Боярин орша — краткое содержание поэмы лермонтов

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 18:14

Боярин Орша - краткое содержание поэмы Лермонтов сообщить о неприемлемом содержимом Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) Перейти на страницу книги

Михаил Юрьевич Лермонтов

Боярин Орша

  • Then burst her heart in one long shriek,
  • And to the earth she fell like stone
  • Or statue from its base o'erthrown.

Byron.[1]

Во время оно жил да былВ Москве боярин Михаил,Прозваньем Орша. – Важный санДал Орше Грозный Иоанн;Он дал ему с руки своейКольцо, наследие царей;Он дал ему в веселый мигСоболью шубу с плеч своих;В день воскресения ХристаПоцеловал его в устаИ обещался в тот же деньДать тридцать царских деревеньС тем, чтобы Орша до концаНе отлучался от дворца.Но Орша нравом был угрюм:Он не любил придворный шум,При виде трепетных льстецовЩипал концы седых усов,И раз, опричным огорчен,Так Иоанну молвил он:«Надежа-царь! пусти меняНа родину – я день от дняВсё старе – даже не могуОбиду выместить врагу:Есть много слуг в дворце твоем.Пусти меня! – мой старый домНа берегу Днепра крутомБлиз рубежа Литвы чужойОброс могильною травой;Пробудь я здесь еще хоть год,Он догниет – и упадет;Дай поклониться мне Днепру…Там я родился – там умру!»И он узрел свой старый дом.Покои темные кругомУставил златом и сребром;Икону в ризе дорогойВ алмазах, в жемчуге, с резьбойПовесил в каждом он углу,И запестрелись на полуУзоры шелковых ковров.Но лучше царских всех даровБыл божий дар – младая дочь;Об ней он думал день и ночь,В его глазах она рослаСвежа, невинна, весела,Цветок грядущего святой,Былого памятник живой!Так средь развалин иногдаРастет береза: молода,Мила над плитами гробовИгрою шепчущих листов,И та холодная стенаЕе красой оживлена!… . . . . . . . . . . . . . . . . . . .Туманно в поле и темно,Одно лишь светится окноВ боярском доме – как звездаСквозь тучи смотрит иногда.Тяжелый звякнул уж затвор,Угрюм и пуст широкий двор.Вот, испытав замки дверей,С гремучей связкою ключейК калитке сторож подошелИ взоры на небо возвел:«А завтра быть грозе большой! —Сказал крестясь старик седой, —Смотри-ка, молния вдалиТак и доходит до земли,И белый месяц, как монах,Завернут в черных облаках;И воет ветер будто зверь.Дай кучу злата мне теперь,С конюшни лучшего коняСейчас седлайте для меня,Нет, не отъеду от крыльцаНи для родимого отца!»Так рассуждая сам с собой,Кряхтя, старик пошел домой.Лишь вдалеке едва гремятЕго ключи – вокруг палатВсё снова тихо и темно,Одно лишь светится окно.Всё в доме спит – не спит одинЕго угрюмый властелинВ покое пышном и большомНа ложе бархатном своем.Полусгоревшая свечаПред ним, сверкая и треща,Порой на каждый льет предметКакой-то странный полусвет.Висят над ложем образа;Их ризы блещут, их глазаВдруг оживляются, глядят —Но с чем сравнить подобный взгляд?Он непонятней и страшнейВсех мертвых и живых очей!Томит боярина тоска;Уж поздно. Под окном рекаШумит – и с бурей заодноГремучий дождь стучит в окно.Чернеет тень во всех углах —И – странно – Оршу обнял страх!Бывал он в битвах, хоть и стар,Против поляков и татар,Слыхал он грозный царский глас,Встречал и взор, в недобрый час:Ни разу дух его крутойНе ослабел перед бедой;Но тут, – он свистнул, и взошел

Любимый раб его, Сокол.

И молвил Орша: «Скучно мне,Всё думы черные одне.Садись поближе на скамью,И речью грусть рассей мою…Пожалуй, сказку ты начниПро прежние златые дни,И я, припомнив старину,Под говор слов твоих засну».И на скамью присел СоколИ речь такую он завел:«Жил-был за тридевять земельВ тридцатом княжестве отсельВеликий и премудрый царь.

Ни в наше времечко, ни встарьНикто не видывал пышнейЕго палат – и много днейВ весельи жизнь его текла,Покуда дочь не подросла.«Тот царь был слаб и хил и стар,А дочь непрочный ведь товар!Ее, как лучший свой алмаз,Он скрыл от молодецких глаз;И на его царевну дочьСмотрел лишь день да темна ночь,И целовать красотку могЛишь перелетный ветерок.

«И царь тот раза три на днюХодил смотреть на дочь свою;Но вздумал вдруг он в темну ночьВзглянуть, как спит младая дочь.Свой ключ серебряный он взял,Сапожки шелковые снял,И вот приходит в башню ту,Где скрыл царевну-красоту!..«Вошел – в светлице тишина;Дочь сладко спит, но не одна;Припав на грудь ее главойС ней царский конюх молодой.

И прогневился царь тогда,И повелел он без судаИх вместе в бочку засмолитьИ в сине море укатить…»И быстро на устах раба,Как будто тайная борьбаВ то время совершалась в нем,Улыбка вспыхнула – потомОн очи на небо возвел,Вздохнул и смолк.

«Ступай, Сокол! —Махнув дрожащею рукой,Сказал боярин, – в час инойРасскажешь сказку до концаПро оскорбленного отца!»И по морщинам старика,Как тени облака, слегкаПромчались тени черных дум,Встревоженный и быстрый умВблизи предвидел много бед.

Он жил: он знал людей и свет,Он злом не мог быть удивлен;Добру ж давно не верил он,Не верил, только потому,Что верил некогда всему!И вспыхнул в нем остаток сил,Он с ложа мягкого вскочил,Соболью шубу на плечаНакинул он – в руке свеча,И вот дрожа идет скорейК светлице дочери своей.

Ступени лестницы крутойПод тяжкою его стопойСкрыпят – и свечка раза дваИз рук не выпала едва.

Он видит, няня в уголкеСидит на старом сундукеИ спит глубоко, и поройВо сне качает головой;На ней, предчувствием объят,На миг он удержал свой взглядИ мимо – но послыша стук,Старуха пробудилась вдруг,Перекрестилась, и потомОпять заснула крепким сном,И, занята своей мечтой,Вновь закачала головой.Стоит боярин у дверейСветлицы дочери своейИ чутким ухом он приникК замку – и думает старик:«Нет! непорочна дочь моя,А ты, Сокол, ты раб, змея,За дерзкий, хитрый свой намекПолучишь гибельный урок!»Но вдруг… о горе, о позор!Он слышит тихий разговор!..

1-й голос

О! погоди, Арсений мой!Вчера ты был совсем другой.День без меня – и миг со мной?..

2-й голос

Не плачь… утешься! – близок часИ будет мир ничто для нас.В чужой, но близкой сторонеМы будем счастливы одне,И не раба обнимешь тыСреди полночной темноты.С тех пор, ты помнишь, как чернецМеня привез, и твой отецВручил ему свой кошелек,С тех пор задумчив, одинок,Тоской по вольности томим,Но нежным голосом твоимИ блеском ангельских очейПрикован у тюрьмы моей,Придумал я свой край роднойНавек оставить, но с тобой!..И скоро я в лесах чужихНашел товарищей лихих,Бесстрашных, твердых как булат.Людской закон для них не свят,Война их рай, а мир их ад.Я отдал душу им в заклад,Но ты моя – и я богат!..И голоса замолкли вдруг.И слышит Орша тихий звук,Звук поцелуя… и другой…Он вспыхнул, дверь толкнул рукойИ исступленный и немойПредстал пред бледною четой…. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .Боярин сделал шаг назад,На дочь он кинул злобный взгляд,Глаза их встретились – и вмигМучительный, ужасный крикРаздался, пролетел – и стих.И тот, кто крик сей услыхал,Подумал, верно, иль сказал,Что дважды из груди однойНе вылетает звук такой.И тяжко на цветной ковер,Как труп бездушный с давних пор,Упало что-то. – И на зовБоярина толпа рабов,Во всем послушная орда,Шумя сбежалася тогда,И без усилий, без борьбыСхватили юношу рабы.Нем и недвижим он стоял,Покуда крепко обвивалВсе члены, как змея, канат;В них проникал могильный хладИ сердце громко билось в немТоской, отчаяньем, стыдом.Когда ж безумца увелиИ шум шагов умолк вдали,И с ним остался лишь Сокол,Боярин к двери подошел;В последний раз в нее взглянул,Не вздрогнул, даже не вздохнулИ трижды ключ перевернулВ ее заржавленном замке…Но… ключ дрожал в его руке!Потом он отворил окно:Всё было на небе темно,А под окном меж диких скалДнепр беспокойный бушевал.И в волны ключ от двери тойОн бросил сильною рукой,И тихо ключ тот роковойБыл принят хладною рекой.Тогда, решив свою судьбу,Боярин верному рабуНа волны молча указал,И тот поклоном отвечал…И через час уж в доме томВсё спало снова крепким сном,И только не спал в нем одинЕго угрюмый властелин.

Глава II

  1. The rest thou dost already know,
  2. And all my sins, and half my woe,
  3. But talk no more of penitence…

Byron.[2]

Источник: https://iknigi.net/avtor-mihail-lermontov/25297-boyarin-orsha-mihail-lermontov/read/page-1.html

Лермонтов «Боярин Орша» – краткое содержание и анализ — Русская историческая библиотека

Привычный для Лермонтова тип «мстителя за обиду» выведен и в его поэме «Боярин Орша». Любимец и сподвижник Ивана Грозного, угрюмый, жестокий старик-боярин удалился от двора царского в свое уединенное поместье с красавицей дочкой. Она – одно его утешение.

  • Он жил; он знал людей и свет, Он злом не мог быть удивлен. Добру ж давно не верил он, Не верил только потому,
  • Что верил некогда всему.

Орша не верит даже в Бога: отправляясь в поход, – не осеняет он себя крестным знамением. Зато он верит в свою дочь!.. Вдруг он убеждается, что она любит Арсения, бедного монастырского воспитанника.

Боярин Орша. Фильм 1909 г.

Арсений – тоже тип сложный и носит на себе черты байронических героев: по словам поэта, «жил он меньше, чем страдал»: в его прекрасном, но скорбном лице –

…все, что есть добра и зла, В душе, прикованной к земле,

Отражено, как на стекле.

Арсений тяготится жизнью в монастыре: он стоит за свободу своей личности, – его гордым, независимым сердцем управляют свои законы, которые для него не менее святы, чем те, что утверждены рукою самого Бога. Он томится тоской по вольности; он – враг людей, у которых давно увяли сердца…

Жестоко отомстил боярин Орша дочери, которая погасила своим поступком последний свет в его старческом сердце: он ее запер в тереме, ключ от двери бросил в реку и уморил ее голодом. Арсению удалось бежать от казни.

Потом литовцы пошла войною на Россию, и Орше, жившему у самой границы, пришлось первому встретиться с ними на ратном поле.

В бою он был смертельно ранен, но перед смертью сумел отомстить Арсению, который был в рядах литовцев, и после боя нашел его умирающим.

Злобный старик сказал Арсению, чтобы он спешил к своей любимой, так как она его ждет. Окрыленный надеждой, дух Арсения полетел в знакомый терем, но там нашел один скелет.

Поэма интересна русским колоритом природы и быта, что сближает её с «Песней про купца Калашникова». Но, конечно, байронический характер обоих героев поэмы (Орши и Арсения) совсем не отвечает духу изображаемой эпохи.

Образ Арсения и некоторые детали этой поэмы (воспитание героя в монастыре, любовь его к природе, предсмертная исповедь героя и др.) повторяются впоследствии в другой лермонтовской поэме – «Мцыри».

Другие статьи о жизни и творчестве М. Ю. Лермонтова – см. ниже, в блоке «Ещё по теме…»

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/5023-lermontov-boyarin-orsha-kratkoe-soderzhanie-i-analiz

Краткое содержание боярин орша лермонтов – Краткое содержание Боярин Орша Лермонтов для читательского дневника

Боярин, прозванный Иваном Грозным Орша, после долгой службы отправляется домой. Его единственным утешением является молодая дочь. Однажды он настигает ее в объятиях раба Арсения, после чего хватает последнего и пытает. Арсений бежит и встречается с отцом любимой лишь на поле боя, где умирает Орша. Арсений возвращается к любимой, но находит лишь ее прах.

Смысл стиха Боярин Орша (главная мысль)

Рассказ рассказывает о сильных чувствах любви: отца к дочери, молодых людей друг к другу. Основным смыслом стиха является грех, который невозможно исправить и приводящий к трагическим последствиям, а именно смерти любимой.

Краткое Лермонтов содержание Боярин Орша

Орша – зажиточный боярин преклонных лет родом из казаков. Пользуется большим авторитетом у царя, который одаривает его за заслуги. Но боярину тягостна жизнь при дворе и он просит отпустить его домой. Царь смилостивился над ним, и Орша возвращается к себе на Днепр. В его жизни осталась лишь одна радость – молодая дочь, которую он берег от дурных глаз.

Однажды ночью его голову посещают дурные мысли, и он зовет сокольничего, который рассказывает сказку о царе, дочь которого, несмотря на сильнейшую охрану отца, полюбила недостойного ей, намекая, что его к его дочери ходит молодой парень.

Орша идет ночью в покои дочери и застает ее с Арсением – рабом своего двора без рода и племени, которого он купил младенцем.

В гневе он сажает Арсения на цепь и начинает пытать его, прибегая к игуменам церкви, а дочь запирает на замок, и ключи выкидывает в Днепр.

Арсений, не поддаваясь никаким уговорам и мукам, сбегает при помощи своих друзей-разбойников, которых не выдал под тяжбой смерти. Долгое время боярин живет спокойно, но при наступлении поляков собирает войско и едет на войну.

Там он последний раз встречается со своим обидчиком, воюющем за литовцев. Арсений просит его рассказать про свою любовь и как ее отыскать. Орша рассказывает, что она ничего не ест и не пьет давно, они прощают друг друга, после чего боярин умирает от полученных ран во время битвы.

Но прощения Арсений не принимает душой, чувствуя тяжкую вину за собой.

https://www.youtube.com/watch?v=wYVLDAyR7Vs

После этого Арсений покидает поле боя и мчится на коне своем к любимой. Преодолев тяжелый путь, входит в покои своей любви, но застает там лишь прах любимой, которая давно умерла. Раскаиваясь, молит небеса, чтобы они вернули его любовь, но в ответ ничего не происходит. Тогда Арсений уезжает, куда глаза глядят в поисках смерти. Жизнь для него не представляет смысла без любимой.

Источник: https://museum-kam.ru/raznoe-2/kratkoe-soderzhanie-boyarin-orsha-lermontov-kratkoe-soderzhanie-boyarin-orsha-lermontov-dlya-chitatelskogo-dnevnika.html

Боярин Орша

  • Глава I
  • Then burst her heart in one long shriek, And to the earth she fell like stone Or statue from its base o’erthrown.
  • Byron.
  1. Во время оно жил да был В Москве боярин Михаил, Прозваньем Орша.

     – Важный сан Дал Орше Грозный Иоанн; Он дал ему с руки своей Кольцо, наследие царей; Он дал ему в веселый миг Соболью шубу с плеч своих; В день воскресения Христа Поцеловал его в уста И обещался в тот же день Дать тридцать царских деревень С тем, чтобы Орша до конца

  2. Не отлучался от дворца.

Но Орша нравом был угрюм: Он не любил придворный шум, При виде трепетных льстецов Щипал концы седых усов, И раз, опричным огорчен, Так Иоанну молвил он: «Надежа-царь! Пусти меня На родину – я день от дня Всё старе – даже не могу Обиду выместить врагу: Есть много слуг в дворце твоем.

Пусти меня! – мой старый дом На берегу Днепра крутом Близ рубежа Литвы чужой Оброс могильною травой; Пробудь я здесь еще хоть год, Он догниет – и упадет; Дай поклониться мне Днепру…

Там я родился – там умру!»

И он узрел свой старый дом. Покои темные кругом Уставил златом и сребром; Икону в ризе дорогой В алмазах, в жемчуге, с резьбой Повесил в каждом он углу, И запестрелись на полу Узоры шелковых ковров.

Но лучше царских всех даров Был божий дар – младая дочь; Об ней он думал день и ночь.

В его глазах она росла Свежа, невинна, весела, Цветок грядущего святой, Былого памятник живой! Так средь развалин иногда Растет береза: молода,1 Мила над плитами гробов Игрою шепчущих листов, И та холодная стена Ее красой оживлена!..

………………

Туманно в поле и темно, Одно лишь светится окно В боярском доме – как звезда Сквозь тучи смотрит иногда. Тяжелый звякнул уж затвор, Угрюм и пуст широкий двор.

Вот, испытав замки дверей, С гремучей связкою ключей К калитке сторож подошел И взоры на небо возвел: «А завтра быть грозе большой! – Сказал крестясь старик седой, – Смотри-ка, молния вдали Так и доходит до земли, И белый месяц, как монах, Завернут в черных облаках; И воет ветер, будто зверь.

Дай кучу злата мне теперь, С конюшни лучшего коня Сейчас седлайте для меня, Нет, не отъеду от крыльца Ни для родимого отца!» Так рассуждая сам с собой, Крехтя, старик пошел домой. Лишь вдалеке едва гремят Его ключи – вокруг палат Все снова тихо и темно,

Одно лишь светится окно.

Всё в доме спит – не спит один Его угрюмый властелин В покое пышном и большом На ложе бархатном своем. Полусгоревшая свеча Пред ним, сверкая и треща, Порой на каждый льет предмет Какой-то странный полусвет.

Висят над ложем образа; Их ризы блещут, их глаза Вдруг оживляются, глядят – Но с чем сравнить подобный взгляд? Он непонятней и страшней Всех мертвых и живых очей! Томит боярина тоска; Уж поздно. Под окном река Шумит – и с бурей заодно Гремучий дождь стучит в окно.

Чернеет тень во всех углах – И – странно – Оршу обнял страх! Бывал он в битвах, хоть и стар, Против поляков и татар, Слыхал он грозный царский глас, Встречал и взор, в недобрый час: Ни разу дух его крутой Не ослабел перед бедой; Но тут, – он свистнул, и взошел

  • Любимый раб его, Сокол .
  • И молвил Орша: «Скучно мне, Всё думы черные одне. Садись поближе на скамью, И речью грусть рассей мою… Пожалуй, сказку ты начни Про прежние златые дни, И я, припомнив старину,
  • Под говор слов твоих засну».
  • И на скамью присел Сокол И речь такую он завел:
  • «Жил-был за тридевять земель В тридцатом княжестве отсель Великий и премудрый царь. Ни в наше времечко, ни встарь Никто не видывал пышней Его палат, – и много дней В веселье жизнь его текла,
  • Покуда дочь не подросла.
  • «Тот царь был слаб и хил и стар, А дочь непрочный ведь товар! Ее, как лучший свой алмаз, Он скрыл от молодецких глаз; И на его царевну дочь Смотрел лишь день да темна ночь, И целовать красотку мог
  • Лишь перелетный ветерок.
  • «И царь тот раза три на дню Ходил смотреть на дочь свою; Но вздумал вдруг он в темну ночь Взглянуть, как спит младая дочь. Свой ключ серебряный он взял, Сапожки шелковые снял, И вот приходит в башню ту,

Где скрыл царевну-красоту!..

«Вошел – в светлице тишина; Дочь сладко спит, но не одна; Припав на грудь ее главой, С ней царский конюх молодой. И прогневился царь тогда, И повелел он без суда Их вместе в бочку засмолить

И в сине море укатить…»

И быстро на устах раба, Как будто тайная борьба В то время совершалась в нем, Улыбка вспыхнула – потом Он очи на небо возвел, Вздохнул и смолк. «Ступай, Сокол! – Махнув дрожащею рукой, Сказал боярин, – в час иной Расскажешь сказку до конца

  1. Про оскорбленного отца!»
  2. И по морщинам старика, Как тени облака, слегка Промчались тени черных дум, Встревоженный и быстрый ум Вблизи предвидел много бед. Он жил: он знал людей и свет, Он злом не мог быть удивлен; Добру ж давно не верил он, Не верил, только потому,
  3. Что верил некогда всему!
  4. И вспыхнул в нем остаток сил, Он с ложа мягкого вскочил, Соболью шубу на плеча Накинул он – в руке свеча, И вот дрожа идет скорей К светлице дочери своей. Ступени лестницы крутой Под тяжкою его стопой Скрыпят – и свечка раза два
  5. Из рук не выпала едва.
  6. Он видит: няня в уголке Сидит на старом сундуке И спит глубоко, и порой Во сне качает головой; На ней, предчувствием объят, На миг он удержал свой взгляд И мимо – но, послыша стук, Старуха пробудилась вдруг, Перекрестилась, и потом Опять заснула крепким сном, И, занята своей мечтой,
  7. Вновь закачала головой.

Стоит боярин у дверей Светлицы дочери своей, И чутким ухом он приник К замку – и думает старик: «Нет! Непорочна дочь моя, А ты, Сокол, ты раб, змея, За дерзкий, хитрый свой намек Получишь гибельный урок!» Но вдруг… о горе, о позор!

Он слышит тихий разговор!..

1-й голос

О! Погоди, Арсений мой! Вчера ты был совсем другой.

День без меня – и миг со мной?..

2-й голос

Не плачь… утешься! – близок час – И будет мир ничто для нас. В чужой, но близкой стороне Мы будем счастливы одне, И не раба обнимешь ты Среди полночной темноты.

С тех пор, ты помнишь, как чернец Меня привез и твой отец Вручил ему свой кошелек, С тех пор задумчив, одинок, Тоской по вольности томим, Но нежным голосом твоим И блеском ангельских очей Прикован у тюрьмы моей, Придумал я свой край родной Навек оставить, но с тобой!..

И скоро я в лесах чужих Нашел товарищей лихих, Бесстрашных, твердых, как булат. Людской закон для них не свят, Война – их рай, а мир – их ад. Я отдал душу им в заклад,

Но ты моя – и я богат!..

И голоса замолкли вдруг. И слышит Орша тихий звук, Звук поцелуя… и другой… Он вспыхнул, дверь толкнул рукой И исступленный и немой Предстал пред бледною четой…

………………

Боярин сделал шаг назад, На дочь он кинул злобный взгляд, Глаза их встретились – и вмиг Мучительный, ужасный крик Раздался, пролетел – и стих.

И тот, кто крик сей услыхал, Подумал, верно, иль сказал, Что дважды из груди одной Не вылетает звук такой. И тяжко на цветной ковер, Как труп бездушный с давних пор, Упало что-то.

 – И на зов Боярина толпа рабов, Во всем послушная орда, Шумя сбежалася тогда, И без усилий, без борьбы

  • Схватили юношу рабы.
  • Нем и недвижим он стоял, Покуда крепко обвивал Все члены, как змея, канат; В них проникал могильный хлад, И сердце громко билось в нем
  • Тоской, отчаяньем, стыдом.

Когда ж безумца увели И шум шагов умолк вдали, И с ним остался лишь Сокол, Боярин к двери подошел; В последний раз в нее взглянул, Не вздрогнул, даже не вздохнул И трижды ключ перевернул В ее заржавленном замке… Но… ключ дрожал в его руке! Потом он отворил окно: Всё было на небе темно, А под окном меж диких скал Днепр беспокойный бушевал. И в волны ключ от двери той Он бросил сильною рукой, И тихо ключ тот роковой

  1. Был принят хладною рекой.
  2. Тогда, решив свою судьбу, Боярин верному рабу На волны молча указал, И тот поклоном отвечал… И через час уж в доме том Всё спало снова крепким сном, И только не спал в нем один Его угрюмый властелин.
  3. Глава II
  4. The rest thou dost already know, And all my sins, and half my woe, But talk no more of penitence…
  5. Byron.

Народ кипит в монастыре; У врат святых и на дворе Рабы боярские стоят. Их копья медные горят, Их шапки длинные кругом Опушены густым бобром; За кушаком блестят у них Ножны кинжалов дорогих.

Меж них стремянный молодой, За гриву правою рукой Держа боярского коня, Стоит; по временам звеня Стремена бьются о бока; Истерт ногами седока В пыли малиновый чепрак; Весь в мыле серый аргамак, Мотает гривою густой, Бьет землю жилистой ногой, Грызет с досады удила, И пена легкая, бела, Чиста, как первый снег в полях,

  • С железа падает на прах.
  • Но вот обедня отошла; Гудят, ревут колокола; Вот слышно пенье – из дверей Мелькает длинный ряд свечей; Вослед игумену-отцу Монахи сходят по крыльцу И прямо в трапезу идут: Там грозный суд, последний суд Произнесет отец святой
  • Над бедной грешной головой!

Безмолвна трапеза была. К стене налево два стола И пышных кресел полукруг, Изделье иноческих рук, Блистали тканью парчевой; В большие окна свет дневной, Врываясь белой полосой, Дробяся в искры по стеклу, Играл на каменном полу.

Резьбою мелкою стена Была искусно убрана, И на двери в кружках златых Блистали образа святых.

Тяжелый, низкий потолок Расписывал как знал, как мог Усердный инок… жалкий труд! Отнявший множество минут У бога, дум святых и дел:

Искусства горестный удел!..

На мягких креслах пред столом Сидел в бездействии немом Боярин Орша. Иногда Усы седые, борода, С игривым встретившись лучом, Вдруг отливали серебром, И часто кудри старика От дуновенья ветерка Приподнималися слегка. Движеньем пасмурных очей Нередко он искал дверей, И в нетерпении порой

Он по столу стучал рукой.

В конце противном залы той Один, в цепях, к нему спиной, Покрыт одеждою раба, Стоял Арсений у столба. Но в молодом лице его Вы не нашли б ни одного Из чувств, которых смутный рой Кружится, вьется над душой В час расставания с землей.

Хотел ли он перед врагом Предстать с бесчувственным челом, С холодной важностью лица, И мстить хоть этим до конца? Иль он невольно в этот миг Глубокой мыслию постиг, Что он в цепи существ давно Едва ль не лишнее звено?..

Задумчив, он смотрел в окно На голубые небеса; Его манила их краса; И кудри легких облаков, Небес серебряный покров, Неслись свободно, быстро там, Кидая тени по холмам; И он увидел: у окна, Заботой резвою полна, Летала ласточка – то вниз, То вверх под каменный карниз Кидалась с дивной быстротой И в щели пряталась сырой; То, взвившись на небо стрелой, Тонула в пламенных лучах… И он вздохнул о прежних днях, Когда он жил, страстям чужой, С природой жизнию одной. Блеснули тусклые глаза, Но этот блеск был – не слеза; Он улыбнулся, но жесток

В его улыбке был упрек!

Источник: https://Mihail-Lermontov.su/poemy/boyarin-orsha/

Читать онлайн Сюжет «Боярина Орши» страница 1. Большая и бесплатная библиотека

«Боярину Орше» принадлежит особое место среди лермонтовских поэм.

Связанная с ранними байроническими опытами Лермонтова, эта поэма несет на себе явственную печать перелома. Именно в ней впервые оказался поколебленным существеннейший признак байронической поэмы — принцип единодержавия героя.

Традиционный для Лермонтова тип протагониста (Арсений) оттесняется на задний план фигурой Орши, полной сумрачного величия и превосходящей своего противника силой страстей и силой страдания. Эта фигура выписана к тому же эпическими красками и представляет собой первый в лермонтовском творчестве опыт исторического характера.

Хронологически поэма также принадлежит к переломной эпохе в биографии Лермонтова: она пишется, по-видимому, в 1835–1836 годах, когда молодой поэт еще только устанавливает связи со столичными литературными кругами.

«Боярин Орша» исследован мало, хотя, без сомнения, является одной из лучших поэм Лермонтова. В настоящем этюде, однако, мы не можем исследовать его монографически. Нас будет интересовать лишь один вопрос — вопрос о происхождении его сюжета.

2

«Боярин Орша» создается в плотном кругу исторических и литературных ассоциаций. Наиболее очевидна связь его сюжета с фольклорной балладой типа «Молодец и королевна». Именно такую балладу рассказывает боярину Сокол — и его «сказка» предвосхищает дальнейшее развитие событий в поэме.

Баллада «Молодец и королевна» принадлежит к числу очень распространенных: она входила уже в «Собрание разных песен» М. Д. Чулкова (ч. III, 1773) и была перепечатана Н. И. Новиковым в «Новом и полном собрании российских песен» (1780).

Близкий сюжет лежит в основе баллады «Князь Волконский и Ваня-ключник» — вероятно, самой популярной среди русских классических баллад; ее хорошо знали в литературных кругах. Одну из записей этой баллады сделал Пушкин, другую — Кольцов, переписавший ее в 1837 году для Белинского[1].

Родственные, но не тождественные сюжеты в устном исполнении контаминировались: первый («Молодец и королевна») объединялся иногда с былинным сюжетом о Дунае, приобретая черты былинной поэтики[2].

Сокол рассказывает Орше безыменный вариант сюжета с трагическим концом, близкий к тому, который представлен в сборнике Чулкова.

Это очень свободный пересказ, сохраняющий, однако, основные сюжетные константы: старый царь, оберегая дочь «от молодецких глаз», заключает ее в башню; однажды ночью, решив проверить, как спит девушка, он является в ее светлицу и застает ее с молодым царским конюхом; прогневавшись, он велит без суда «их вместе в бочку засмолить / И в сине море укатить…» (IV, 12). В балладе молодец «загулял» к литовскому королю, который полюбил его и взял на службу (в некоторых вариантах — сделал своим конюхом); молодец вступает в любовную связь с королевной и хвастается «буйными словами» (на пиру, в кабаке). Молодца казнят (вешают); королевна закалывается. В балладе о Ване-ключнике возлюбленная героя не дочь, а жена князя Волконского, который узнает об их связи по доносу.

Рассказ Сокола — балладный сюжет, опущенный в сказочный регистр. Совершенно естественно, что в нем почти полностью редуцирована экспозиция и исключен мотив «хвастовства», но зато введены дополнительные мотивы, пришедшие скорее всего действительно из сказки, в том числе и литературной.

Таков мотив «сбережения» дочери путем заключения в башне; такова и концовка, явно восходящая к «Сказке о царе Салтане…», появившейся впервые в III части «Стихотворений» Пушкина (1832). Но в «Боярине Орше» сюжет «Молодец и королевна» повторен, и на второй раз регистр меняется.

Балладный сюжет теряет сказочную окраску и возвращает себе свои исконные права. Арсений соответствует пришельцу — «молодцу», которого приютил царь и сделал своим слугой.

Мотив «сбережения» не эксплицирован, но присутствует в самой коллизии; есть и мотив «доноса», которым оказывается сам рассказ Сокола, — любопытнейший случай двойного функционирования одного и того же комплекса мотивов; наконец, мотив «казни» предстает в осложненном и еще более драматизированном виде.

Осложнение могло быть подсказано и самим источником. Некоторые указания на это содержатся в тексте поэмы. Орша прерывает Сокола словами:

(IV, 12)

«Сказка» между тем досказана именно «до конца» — до казни влюбленных — и как будто не предполагает продолжения. Однако если Лермонтов знал печатный вариант баллады, вошедший в сборники Чулкова и Новикова, то слова Орши получают особый смысл.

Дело в том, что в чулковском варианте есть концовка, сравнительно редкая, но все же встречавшаяся и в позднейших записях (например, Гильфердинга).

В ней речь идет о раскаянии отца-короля, погубившего дочь и ее возлюбленного; в отчаянии король «бьет свои руки о дубовый стол»: если бы он знал «заранее», что королевна «жила в любви с добрым молодцом», он бы помиловал его. Король зовет палачей, чтобы «рубили бы головы доносчикам, / Кто доносил на королевишну!»[3].

В «Боярине Орше» есть реплика даже на этот последний, частный мотив: Сокол получает обещанный Оршею «гибельный урок»:

(IV, 15–16)

Это трудно понять иначе, как смертный приговор.

Итак, грехопадение дочери (жены), ее молодой любовник, приближенный к старику — хозяину дома, открытие связи, казнь любовника по приговору оскорбленного отца (мужа), гибель героини и страдание виновника их несчастий — таковы опорные точки фольклорной баллады. Но это же и сюжетная схема байроновской «Паризины», на связь с которой «Боярина Орши» указывалось неоднократно[4].

Балладный сюжет мог быть интерпретирован как байроническая поэма, и напротив: последняя могла быть без ущерба погружена в национальную фольклорную и историческую среду. Это и происходит в «Боярине Орше».

Но этим круг сюжетных ассоциаций не исчерпывается.

3

Если тип Арсения в поэме не несет на себе индивидуально-исторических черт и его исповеди-монологи могут быть с небольшими изменениями вложены в уста испанского монаха, героя «Исповеди», и потом Мцыри, то Орша имеет генеалогию более сложную. Общая схема его характера также задана Байроном — в «Гяуре», «Паризине», может быть, и в других поэмах, но национальный колорит образа заставляет искать и иные аналоги.

Одним из них, как нам представляется, было историческое лицо, превращенное в литературный образ Байроном, Рылеевым, Пушкиным и историческим романом Ф. Булгарина. Речь идет о гетмане Мазепе.

Эта фигура привлекала внимание Лермонтова еще в начале десятилетия; как предполагается, в это время (дата не поддается точному определению) Лермонтов делает перевод пятой песни байроновского «Мазепы» — «Ах! ныне я не тот совсем…»[5]. В это время ему известна уже и «Полтава».

Внимательно присмотревшись к тексту «Боярина Орши», мы можем обнаружить точки соприкосновения с «Полтавой». Они не очевидны и почти не документированы реминисценциями, которые у Лермонтова обычно позволяют определить круг его чтения и преимущественных интересов. Но в лермонтовских стихах вообще реминисценции из «Полтавы» единичны.

Поэма давала немного материала для такого рода заимствований: она эпична, а не лирична, и ее поэтический язык — язык описания, а не формулы; акцент лежит на сюжетном движении. Сюжетные же и композиционные соответствия между «Боярином Оршей» и «Полтавой» есть: это не столько заимствования, сколько своего рода парафразы.

Такую парафразу можно усмотреть, например, в экспозиции поэмы: описание Орши при дворе Иоанна находит параллель в рассказе Мазепы о его пребывании у Петра, где он перенес тяжкое оскорбление (подобно тому, как Орша был «опричным оскорблен»).

Самый жест угрюмого боярина — «При виде трепетных льстецов / Щипал концы седых усов» — вызывает в памяти «усы седые» Мазепы в той же сцене. Упоминание Днепра — родины Орши и его дома «близ рубежа Литвы чужой» также ведет нас в украинские регионы, равно как и воспоминание о его молодости («Бывал он в битвах, хоть и стар, / Против поляков и татар»).

В этом общем контексте возникает и словесная парафраза, близкая к реминисценции: «Но лучше царских всех даров / Был Божий дар — младая дочь» (IV, 8). Здесь самая структура противопоставления восходит к первым строкам «Полтавы»: «Но Кочубей богат и горд / Не долгогривыми конями» и т. д. — «Прекрасной дочерью своей / Гордится старый Кочубей».

Этот список словесных и сюжетных перекличек можно продолжить: так, описание опустелого дома Орши, к которому подходит Арсений, аналогично картине заброшенного жилища Кочубея, представшего глазам спасающегося бегством Мазепы.

Сцена посещения Мазепой комнаты Марии после ее исчезновения («Невольным страхом поражен, / Идет он к ней; в светлицу входит: / Светлица тихая пуста…») реминисцирует в «Боярине Орше» дважды: таким же образом Орша, мучимый предчувствиями, идет ночью в спальню дочери («И вот дрожа идет скорей / К светлице дочери своей»), и так же Арсений посещает ее «светлицу» после ее гибели («Он входит робкою стопой / В светлицу девы молодой»). Мы можем прервать на этом перечисление соответствий: уже приведенных достаточно, чтобы утверждать с большой степенью вероятности, что «Полтава» присутствует во время работы над «Оршей», по крайней мере на периферии творческого сознания Лермонтова, и что тип Орши впитал какие-то черты образов Мазепы и Кочубея.

Источник: https://dom-knig.com/read_358932-1

Боярин Орша

Главная›Михаил Лермонтов›Боярин Орша› Читать онлайн

  • Скачать на ЛитРес
  • Читать полностью
  • Then burst her heart in one long shriek,
  • And to the earth she fell like stone
  • Or statue from its base o'erthrown.

Byron.[1]  Во время оно жил да былВ Москве боярин Михаил,Прозваньем Орша. – Важный санДал Орше Грозный Иоанн;Он дал ему с руки своейКольцо, наследие царей;Он дал ему в веселый мигСоболью шубу с плеч своих;В день воскресения ХристаПоцеловал его в устаИ обещался в тот же деньДать тридцать царских деревеньС тем, чтобы Орша до концаНе отлучался от дворца.Но Орша нравом был угрюм:Он не любил придворный шум,При виде трепетных льстецовЩипал концы седых усов,И раз, опричным огорчен,Так Иоанну молвил он:«Надежа-царь! пусти меняНа родину – я день от дняВсё старе – даже не могуОбиду выместить врагу:Есть много слуг в дворце твоем.Пусти меня! – мой старый домНа берегу Днепра крутомБлиз рубежа Литвы чужойОброс могильною травой;Пробудь я здесь еще хоть год,Он догниет – и упадет;Дай поклониться мне Днепру…Там я родился – там умру!»    И он узрел свой старый дом.Покои темные кругомУставил златом и сребром;Икону в ризе дорогойВ алмазах, в жемчуге, с резьбойПовесил в каждом он углу,И запестрелись на полуУзоры шелковых ковров.Но лучше царских всех даровБыл божий дар – младая дочь;Об ней он думал день и ночь,В его глазах она рослаСвежа, невинна, весела,Цветок грядущего святой,Былого памятник живой!Так средь развалин иногдаРастет береза: молода,Мила над плитами гробовИгрою шепчущих листов,И та холодная стенаЕе красой оживлена!..    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .    Туманно в поле и темно,Одно лишь светится окноВ боярском доме – как звездаСквозь тучи смотрит иногда.Тяжелый звякнул уж затвор,Угрюм и пуст широкий двор.Вот, испытав замки дверей,С гремучей связкою ключейК калитке сторож подошелИ взоры на небо возвел:«А завтра быть грозе большой! —Сказал крестясь старик седой, —Смотри-ка, молния вдалиТак и доходит до земли,И белый месяц, как монах,Завернут в черных облаках;И воет ветер будто зверь.Дай кучу злата мне теперь,С конюшни лучшего коняСейчас седлайте для меня,Нет, не отъеду от крыльцаНи для родимого отца!»Так рассуждая сам с собой,Кряхтя, старик пошел домой.Лишь вдалеке едва гремятЕго ключи – вокруг палатВсё снова тихо и темно,Одно лишь светится окно.Всё в доме спит – не спит одинЕго угрюмый властелинВ покое пышном и большомНа ложе бархатном своем.Полусгоревшая свечаПред ним, сверкая и треща,Порой на каждый льет предметКакой-то странный полусвет.Висят над ложем образа;Их ризы блещут, их глазаВдруг оживляются, глядят —Но с чем сравнить подобный взгляд?Он непонятней и страшнейВсех мертвых и живых очей!Томит боярина тоска;Уж поздно. Под окном рекаШумит – и с бурей заодноГремучий дождь стучит в окно.Чернеет тень во всех углах —И – странно – Оршу обнял страх!Бывал он в битвах, хоть и стар,Против поляков и татар,Слыхал он грозный царский глас,Встречал и взор, в недобрый час:Ни разу дух его крутойНе ослабел перед бедой;Но тут, – он свистнул, и взошел

Любимый раб его, Сокол.

   И молвил Орша: «Скучно мне,Всё думы черные одне.Садись поближе на скамью,И речью грусть рассей мою…Пожалуй, сказку ты начниПро прежние златые дни,И я, припомнив старину,Под говор слов твоих засну».И на скамью присел СоколИ речь такую он завел:    «Жил-был за тридевять земельВ тридцатом княжестве отсельВеликий и премудрый царь.Ни в наше времечко, ни встарьНикто не видывал пышнейЕго палат – и много днейВ весельи жизнь его текла,Покуда дочь не подросла.    «Тот царь был слаб и хил и стар,А дочь непрочный ведь товар!Ее, как лучший свой алмаз,Он скрыл от молодецких глаз;И на его царевну дочьСмотрел лишь день да темна ночь,И целовать красотку могЛишь перелетный ветерок.    «И царь тот раза три на днюХодил смотреть на дочь свою;Но вздумал вдруг он в темну ночьВзглянуть, как спит младая дочь.Свой ключ серебряный он взял,Сапожки шелковые снял,И вот приходит в башню ту,Где скрыл царевну-красоту!..    «Вошел – в светлице тишина;Дочь сладко спит, но не одна;Припав на грудь ее главойС ней царский конюх молодой.И прогневился царь тогда,И повелел он без судаИх вместе в бочку засмолитьИ в сине море укатить…»    И быстро на устах раба,Как будто тайная борьбаВ то время совершалась в нем,Улыбка вспыхнула – потомОн очи на небо возвел,Вздохнул и смолк. «Ступай, Сокол! —Махнув дрожащею рукой,Сказал боярин, – в час инойРасскажешь сказку до концаПро оскорбленного отца!»    И по морщинам старика,Как тени облака, слегкаПромчались тени черных дум,Встревоженный и быстрый умВблизи предвидел много бед.Он жил: он знал людей и свет,Он злом не мог быть удивлен;Добру ж давно не верил он,Не верил, только потому,Что верил некогда всему!    И вспыхнул в нем остаток сил,Он с ложа мягкого вскочил,Соболью шубу на плечаНакинул он – в руке свеча,И вот дрожа идет скорейК светлице дочери своей.Ступени лестницы крутойПод тяжкою его стопойСкрыпят – и свечка раза дваИз рук не выпала едва.    Он видит, няня в уголкеСидит на старом сундукеИ спит глубоко, и поройВо сне качает головой;На ней, предчувствием объят,На миг он удержал свой взглядИ мимо – но послыша стук,Старуха пробудилась вдруг,Перекрестилась, и потомОпять заснула крепким сном,И, занята своей мечтой,Вновь закачала головой.    Стоит боярин у дверейСветлицы дочери своейИ чутким ухом он приникК замку – и думает старик:«Нет! непорочна дочь моя,А ты, Сокол, ты раб, змея,За дерзкий, хитрый свой намекПолучишь гибельный урок!»Но вдруг… о горе, о позор!Он слышит тихий разговор!..  

1-й голос

 О! погоди, Арсений мой!Вчера ты был совсем другой.День без меня – и миг со мной?..  

2-й голос

 Не плачь… утешься! – близок часИ будет мир ничто для нас.В чужой, но близкой сторонеМы будем счастливы одне,И не раба обнимешь тыСреди полночной темноты.С тех пор, ты помнишь, как чернецМеня привез, и твой отецВручил ему свой кошелек,С тех пор задумчив, одинок,Тоской по вольности томим,Но нежным голосом твоимИ блеском ангельских очейПрикован у тюрьмы моей,Придумал я свой край роднойНавек оставить, но с тобой!..И скоро я в лесах чужихНашел товарищей лихих,Бесстрашных, твердых как булат.Людской закон для них не свят,Война их рай, а мир их ад.Я отдал душу им в заклад,Но ты моя – и я богат!..    И голоса замолкли вдруг.И слышит Орша тихий звук,Звук поцелуя… и другой…Он вспыхнул, дверь толкнул рукойИ исступленный и немойПредстал пред бледною четой…. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .    Боярин сделал шаг назад,На дочь он кинул злобный взгляд,Глаза их встретились – и вмигМучительный, ужасный крикРаздался, пролетел – и стих.И тот, кто крик сей услыхал,Подумал, верно, иль сказал,Что дважды из груди однойНе вылетает звук такой.И тяжко на цветной ковер,Как труп бездушный с давних пор,Упало что-то. – И на зовБоярина толпа рабов,Во всем послушная орда,Шумя сбежалася тогда,И без усилий, без борьбыСхватили юношу рабы.    Нем и недвижим он стоял,Покуда крепко обвивалВсе члены, как змея, канат;В них проникал могильный хладИ сердце громко билось в немТоской, отчаяньем, стыдом.    Когда ж безумца увелиИ шум шагов умолк вдали,И с ним остался лишь Сокол,Боярин к двери подошел;В последний раз в нее взглянул,Не вздрогнул, даже не вздохнулИ трижды ключ перевернулВ ее заржавленном замке…Но… ключ дрожал в его руке!Потом он отворил окно:Всё было на небе темно,А под окном меж диких скалДнепр беспокойный бушевал.И в волны ключ от двери тойОн бросил сильною рукой,И тихо ключ тот роковойБыл принят хладною рекой.    Тогда, решив свою судьбу,Боярин верному рабуНа волны молча указал,И тот поклоном отвечал…И через час уж в доме томВсё спало снова крепким сном,И только не спал в нем одинЕго угрюмый властелин.  

Глава II

  1. The rest thou dost already know,
  2. And all my sins, and half my woe,
  3. But talk no more of penitence…

Byron.[2]

Источник: https://aldebaran.ru/author/lermontov_mihail/kniga_boyarin_orsha/read/

"Мцыри" — краткое содержание поэмы М.Ю. Лермонтова — Помощник для школьников Спринт-Олимпиады

Наиболее любимый литературный жанр Михаила Юрьевича Лермонтова — поэма.

Совмещая в себе лирику и эпос, он позволяет не только представить на суд читателя внутренний мир героев, но и объяснить мотивы их поступков.

Одно из лучших произведений автора в этом жанре — поэма «Мцыри», краткое содержание и анализ которого может быть использовано в читательском дневнике или при написании сочинения.

История создания

Поэма Лермонтова «Мцыри» задумывалась автором задолго до ее издания в 1840 году.

Будучи еще 17-летним юношей, поэт ставил себе в планы написать повесть о свободолюбивом горце, обреченном на жизнь в монастыре, которому удалось познать хотя бы кратковременные мгновения свободы.

Через 8 лет, во время ссылки на Кавказ, Лермонтов путешествует по Военно-грузинской дороге и оказывается в древней столице Грузии — городе Мцхета, расположенном в месте слияния реки Арагви и Куры.

Встреча с монахом

Здесь случай сводит его со старым монахом, оказавшимся последним служителем в соборе Светицховели, рядом с которым были похоронены последние грузинские цари. Пожилому одинокому священнослужителю захотелось поделиться с поэтом историей своей жизни.

Родившись свободным горцем-мусульманином, в семилетнем возрасте мальчик попал в плен к русскому генералу. Военный собирался доставить его в Тифлис, но ребенок сильно болел в дороге.

Генералу пришлось оставить маленького горца в одном из попавшихся на пути христианских монастырей.

Монахи решили воспитать пленного мусульманина в своей вере, чтобы из дикого горца вырос последователь христианства.

Взрослея, юноша не хотел мириться с такой участью и несколько раз пытался сбежать, хотя и привязался к одному из старцев.

Во время последней попытки он чудом остался жив, что привело его к мысли все же согласиться на принятие христианского сана. Теперь он в одиночестве доживает свой век в заброшенной обители, когда-то бывшей ему тюрьмой.

Этот рассказ произвел сильное впечатление на Лермонтова, чувствительного и эмоционального молодого человека, ведь он каким-то мистическим образом совпадал с его юношескими замыслами.

Вернувшись из ссылки, поэт начал работу над поэмой, вдохновляясь не только впечатлениями, полученными в Грузии, но и прежними поэтическими наработками.

Литературоведы относят к ним следующие стихотворения:

  • «Исповедь». Его герой-монах расплачивается жизнью за любовь.
  • «Боярин Орша». В нем повествуется о монастырском воспитаннике.
  • После некоторых переработок и исключения фрагментов, в которых главный герой обращается к Богу (упрекает за попадание не на родину, а в тюрьму) и видит в горячечном бреду свою родню, произведение было завершено. На рукописи значится дата написания его окончательного варианта — 5 августа 1840 года.

    Грузинские мотивы

    При прочтении чувствуется, что на звучание и выбор жанра «Мцыри» большое влияние оказали фольклорные мотивы, почерпнутые Лермонтовым из поэзии народов, проживающих в Грузии. Например, центральный эпизод, рассказывающий о битве главного героя с барсом, напрямую перекликается с сюжетом народной песни, повествующей о сражении молодого хевсура с тигром.

    По мнению литературоведов, описание монастыря, сделанное автором в поэме, также относится к Кавказу. Им может быть:

    • собор Светицховели, где и была услышана история, ставшая сюжетной основой «Мцыри»;
    • монастырь Джвари, стоящий на противоположном от собора берегу Арагвы.

    И первое, и окончательное название поэтического произведения связано с грузинским языком. Сначала поэт назвал поэму «Бэри», что в переводе с грузинского означает «монах». Но позже название «Мцыри» показалось Лермонтову более подходящим, ведь в нем символически сливаются два значения этого слова: «послушник» и «пришелец, из чужих краев (чужеземец)».

    Изменял автор и место действия поэмы. В первоначальных вариантах, если судить по стихотворениям «Исповедь» и «Боярин Орша», он рассматривал Испанию или литовское границу. Но знакомство с природой и легендами Кавказа побудило Лермонтова перенести действие в загадочную и романтичную Грузию.

    Персонажи Мцыри

    Главный герой произведения не имеет собственного имени, поэтому в тексте книги он так и зовется — Мцыри. Этот юноша живет в монастыре с детства и готовится к постригу в монахи. Он не забыл, что детство его прошло в горах родного Кавказа, тоскует по родине и хочет туда вернуться. Попытки сбежать не имеют успеха, и молодой послушник умирает от горя и тоски, так и не приняв обетов.

    Характеристика Мцыри и мотивы его поступков преподносятся в виде исповеди горца старому монаху. Она пронизана горечью и сожалениями о неудавшейся попытке побега и невозможности увидеть родину в последний раз. Но дух мцыри не сломлен, в его речах даже перед смертью слышны бунтарские ноты.

    Другие персонажи произведения показываются лишь эпизодически. К ним можно отнести генерала, который и оставил захваченного в горах и заболевшего по дороге ребенка в монастырских стенах. Лечил и воспитывал мцыри старик-монах. Ему же придется выслушивать и последнюю исповедь юноши. Хотя мцыри прожил совсем недолго, он успел испытать и краткое чувство любви.

    Его вызвала девушка-грузинка, встреченная послушником в то время, когда он скитался по горам, сбежав из монастыря.

    Сокращенный анализ

    Сюжет поэмы в основном перекликается с событиями, которыми поделился с Лермонтовым старый монах в Мцхете, но подается в виде экскурса.

    Юноша-послушник, получивший три дня свободы за стенами монастыря, осознает, что не сможет принять обеты и непременно умрет, так как больше не будет мириться с жизнью в монастыре.

    Поэтому Мцыри, в отличие от своего прототипа, не принимает монастырские обычаи и умирает.

    Почти все 26 глав по списку оглавления поэмы — это подробный рассказ юноши своему исповеднику о том, как он провел три дня свободы. Назвать его исповедью можно только с формальной точки зрения, ведь Мцыри вовсе не собирается каяться, наоборот, он проповедует свободу. Основные темы, поднятые в поэме:

    • бунта как против формального ограничения свободы, так и против обыденности и скуки;
    • любви к родине, неукротимой потребности любого человека иметь свою историю и семейные корни;
    • противостояния одиночки, ищущего свой путь, и людской толпы;
    • свободы и борьбы за нее.

    Композиция произведения кольцевая — действие начинается и заканчивается в монастыре, а в середине текста читатель переносится в отрывки детских воспоминаний главного героя и события его трехдневных странствий.

    Направление «Мцыри» — романтизм, поэтому и конфликт, раскрытый в поэме, типичен для него и состоит в противопоставлении стремления к свободе и невозможности ее получить.

    Полное раскрытие характера и внутренних сил романтического героя происходит в кульминационный момент, когда Мцыри встречается с диким барсом.

    Краткое содержание

    Цитатный эпиграф к поэме представляет собой мини-аннотацию и передает общий смысл произведения в сокращении до единственной фразы, которая переводится с церковнославянского как выражение «Вкушая, вкусил мало меда — и вот, умираю». Это отсылка к истории из библии, повествующей о сыне царя Саула, который нарушил запрет отца, за что его должны были казнить, но народ воспротивился расправе.

    Идейный посыл библейской притчи в том, что у свободного духом человека, находящегося в затворничестве, которого не избежать, единственный путь получить подлинную свободу — умереть. Он более верно отражает основной смысл поэтической повести Лермонтова, чем первоначальный эпиграф, гласивший в переводе с французского «Родина бывает только одна».

    Тоскливое детство

    События книги происходят в старинном монастыре, расположенном в том месте, где река Арагва впадает в Куру.

    Теперь он разрушен и живет в нем только старик-монах, сметающий пыль с гранитных плит, хранящих память о том, как грузинские цари вручили безопасность своей страны дружеским российским штыкам.

    Однажды в монастыре появляется мальчик-горец. Болеющего ребенка оставил здесь проезжавший мимо русский генерал.

    Далее рассказывается о том, как трудно и тоскливо было жить мальчику в монастыре. Только один святой отец заботился о нем, но когда юношу стали готовить к постригу, мцыри не хочет приносить обеты и сбегает.

    Через три дня его умирающего находят и приносят в монастырь. К юноше приходит монах, чтобы исповедовать его перед смертью.

    Мечты о родине

    В начале исповеди Мцыри сокрушается о том, что жил так мало, еще и находясь в плену. Он упрекает монаха за то, что тот выходил его и воспитал, и мальчику пришлось расти, не зная своих родителей, вдали от близких.

    Это постоянно мучило его и заставляло томиться невыразимой тоской. Далее юноша ведет рассказ о том, какие поля и просторы он увидел на воле, и даже Кавказ вдалеке. Горные виды напомнили ему о мирной жизни и большой семье, которая была у Мцыри в детстве.

    Вспомнил он и о стариках, сидящих на пороге своих домов в родном ауле.

    Видит он и отца, одетого в кольчугу и с оружием в руках. Это заставляет героя тосковать о том, чего он оказался лишен. Побег задумывался юношей давно, ведь ему так хотелось увидеть вольный мир хотя бы раз.

    И вот желание исполнилось, герой считает, что за три дня увидел больше, чем за все время, проведенное в монастыре. Сперва его застала гроза, в которой юноша почувствовал родственную душу.

    Он любуется игрой стихии и понимает, что монастырь никогда не дал бы ему почувствовать подобное.

    Мцыри не чувствует себя своим среди людей и не знает, куда ему податься. Природа — вот что привлекает его, он долго слушает голос водного потока и всматривается в небесную чистоту.

    Ему кажется, что он понимает голоса деревьев, кустов, камней, и если внимательно слушать, то можно вникнуть в тайны неба и земли. Юноше хочется передать все, что он чувствовал, своему исповеднику, чтобы снова ощутить себя живым, но в человеческой речи не хватает для этого слов.

    Ему кажется, что он мог бы вечно просидеть, любуясь природой, но его мучает жажда и он спускается к потоку.

    Встреча с девушкой и барсом

    У ручья Мцыри слышит волшебное пение девушки-грузинки, которая пришла за водой. Ее поступь легка, иногда девушка поскальзывается на мокрых камнях и тут же смеется над своей неловкостью.

    Чадра откинута с девичьего лица, поэтому юноша может рассмотреть его. Особенно волнующими выглядят глаза грузинки — они черны и полны тайнами любви.

    Дальше рассказ обрывается, Мцыри считает, что монаху не дано понять тех чувств, которые он испытал при виде девушки.

    Когда наступает ночь, молодой послушник пытается отыскать путь на родину. Он ориентируется на горную гряду, виднеющуюся вдали, но природное чутье, обычно присущее всем горцам с рождения, подводит его, выросшего за крепкими стенами монастыря.

    Мцыри теряет направление и встречается в лесу с могучим барсом. Юноша не боится зверя, он жаждет битвы и уверен, что в краю отцов стал бы отнюдь не последним воином. Схватка с барсом жестока и длится долго, но победителем все же оказывается Мцыри.

    Он ранен и царапины на его груди остались до сих пор.

    Возвращение к монастырю

    Выбравшись из леса, юноша никак не может понять, где же он оказался. Он оглядывает окрестности и понимает, что пришел назад к монастырю. Ужасную догадку подтверждает колокольный звон.

    Мцыри убеждается, что ему никогда не суждено вернуться в родные края. Он впадает в отчаяние, которое сменяется предсмертным бредом, когда послушнику мерещатся рыбки, уговаривающие его остаться на дне морском.

    Монахи подбирают юношу, когда тот находится уже в полном забытьи.

    Исповедь окончена, и близок смертный час. Единственное, что печалит Мцыри: его тело будет похоронено не в родных краях, да и никто из близких не узнает, как он мучился вдали от родины. Он просит вынести его в сад, чтобы он спокойно уснул, глядя на любимый Кавказ, и никого не проклинал.

    Первоначально критики увидели в поэме «Мцыри» призыв к борьбе, а стремление главного героя вернуться на родину как желание сражаться с оружием в руках за ее свободу.

    Однако позже стали понятны и более глубокие смыслы произведения, которые показывают, что для поиска счастья и смысла жизни нет обязательных условий.

    ПредыдущаяСледующая

    Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/kratkoe-soderzhanie/90364-mcyri-kratkoe-soderjanie-poemy-m-u-lermontova.html

    Ссылка на основную публикацию