%A2%D1%80%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%B2%D1%8F%D1%82%D1%8B%D0%B9]

 Не случайно поэтесса делает отсылку
на русское народное творчество (в данном случае — сказки). «М.И. Цветаева- поэт
прежде всего русской культуры с её русской песенной стихией, эмоциональностью и
душевной открытостью, в частности, на уровне мифологических представлений» [1].

Это
отражается и в первой строке стихотворения:

О, неподатливый
язык!
Чего бы попросту — мужик,
Пойми, певал и до меня:

«Россия, родина моя!»

Мужик является
олицетворением русского народа и отражает его коллективное народное сознание.

Такое
представление «народного» идет у Цветаевой 
рука об руку с «личным». В этом стихотворении происходит удивительное
переплетение народной поэзии и личной наполненности.

На ряду с отсылками к
устному народному творчеству и сказкам присутствует отсылка к калужскому холму,
то есть калужской области, где прошла часть 
детства поэтессы: «…В городе Тарусе Калужской губернии, где мы все
детство жили по летам» (из письма к Розанову; [13, стр. 12].

в)
Чужбина

По словарю Ефремовой  Т. Ф. [8] чужбина
– чужая сторона земля. Таким образом, мы можем сказать, что родина у Цветаевой
сочетает в себе оппозицию свой — чужой, являясь одновременно и тем, по чему
тоскует Марина Ивановна и тем, чего она не может принять.

г) Гордыня

Гордыня, по словарю Д.Н.
Ушакова [9], это непомерная
гордость, даже высокомерность. (http://dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/781390).
В словаре синонимов мы можем обнаружить следующие слова: важность, заносчивость,
надменность [10]. А в словаре антонимов – смирение [11].Сравнивать родину с гордыней, значит, приписывать ей тоже
значение. Родина как что – то очень гордое и, может даже неприступное и
непокорное.

е)
Распрь моих земля

Читайте также:  Доклад на тему моцарт сообщение

Распря-ссора, раздоры
[6; http://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=26432].
 Чаще всего это существительное  употребляется в сочетании с прилагательным
междоусобный: междоусобные  распри.  Распря подразумевает под собой противостояние
сторон. Для жизни самой Марины Ивановны – это внешний конфликт с революцией и
внутренний конфликт с собой, происходящие на территории России.

ж)
Рок

В первую очередь рок это
судьба. [8; http://www.efremova.info/word/rok.html#.UqMNuvR3Wvg].
Родина как что-то неизбежное, родина как фатум. То, что нельзя изменить и чего
нельзя избежать. По моему мнению, именно это и объясняет, почему родина (даль)
«прирожденная, как боль» и « со всех снимающая мест».

Синтаксические и
пунктуационные особенности

Как писали
исследователи творчества Марины Цветаевой, «пунктуация является у неё мощным
выразительным средством, чертой индивидуально- авторского идиостиля, важным
средством трансляции семантики [14]. «Знаки препинания стали играть у неё
необычную для них прежде, более значительную роль»[1; стр. 222;].

В стихотворении, как мы можем заметить,
употреблено большое количество тире. Это помогает сохранять паузу в нужных
моментах, держать  ритм  и выделять смысловые акценты.  Читая стихотворение, мы понимаем, что идет не
просто однотонный и равномерный монолог, а льется речь, в которой чувствуется
энергия и жизнь.

Мы чувствуем, что именно такие паузы и именно такой ритм,
которые создают знаки препинания, помогают нам увидеть внутренние размышления и
споры Цветаевой, её глубокие переживания.

А переживания не могут быть высказаны
обыденной речью или  однообразным ритмом,
они всегда выражаются через всхлипы, вздохи, противоречия, взволнованность и
они рвут ритм, сбивают его  и делают
приближенным к настоящей речи. Это ощущение усиливает и обилие восклицательных
предложений.

Так же, такая живость стихотворения  выражается и через сочетание в нём слов,
относящихся к разным стилям. К примеру, слово горний [9]; [церк.-книжн., поэт. устар. Находящийся в вышине. http://dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/781590], распри [9]; [книжн., http://dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/1002854], сей [9]; [мест.указ., книжн. устар.
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/1020454]  тут в
тексте уживается с глаголом в разговорной форме 
открывалася (вместо открывалась)  и певал [9] [наст.вр. не
употр., несовер. (разг.). многокр. к петь;
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/922782].

В поэтическом мире
Цветаевой  органически переплетены
физический и духовный мир, мир вещный и мир интеллектуальный, эмоциональный,
мир отвлеченных понятий и нравственных ценностей[3].  Сочетание разговорных форм слов и слов  высокого стиля  с одной стороны, позволяет создать оппозицию
земля- небо, но, в то же время и связывает все эти противоположности в одно гармоничное
целое.

Таким
образом, мы можем сделать вывод: Когда Марина Ивановна Цветаева говорит о
Родине,  мы видим и тридевятую землю –
знакомую каждому человеку, который читал русские сказки, и калужский холм,
который символизирует  уже жизнь самой
Марины Цветаевой.

Как в России сочетается религиозное и простонародное, так и в
стихотворении сочетается  книжно
–церковная и разговорная лексика.

Такое сочетание расширяет пространство
восприятия, добавляет стихотворению 
торжественности и одновременно самой чистой искренности, которая
выражается в беспокойном, прерывистом, волнительном монологе Цветаевой.

Источник: https://www.sites.google.com/site/tvorcestvomicvetaevoj/o-nepodatlivyj-azyk/lingvisticeskij-kommentarij

Анализ стихотворения Марины Цветаевой Тоска по родине Давно

Как бы там ни было, начало новой России, новой жизни произошло с литературного упадка – цвет нашей литературы, интереснейшие люди современности выехали за рубеж. Вынуждены были уехать Бунин, Ходасевич, Куприн… Уехала и Марина Цветаева. О своём отъезде она сказала так: «Мне не так грустно уезжать, ведь я покидаю не свою Россию, а чуждую мне страну Эс-Эс-Эс-Эр».

Никто, я думаю, не посмеет сказать, что годы поэта в эмиграции были лёгкими. Там, за рубежом, Марина Цветаева так же не прижилась, как, мне кажется, не смогла бы прижиться нигде. Именно поэтому я склонна думать, что эти её стихи – своеобразный ответ жизни. Она пишет:

«Мне совершенно всё равно – 

Где совершенно одинокой 

Быть…»

Для усиления эмоционального накала, чтобы помочь читателю, нам выделяют слово «где». И действительно, именно на это слово падает основное логическое ударение строфы.

Тема произведения определена, по-моему, в первых двух строках:

«Тоска по родине! Давно Разоблачённая морока!»

В дальнейшем эта мысль только подтверждается, автор пытается достучаться до нас, убедить, что родина не всегда помогает человеку. Иногда она просто выкидывает тебя за борт, как совершенно лишнюю вещь.

Конечно, необходимо помнить о нетождественности  лирического героя или героини автору. Однако в этих стихах, на мой взгляд, автор как раз стремится показать нам свою жизнь, свои переживания, и именно поэтому я позволю себе рассматривать Цветаеву в качестве основного действующего лица, главного, да в общем-то и единственного, героя…

Эмоционально  сравнение дома с казармой, госпиталем. Этим, наверное, Марина Ивановна хотела показать нам основные приметы возможной жизни на родине: вечную войну с системой или смерть…

В третьей строфе поэт сравнивает себя с пленным львом:

«Мне всё равно, каких среди 

Лиц ощетиниваться пленным

Львом…»

Автор словно кричит нам: «Мне всё равно, кто все-таки задавит меня, застрелит этого пленного льва!» Не сомневается Цветаева и в том, что она не соответствует никаким системам, для нее чужды мелкие переживания. Уверена она и в том, что единственное место, где она полностью раскрывается, – это её внутренний мир:

«Быть вытесненной – непременно – В себя, в единоличье чувств».

Вечная борьба не оставила Цветаеву и после выезда за рубеж. Ошибочно предполагать, что её жизнь за границей была легкой, что она упорхнула навстречу приятной жизни, открестившись от проблем родины. Существовала негласная цензура, трудно было печататься.

Марина Ивановна в письмах рассказывала, насколько нелегко было издавать стихи.

И хотя многое писалось «в стол», публикации  оплачивались крайне небольшими суммами, поэт понимала, что если она возвратится в Советскую Россию, ей просто не дадут писать (а прикрываться советским реализмом и творить в «две стопки, как делали это некоторые, я уверена, она не смогла бы), а без стихов она погибнет.

В этих стихах используется четырёхстопный  ямб, интересно, что в некоторых строках выпадает ударный слог (например: «В дом, и не знающий, что – мой…»). Перекрёстная рифмовка (которая, кстати, сохраняется на протяжении всего произведения) и мужская рифма в сочетании с женской клаузулой придаёт стихам уверенность, точность, постоянство.

Интересно и ярко, на мой взгляд, сравнение лирической героини, а я уже упоминала о близости образа автору,  с дикими и сильными животными: в третьей строфе поэт сравнивает себя с пленным львом :

В четвёртой строфе автор сравнивает себя с «камчатским медведём без льдины». Я думаю, Цветаева хочет тем самым показать беспомощность от рождения сильного перед ничтожно слабым, но взявшем в руки оружие.

В четвёртой строфе наше внимание снова сразу же приковывают строки

«Где не ужиться (и не тщусь!), Где унижаться – мне едино».

Так как, на мой взгляд, именно в них заключён основной смысл строфы, начало строк выделено курсивом. Ещё одной авторской особенностью в этой строфе является использование анафоры:

«Где не ужиться (и не тщусь!), Где унижаться – мне едино».

Основная задача этого приёма лексической выразительности – приковать внимание читателя, убедить нас, что именно это слова здесь главные,и она мастерски решена Мариной Цветаевой.

«Не обольщусь и языком 

Родным, его призывом млечным. 

Мне безразлично, на каком 

Не понимаемой быть встречным!»

Эти строки особенно интересно рассматривать, понимая, что Цветаева в первую очередь – Поэт.

И этими же строками она доказывает – родной язык, неисчерпаемый на средства выразительности, перестал быть языком, на котором она может быть понята.

Но вместе с тем, надо отдать должное, Марина Ивановна понимает, что не язык виноват в этом, а люди… И тогда уже становится не важно, кто не понимает – «свои» или «чужие»…

Особенную лексическую и философскую выразительность несут в себе слова, заключённые в скобки:

«(Читателем, газетных тонн Глотателем, доильцем сплетен…)».

Они показывают на изменения, произошедшие в людях, на их постепенную деградацию: сначала это нейтральное слово «читатель», затем насмешливо-пренебрежительное «газетных тонн глотатель» и, наконец, полное презрения «доилец сплетен». Именно поэтому и пишет автор:

«Двадцатого столетья – он, А я – до всякого столетья!»

Цветаева, я думаю, таким образом выражает своё отношение к людям, которые предали все возможные и невозможные нравственные ценности.

У этих стихов богата не только лексическая, но и синтаксическая выразительность. Обилие восклицательных знаков, тире, построение предложений, выбирающихся за границы строк – всё это создаёт напряжённое настроение, стихи словно сами читаются взахлёб.

Цветаева, однако, не отрицает своей привязанности к России, она лишь уточняет: «Роднее бывшее – всего». Именно та Россия, в которую она уже больше не смогла вернуться, хоть и приехала в СССР – её Родина.

Необыкновенный дар этого поэта – умение так пугающе, но оттого не менее верно предсказывать будущее. «Так край меня не уберёг» – это удивительно точное описание состояния автора. Она, я думаю, уже тогда понимала, что настанет время, когда России станет стыдно, что она уехала, Марина Ивановна уверена – такое время не может не настать!

Последняя строфа – кульминация этих стихов. В ней так удачно применены все возможные приемы выразительности формы, слова и рифмы. Впервые у этом произведении  используется внутренняя рифма:

«Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст, 

И всё – равно, и всё – едино».

В этих же строках используется и анафора:

«Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст, И всё – равно, и всё – едино».

Вкупе они создают небывалое доселе напряжение, образуют композиционный нерв произведения, подводят нас к завершению.

Необходимо объяснить, на мой взгляд, синтаксическую и интонационную выразительность последней строфы. Прежде преобладали восклицательные интонации, уверенность, чувствовалось, что Цветаева искренне верит в написанные строки. И только в абсолютном конце произведения, возможно из-за одного из символов России – рябины, она позволила себе слабость усомниться, поколебаться… 

Та эпоха требовала особенной внутренней твёрдости, уверенности, чтобы сохранить себя, не затеряться в сером планктоне уравниловки, и я считаю, что Марина Цветаева, как никто другой смогла выкрикнуть, выстрелить, да так громко, что мы до сих пор слышим это. Если бы у меня была возможность что-то сказать Цветаевой, я бы поблагодарила её за то, что она сохранила для нас настоящую русскую Литературу, такую же настоящую и живую, как и она сама…

Источник: https://5uglov.ru/post/10966_analiz_stihotvoreniya_marini_cvetaevoy_toska_po_rodine_davno

Тема Родины в творчестве Цветаевой

  • В клятве руку подняли
  • Все твои сыны –
  • Умереть за родину
  • Всех 
    – кто без страны!

Марина 
Цветаева всегда восхищалась страной, в которой она родилась, она знала, что ее родина загадочна и необычайна. в ней крайности порой соединяются без всяких переходов и правил. Что может быть теплее своей земли, вскормившей и вырастившей тебя, как мать, без которой нельзя обойтись, которую нельзя предать? Ширь и просторы родного края, ветер «российский, сквозной» — вот, что впитала в себя Марина. 
Тоска по России сказывается в таких лирических стихотворениях, как «Рассвет на рельсах», «Лучина», «Русской ржи от меня поклон», «О неподатливый язык…», сплетается с думой о новой Родине, которую поэт еще не видел и не знает: 
 

  1. Покамест день не встал 
    С его страстями стравленными, 
    Из сырости и шпал 
    Россию восстанавливаю. 
  2. Образ Москвы в лирике поэтессы. 

 

Многие 
поэты до Марины Цветаевой обращались к теме родины в своих стихотворениях. Однако каждый переживал происходящее по-своему. Своё чувствование России было и у Цветаевой. Удивительно, но ранняя патриотическая тематика связана с темой детства, причём у последнего есть одна яркая примета, которая следовала вместе с поэтессой всю жизнь:

Красною кистью 
Рябина зажглась. 
Падали листья. 


  • Я родилась.
  • Ее ранние стихи проникнуты нежностью к 
    Москве, где она родилась.

 
И льется аллилуя 
 
На смуглые поля.  
-Я в грудь тебя целую,  
Московская земля!  
Не забывала она и о Тарусе, где проводила детские и отроческие годы.

  1.  
    Но и с калужского холма  
    Мне открывалася она-  
    Даль — тридевятая земля!  

  2. Чужбина, родина моя!

Строчки эти незатейливы, но за простотой 
стиха и сюжета кроется действительно 
глубокий смысл. Рябина и осенние 
листья – это больше, чем явления природы. Для Цветаевой это те звёзды, под которыми она родилась. Так же свято для неё и место рождения, её малая родина – Москва.

Чем был для поэтессы этот город? Прежде всего Москва была культурным центром России. Это неудивительно – отец Цветаевой основал Румянцевский музей. Сестра Марины Анастасия Цветаева потом вспомнит: «Мы шли по Тверскому бульвару в белых пикейных платьях.

Читайте также:  Кто такой ихтиолог и что изучает? (это профессия изучает...)

… Череда деревьев – целая верста их, аллея Онегинская, за спиной чугунного Пушкина была осыпана зеленью почек». Для поэтессы любимый маршрут прогулки мало чем отличается от исторического движения целой страны.

Недаром один из её циклов назван «Вёрсты», при этом он рассказывает о судьбе страны, а главная героиня – скиталица, обходящая русскую землю. Она напоминает губку, жадно впитывающую происходящее вокруг, дух русской жизни. Путник – не прохожий, ему не важно, где он идёт, лишь бы это была его Россия:

Мой путь не лежит мимо дому – твоего. 
Мой путь не лежит мимо дому – ничьего.

И всё 
же скитания средь далёких распутий и кривых дорог никогда не заменят поэтессе Москву. Известно, что в своём «ремесле» она имела «конкурентку» в лице Анны Ахматовой. Тем не менее, тематику городов они разделили между собой очень быстро: Ахматова осталась верна новой, Цветаева – древней столице. Об этом последняя скажет в своём стихотворном послании Анне:

  • Соревнования 
    короста 
    В нас не осилила родства. 
    И поделили мы так просто: 

  • Твой – Петербург, моя – Москва.

Москва 
Цветаевой – это горящие купола, «гробницы в ряд», в которых 
«царицы спят и цари». Культурная столица для поэтессы означает не просто высокопарный термин, а хранилище древних традиций и духовных заповедей.

Сама Цветаева ощущает себя «болярыней Мариной», оплаканной всем народом, то есть подвижницей, непокорной дочерью страны. Но судьба её сложилась так, что ей пришлось оплакивать саму старую Русь, а с ней и Москву, в годы революционных испытаний.

Поэтесса сравнивает происходящее с прежними напастями, свалившимися на плечи столицы: «Гришка-вор тебя не ополячил, / Пётр-царь тебя не онемечил».

Цветаева верит в духовную мощь Святой Руси, которая воплощена в московском гербе – недаром ему (точнее, Георгию Победоносцу) посвящено одно из стихотворных посланий: «…докажи – народу и дракону — / Что спят мужи, сражаются иконы».

Но советское правительство нанесло ещё один удар по патриархальности москвичей – запретило посещение Кремля. Реакция Цветаевой не заставила себя долго ждать: «Запрет на Кремль? Запрета нет на крылья!» 
Вскоре Цветаева оказывается в эмиграции, где проводит тяжёлые годы в чужих странах. Связь с родиной из яви превращается в бесконечные, нелёгкие воспоминания.

Анализ 
стихотворения « 
Тоска по родине…»

Тоска по родине! Давно 
Разоблачённая морока! 
Мне совершенно всё равно – 
Где совершенно-одинокой 


Быть…

Это одно из самых 
известных стихотворений М.И. Цветаевой о Родине. Биение горячего, страстного сердца передаётся и ритмом стихотворения. В нём нет чёткой последовательности ударных и безударных слогов, здесь особый цветаевский ритм, которому не свойственна мерность.

Если клаузулы 1-й и 3-й строк — точная рифма, то 2-й и 4-й — неточная: “домой — базарной — мой — казарма”, “среди — пленным — среды — непременно”. Эта “неотточенность”, нарочитая шероховатость — свидетельство сиюминутности речи, искренности..В стихотворении есть своеобразные повторы.

Мы видим в тексте целое родовое гнездо однокоренных слов слову “родина”: родным
(роднее — форма данного прилагательного),
родившаяся
(душа), родимого
(пятна).

В произведении им противопоставлены контекстуальные антонимы: родина
— “госпиталь или казарма”, родной
язык — “безразлично — на каком непонимаемой быть встречным!”, “роднее
бывшее — всего” — “всего равнее”.

(Здесь умышленно допущена грамматическая неточность: наречие, не имеющее степеней сравнения, употреблено в сравнительной степени — это знак своеобразной самоиронии.) А в словах “душа, родившаяся где-то” звучит глобальная отстранённость от конкретного времени и пространства. От связи с родной землёй вовсе не осталось следа:

Так край меня не уберёг 
Мой, что и самый зоркий сыщик 
Вдоль всей души, всей — поперёк! 
Родимого пятна не сыщет!

 В частом использовании однокоренных слов есть определённый смысл. Трудно не согласиться с пословицей: “Где больно, там рука; где мило, там глаза”. Сердце болит из-за отрешённости от родного, именно поэтому так горячо доказывается нелюбовь. Не только М.И.

 Цветаева, а многие, обречённые на странничество вихревыми годами социальных перемен, испытывали щемящую тоску по родине. Эта тоска определяла тематику и интонации их творчества. Обратимся вновь к воспоминаниям Н.Берберовой: “И в Мережковском, и Ремизове чувствовалась скрываемая ими страшной силы тоска по России.

Скрывалась она постоянно, но прорывалась время от времени какой-то болью в лице, или в слове, или во взгляде, или ещё — в молчании посреди разговора”. Семь восклицательных знаков — свидетельство экспрессивности речи. В стихотворении на десять четверостиший — семнадцать тире.

Их постановка связана со смысловым выделением слов и словосочетаний, эти знаки по-своему связаны с экспрессивностью поэтического монолога. Тире — любимый знак М.И. Цветаевой, он в смысловом отношении самый выразительный в русском языке. Нельзя поверить в равнодушие героини, если читаешь, что называется, “по нотам”.

Интересно стихотворение и в интонационном отношении: от напевной и говорной интонации поэтесса переходит к ораторской, срывающейся на крик.

Мне безразлично — на каком 
Непонимаемой быть встречным! 
(Читателем, газетных тонн 
Глотателем, доильцем сплетен…) 
Двадцатого столетья — он, 


  1. А я — до всякого столетья!
  2. В стихотворении 
    мы видим и особый цветаевский приём — использование эмфатической паузы, требуемой не синтаксисом, а напором чувств.
  3.                   Мне совершенно все равно 
  4.                   Где совершенно одинокой
  5.                   Быть, по каким камням домой
  6.                   Брести 
    с кошелкою базарной
  7.                   В дом, и не знающий, что – мой,
  8.                   Как госпиталь или казарма…
  9.       Цветаева 
    заявляет и о презрении к языку, который она так любила, с которым 
    так мастерски обращалась:
  10.                   Не 
    обольщусь и языком
  11.                   Родным, его призывом млечным.
  12.                   Мне безразлично – 
    на каком
  13.                   Не 
    понимаемой быть встречным!
  14.       И вдруг попытка издевательства обрывается беспомощно, на полуслове, заканчивается глубочайшим душевным выдохом, переворачивающим весь смысл стихотворения в душераздирающую трагедию любви к родине: 
  15.                   Но 
    если по дороге – 
    куст
  16.                   Встает, особенно – рябина…

В смысловом 
отношении значимо и многоточие. Особенно ощутима его роль в конце предложения. Это многоточие красноречиво и однозначно: героиня навеки связана с родной землёй, если куст рябины вызывает трепет сердца, изболевшегося в вынужденной бездомности.

Эти три точки в конце – немое признание в любви к России, пожалуй, самое сильное, невыразимое словами. Это и есть самый высокий патриотизм, глубочайшее чувство, которое не смогут передать даже гениальнейшие стихи.

Родина живёт в сердце героини стихотворения, именно поэтому так страстно звучит её монолог, так много эмоций в него вложено.

Неоромантизм 
не оформился в русской литературе как особое течение, но в произведениях 
поэтессы мы видим черты романтического героя: чувство неизбывного одиночества, противостояние другим людям, уверенность в собственной исключительности.

Некоторые литературоведы утверждают также, что М.И. Цветаева в 30-е годы стала преемницей футуризма по боковой линии. Не случайно в её лирике романтическое миропонимание соединено с футуристическими приёмами.

Один из них — антисинтаксический метрический строй:

…Где — совершенно одинокой 
Быть… 
…Быть вытесненной — непременно — 


В себя…

  • В строке не умещается 
    неделимое в смысловом отношении 
    словосочетание, синтаксическая конструкция.
  • В этом стихотворении 1934 года весь сплав горьчайших мыслей и чувств достигает звеняще-надрывной силы и уже, кажется, граничит с полным разочарованием и тоской:
  • Всяк 
    дом мне чужд, всяк храм не пуст,
  • И всё — равно и всё 
    – едино.

С.Рассадин отмечает, что стихотворение «Тоска по родине!..», возможно, не самое знаменитое произведение М.И. Цветаевой, но оно хватает за душу, как немногие. Особое значение исследователь придаёт двум последним строкам.

На протяжении 38 строк утверждалась привычная отторженность, а последние 2 строки полностью перевернули стихотворение, и тоска по родине, объявленная фикцией, “разоблачённой морокой”, становится живой неизбывной болью. С.

Рассадин пишет: “Приходит в голову мысль — странная, если не выразиться резче: а если, не приведи Бог, сердце остановилось на 38-й строке… что тогда мы сказали бы об этих стихах?”

Лидия Чуковская 
вспоминает, что однажды в Чистополе, когда М.И. Цветаева, не желая возвращаться в Елабугу, задержалась у знакомых, поэтесса прочитала это стихотворение без последних двух строк.

У Лидии Чуковской от услышанного произведения осталось ощущение смирения М.И. Цветаевой с горечью отрешённости и бездомности. И только спустя много лет, после приобретения самиздатовской книги М.И.

 Цветаевой, она поразилась глубине внутреннего противоречия, открывшегося с помощью двух последних строк.

Во многих произведениях 
М.И. Цветаевой понятия “родина” и “рябина” слиты воедино. Аллегорическая связь обозначена в стихотворении «Рябину рубили…», в нём есть поэтические строки, также скрепляющие это единство:

Сивилла! Зачем моему 
Ребёнку — такая судьбина? 
Ведь русская доля ему… 


И век ей: Россия, рябина…

 

Россия, судьбина, родина, Марина — этот смысловой 
ряд смыкается понятием “рябина”. Соотношение “родина–рябина” укладывается в формулу синекдохи.

Мы понимаем, что нет темы больнее, чем тема России, нет единства прочнее, чем единство с духовностью, культурой своего народа. М.И.

 Цветаева в письме к Тесковой (1930) восклицает: “Как Вы глубоко правы — так любить Россию! Старую, новую, красную, белую — всю! Вместила же Россия — всё… Наша обязанность, вернее, обязанность нашей любви — её всю вместить”. 

Черты народности в произведениях 
поэтессы.
 

Россия у М. Цветаевой — многокрасочный и многозвучный мир. В центре его — образ русской 
женщины «с гордым видом, с бродячим нравом». Эта героиня надевает разные личины.

Она и московская стрельчиха, и неукротимая боярыня Морозова, и тишайшая «бездомная черница», и ворожея-чернокнижница, а чаще всего — бедовая осторожная красавица, «кабацкая царица».

В ней — широта, размах и удаль русского национального характера: 
 

Целовалась с нищим, с вором, с горбачом, 
 
Со всей каторгой гуляла — нипочем! 
 
Алых губ своих отказом не тружу, 
 
Прокаженный подойди — не откажу. 
 
 

Россия в стихах М. Цветаевой — не только тема. Она — внутри цветаевских стихов. Устойчивая черта цветаевского стиля — интонация русской народной песни: 
 

Кабы нас с тобой да судьба свела — 
 
Ой, веселые пошли бы на земле дела! 
 
Не один бы нам поклонился град, 
 
Ох, мой родный, мой природный, мой безродный брат! 
 

Источник: https://www.turboreferat.ru/literature/tema-rodiny-v-tvorchestve-cvetaevoj/23773-116991-page2.html

Анализ стихотворения Родина (Цветаева Марина Стихи). Анализ стихотворения цветаевой "родина"

Это такое произведение, в которое надо вчитаться. Особен­ности поэзии Цветаевой: романтизм, экзальтированность стиля, повышенная роль метафоры, «вздетая» к небу интонация, лири­ческая ассоциативность. Поэзия «уплотнена, взрывчата и дина­мична, музыкальна и вихреобразна». «Как правило, музыка стиха Цветаевой резка, динамична, порывиста.

Строку Цветаева, повинуясь интонации и музы­кальным синкопам, безжалостно рвёт на отдельные слова и даже слоги, но и слоги своевольно переносит из одного стихо­вого строчного ряда в другой, даже не переносит, а словно от­брасывает, подобно музыканту, изнемогающему в буре звуков и едва справляющемуся с этой стихией.

Её музыкальность, родственная пастернаковской, совершенно не похожа ни на символическую звукопись, ни на обволакивающие и заворажи­вающие ритмические гармонии. Музыке Цветаевой вполне «соответствовал» Скрябин, не мог быть чужд Стравин­ский, а позднее — Шостакович, не случайно написавший не­сколько произведений на её стихи».

«О неподатливый язык!»: речь, слово не всегда может точно выразить те чувства, которые испытывает человек. Мы помним Ф. И. Тютчева: «Мысль изречённая есть ложь».

«Чего бы попросту — мужик, / Пойми, певал и до меня…»: «чего бы попросту» — разговорное выражение; «пойми» — об­ращение к самой себе, перед нами — часть внутреннего диалога; «певал» — глагол, обозначающий многократные действия (пел много раз); «мужик» здесь не обозначает конкретного человека, имеет обобщающее значение.

«…- Россия, родина моя!»: в памяти возникает строка из стихотворения Николая Рубцова «Привет, Россия — родина моя!». Может быть, Рубцов хорошо знал стихи Цветаевой, прак­тически запрещённые в годы его молодости; то ли это было дос­таточно широко известное в таком виде словосочетание (?).

«Но и с калужского холма / Мне открывалася она…»; «ка­лужский холм» — родная, любимая Цветаевой Таруса находится на калужской земле, в нынешней Калужской области, на реке Оке. Она выделено курсивом как нечто древнее, сакральное — и в то же время глубоко личное, интимное.

«…Даль — тридевятая земля!»: «даль» — потому что с хол­ма далеко видно, но в этом слове и другой смысл — это земля на­ходится очень далеко от того места, где сейчас пребывает автор.

«Тридевятая земля» вызывает в создании сказочное «тридевятое царство, тридесятое государство», нечто мифическое, о котором не знаешь наверняка, есть оно или нет, но тем не менее все ска­зочные герои держат путь именно туда, там находятся все чудеса, спрятаны все тайны. Родина — земля, которая для героини ре­альна и далека одновременно.

Читайте также:  Анализ стихотворения запели тесаные дроги есенина

«Чужбина, родина моя!»: своей страной мы привычно зовём ту страну, где живём. Если долго приходится жить на чужбине, к ней привыкаешь. И уже родина начинает казаться чужой, незна­комой, особенно если на этой.родине произошли большие изме­нения.

«Даль, прирождённая, как боль…»; боль, точнее, сама воз­можность боли присутствует в человеке изначально, or рожде­ния; для русского человека видеть, чувствовать даль, простор, ширь полей — настолько же неотъемлемое ощущение, как и вечная и неотвратимая возможность человека испытывать боль.

«…Настолько родина и столь / Рок, что повсюду, через всю / Даль — всю её с собой несу!»: пример того, как в синкопическом, скачущем, прерывистом ритме дыхания рвётся цветаевская стро­ка, которая не вмещает в себя, изначально не может вместить всю полноту чувства.

Ощущение кровного родства с породившей её землёй неразрывно связано с ощущением рока, судьбы, трагедии, не зависящей от воли человека. Но через все другие дали (стра­ны) образ родной земли лирическая героиня стихотворения несёт в своей душе. «Даль, отдалившая мне близь…»: «близь» — то, что близко в данный момент, то, что окружает человека сегодня, сейчас.

Цве­таева за границей, но все думы её о далёкой Родине; получается, что мысли о России заслоняют перед ней повседневную реаль­ность. «…Даль, говорящая: «Вернись / Домой/» Со всех — до горних звезд — / Меня снимающая мест!»: родная земля, словно живая, обращается к героине, призывает её вернуться, потому что ис­тинный дом и подлинная связь только с той землёй, на которой ты родился и вырос.

Этот призыва не даёт покоя, заставляет от­кликнуться даже тогда, когда мысль героини обращается в выс­шие, казалось бы, не зависимые от конкретного участка земли сферы: вплоть «до горних звезд». «Недаром, голубей воды, / Я далью обдавала лбы»: голубой цвет для поэтессы — цвет чистоты родника: «Ключевой, ледяной, голубой глоток» («Имя твоё — птица в руке…»).

Лоб у нас обыч­но вызывает ассоциации с мыслью. Строки можно понимать так: лирическая героиня силой своего слова пробуждала чистое чув­ство Родины даже у тех людей, которые сознательно старались убедить себя в необходимости не думать о ней, не допустить да­же мысли о родной земле. «Ты!»: глубочайшее переживание кровного родства позволя­ет обратиться к родной земле просто: «Ты!» «Сей руки своей лишусь, — / Хоть двух! Губами подпишусь / На плахе…»: готовность пожертвовать всем ради Отечества, ради счастья быть на родной земле. «…Распрь моих земля — / Гордыня, родина моя!»: «рас­при» — ссоры, раздоры, здесь скорее всего внутренние проти­воречия, которые испытывает лирическая героиня. Взглянем на биографию Цветаевой: причин для таких распрь — и се­мейных, и душевных — было достаточно. Впечатление о Рос­сии связывается с гордыней — проявлением непомерной гор­дости. Гордыня- один из тяжких грехов в христианстве. Советская Россия закрыта от всех других стран, вести из неё почти не доходят — это могло восприниматься как проявление гордыни. Но и с этой гордыней, которая усиливает ощущение чужбины, Родина — то место, куда всей душой стремиться ли­рическая героиня стихотворения. Мы видим, как классический, стройный, выверенный четы­рёхстопный ямб превращается в страстную, прерывистую, на­полненную неровным дыханьем человеческую речь, которая хо­чет всё вместить в себя — и словно не успевает: многое нужно чувствовать — так высоко напряжение, так велика сила эмоций.

Многие из поэтических произведений Марины Цветаевой посвящены теме Родины, хотя большую часть своей жизни она провела за пределами России (учеба во французском университете, эмиграция, жизнь в Праге, затем в Париже).

Пронзительное и лиричное стихотворение «Родина», написанное Цветаевой в 1932 году в предместье Парижа, где она впроголодь жила с мужем и двумя детьми, стало одной из ярких жемчужин в её творческом наследии.

Главной темой данного произведения является чувство щемящей тоски поэтессы по её родной земле и отчаянное желание вернуться домой с чужбины.

Цветаева, выросшая в семье московских интеллигентов (отец известный профессор-филолог Московского университета, мать — пианистка, ученица известного пианиста-виртуоза и дирижера Николая Рубинштейна), с большим недоверием и ужасом восприняла идеи новой революционной власти, обернувшиеся кровью и террором для всего русского народа. Послереволюционная Россия перестает существовать в качестве Родины для Цветаевой в её старом и привычном понимании, и она, с трудом добившись разрешения на выезд, уезжает в эмиграцию, сначала в Прагу, затем в Париж. Перестав бояться за свою жизнь, получив некоторую стабильность и средства к существованию, Цветаева нестерпимо тоскует по родине и вопреки здоровому смыслу, рассказам о том, что творится в России (Красный террор, аресты и расстрелы бывших белогвардейцев и им сочувствующих, голод и нищета), она стремится вернуться домой и прикладывает для этого все свои усилия.

Основная тема

В написанном в 1932 году стихотворении «Родина» красной нитью проходит мысль поэтессы о связи каждого человека с его народом и родной землей, на которой он родился и вырос.

Уже первые строчки произведения акцентируют внимание читателей на том, что лирическая героиня Цветаевой такая же как простой русский мужик, у них много общего, вместе они являются частью великого и могучего русского народа, чему она безмерно рада и горда этим фактом.

Цветаева описывает свои чувства к Родине и говорит о том, что рвется домой по зову своего сердца, который сильнее голоса её разума.

Где бы она ни была, в какие дали её бы не занесла судьба, любовь к родной земле всегда возвращает её назад: «Даль, говорящая: «Вернись Домой!» Со всех — до горних звезд — Меня снимающая мест!».

Поэтесса до последнего момента своей жизни готова восхвалять свою Отчизну и гордится тем, что она — её дочь, готовая принимать её в любом обличии и разделять с ней любую судьбу, уготованную свыше: «Ты! Сей руки своей лишусь,— Хоть двух! Губами подпишусь на плахе».

Поэтесса описывает мучения и терзания лирической героини, страдающей от мысли, насколько далеко она от родных мест, и какие огромные преграды встают на её пути к ним.

Последние строки произведения, представленные в виде диалога поэтессы и её Отчизны, показывают всю глубину и искренность её чувств.

Одно короткое, но весьма красноречивое и обращение к России «Ты!», и далее «Гордыня, родина моя!» как нельзя лучше раскрывают простое, но вместе с тем глубокое чувство любви и уважения Цветаевой к своей далекой Родине.

Композиционное построение, художественные приемы

Стихотворение «Родина», являющееся ярким образцом патриотический лирики Цветаевой, имеет шесть строф, первые пять это катрены или четверостишия, последняя шестая — двухстрочный дистих. Написано оно четырехстопным ямбом с использованием смежного приема рифмования и явного акцентирования на мужскую рифму (ударение на последний слог).

Используются разнообразные средства и приемы художественной выразительности: эпитеты, антитезы, риторические обращения.

Противоречивость чувств героини к Родине передаются оксюморонами «чужбина, родина моя», «даль, отдалившая мне близь», многократным повторением слова «даль» (прием лексемы), четвертая строфа ярко выражает анафору (единоначало) всего произведения.

Стихотворение «Родина» имело большое значение в дальнейшей судьбе поэтессы, когда она и её семья подали документы в посольство Советского Союза для возвращения в Россию.

Оно стало дополнительным аргументом в принятии положительного решения по их ходатайству, ведь чиновником пришелся по душе увиденный ими в данном произведении искренний патриотизм и лояльное отношение к власти большевиков.

А это в условиях становления молодого советского государства было очень важно, потому что так поддерживалось реноме молодой страны советов, как государства, где торжествует справедливость и равенство.

Хотя на самом деле писалось оно не как дань патриотизму или лояльности к новой власти, а как трагичное и печальное стихотворение-воспоминание о прошлой жизни, наполненное грустными воспоминаниями и ностальгией.

Впрочем, возвращение поэтессы и её семьи не принесло им в будущем ни счастья, ни спокойствия: её мужа Сергея Эфрона расстреляли, дочь Ариадна была арестована и на 15 лет оправлена в ссылку, сын погиб в 19 лет на фронте, сама Цветаева трагически ушла из жизни.

Стихотворение Марины Цветаевой «Родина» было написано в 1932 году. Его можно отнести к патриотической лирике поэтессы. Данная стихотворная работа стала пропуском для Цветаевой, она позволила поэтессе вернуться домой, в Россию. Но это будет позже.

Так сложилось, что Марина Цветаева вынуждена была провести треть своей жизни в эмиграции. Сперва она жила во Франции, где изучала словесность. После революции вынуждена была с семьей эмигрировать в Прагу, а затем в Париж.

Поэтесса не приняла утопических идей большевизма, которые обернулись для страны настоящей трагедией. В 1922 году Цветаевой удается получить разрешение на эмиграцию.

Вместе со своим мужем Сергеем Эфронтом и детьми она покинула страну, которая погрязла в хаосе и разрухе, голоде и нищете.

Но спокойная и размеренная жизнь быстро наскучила поэтессе. Цветаева начала тосковать по родине. Она мечтала снова вернуться в Москву. Марину Ивановну не пугали репрессии, кровавый террор и уничтожение интеллигенции, она хотела вернуться домой. Решение было принято. Семья Цветаевой начала сбор документов, которые позволили бы ей вернуться в Россию.

Стихотворение «Родина» стало решающим аргументом, ведь в нем советская власть усмотрела патриотический настрой поэтессы. В то время, главной задачей партии было создать миф о величие и непобедимости России и культивации этой идеи среди простого населения. Реализовать эту идею большевики надеялись через творческие работы Есенина, Блока, Маяковского.

Прочитав стихотворение «Родина», мы не найдем ни одного лестного слова в адрес большевицкой партии, в нем также нет и ее критики. Это произведение-воспоминание.

Цветаева мечтала вернуться на родину, забыв весь тот ужас, который ей довелось испытать в годы революции. Она называет Россию «тридевятой землей», которая стала для нее чужбиной и в то же время говорит, что «Россия, родина моя!».

Поэтесса готова переступить через свою гордость для того чтобы вновь вернуться домой.

Данная стихотворная работа имеет довольно сложную структуру и с первого раза может показаться непонятным. Патриотизм данной работы заключается не в прославлении России, как могучей державы, а в умении принять и полюбить ее со всеми недостатками.

В последний строфе Цветаева еще раз подчеркивает, что за свою родину она готова лишиться обеих рук и «губами подписаться на плахе». Поэтесса не смогла променять чувства огромной страны, своей родины на чувства личного счастья и достатка.

Проведённые за границей 17 лет (1922-1939 годы) не могли не вызвать чувства тоски по Родине у такой ранимой и тонкой натуры как Марина Цветаева. В 1932 году, в мае, поэтесса пишет стихотворение «Родина», анализ которого я и предлагаю.

Начну издалека – написаны стихи в мае и позже поэтессе пришлось помаяться и домаяться до гробовой доски, когда она, доведённая «Родиной», совершит самоубийство. Конечно, это сравнение и не более, месяц май ни в чём не виноват – такова судьба Цветаевой, таковы были нравы властьдержащих, не желающих давать слово свободному голосу.

Стихотворение внесло свою роковую лепту в судьбу поэтессы. Именно оно оценивалось при получении разрешения на возвращение в СССР. Суровые экзаменаторы не нашли в нём ничего непотребного и разрешили Цветаевой вернуться на родную землю. Они «впустили» в Союз того, кто славил русскую землю, и там довели его до суицида – не цинизм ли это?

Большинство критиков утверждает, что стихотворение «Родина» образец патриотической поэзии – не соглашусь.

В стихах поётся песнь русской ЗЕМЛЕ, а не стране, в которую поэтесса возвращается и где её ждёт отторжение, забвение и смерть.

Другие умельцы разбирать чужие строки по косточкам говорят, что стихи писались конкретно под возвращение – их цель «умаслить» советскую власть. Чушь – в 1932 году Цветаева и не думала о возвращении.

Эти несогласия с рядом общепринятых оценок не отнимают ценность произведения. Сложный четырёхстопный ямб позволяет отвлечься от привлекательности рифмы и сосредоточиться на внутреннем наполнении стихотворения.

Даль, под которой подразумевается Россия, манит и зовёт поэтессу, но прежней осталась только земля русская, все остальное переменилось.

Символично последнее четверостишье:

Ты! Сей руки своей лишусь,-Хоть двух! Губами подпишусьНа плахе: распрь моих земля —

Гордыня, родина моя!

Источник: https://gushins.ru/lacquer/analiz-stihotvoreniya-rodina-cvetaeva-marina-stihi-analiz-stihotvoreniya.html

Ссылка на основную публикацию