Блокадная книга — краткое содержание рассказа гранина

Блокадная книга - краткое содержание рассказа Гранина27 января, на фоне очередной даты снятия блокады Ленинграда, в соцсетях и блогосфере поднялась сильнейшая волна ожесточенных споров, инициированная опросом телеканала «Дождь». Споры не утихают до сих пор. Но сейчас «очаг обсуждений» переместился с телеканала на писателя-фронтовика Даниила Гранина, который выступил с речью в немецком бундестаге. И целый час 94-летний Гранин рассказывал высокопоставленным немцам о жизни осажденного города. Блогеры отреагировали на эту речь очень неоднозначно.

Словесные баталии разворачиваются под видео выступления Гранина. Равнодушных речь писателя не оставляет. Вот только эмоции она вызывает очень разные: от благодарности, до негодования.

irinakiu комментирует:

Спасибо Даниилу Александровичу Гранину, что он не дает обществу забыть об этой трагедии, хоть и случившейся десятки лет назад. И делает это по-человечески, без агрессии и ложного пафоса.

В 95 лет поехать в другую страну, час стоять перед огромной аудиторией, рассказывая не о великих победах, а об обыкновенных людях, о тех мучениях, которые им довелось перенести. Огромное количество людей слушают эту запись на разных ресурсах, людям это важно.

Inga Khlopina замечает:Эта огромная травма нашего народа так сильно и так долго болит, что об этом даже сейчас трудно слушать. Но нужно-слушать,оплакивать, вспоминать этих безмолвно и безвинно ушедших людей. Если мы не будем об это говорить (и плакать), то душа наша будет оставаться больной и полуживой.

Какие молодцы немцы, что могут принимать свою вину, каяться, передавать память об этом ужасном злодействе и о раскаянии своим детям и внукам. Спасибо Вам, что выложили это выступление, внимательно и со слезами его послушала, передала друзьям и детям.

Упоминая скандальный опрос «Дождя», блогеры вспоминают и «Блокадную книгу» Гранина. Как много в ней несовпадения с «официальной» версией?

cordiamin пишет:

К неприкосновенным в советское время относилась и одна из самых противоречивых страниц нашей истории – блокада Ленинграда. И это было понятно: Ленинград — колыбель Октябрьской Социалистической революции, колыбель идеологии. на которой строился СССР. Это значение для нас уже не имеет значения.

Откуда же эта потребность в священных коровах?Молчание вокруг этой темы было нарушено Граниным, написавшим «Блокадную книгу». Кто-нибудь из тех, кто сегодня с пеной у рта демонизирует «Дождь», эту книгу читал?Я, к примеру, читал.А ведь можно и Гранина бросить на вилы: он рассказал такую правду, которая тоже скрывалась.

Он первый проделал дырочку в этом покрове святости.«Дождь» я не ставлю в один ряд с Даниилом Граниным. Они не того полета. И в то же время, игнорируя святость, я не вижу в их вопросе кощунства. Провокацию — да. Но провокация и является одним из элементов проекта «Дилетант». Потому что мы все дилетанты. И чем святее, тем больше.

И чем дальше, тем меньше мы знаем. Вот вам пример из марта минувшего года – Матвиенко поражена результатами опроса школьников о Великой Отечественной войне.

Ученики не знают героев войны! В ноябре 2012 года ВЦИОМ проводит опрос на подобную тему: «В качестве противников Советского Союза кто-то из опрошенных назвал Польшу, другие — Украину и даже Австро-Венгрию, которая распалась еще в 1918 году»! В рамках проекта «Демифологизация истории России» выяснилось, что для 25 процентов молодых людей Великая Отечественная война находится в далеком прошлом вместе с Первой мировой и войной 1812 года. И в то же время все участники опроса как один подтвердили, что гордятся историей нашей страны.

То есть, под этой святостью, если разобраться, нет ничего.

lagezza пишет:…я поймала себя на мысли когда слушала Даниила Гранина, что он не зная о ситуации с «Дождем», и не зная о растиражированном контраргументе: о решении Гитлера не принимать капитуляцию, нечаянно опроверг его в своём выступлении: он четко и несколько раз сказал, что немцы ждали капитуляции города. Может потому и не показывали его выступление по федеральному каналу? Ибо аргумент в этом случае выглядел бы весьма неубедительно — а Даниил Гранин тоже бы попал в списки тех, кто истории не знает.Блокадная книга - краткое содержание рассказа Гранина

«Первый блогер-сталинист» (как он сам себя называет) klimoff_den пишет:

Начнем с рассказа о том, как некоторые западные СМИ преподнесли своим зрителям недавнее выступление Даниила Гранина в Бундестаге.Ни слова о блокадном Ленинграде, освобожденном ровно 70 лет назад.Вот, например, новостной сюжет одного англоязычного телеканала. В титрах четко и ясно написано, кто же такой на самом деле этот Гранин.

Как выясняется, он — «узник, выживший во времена Холокоста», а вовсе не лейтенант народного ополчения, воевавший на Ленинградском фронте…Проще говоря, западному обществу показали только картинку из Рейхстага.При этом содержание речи автора «Блокадной книги» полностью исказили.

Якобы в Берлине Гранин рассказывал исключительно про ужасы, пережитые многострадальным еврейским народом.В общем, история всегда подтверждает правоту того, кто её пишет.

Поэтому великий подвиг Красной империи все чаще пытаются приравнять к преступлениям гитлеровской Германии…

И если сам председатель парламента ФРГ признался во вторник, что правду о ленинградской блокаде немецкий народ не знает до сих пор, то, что говорить о других странах и о других людях?

В х ему отвечают:

Stas Bitsuev пишет:

…он имел ввиду что немецкий народ не знает со слов узников блокады….а историю 2-ой Мировой немцы знают прекрасно, и до сих пор за нее расплачиваются, как материально, так и морально, в отличии от большинства наших современных соотечественников…Блогер maxim_akimov и вовсе называет речь Гранина «действиям, граничащим с преступным безумием»:

maxim_akimov пишет:

В бундестаг пригласили «писателя» Даниила Гранина, который славен тем, что вылил на Советское государство тонны грязи, призванной низвести советскую систему до ранга негодной, а то и преступной организации, а ещё, подвести читателя к мысли, что советские люди были рабами этой бесчеловечной системы, и жестокими, но бессловесными животными. (…

)Тем не менее, факт остаётся фактом, немцы приволокли вчера этого субъекта в свой парламент, и, усевшись напротив него, принялись слушать именно то, чего хотели услышать, то есть рассказы о низостях русских людей, истории о том как опускались русские «недочеловеки», попавшие в экстремальные условия.

Помимо прочих «душещипательных» рассказов, Даниил Гранин красочно живописал историю о том, как в блокадном Ленинграде родная мать заморозила тело погибшего ребёнка, и кормила его мясом другого своего ребенка – дочку.

Именно такие истории и нужны немецким политикам и «мыслителям», остро необходимы! Нынешним немцам неохота слушать рассказы о том, как низко опустились их родные деды, как безнадёжно и скотски они потеряли человеческий облик, уничтожая миллионы ленинградцев, обрекая людей на кошмарные, непереносимые муки, нет, не это требуется, нужна совсем другая информация, такая, которая подтвердит-таки, что даже если немцы-то в чём-то и виноваты, то русские, в любом случае – недочеловеки, пожиратели детей, чудовища, не достойные стоять в ряду человеческих наций.

Блокадная книга - краткое содержание рассказа Гранина

polo79 в посте про ответ Максима Кантора на шумиху вокруг опроса «Дождя», так же не обходит вниманием выступления Гранина:

polo79 пишет:

…Даниил Гранин описывает одну историю из блокадного Ленинграда: мать с двумя детьми, одному три года, второму, если не ошибаюсь, 9 лет. Естественно, голодают. Организм младшего ребенка не выдерживает и он умирает. Мать кладет его тело на подоконник между оконными рамами и каждый день отрезает маленький кусочек, чтобы кормить старшего ребенка. За счет этого и выживают. Я когда только пытаюсь представить эту ситуацию, примерять ее на себя, хоть на чуточку эмоционально вжиться в нее – мне плохо становится и все холодеет внутри. А теперь, только представим, что перед этой женщиной вполне конкретно ставят вопрос, что она выберет: жить в оккупированном Ленинграде (как это было в Киеве и Минске, например) или все же кормить одного выжившего ребенка трупом другого (и, наверняка, самой есть)? Имеем ли мы право делать за нее этот выбор и однозначно говорить, что она выбрала бы второе? Наверняка не имеем такого права. Вот только вся проблема в том, что у нее этого выбора (смоделированного нами) не было. Их там оставили умирать, но они вопреки всему, чудом, выжили. И никто теперь не имеет права ни осуждать их, ни делать из их поступков знамя на пике, чтобы этой пикой колоть оппонентов в споре.yzhukovski

Источник: https://lj-editors.livejournal.com/372144.html

Блокадная книга

Ленинград, наравне с Хиросимой и Сталинградом, один из символов Второй Мировой войны, но об его блокаде написано очень мало книг. 900 дней стойкости и героизма людей, которые делали все для того чтобы спасти себя и свой город от врагов и помочь в войне с ними.

Ни в одной книге не описать всего того ужаса, что творился на улицах города, и страха, что оковал души людей, но все же они старались не потерять человеческого облика.

Несмотря на голод, постоянные обстрелы, холод, люди умудрялись праздновать какие-то праздники, продолжать работу и спасать жизни людей.

Очень многое описано в «Блокадной книге» Даниила Гранина и Алеся Адамовича. Один белорус, другой участвовал в обороне Ленинграда. Каким образом книга вообще появилась на свет?

Я считал, что знаю, что такое блокада. Когда ко мне в семьдесят четвертом году приехал Алесь Адамович и предложил писать книгу о блокаде, записывать рассказы блокадников — я отказался. Считал, что про блокаду все известно. Видел фильм “Балтийское небо”, читал какие-то рассказы, книги, стихи.

Ну что такое блокада? Ну, голод; ну, обстрел; ну, бомбежка; ну, разрушенные дома. Все это известно, ничего нового для себя я не представлял. Он долго меня уговаривал. Несколько дней шли эти переговоры.

Наконец, поскольку у нас были давние, дружеские отношения, он уговорил хотя бы поехать послушать рассказ его знакомой блокадницы.

Мы даже, по-моему, не записывали или записали потом, по памяти… Ей было восемнадцать лет… у нее был роман. Любила Федю, своего жениха. Федю взяли в армию, и стояла его часть тоже где-то в районе Шушар. Она пробиралась к нему. Носила сухари, варенье, носила домашние вещи: рукавички, шарф. Но главное — как она пробиралась туда.

Я знал: заставы наши, патрули не пропускали штатских, гражданских, это строго-настрого было запрещено. Перебежчики могли быть, могли быть шпионы, осведомители. Тем не менее она несколько раз побывала у него, шла шестнадцать километров, добиралась до их части, упрашивала, умаливала эти патрули. И ее пускали. То был удивительный пример любви. Любовь, которая попала в блокаду.

Ее рассказ меня и тронул, и удивил.

Кроме этого Адамович уговорил еще к одной блокаднице пожаловать. Короче, я увидел, что существовала во время блокады неизвестная мне внутрисемейная и внутридушевная жизнь людей, она состояла из подробностей, деталей, трогательных и страшных, необычных. В конце концов я дал согласие.

Блокадная книга - краткое содержание рассказа ГранинаБлокадная книга - краткое содержание рассказа Гранина

встреча авторов с блокадниками, в т.ч. и с героиней книги Евгенией Строгановой

Вот так, переходя от одного блокадника к другому, они собрали 200 рассказов на магнитофоне, некоторые из них занимали 20-30 стр. печатного текста, а все рассказы вместе заняли около четырех тысяч страниц . После этого они принялись за работу, в которой им помогали две блокадницы.

Для расшифровки требовались стенографистки. Особые стенографистки, потому что нам важно было не только содержание, надо было сохранить своеобразие устной речи. Таких стенографисток почти уже не осталось в городе. Но мы нашли.

Читайте также:  Альбер камю - краткое содержание произведений

Двух блокадниц: Нину Ильиничну и Софью, забыл ее отчество, к сожалению. Когда они прослушали несколько кассет, заявили, что будут бесплатно все делать. Мы не могли пойти на это, потому что то была — адская работа.

Приходилось каждую кассету прогонять несколько раз, чтобы уловить все оттенки живой речи, все эти “э”, “м-м”, эти мусорные словечки. Обе работали самоотверженно. Если б не они, у нас книга была бы бледнее.

Они помогли нам восстановить прелесть, естественную корявость рассказов. И получились личностные рассказы, а не просто стенографическая запись.

Могу сказать, что «Блокадная книга» была новаторской для своего времени. Это связано с тем, что до этого никто никогда не давал голос народу. В книге нет общих фраз о блокаде, а есть личные истории отдельных людей. Все это слилось воедино и получилась книга.

Работу над книгой начали в 1970-х гг. Впервые книгу опубликовали в 1977 г. в «Новом мире» (г. Москва), но с сильной цензурой, а первая полная публикация в Ленинграде была лишь в 1984 г., когда сменилась партия. В 1994 г. В Петербурге последний раз издавалась «Блокадная книга» стотысячным тиражом после смерти Адамовича. Путь книги к читателю был труден и долог.

Когда кончили первую часть, мы попытались напечатать в ленинградских журналах. Нам сразу же вернули ее. Даже и объяснять не стали. Мы поняли, что в Ленинграде напечатать это невозможно. Ни одно издательство не брало по идеологическим соображениям.

Поехали в Москву, решили обратиться в лучший журнал того времени, да и сейчас он, возможно, остается одним из лучших — в “Новый мир”. Нам помогло то, что главный редактор Сергей Наровчатов был фронтовик и воевал на Ленинградском фронте. Диана Тевекелян ведала прозой.

Они прочли и решили взять это, прекрасно понимая, как трудно будет.

Действительно, номер с первой частью попал в цензуру, цензура сразу попросила всю рукопись и выдала нам шестьдесят пять изъятий, замечаний, требований. Были некоторые абсурдные, на наш взгляд, требования. Что не устраивало цензуру? Во-первых, малейшее упоминание о людоедстве. О мародерстве. О каких-то злоупотреблениях с карточками.

О том, что в голоде был отчасти виновен… виновны власти. О Жданове наши нелицеприятные, значит, высказывания. Ну, было, например, такое, о чем сразу донесли Суслову. Баня. Где-то в феврале в Питере открылась первая баня. По-моему, на Мытнинской. И по этому поводу было несколько рассказов людей, которые попали в баню.

Топлива не было, и топили только одно отделение, где мылись мужчины и женщины вместе. Но это были не мужчины и не женщины. Это были просто скелеты, которые помогали друг другу, потому что поднять шайку с водой не могли. Это было запрещено категорически как порнография.

Хотя то был пример каких-то целомудренных отношений людей, блокадников… Ну, вот такого рода замечания.

Надо сказать, что с помощью “Нового мира”, Дианы Тевекелян, Сергея Наровчатова мы кое-что отстояли, но частично — пришлось смириться.

После этого авторы решили опубликовать книгу в Ленинграде, но им было отказано.

Главным редактором издательства “Советский писатель”, Ленинградского отделения, был Кондрашов Георгий Филимонович — бывший секретарь горкома партии. Городское секретарство вошло ему в плоть и кровь.

Когда он получил нашу рукопись, то немедленно понес ее в обком партии. Два писателя именитых; так просто от них отказаться и запретить невозможно, нужны были какие-то ссылки, обоснование.

Не знаю точно, но думаю, что эту рукопись или доклад об этой рукописи передали вплоть до первого секретаря обкома. И оттуда пришло следующее: “Вы развенчиваете подвиг Ленинграда; ваше дело — не страдания людей, а их мужество и стойкость, а вы смакуете ужасы”.

Таким образом, эта как бы резолюция обкома партии стала известной, конечно, дальше, никакой речи об издании в Ленинграде уже и быть не могло.

Но мы к такому были готовы и пошли к Н. Лесючевскому — директору издательства “Советский писатель” в Москве, считая, что в этом смысле Москва более либеральная и свободная, чем наш Питер. Однако Лесючевскому уже доложили, что Ленинград категорически против этого издания.

У нас были тяжелые разговоры с Лесючевским. Он, сам — бывший ленинградец, втайне-то, конечно, нам сочувствовал. Мы это видели и понимали. Но и он тоже нам отказал. Вот тогда уже началась битва.

Когда напечатали в журнале первую, а затем и вторую часть, когда посыпались сотни писем, когда появились положительные рецензии в московских газетах… Вышла книга уже вторым изданием, третьим изданием, ни в одной ленинградской газете не было ни разу рецензии на нее. Вот что значила тогда диктатура обкома партии.

Эта книга была, видимо, воспринята как подрывная работа по отношению к фильму “Блокада”, который сняли тогда по книге Чаковского. Вообще книга Чаковского была принята как образец. Так мы будем преподносить блокаду. Так мы ее переведем на экран.

Так она соответствует нашему пониманию того, что было здесь девятьсот дней. И никаких отступлений от этого не будет! А ваша работа — подрывная по отношению к фильму, который преподносился в союзе со всеми идеологическими организациями.

В 2013 г. было переиздание (5000 экз.) книги, куда вошла новая глава «Ленинградское дело». В этой главе рассказывается о послевоенной расправе на городом, о том как многих членов партии и их родственников пытали, репрессировали, расстреливали. Издание снабжено фотографиями из личного архива Гранина и Государственного музея СПб, также в книге есть верстка «Нового мира».

В 2003 г. на телеканале «Культура» вышла авторская передача Гранина «Блокада. Дневник Юры Рябинкина» (данный дневник приводится на страницах книги) о судьбе 16-летнего подростка.

Всего в книге не отразишь при любом желании, так и здесь не все вошло, но я хочу добавить. Блокада Ленинграда — это не только, погибающие от голода и холода, люди и военные, защищающие город. Это еще и знаменитая «Дорога жизни». Она является всемирным наследием ЮНЕСКО. Существуют также музеи «Дорога жизни» и блокады Ленинграда.

В 2013 г. книга была включена в список «100 книг» для школьного самостоятельного изучения.

В Омске в 2014 г. был поставлен памятник эвакуированным детям из Ленинграда. На памятнике написано, что их было более 17 000 (на мой взгляд, их гораздо больше. В некоторых источниках я видела цифру в 140 000). Автор С. Голованцев.

Блокадная книга - краткое содержание рассказа Гранина

В июне 2015 г. делегация из Китая посетила Россию с целью сделать документальный фильм о Дороге жизни. Они побывали в музее блокады Ленинграда, в консерватории, где звучала знаменитая Седьмая симфония Д.

Шостаковича, а затем отправились на места воинской славы.

У монумента «Разорванное кольцо» они провели продолжительное интервью с уполномоченным представителем исполнительной дирекции РВИО в СЗФО Кириллом Королевым.

Фильм планировали выпустить осенью того же года.

Интерес к книге не ослабевает и по сей день, а сама книга уже давно вошла в золотой фонд мировой литературы XX века. Проходят различные мероприятия по данной книге. К тому же 2019 год объявлен не только годом театра, но и годом Даниила Гранина.

Несмотря на все ужасы войны, многочисленные жертвы среди мирного населения города и огромный ущерб культурному наследию города, до нас дошло и хорошее, что могло появиться в блокаду Ленинграда.

Для предотвращения развития цинги разработали хвойный экстракт, который принимают до сих пор. Шостакович в блокадном Ленинграде написал первые три части симфонии №7.

Ее еще называют Ленинградская симфония.

Шостакович был свидетелем колоссальных народных бедствий, всех лишений и страданий народа. И не только он, но и исполнители оркестра, и дирижер, слушатели, находящиеся в зале, все были участниками и свидетелями трагедии. И все это воспринималось совершенно необычно, как говорится, с живым сердцем.

(рассказывает музыкант Нил Николаевич Беляев. Из книги)

И самое важное — это лечение алиментарной дистрофии. Кстати, данный термин был придуман как раз во время блокады Ленинграда.

Анонс некоторых мероприятий на январь-февраль 2019 г.:

1. Книжная выставка по взрослому абонементу «Даниил Гранин: И жизнь, и судьба». Подробнее здесь.2. Выставка изданий «Многогранный Гранин». Подробнее здесь.3. Презентация книги «Блокадная книга». Подробнее здесь.4. Литературная гостиная «Блокадная книга» Даниила Гранина. Подробности здесь.5. Виртуальная выставка к 100-летию российского писателя Д.А. Гранина. Подробнее здесь.6. В Пушкинской библиотеке отметят столетие Даниила Гранина. Подробнее здесь.7. Самарская областная универсальная научная библиотека отметит 100-летие Даниила Гранина. Подробнее здесь.8. Литературный киновечер «Блокадная книга». Подробнее здесь.9. Киноурок мужества «Блокадная книга». Подробнее здесь.10. Книжная выставка «О времени и человеке». Подробнее здесь.

Прошедшие мероприятия:

3.01.19 в центральной районной библиотеке МО Кореновского района прошло мероприятие для военнослужащих — литературно-исторический альманах «Эхо войны и память сердца: читаем «Блокадную книгу», посвящённое 100-летию Даниила Гранина. Мероприятие дополнила выставка «Век  Даниила Гранина», посвященная его жизни и творчеству.

(с) в написании статьи использованы фрагменты статьи Даниила Гранина «История создания «Блокадной книги» (Дружба Народов 2002, 11), 

Фото из открытых источников

Дата написания: 12.01.19

Источник: https://librebook.me/news/show_blokadnaia_kniga

Алесь Адамович — Блокадная книга

Переиздание широко известного произведения, в котором, основываясь на большом фактическом материале – документах, письмах, воспоминаниях ленинградцев, переживших блокаду, – авторы рассказывают о мужестве защитников города, о героических и трагических днях обороны Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

900 БЛОКАДНЫХ ДНЕЙ

(А.П. Крюковских)

900 дней противостоял Ленинград вражеской осаде, и каждый из этих дней был отмечен высокой боевой и трудовой доблестью ленинградцев. Никакие лишения и страдания блокадного времени не поколебали их верности социалистической Родине.

Грандиозная битва за Ленинград началась в первой половине июля 1941 года, когда немецко-фашистские войска, захватившие часть Прибалтики, устремились к городу на Неве.

В планах гитлеровского командования его захвату отводилось важное место. Оно учитывало не только экономическое и стратегическое значение города Ленина, но и тот факт, что он является колыбелью Великого Октября.

Захват Ленинграда по расчетам немецких генералов должен был предшествовать взятию Москвы.

По указанию Политбюро ЦК ВКП(б) Ленинградская партийная организация, представлявшая собой боевой, закаленный отряд партии, возглавила всю политическую, военную и хозяйственную жизнь города.

В короткий срок в действующую армию из Ленинграда было направлено 300 тысяч человек.

На производство вооружения, снаряжения и боеприпасов для фронта переключились ведущие отрасли ленинградской промышленности.

Партийная организация Ленинграда выступила инициатором создания народного ополчения – одной из наиболее массовых форм участия советских людей в вооруженной борьбе с фашистскими захватчиками.

В течение июля – сентября было сформировано 10 ополченческих дивизий, вобравших в себя лучших представителей рабочего класса и интеллигенции Ленинграда.

Семь из этих дивизий, получив необходимый боевой опыт, стали вскоре кадровыми.

На фронт ушла большая часть сил Ленинградской партийной организации. В первые полгода войны она дала Вооруженным Силам 70 тысяч коммунистов – свыше трети своего состава. В части армии и флота влилось около 200 тысяч комсомольцев – юношей и девушек.

Неся огромные потери, гитлеровцы рвались к Ленинграду. В начале сентября им удалось выйти к его юго-западным окраинам, захватить Шлиссельбург. Связь со страной по суше оказалась прерванной. Враг предпринимал попытки ворваться в город, но советские войска и ополченцы стояли насмерть.

В конце сентября атаки противника прекратились. «Победа в оборонительных сражениях на подступах к Ленинграду,– вспоминал позднее Г. К.

Читайте также:  Хронологическая таблица лермонтова (основные даты жизни и творчества)

Жуков, командовавший в сентябре 1941 года войсками Ленинградского фронта,– была достигнута совместными усилиями всех видов вооруженных сил и родов войск, опиравшихся в своей борьбе на героическую помощь населения города… История войн не знала такого примера массового героизма, мужества, трудовой и боевой доблести, какую проявили защитники Ленинграда. Огромная заслуга в этом ленинградских городской и областнои партийных организации, их умелая и оперативная организаторская деятельность и высокий авторитет у населения и в войсках»[01].

Срыв планов врага по захвату Ленинграда имел важное военно-стратегическое значение. Советские войска не только оборонялись, но и переходили к активным действиям, лишая гитлеровское командование возможности перебросить часть своих сил на московское направление.

Блокированный врагом город стал главной базой оборонявших его войск, их основным арсеналом.

Несмотря на острую нехватку топлива и электроэнергии, в темных и холодных цехах собирались танки, изготовлялись пушки и минометы, боеприпасы, снаряжение и обмундирование.

Часть произведенной в Ленинграде военной продукции была переправлена воздушным путем советским войскам, сражавшимся на московском направлении.

Осенью в Ленинграде развернулось патриотическое движение за создание народного фонда обороны страны; ленинградцы отдавали в фонд обороны свои сбережения, отчисляли средства из заработной платы, жертвовали драгоценности. Сотни тысяч рублей на постройку боевой техники были заработаны на воскресниках. Общая сумма средств, внесенных ленинградцами в фонд обороны к октябрю 1941 года, составила около 600 миллионов рублей.

В условиях блокады город был основным источником пополнения войск Ленинградского фронта. В самое тяжелое время – первую блокадную осень и зиму – он дал вооруженным силам более 80 тысяч новых бойцов. Это было особое пополнение—люди, познавшие страдания блокады, пережившие смерть родных и близких, готовые сражаться против захватчиков не щадя жизни.

Каждые сутки тысячи мужчин и женщин из групп самозащиты и противопожарных постов жилых домов дежурили на крышах. Вместе с бойцами МПВО они тушили зажигательные бомбы, разбирали завалы, спасали людей из-под обломков рухнувших зданий.

Несмотря на интенсивные вражеские бомбежки и обстрелы, жизненные центры города продолжали действовать.

Пример ленинградцев еще раз доказал, что успешный отпор врагу зависит не только от боеспособности армии, но и от участия в борьбе всего народа.

Потерпев неудачу в попытке овладеть Ленинградом штурмом, немецко-фашистское командование избрало своими орудиями голод, холод, уничтожение города авиацией и тяжелой артиллерией. В документе гитлеровского генерального штаба, называвшемся «О блокаде Ленинграда», цинично заявлялось о твердом намерении сравнять Ленинград с землей, полностью истребить его население.

Отрезанные от Большой земли, защитники Ленинграда сражались не в одиночестве. Неразрывными нитями они были связаны со страной, с многомиллионным советским народом. Партия делала все возможное, чтобы облегчить положение блокированного Ленинграда с его 2,5-миллионным населением.

В конце августа 1941 года в город прибыла комиссия ЦК ВКП(б) и Государственного Комитета Обороны «для рассмотрения и решения… всех вопросов обороны Ленинграда и эвакуации предприятий и населения»[02]. В комиссию входили член ЦК, заместитель Председателя СНК СССР А. Н. Косыгин, член ЦК, нарком Военно-Морского Флота Н.

Г. Кузнецов, командующий Военно-Воздушными Силами Красной Армии П. Ф. Жигарев, начальник артиллерии Красной Армии Н. Н. Воронов.

На основе предложений комиссии ГКО принял постановление «О транспортировке грузов для Ленинграда», которым предусматривалась доставка в город продовольствия, вооружения, боеприпасов и горючего водным путем через Ладожское озеро.

Организация продовольственного снабжения Ленинграда превратилась в одну из важнейших государственных задач. По призыву ЦК ВКП(б) большую работу по оказанию всенародной помощи городу Ленина развернули ЦК компартий союзных республик, крайкомы и обкомы.

Общее руководство обеспечением города продовольствием возлагалось на члена Политбюро ЦК, заместителя Председателя СНК СССР А. И. Микояна. В сентябре ГКО направил в Ленинград наркома торговли РСФСР Д. В.

Павлова, назначив его своим уполномоченным по продовольственному снабжению войск и населения.

Обкому и Ленинградскому горкому партии, коммунистам Северо-Западного речного пароходства, морякам Ладожской военной флотилии понадобились поистине героические усилия для того, чтобы наладить перевозки по осенней Ладоге.

Вражеские самолеты бомбили катера, буксиры и баржи, совершали налет за налетом на строящиеся портовые сооружения и причалы. Многие суда были потоплены или затонули во время штормов.

Тем не менее до середины ноября в Ленинград было доставлено 25 тысяч тонн продуктов питания, сотни тонн горючего, значительное количество боеприпасов и вооружения.

Наряду с перевозками по Ладоге доставка грузов в Ленинград осуществлялась и по воздуху. По распоряжению ГКО на ленинградских трассах работали летчики Особой северной авиагруппы и Московской авиагруппы особого назначения, прикрываемые истребителями.

Им приходилось летать в любую погоду, днем и ночью, в условиях господства вражеской авиации в воздухе, которая охотилась за предельно перегруженными транспортными машинами.

С сентября по декабрь 1941 года в Ленинград воздушным путем было доставлено свыше 6 тысяч тонн продуктов питания и 1660 тонн боеприпасов и вооружения.

Несмотря на предпринимаемые партийными и советскими органами героические усилия, продовольствия поступало меньше, чем его требовалось городу и фронту. В течение сентября – ноября нормы выдачи хлеба населению снижались пять раз. Резко сократилась суточная норма питания в войсках.

С 20 ноября ленинградцы стали получать самую низкую хлебную норму за весь период блокады: рабочие – 250 граммов, все остальные категории – 125 граммов. Фактически минимальный паек выдавался двум третям населения блокированного города, которым пришлось особенно тяжело.

Кусочек суррогатного хлеба, содержавшего до 40 процентов различных примесей, отныне стал почти единственным продуктом питания,– остальное выдавалось в крайне ограниченном количестве, с задержками и перебоями.

Вместе с голодом на ленинградцев обрушились и другие бедствия. Нехватка топлива повлекла за собой остановку турбин электростанций. С ноября 1941 года от сети были отключены многие заводы и фабрики, коммунально-бытовые учреждения, трамвайные и троллейбусные линии. Прекратилась подача тепловой энергии в дома, вышли из строя водопровод и канализация.

Источник: https://mybrary.ru/books/nauchnye-i-nauchno-populjarnye-knigi/istorija/174384-ales-adamovich-blokadnaya-kniga.html

Сочинение "Блокадная книга" | Инфошкола

«Блокадная книга» — так назвали своё произведение два советских писателя: русский Даниил Александрович Гранин и белорус Алесь Михайлович Адамович. Время написания «Блокадной книги» — 1977-1981 годы. Эта книга документальная, художественно- публицистическое произведение о героических и трагических днях обороны Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

В планах гитлеровского командования захвату Ленинграда отводилось важное стратегическое значение, потому что Ленинград — это город символ, это колыбель Великого Октября.

«Блокадная книга» — это книга воспоминаний и рассказов двухсот блокадников, которых опрашивали А. Адамович и Д. Гранин, а потом создавали своё произведена.

В книгу вошли в том числе дневниковые записи подростка Юры Рябинина и учёного-историка, директора архива Академии наук СССР Князева Г. А. Это книга о человеке и о духовной силе на пределе возможного.

Не случайно Даниил Гранин назвал ленинградскую блокаду «эпопеей человеческих страданий».

  • Очень много говорит читателю уже название глав «Блокадной книги»:
  • — «Только мы сами знаем»,
  • — «Блокадный быт»,
  • — «Изо дня в день»,
  • — «Чем люди живы»,
  • — «Ленинградские дети»,
  • — «А впереди ещё два года»,
  • — «Никуда я из города не поеду»,
  • — «О тех, кто был рядом»,
  • — «Мне — 16 лет»,
  • — «Кончилось детство»,
  • — «Черта», «Пределы человеческие»,
  • — «Спасти детей»,
  • — «На что опиралась душа»,
  • — «Остаться человеком»,
  • — «Мою ты землю не пошатнёшь»,
  • — «Живому — жить».
  • Пролистаем страницы книги.

Глава «Только мы сами знаем»: « … Тут его, ленинград обстреливали, обрушивали на него смерть – снаряд бомбы. Тут его истребляли голодом. Он потерял здесь столько близких, соседей, здоровье потерял. А сейчас (здесь же!) живёт, как все. Как все, только со всех сторон окружён памятью … ( … ) Но во всём и надо всем понимание почти каждом (поразительно!), что это были исторические д и ночи».

Глава «Блокадный быт»: «Фашисты пытали Ленинград, ленинградцев голодом. ( … ), самый грозный штурм — голодом. (. .. ). Условия города мешали приспособиться. ( … )
Пища духовная: у блокадного Ленинграда была своя богиня сострадания и надежды, и она разговаривала с блокадниками стихами Ольги Берггольц».

Глава «Изо дня в день»: «Но именно дневники особенно полно передают дыхание того времени, злобящей повседневности, когда жизнь и смерть сошлись предельно близко … ».

Глава «У каждого был свой спаситель»: «У каждого был свой — спаситель. Они появлялись из тьмы промёрзших улиц, они входили в квартиры, они вытаскивали из-под обломков. Они не могли накормить, они сами голодали, но они говорили какие-то слова, они поднимали, подставляли плечо, протягивали руку.

Они появлялись в ту самую последнюю, крайнюю минуту. Это была особая, пограничная минута между жизнью и смертью. ( … ) И тут могло помочь лишь что-то со стороны, только извне ещё можно было вернуть человека, удержать. Нужен был кто-то, кто бы капельку помог … и кто-то подходил, отдавая свои силы, и силы эти часто помогали отползти от той тьмы кромешной».

«Ленинградские дети … Когда звучали эти слова …у каждого человека сжималось сердце. ( … ) … на этих обрушилось столько, что каждый с невольным чувством вины искал, чтобы хоть что-то снять с их детских плеч, души, переложить на себя. ( … ) блокада и дети — самое большое преступление фашистов пред Ленинградом».

Эти строки, все строки «Блокадной книги» говорят о том, что ленинградцы осознавали свою величайшую моральную ответственность перед потомством. «Блокадники, всё испытавшие, в массе своей сохранили глубочайшую веру в человека, в человечность» и остались Людьми.

Неопровержимая документальная основа книги, неофициальный характер изложения и её трагический пафос ярко рисуют город-мученик. Голод, холод и лишения, гибель под вражескими бомбами. Нечеловеческие условия, несовместимые с жизнью, когда бороться приходилось за каждый день выживания.

Накануне 70-0Й годовщины прорыва блокады Ленинграда вышло исправленное и дополненное издание «Блокадной книги».

Даниил Александрович Гранин подчеркивал, что Ленинград выстоял 900 дней блокады потому, что был городом интеллигенции и что «блокада Ленинграда — это не просто историческое событие, это событие духовной культуры, так как оно показывает, насколько неисчерпаемы запасы
духа в человеке».

Во всём мире нет человека, который бы не знал о блокаде Ленинграда, не понимал бы значение слова «блокада».

Чтобы подвиг ленинградцев не забылся, не ушёл из генетической памяти, необходимо читать «Блокадную книгу», которая даёт возможность непосредственно прикоснуться к исторической реальности.

«Блокадная книга» заканчивается словами уверенности в том, что написать о блокаде Ленинграда и людях, её переживших, было необходимо, потому что «всё это было, и живущие люди должны об этом знать».

Рецензия

Данное выше сочинение коротко и эмоционально рассказывает о «Блокадной книге». В центре внимания автора сочинения важная составляющая — проблема человеческого достоинства в нечеловеческих условиях и проблема памяти поколений. Сочинение написано в жанре литературно-критической статьи с элементами очерка.

Примечание:

Даниил Александрович Гранин (01 января 1919 года — 04 июля 2017) – русский советский и российский писатель.

Участник Великой Отечественной войны. Орден Отечественной войны второй степени, орден Красной Звезды, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг», медаль «За оборону Ленинграда».

Почётный гражданин Санкт-Петербурга, член Всемирного клуба петербуржцев, медаль «В память 250-летия Ленинграда», медаль «В память ЗОО-летия Санкт-Петербурга».

Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных премий ССС и России . Орден Дружбы народов, орден святого благоверного князя Даниила Московского второй степени, орден святого апостола Андрея Первозванного, орден «За заслуги перед Отечеством» Ш степени, кавалер ордена Александра Невского, два ордена Ленина, орден
Красного Знамени, орден Трудового Красного Знамени.

Читайте также:  Смешные жеманницы - краткое содержание пьесы мольера
  1. В возрасте 95 лет выступил в немецком Бундестаге перед депутатами и канцлером о блокаде и войне.
  2. Романы: «Искатели», «Иду на грозу», «Зубр», «Картина», «Мой лейтенант».
  3. Повести: документальная «Клавдия Вилор», «Неизвестный человек», «Оборванный след», «Дождь в чужом городе» и многие другие.
  4. «Блокадная книга» (1977-1981) — хроники блокады Ленинграда, документальная, основанная на подлинных свидетельствах, письменных и устных, жителей осаждённого Ленинграда; в соавторстве с Алексеем Адамовичем.

Источник: https://info-shkola.ru/sochinenie-blokadnaya-kniga/

"Вынужденное молчание, ложь, сокрытие фактов". Что мы не знаем о блокаде

8 сентября – день начала блокады Ленинграда. В петербургском Музее политической истории России открылась выставка “Люди хотят знать” – к 40-летию издания “Блокадной книги” Алеся Адамовича и Даниила Гранина, 75-летию снятия блокады и 100-летию Даниила Гранина.

«Блокадная книга» Алеся Адамовича и Даниила Гранина

Идея народной книги на основе рассказов людей, переживших блокаду, принадлежит белорусскому писателю Алесю Адамовичу, автору совместной с Янкой Брылем и Владимиром Колесником книги “Я из огненной деревни…”, в которой жители сожженных нацистами деревень рассказывали свои истории.

Если позвонить в звонок, в наушниках звучат голоса рассказчиков, которых уже нет в живых

Когда “Блокадная книга” была готова, писатель Даниил Гранин назвал ее “эпопеей страданий человеческих”.

Авторы ходили по коммуналкам, звонили в двери и просили людей рассказать, что они помнят о блокаде. Один из экспонатов выставки – дверь коммунальной квартиры с множеством звонков. Сзади – фотографии жильцов.

Если позвонить в звонок, в наушниках звучат голоса рассказчиков, которых уже нет в живых.

Дверь коммунальной квартиры

“Блокадная книга” создавалась в 1970-е годы, первая часть, жестко исковерканная цензурой, вышла в 1979 году в издательстве «Советский писатель» ничтожно малым по тогдашним меркам тиражом 30 тысяч экземпляров. Возможно, цензурная история книги – наиболее интересная часть выставки: страницы машинописи, где вымарана треть, половина, а то и большая часть текста.

Зачеркнутое цензурой

Даже в дневнике умирающего мальчика Юры Рябинкина многое показалось вредным для советских людей.

Вычеркивался и авторский текст, например, слова о том, что “пришло время”, “люди хотят знать”, и даже о том, что правду о блокаде еще предстоит написать историкам будущего: а вдруг это поймут так, что история блокады советскими историками освещена недостаточно. На выставке впервые показаны секретные документы, остановившие журнальную публикацию книги.

Документы о цензурной правке «Блокадной книги»

Идея выставки принадлежит ее куратору, писательнице Наталии Соколовской, ей было важно показать никогда не публиковавшиеся документы. Часть из них касается болезненной темы – числа жертв блокады.

Экспозиция восстанавливает справедливость, отдавая дань исследователям, не побоявшимся коснуться этой темы: показан альманах “Источник”, где историки Ковальчук и Соболев еще в 1965 году доказывали, что официальная цифра неверна.

Наталия Соколовская

Важнейший документ – письмо Гранину заведующего Отделом торговли ленинградского Горисполкома Ивана Андриенко, человека, важного для ленинградцев: из его уст узнавали об изменениях хлебных норм.

Гранин и Адамович записали его рассказ, на стенде – фрагмент стенограммы, где он говорит о точном числе блокадных жертв, но просит его не публиковать.

Официально разрешенная цифра – 641 803 человека дается в документе из Госархива РФ 1970 года, который показан тут же.

Иван Андриенко

– Цифра Ивана Андриенко – около 900 000 человек, да и маршал Жуков говорил о миллионе погибших, – напоминает Наталия Соколовская.

– Официальная цифра чудовищно занижена, да и не закрыта: имена прибавляются все время, этим, в частности, занимается Анатолий Разумов, руководитель центра «Возвращенные имена».

Подумать только – ведь в списке даже нет имени Юры Рябинкина, автора знаменитого блокадного дневника, в нем его матери! А всё просто – она вывезла дочь в эвакуацию, а сама умерла на вокзале в Вологде, и ее уже нет в списках, и таких людей десятки тысяч.

И Юры нет – кто знает, может, он собрал силы, вышел из дома и замерз на улице – как тысячи ленинградцев. Детей в городе оставалось 400 000, они гибли нещадно, но сколько погибло, мы не знаем. У нас сплошные незакрытые цифры и даты, мы не выполнили свой долг перед принявшими мученическую смерть, а у нас на Дворцовой площади парады устраивают.

Сколько их – жертв блокады?

На выставке много откликов ленинградцев не только на “Блокадную книгу”, но и на первую публикацию в 12 номере “Нового мира” за 1977 год. После “Ленинградского дела” и разгрома блокадного музея тема блокады была под негласным запретом, и эта публикация была сигналом, что можно говорить.

И люди писали письма авторам, рассказывали свои истории. Десятки неопубликованных историй хранятся в архиве Даниила Гранина в Центральном государственном архиве литературы и искусства. (ЦГАЛИ).

По словам Соколовской, часть материалов будет опубликована в журналах «Звезда» и «Знамя»:

Начальники, имевшие горячее трехразовое питание, спорят с теми, кто принял самые страшные муки

– Письма блокадников полны тепла и благодарности.

Зато с какой ненавистью идеологический работник пишет Гранину – как же тот посмел так писать о блокаде, и как это он великого Жданова называет не по имени-отчеству, в отличие от своих любимых Зощенко и Ахматовой.

И сотрудник Косыгина Болдырев тоже, видимо, был потрясен этим народным хором в “Блокадной книге”, и он с ним спорит – люди не так увидели, не так поняли. То есть начальники, имевшие горячее трехразовое питание, спорят с теми, кто принял самые страшные муки.

Эти письма показаны впервые – так же, как и документ ЦК КПСС, остановивший публикацию “Блокадной книги” на полгода. Больше всего не понравилась аппаратчикам, что авторы опираются на “так называемую правду факта” и плохо отражают роль партии.

Продолжение: https://www.severreal.org/a/30151980.html

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d6913ef35c8d800add15acb/5d74d4641d656a00ae5bb2bf

Литературовед: Гранин долго сопротивлялся написанию "Блокадной книги"

Писатель и фронтовик, ополченец, защищавший Ленинград, Даниил Гранин позже признавался, что был уверен, что ничего нового о блокаде в середине 70-х сказать уже невозможно, но после знакомства с Алесем Адамовичем понял, что частные истории войны и есть самая честная ее правда.

МИНСК, 5 июл — Sputnik. В ночь на среду не стало Даниила Гранина, известного писателя, соавтора «Блокадной книги», которую он написал вместе с Алесем Адамовичем, — Sputnik попросил литературоведа Ивана Саверченко вспомнить, как создавалась эта документальная повесть.

  • В творчестве Даниила Гранина история блокадного Ленинграда занимала значительное место — когда-то он участвовал в обороне Ленинграда, а спустя много лет в соавторстве с белорусским писателем Алесем Адамовичем написал «Блокадную книгу» — книгу, в которой ленинградцы рассказывают каждый о своей блокаде.
  • Эти документальные истории «внутрисемейной и внутридушевной жизни людей» в осажденном городе стали настоящим откровением — в советской литературе тогда не принято было говорить о частных судьбах и трагедиях.
  • Директор Института литературоведения имени Янки Купалы, доктор филологических наук Иван Саверченко был знаком с Алесем Адамовичем и историей создания «Блокадной книги».

По его словам, «Блокадная книга» — это очень правдивое произведение. Наверное, наиболее удачная книга и для Адамовича, и для Гранина.

© Sputnik / Алексей Варфоломеев

Встреча писателей Даниила Александровича Гранина и Александра Михайловича Адамовича с читателями

«В этой книге была рассказана новая правда о войне. Пожалуй, именно с нее началось понимание масштаба и глубины трагедии войны для каждого человека. Это документально-художественное осмысление трагедии советского народа», — отметил директор Института.

Иван Саверченко считает, что «Алесь Адамович и Даниил Гранин безо всяких инструкций и протокольных указаний действовали по велению своего сердца. Внутренний голос объединял их, и они творили вместе».

Инициатива написания книги исходила именно от Адамовича, и он уговаривал Гранина ее написать.

«Я читал у Гранина, каким неожиданным для него было это предложение. Потому что, несмотря на то, что мы жили тогда в одном государстве, у литератур были разные традиции. Пожалуй, только авторы могли бы рассказать, как им удалось договориться», — уверен Иван Саверченко.

По словам белорусского литературоведа, Алесь Адамович тогда уже был погружен в военную тематику, в литературную документалистику. Уже была опубликована его книга «Я из огненной деревни», где о трагедии сожженной деревни Хатынь рассказывали очевидцы трагедии.

«Даниил Гранин вспоминал, что внутренне долго сопротивлялся предложению Адамовича, но когда они уже начали работать над огромным массивом материалов, он уже не представлял, как он мог сопротивляться», — рассказал доктор филологических наук.

© Sputnik / Алексей Варфоломеев

Писатели Даниил Гранин и Алесь Адамович на встрече с ветеранами — участниками блокады Ленинграда

«Блокадная книга» была новаторской для своего времени. Ее правда поразила читателей — оказалось, что кроме общих фраз у каждого была своя маленькая правда, свои переживания и своя трагедия. Это был новый взгляд на войну и на судьбу человека в ней.

«Блокадная книга» — это правдивые голоса людей, которые пережили все ужасы фашизма. Книга со временем не теряет своей актуальности», — считает литературовед.

По его убеждению, Алесь Адамович и Даниил Гранин были духовно и творчески близкими людьми. У них не было какого-то высокомерия, а только понимание смысла и назначения литературы, которая должна менять что-то в нашей жизни, затрагивать души людей.

Уход Гранина стал большой потерей и для русской, и для белорусской литератур, да и для мировой культуры в целом. Но, к счастью, после ухода писателей нам остаются их книги.

Источник: https://sputnik.by/society/20170705/1029625619/literaturoved-rasskazal-kak-sozdavalas-blokadnaya-kniga-adamovicha-i-granina.html

Блокадная книга — Даниил Гранин скачать fb2, txt, pdf на Readly.ru

жанры: советская литература , книги о войне

Блокадная книга — суровая книга правды о блокадном Ленинграде. Ее страницы — ожившие воспоминания блокадников о муках и страданиях в осажденном городе, о голоде, смерти и жажде жизни.

Героизм и мужество, слава и бессмертие ленинградцев, выстоявших в нечеловеческих условиях и защитивших свое достоинство, свой город, спустя полвека поражают умы и сердца людей, живущих на Земле. Даниил Гранин назвал девятьсот дней блокады Ленинграда «эпопеей человеческих страданий».

«Блокадная книга», написанная им совместно с Алесем Адамовичем, основана на воспоминаниях и дневниках сотен блокадников. Среди свидетельств тех страшных дней — дневники погибшего подростка Юры Рябинкина, ученого-историка Г.А.Князева и многие другие. «Это была история не девятисот дней подвига, а девятисот дней невыносимых мучений», — писал Д.Гранин.

Эта книга о героизме, но героизме «внутрисемейном, внутриквартирном», книга о пределах человека и его духовной силе, которая помогла многим людям пережить испытания голодом, холодом, обстрелами и в нечеловеческих условиях остаться людьми.

Также на этой странице вы можете прочитать рецензии, цитаты и отзывы о книге Блокадная книга.

…а не потому ли сегодня человечество наслаждается красотами и историческими ценностями Парижа и Праги, Афин и Будапешта, да и многими иными сокровищами культуры… что кто–то себя жалел меньше, чем другие, кто-то свои города, свои столицы защищал до последнего в смертном бою, спасая завтрашний день всех людей?

Цепко держалась иллюзия … что-скоро каким-то чудесным образом «все станет на место». Психологическое состояние неожиданности растянулось на месяцы. Хотя, казалось бы, это состояние моментальное.
Неожиданность — длилась.

…стоило человеку получить чуть больше тепла, света, как чувства его с невероятной остротой начинали воспринимать простые радости: солнце, небо, краски.

Человек никогда не удовлетворяется настоящим. Ему надо еще хоть самое мизерное улучшение, что-то новое в будущем.

Великое это дело — заставить себя понять другого человека.

Все цитаты из книги «Блокадная книга» →

Гарри Поттер и Орден Феникса

Помоги Ридли!

Мы вкладываем душу в Ридли. Спасибо, что вы с нами! Расскажите о нас друзьям, чтобы они могли присоединиться к нашей дружной семье книголюбов.

Источник: http://readly.ru/book/60317/

Ссылка на основную публикацию