Скандал в богемии — краткое содержание рассказа дойла

Скандал в Богемии - краткое содержание рассказа ДойлаСкандал в Богемии - краткое содержание рассказа Дойла

К Шерлоку Холмсу обращается за помощью король Богемии. Когда-то у короля был бурный роман с известной оперной дивой Ирэн Адлер, но теперь он собирается жениться на соответствующей его происхождению женщине. Ирэн шантажирует своего бывшего поклонника, угрожая послать семье невесты компрометирующую фотографию и расстроит свадьбу. Не смотря на то, что были предприняты различные попытки добыть снимок – нанимали взломщиков и грабителей, обыскивали Ирэн – карточку найти не удалось. Остается последнее средство – помощь знаменитого сыщика.Чтобы выполнить поручение, Холмс переодевается в безработного конюха и отправляется к дому Ирэн. Помогая слугам ухаживать за лошадьми, он узнает, что Ирэн – самое очаровательное существо из всех, носящих дамскую шляпку. Она ведет скромный образ жизни, иногда дает концерты и после обеда выезжает на прогулку. Ее посещает юрист Годфри Нортон. Сыщик раздумывает, кем же может приходиться этот господин Ирэн. Тем временем появляется он сам и вместе с Ирэн уезжает в церковь. Холмс следует за ними. В церкви Ирэн со своим спутником подходят к священнику с просьбой обвенчать их, но тот отказывался совершить обряд без свидетелей. Появление в церкви Холмса в одежде конюха решает проблему: происходит венчание.Вечером того же дня Холмс, переодевшись священником, снова идет к дому Ирэн. Нанятые им люди набрасываются на выходящую из экипажа женщину. Холмс бросается ей на помощь и с вымазанным…специально приготовленной для этого красной краской лицом падает на землю. Люди Ирэн приносят сыщика в дом и по его просьбе открывают окно. Стоящий на улице Уотсон бросает в комнату дымовую ракету. Поднимается паника, во время которой Ирэн первым делом бросается к тайнику, в котором хранится заветный снимок. Воспользовавшись всеобщим замешательством, Холмс покидает дом. Когда он заходит в свою квартиру на Бейкер-стрит, проходящий мимо юноша желает ему спокойной ночи.

Холмс приходит в недоумение: где он слышал этот голос?

На следующий день, Холмс, Уотсон и король Богемии приходят в дом Ирэн, но дом пуст, а для великого сыщика оставлено письмо.

Ирэн догадалась, кем был священник, которому она оказала приют в своем доме, и удостоверилась в этом, когда переоделась в мужской костюм, чтобы пожелать мистеру Шерлоку Холмсу спокойной ночи.

Ирэн не будет чинить препятствий для брака короля, она вышла замуж за любимого человека и навсегда покидает Англию. Фотографию она забирает с собой, а взамен оставляет свою на память.

Такой поворот дел короля устраивает. В качестве платы за услуги он предлагает Холмсу перстень с изумрудом. Но великий сыщик отказывается: фотография Ирэн – лучшее вознаграждение.

Холмс, всегда с насмешкой отзывавшийся о женском уме, терпит поражение от женщины. Ирэн Адлер становится для него идеалом, единственной женщиной, сумевшей его перехитрить, той, которую он называет “Та Женщина”.

Источник: https://realdealer.ru/kratkij-pereskaz/kratkoe-soderjanie-doil-skandal-v-bogemii-tochnyi-pereskaz-sujeta-za-5-minyt

Артур Дойл — Приключение «Скандал в Богемии»

Здесь можно купить и скачать «Артур Дойл — Приключение «Скандал в Богемии»» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Короткие истории, издательство Литагент1 редакция0058d61b-69a7-11e4-a35a-002590591ed2, год 2017.

Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Приключение «Скандал в Богемии»» читать бесплатно онлайн.

«Для Шерлока Холмса она всегда Та женщина. Я редко слышал, чтобы он упоминал ее как-то иначе. В его глазах она затмевает и повергает в прах весь свой пол. Нет, не то чтобы он испытывал к Ирен Адлер чувство, сходное с любовью. Все эмоции, а эта особенно, были неприемлемы для его холодного, точного и превосходно уравновешенного интеллекта.

Он, как я понимаю, был идеальнейшей логично рассуждающей и наблюдающей машиной, какую только видел мир, но в роли влюбленного он поставил бы себя в фальшивое положение. В разговорах он никогда не касался нежных чувств, разве что с презрительной усмешкой и колкостями.

Однако наблюдателю они служили отличным подспорьем, чтобы срывать покров с людских побуждений и поступков…»

Артур Конан Дойл

Приключение «Скандал в Богемии»

I

Для Шерлока Холмса она всегда Та женщина. Я редко слышал, чтобы он упоминал ее как-то иначе. В его глазах она затмевает и повергает в прах весь свой пол. Нет, не то чтобы он испытывал к Ирен Адлер чувство, сходное с любовью.

Все эмоции, а эта особенно, были неприемлемы для его холодного, точного и превосходно уравновешенного интеллекта. Он, как я понимаю, был идеальнейшей логично рассуждающей и наблюдающей машиной, какую только видел мир, но в роли влюбленного он поставил бы себя в фальшивое положение.

В разговорах он никогда не касался нежных чувств, разве что с презрительной усмешкой и колкостями.

Однако наблюдателю они служили отличным подспорьем, чтобы срывать покров с людских побуждений и поступков. Но натренированному логику допустить подобное вторжение в собственный тонкий и сложно сбалансированный темперамент значило бы создать отвлекающий фактор, могущий поставить под сомнение все достижения его разума.

Песок в чувствительном приборе или трещинка в одном из его собственных увеличительных стекол повредили бы им не меньше, чем какая-нибудь сильная эмоция такой натуре, как его. И, тем не менее, одна-единственная женщина для него существовала, и женщиной этой была покойная Ирен Адлер сомнительной и двойственной репутации.

Последнее время я редко виделся с Холмсом. Мой брак отдалил нас друг от друга. Собственное безоблачное счастье и сосредоточенные на домашнем очаге интересы, владеющие мужчиной, впервые ставшего главой семьи, поглощали меня целиком.

Тогда как Холмс, чей богемный дух не терпел какого-либо общества, оставался в нашей квартире на Бейкер-стрит, погребенным в своих старинных книгах, переходя из недели в неделю от кокаина к сосредоточенности на очередном деле, от вызванной наркотиком дремотности к яростной энергичности его неуемной натуры. Он по-прежнему был глубоко увлечен изучением преступлений и сосредоточивал свои колоссальные способности и необычайный дар наблюдательности на исследовании тех улик и разъяснении тех тайн, которыми официальная полиция прекращала заниматься, объявляя их безнадежными.

Время от времени до меня доходили сведения о делах, им раскрываемых: о его вызове в Одессу в связи с убийством Трепова, о том, как он разобрался в загадочной трагедии братьев Аткинсонов в Тринокмали, и, наконец, о миссии, которую он столь тактично и успешно выполнил по поручению королевского дома Голландии. Помимо этих свидетельств его деятельности, которые я всего лишь делил с остальными читателями газет, я практически ничего не знал о моем недавнем друге и товарище.

Как-то вечером 20 марта 1888 года на обратном пути от пациента (я теперь возобновил практику) я оказался на Бейкер-стрит.

Увидев достопамятную дверь, навсегда связанную для меня с моей женой и с мрачными эпизодами «Этюда в багровых тонах», я ощутил непреодолимое желание повидать Холмса и узнать, на что он тратит свои экстраординарные способности.

Его комнаты были ярко освещены, и, взглянув на них, я дважды увидел, как темный силуэт его высокой худощавой фигуры мелькнул за опущенной шторой. Он расхаживал по комнате быстро, целеустремленно, опустив голову на грудь и заложив руки за спину.

Мне, хорошо знакомому со всеми его настроениями и привычками, этот его вид и движения сказали о многом. Он опять работал. Он вырвался из наркотических грез и подбирал ключ к решению какой-то новой проблемы. Я позвонил в дверь и поднялся в квартиру, часть которой когда-то была моей.

Встретил он меня сдержанно (его обычная манера), хотя, думаю, он был рад увидеть меня. Почти без единого слова, но с дружественным взглядом, он указал мне на кресло, пододвинул портсигар и кивнул на винный шкафчик и сифон в углу. Затем встал перед камином и оглядел меня своим особым интроспективным взглядом.

– Брак идет вам на пользу, – сказал он. – По-моему, Ватсон, с тех пор как я видел вас в последний раз, вы прибавили в весе семь с половиной фунтов.

– Семь, – поправил я.

– Да? Мне кажется, чуть побольше. Самую чуточку, думается мне, Ватсон. И снова практикуете, как вижу. А вы не говорили мне, что намерены снова запрячься.

– Так откуда вы знаете?

– Я это вижу. Вывожу дедуктивно. Откуда мне известно, что вы недавно сильно вымокли, а ваша служанка очень неуклюжа и небрежна?

– Мой дорогой Холмс, – сказал я, – это уж чересчур. Живи вы на несколько веков раньше, вас непременно сожгли бы.

Мне, правда, в четверг пришлось совершить загородную прогулку, и домой я вернулся в жутком виде, но поскольку я сменил одежду, то не понимаю, каким образом вы узнали про это.

Что до Мэри-Джейн, она неисправима, и жена как раз отказала ей от места, но, опять-таки, не вижу, как вы могли это установить.

Он усмехнулся про себя и потер ладони длинных нервных рук.

– Ничего нет проще, – сказал он. – Мои глаза говорят мне, что на подошве вашего левого башмака, там, где на нее падает отблеск пламени, тянутся шесть почти параллельных царапин. Совершенно очевидно, что появились они оттого, что кто-то с большой небрежностью отскребал там засохшую грязь.

Отсюда, как видите, мой двойной вывод: вас настигла непогода, и ваша обувь оказалась во власти особо вредного для нее образчика лондонской служанки.

А что до вашей практики, так когда ко мне входит джентльмен, благоухающий йодоформом, с темным пятном от ляписа на правом указательном пальце и с выпуклостью с бока цилиндра, указывающей, куда он припрятал свой стетоскоп, я был бы полным тупицей, если бы не определил, что он – активный член медицинской профессии.

Я не мог не засмеяться легкости, с какой он объяснил процесс этой дедукции.

– Когда я слышу ваши доводы, – заметил я, – разгадка всегда кажется мне столь до нелепости простой, что кажется, будто я сам мог бы сделать тот же вывод, однако всякий раз я оказываюсь в тупике, пока вы не объясните ход ваших рассуждений. А ведь глаза у меня, полагаю, не хуже ваших.

– Совершенно верно, – ответил он, закуривая сигарету и опускаясь в кресло. – Вы видите, но вы не наблюдаете. Разница очевидна. Например, вы часто видели ступеньки, по которым поднимались сюда из прихожей?

  • – Да, часто.
  • – И как часто?
  • – Ну, сотни раз.
  • – Так сколько их всего?

– Сколько всего? Не знаю.

– Вот именно! Вы не наблюдали, хотя и видели. Как раз об этом я и говорю. Ну, а я знаю, что ступенек семнадцать, так как и видел, и наблюдал. Кстати, поскольку вас интересуют эти задачки и поскольку вы столь любезно описали два-три моих пустячных расследования, вас, возможно, заинтересует вот это.

Он перебросил мне лист плотной бумаги розоватого оттенка, который лежал развернутый на столике.

– Пришло с последней почтой, – пояснил он. – Прочтите-ка вслух.

Письмо было без даты и без подписи или адреса.

«Будет визит к вам сегодня вечером без четверти восемь, – гласило оно, – джентльмена, который желает посоветоваться с вами по делу глубочайшей значительности.

Ваши недавние услуги одному из королевских домов Европы показали, что вы принадлежите к тем, кому можно доверять дела, важность которых едва ли преувеличить можно. Такие отзывы о вас мы отовсюду получили.

Так будьте дома в этот час и не удивляйтесь, если ваш визитер в маске будет».

– Таинственно, ничего не скажешь, – заметил я. – Что, по-вашему, оно означает?

– У меня еще нет данных. А строить теории без данных – непростительная ошибка. Незаметно для себя начинаешь подгонять факты под теорию, вместо того чтобы теория подгонялась под факты. Но само письмо. Какие выводы оно вам подсказывает?

Читайте также:  Слепой музыкант - краткое содержание короленко

Я тщательно рассмотрел почерк и исписанный лист.

– Писавший, предположительно, богат, – сказал я, пытаясь следовать методам моего друга. – Такая бумага стоит не дешевле полукроны за пачку. Она исключительно плотная и жесткая.

– «Исключительно» очень точное слово, – сказал Холмс. – Это вовсе не английская бумага. Поднесите лист к свету.

Я послушался и увидел большое «Е» с маленьким «g», еще «Р» и большое «G» с маленьким «t» в самой текстуре листа.

– К каким выводам вы пришли? – спросил Холмс.

– Без сомнения, имя фабриканта, а вернее, его монограмма.

– Вовсе нет. «G» с маленьким «t» подразумевают «Geselleschaft», немецкое слово, означающее «компания». Обычная аббревиатура, как наше «К°». «Р», естественно, означает «Papier» – «бумага». Теперь «Eg». Заглянем в наш Континентальный справочник.

 – Он снял с полки тяжелый коричневый том. – Эглоу… Эглониц… А, вот! Эгрия. Немецкоязычное государство в Богемии по соседству с Карлсбадом.

«Примечательно как место смерти Валленштейна и многочисленными стекольными и бумажными фабриками…» Ха-ха, мой мальчик, какой вывод вы сделаете из этого?

Его глаза торжествующе заблестели, и он послал к потолку триумфальное облако табачного дыма.

– Бумага была изготовлена в Богемии, – сказал я.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Скандал в Богемии - краткое содержание рассказа Дойла
Эта книга стоит меньше чем чашка кофе! УЗНАТЬ ЦЕНУ

Источник: https://www.libfox.ru/653721-artur-doyl-priklyuchenie-skandal-v-bogemii.html

Краткое содержание рассказа Дойла «Скандал в Богемии» — Помощник для школьников Спринт-Олимпиады

англ. Sir Arthur Ignatius Conan Doyle. A Scandal in Bohemia · 1891Краткое содержание рассказа

Читается за 3 минуты, оригинал — 45 мин

Король Богемии собирается жениться, но его шантажирует бывшая возлюбленная. Он просит о помощи Шерлока Холмса, и тот впервые терпит поражение от женщины.

К Шерлоку Холмсу обращается за помощью король Богемии. Когда-то у короля был бурный роман с известной оперной дивой Ирэн Адлер, но теперь он собирается жениться на соответ­ствующей его происхождению женщине.

Ирэн шантажирует своего бывшего поклонника, угрожая послать семье невесты компроме­тирующую фотографию и расстроит свадьбу.

Несмотря на то, что были предприняты различные попытки добыть снимок — нанимали взломщиков и грабителей, обыскивали Ирэн — карточку найти не удалось. Остаётся последнее средство — помощь знаменитого сыщика.

Чтобы выполнить поручение, Холмс переодевается в безработного конюха и отправляется к дому Ирэн. Помогая слугам ухаживать за лошадьми, он узнаёт, что Ирэн — самое очарова­тельное существо из всех, носящих дамскую шляпку. Она ведёт скромный образ жизни, иногда даёт концерты и после обеда выезжает на прогулку. Её посещает юрист Годфри Нортон.

Сыщик раздумывает, кем же может приходиться этот господин Ирэн. Тем временем появляется он сам и вместе с Ирэн уезжает в церковь. Холмс следует за ними. В церкви Ирэн со своим спутником подходят к священнику с просьбой обвенчать их, но тот отказывался совершить обряд без свидетелей.

Появление в церкви Холмса в одежде конюха решает проблему: происходит венчание.

Вечером того же дня Холмс, переодевшись священником, снова идёт к дому Ирэн. Нанятые им люди набрасываются на выходящую из экипажа женщину. Холмс бросается ей на помощь и с вымазанным специально приготовленной для этого красной краской лицом падает на землю. Люди Ирэн приносят сыщика в дом и по его просьбе открывают окно.

Стоящий на улице Уотсон бросает в комнату дымовую ракету. Поднимается паника, во время которой Ирэн первым делом бросается к тайнику, в котором хранится заветный снимок. Восполь­зо­вавшись всеобщим замешательством, Холмс покидает дом. Когда он заходит в свою квартиру на Бейкер-стрит, проходящий мимо юноша желает ему спокойной ночи.

Холмс приходит в недоумение: где он слышал этот голос?

На следующий день, Холмс, Уотсон и король Богемии приходят в дом Ирэн, но дом пуст, а для великого сыщика оставлено письмо.

Ирэн догадалась, кем был священник, которому она оказала приют в своём доме, и удостоверилась в этом, когда переоделась в мужской костюм, чтобы пожелать мистеру Шерлоку Холмсу спокойной ночи.

Ирэн не будет чинить препятствий для брака короля, она вышла замуж за любимого человека и навсегда покидает Англию. Фотографию она забирает с собой, а взамен оставляет свою на память.

Такой поворот дел короля устраивает. В качестве платы за услуги он предлагает Холмсу перстень с изумрудом. Но великий сыщик отказывается: фотография Ирэн — лучшее вознаграждение.

Холмс, всегда с насмешкой отзывавшийся о женском уме, терпит поражение от женщины. Ирэн Адлер становится для него идеалом, единственной женщиной, сумевшей его перехитрить, той, которую он называет «Та Женщина».

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/pereskazy/48606-kratkoe-soderzhanie-rasskaza-dojla-skandal-v-bogemii.html

«Скандал в Богемии»

Артур Конан Дойль

К Шерлоку Холмсу обращается за помощью король Богемии. Когда-то у короля был бурный роман с известной оперной дивой Ирэн Адлер, но теперь он собирается жениться на соответствующей его происхождению женщине.

Ирэн шантажирует своего бывшего поклонника тем, что пошлёт семье невесты компрометирующую фотографию и тем самым расстроит свадьбу.

Не смотря на то, что были предприняты различные попытки добыть снимок — нанимали взломщиков и грабителей, обыскивали Ирэн — карточку найти не удалось. Остаётся последнее средство — помощь знаменитого сыщика.

Чтобы выполнить поручение, Холмс переодевается в безработного конюха и утром отправляется к дому Ирэн. Помогая слугам ухаживать за лошадьми, он узнает, что Ирэн — самое очаровательное существо из всех носящих дамскую шляпку. Она ведёт скромный образ жизни, иногда даёт концерты и после обеда выезжает на прогулку. Ее посещает юрист Годфри Нортон.

Пока сыщик раздумывал кем же может приходиться этот господин Ирэн, появился он сам и вместе с Ирэн они уехали в церковь. Холмс последовал за ними. В церкви Ирэн со своим спутником подошли к священнику с просьбой обвенчать их, но тот отказывался совершить обряд без свидетелей.

Появление в церкви Холмса в одежде конюха решило проблему: венчание состоялось.

Вечером того же дня Холмс, переодевшись священником снова идёт к дому Ирэн. Нанятые им люди, набрасываются на выходящую из экипажа женщину. Холмс бросается ей на помощь и с вымазанным специально приготовленной для этого красной краской лицом, падает на землю. Люди Ирэн приносят сыщика в дом и по его просьбе открывают окно.

Стоящий на улице Уотсон бросает в комнату дымовую ракету. Поднимается паника, во время которой Ирэн первым делом бросается к тайнику, в котором хранится заветный снимок. Воспользовавшись всеобщим замешательством, Холмс покидает дом. Когда он открывал дверь своей квартиры на Бейкер-стрит, проходящий мимо юноша пожелал ему спокойной ночи.

Холмс приходит в недоумение: где он слышал этот голос?

На следующий день, Холмс, Уотсон и король Богемии приходят в дом Ирэн, но дом пуст, а для великого сыщика оставлено письмо.

Ирэн догадалась, кто был священник, которому она оказала приют в своём доме и удостоверилась в этом, когда переоделась в мужской костюм, чтобы пожелать мистеру Шерлоку Холмсу спокойной ночи.

Ирэн не будет чинить препятствий для брака короля, она вышла замуж за любимого человека и навсегда покидает Англию. Фотографию она забирает с собой, а взамен оставляет свою на память.

Такой поворот дел короля устраивает и в качестве платы за услуги он предлагает Холмсу перстень с изумрудом. Но великий сыщик отказывается: фотография Ирэн — лучшее вознаграждение.

Холмс, всегда с насмешкой отзывавшийся о женском уме, потерпел поражение от женщины. Ирэн Адлер стала для него идеалом женщины, единственной, от которой он потерпел поражение, той, которую он называет «Та Женщина». Пересказала Жизель Адан

К Шерлоку Холмсу обратился король Богемии. У него был страстный любовный роман с известной оперной певицей Ирэн Адлер.

Сейчас он собирается вступить в брак с особой соответствующей его происхождению, а Ирен грозится расстроить свадьбу и послать будущей королеве компрометирующие фотографии.

Королем было предпринято множество попыток добыть снимки, но все они оказались тщетными. Последняя надежда — уникальные способности знаменитого Шерлока Холмса.

Холмс притворяется конюхом, ищущим работу, и устраивается на конюшню в дом Ирен. Он выясняет, что Ирен самая очаровательная женщина из всех кого он когда-либо встречал. Девушка ведет скромный, уединенный образ жизни, изредка дает концерты и выезжает на прогулку после обеда.

В дом Ирен часто приходил юрист Годфри Нортон. Холмс никак не мог понять, кем он ей приходится, пока не проследил за Годфри и Ирэн. Они поехали в церковь и попросили священника их обвенчать. Священник согласился, но для совершения обряда нужен был свидетель.

Как раз в этот момент в церкви появился Холмс. Венчание состоялось.

Вечером Холмс переоделся священником и разыграл целый спектакль у дома Ирен. Нанятые им люди нападают на девушку, Холмс приходит ей на помощь, предварительно вымазав свое лицо красной краской, и сраженный бандитами падает на землю. Слуги Ирен заносят его в дом и открывают по его просьбе окно.

В это время Уотсон с улицы бросает в окно дымовую ракету. В доме начинается паника, Ирэн, как и предполагал Холмс, бросается к тайнику со снимком. Сыщик покидает дом. Проходящий мимо его дома на Бейкер-стрит юноша желает ему спокойной ночи.

Холмс точно уже слышал этот голос, но никак не может понять где.

Когда на следующее утро Холмс, король Богемии и Уотсон пришли в дом Ирен, там уже никого не было. Ирен оставила письмо для Холмса. Она догадалась, что это он был священником, которого она приютила.

Проследила за ним, переодевшись юношей, и пожелала ему спокойной ночи возле его дома. Ирэн написала, что не будет препятствовать браку короля. Она стала женой любимого человека и покидает Англию навсегда.

На память Ирен оставляет Холмсу свою фотографию.

Источник: https://www.allsoch.ru/dojl/skandal_vnbspbogemii/

Артур Дойль — Скандал в Богемии

Артур Конан Дойль

Скандал в Богемии

Для Шерлока Холмса она всегда оставалась «Той Женщиной». Я почти слышал, чтобы он называл ее как-нибудь иначе. по его мнению, она затмевала и далеко превосходила всех представительниц своего пола. Нельзя сказать чтобы он испытывал к Ирен Адлер чувство, близкое к любви.

Всякие чувства, а тем более это, были ненавистны его холодному, точному и поразительно уравновешенному уму. Мне кажется, он был самой совершенной мыслящей и наблюдающей машиной, какую когда-либо видел мир, но в роли влюбленного ему было не по себе.

Он говорил о нежных чувствах не иначе, как с презрительной усмешкой и с издевкой. Они были великолепным объектом для наблюдения, превосходным средством срывать покровы с человеческих побуждений и поступков.

Но допустить вторжение чувства в свой утонченный и великолепно отрегулированный внутренний значило бы для изощренного мыслителя внести туда хаос, который бросил бы тень на все достижения его мысли.

Песчинка, попавшая в чувствительный прибор, или трещина в мощной линзе причинила бы меньше неприятностей такому человеку, как Холмс, нежели страсть. И тем не менее одна женщина для него все-таки существовала, и этой женщиной была покойная Ирен Адлер, особа весьма и весьма сомнительной репутации.

Последнее время я редко виделся с Холмсом: моя женитьба отдалила нас друг от друга. безоблачного счастья и чисто семейных интересов, которые возникают у человека, когда он впервые становится хозяином в собственном доме, было достаточно, чтобы поглотить все мое внимание.

Между тем Холмс, как истинный представитель богемы, ненавидевший все формы светской жизни, оставался в нашей квартире на Бейкер-стрит, погребенный среди своих старых книг, чередуя недели увлечения кокаином с приступами честолюбия, дремотное состояние наркомана — с бешеной энергией, присущей его неистовой натуре.

Как и прежде, он был глубоко увлечен разгадкой преступлений. Свои огромные способности и необычайный дар наблюдательности он отдавал выяснению тех тайн, от которых, признав их неразрешимыми, отказалась государственная полиция.

Время от времени до меня доходили смутные слухи о его делах: о том, как его вызвали в Одессу в связи с убийством Трепова, о том, что ему удалось пролить свет на загадочную трагедию братьев Аткинсон в Тринкомали, и, наконец, о весьма тонко и успешно выполненном деликатном поручении голландского королевского дома.

Однако, помимо этих сведений, которые я так же, как и все читатели, черпал из газет, мне мало что доводилось слышать о прежнем друге и товарище.

Однажды вечером — это было 20 марта 1888 года, — я возвращался от пациента (я теперь вновь занялся частной практикой), я очутился на Бейкер-стрит.

Я проходил мимо знакомой двери, которая навсегда связана в моей памяти с тем временем, когда я был влюблен, и с мрачными событиями «Этюда в багровых тонах», и меня охватило острое желание вновь повидать Холмса, узнать, чем теперь занят его замечательный ум.

Окна были ярко освещены, и я даже увидел его высокую, худощавую фигуру, которая дважды темным силуэтом промелькнула на спущенной шторе. Он стремительно шагал из угла в угол, низко опустив голову и заложив за спину руки.

Читайте также:  Васюткино озеро - краткое содержание рассказа астафьева

Я знал все привычки моего друга, и поэтому порывистость его движений и весь облик его говорили мне о многом. Шерлок Холмс вновь принялся за работ. Он стряхнул с себя навеянные наркотиками туманные грезы и бился над какой-то новой загадкой. Я позвонил, и меня проводили в комнату, которая когда-то была отчасти моей.

Он встретил меня без пространных излияний. Он, как всегда, был сдержан, но, по-видимому, обрадовался моему приходу. Почти без слов он приветливым жестом пригласил меня сесть, подвинул ко мне коробку сигар и кивнул на погребец с вином и аппарат для газирования содовой воды в углу. Затем, остановившись у камина, окинул меня своим проницательным взглядом.

— Семейная жизнь вам на пользу, Уотсон — заметил он. — Я думаю, вы прибавили семь с половиной фунтов с тех пор, как я вас видел в последний раз.

— Семь! — возразил я.

— Правда? А мне показалось, немного больше. Чуточку больше, уверяю вас. И снова практикуете, я вижу. Вы не говорили, что собираетесь впрячься в работу.

— Так откуда вы это знаете?

— Смотрю и делаю выводы. Например, откуда я знаю, что вы недавно сильно промокли до нитки и что ваша служанка — большая неряха?

— Дорогой Холмс, — сказал я, — это уж слишком! Несколько веков назад вас непременно сожгли бы на костре.

Действительно, в четверг мне пришлось прогуляться за город, и я вернулся домой весь в грязи, но ведь я переменил костюм, и ума не приложу, что вы могли заметить.

Что касается Мэри Джейн, она и в самом деле неисправима, и жена уже сделала ей предупреждение. Но я не понимаю, как вы об этом догадались.

Холмс усмехнулся и потер длинные нервные руки.

— Проще простого! — сказал он. — На внутренней стороне вашего левого башмака, как раз там, куда падает свет, видны шесть почти параллельных царапин. Очевидно, кто-то очень небрежно обтирал края подошвы, чтобы удалить засохшую грязь.

Отсюда, как видите, я делаю двойной вывод: что вы выходили в дурную погоду и что у вас образчик прескверной лондонской прислуги.

А что касается вашей практики… если ко мне в комнату входит джентльмен, пропахший йодоформом, если у него на указательном пальце правой руки черное пятно от ляписа, а сбоку на цилиндре шишка, указывающая, куда он запрятал свой стетоскоп, нужно быть совершенным глупцом, чтобы не признать в нем деятельного представителя врачебного сословия.

Я не мог удержаться от смеха, слушая, с какой легкостью он объяснил мне ход свои мыслей.

— Когда вы рассказываете, — заметил я, — все кажется до того смехотворно простым, что я и сам без труда мог бы сообразить. А между тем в каждом конкретном случае я снова оказываюсь в полнейшем недоумении, пока вы не подскажете какое-то звено в своих рассуждениях. Хотя должен сказать, глаз у меня острый.

— Совершенно верно, — ответил Холмс, закуривая папиросу и вытягиваясь в кресле. — Вы смотрите, но вы не замечаете, а это большая разница. Например, сколько раз вы видели ступеньки, ведущие из прихожей в эту комнату?

  • — Много.
  • — Как много?
  • — Ну, несколько сот раз!

— Отлично. Сколько же там ступенек?

— Сколько ступенек? Понятия не имею!

— Вот-вот, не заметили. А между тем вы видели! В этом вся суть. Ну, а я знаю, что ступенек — семнадцать… Кстати, вы ведь, кажется, интересуетесь всякими загадками и даже были любезны описать кое-что из моих скромных опытов. Может быть, вас заинтересует эта записка?

Источник: https://libking.ru/books/det-/det-classic/393674-artur-doyl-skandal-v-bogemii.html

Артур Конан Дойл: Скандал в Богемии

Артур Конан Дойл

Скандал в Богемии

Для Шерлока Холмса она всегда оставалась «Этой Женщиной». Я редко слышал, чтобы он называл ее каким-либо другим именем. В его глазах она затмевала всех представительниц своего пола. Не то чтобы он испытывал к Ирэн Адлер какое-либо чувство, близкое к любви.

Все чувства, и особенно любовь, были ненавистны его холодному, точному, но удивительно уравновешенному уму. По-моему, он был самой совершенной мыслящей и наблюдающей машиной, какую когда-либо видел мир; но в качестве влюбленного он оказался бы не на своем месте.

Он всегда говорил о нежных чувствах не иначе, как с презрительной насмешкой, с издевкой. Нежные чувства были в его глазах великолепным объектом для наблюдения, превосходным средством сорвать покров с человеческих побуждений и дел.

Но для изощренного мыслителя допустить такое вторжение чувства в свой утонченный и великолепно налаженный внутренний мир означало бы внести туда смятение, которое свело бы на нет все завоевания его мысли.

Песчинка, попавшая в чувствительный инструмент, или трещина в одной из его могучих линз — вот что такое была бы любовь для такого человека, как Холмс. И все же для него существовала одна женщина, и этой женщиной была покойная Иран Адлер, особа весьма и весьма сомнительной репутации.

За последнее время я редко виделся с Холмсом — моя женитьба отдалила нас друг от друга. Моего личного безоблачного счастья и чисто семейных интересов, которые возникают у человека, когда он впервые становится господином собственного домашнего очага, было достаточно, чтобы поглотить все мое внимание.

Между тем Холмс, ненавидевший своей цыганской душой всякую форму светской жизни, оставался жить в нашей квартире на Бейкер-стрит, окруженный грудами своих старых книг, чередуя недели увлечения кокаином с приступами честолюбия, дремотное состояние наркомана — с дикой энергией, присущей его натуре.

Как и прежде, он был глубоко увлечен расследованием преступлений. Он отдавал свои огромные способности и необычайный дар наблюдательности поискам нитей к выяснению тех тайн, которые официальной полицией были признаны непостижимыми.

Время от времени до меня доходили смутные слухи о его делах: о том, что его вызывали в Одессу в связи с убийством Трепова, о том, что ему удалось пролить свет на загадочную трагедию братьев Аткинсон в Тринкомали, и, наконец, о поручении голландского королевского дома, выполненном им исключительно тонко и удачно.

Однако, помимо этих сведений о его деятельности, которые я так же, как и все читатели, черпал из газет, я мало знал о моем прежнем друге и товарище.

Однажды ночью — это было 20 марта 1888 года — я возвращался от пациента (так как теперь я вновь занялся частной практикой), и мой путь привел меня на Бейкер-стрит.

Когда я проходил мимо хорошо знакомой двери, которая в моем уме навсегда связана с воспоминанием о времени моего сватовства и с мрачными событиями «Этюда в багровых тонах», меня охватило острое желание вновь увидеть Холмса и узнать, над какими проблемами нынче работает его замечательный ум.

Его окна были ярко освещены, и, посмотрев вверх, я увидел его высокую, худощавую фигуру, которая дважды темным силуэтом промелькнула на опущенной шторе. Он быстро, стремительно ходил по комнате, низко опустив голову и заложив за спину руки.

Мне, знавшему все его настроения и привычки, его ходьба из угла в угол и весь его внешний облик говорили о многом. Он вновь принялся за работу. Он стряхнул с себя навеянные наркотиками туманные грезы и распутывал нити какой-то новой загадки. Я позвонил, и меня проводили в комнату, которая когда-то была отчасти и моей.

Он встретил меня без восторженных излияний. Таким излияниям он предавался чрезвычайно редко, но, мне кажется, был рад моему приходу. Почти без слов, он приветливым жестом пригласил меня сесть, подвинул ко мне коробку сигар и указал на погребец, где хранилось вино. Затем он встал перед камином и оглядел меня своим особым, проницательным взглядом.

— Семейная жизнь вам на пользу, — заметил он. — Я думаю, Уотсон, что с тех пор, как я вас видел, вы пополнели на семь с половиной фунтов.

— На семь.

— Правда? Нет, нет, немного больше. Чуточку больше, уверяю вас. И снова практикуете, как я вижу. Вы мне не говорили, что собираетесь впрячься в работу.

— Так откуда же вы это знаете?

— Я вижу это, я делаю выводы. Например, откуда я знаю, что вы недавно сильно промокли и что ваша горничная большая неряха?

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/detektivy-i-trillery/klassicheskij-detektiv/22725-artur-konan-dojl-skandal-v-bogemii.html

Скандал в Богемии — A Scandal in Bohemia

« Скандал в Богемии » является первой новеллой, а третья общей работа , показывая Артур Конан Дойл детективом «s Шерлок Холмс .

Это первое из 56 коротких рассказов , написанных Холмсе Дойла и первый из 38 Шерлока Холмса работает иллюстрируются Сидни Педжет .

История примечательна введения характер Ирэн Адлер , который является одним из самых известных женских персонажей в серии Шерлок Холмс, несмотря на появление только один рассказ. Дойл попал «Скандал в Богемии» пятый в его списке его двенадцать любимых историй Холмс.

«Скандал в Богемии» впервые был опубликован 25 июня 1891 года в июльском номере The Strand Magazine , и был первым из историй , собранных в Приключениях Шерлока Холмса в 1892 году.

сводка графика

Доктор Уотсон рассказывает приключение , которое началось 20 марта 1888. В то время как в настоящее время в браке Уотсон платит Холмсу визит, посетитель замаскированный прибывает, представляя себя в качестве графа Kramm, агент для богатого клиента.

Холмс быстро делает вывод , что посетитель на самом деле Вильгельм Gottsreich Сигизмунд фон Ormstein, великий герцог Кассель-Felstein и наследственный король Богемии . Понимая , Холмс видел через его обличье, король признает это и слезы с его маской.

Выясняется , что король должна помолвка с Клотильдой Lothman фон Саксен-Майнингеном, молодой скандинавской принцессой. Тем не менее, за пять лет до событий истории он пользовался связь с «известной авантюристки», американской оперной певицы Ирен Адлер , в то время как она была примадонной императорской оперы в Варшаве.

Она с тех пор в отставку и теперь живет в Лондоне. Опасаясь , что должно строго принципиальна семьей его невесты научиться этой некорректность, то брак будет отозван, он пытался восстановить письма и фотографии Адлера и себя вместе, что он послал к ней во время их отношений в качестве маркеров.

Агенты короля попытались восстановить фотографии с помощью иногда насильственными средствами, кражи, кражи ее багаж, и подстерегая ее. Предложение заплатить за фотографии и письма тоже отказался.

С Adler угрожая отправить их в свое будущее в законах, которые король предполагает предназначен , чтобы помешать ему жениться на какой — либо другой женщины, он делает инкогнито визит Холмса просить его о помощи в поиске и получении фотографии.

Фотография описывается Холмс как шкаф (5½ на 4 дюйма) и , следовательно , слишком громоздок для леди носить на ее лицо.

Что касается расходов, король говорит Холмс карт — бланш и дает ему 1000 £ (£ 109400 сегодня), восклицая : «Я дал бы одну из провинций моего королевства , чтобы иметь эту фотографию!» Холмс просит доктора Ватсона присоединиться к нему на 221B Бейкер — стрит в 3 часа ночи следующего дня.

На следующее утро, Холмс отправляется в дом Адлера, под видом пьяного вне-работы жениха. Он обнаруживает , из местных стабильных рабочих, Адлер джентльмена друг, адвокат Годфри Нортон из Внутреннего Храма , который вызывает , по крайней мере один раз в день.

В этот день, Нортон приезжает в Адлере, и вскоре после этого берет такси к церкви святой Моники в Эджвэр — роуд . Через несколько минут, сама дама попадает в ее ландо , направляющийся в том же месте. Холмс следует в такси и входит в церковь, где он неожиданно попросил , чтобы быть свидетелем Нортон и Адлера свадьбы.

Читайте также:  Записки из подполья - краткое содержание повести достоевского

Любопытно, что они идут разными путями после церемонии.

Между тем, Ватсон ждал Холмс, чтобы прибыть, и, когда Холмс наконец-то делает поставить себя обратно на Бейкер-стрит, он начинает смеяться. Уотсон смущен и спрашивает, что это так смешно.

Холмс затем пересчитывает свою историю и комментарии он считал ситуацию и положение, которое он был на свадьбе было забавно. Кроме того, он спрашивает, является ли Уотсон готов участвовать в схеме, чтобы выяснить, где картина скрыта в доме Адлера.

Уотсон соглашается, и Холмс переходит в другую маскировку как священнослужитель. Дуэт отправится на Бейкер-стрит для дома Адлера.

Когда Холмс и Ватсон прибывают, группа безработных мужчин меандр по всей улице. Когда тренер Адлера тянет, Холмс разыгрывает свой план. Борьба вспыхивает между людьми на улице над тем, кто получает помощь в Адлере.

Холмс бросается в бой , чтобы защитить Адлер, и, казалось бы , ударил и раненый. Адлер берет его в ее гостиную, где Холмс движение для нее открыла окно. Как Холмс поднимает руку, Уотсон признает заранее организовал сигнал и подбрасывает в водопроводчика дыма ракеты .

В то время как дым валы из здания, Уотсон кричит «ОГНЬ!» и крик эхом вверх и вниз по улице.

Холмс выскальзывает из дома Адлера и говорит Уотсон , что он видел. Как и ожидалось , Холмс, Адлер бросился , чтобы получить ее самое драгоценное владение на крик «огонь» -The фотографии себя и короля.

Холмс был в состоянии видеть , что картина хранилась в нише за раздвижной панелью чуть выше правого колокола притяжением . Он не смог украсть его в тот момент, однако, потому что кучер наблюдает за ним.

Он объясняет все это Уотсон , прежде чем ставки спокойной ночи знакомым звучащие молодежи, который тут же удается затеряться в толпе.

На следующее утро, Холмс объясняет свои выводы короля. Когда Холмс, Ватсон, и король прибудет в доме Адлера в 8 часов утра, ее пожилой служанкой язвительно сообщает им , что она покинула страну 5,15 поезде от железнодорожного вокзала Чаринг — Кросс .

Холмс быстро идет в тайнике месте на фотографии, находя фотографию Ирэн Адлер в вечернем платье и письмо от полуночи и обратился к нему. В письме, Адлер говорит Холмс , он сделал очень хорошо в поиске фотографии и взяв ее с использованием его обличьях.

Она также показывает , что она позировала как молодых людей , которые предложили цену Holmes спокойной ночи.

Адлер покинул Англию с Нортоном, «лучшим человеком» , чем король, добавив , что она не пойдет на компромисс короля, несмотря на то , «жестоко обидели» им; она сохранила только фото , чтобы защитить себя от дальнейших действий , он может принять.

Король восклицает как удивительно Адлер ( «Будет ли она не сделала замечательную королеву? Разве это не жаль , что она была не на моем уровне ?») Холмс отвечает мисс Адлер действительно на много разного уровня от короля ( с помощью которого он означает более высокие — импликации потерянных на короле).

Поблагодарив Холмс экспансивно, король предлагает ценное изумрудное кольцо с его пальца в качестве дополнительной награды. Холмс говорит , что есть то , что он ценит еще более высоко — фотографии Адлера. Не обращая внимания на рукопожатие протянутого короля, Холмс уходит. Он держит фотографию , как напоминание о ее сообразительности и избиений остроумия женщины.

Уотсон также говорит , что с момента их встречи, Холмс всегда относится к ней по почетному званию « с женщиной».

В первом абзаце новеллы, Уотсон называет ее «конце Ирен Адлер», предполагая , что она умерший. Было высказано предположение, однако, что слово «поздно» может на самом деле означает «бывший».

Она вышла замуж Годфри Нортон, что делает Adler ее прежнее название.

(Doyle использует этот же использование в « Приключение Приорат школы » со ссылкой на прежний статус герцога в качестве кабинета министров .)

отношения Холмса в Адлер

Адлер получает неограниченное восхищение Холмса. Когда король Богемии говорит: «Будет ли она не сделала замечательную королеву? Разве не жаль, что она была не на моем уровне?» Холмс отвечает, что Адлер действительно на много разного уровня от короля.

Начало «Скандал в Богемии» описывает высокое отношение, в котором Холмс провел Адлер:

Для Шерлока Холмса она всегда женщина. Я редко слышал , как он уже ее под любым другим именем. В его глазах она затмевает и превалирует всю ее пола. Это было не то, что он чувствовал эмоции сродни любви к Ирэн Адлер. Все эмоции, и что один особенно, были ненавистны его холодным, точным , но превосходно сбалансированный ум.

Он был, как я понимаю, самые совершенные рассуждения и наблюдение машины , что видел мир, но как любитель , он бы поставили себя в ложном положении. Он никогда не говорил о более мягких страстях, сохранить с насмешкой и издевкой. Они были замечательными вещами для наблюдателя-отлично подходит для рисования завесы из мужских побуждений и действий.

Но тренированный рассуждающие признать подобные попытки вторжения в его собственный нежный и тонко отрегулированной темперамент был ввести отвлекающий фактор , который может бросить сомнение всех его умственных результатов. Grit в чувствительный инструмент, или трещина в одной из своих мощных линз, не будет более тревожным , чем сильные эмоции в природе , таких , как его.

И все же было , но одна женщина с ним, и что женщина была поздно Ирен Адлер, сомнительную и сомнительной памяти.

Эта «память» поддерживалась фотографией Иренного Адлера, который был намеренно оставили позади, когда она и ее новый муж взлетели с неловкой фотографией ее с королем. Холмс спросил и получил эту фотографию от короля, в качестве оплаты за работу по делу. В «The Five Orange Pips» он комментирует клиенту, что он был побежден на горстки раз и только один раз женщина.

В производных произведений, она часто используются в качестве романтического интереса для Холмса, отхода от романов Дойля, где он только восхищается ее за ум и хитрость. В своем Руководстве Шерлока Холмса , Кристофер Редмонд отмечает « Канон дает мало оснований для любого сентиментального или похотливого предположения о связи Holmes-Адлере».

Адаптации

Уильям Gillette 1899 этап игры «s Шерлок Холмс основан на нескольких историй, среди которых„Скандал в Богемии“.

Фильмы , выпущенные в 1916 году ( в главной роли Gillette , как Холмс) и 1922 ( в главной роли Джон Бэрримор ), оба под названием Шерлок Холмс , были основаны на игре, так как был 1938 Mercury театр на воздушной адаптации радио под названием Бессмертный Шерлок Холмс , в главной роли Орсона Уэллса , как Холмс.

1946 фильм Одетый для убийства есть несколько ссылок на «Скандал в Богемии», с Холмс и Ватсон обсуждают недавнюю публикацию рассказа в The Strand Magazine , и злодей фильма , используя один и тот же трюк на Уотсона , что Холмс использует на Ирен Адлер в истории. Кроме того, Бэзил Рэтбоун и Найджел Брюс, который играл Холмса и Ватсона в фильме, сделал историю своей серии радиопередач, Новые приключения Шерлока Холмса . Эпизод последовало продолжение, «второго поколения», с участием дочери Ирины нанимая Холмс в отставку.

История была адаптирована для эпизода с 1951 ТВ Мы представляем Алан Уитли как мистер Шерлок Холмс в … в ролях : Алан Уитли , как Холмс, Раймонд Фрэнсис , как доктор Ватсон и Ольга Эдвардс , как Ирэн Адлер.

1965 бродвейского мюзикла Бейкер — стрит была по мотивам истории, что делает Ирен Адлер в героине и добавление профессора Мориарти как злодей.

«Скандал в Богемии» был адаптирован в качестве одного из эпизодов советской серии фильма «Приключения Шерлока Kholmsa доктора Ватсона: Сокровища Агры» ( Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Сокровища Агры ), (1983, СССР). Он снялся Василий Ливанов , как Шерлок Холмс , Виталий Соломин , как доктор Ватсон , Георгий Мартиросян , как король Богемии и Ларисы Соловьевой , как Ирэн Адлер.

«Скандал в Богемии» был адаптирован в качестве первого эпизода 1984-1985 телесериала Приключения Шерлока Холмса . Эпизод показал Джереми Бретт , как Холмс, Дэвид Берк как Уотсон и Гэйл Ханникат как Ирэн Адлер.

Берт Коулс драматизировать «Скандал в Богемии» для BBC Radio 4 в 1990 году, в главной роли Клайв Меррисон как Холмс и Майкл Уильямс , как Уотсон. Он также показал Эндрю Сакс , как король (Sachs бы затем , чтобы играть Уотсон в „Дальнейшие приключения Шерлока Холмса“ Coules' на радио в 2002-2010 годах.

«Скандал в Богемии» был показан в сезон 1 эпизод PBS серии Wishbone , озаглавленный «упрямая Exposé».

В эпизоде, поиск поддерживающие человеческие характеры для инкогнито фотографа в их школе , который был издательским смущающие фотографии студентов.

Переплетается с сюжетом, главный герой Wishbone изображает Шерлок Холмс в слегка модифицированной адаптации оригинальной истории сравнить с событиями «реальной жизнью» сюжет.

Серия из четырех телевизионных фильмов , произведенных в начале 2000 — х годов снимался Мэтт Frewer , как Шерлок Холмс и Кеннет Уэлш , как доктор Ватсон. Один из этих фильмов, The Royal Scandal , адаптированный «Скандал в Богемии» и объединил его историю с « The Bruce-Партингтон планы ».

Стивен Dietz «s 2006 игры Шерлок Холмс: The Final Adventure , заимствован из 1899 игр Шерлок Холмса , сливает сюжетный„Скандал в Богемии“и последней проблема .

В этой адаптации, Годфри Нортон находится под службе профессора Мориарти и чей первоначальный план был грабить Адлера.

Тем не менее, они в конечном итоге влюбляются, усложняя план и заставить Мориарти вмешаться , когда Холмс начинает расследование от имени короля.

« Скандал в Белгравии », эпизод один из второй серии сериала Шерлок , был свободно заимствован из новеллы и в эфир 1 января 2012 года , в главной роли Бенедикт Камбербэтч , как Холмс, Мартин Фриман , как Уотсон и Лара Pulver как Ирэн Адлер .

Сюжет новеллы — Холмс и Ватсон пытаются восстановить компрометирующие фотографии из Адлера — покрыт кратко в первой половине эпизода обновленного для современного периода (фото Адлера хранятся в цифровом виде на свой мобильный телефоне) и отрегулированы (Королевские они инкриминировать британка и женщины); эпизод затем переходит к основной сюжетной линии на основе других историй о Шерлоке Холмсе и фильмов , а в том числе и Адлера, Майкрофта Холмса ( Гэтисс ) и Джим Мориарти .

«Скандал в Богемии» был адаптирован к второму эпизоду «Приключение директора с Проблемой» из NHK кукольного Шерлока Холмса . Холмс ученик воображаемого интерната Битон школа .

Однажды он притворяется больным и идет в офис медсестры искать фотографию, директор Ormstein и школьная медсестра Ирен Адлер находятся. Но Адлер видит через его притворной болезни. Потом Холмс и его сосед по комнате Джон Х.

Уотсон сделать ложный огонь , чтобы найти фотографию , но она проникает их козни и говорит Холмс , что она вернула фотографию Ormstein.

Наследственный король делает появление в сезоне шесть эпизодов Elementary под названием «Breathe» .

Вымышленные монархии

Вместо того , чтобы создать фиктивную страну для короля в его истории, Конан Дойл решил поместить вымышленную династию в реальной стране.

Королевство Богемии было на момент написания владения Габсбургов и австрийские императоров носил титул « король Богемии ».

С другой стороны, никогда не было «царством Скандинавии », хотя фамилия fiancée короля, что фактического правящего дома княжества Саксен-Майнинген .

Заметки

Рекомендации

внешняя ссылка

Источник: https://ru.qwe.wiki/wiki/A_Scandal_in_Bohemia

Ссылка на основную публикацию