Теодор шванн вклад в биологию (и что открыл)

(5 апреля 1804, Гамбург — 23 июня 1881, Франкфурт-на-Майне) — немецкий биолог. Основные
направления научных исследований — цитология и эмбриология растений. Его научные достижения способствовали созданию
клеточной теории.

В 1827 году закончил Гейдельбергский университет. В 1839-1862 гг. — профессор ботаники (Йенский университет),
с 1850 года стал директором ботанического сада в этом университете. В 1863-1864 гг. — профессор антропологии
(Дерптский университет).

В 1842-1843 гг. в труде «Основы научной ботаники» Шлейден, используя индуктивный метод, подверг критике
натурфилософские и узкосистематические аспекты в работах современников. Считается реформатором ботаники.

Основные труды Шлейдена — по эмбриологии и анатомии растений. Шлейден использовал и обосновывал онтогенетический
способ изучения морфологии растений и был его активным пропагандистом.

Работы Шлейдена сыграли важную роль при создании клеточной теории. Шлейден считался одним из предшественников
и сторонников дарвинизма.

Исследования Шлейдена способствовали созданию Т. Шванном клеточной теории. Известны работы Шлейдена о развитии и
дифференцировке клеточных структур высших растений. В 1842 он впервые обнаружил ядрышки в ядре.

Согласно современным представлениям, конкретные исследования Шлейдена содержали ряд ошибок: в частности, Шлейден
считал, что клетки могут зарождаться из бесструктурного вещества, а зародыш растения — развиваться из пыльцевой
трубки.

(1804-1881) немецкий биолог

Маттиас Якоб Шлейден родился 5 апреля 1804 г. в Гамбурге. Окончив гимназию в родном городе, в 1824 г. он поступил на юридический факультет Гейдельбергского университета, намереваясь посвятить себя адвокатской деятельности.

Однако успехов на юридическом поприще не добился. В 27 лет, увлекшись естествознанием, он бросает юриспруденцию, основательно изучает медицину и ботанику, а вскоре становится профессором ботаники в Иенском университете.

Шлейден занялся интереснейшей проблемой — клеточной природой растений. За двести лет со времени открытия Гука данных о клеточном строении растений накопилось немало. В 1671 г. итальянский биолог Мальпиги обнаружил, что «мешочки» — так он называл клетки — встречаются в разных органах растений.

Над проблемами клеточного строения растений и животных трудились такие выдающиеся ученые, как Иоганн Мюллер, Пуркинье и другие. И все-таки никто из них не мог высказаться в пользу клеточного строения живой материи. Это сделали почти одновременно два ученых. Одним из них и был Маттиас Якоб Шлейден.

Узнав об открытии Р. Броуном ядер в растительных клетках, Шлейден выдвинул теорию о происхождении клеточных тканей. С его точки зрения, ядра возникают на первой же стадии развития живой клетки. Затем вокруг ядер начинается рост клеточных пузырьков, который длится до тех пор, пока они не сталкиваются друг с другом. Эта глубокая мысль была изложена им весьма убедительно.

Для доказательства своей теории Шлейден приступил к лабораторным исследованиям. Он начал методично просматривать срез за срезом, искать ядра, затем оболочки, повторять свои наблюдения снова и снова на срезах органов и частей растений.

Какие растения брать для анализов — взрослые, вполне сформировавшиеся или молодые, еще недоразвитые растеньица? Наверное, разумнее брать уже созревшие. Так большинство ученых и поступало. Но в этом и заключалась ошибка: ученые забыли главное — историю развития органов и тканей.

Шлейден с самого начала избрал другой путь: он решил проследить за тем, как постепенно развивается растение, как молодые, еще не дифференцированные клетки растут, изменяют свою форму и, наконец, становятся основой зрелого растения.

После пяти лет методичных изысканий он доказал, что все органы растений имеют клеточную природу. Закончив свою работу, Шлейден передал ее для опубликования в журнал «Мюллеровский архив», который редактировал немецкий ботаник И. Мюллер. Статья называлась «К вопросу о развитии растений».

в разделе происхождения растении, он представил свою теорию возникновения потомства клеток из материнской клетки. Работа Шлейдена послужила толчком для Теодора Шванна заняться длительными и тщательными микроскопическими исследованиями, которые доказали единство клеточного строения всего органического мира.

В конце своей жизни немецкий ученый оставил излюбленную ботанику и занялся антропологией — наукой о различиях во внешнем виде, строении и деятельности организма отдельных человеческих групп во времени и пространстве. Он получает звание профессора антропологии в Дерптском университете. Умер Шлейден 23 июня 1881 г. во Франкфурте-на-Майне.

Появление в научной среде в середине XIX века клеточной теории, авторами которой являлись Шлейден и Шванн, стало настоящей революцией в развитии всех без исключения направлений биологии.

Еще один творец клеточной теории, Р. Вирхов, известен таким афоризмом: «Шванн стоял на плечах Шлейдена». Великий русский физиолог Иван Павлов, имя которого известно всем, сравнивал науку со стройкой, где все взаимосвязано и для всего имеются свои предшествующие события. «Постройку» клеточной теории разделяют с официальными авторами все ученые-предшественники. На чьих же плечах стояли они?

Начало

Создание теории о клетке началось около 350 лет назад. Известный английский ученый Роберт Гук в 1665 году изобрел прибор, который назвал микроскопом.

Игрушка так его занимала, что он рассматривал все, что попадалось под руку. Результатом его увлечения стала книга «Микрография».

Гук написал ее, после чего увлеченно начал заниматься совсем другими исследованиями, а про свой микроскоп совсем забыл.

Но именно запись в его книге под №18 (он описал ячейки обычной пробки и назвал их клетками — англ. cells) прославила его как первооткрывателя клеточного строения всего живого.

Роберт Гук забросил увлечение микроскопом, но его подхватили ученые с мировыми именами — Марчелло Мальпиги, Антони ван Левенгук, Каспар Фридрих Вольф, Ян Эвангелиста Пуркинье, Роберт Броун и другие.

Теодор Шванн вклад в биологию (и что открыл)

Усовершенствованная модель микроскопа дает возможность французу Шарлю-Франсуа Бриссо де Мирбелю сделать вывод, что все растения образованы из специализированных клеток, объединенных в ткани. А Жан Батист Ламарк переносит идею о тканном строении и на организмы животного происхождения.

Маттиас Шлейден

Маттиас Якоб Шлейден (1804-1881) в двадцать шесть лет обрадовал семью тем, что бросил перспективную адвокатскую практику и пошел учиться на медицинский факультет того же Геттинского университета, в котором получил образование юриста.

Сделал он это не зря — в 35 лет Маттиас Шлейден становится профессором Йенского университета, изучает ботанику и физиологию растений. Его цель — узнать, как образуются новые клетки. В своих работах он правильно определил главенство ядра в образовании новых клеток, но заблуждался на счет механизмах процесса и отсутствия сходства клеток растений и животных.

После пяти лет трудов он пишет статью под названием «К вопросу о растениях», доказывая клеточное строение всех частей растений. Рецензентом статьи, кстати, был физиолог Иоганн Мюллер, ассистентом которого в то время трудится будущий автор клеточной теории Т. Шванн.

Теодор Шванн вклад в биологию (и что открыл)

Теодор Шванн

Шванн (1810-1882) с детства мечтал стать священником. В Боннский университет он пошел учиться на философа, выбрав эту специализацию как более близкую к будущей карьере священнослужителя.

Но юношеский интерес к наукам естественным победил. Теодор Шванн окончил университет на медицинском факультете. Всего пять лет он проработал ассистентом физиолога И.

Мюллера, но за эти годы он сделал такое количество открытий, что хватило бы нескольким ученым. Достаточно сказать, что в желудочном соке он обнаружил пепсин, в нервных окончаниях — специфическую оболочку волокна.

Начинающий исследователь заново открыл дрожжевые грибы и доказал их причастность к процессам брожения.

Теодор Шванн вклад в биологию (и что открыл)

Друзья и соратники

Научный мир Германии того времени не мог не познакомить будущих соратников. Оба вспоминали встречу за ланчем в маленьком ресторанчике в 1838 году. Шлейден и Шванн непринужденно обсуждали текущие дела. Шлейден рассказал о наличии ядер в клетках растений и его способе рассмотреть клетки с помощью микроскопического оборудования.

Это сообщение перевернуло жизнь обоих — Шлейден и Шванн становятся друзьями и много общаются.

Уже через год упорного изучения животных клеток появляется труд «Микроскопические исследования о соответствии в структуре и росте животных и растений»(1839).

Теодор Шванн сумел увидеть сходство в строении и развитии элементарных единиц животного и растительного происхождения. А главный вывод — жизнь находится в клетке!

Теодор Шванн вклад в биологию (и что открыл)

Именно этот постулат вошел в биологию как клеточная теория Шлейдена и Шванна.

Революция в биологии

Как и фундамент постройки, открытие клеточной теории Шлейдена и Шванна запустило цепную реакцию открытий.

Гистология, цитология, патологическая анатомия, физиология, биохимия, эмбриология, эволюционные учения — все науки начали активно развиваться, обнаруживая новые механизмы взаимодействия в живой системе.

Немец, как Шлейден и Шванн, основатель патанатомии Рудольф Вирхов в 1858 году дополняет теорию положением «Всякая клетка от клетки» (на латинском — Omnis cellula е cellula).

А россиянин И. Чистяков (1874) и поляк Э. Стразбургер (1875) открывают митотическое (вегетативное, не половое) деление клеток.

Из всех этих открытий, как из кирпичиков, строится клеточная теория Шванна и Шлейдена, основные постулаты которой неизменны и сегодня.

Теодор Шванн вклад в биологию (и что открыл)

Современная клеточная теория

Хотя за сто восемьдесят лет с того времени, когда Шлейден и Шванн формулировали свои постулаты, получены экспериментальные и теоретические знания, заметно расширившие границы познаний о клетке, основные положения теории почти такие же и выглядят вкратце следующим образом:

  • Единицей всего живого является клетка — самообновляющаяся, саморегулирующаяся и самовоспроизводящаяся (тезис единства происхождения всех живых организмов).
  • Все организмы на планете имеют схожее строение клеток, химический состав и процессы жизнедеятельности (тезис гомологичности, единства происхождения всего живого на планете).
  • Клетка — это система биополимеров, способная воспроизводить себе подобное из не подобного себе (тезис основного свойства жизни как определяющего фактора).
  • Самовоспроизведение клеток осуществляется путем деления материнской (тезис наследственности и преемственности).
  • Многоклеточные организмы формируются из специализированных клеток, образующих ткани, органы, системы, которые находятся в тесной взаимосвязи и взаимной регуляции (тезис организма как системы с тесными межклеточными, гуморальными, нервными взаимосвязями).
  • Клетки морфологически и функционально разнообразны и приобретают специализацию в многоклеточных организмах в результате дифференциации (тезис о тотипотентности, о генетической равнозначности клеток многоклеточной системы).

Окончание «строительства»

Прошли годы, в арсенале биологов появился электронный микроскоп, исследователи подробно изучили митоз и мейоз клеток, строение и роль органелл, биохимию клетки и даже расшифровали ДНК-молекулу.

Немецкие ученые Шлейден и Шванн вместе со своей теорией стали опорой и фундаментом для последующих открытий. Но совершенно точно можно сказать, что система знаний о клетке еще не окончена.

И каждое новое открытие, кирпичик к кирпичику, продвигает человечество к познанию организации всего живого на нашей планете.

В родном городе он окончил гимназию, а в 1824 г. поступил на юридический факультет Гейдельбергского университета, намереваясь посвятить себя адвокатской деятельности. Несмотря на то, что учебу закончил с отличием, юристом он не стал.

Затем в Геттингенском университете Шлейден изучал философию и медицину. В конце концов, он заинтересовался биологическими науками, посвятив себя физиологии и ботанике. Первый труд о растениях он опубликовал в возрасте 33 лет.

Читайте также:  Образ николая петровича кирсанова в романе отцы и дети тургенева характеристика

В 1837 Шлейден предложил новую теорию образования растительных клеток, основанную на представлении о решающей роли в этом процессе клеточного ядра. Он полагал, что новая клетка как бы выдувается из ядра и затем покрывается клеточной стенкой. Несмотря на свою ошибочность, эта теория имела положительное значение, т.к. привлекла внимание исследователей к изучению строения клетки и ядра.

Именно тогда совместно с зоологом Теодором Шванном Шлейден занялся микроскопическими исследованиями, которые привели ученых к разработке клеточной теории строения организмов.

В 1839 г. в Иенском университете Шлейден получил степень доктора философии.

Степень доктора медицины он получил в 1843 г. в Тюбингенском университете, а с 1863 г. состоял профессором фитохимии (науки о химических процессах в живых растениях) и антропологии в Дерпте, а также вел научную работу в Дрездене, Висбадене и Франкфурте.

С 1840 по 1862 г. был профессором ботаники в Йене, в 1863 г. был приглашен читать антропологию и растительную химию в Дерпте, но уже в 1864 г. отказался от этой должности и жил большей частью в Дрездене и Висбадене.

Блестяще и многосторонне образованный, превосходно владевший пером, беспощадный в критике и полемике, кантианец Шлейден восстал против господствовавших тогда в ботанике направлений, узкого систематически-номенклатурного и спекулятивного, натурфилософского. Представителей 1-го направления он называл собирателями сена и не меньше критиковал ни на чем не основанные фантазии натурфилософов.

Шлейден требует, чтобы ботаника стояла на той же высоте, как физика и химия, метод ее должен быть индуктивный, с натурфилософскими измышлениями она не должна иметь ничего общего; в основание морфологии растений должно быть положено изучение истории развития форм и органов, их генезиса и метаморфоз, а не простое перечисление органов явнобрачных растений; естественная система растений будет правильно понята лишь тогда, когда будут изучаться не только высшие растения, но и, главным образом, низшие (водоросли и грибы). Обе эти идеи Шлейдена быстро распространились среди ботаников и принесли благотворнейшие результаты. Шлейден — один из главнейших ботанических реформаторов и основателей новой (научной) ботаники. В своих трудах он блестяще опроверг старое направление и представил для ботаники столько задач, что их можно было решить не одному человеку, а целому поколению наблюдателей и мыслителей. Способности Шлейдена, как писателя, содействовали успеху его популярных сочинений, некоторые из которых выдержали несколько изданий и были переведены на русский язык: «Die Pflanze und Ihr Leben» (1 изд., Лейпциг, 1847; русский перевод «Растение и его жизнь»); «Studien» (русский перевод «Этюды», 1860); «Das meer» (русский перевод «Море», 1867); «Für Baum und Wald» (1870, русский перевод «Дерево и лес»); «Die Rose» (1873); «Das Salz» (1875) и т. д.

Будучи прогрессивным ученым, Шлейден принимал активное участие в общественной жизни. Он опубликовал много научно-популярных работ. Известны работы Шлейдена о развитии и дифференцировке клеточных структур высших растений. В 1842 он впервые обнаружил ядрышки в ядре.

Среди наиболее известных трудов ученого — книга «Основы ботаники» («Grundzge der Botanik», 1842-1843), ознаменовавшая собой появление современной научной ботаники. Именно Шлейден, благодаря своим открытиям в области физиологии растений, положил начало дискуссии между биологами, продолжавшейся свыше 20 лет.

Ученые не хотели признавать справедливость взглядов Шлейдена. В качестве аргумента против представленных им фактов был выдвинут упрек, что его прежние работы по ботанике содержали ошибки и не давали убедительных доказательств теоретических обобщений. Шлейден опубликовал ряд трудов по физиологии и анатомии растений.

В книге «Данные о фитогенезе» в разделе о происхождении растений Шлейден представил свою теорию возникновения потомства клеток из материнской клетки.

Работа Шлейдена подтолкнула Теодора Шванна заняться длительными и тщательными микроскопическими исследованиями, которые доказали единство клеточного строения всего органического мира. Труд ученого под заглавием «Растение и его жизнь» был опубликован в 1850 г. в Лейпциге.

Главный труд Шлейдена «Основы научной ботаники в двух томах» был опубликован в 1842-1843 г. в Лейпциге и оказал огромное влияние на реформу морфологии растений на основе онтогенеза.

Онтогенез различает в развитии отдельного организма три периода: образование половых клеток, т.е.

доэмбриональный период, ограничивающийся образованием яйцеклеток и сперматозоидов; эмбриональный период – от начала деления яйцеклетки до рождения индивида; послеродовой период – от рождения индивида до его смерти.

В конце своей жизни Шлейден оставил ботанику и занялся антропологией, т.е. наукой о различиях во внешнем виде, строении и деятельности организмов отдельных человеческих групп во времени и пространстве.

Источник: https://kotmao.ru/deti/mattias-yakob-vklad-v-biologiyu-shleiden-i-shvann-kletochnaya-teoriya.html

  • История клеточной теории
  • Основные положения клеточной теории Шванна и Шлейдена
  • Вклад Вирхова в развитие клеточной теории
  • Современная клеточная теория
  • Клеточная теория, видео
  • В наше время ни для кого не секрет, что вся живая материя состоит из клеток, имеющих в свою очередь интересное и сложное строение. Но в прошлом открытие этого факта имело большое научное значение для развития биологии, и учение о клеточном строении органики вошло в историю под названием «клеточная теория».

    История клеточной теории

    Открытие клеточной теории берет свое начало в далеком 1655 году, когда английский ученый Р. Гук на основе своих многочисленных наблюдений за живой материей впервые предложил термин «клетка». Сделал он это в своем знаменитом научном труде «Микрография», который впоследствии вдохновил другого талантливого ученого из Голландии Левенгука на изобретение первого микроскопа.

    Появление микроскопа и практическое наблюдение через него подтвердило идеи Гука, и клеточная теория получила дальнейшее развитие.

    И вот уже в 1670-е годы итальянский врач Мальпиги и английский натуралист Дрю описывают различные формы клеток у растений.

    В то же время сам изобретатель микроскопа Левенгук наблюдает мир одноклеточных организмов – бактерий, инфузорий, амеб. Будучи человеком творческим Левенгук первым изображает их на своих рисунках.

    Теодор Шванн вклад в биологию (и что открыл)

    Так выглядели его рисунки.

    Тем не менее, ученые XVII века представляли клетки в качестве пустот в непрерывной массе растительных тканей, о внутреннем строении клетки еще ничего не было известно. Не было значительного прогресса в этом направлении и в следующем XVIII веке. Хотя в это время стоит отметить труды немецкого ученого Фридриха Вольфа, который пытался сравнивать развитие клеток у растений и животных.

    Первые попытки проникнуть во внутренний мир клетки были предприняты уже в XIХ веке, чему способствовало появление улучшенных микроскопов, в том числе наличие у последних ахроматических линз.

    Так ученые Линк и Молднхоуэр обнаруживают в клетках наличие самостоятельных стенок, то, что позже станет известно как мембрана.

    А в 1830 году английский ботаник Роберт Броун впервые описывает ядро клетки, как важную ее составную часть.

    Во второй половине XVII века учение о клеточной теории и строении клетки оказывается в центре внимания всех ученых-биологов, и даже выделяется в отдельную под науку – цитологию.

    Основные положения клеточной теории Шванна и Шлейдена

    Большой вклад в развитие клеточной теории на этом этапе был сделан немецкими учеными Т. Шванном и М. Шлейденом, которые в частности сформулировали основные постулаты клеточной теории, вот они:

    • Все без исключения организмы состоят из маленьких одинаковых частей – клеток, которые растут и развиваются по одним и тем же законам.
    • Общий принцип развития элементарных частей организма – клеткообразование.
    • Каждая клетка представляет собой сложный биологический механизм и является своего рода отдельным индивидом. Совокупность же клеток образует ткани.
    • В клетках происходят разные процессы, такие как возникновение новых клеток, увеличение клеток в размерах, утолщение их стенок и так далее.

    Пожалуй, тут заключена основная суть клеточной теории.

    Вклад Вирхова в развитие клеточной теории

    Правда, Шванн и Шлейден ошибочно полагали, что клетки образуются из некого «неклеточного вещества». Эта идея впоследствии была опровергнута другим известным немецким биологом Р.

    Вирховым, который доказал, что «всякая клетка может происходить исключительно из другой клетки», подобно тому как растение может происходить только от другого растения, и животное только от другого животного.

    Это положение стало также одним из важных частей клеточной теории.

    Современная клеточная теория

    Идеи Шванна, Шлейдена, Вирхова и других создателей и авторов этой теории, хотя и были передовыми и революционными как для своего времени, тем не менее, сейчас им уже почти два века, и с тех пор развитие науки в этом направлении продвинулось еще дальше. О чем же нам говорят основные положения современной клеточной теории? Вот о чем:

    • Клеточная структура является, хотя и главной, но не единственной формой существования жизни. Так как помимо клеток есть еще и вирусы (открытые русским ученым Дмитрием Ивановским в 1892 году), которые, по сути, клетками не являются, но только свои свойства могут проявлять внутри клеток, проникая в них аки паразит.
    • Существует два типа клеток: прокариотические, не имеющие ограниченного мембранами ядра и эукариотические, имеющие ядро, мембрану, все как положено порядочной клетке. К эукариотическим клеткам относятся клетки растений и животных, к клетками прокариотическим – клетки бактерий и архебактерий. Таким образом, клетки растений и животных представляют собой условно биологические системы более высокого уровня организации, чем клетки бактерий.
    • Клеточная теория прошлого рассматривала живой организм как некую суму клеток, чем игнорировалась целостность организма. Современная клеточная теория рассматривает эту сумму через призму целостности организма.
    • Также догматическая клеточная теория прошлого игнорировала особенности неклеточных структур в организме, и даже порой признавала их неживыми. На самом же деле в организме помимо собственно клеток есть многоядерные надклеточные структуры (синцитин, симпласты), безядерное межклеточное вещество, обладающее к тому же способностями к метаболизму. Современная клеточная теория занимается активным изучением этих элементов, так удалось выяснить, что синцитин и симпласты являются продуктом слияния клеток, а внеклеточное вещество образовалось в результате секреции клеток.

    И вполне возможно, что в будущем клеточная теория получит еще большее развитие, учеными биологами будут найдены новые не известные ранее складовые части клетки, будут открыты новые механизмы ее работы, ведь клетка хранит в себе еще немало тайн и загадок.

    А наиболее интересная загадка, которую хранит в себе клетка – это проблема ее старения (и впоследствии умирания), и если ученым удастся ее решить, хотя бы частично, как знать, насколько смогла бы увеличиться продолжительность человеческой жизни, но это уже тема для другой статьи.

    Клеточная теория, видео

    В завершение по традиции вашему вниманию образовательное видео по теме нашей статьи.

    Теодор Шванн вклад в биологию (и что открыл)

    При написании статьи старался сделать ее максимально интересной, полезной и качественной. Буду благодарен за любую обратную связь и конструктивную критику в виде комментариев к статье. Также Ваше пожелание/вопрос/предложение можете написать на мою почту pavelchaika1983@gmail.com или в Фейсбук, с уважением автор.

    Читайте также:  Сочинение на тему неясность слова есть неизменный признак неясности мысли (высказывание л.н.толстого)

    Источник: https://www.poznavayka.org/biologiya/kletochnaya-teoriya-razvitie-i-polozheniya/

    Шванн, Теодор

    (1810-1882) немецкий биолог, основоположник клеточной теории

    Теодор Шванн родился в г. Нейс 7 декабря 1810 года. После окончания в 1833 г. Боннского университета и после обучения в Кельне и Вюрцбурге в 1834—1838 гг.

    он работал ассистентом у известного физиолога Иоганна Мюллера. Молодой Шванн поражал своим трудолюбием и целеустремленностью даже умудренных исследователей.

    Открытий, сделанных им всего за пять лет, хватило бы не на одну трудовую жизнь ученого.

    Он занимался самыми различными исследованиями: например, изучая физиологию пищеварения, обнаружил в желудочном соке особое вещество, переваривающее пищу, которое назвал «пепсин». Это открытие он сделал, когда ему было 26 лет.

    Через год им были открыты дрожжевые грибки (правильнее будет сказать — заново открыты). Истории науки известны случаи, когда разные исследователи приходили к одинаковым результатам почти в одно и то же время. В 1836—1837 гг. независимо друг от друга немецкие ботаники Ф. Т.

    Кютцинг и М. Шлейдон разгадали тайну брожения.

    Рассматривая дрожжи под микроскопом, Шванн установил, что они представляют собой живые организмы. И тогда молодой ученый решил попытаться найти неоспоримое доказательство того, что дрожжи являются истинной причиной брожения. С этой целью он стал проводить многочисленные опыты.

    Когда Шванн нагрел бродившую жидкость до высокой температуры, процесс брожения прекратился. Вероятно, это произошло потому, что высокая температура убивает дрожжевые грибки. В таком случае только живые дрожжевые грибки преобразуют сахар в спирт.

    При брожении образуется углекислый газ (тот самый газ, благодаря которому вода становится газированной, в хлебе при выпечке образуются поры, а в пиве — пена). В результате своих опытов Шванн пришел к выводу, что углекислый газ образуется только там, где присутствуют дрожжи.

    Как и его предшественник Кютцинг, он заявил: «Дрожжи — живые клетки. Они растут, размножаются и преобразуют сахар в спирт и углекислый газ».

    Это заявление молодых неизвестных ученых опровергало теорию немецкого химика Либиха, который считал, что брожение является результатом чисто химического процесса, при котором сахар преобразуется в спирт.

    Либих пользовался большим авторитетом среди европейских химиков, и его слова сомнению не подвергались. Поэтому ученые встретили сообщение Шванна отчасти равнодушно, а отчасти даже с некоторым пренебрежением.

    В это время ему посчастливилось встретиться с хорошо тогда известным в научном мире М. Шлейденом, идеи которого будоражили воображение многих естествоиспытателей. Встреча состоялась в октябре 1838 г. Вскоре Шлейден и Шванн стали друзьями.

    Шлейден обосновал свою клеточную теорию для растений. Но оставались еще животные. Шванн решил своими исследованиями ответить на вопрос о том, можно ли говорить о едином для всего живого законе клеточного строения.

    Изучая зародыши и ткани животных, ученый обнаружил в них образования, напоминающие растительные клетки. Он поделился своими мыслями со Шлейденом. Следует сказать, что, занимаясь исследованиями в области биологии, оба ученых часто обменивались мнениями по возникающим вопросам.

    Шлейден не видел принципиальной разницы в строении животных и растений. Обсуждая вопрос о предполагаемой клеточной структуре тканей животных, Шванн и Шлейден все больше убеждались в правильности своих предположений. Нужны были многочисленные доказательства.

    Лаборатория, микроскоп, срезы заполнили все существование Шванна. Шлейден дал ему в руки хороший компас — искать ядра клеток. Ядро было постоянной частью и животных клеток. Шванн в своей работе применил прием Шлейдена — сначала искать ядра клеток, затем оболочки.

    Он умело использовал все методические приемы Шлейдена, например, следил за постепенным развитием органов.

    В кратчайший срок — всего за год — Шванн закончил свой титанический труд. В книге «Микроскопические исследования» ученый обобщил результаты всех своих прежних работ. Этот труд, вышедший в свет в 1839 г. , познакомил научный мир со многими данными, ранее совершенно неизвестными науке. Главная идея книги, которая вызвала революцию в биологии, была такой — жизнь сосредоточена в клетках!

    Данное положение вошло в большинство учебников биологии под названием клеточной теории Шлейдена-Шванна. Однако это не совсем верно. Дело в том, что изучением строения тканей живых организмов занимались и другие ученые,

    чьи исследования способствовали формированию клеточной теории, выдвинутой впоследствии Шлейденом и Шванном. С 1839 г. Шванн работал профессором анатомии в малоизвестном университете бельгийского города Лувена.

    Впоследствии он переехал в Льеж, где с 1858 г. возглавлял кафедру физиологии. Занимался в основном преподавательской деятельностью. Никаких значительных открытий за последние годы не последовало.

    Умер немецкий биолог в Кёльне 11 января 1882 г.

    Источник: http://biografiivsem.ru/shvann-teodor

    Германское бессмертие

    В учебниках биологии клеточная теория присутствует как теория Шлейдена—Шванна, мол, Шлейден открыл клеточное строение у растений, а Шванн — у животных. Современник их открытий Рудольф Вирхов так и выразился: «Шванн стоял на плечах Шлейдена».

    Но подобная цирковая акробатика сплошь и рядом встречается в истории науки — кто-то всегда был предшественником кого-то.

    А если учесть, что сам Шлейден не считал, что растения состоят исключительно из одних клеток, то автором клеточной теории следует считать все-таки Шванна.

    Маттиас Шлейден и Теодор Шванн были молодыми сотрудниками лаборатории профессора Иоганна Мюллера в Берлинском университете.

    Оба пришли туда со студенческой скамьи почти одновременно: Шлейден в 1835 году, Шванн на год раньше.

    Первый занимался эмбриологией растений и изучал под микроскопом их зародыши, второй — гистологией и разглядывал под микроскопом строение тканей человека и животных. Видели они в окуляре микроскопа одно и то же — клетки.

    В 1938 году Шлейден публикует «Материалы по фитогенезу», где описывает, как из бесструктурного вещества в зародыше растения формируется ядро, а вокруг него возникает клетка. Это было ошибкой, которую, будь тогда микроскопы более высокой разрешающей способности, Шлейден не совершил бы.

    Но в данном случае она не повлияла на вывод Шлейдена: сформированные растения состоят из клеток.

    После этого Шванн торопится и в том же 1838 году публикует три предварительных сообщения об общем для растений и животном клеточном строении, а на следующий год обобщает их в монографии «Микроскопические исследования о соответствии в структуре и росте животных и растений», где делает вывод: «Все живые существа состоят из клеток и клеточных продуктов».

    Клетки растений описал еще в 1665 году английский физик Гук. Но клеточная теория не была сформулирована раньше только по одной причине: науке она была не нужна, биология успешно развивалась без нее. Строго говоря, и открытие Шванна еще долго оставалось на обочине магистрального пути современной ему науки. Главные события в клеточной теории произошли лишь во второй половине XIX века.

    В 1960-х годах берлинский профессор Вирхов постулировал: «omnis cellula e cellula» (клетка происходит только от клетки), а в 1870-х были открыты механизмы размножения клеток (митоз у неполовых клеток и мейоз у половых). Это заставило взглянуть по-иному на сам феномен жизни. Выходило, что одноклеточные организмы, размножающиеся делением клетки пополам, бессмертны.

    Окончательно паззл клеточного бессмертия сложился в 1890-е годы после открытия профессором Фрайбургского университета Августом Вейсманом «зародышевого пути».

    Оказалось, что яйцеклетка матери практически в неизменном виде передается ее потомству, от женских особей в потомстве — их потомству и так далее, от условной праматери Евы и до скончания века. Умирает только то, что производит яйцеклетка в результате неполового деления после слияния со сперматозоидом, то есть наше тело.

    Многоклеточные, в том числе человек, тоже бессмертны, но лишь на уровне половых клеток. Половое размножение — это отказ от бессмертия тела, та цена, которую мы заплатили за свою многоклеточность.

    Легко заметить, что ученые, создавшие клеточную теорию, были исключительно немцами. Случайность это или роль коллективного мессии биологического бессмертия была предначертана немцам свыше — на этот вопрос ответа у науки нет.

    Сергей Петухов

    Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3486700

    Теодор Шванн и его эпоха

    В то время как в Англии и Франции последние остатки феодального строя исчезли в XVII—XVIII вв., в Германии этот перелом общественных взаимоотношений произошел позднее.

    Остатки феодальных отношений, политическая раздробленность страны держалась здесь дольше; в конце XVIII и в начале XIX столетия в экономической жизни Германии еще сохраняется крепостнический уклад.

    Пережитая Германией Тридцатилетняя война свела на нет успехи в развитии хозяйственной жизни, которыми были отмечены XV и XVI вв. Основой экономического строя Германии в XVIII и в начале XIX в. являлось сельское хозяйство.

    Промышленность находилась в зачатке и была представлена главным образом цеховым мастерством в городах. Уровень общественного развития, какого к этому времени достигли Англия и Франция, для Германии был только будущим.

    «Немцы размышляли в политике о том, что другие народы делали», — говорил К. Маркс. Экономический застой находил свое отражение и в культурной жизни Германии, в частности, в развитии немецкой науки.

    В противоположность английскому эмпиризму и французскому материализму XVIII в., в Германии философия развивается по пути идеализма. Субъективный идеализм Фихте (Fichte, 1762—1814), натурфилософия Шеллинга и его многочисленных последователей довлеют над немецкой наукой конца XVIII и начала XIX в.

    С точки зрения натурфилософов, законы природы лишь отображают творчество мирового духа. Поэтому для познания этих законов представлялось лишним изучать конкретное проявление природы во всем ее многообразии.

    Поскольку общий принцип творчества космического духа установлен, то из этого общего принципа путем мышления можно вывести все частные закономерности природы и не нужно утруждать себя непосредственными наблюдениями или постановкой экспериментов. Гегемония натурфилософии наложила характерный отпечаток на развитие естественных наук в Германии.

    На определенный отрезок времени натурфилософия становится официальной научной философией, и в развитии естественных наук в Германии в рассматриваемый период проявляется заметный застой.

    Однако веяния Великой французской революции и наполеоновские войны расшатывали застоявшийся уклад экономической жизни Германии.

    Уничтожается крепостническая система хозяйства, нарождается буржуазия, стремящаяся догнать ушедших далеко вперед английских и французских соперников. Хотя окончательная ликвидация остатков феодализма явилась лишь результатом революции 1848 г.

    , но вся вторая четверть прошлого столетия проходит под знаменем ломки старых общественных отношений и связанного с этим общего подъема культурной жизни страны.

    Это резко отражается на немецкой науке. Натурфилософия перестает вызывать восторги ученых. Кабинетные размышления уступают место экспериментальным исследованиям, развиваются точные науки.

    Естествознание привлекает к себе всеобщее внимание, так как без него немыслим технический прогресс, на который поднимающаяся немецкая буржуазия дает «социальный заказ».

    Только теперь создаются в Германии крупные научные центры, возникают научные школы.

    Либих (Justus v. Liebig, 1803—1873) создает известную химическую школу в Гиссене.

    «Конечно, — писал К. А. Тимирязев (1907), — и раньше ученые имели отдельных учеников, но Либихом в Гиссене была создана первая, в буквальном смысле этого выражения, научная школа, т. е обширный питомник ученых, стекавшихся туда со всех концов цивилизованного мира и возвращавшихся домой носителями его системы научного воспитания» (Соч., т. VIII, стр. 149).

    Читайте также:  Анализ стихотворения клен ты мой опавший есенина

    В Берлине появляется другой химический центр — школа Митчерлиха (Eilhard Mitscherlich, 1794—1863).

    Параллельно с химией начинает развиваться физика. Вильгельм Вебер (Wilhelm Eduard Weber, 1804—1891), Георг Ом (Georg Simon Ohm, 1787—1854), Нейман (Franz Neumann, 1798—1895), Поггендорф (Johann Christian Poggendorff, 1796— 1877) достойно представляют немецкую физику того времени.

    Значительный сдвиг происходит и в области биологии. Эрнст Вебер (Ernst Heinrich Weber, 1795—1878) создает физиологическую школу в Лейпциге. Пуркине в Бреславле группирует вокруг себя значительную группу молодежи и создает первую гистологическую школу. Наконец, в Берлине, вокруг Иоганнеса Мюллера формируется едва ли не самая блестящая в истории развития биологии научная школа.

    Создание таких научных центров имело большое влияние на развитие естественных наук, в частности, на биологию.

    Создавалось здоровое соревнование, взаимный обмен опытом, критическое отношение к своей работе; поднимался общий тонус исследовательской деятельности, который будил мысль и направлял к новым открытиям. Середина XIX в.

    являлась периодом мощного развития немецкой науки, как бы платившей свой долг за эпоху застоя в период господства натурфилософии.

    Шлейден (1862), например, прямо заявлял: «Я, согласно своим убеждениям, воздерживался от всякой шеллингианской, натурфилософской болтовни, от всяких фантастических прикрас; и твердо уверен, что наука не нуждается в этом шутовском наряде, чтобы показаться, даже людям неученым, с своей интересной, привлекательной стороны».

    Таков общий фон, на котором развивалась деятельность Теодора Шванна, создателя клеточной теории, воспитанника школы Иоганнеса Мюллера.

    Общий подъем, царивший в культурной жизни Германии и отражавшийся непосредственно в немецкой науке, поддерживал исключительно высокий тонус, которым жила лаборатория Мюллера в Берлине.

    Перед немецкими исследователями раздвинулся горизонт, они обрели силу, они почувствовали, что творят науку. Только при таком подъеме возможно было проделать ту гигантскую работу в разнообразных областях биологии и медицины, которою отмечено творчество Иоганнеса Мюллера.

    Только при таком окружении талантливый ученик знаменитого учителя, Теодор Шванн, смог за пять лет работы у Мюллера в Берлине сделать ряд выдающихся открытий, среди которых была клеточная теория — одно из самых важных обобщений в истории развития биологии.

    Биография Шванна своеобразна и поучительна. Заслуги Шванна в области биологии не ограничиваются созданием клеточной теории. Шванн делает ряд физиологических и гистологических открытий, каждое из которых само по себе могло бы дать почетную известность ученому.

    Все они были сделаны Шванном на протяжении пяти лет, в то время как его научнопедагогическая деятельность продолжалась около пятидесяти лет.

    В течение пяти лет берлинского периода своей работы Шванн проявляет себя как научный гений, в течение сорока с лишним лет последующей профессорской деятельности — это скромный профессор провинциального университета.

    Теодор Шванн родился 7 декабря 1810 г. в Дюссельдорфе. Его дед и отец были ювелирами. Позже отец Шванна открывает типографию. Семьдесят лет спустя в этой типографии печатается юбилейный сборник, посвященный сорокалетию профессуры Теодора Шванна.

    По окончании начальной школы, десяти лет, Шванн поступает в прогимназию в Нейссе, а шестнадцати лет переходит в иезуитскую гимназию в Кельне. Семья Шванна всегда отличалась религиозностью, это, вместе с воспитанием в иезуитской школе, наложило отпечаток на Теодора Шванна, и позже остававшегося ревностным католиком.

    В гимназии Шванн проявлял значительный интерес к математике и физике. По окончании гимназии он поступает на философский факультет Боннского университета, готовясь к духовной карьере. Однако склонность к естественным наукам побеждает, и Шванн переходит на медицинский факультет того же университета.

    На этот выбор, да и вообще на значительный период его дальнейшей жизни, оказала влияние встреча с Иоганнесом Мюллером, получившим тогда профессуру в Боннском университете. Шванн становится ревностным поклонником Мюллера, посещает его лекции и помогает ему в постановке опытов.

    Таким образом, мюллеровская школа началась для Шванна еще в студенческом периоде.

    Осенью 1831 г. Шванн переходит в Вюрцбургский университет, где лучше были поставлены клиники. В апреле 1833 г. он переезжает в Берлин, где к этому времени Мюллер получил кафедру. В 1833 г.

    Шванн оканчивает университет и, по совету Мюллера, темой для диссертации берет исследование значения кислорода для развития куриного зародыша.

    Шванн выясняет, что следы развития могут иметь место и в бескислородной среде, но при отсутствии кислорода развитие приостанавливается на ранних стадиях.

    Защитив в 1834 г. диссертацию, Шванн занимает у Мюллера место сотрудника анатомического музея. Пять лет остается Шванн в этой должности, напряженно работая под руководством своего учителя, а впоследствии и самостоятельно. Эти пять лет принесли Шванну всемирную славу; за этот период он выполняет и свои замечательные микроскопические исследования.

    Генле, старший товарищ Шванна по лаборатории, в некрологе, посвященном другу, делится воспоминаниями о Шванне в берлинский период его жизни.

    «Я вижу его перед собою, человека среднего роста, с бритым лицом, имеющим почти детское и неизменно ясное выражение, с гладкими, но зачесанными кверху темнорусыми волосами, в окаймленном мехом шлафроке, в узкой, несколько мрачной задней комнате второго этажа ресторана (менее чем второго ранга) на углу Фридрих и Моренштрассе, в комнате, которую он не покидал много дней подряд, окруженный немногими книгами, но зато бесчисленными колбами, бутылками, склянками с реактивами и самодельными примитивными аппаратами» (Henle, 1882, стр. I—II).

    Совместно с Мюллером Шванн занимается в этот период физиологией пищеварения. В 1836 г.

    появляется сначала их совместная работа об искусственном переваривании, а позже — работа Шванна «О сущности пищеварительного процесса».

    В этом исследовании Шванн делает выдающееся физиологическое открытие: он доказывает, что «действующим началом» желудочного сока является особое химическое вещество, которому он дал название «пепсин».

    Шванн исследует далее возможность произвольного самозарождения. Apriori он не допускает этой возможности, но поставленная им серия опытов не дала ясного ответа, и разрешение многолетнего спора досталось позже на долю Пастера (Louis Pasteur, 1822—1895).

    Исследования по самозарождению привели Шванна к изучению гниения, образования плесеней и брожения. Шванн открывает дрожжевые грибки и доказывает их участие в процессе брожения. С 1833 г. Йог.

    Мюллер начинает печатать свое знаменитое руководство по физиологии, задуманное как сводка критически проверенных и подвергнутых собственной обработке фактов. Вместе с другими помощниками Мюллера в этой работе принимает участие Шванн. По-видимому, это совпало с началом занятий Шванна микроскопическими исследованиями.

    Он изучает строение поперечнополосатых мышц, устанавливает их состав из фибрилл и изолирует первичные мышечные волокна. Одновременно Шванн изучает физиологию мышечного сокращения с помощью сконструированных им «мышечных весов».

    Дюбуа-Реймон писал, что это была первая работа, где жизненные силы были изучены с чисто физической точки зрения и нашли математическое выражение. «В среде, где господствовала госпожа идеалистическая философия и теории Фихте и Гегеля, этот, как его называют «основной опыт» Шванна явился разоблачением и стал отправным пунктом новой физиологии» (М. Florkin, 1960, стр. 40).

    Шванн изучает периферическую нервную систему, обнаруживает деление первичных нервных волокон и открывает оболочку, названную впоследствии «шванновской оболочкой».

    Все, больше Шванн увлекается гистологическими исследованиями. В головастиках лягушки он нашел удобный объект для решения многих спорных вопросов гистологии.

    Он продолжает изучение тканей хорды и хряща, начатое Мюллером на круглоротых. Клетки хорды и хряща отличаются вакуолизацией, тургором, напоминая этим клетки растений.

    Среди тканей животных нет более удобного примера для сравнения растительной и животной клетки.

    Встреча со Шлейденом, рассказавшим Шванну о своих наблюдениях над ролью ядра в процессе образования растительных клеток, ориентирует мысль Шванна в определенном направлении: Шванна поражает сходство его собственных наблюдений над животными тканями с тем, что уже установлено для тканей растений.

    Так зарождается фундаментальная мысль, положенная в основу главного труда Теодора Шванна, совершившего переворот в биологии. С этой точки зрения он пересматривает заново весь фактический материал и в январе—апреле 1838 г. публикует три сообщения, положенные затем в основу книги, датированной 1839 г.

    Разбор этого классического сочинения, навсегда обессмертившего имя Теодора Шванна, будет сделан далее.

    В 1839 г. Шванн принимает приглашение занять должность профессора анатомии в университете в Лувене. Переехав в Бельгию, Шванн больше не занимается гистологией. В Лувене он печатает еще одно физиологическое исследование о роли желчи (1844); это была последняя экспериментальная работа, опубликованная Шванном.

    В 1848 г. Шванн переходит на кафедру в Льеж, но и здесь он занимается преимущественно педагогической работой и, хотя, по-видимому, не прекращает совсем лабораторных исследований, почти ничего не печатает.

    Опубликовав свою замечательную книгу, которая дала программу работ для ряда поколений, Шванн странным образом охладел к учению о клетке и в своих лекциях даже в 1860 г.

    излагал те представления, которые сложились у него в Берлине.

    В 1878 г. Льежский университет отметил 40-летие профессуры Шванна торжественным заседанием и изданием сборника, а через два года Шванн оставил кафедру; 11 января 1882 г. он скончался от апоплексического удара.

    Можно строить много догадок о причинах остановки после переезда в Бельгию столь бурно и плодотворно начавшейся научной деятельности Шванна. Скорее всего Шванн принадлежал к числу лиц, нуждающихся для проявления своих способностей в зарядке извне.

    В лаборатории Иоганнеса Мюллера Шванн был в окружении кипучей работы целого коллектива, творившего науку. Эта обстановка зажигала молодого ученого, будила в нем замечательные мысли, давала ему энергию для претворения их в жизнь.

    Не встретив такой обстановки в Лувене, Шванн «остыл» раньше, чем исчерпались его творческие способности, и удовольствовался той «рентой», которую принесла ему слава его пятилетней работы у Мюллера в Берлине.

    Флоркэн, автор новых монографий о Шванне, использовавший ранее не опубликованные материалы и издавший его письма, считает, что в жизни Шванна надо различать три периода: стоический, научный и мистический. После морального кризиса, который, по Флоркэну, Шванн пережил в 1838 г.

    , у него проявились признаки невроза и его научная смелость потерялась в попытках соединить научное миропонимание с религиозной мистикой. Однако речь, произнесенная Шванном на юбилее за два года до смерти, это — речь ученого, с задором отстаивающего «физическое», т. е. материалистическое понимание жизни.

    Чувствуется, что обстановка юбилея, в котором участвовал весь ученый мир, снова зажгла в престарелом ученом потухший факел его научного гения.

    Мы можем жалеть об этом, но никто не может отрицать, что сделанного Шванном вполне достаточно, чтобы обессмертить его имя, а классическая книга Шванна всегда будет отмечать один из важнейших рубежей в истории биологии.

    Источник: https://www.activestudy.info/teodor-shvann-i-ego-epoxa/

    Ссылка на основную публикацию