Смешные жеманницы — краткое содержание пьесы мольера

Смешные жеманницы - краткое содержание пьесы Мольера

Д.Е. Михальчи

Творчество великого французского драматурга Жана Батиста Мольера принадлежит той эпохе, которая вошла в историю литературы под названием классицизма. Однако вряд ли сейчас кто-нибудь усомнится в исключительном значении его комедий для театра позднейшего времени.

На сцене разных стран и городов по сей день можно увидеть «Проделки Скапена» и «Мнимого больного», «Мещанина во дворянстве» и «Господина де Пурсоньяка», «Скупого» и «Дон Жуана»; его «Мизантроп» и «Тартюф» продолжают удивлять читателя и зрителя остротой разоблачения, независимостью и смелостью авторских суждений.

Но веселые плутни Скапена, издевки Маскариля, инвективы Альцеста и полное жизни сценическое действие были логическим следствием тех больших задач гуманистического плана, которые ставил в своих комедиях Мольер, не умещавшийся в строгие рамки литературной и политической регламентации своего времени.

В отличие от своих современников Корнеля и Расина, Мольер не увидел Францию 80-х годов XVII века, когда абсолютная монархия очутилась в крайне затруднительном экономическом положении.

Успехи внешней политики и торговли, умелое руководство Кольбера в свое время помогли выдвижению Франции на передовые политические позиции, укрепили ее буржуазию, впрочем, так и оставшуюся «третьим сословием» абсолютной монархии.

Но временные военные успехи, преуспеяние экономики не могли сохранить в неприкосновенности устои государства Людовика XIV, и Мольер предвидел грядущие потрясения: разве длительная борьба за постановку; «Тартюфа» не предупреждает о таких реакционных актах, как отмена Нантского эдикта, и о восстановлении власти католицизма, а рассуждения Дон Жуана о лицемерии как модном пороке, возведенном в сан добродетели, не направлены против возрастающего падения нравов? Современник кардинала Ришелье и Мазарини, Людовика XIV и Кольбера, Моль­ер был знаком и близок многим замечательным деятелям литературы, искусства и науки своей эпохи; он был великолепным выразителем на­ционального французского своеобразия, впитав в себя органически ан­тичные традиции и опыт современного ему европейского театра.

Жан Батист Мольер (1622-1673) принадлежал к старой буржуазной семье, которая из поколения в поколение сохраняла свое наследственное ремесло обойщиков и драпировщиков. Отец его, имевший придворное звание, не изменил семейным традициям, но Мольер нашел поддержку своих симпатий к искусству и театру в лице деда со стороны матери — Луи Крессе.

Вопреки интересам торгового дела Мольер был отдан в Клермонский коллеж, одну из лучших тогдашних школ. Здесь он изучает латинский язык и занимается переводом философской поэмы Лукреция «О природе вещей», близкой к античному эпикурейству.

Так с ранних пор складывается его симпатия к материалистическим воззрениям, чему в дальнейшем очень помогло влияние Гассенди.

30-е годы были знаменательны для истории французского театра: в 1636 году был поставлен на сцене «Сид» Корнеля. Несмотря на очевидный успех, «Сид» был неблагосклонно встречен Ришелье и академией. Мелкие придирки, касавшиеся трех единств, имели более серьезную подоплеку — фрондерские идеи и критика государственной власти были недопустимы и казались крамольными всесильному кардиналу.

Через четыре года «Гораций» Корнеля поразил всех силой своего патриотизма, превосходными монологами. С Корнелем французский театр вступал в пору своего расцвета. Как мог Мольер не увлечься сценой? Уже в коллеже он участвует в любительских спектаклях, мечтая посвятить свою жизнь искусству.

Но после коллежа Мольер поступает в университет, чтобы, получив степень, добиться адвокатских прав, хотя правоведение не менее претит будущему комедиографу, чем почтенное ремесло его отца.

Возвратись из Орлеана в Париж, Мольер формирует первую труппу, которой трудно было создать себе положение: в Париже существовало два прекрасных театра, а у мольеровской труппы, выступавшей под именем «Блистательного театра», даже не было постоянного помещения. Все же в конце 1643 года состоялось первое представление, но новому театру не удалось завоевать симпатии парижан.

Мольер пытался ввести в репертуар популярную трагедию Тристана «Смерть Сенеки», с ним работал поэт Дефонтен, но дела шли все хуже. Даже попытка найти сильного покровителя в лице герцога Гастона Орлеанского не улучшила материальное положение «Блистательного театра», и Мольеру вместе с труппой оставалось только покинуть Париж.

Один из историков французского театра Шапюзо рассказывает о бродячих актерских труппах: во второй половине XVII века полтора десятка таких «театров на колесах» странствовало по дорогам страны, давая спектакли в городах, на ярмарках, в дни больших праздников.

В «Комическом романе» Поля Скаррона красочно описаны мытарства бродячих актеров, а исследования французских ученых создали яркую картину тринадцати трудных лет провинциального периода мольеровского театра.

Но в эти годы актеры усваивают свое ремесло, овладевают импровизацией, а Мольер начинает писать пьесы, постепенно переходя с несвойственного ему амплуа трагика на комические роли. Для него как драматурга и актера это были годы ученичества и накопления житейского и творческого опыта.

Подобно разъездам по Испании Сервантеса, странствования по Франции столкнули Мольера лицом к лицу с людьми разного положения, с действительностью без прикрас.

Хорошо зная итальянскую импровизированную комедию, Мольер не чуждался народного французского фарса; следя за успехами трагического театра, он не проходил мимо так называемой ученой комедии и скромных еще образцов отечественной комедиографии. Талантливый писатель и выдающийся мастер сцены, Мольер учитывал не только Требования публики, но и возможности своей труппы.

Столичные неудачи многому научили, и мысль о своем репертуаре, своих пьесах привела к первым сценариям, а затем фарсам «Летающий доктор» и «Ревность Барбулье», где многое было основано на внешнем комизме, двусмысленных шутках и ситуациях, но надо было сделать шаг, Чтобы не повторять ошибок «Блистательного театра».

Одну из поздних пьес, написанных в пору провинциальных разъездов, «Любовная досада» (1656) Мольер включил и в парижский репертуар, и она выдержала трудное испытание на столичных подмостках (роль слуги Маскариля исполнял в ней сам Мольер).

Так вдали от Парижа были заложены основы замечательной комедии, которая достигла высшего совершенства в последние 15 лет творчества драматурга. Принц Конти помог возвращению труппы в Париж в 1658 году, и начался парижский период театра Мольера, его писательского труда.

Труппе дано разрешение играть в столице, а успех трагедий «Никомед», «Геракл», сопровождаемый и поддержанный идущими в тот же вечер фарсами, узаконил положение труппы, получившей нового покровителя — брата короля.

В общем, можно сказать, что театр Мольера этого времени находится на подъеме. В первый парижский сезон (1658) в его репертуаре были только две пьесы Мольера, а в последнем сезоне (1673) весь репертуар состоял из мольеровских комедий и только две пьесы принадлежали перу других авторов.

Для этого потребовались неистощимая энергия, ум в сочетании с образованием и знанием жизни, умение идти своим путем в сложных условиях абсолютной монархии, возрастающей Клерикальной и политической реакции, мольеровская одаренность творческая и мольеровская любовь к людям, его гуманизм.

Конечно, в новом талантливом коллективе были и разногласия, и трения, но актеры разного амплуа и темперамента были преданы своему искусству и своему театру.

Велика была деятельность Мольера не только как основного драматурга и актера, но и как оратора, выступавшего с обращением к зрителям до представления и беседовавшего с ними у камина в антрактах.

Эти беседы не только давали нужные зрителю сведения, но и содержали суждение об игре актеров, о достоинствах.

Большой успех имела комедия «Смешные жеманницы» (1659). Веселый пасквиль на манерность и неестественность, выпад против модного прециозного направления в искусстве и жизни были приняты доброжелательно всеми слоями парижское общества.

Появление слуги, в качестве ведущего действующего лица не изобретение Мольера: достаточно вспомнить слуг импровизированной итальянской комедии, слуг или простолюдинов французских народных фарсов, а также переодетых лакеев из современной Мольеру комедии (ср. «Хозяин-слуга» Скаррона).

Однако место мольеровского слуги зачастую напоминает о шутах Шекспира и о грасьозо испанского театра Лопе де Вега, Аларкона, Кальдерона.

Пускай мольеровские слуги носят имена, этимологически связанные с персонажами итальянской комедии масок, — Ковьель, Скапен, Сбригани — и отчасти связаны с ними, совершенно очевидно их национально-французское и, что особенно важно, народное естество.

Еще в первых драматических опытах Мольер показал себя мастером диалога, динамичного и веселого, близкого к повседневности, к обыденной речи в ее разнообразии цветистости. Он помнил о французском фарсе с его остроумием, веселыми прибаутками и сценическим движением.

Публику свою Мольер знал превосходно; он не терпел докучных аристократов, имеющих свободный доступ на сцену и мешающих подчас представлению, решительно смеялся над уродливыми чертами буржуа, например в комедиях «Жорж Данден», «Мещанин во дворянстве», «Мнимый больной».

И тут надо постоянно помнить о сложности мировоззрения и эстетических позиций Мольера.

В какой-то мере наследник идей Декарта, приятель Расина и Буало, современник Корнеля и Лафонтена, он не был в стороне от реалистического романа Сореля и Скаррона, психологического романа г-жи Лафайет, философской прозы и жеманной, прециозной литературы.

Ведь Мольер был не только поставщиком пьес для королевского театра («Брак поневоле», «Блистательные любовники»), но и создателем французской комедии, французского театра.

Он принимал живейшее участие в жизни своей страны, чему подтверждением может служить борьба за постановку «Тартюфа», его программные пьесы «Дон Жуан» и «Мизантроп», в которых гуманистические идеи Мольера выражены наиболее четко. Не менее существенны полемические выступления Мольера в таких, казалось бы, второстепенных его пьесах, как «Версальский экспромт» или «Критика на школу жен» (1663), где впервые говорится о распространении лицемерия.

Новаторство Мольера проявилось также в создании 14 комедий балетов, чему помогло сотрудничества с лучшими композиторами того времена, мастерами хореографии.

Пестрые интермедии всегда пользовались благосклонностью публики, нередко сюжет основного действия заострялся или пародировался во вставных номерах с участием масок, поваров, докторов, приближающихся к традиционным персонажам импровизированной комедии, со щедрым использованием восточной и всякой экзотики.

Однако Мольер видел в новом жанре не только занимательный, веселый, мозаичный в сочетании слова, музыки и танца спектакль, он сохранил за собой право сатирической трактовки темы и образов, право серьезной содержательности.

Не боясь превращения своих героев в «носителей одной страсти», Мольер создает остающиеся навеки действенными и живыми образы.

Со школьной скамьи известны смехотворные претензия недалекого буржуа Журдена выйти в знать, приобщиться к избранному дворянскому обществу.

17 февраля 1673 года после спектакля Мольер умер. Приходится сожалеть, что писатель таких огромных возможностей, артист, утвердивший комедию во всем объеме и полноте ее прав и воздействующей силы, и после смерти вызывал нетерпимую ненависть со стороны окрепшей и враждебной всему передовому реакции.

Особняком стоят три сатирические комедии Мольера: «Тартюф», «Дон Жуан» и «Мизантроп». Острейшие вопросы современности получили в них радикальное отражение: все три сословия французского королевства услыхали достойную и бескомпромиссною отповедь писателя-гуманиста, допустившего даже отступления от классического правила трех единств именно в этой своеобразной трилогии.

«Тартюф» стал обвинительным актом католическому духовенству. Иезуитство, как освещенный церковью институт, опиралось на зыбкие моральные устои, ханжество и лицемерие не могли скрыть волчью сущность лжецов в сутанах.

Недаром появление этой пьесы вызвало ее запрещение, поскольку церковь боялась за свое благополучие и не без оснований видела в «Тартюфе» антиклерикальный памфлет.

В течение пяти лет Мольер отстаивал комедию: он пошел на две переделки, на превращение Тартюфа из церковника в светское лицо, и тогда лишь «Тартюф» был допущен на сцену. В этой комедии нравы Франции показаны широко и без прикрас.

Взяв старую легенду о Дон Жуане, Мольер поступил с ней очень оригинально. Наряду с образом обольстителя он дал ряд второстепенных персонажей, ввел крестьян и крестьянок, придав особый колорит всей пьесе.

Но самое интересное превращение — Дон Жуан не только обольститель, но вольнодумец-либертин; он не признает догм религии, скептически относится к «незыблемым ценностям» морали, он видит порочность своей среды и даже готов иронизировать над лицемерием, возведенным в сан добродетели, — ведь порок-то всеобщий! Но ведь; и сам Дон Жуан лицемер, хотя он и бичует этот порок.

Практическая сметка Сганареля, слуги и спутника Дон Жуана, помогает развитию интриги; если Дон Жуан храбр и смел, то Сганарель расчетлив и труслив.

Слуга часто смешит не только своего хозяина, он главный носитель смеха и шуток в пьесе.

Оба характера приобретают большую объемность, чем в других комедиях Мольера, они удачно передают черты своих современников, а в суждениях Сганареля иной раз слышится отзвук авторской оценки.

Читайте также:  Гиппократ - сообщение доклад

В «Мизантропе» много интересных и значительных идей, но пьеса уступает другим комедиям Мольера в смысле развития и напряженности действия.

Написан «Мизантроп», как и «Тартюф», стихами, однако риторичность и избыток серьезных тем сковали Альцеста, лишили подвижности других действующих лиц.

Франция XVII века не приняла ни Альцеста, ни «Мизантропа», который получил признание лишь в эпоху революции 1789 года.

Можно, да, вероятно, и нужно было бы еще многое сказать о других комедиях Мольера («Скупой», «Амфитрион», «Проделки Скапена», цикл комедий о семье и браке), но основное уже сказано: Мольер, великий драматург и актер, последователь классицизма и гуманист, выходящий за его строгие рамки, остается нашим современником во многих своих произведениях, в лучших своих героях.

Л-ра: Литература в школе. – 1967. – № 2. – С. 48-52.

Биография

Произведения

  • Мнимый больной
  • Скупой
  • Тартюф, или Обманщик

Критика

Ключевые слова: Жан-Батист Мольер,Jean-Baptiste Molière,комедии Мольера,классицизм,критика на творчество Мольера,критика на произведения Мольера,скачать критику,скачать бесплатно,французская литература 17 в

Источник: https://md-eksperiment.org/post/20180917-o-komediyah-molera

Жан-Батист Мольер — Смешные жеманницы

Мольер Жан-Батист

Смешные жеманницы

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА и ПЕРВЫЕ ИСПОЛНИТЕЛИ

  • ГОРЖИБЮС — почтенный горожанин.
  • Мадлон — его дочь, жеманница.
  • КАТО — его племянница, жеманница.
  • ЛАГРАНЖ — отвергнутый поклонник.
  • ДЮКРУАЗИ — отвергнутый поклонник.
  • МАРОТТА — служанка жеманниц.
  • АЛЬМАНЗОР — слуга жеманниц
  • МАСКАРИЛЬ — слуга Лагранжа
  • ЖОДЛЕ — слуга Дюкруази
  • ДВА НОСИЛЬЩИКА с портшезом
  • ЛЮСИЛЬ, СЕЛИМЕНА — соседки, скрипачи, наемные драчуны
  • Действие происходит в Париже, в доме Горжибюса
  • Лагранж, Дюкруази.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Дюкруази. Господин Лагранж!

Лагранж. К вашим услугам.

Дюкруази. А ну-ка, поглядите на меня, только прошу не смеяться.

Лагранж. Что вам угодно?

Дюкруази. Какого вы мнения о нашем визите? Много ли вы им довольны?

Лагранж. Я бы желал слышать ваше мнение. Довольны ли им вы?

Дюкруази. Откровенно говоря, не очень.

Лагранж. Я, признаюсь, глубоко возмущен.

Помилуйте! Какие-то чванливые провинциалки жеманятся сверх всякой меры, обходятся свысока с порядочными людьми! Как это они еще догадались предложить нам кресла! И позволительно ли в нашем присутствии все время перешептываться, зевать, протирать глаза, поминутно спрашивать: «А который теперь час?» И на все вопросы ответ один: «да» или «нет». Согласитесь, что, будь мы самыми ничтожными людьми на свете, и тогда нельзя было бы нам оказать худший прием, не так ли?

Дюкруази. Полноте! Вы уж не в меру чувствительны!

Лагранж. И точно, чувствителен.. Настолько чувствителен, что хочу проучить этих девиц за дерзость. Я догадываюсь, почему они нами пренебрегают. Духом жеманства заражен не только Париж, но и провинция, и наши вертушки пропитаны им насквозь.

Короче говоря, эти девицы представляют собой смесь жеманства с кокетством. Я понял, как удостоиться их благосклонности.

Доверьтесь мне, и мы сыграем с ними такую шутку, что жеманницы сразу поймут, как они глупы, и научатся лучше разбираться в людях.

Дюкруази. А в чем состоит шутка?

Лагpaнж. Маскариль, мой слуга, слывет острословом; в наше время нет ничего легче, как прослыть острословом. У этого сумасброда мания строить из себя важного господина. Он воображает, что у него изящные манеры, он кропает стишки, а других слуг презирает и зовет их не иначе как скотами.

Дюкруази. Ну-ну, говорите! Что вы придумали?

Лагранж. Что я придумал? Вот видите ли… Нет, лучше поговорим об этом в другом месте…

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Горжибюс.

Горжибюс. Ну что? Виделись вы с моей племянницей и дочкой? Дело идет на лад? Объяснились?

Лагранж. Спрашивайте об этом у них, а не у нас. Нам же остается только покорно поблагодарить вас за оказанную нам честь и уверить вас в нашей неизменной преданности.

Дюкруази. В нашей неизменной преданности.

Лагранж и Дюкруази уходят.

Горжибюс (один). Те-те-те! Что-то они не очень довольны. Что за причина? Надобно разузнать. Эй!

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Горжибюс, Маротта.

Маротта. Что прикажете, сударь?

Горжибюс. Где твои госпожи?

Маротта. У себя.

Горжибюс. Чем они заняты?

Маротта. Губной помадой.

Горжибюс. Довольно им помадиться. Позови-ка их сюда.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Горжибюс один.

Горжибюс. Негодницы со своей помадой, ей-ей, пустят меня по миру! Только и видишь, что яичные белки, девичье молоко и разные разности,- ума не приложу, на что им вся эта дрянь? За то время, что мы в Париже, они извели на сало по крайней мере дюжину поросят, а бараньими ножками, которые у них невесть на что идут, можно было бы прокормить четырех слуг.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Горжибюс, Мадлон, Като.

Горжибюс. Нечего сказать, стоит изводить столько добра на то, чтобы вылоснить себе рожу! Скажите-ка лучше, как вы обошлись с этими господами? Отчего они ушли с такими надутыми лицами? Я же рам сказал, что прочу их вам в мужья, и велел принять как можно любезнее.

Мадлон. Помилуйте, отец! Как могли мы любезно отнестись к неучтивцам, которые с нами так невежливо обошлись?

Като. Ах, дядюшка! Неужели хоть сколько-нибудь рассудительная девушка может примириться с их дурными манерами?

Горжибюс. А чем же они вам не угодили?

Мадлон. Хороша тонкость обращения! Начинать прямо с законного брака!

Горжибюс. С чего же прикажешь начать? С незаконного сожительства? Разве их поведение не лестно как для вас обеих, так и для меня? Что же может быть приятнее? Уж если они предлагают священные узы, стало быть, у них намерения честные.

Мадлон. Фи, отец! Что вы говорите? Это такое мещанство! Мне стыдно за вас,- вам необходимо хоть немного поучиться хорошему тону.

Горжибюс. Не желаю я подлаживаться под ваш тон. Сказано тебе: брак есть установление священное, и кто сразу же предлагает руку и сердце, тот, стало быть, человек порядочный.

Мадлон. О боже! Если бы все думали, как вы, романы кончались бы на первой же странице. Вот было бы восхитительно, если бы Кир сразу женился на Мандане, а Аронс без дальних размышлений обвенчался с Клелией!

Горжибюс. Это еще что за вздор?

Мадлон. Полноте, отец, вот и кузина скажет вам то же, что и я: в брак надобно вступать лишь после многих приключений. Если поклонник желает понравиться, он должен уметь изъяснять возвышенные чувства, быть нежным, кротким, страстным — одним словом, добиваясь руки своей возлюбленной, он должен соблюдать известный этикет.

Хороший тон предписывает поклоннику встретиться с возлюбленной где-нибудь в церкви, на прогулке или на каком-нибудь народном празднестве, если только волею судеб друг или родственник не введет его к ней в дом, откуда ему надлежит выйти задумчивым и томным.

Некоторое время он таит свою страсть от возлюбленной, однако ж продолжает ее посещать и при всяком удобном случае наводит разговор на любовные темы, предоставляя обществу возможность упражняться в остроумии. Но вот наступает час объяснения в любви; обычно это происходит в укромной аллее сада, вдали от общества.

Признание вызывает у нас вспышку негодования, о чем говорит румянец на наших ланитах, и на короткое время наш гнев отлучает от нас возлюбленного. Затем он все же изыскивает средства умилостивить нас, приохотить нас понемногу к страстным излияниям и, наконец, вырвать столь тягостное для нас признание.

Вот тут-то и начинаются приключения: козни соперников, препятствующих нашей прочной сердечной привязанности, тиранство родителей, ложные тревоги ревности, упреки, взрывы отчаяния и, в конце концов, похищение со всеми последствиями. Таковы законы хорошего тона, таковы правила ухаживания, следовать которым обязан светский любезник.

Но пристало ли чуть не с первой встречи вступать в брачный союз, сочетать любовь с заключением брачного договора, роман начинать с конца? Повторяю вам, отец: это самое отвратительное торгашество. Мне делается дурно при одной мысли об этом.

Источник: https://libking.ru/books/poetry-/dramaturgy/219996-zhan-batist-moler-smeshnye-zhemannitsy.html

Краткое содержание комедии Мольера “Школа жен”

Пьесу предваряет посвящение Генриетте Английской, супруге брата короля, официального покровителя труппы.

Авторское предисловие извещает читателей о том, что ответы осудившим пьесу содержатся в “Критике” (имеется в виду комедия в одном действии “Критика “Школы жен””, 1663 г.).

Два старинных приятеля – Кризальд и Арнольф – обсуждают намерение последнего жениться. Кризальд напоминает, что Арнольф всегда смеялся над незадачливыми мужьями, уверяя, что рога – удел всякого мужа: “…никто, велик он или мал, / От вашей

критики спасения не знал”. Поэтому любой намек на верность будущей жены Арнольфа вызовет град насмешек.

Арнольф уверяет друга, что ему “известно, как рога сажают нам бабенки” и потому “заблаговременно я все расчел, мой друг”.

Наслаждаясь собственным красноречием и проницательностью, Арнольф произносит страстную речь, характеризуя непригодность к браку женщин слишком умных, глупых или неумеренных щеголих.

Чтобы избежать ошибок других мужчин, он не только выбрал в жены девушку “чтобы ни в знатности породы, ни в именье / Нельзя ей было взять над мужем предпочтенье”, но и воспитал ее с самого детства в монастыре, забрав “обузу” у бедной крестьянки.

Строгость принесла свои плоды, и его воспитанница столь невинна, что однажды спросила, “точно ли детей родят из уха?” Кризальд слушал так внимательно, что не заметил, как назвал своего давнего знакомца привычным именем – Арнольф, хотя и был предупрежден, что тот принял новое – Ла Суш – по своему поместью (игра слов – la Souche – пень, дуралей). Заверив Арнольфа, что впредь не допустит ошибки, Кризальд уходит. Каждый из собеседников уверен, что другой ведет себя несомненно странно, если не безумно.

Арнольф с большим трудом попал в свой дом, так как слуги – Жоржетта и Ален – долго не отпирали, поддались только на угрозы и не слишком почтительно разговаривали с господином, весьма туманно объяснив причину своей медлительности. Приходит Агнеса с работой в руках. Ее вид умиляет Арнольфа, так как “любить меня, молиться, прясть и шить” – и есть тот идеал жены, о котором он рассказывал другу.

Он обещает Агнесе поговорить через часок о важных вещах и отправляет ее домой.

Оставшись один, он продолжает восхищаться своим удачным выбором и превосходством невинности над всеми другими женскими добродетелями. Его размышления прерывает молодой человек по имени Орас, сын его давнишнего друга Оранта. Юноша сообщает, что в ближайшее время из Америки приедет Энрик, который вместе с отцом Ораса намеревается осуществить важный план, о котором пока ничего не известно.

Орас решается одолжить у старого друга семьи денег, так как он увлекся девушкой, живущей поблизости, и хотел бы “до конца довесть скорее приключенье”.

При этом он, к ужасу Арнольфа, показал на домик, в котором живет Агнеса, оберегая которую от дурного влияния, новоявленный Ла Суш поселил отдельно.

Орас без утайки рассказал другу семьи о своих чувствах, вполне взаимных, к прелестной и скромной красавице Агнесе, находящейся на попечении богатого и недалекого человека с нелепой фамилией.

Арнольф спешит домой, решив про себя, что ни за что не уступит девушку молодому щеголю и сумеет воспользоваться тем, что Орас не знает его нового имени и потому с легкостью доверяет свою сердечную тайну человеку, с которым уже давно не виделся.

Поведение слуг становится Арнольфу понятным, и он заставляет Алена и Жоржетту рассказать правду о том, что происходило в доме в его отсутствие. Арнольф в ожидании Агнесы старается взять себя в руки и умерить гнев, вспоминая античных мудрецов.

Появившаяся Агнеса не сразу понимает, что же хочет узнать ее опекун, и подробно описывает все свои занятия за последние десять дней: “Я сшила шесть рубах и колпаки сполна”. Арнольф решается спросить прямо – бывал ли без него мужчина в доме и вела ли девушка с ним разговоры? Признание девушки поразило Арнольфа, но он утешил себя тем, что чистосердечие Агнесы свидетельствует о ее невинности.

И рассказ девушки подтвердил его простоту. Оказывается, занимаясь шитьем на балконе, юная красавица заметила молодого господина, любезно ей поклонившегося. Ей пришлось вежливо ответить на учтивость, молодой человек поклонился еще раз и так, кланяясь друг другу все ниже, они провели время до самой темноты.

На следующий день к Агнесе явилась какая-то старушка с известием о том, что юная прелестница причинила страшное зло – нанесла глубокую сердечную рану тому молодому человеку, с которым вчера раскланивалась. Девушке пришлось принять молодого кавалера, так как оставить его без помощи она не решилась.

Арнольфу хочется узнать все поподробнее, и он просит девушку продолжить рассказ, хотя внутренне содрогается от страха услышать что-нибудь ужасное. Агнеса признается в том, что юноша шептал ей признания в любви, без устали целовал ее руки и даже (тут Арнольф едва не обезумел) взял у нее ленточку.

Читайте также:  Грозовой перевал - краткое содержание романа бронте

Агнеса призналась, что “что-то сладкое щекочет, задевает, / Сама не знаю что, но сердце так и тает”. Арнольф убеждает наивную девушку, что все происшедшее – страшный грех. Есть лишь один способ исправить случившееся: “Одним замужеством снимается вина”.

Агнеса счастлива, так как полагает, что речь идет о свадьбе с Орасом. Арнольф же имеет в виду себя в качестве мужа и поэтому заверяет Агнесу, что брак будет заключен “в сей же день”. Недоразумение все-таки выясняется, так как Арнольф запрещает Агнесе видеться с Орасом и велит не впускать в дом ни при каких обстоятельствах.

Более того, он напоминает, что вправе требовать от девушки полного послушания.

Далее он предлагает бедняжке ознакомиться с “Правилами супружества, или обязанностями замужней женщины вместе с ее каждодневными упражнениями”, так как для “счастья нашего придется вам, мой друг, / И волю обуздать и сократить досуг”.

Он заставляет девушку читать правила вслух, но на одиннадцатом правиле сам не выдерживает монотонности мелочных запретов и отсылает Агнесу изучать их самостоятельно.

Появляется Орас, и Арнольф решает выведать у него дальнейшие подробности едва начавшегося приключения. Молодой человек опечален неожиданными осложнениями.

Оказывается, сообщает он Арнольфу, вернулся опекун, каким-то таинственным образом узнавший о пылкой любви своей подопечной и Ораса.

Слуги, которые прежде помогали в их любви, вдруг повели себя грубо и закрыли перед носом обескураженного воздыхателя дверь.

Девушка тоже повела себя сурово, поэтому несчастный юноша понял, что за всем стоит опекун и руководит поступками слуг и, главное, Агнесы.

Арнольф с удовольствием слушал Ораса, но оказалось, что невинная девушка проявила себя весьма изобретательной.

Она действительно швырнула с балкона камень в своего поклонника, но вместе с камнем и письмо, которое ревнивец Арнольф, наблюдая за девушкой, просто не заметил.

Но ему приходится принужденно смеяться вместе с Орасом. Еще хуже пришлось ему, когда Орас начинает читать письмо Агнесы и становится ясно, что девушка вполне осознала свое неведение, бесконечно верит возлюбленному и расставание для нее будет ужасным. Арнольф потрясен до глубины души, узнав, что все его “труды и доброта забыты”.

Все же он не желает уступить прелестную девушку молодому сопернику и приглашает нотариуса. Однако его расстроенные чувства не позволяют толком договориться об условиях брачного договора. Он предпочитает еще раз поговорить со слугами, чтобы уберечь себя от неожиданного визита Ораса. Но Арнольфу снова не повезло.

Появляется юноша и рассказывает о том, что вновь встретился с Агнесой в ее комнате, и о том, как ему пришлось спрятаться в шкафу, потому что к Агнесе явился ее опекун (Арнольф).

Орас опять не смог увидеть соперника, а лишь слышал его голос, поэтому продолжает считать Арнольфа своим наперсником.

Едва молодой человек ушел, появляется Кризальд и вновь пытается убедить своего друга в неразумном отношении к браку.

Ведь ревность может помешать Арнольфу трезво оценить семейные отношения – иначе “рога уже почти надеты / На тех, кто истово клянется их не знать”.

Арнольф идет в свой дом и вновь предупреждает слуг получше стеречь Агнесу и не допускать к ней Ораса.

Но происходит непредвиденное: слуги так старались исполнить приказание, что убили молодого человека и теперь он лежит бездыханный.

Арнольф в ужасе от того, что придется объясняться с отцом юноши и своим близким другом Оронтом. Но, снедаемый горькими чувствами, он неожиданно замечает Ораса, который рассказал ему следующее.

Он договорился о встрече с Агнесой, но слуги набросились на него и, повалив на землю, начали избивать так, что он лишился чувств.

Слуги приняли его за мертвеца и стали причитать, а Агнеса, услышав крики, мгновенно бросилась к своему возлюбленному.

Теперь Орасу необходимо оставить девушку на время в безопасном месте, и он просит Арнольфа принять Агнесу на свое попечение, пока не удастся уговорить отца юноши согласиться с выбором сына.

Обрадованный Арнольф спешит отвести девушку в свой дом, а Орас невольно ему помогает, уговаривая свою прекрасную подругу следовать за другом своей семьи во избежание огласки.

Оставшись наедине с Арнольфом, Агнеса узнает своего опекуна, но держится твердо, признавшись не только в любви к Орасу, но и в том, что “я не дитя давно, и для меня – позор, / Что я простушкою слыла до этих пор”.

Арнольф тщетно пытается убедить Агнесу в своем праве на нее – девушка остается неумолимой, и, пригрозив отправить ее в монастырь, опекун уходит.

Он вновь встречается с Орасом, который делится с ним неприятным известием: Энрик, вернувшись из Америки с большим состоянием, хочет выдать свою дочь за сына своего друга Оронта.

Орас надеется, что Арнольф уговорит отца отказаться от свадьбы и тем самым поможет Орасу соединиться с Агнесой. К ним присоединяются Кризальд, Энрик и Оронт.

К удивлению Ораса, Арнольф не только не выполняет его просьбу, но советует Оронту поскорее женить сына, не считаясь с его желаниями.

Орант рад, что Арнольф поддерживает его намерения, но Кризальд обращает внимание на то, что Арнольфа следует называть именем Ла Суш.

Только теперь Орас понимает, что его “наперсником” был соперник. Арнольф приказывает слугам привести Агнесу. Дело принимает неожиданный оборот.

Кризальд узнает в девушке дочь своей покойной сестры Анжелики от тайного брака с Энриком. Чтобы скрыть рождение девочки, ее отдали на воспитание в деревню простой крестьянке. Энрик, вынужденный искать счастья на чужбине, уехал.

А крестьянка, лишившись помощи, отдала девочку на воспитание Арнольфу. Несчастный опекун, не в состоянии произнести ни слова, уходит.

Орас обещает объяснить всем причину своего отказа жениться на дочери Энрика, и, забыв об Арнольфе, старинные приятели и молодые люди входят в дом и “там обсудим все подробно”.

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/kratkoe-soderzhanie-komedii-molera-shkola-zhen/

Жан-Батист Мольер биография

Жан-Батист Поклен (1622-1673) – выдающийся французский комедиограф 17 столетия, вошедший в историю под псевдонимом Мольер. Гениальный актер, основатель классической комедии, руководитель собственного театра – перечислять достоинства этого человека можно долго.

Биография Жана-Батиста Мольера была полна стремительных взлетов и падений, сложных этапов в творчестве и признания его безусловного таланта.

Жан-Батист появился на свет 15 января 1622 года в Париже, в уважаемом буржуазном семействе, в котором все мужчины на протяжении многих поколений трудились обойщиками-драпировщиками.

Мать мальчика скончалась, когда ему едва исполнилось 10 лет, и отец определил сына в престижный колледж, где Жан-Батист прилежно изучал латынь, классическую литературу, философию и естественные науки.

Достойно выдержав экзамен, юный Поклен получил диплом преподавателя с правом читать лекции. К тому времени его отец уже подготовил место обойщика в королевском дворце, однако Жан-Батисту не суждено было стать ни преподавателем, ни обойщиком – судьба приготовила ему гораздо более интересную участь.

Воспользовавшись своей долей из материнского наследства, Жан-Батист начал совершенно новую жизнь. Его манили театральные подмостки и возможность играть трагические роли.

В возрасте 21года Жан-Батист, который к тому времени уже выбрал себе сценический псевдоним – Мольер, возглавил небольшой театр под названием «Блистательный». В состав труппы входило всего 10 человек, репертуар театра был достаточно скуден и неинтересен, и конкурировать с сильными парижскими труппами он попросту не мог.

Актерам не оставалось ничего другого, как выступать в провинции. Проведя в скитаниях 13 лет, Жан-Батист не изменил своего желания служить театру. Более того – он успел написать множество пьес, чем значительно разнообразил репертуар труппы. Среди его ранних произведений «Ревность Барбулье», «Летающий лекарь», «Три доктора» и другие.

Работа в провинции не только раскрыла в Мольере талант сценариста, но и заставила его кардинально сменить актерское амплуа. Видя большую заинтересованность публики в комедиях и фарсах, Жан-Батист решил переквалифицироваться из трагика в комика.

Благодаря комедийным пьесам Мольера труппа быстро добилась славы и признания, и в 1658 году по приглашению брата короля оказалась в Париже. Актерам выпала невиданная честь – выступать в Лувре в присутствии самого Людовика XIV.

Комедия «Влюбленный доктор» вызвала невероятный фурор среди парижской аристократии, предопределив судьбу комедиантов. Король предоставил им в полное распоряжение придворный театр, на подмостках которого они выступали в течение трех лет, а затем перешли в театр Пале-Рояль.

Обосновавшись в Париже, Мольер с удвоенной силой приступил к работе. Его увлеченность драматургией временами походила на одержимость, но это принесло свои плоды. В течение 15 лет он написал свои лучшие пьесы: «Смешные жеманницы», «Тартюф, или обманщик», «Мизантроп», «Дон Жуан, или Каменный гость».

Мольер связал себя узами брака в возрасте 40 лет. Его избранницей стала Арманда Бежар, которая была вдвое младше мужа. Свадебная церемония состоялась в 1662 году, и на ней присутствовали лишь самые близкие родственники молодоженов.

Арманда подарила супругу троих детей, однако их брак не был счастливым: сказывалась большая разница в возрасте, привычках, характерах.

На сцене, где Жан-Батист играл в пьесе «Мнимый больной», ему неожиданно стало плохо. Родные успели привезти его домой, где он скончался спустя пару часов, 17 февраля 1673 года.

  • Произведения Мольера, отличавшиеся большой раскованностью и вольнодумством, вызывали большое раздражение среди представителей Церкви. Краткая биография Мольера не в состоянии уместить те нападки и угрозы, которые он был вынужден терпеть со стороны церковнослужителей. Однако смелый драматург находился под негласной защитой Людовика, и его литературная дерзость всегда сходила ему с рук.
  • Крестным первенца Мольера был сам король Людовик XIV.
  • Одна из самых жизнерадостных и веселых комедий драматурга – «Мнимый больной» – была написана им перед смертью, во время тяжелой болезни.
  • Архиепископ Парижа категорически отказался хоронить Жан-Батиста, поскольку тот всю жизнь слыл грешником и перед смертью не успел покаяться. И только вмешательство короля повлияло на исход дела: Мольер был похоронен ночью за оградой кладбища Святого Петра, словно разбойник или самоубийца.

Новая функция! Средняя оценка, которую получила эта биография. Показать оценку

Источник: https://obrazovaka.ru/moler.html

Мольер — краткое содержание произведений

  • Дон Жуан
  • Мизантроп
  • Мнимый больной
  • Плутни Скапена
  • Скупой
  • Школа жен

Жан – Батист Поклен, он же Мольер – знаменитый французский комедийный писатель, основоположник классической комедии.

Ранние годы Поклена.

Мольер родился в 1622 году, в богатой семье ремесленников.  Его Мать рано умерла, когда писателю было 10 лет от роду,  отец отдал мальчика учиться в престижную школу.  Окончив учебное заведение в 1639 году  — парень  выдержал в Орлеане экзамен на звание юриста.

Начало актерской деятельности.

Юридическая деятельность Мольера  впечатляла не больше занятие родовым ремеслом. Его всегда привлекали творческие профессии.

В  21 год он стал начальником одного из французских театров, который вел жесткую конкурентную борьбу с самыми популярными театрами Франции.

Путешествия театральной труппы писателя по провинции, позволили приобрести ему богатый  опыт на театральной нише, что, несомненно является большим плюсом, так как это привило творческую группу театра на  театральные подмостки Парижа.

Личная жизнь.

Мольер женился в  возрасте 40 лет, на 20-ти летней  Арманде Бежар. Они заключили брачный договор. На свадьбу были приглашены только самые близкие люди, потому она была достаточно скромной для тех времен.

Творческая деятельность писателя.

Жан- Батист Мольер является автором многих комедийных произведений. Некоторый из них до сих пор ставятся на самых знаменитых театральных сценах всего мира.

Его перу принадлежат такие комедии как: «Школа мужей», «школа жен», «Версальский экспромт», «Принцесса Элиды», «Тартюф», «Дон Жуан» и многие другие.

В произведениях комедианта яркой линий прослеживается социально — психологическая тематика, которая является основной в его произведениях.   Его произведениях серьезные темы переведены в шуточную форму, но тем не менее, заставляют задуматься над жизнью.

Читайте также:  Путешествия синдбада-морехода - краткое содержание сказки

Последние дни жизни и смерть

Скончался писатель 17 февраля 1673 Мольер, на сцене своего любимого театра, прямо во время спектакля. Похоронен без совершения каких-либо церковных обрядов, за оградой кладбища.

Так  как по церковным представлениям того времени, представитель творческой профессии должен исповедаться на одре смерти, но, в связи с тем что, писатель этого не сделал архиепископ наложил запрет на погребение писателя на кладбище.

Источник: https://sochinimka.ru/kratkoe-soderzhanie/moler

Мольер краткая биография

Эксцентричный комедиограф XVII века сумел отказаться от должности, которая переходила ему по наследству. Мольер, как сообщает его краткая биография, бесстрашно выявлял пороки парижского высшего общества. Его произведения сохранили актуальность и в наши дни.

Жан Батист Мольер биография

В январе 1622 г. в зажиточной семье Парижа, родился долгожданный наследник, полное имя которого звучало как Жан Батист Поклен. Отец служил при дворе камердинером короля и театральным обойщиком-драпировщиком. Его супруга, Мария Поклен-Крессе скончалась от туберкулеза, когда ее сыну исполнилось 10 лет.

Отец официально оформил право передать свою должность сыну по наследству. Ремесло не требовало особой выучки. Еле читающего 14-летнего подростка отправили в иезуитскую школу — Клермонский коллеж.

По окончании учебного заведения Жан Батист Мольер, сообщает краткая биография, свободно читал и делал переводы с латыни. В 17 лет получил юридическое звание — лиценциат права.

Через 4 года юноша познакомился с Мадленой и Жозефом Бежар. В 21 год назвался новым именем — Мольер, открыл «Блистательный театр», в который набрал группу — 10 актеров.

Выдержать конкуренцию со столичными известными заведениями было непросто. И Жан Мольер, как информирует краткая биография, примкнул к театральной труппе, возглавляемой Шарлем Дюфреном.

Отправился на гастроли по провинциальной Франции, сам начал писать фарсовые пьесы.

В 1658 г. театр давал представление в столичном дворце — Лувре. Людовику XIV так понравилась пьеса, что он разрешил актерам занять театр Пти-Бурбон. После 1661 г. труппа перебралась в театр Пале-Рояль.

Драматург и актер — Мольер, умер на сцене, не сумев доиграть театральное действие в пьесе «Мнимый больной». Это случилось 17 февраля 1673 г.

Литературное творчество

Из провинциальных фарсовых сочинений пера Мольера сохранились пьесы «Летающий пекарь» и «Ревность Барбулье».

К парижскому периоду творчества относятся — «Смешные жеманницы». Пьеса отражала манеры, вычурность речи, присущую аристократическим салонам Франции.

Сарказм характерен и для следующей пьесы — «Мнимый рогоносец». Позже, пороки мужчин и женщин Мольер высмеивает в «Школе мужей» и « Школе жен». Эти пьесы ломали схематичность фарса, были больше похожи на комедии характерных героев.

Краткая биография сообщает, что «Тартюф, или Обманщик», «Дан Жуан, или Каменный гость», «Мизантроп» стали самыми главными произведениями в становлении драматурга Мольера.

Комедии с элементами балета проходят свое развитие от примитивных фарсовых пьес, таких как «Сицилиец, или Любовь-живописец», до поздних комедий, принимающих за основу социально-бытовые проблемы: «Мещанин во дворянстве», «Мнимый больной». Всего Мольер создал больше 50 произведений. Биографию и творчество драматурга кратко изучают ученики современных учебных заведений.

Личная жизнь

Женился Мольер в возрасте 40 лет на 20-летней сестре Мадлен Бежар — Арманде. Людовик XIV стал крестным первенца семейства — Луи. Однако крестник короля прожил меньше года. Дочь Эспри-Мадлен дожила до 58 лет.

Интересные факты

На доме, в котором в детстве жил Мольер, находились скульптуры обезьянок, срывающих плоды с деревьев. За это его называли «обезьяньим домом».

Именем Мольера названа улица Парижа, театральная премия и кратер на Меркурии.

Источник: https://sochinyshka.ru/moler-kratkaya-biografiya.html

Провинциалки Мадлон и Като в пьесе «Смешные жеманницы»

Мольер (1622—1673) — великий французский комедиограф, создатель жанра классицистической «высокой комедии». Влияние персональной модели Мольера сравнимо с шекспировской.

Начало жизненного и творческого пути. Мольер — это псевдоним Жана Батиста Поклена. Он родился в буржуазной семье и должен был унаследовать профессию своего отца, придворного обойщика. Но уже в детстве его увлекли театральные представления.

К 1639 г., когда Поклен закончил иезуитский Клермонский коллеж, став лиценциатом права, к возможности стать придворным обойщиком прибавилась и другая, еще более перспективная — стать юристом, это и престижно, и дает возможность зарабатывать большие деньги. Но юноша решил стать актером.

Эта профессия считалась одной из самых низких и презренных. Когда Мольер был уже знаменитым драматургом, Французская Академия предложила ему место академика, но при условии, что он порвет с театральной деятельностью.

Мольер не захотел выполнить это условие, и двери Академии для него остались навсегда закрытыми.

После 12-летнего пребывания в провинции мольеровская труппа перебралась в Париж. Первой пьеСой для нового театра стала одноактная комедия «Смешные жеманницы» (1659).

В пьесе осмеиваются провинциалки Мадлон и Като, которые увлеклись прециозной культурой, мечтают об аристократической жизни. Они отвергли своих женихов Лагранжа и Дюкруази, не принадлежащих к аристократии и не владеющих тонкостями прециозности.

Като говорит об этом: «Пристало ли нам принимать людей, которые в хорошем тоне ровно ничего не смыслят?..

Явиться на любовное свидание в чулках и панталонах одного цвета, без парика, в шляпе без перьев, в кафтане без лент!» Отвергнутые женихи решают отомстить девушкам и подсыпают к ним своих слуг, Маскариля и Жодле, переодетых в аристократов.

Слуги говорят очень вычурно (что так нравится девушкам) и вообще прекрасно справляются со своими ролями. Особенно блистает Маскариль, выдающий себя за маркиза (эту роль играл Мольер). Девушки увлечены мнимыми аристократами, но тут раскрывается правда, и отвергнутые женихи смеются над глупыми Мадлон и Като.

Комедия имела огромный успех. Слово «прециозный», которое раньше произносилось с почтением, после комедии Мольера стало вызывать общий смех, приобрело новое значение: «жеманный».

Враги решили отомстить драматургу: труппу выдворили из Пти-Бурбона, а здание театра снесли с такой поспешностью, что в нем погибли декорации, костюмы. Актеры оказались на улице. Но они не покинули Мольера, хотя их приглашали в другие театры. Король выделил труппе новое помещение — зал во дворце Пале-Рояль. В этом здании Мольер будет работать до конца своей жизни.

Идея «высокой комедии». Несмотря на успех «Смешных жеманниц», труппа Мольера по-прежнему часто играет трагедии, хотя без особого успеха. После ряда провалов Мольер приходит к замечательно смелой мысли.

Трагедия привлекает возможностью поднять большие общественные, моральные проблемы, но она не приносит успеха, не близка зрителям Пале-Рояля. Комедия интересна самому широкому зрителю, но в ней нет большого содержания.

Значит, необходимо перенести моральную проблематику из трагедии с ее условными античными персонажами в комедию, изображающую современную жизнь обычных людей. Впервые эта идея была осуществлена в комедии «Школа мужей» (1661), за которой последовала еще более яркая комедия «Школа жен» (1662). В них поставлена проблема воспитания.

Для ее раскрытия Мольер соединяет сюжеты французского фарса и итальянской комедии масок: он изображает опекунов, которые воспитывают оставшихся без родителей девушек с тем, чтобы впоследствии жениться на них. При этом опекуны-тираны в итоге оказываются ни с чем.

Зрелое творчество Мольера. На 1664—1670 гг. приходится высший расцвет творчества драматурга. Именно в эти годы он создает свои лучшие комедии: «Тартюф», «Дон Жуан», «Мизантроп», «Скупой», «Мещанин во дворянстве».

Источник: http://www.testsoch.info/provincialki-madlon-i-kato-v-pese-smeshnye-zhemannicy/

"Мещанин во дворянстве" (Мольер): описание и анализ пьесы из энциклопедии

«Мещанин во дворянстве» — комедия-балет Ж.-Б. Мольера. Буквальный перевод заглавия — «Буржуа-дворянин». Написана в 1670 году. Первое представление пьесы состоялось 14 октября того же года в замке Шамбор. В том же году в парижском театре «Пале-Рояль» главную роль сыграл сам Мольер.

Комедия была написана по заказу Людовика XIV, пожелавшего высмеять на сцене турецкие придворные ритуалы. Причиной королевского каприза стало оскорбление, нанесенное Королю-Солнцу турецким посланником, заявившим, что конь его султана более украшен драгоценностями, чем французский монарх.

Людовик выслал дерзкого турка из королевства, а сам насладился утонченной местью, созерцая «турецкую церемонию», представленную в самом комическом ключе.

Сюжет комедии о незадачливом торговце тканями, возмечтавшем обрести дворянское достоинство, имеет фарсовые корни, как и многие другие создания Мольера.

А сам герой относится к той группе мольеровских персонажей, которые, будучи одержимы манией, обнаруживают способность жить в воображаемом мире, не замечая требований и законов реальности. Таковы Като и Мадлон («Смешные жеманницы»), Арган («Мнимый больной»), Оргон («Тартюф») и т.д.

Как и все мольеровские фантазеры и причудники, господин Журден, герой «Мещанина во дворянстве», подвергается суду, исходя из главного принципа комедийного жанра — утверждения реальных, земных, преимущественно социальных ценностей.

Комедийный жанр не знает благоговения, и «высшее общество», куда стремится Журден, обнаруживает свое родство с миром лавочников, из которого пожилой торговец «взлетает» к заповедным горним высям «высокого вкуса и изящного обхождения». Здесь также считают деньги и плутуют. Это ясно читателю и зрителю, лишь господин Журден до самого конца комедии пребывает в счастливой убежденности, что причастился «высшей реальности».

Неуклюжий буржуа, примеряющий на себя этикет дворянства, оказывается в пьесе своего рода зеркалом, отражающим и лишенную творческого духа буржуазную манеру жить, и избыточно орнаментированный, жеманный лживый стиль аристократии.

Рядом с социальной темой в комедии «Мещанин во дворянстве» Мольера ведется серьезный разговор об игровом пространстве человеческого бытия, о функциях игры, наполняющей жизнь общества.

Так, герой господин Журден концентрирует в своем комическом бытии по крайней мере три образа игры: он выступает как актер, пробующий вожделенную роль аристократа, как игрушка пользующихся его маниакальной жаждой «перемены участи» домочадцев и прихлебателей и как катализатор игровой активности молодых героев пьесы, получающих с помощью шутовского спектакля вполне реальные блага. При этом знаменитая комедия-балет поначалу не выглядит ни загадочной, ни изобилующей смысловыми планами. Обманчиво рационалистичный, прозрачный мир мольеровских драматургических конструкций обнаруживает неожиданную многозначность, как только в поле зрения исследователя попадает вопрос стилевой ориентации драматурга. Дух двусмысленного таинства игры, преображающей мир человека, пронизывает все слои мольеровского творения, демонстрируя его барочную природу.

Кульминацией комедии «Мещанин во дворянстве» Мольера и «апофеозом» героя оказывается шутовская «турецкая церемония», сочиненная Клеонтом и Ковьелем и призванная «посвятить» в дворянство легковерного Журдена. «Посвятительные обряды», бурлескные «инициации» не однажды появляются у Мольера.

Журдена посвящают в «мамамуши», а мнимого больного из одноименной пьесы — в бакалавры медицины. Здесь нетрудно увидеть пародийное начало, характерную для Мольера иронию по отношению ко всем формам социальных игр подобного рода.

Однако за очевидным сатирическим пафосом, с которым комедиограф разоблачает одну за другой человеческие иллюзии, просвечивает трепетное удивление младенческой доверчивостью Журдена, сочувствие способности пожилого торговца на старости лет понять, что всю жизнь «говорил прозой», способности увидеть вдруг убожество прожитой жизни, лишенной проблеска поэзии.

Так, в издевательской инсценировке «посвящения в мамамуши» различимы контуры сакральной пародии, которая вовсе не отменяет святости пародируемого, но на свой лад утверждает ее. Бедный мещанин, взыскующий «высшей реальности» и ищущий ее знаков на земле, подражая манерной речи аристократов и их танцевальной пластике, нелеп и смешон.

Однако именно он, а не его здравомыслящие домочадцы и аристократы-прихлебатели, способен воспарить в волшебных пространствах мечты, преодолевая размеренность рачительной жизни. Журден взаправду окунулся в атмосферу завораживающих заклинаний, нездешних ритмов и непременных для неофита болезненных испытаний. М.А. Булгаков в 1932 г.

написал комедию «Полоумный Журден», в которой фантасмагория финала обнажает мольеровский театральный мистицизм. Игра может всё: обмануть и осчастливить, выстроить в обыденности сияющий замок грезы и сделать рабом ложных ценностей, костюмированных кумиров.

На русской сцене «Мещанин во дворянстве» впервые был поставлен 25 января 1756 г., став в дальнейшем непременной частью российской мольерианы.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. — М.: ВАГРИУС, 1998

Источник: https://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/drugie_avtori/meshhanin_vo_dvorjanstve_moler_opisanie_i_analiz_pesy_iz_ehnciklopedii/62-1-0-1354

Ссылка на основную публикацию