Жизнь есть сон — краткое содержание произведения кальдерон

Драматические пьесы Кальдерона делятся на духовные и светские. В духовных он, подобно Лопе де Веге, держится ортодоксальной католической точки зрения, вполне принимает все учения римской церкви, верит всем легендам её; редко проявляется у Кальдерона христианская кротость. У него владычествует такой суровый фанатизм, что его справедливо называют поэтом инквизиции.

Грубость и жестокость понятий Кальдерона объясняется характером общества, в котором он жил и для которого писал. Монах, придворный поэт, сочинявший для церковных праздников пьесы с аллегорическими фигурами, смотревший на аутодафе (сожжения еретиков), не мог быть гуманным.

Подобно картинам Мурильо и Веласкеса религиозные драмы Кальдерона написаны для служения католической церкви. Но они имеют большое художественное достоинство. «В духовных драмах Кальдерона, – говорит Розенкранц, – много разнообразия, и поэт высказывает в них свои задушевные мысли.

Все величественные стороны католичества изображены в блистательнейшем вкусе с необыкновенным богатством фантазии, с искренней горячностью чувства; они переносят нас в мир чудес».

Наиболее сильным религиозным энтузиазмом проникнуты те духовные драмы Кальдерона, который написаны для спектаклей на праздник тела Господня, в прославление догмата пресуществления.

Нам кажется странной господствующая в них смесь поэзии, схоластики и теософии, но надо удивляться искусству, с каким Кальдерон умеет соединять между собой эти разнохарактерные элементы.

Его аллегорические фигуры: Вера, Благодать, Грех, Природа, Язычество, Дьявол – утомляют своим однообразием, являясь каждая во множестве драм; но Кальдерон умеет обрисовывать их живыми чертами.

Чтобы переносить зрителя из фантастического мира в действительный, он вставляет в эти драмы народные песни, исторические факты, черты национального быта; действие сопровождается музыкой. Простонародной публике очень нравилось смотреть на чёрта. Кеведо говорил: «Дьявол так возгордился своей славой, что держит себя на сцене, как полный её господин».

Кальдерон угождал и этому вкусу своей публики; так например, в его драме «Живописец своего бесчестья» выводится Люцифер, вовлекавший человеческую природу в испорченность, от которой она впоследствии избавляется Крестным таинством.

В ауто «Пир Валтасара» изображающей нечестие, тщеславие и разврат вавилонского царя, Даниилу представителю суда Божия, противопоставляется Мысль, олицетворенная в фигуре шута. В драме «Божественный Орфей» князь тьмы, являющийся корсаром на черном корабле, старается обольстить и погубить человеческую природу, изображаемую аллегорической фигурой; но Орфей одолевает его святыми песнями и священной музыкой. «Медный змий» в котором драматизирован рассказ, находящийся в книге Чисел, изображает победу Креста над чувственными страстями, действующими по внушению Веельфегора и Идолопоклонства, олицетворенного аллегорической фигурой.

Жизнь есть сон - краткое содержание произведения Кальдерон

Педро Кальдерон де ла Барка

Знаменитейшие из духовных драм Кальдерона, прославляющих церковь, мучеников и других святых: «Стойкий принц», изображающий страдание португальского инфанта Фердинанда в плену; «Иосиф-Женщина» (El Josef de las mugeres), переложенная в разговоры легенда об ученой египетской девушке Евгении, о её обращении в христианство и мученичестве; «Волшебный маг» – легенда о Киприане, продавшем свою душу дьяволу для получения любви благочестивой Юстины, потом раскаивающемся, обращающемся в христианство и вместе с Юстиной принимающем мученическую смерть в Антиохии; сам сатана вынужден возвестить победу истинной веры и блаженство Киприана и Юстины на небесах. «Чистилище святого Патрика», драма, написанная Кальдероном в молодости, изображает греховную жизнь и наказание за нее огнем чистилища в ужасной пещере, находящейся в Ирландии. «Поклонение Кресту» – история того, как похищенный персами животворящий крест был возвращен христианскому миру императором Ираклием и благочестивою Клодомирой, царицей газской; Кальдерон показывает, что человек, совершавший всяческие преступления, получает вечное блаженство за благочестивое поклонение Кресту, как думали тогда испанцы. Грубое суеверие, прославляемое этой драмой и «Чистилищем святого Патрика» производит на людей нашего времени отталкивающее впечатление, и драма «Отпадение Англии от церкви» отталкивает их фанатической ненавистью к кардиналу Вулси, Анне Болейн и другим лицам, которых католики винили в отторжении Англия от римской церкви. «Рассвет в Копакабане» прославляет введение христианства и падение язычества в Перу. «Восточная Сивилла» изображает библейский рассказ о царице Савской и показывает, что ветхозаветные события предвозвещали собою новозаветные. «Жизнь есть сон» развивает мысль, что земная жизнь лишь мечта, а истинная жизнь – загробная; содержание этой драмы составлено из разных легенд, переделанных фантазией автора.

Светские пьесы Кальдерона – краткое содержание

В большей части духовных драм Кальдерона вплетена какая-нибудь любовная история; в светских драмах его завязкой служат любовь и честь. Первая обязанность идальго (дворянина) – охранять честь свою и своей фамилии, мстить кровью не только за нарушение её, но и за всякое сомнение в ней.

Дуэли и убийства чрезвычайно часты в светских драмах Кальдерона. Он написал много исторических драм. Прошлое изображено в них по современным ему понятиям и нравам; потому мы видим в них картины не прежних веков, а жизни испанского общества XVII века. Характерная их черта – прославление абсолютной власти короля.

У прежних испанских драматургов при всей преданности монархической системе нередко выставляются правыми вассалы, отказывающие в повиновении королю.

У Кальдерона король всегда и во всем прав; он выше всех законов; даже заблуждения и слабости его похвальны; ему надо приносить в жертву даже законы чести, во всех других случаях прославляемые Кальдероном.

Одна из знаменитейших его драм – «Врач своей чести»; в ней дон Гутьерре, ошибочно предполагая, что его жена Масия имела любовное свидание с инфантом Генрихом Трастамарой, велит хирургу пустить ей кровь и не дозволяет остановить кровотечение. Масия умирает.

Король Петр предлагает дону Гутьерре жениться на Леноре, которую он любил до женитьбы на Масии и покинул по подозрению в измене. Гутьерре в оправдание убийства Масии говорит, что честь омывается только кровью. Король и Ленора соглашаются с этим; в конце драмы Ленора выражает желание, чтобы Гутиерре поступил с нею так же, как с Масией, если она подаст ему повод к подозрению. При этом следует заметить, что Масия была невинна. Таковы правила чести, восхваляемые Кальдероном.

Другая драма его «Живописец своего бесчестья» основана на той же идее. Дон Хуан, жена которого, красавица Серафина, увезена в Гаэту доном Альваро, переодевается живописцем, проникает в загородный дом, где живут Альваро и Серафина, убивает их, и отцы убитых благодарят его за мщение осквернителю и осквернительнице чести своих фамилий.

Такова же идея драмы «За тайное оскорбление — тайная месть». Португальский дворянин в ночь перед отплытием короля Себастьяна в Африку топит в Тахо прежнего любовника своей жены и зажигает свой дом, чтобы сжечь жену; она сгорает. Когда эти тайные его дела становятся известными, король прощает и хвалит его.

Кальдерон говорит, что в этой драме изображено истинное событие. Драма «Саламейский алькальд», также изображающая истинное событие, представляет мщение отца обольстителю дочери. Король Филипп II, узнав причины убийства, одобряет его. Мрачное содержание драмы разнообразится солдатскими шутками и песнями.

«Любовь после смерти» изображает восстание морисков альпухаррских гор. Кальдерон отдает справедливость храбрости врагов и прославляет их вождя Тизани, мстящего человеку, убившему его жену.

«Осада Бреды», написанная по поручению короля в прославление Спинолы, покорителя голландской Бреды, проникнута ненавистью к еретикам и мятежникам нидерландцам. «Волосы Авессалома» – одна из лучших драм Кальдерона; библейский рассказ передан в ней с сохранением его живости и верности человеческой природе.

В «Великой Зенобии» превосходно изображено падение могущества царицы пальмирской. «Дочь воздуха» передает легенды о Семирамиде. Эта драма разделена на две части; она и «Великая Зенобия» принадлежат к самым лучшим произведениям Кальдерона.

Жизнь есть сон - краткое содержание произведения Кальдерон

Рельеф со сценой из пьесы «Саламейский алькальд». Деталь памятника П. Кальдерону в Мадриде

Источник фото

Многие его драмы заимствованы из мифологии; они предназначались для придворных спектаклей, потому большую важность в них имело великолепие обстановки. С этой целью Кальдерон выводит в них на сцену богов, вставляет разные катастрофы, как например землетрясения и огненный дождь.

Древние мифы излагаются у него в романтическом вкусе: боги и богини, греки и гречанки говорят и действуют как испанские гранды и знатные дамы его времени. Один из главных мотивов действия – испанская ревнивость и мстительность.

Многие драмы заимствованы из «Метаморфоз» Овидия, как например «Эхо и Нарцисс», «Аполлон и Климена», «Лавр Аполлона», «Андромеда и Персей», «Фаэтон». В драме «Смерть не избавить от любви» изображается история Амура и Психеи.

Подобно мифологическим драмам написаны для великолепной постановки и те произведения Кальдерона, которые заимствованы из рыцарских поэм и романов.

Самые интересные драмы Кальдерона – так называемые комедии интриги или плаща и шпаги; они почти все веселы.

Назовем знаменитейшие из них: «Собственный тюремщик»; содержание этой комедии, в которой очень много комических сцен, состоит в том, что Фридрих, принц сицилийский, убивший на турнире племянника короля неаполитанского, скрывается переодетым в замке его сестры и обязан там стеречь мнимого убийцу, поселянина, надевшего на себя рыцарскую одежду, сброшенную им.

«Госпожа и слуга» – прелестная комедия, интрига которой основана на том, что принцесса переоделась поселянкой, а поселянка оделась принцессой. «Шарф и цветок» имеет своей интригой ошибки, происходящие от того, что дамы закрыли лица густыми вуалями.

«Молчание» (Basta callar), очень хорошая комедия, имеет содержанием то, что красавица Серафина, руки которой ищут три жениха, выходит наконец за любимого человека. Похожа на нее характером интриги комедия «По секрету вслух» (El secreto à voces), в которой любовная интрига ведется посредством, условного языка.

При всех своих достоинствах комедии плаща и шпаги страдают некоторым однообразием, так что почти все подходят под название одной из них «Случайная запутанность». Мотивы во всех одни и те же: любовь двух девушек к одному мужчине, влюбленность нескольких мужчин в одну девушку, или двух друзей в одну красавицу.

Ревность, борьба обязанностей дружбы с любовью, ошибка мужчин, происходящая от того, что дама закрылась густой вуалью, переодеванье мужчин или женщин, ошибки, происходящие при серенадах, когда вместо ожидаемого мужчины приходит другой, столкновение обязанности гостеприимства с долгом кровомщения, дуэли, дома с двумя входами, потайными дверями, подземными коридорами, ошибки в названиях домов. Но при всем однообразии мотивов интриги, в этих комедиях талант Кальдерона выказывается в полном блеске; он мастер изобретать занимательные положения, неожиданные обороты действия, перепутывать несколько интриг, так что постоянно возбуждает любопытство зрителя. Еще важнее другое достоинство этих его комедии: они очень живо и верно изображают испанские нравы того времени, в особенности мадридские нравы, эту смесь утонченного изящества со средневековой грубостью, эти ухаживания, серенады, поединки, хитрости влюбленных, легкомысленную отвагу мужчин, нежную преданность, но и мстительность женщин.

«Кефал и Прокрида», – единственная драма Кальдерона, принадлежащая к разряду так называемых comedias burlescas; шутливость в ней не знает никаких границ и комизм усиливается тем, что нелепейшие фразы произносятся патетическим тоном. Эта комедия Кальдерона напоминает произведения Аристофана смелостью своего сарказма.

Читайте также:  Бурундук - сообщение доклад

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/3344-kalderon-pesy-kratkoe-soderzhanie

«Жизнь есть сон», краткое содержание пьесы Кальдерона

Облачённая в мужскую одежду Росаура и шут Кларин находят среди диких скал тюрьму принца Сехисмундо. Услышав голос узника, пара пугается и хочет бежать, но жалость к человеку, закованному в цепи, берёт своё, и герои остаются на месте. Перед ними появляется Сехисмундо.

Принц вопрошает небо о том, в чём заключается его грех? Герой считает, что он прогневал Бога уже одним тем, что родился. При этом он осознаёт, что другие создания тоже не избегли этой участи, но карает небо только его одного.

Принц сравнивает себя с птицей, зверем, рыбой и ручьём и не перестаёт удивляться, почему им дана свобода, а ему – нет? Узнав, что его подслушивают, Сехисмундо в начале хочет убить Росауру, но потом щадит её. Свою жестокость принц объясняет жизнью, проведённой в неволе.

Башня, в которой он заключён, для него – и колыбель, и могила. К концу монолога герой признаётся, что не может отвести взгляд от девушки. Росаура пытается утешить его, говоря о том, что её жизнь также полна несчастий.

Рассказ девушки прерывается появлением старого тюремщика Клотальдо с солдатами. Сехисмундо запирают в башне. Девушка вручает тюремщику шпагу, в которой он узнаёт оружие, отданное прекрасной Виоланте.

Клотальдо оказывается перед мучительным выбором: спасти ли ему родного «сына» или, как подобает верноподданному, отвести его к Королю, чтобы тот решил участь преступника, нарушившего государственный запрет и вторгшегося на запрещённую территорию.

В Королевском Дворца, в Полонии (Польше) герцог Московии, Астольфо, расточает комплименты двоюродной сестре – инфанте Эстрельи. Девушка не верит его красивым словам, но всё равно любит его. Король Басилио, дядя Астольфо и Эстрельи, рассказывает предполагаемым наследникам о рождении своего сына Сехисмундо. Оно сопровождалось смертью матери и затмением солнца.

Звёзды предвещали ребёнку судьбу жестокосердного тирана, и отец решил заключить его в темницу, объявив всем, что сын умер. В настоящее время Басилио раскаивается в своём поступке и хочет проверить, сможет ли человеческая воля противостоять звёздам? Росаура и Кларин – прощены.

Сехизмундо дают настойку белены с маком, после чего он просыпается в роскоши и богатстве царского дворца.

Новоявленный принц первым делом решает лишить жизни Клотальдо. Тюремщик виноват перед ним в том, что утаил от него знание о принадлежности к властьимущим. Старик чудом избегает смерти. С двоюродным братом Астольфо Сехисмундо ведёт себя неучтиво, не признавая в нём ровню. Слугу, посмевшего противоречить его несправедливым приказам, он убивает, сбросив с балкона в море.

Отца Сехисмундо ненавидит за то, что тот лишил его свободы и отнял царское величие, принадлежавшее ему по праву рождения. Вторично встретившись с Росаурой, принц посягает на её честь. Клотальдо пытается помочь дочери, Астольфо вступается за Клотальдо. Сехисмундо в порыве ярости сражается с герцогом Московии и говорит отцу, что хочет отомстить ему за все пережитые унижения.

Эстрелья просит Астольфо вернуться к той, чей портрет он носил на себе. Герцог Московии обещает отдать ей изображение и навсегда забыть о прошлой любви. Эстрелья просит Росауру забрать портрет вместо неё. Девушка обманным путём завладевает своим изображением. Астольфо и Эстрелья ссорятся.

Сехисмундо просыпается в тюрьме. Клотальдо убеждает его, что жизнь во дворце была обычным сновидением. Солдаты, желающие освободить Сехисмундо, по ошибке принимают за него шута Кларина. Освобождённый солдатами принц думает, что снова спит, но решает прожить этот сон до конца по-доброму. Он идёт войной на Астольфо.

Между тем, Росаура просит Клотальдо отомстить за поруганную честь. Спасённый герцогом Московии, благородный Клотальдо не может его убить. Росаура решает сама отомстить за себя. Она просит помощи у Сехизмундо. Принц побеждает своего отца – короля Басилио, но не убивает его, а, как верный сын, выказывает почести.

Астольфо он приказывает жениться на Росауре, сам берёт в жёны Эстрелью. Клотальдо признаёт девушку своей дочерью.

По произведению: «Жизнь есть сон»

По писателю: Кальдерон Педро

Источник: https://goldlit.ru/calderon/122-jizn-est-son

Анализ пьесы Педро Кальдерона "Жизнь есть сон"

Сехисмундо — наследный принц, государства Полония, который растёт в башне-тюрьме без человеческого общества. Единственным человеком, которого он видел, был тюремщик Клотальдо.

В результате Сехисмундо рос в печали, и каждый день думал, почему у него такая судьба. Он думал, почему Бог дал волю речке, рыбе, птице, зверю, а его обделил.

А в ходе своих размышлений и страданий он приходит к тому, что ничего плохого не делал, и может быть виновен лишь в том, что родился.

Отец принца — король Басилио, увлекался астрологией. И вот однажды, звёзды предсказали королю, что его сын принесёт смерть матери, будет сеять вокруг смерть и хаос и даже, поднимет руку на отца. И первое предсказание сбылось: мать Сехисмундо погибла после родов. Басилио принимает решение заключить новорожденного принца в темницу, дабы спасти государство и себя от своего сына.

Так, по воле звёзд и отца, Сехисмундо оказывается заточенным на долгие годы в темницу. Но всё меняется, когда переодетые в мужскую одежду Росаура и её слуга случайно находят башню Сехисмундо.

Они входят вовнутрь и встречают принца, который был очень удивлён, встретив незнакомых людей. Но их голоса привлекают внимание Клотальдо, который зовёт на помощь стражу.

Однако принц яростно защищает путников, угрожая, что если с ними что-то случится, то он закончит жизнь самоубийством.

Но кое-что удивило Клотальдо: шпага, находившаяся у Росаулы (которую все до сих пор считали мужчиной) была отдана самим Клотальдо его любимой Вьоланте.

Он пообещал ей когда-то, что поможет любому кто принесёт ему эту шпагу. Клотальдо начал догадываться, что этот мужчина — его сын.

Тем временем Басилио терзаемый уговорами Астольфо и Эстельи (сына его младшей сёстры и старшей дочери) оставить престол им, он признаётся, что у него есть сын.

Приказав слугам дать Сехисмундо снотворного и перенести его во дворец, он хотел испытать правдивость предсказания. Но очнувшийся новоиспеченный король Сехисмундо был жесток и резок, и даже сбросил с балкона в море слугу, который ему посмел возразить. Басилио, разочаровавшись в сыне, приказал напоить его опять снотворным и отнести назад в тюрьму, сказав, что всё что было — сон.

Сехисмундо проснулся в недоумении и снова разочаровался в своей судьбе. Однако Клотальдо сказал ему слова, которые изменят его жизнь в будущем: добро — и во сне добро.

А король тем временем решает отдать трон Астольфо и Эстельи, но народ не хочет принимать чужаков (Астольфо был принцем далёкой Московии) и устраивает бунт. Они освобождают Сехисмундо и присоединяются к нему.

Войска принца побеждают защитников Басилио и король сдаётся, готовясь к смерти. Но Сехисмундо прощает его, став пред ним на колени ведь добро — и во сне добро.

В итоге Астольфо женится на Росауре (они были давно связаны узами любви, но не могли жениться из-за низкого происхождения Росауры, Клотальдо признал её как свою дочь и влюблённые стали равны по происхождению). Сехисмундо женился на Эстильи ( хоть и любит Росауру, но идёт на уступки ради её счастья). С тех пор Сехисмундо был добрым и справедливым королём.

В своей драме Педро Кальдерон хотел показать, что даже если жизнь человека оказывается во власти звёзд, ему под силу всё исправить.

Unknown

Источник: https://www.lang-lit.ru/2016/01/analiz-pyesy-pedro-kalderona-zhizn-est-son.html

2. Философская драма п.Кальдерона “Жизнь есть сон”

Несмотря на звучное имя – из среднего дворян рода (знатный, но бедный)
Мало достоверных сведений о жизни, много легенд.
Точно известно – получил хорошее образование, рано начал писать; скоро прославился как поэт и драматург: в 25 лет стал главным драматургом придворного театра. Участвовал в войне с Францией; в 51 лет принял сан священника.
Написал более 200 пьес, в том числе ок. 120 светских и ок. 80 религиозных (аутос1)Творчество Кальдерона пришлось на трудное для театра время: самое реакционное в Европе испанское правительство, опираясь на католическую церковь (или под ее давлением) ополчилось против театра.Трижды при жизни Кальдерона борьба вокруг театра приводила страну на грань социального взрыва.Попытки властей запретить театр как рассадник вольнодумства наталкивалась на сопротивление народа. Но частичные ограничения вводились: сокращалось количество театральных трупп, запрещались любовные комедии (с 1625 – запрещены комедии Л. де Вега (непристойны!), запрещалось играть на сцене женщинам и т.д.Публичные театры вытеснялись придворными, которые легче контролировать властям. Здесь ставились пьесы преимущественно на религиозные темы, с поражающими воображение сценическими эффектами. В результате такие меры имели и положительный эффект: театру придавалась серьезная содержательность, развивались его изобразительные средства.Можно сравнить: Лопе де Вега писал для публичного театра с очень простым устройством, почти без декораций, с ориентацией на демократического зрителя. Кальдерон – для придворного театра с изощренной сценической техникой, с возможностью пышных эффектов и зрелищности, с декорациями, передающими фантастический и причудливый мир барокко.

  • КОМЕДИИ хотя, казалось бы, комедия несовместима с барочным мировидением
  • Кальдерон использует 1-2 устойчивых сюжетных схемы, которые бесконечно варьируются в деталях, и именно эти детали, оригинальные ходы в решении одной и той же задачи, представляют драматический интерес.
  • Важную роль играют разнообразные предметы и механистические приспособления, использование которых называли «кальдероновскими ходами» (NB комедия «Дама-невидимка»: вход на половину гостя замаскирован шкафом с посудой, и никто не догадается, что там есть дверь)
  • Обычный стержень комедий Кальдерона – случайность, совпадение, ошибка, путаница (NB название одной из комедий: «Случай и ошибка») Это отражает барочное воззрение на жизнь: человек неустойчив, зависим от хаотического мира, блуждает в его лабиринте.

Барочность особенно видна в комедии «Сам у себя под стражей» (1637)
Герой-принц убил своего соперника и, скрываясь, бросил одежду и доспехи. Он приглянулся сестре убитого, которая, не зная, кто он, взяла его к себе на службу начальником стражи.
Его одежду подобрал простак, которого поэтому приняли за принца и с почестями отправили в тюрьму (за убийство) а настоящий принц его караулит
Простак и сам начинает верить, что он принц.
Таким образом, здесь комедийно обыгрывается мотив «жизнь-сон», характерный для барокко.

Композиция
Главное
произведение – драма «ЖИЗНЬ
ЕСТЬ СОН
»
посвящена философскому осмыслению
жизни и очень полно выражает барочное
мировосприятие. Дата написания (спорная:
с 1632-1635).

Сам
жанр барочный: в отличие от трагедии,
судьба героя определяется не столько
ошибкой героя, сколько обстоятельствами
(хаос жизни)
Само
название – метафора (а не имя героя как
традиционно).

Действие в «Польше»,
которая испанцам практически не была
известна, и это позволяло совершенно
не заботиться о правдоподобии, о
национальных чертах (как и у Шекспира).

Фабула:
король Басилио, опираясь на астрологические
данные и другие предзнаменования, узнал,
что его сын Сехизмундо будет необузданным
тираном и покусится на власть отца,
чтобы избежать беды для государства,
велел заключить его в башню и таить от
него, кто он такой.

Сюжетное
движение связано с испытанием, устроенным
Басилио для сына: допуская, что предсказания
могут не сбыться, король велит усыпить
Сехизмундо и доставить его во дворец,
а там оказать ему почести и раскрыть
тайну. Если сын проявит ожидаемые
качества, снова усыпить и отнести назад
в темницу, чтобы он думал, что всё было
только сном.

Так и произошло: Сехизмундо
сразу впал в ярость из-за того, что его
так жестоко обманули.

Он угрожает смертью
придворному Клотальдо, который все эти
годы исполнял при нем роль надсмотрщика
и наставника; бросает с балкона в море
слугу, посмевшего ему возразить; посягает
на честь красавицы Росауры, вступает в
поединок с заступившимся за нее герцогом
Астольфо, а главное – проклинает отца
за его жестокость.

Поэтому
Басилио велит вернуть в башню, и Сехизмундо
остается в убеждении, что всё было только
сном. Это внушает ему мысль о призрачности,
недостоверности жизни вообще. Но
в этой полной относительности одно
остается всё же абсолютным – нравственная
ценность в христианском духе.

Клотальдо
поучает Сехизмундо «и
в сновиденье Добро остается добром
»
И Сехизмундо усваивает этот урок. Что
тут же проверяется на практике: народ
восстает, узнав, что от него скрывают
законного наследника престола, а свой
трон Басилио готов передать племяннику
– герцогу Астольфо из Московии.

Восставшие
солдаты освобождают Сехизмундо; но он
не хочет новых заблуждений и неизбежных
разочарований и лишь после долгих
уговоров соглашается на этот новый
поворот:

В
этом новом «сне о власти» Сехизмундо
проявляет себя совсем иначе – прежде
всего по отношению к тому же Клотальдо.
Теперь он с готовностью прощает ему
даже отказ от сотрудничества с мятежниками,
так как Клотальдо верен королю; Клотальдо
удивлен такой переменой, но Сехизмундо
объясняет ему эту перемену его же словами
о добре.

А
победив, Сехизмундо не казнит противников,
а проявляет величайшую мудрость и
справедливость: прощает отца, устраивает
судьбу своих соперников в правах на
престол. А
в тюрьму отправляет лишь зачинщика
мятежа.

Философия:
Христианская
мораль предстает в пьесе не как обоснование
безразличия к земной жизни перед лицом
истинной вечной (= не
важно, как ты здесь живешь, потому что
это всё равно только сон
)
акцент делается иной – на
ответственности человека за свою жизнь
чем бы она ни была.
Узнаются черты философии стоиков
(неостоицизм): не поддаваясь легковесным
соблазнам ни преходящим горестям,
сдерживать страсти разумом, которому
открыта высшая истина.

Драма
Кальдерона – философская обобщение,
раздумье о человеческой жизни вообще,
о человеке как таковом в представлении
барокко.

Несколько
раз о Сехизмундо говорится: «человек-зверь».
Зверь он постольку, поскольку он раб
своей животной природы, своих страстей.
Человек – потому что мыслит. Таков
всякий человек
,
и вопрос в том, какое начало возьмет в
нем верх. Кальдерон
утверждает веру в разумное начало.

Проблематика
пьесы осложняется тем, что «зверем»
делают Сехизмундо сами условия его
жизни. Упрекая отца, он говорит, что от
такой жизни стал бы жестоким любой
человек, с самым благополучным гороскопом.
Но
Кальдерона волнует вовсе не вопрос о
воздействии среды на характер
;
акцент другой.

Он связан с настойчиво
звучащим мотивом безуспешного
противостояния человека судьбе
:
Басилио хотел уклониться от грозящей
судьбы и лишь усугубил её.
В
буффоном плане эту идею подтверждает
шут Кларин, который, укрывшись от
перестрелки, как раз попал под шальную
пулю.

Но
из этого не делается вывод о неизбежной
фатальной пассивности человека.

Необходима
разумная мера в сознании своей обреченности
судьбе, и ее демонстрирует Сехизмундо
своими финальными поступками и монологом.
Чтобы
победить судьбу, для человека главное
«себя победить».
Поэтому
бунтовщик наказан: он поступал неверно,
восстал против внешних обстоятельств.

В
этом – и преемственность по отношению
к Ренессансу

(вера в возможности человека), и глубокая
полемика по отношению к нему (сама
необходимость борьбы с собой, со «зверем»
в себе; противопоставление разума и
страсти, духовного и природного начал,
для Ренессанса неразрывных).

Помимо
этого прямого идеологического содержания
пьесы в ней буквально всё выражает
барочное мировосприятие.
Прежде
всего, сама напряженность
поиска пути

– в прямом и широком метафорическом
смысле. Наглядно, образно это выражается
в
образе лабиринт,

который возникает в самом начале, с
появлением Росауры, которая

ищет отца.

Принцип
лабиринта – и в основе построения
сюжета, в которм переплетаются две
разные линии, каждая – сложно запутана.
Персонажи
неоднократно попадают в сложные тупиковые
ситуации, где им приходится делать
«выбор»Например,
Клотальдо обязан отправить на казнь
чужака, случайно узнавшего тайну башни.

– но знает, что этот чужак – его дитя;он
же (Клотальдо) оказывается перед выбором
между честью дочери и долгом подданного
будущего короля Астольфо
.
Басилио
– между безопасностью государства от
угрозы тирана – Сехизмундо – и соблюдением
человеческих прав самого Сехизмундо.

Или
эпизод, когда Росауре Эстрелья велит
забрать у Астольфо портрет бывшей дамы
его сердца, а это сама Росаура и она
должна сохранить это в тайне.Т.Е.
судьба постоянно запутывает человека
в сложнейшие узлы, где он страдает
Так
многократно демонстрируется концепция
обреченности человека на блуждания во
власти рока.

Сама
христианская идея получает своеобразный
акцент: высшая сила выступает не как
разумное и справедливое божество, а как
рок, непостижимо злой.

Композиция:
И
многочисленные и резкие переносы места
действия, так что пьеса распадается на
мозаику сцен, соединенных прихотливыми
связями.

•Переодевания,
изменения «ролей»
— Сехизмундо, Росаура – Астрея (и мужчины)
помимо воли
•Соединение
серьезной, возвышенной основной линии
с комически-сниженной
слуга
Росауры Кларин, тоже непредсказуемые
взлеты и падения; при возвращении
Сехизмундо в башню он тоже брошен в
темницу, чтобы не проболтался о тайне,
и к нему по ошибке обратились мятежные
солдаты как к принцу, и Кларин рассуждает,
что в этой стране, должно быть такой
обычай – то возводить человека на трон,
то арестовывать, и надо подчиниться
)

•Соединение
разных стихотворных размеров и разных
стилей (высокого и низкого)
•Изображение
на сцене поединков (Сехизмундо и
Астольфо), жестокого, страшного,
стрельбы
•Особая
барочная риторика – в монологах
Например,
Сехизмундо в первом монологе ставит
неразрешимый вопрос о жестокости судьбы
к нему – человеку – и нагнетает его
остроту сопоставлениями с птицей,
зверем, рыбой, ручьем (см)

Источник: https://studfile.net/preview/6818017/page:2/

Жизнь есть сон

Кальдерона, думаю, все более-менее помнят. Этот билет – две странички компиляции из материалов для коллоквиума и краткий пересказ драмы.

Драма Кальдерона «Жизнь есть сон», опубликованная в 1636 г., — пожалуй, самая загадочная и глубокая драма Кальдерона. Мысль о быстротечности, кратковременности человеческой жизни, породившая метафорическое уподобление ее сну, — одна из древнейших.

Мыслители и художники барокко были особенно сосредоточены на проблеме бренности и иллюзорности земного бытия, противопоставляя им вечность и бессмертие духа.

Важной драму «Жизнь есть сон» можно считать еще и потому, что в ней с наибольшей полнотой отразилась вся трагическая противоречивость барочного мироощущения, вся безнадежность стремления одного из величайших художников этой эпохи разрешить трагически-неразрешимые конфликты и своего времени и человеческого бытия в целом.

Не стоит сводить сущность драмы к ее заглавию, сочтя, что все на белом свете лишь пустая видимость, бесследно исчезающий мираж, и жизнь — ничтожный морок, короткий сон, после которого просыпаются в вечном загробном мире.

На самом же деле драма не говорит о бессмысленности земного бытия, она говорит о постоянных поисках и обретении смысла. К нему устремлен Сехисмундо уже в первом знаменитом своем монологе («О, я несчастный! Горе мне!»). Жизнь изображена здесь не бледной и бесплотной, а удивительно яркой.

Хотя тема сна проходит через всю драму, она постоянно сталкивается с самой живописной явью.

Сехисмундо надобно не только «мысль разрешить», но и принимать важнейшие для собственной судьбы и судеб Польши решения и выбрать между двумя красавицами, чьи имена говорят об их чарах: «звездой» — Эстрельей и «утренней розой» — Росаурой.

Так постоянно возникают «пограничные ситуации», и все происходящее оказывается на тонкой грани между явью и сном. Барочное сочетание несочетаемых противоположностей делает драму предельно парадоксальной и неоднозначной. Кальдерон не зря делает упор на сплошной двойственности — двойственной оказывается и вынесенная в заглавие мысль: жизнь есть сон.

Парадоксально, что Сехисмундо жил как во сне, в невменяемом состоянии до того, как начал думать о том, что жизнь подобна сну. Напротив, мысль о сне пробуждает от сна, заставляет бодрствовать его сознание. Жизнь Сехисмундо начинает всплывать из марева сна по мере того, как он обнаруживает в ней нечто настоящее.

Делать это ему крайне непросто: герой с самого детства не знает, кто он такой, кто его родители, почему он находится в неволе. Он просто живет совершенно животный образ жизни в стенах своей темницы.

Затем он переживает самое тяжкое потрясения — его поманили властью, богатством, великолепием и красотой и тут же стали уверять, что все это было лишь обманчивым видением.

После опьянения страстями, когда Сехисмундо буйствовал во дворце, желая наверстать упущенное, взять все у жизни сполна, без отлагательства и без стеснения, наступает горькое похмелье. Что же спасает его от отчаяния? Догадка о том, что не все было сном, что есть нечто подлинное, непреходящее – любовь.

Таков первый шаг в преображении зверя в человека. Преображение это становится все сильнее по мере того, как идея жизнь есть сон сменяется идеей жизнь есть театр. Сперва две мысли существуют в голове Сехисмундо в неразделенности — все роли, которые играют люди, столь призрачны, что ни за одну из них братьев не стоит.

Мысль о тщете мира выражена очень ярко, однако вскоре окажется, что сама судьба опроверггнет такую точку зрения – достаточно вспомнить судьбу шута Кларина. Во время битвы он, не желая принимать участие в охватившей всю страну войне, прячется за скалой и оказывается единственным убитым в сражении, настигнутый шальной пулей.

Этой смертью автор показывает, что невозможно бежать от мира, как невозможно бежать от себя — это в равной степени относится и к шуту, и к королю Басилио, и к Сехисмундо; задача каждого заключается в прямо противоположном — в том, чтобы обрести себя.

Когда Сехисмундо раздумывает, взяться ли за роль претендента на престол, стать ли сознательным героем в исторической драме, войска предлагают ему покинуть темницу и начать борьбу за свои права. Велик соблазн ставшего привычным отшельничества, в котором он мог бы спокойно предаваться размышлениям о тщете человеческого существования.

Но Сехисмундо уже начал постигать его значение. Напряженная работа сознания не прошла зря — работа, без которой невозможно становление человека. Человеком, утверждает Кальдерон, не рождаются, человеком становятся; человек — не столько творение природы, сколько творение собственного духа.

Окончательно же человек обретает свою сущность в сопричастии человеческому сообществу — в Великом Театре Мира. Наступает стремительная кода драмы, в которой Сехисмундо будет мужественно и благородно следовать взятой на себя трудной роли. Он великодушно отпускает Клотальдо и берется рыцарски благородно сражаться за честь Росауры.

Победив врагов, Сехисмундо определяет в башню-тюрьму вызволившего его из нее мятежного солдата (!). Сехисмундо часто сравнивают с Гамлетом: оба – герои-мыслители, и действие обоих произведений во многом определяется движением их мысли.

Оба принца сталкиваются с враждебной судьбой, с трагическим состоянием мира, оба мучительно не приемлют несправедливость. Но Гамлета больше всего терзает зло, царящее в окружающей действительности, Сехисмундо же приходит к выводу, что самое страшное — зло, живущее в нас самих. Кульминация драмы — его победа над самим собой.

Сознание театральности жизни у Кальдерона в конечном счете — это сознание не ее лживости, а подлинности: я играю — значит, я существую, что-то представляю перед другими и для других, что-то для них значу.

Но игра игре рознь: безотчетно играя роль принца во дворце, Сехисмундо был импульсивен и дик, как животное, сознательная же игра — это самоконтроль, делающий его значительным, мудрым и справедливым.

Снова это своего рода «театр в театре» — апофеоз продуманного, глубоко осмысленного актерства, намеренной и отточенной игры!

И все же тема театра в театре и образ Сехисмундо в финале драмы неоднозначны. Да, с одной стороны, можно сказать, что образ главного героя обретает скульптурность очертаний, резкую, недвусмысленную определенность, свидетельствующую о том, что произошло его бесповоротное самоопределение.

С колебаниями между жизнью и сном, с путаницей между сном и жизнью покончено — Сехисмундо сделал выбор в пользу жизни, понятой как утверждение и торжество духа. Он стал служителем идеала, решил творить добро.

Однако Сехисмундо до конца так и не становится понятно, живет он или находится во сне (он приходит к выводу, что необходимо творить добро, будь жизнь «правда или сон»).

И если, живя в башне, он вообще не знает, кто он, то, оказавшись во дворце, он сразу же узнает от своего наставника Клотальдо, что он — наследный принц, и принимает эту роль как данность. Живя в башне, он — «живой труп», пройдя школу сна и разочарования, он открывает, что «живые трупы» — все вокруг.

Ибо социальная роль каждого — иллюзорна, призрачна. Между «тюрьмой» тела и «тюрьмой» социальной роли, умиранием в башне или во дворце — таков выбор. Третьего не дано. но в любом случае такое состояние временно, временновыступление на «великом театре мира». И все же — надо хорошо играть свою роль, чтобы не повторить судьбу «грасьосо» Кларина.

Краткое содержание:

Источник: https://students-library.com/library/read/44245-zizn-est-son

Читать

Кальдерон Педро

Жизнь есть сон

  • Педро Кальдерон Де Ла Барка
  • Жизнь есть сон
  • (перевод Константина Бальмонта)
  • ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  • Басилио, король польский
  • Сехисмундо, принц
  • Астольфо, герцог Московии
  • Клотальдо, старик
  • Кларин, шут
  • Эстрелья, инфанта
  • Pосауpа, дама
  • Солдаты
  • Стража
  • Музыканты
  • Свита
  • Слуги
  • Дамы
  • Действие происходит при дворе
  • в Полонии (Польше) в крепости, находящейся
  • в некотором отдалении, и в лагере.
  • ХОРНАДА ПЕРВАЯ
  • С одной стороны обрывистая гора, с другой башня,
  • основание которой служит тюрьмой для Сехисмундо.
  • Дверь, находящаяся против зрителей, полуоткрыта.
  • С началом действия совпадает наступление сумерек.
  • СЦЕНА 1-я
  • Росаура, Кларин.
  • (Росаура, в мужской одежде, появляется
  • на вершине скалы и спускается вниз,
  • за ней идет Кларин.)
  • Росаура
  • Бегущий в уровень с ветрами,
  • Неукротимый гиппогриф {1},
  • Гроза без ярких молний, птица,
  • Что и без крыльев — вся порыв,
  • Без чешуи блестящей рыба,
  • Без ясного инстинкта зверь,
  • Среди запутанных утесов
  • Куда стремишься ты теперь?
  • Куда влачишься в лабиринте?
  • Не покидай скалистый склон,
  • Останься здесь, а я низвергнусь,
  • Как древле — павший Фаэтон {2}.
  • Иной не ведая дороги,
  • Чем данная моей судьбой,
  • В слепом отчаяньи пойду я
  • Меж скал запутанной тропой,
  • Сойду с возвышенной вершины,
  • Меж тем как, вверх подняв чело,
  • Она нахмурилась на солнце
  • За то, что светит так светло.
  • Как неприветно ты встречаешь,
  • Полония, приход чужих,
  • Ты кровью вписываешь след их
  • Среди песков пустынь твоих:
  • Едва к тебе приходит странник,
  • Приходит к боли он, стеня.
  • Но где ж несчастный видел жалость?
  • Кларин
  • Скажи: несчастные. Меня
  • Зачем же оставлять за флагом?
  • Вдвоем, покинув край родной,
  • Пошли искать мы приключений,
  • Вдвоем скитались мы с тобой
  • Среди безумий и несчастий,
  • И, наконец, пришли сюда,
  • И, наконец, с горы скатились,
  • Где ж основание тогда,
  • Раз я включен во все помехи,
  • Меня из счета исключать?
  • Pосауpа
  • Тебя, Кларин, я не жалела,
  • Чтобы, жалея, не лишать
  • Законных прав на утешенье.
  • Как нам философ возвестил,
  • Так сладко — сетовать, что нужно б
  • Стараться изо всех нам сил
  • Себе приискивать мученья,
  • Чтоб после жаловаться вслух.
  • Кларин
  • Философ просто был пьянчужка.
  • Когда бы сотню оплеух
  • Ему влепить, блаженством жалоб
  • Он усладился бы как раз!
  • Но что предпримем мы, сеньора,
  • Что здесь нам делать в этот час?
  • Уходит солнце к новым далям,
  • И мы одни меж диких гор.
  • Pосауpа
  • Кто ведал столько испытаний!
  • Но если мне не лжет мой взор,
  • Какое-то я вижу зданье
  • Среди утесов, и оно
  • Так узко, сжато, что как будто
  • Смотреть на солнце не должно.
  • Оно построено так грубо,
  • Что точно это глыба скал,
  • Обломок дикий, что с вершины
  • Соседней с солнцем вниз упал.
  • Кларин
  • Зачем же нам смотреть так долго?
  • Пускай уж лучше в этот час
  • Тот, кто живет здесь, в темный дом свой
  • Гостеприимно впустит нас.
  • Pосауpа
  • Открыта дверь, или скорее
  • Не дверь, а пасть, а из нее,
  • Внутри родившись, ночь роняет
  • Дыханье темное свое.
  • (Внутри слышится звон цепей.)
  • Кларин
  • О, небо, что за звук я слышу!
  • Pосауpа
  • От страха я — огонь и лед!
  • Кларин

Эге! Цепочка зазвенела.

  1. Испуг мой весть мне подает,
  2. Что здесь чистилище преступных.
  3. СЦЕНА 2-я
  4. Сехисмундо, в башне — Росаура, Кларин.
  5. Сехисмундо (за сценой)

О, я несчастный! Горе мне!

  • Росаура
  • Какой печальный слышу голос!
  • Он замирает в тишине
  • И говорит о новых бедах.
  • Кларин
  • И возвещает новый страх.
  • Росаура
  • Кларин, бежим от этой башни.
  • Кларин
  • Я не могу: свинец в ногах.
  • Росаура
  • Но не горит ли там неясный,
  • Как испаренье слабый свет,
  • Звезда, в которой бьются искры,
  • Но истинных сияний нет?
  • И в этих обморочных вспышках
  • Какой-то сумрачной зари,
  • В ее сомнительном мерцаньи
  • Еще темнее там внутри.
  • Я различаю, хоть неясно,
  • Угрюмо мрачную тюрьму,
  • Лежит в ней труп живой, и зданье
  • Могила темная ему.
  • И, что душе еще страшнее,
  • Цепями он обременен,
  • И, человек в одежде зверя,
  • Тяжелым мехом облечен.
  • Теперь уж мы бежать не можем,
  • Так встанем здесь — и в тишине
  • Давай внимать, о чем скорбит он.
  • (Створы двери раскрываются, и предстает Сехисмундо в цепях, покрытый
  • звериной шкурой.
  • В башне виден свет.)
  • Сехисмундо

О, я несчастный! Горе мне!

  1. О, небо, я узнать хотел бы,
  2. За что ты мучаешь меня?
  3. Какое зло тебе я сделал,
  4. Впервые свет увидев дня?
  5. Но раз родился, понимаю,
  6. В чем преступление мое:
  7. Твой гнев моим грехом оправдан,
  8. Грех величайший — бытие.
  9. Тягчайшее из преступлений

Родиться в мире {3}. Это так.

  • Но я одно узнать хотел бы
  • И не могу понять никак.
  • О, небо (если мы оставим
  • Вину рожденья — в стороне),
  • Чем оскорбил тебя я больше,
  • Что кары больше нужно мне?
  • Не рождены ли все другие?
  • А если рождены, тогда
  • Зачем даны им предпочтенья,
  • Которых я лишен всегда?
  • Родится птица, вся — как праздник,
  • Вся — красота и быстрый свет,
  • И лишь блеснет, цветок перистый,
  • Или порхающий букет,
  • Она уж мчится в вольных сферах,
  • Вдруг пропадая в вышине:
  • А с духом более обширным
  • Свободы меньше нужно мне?
  • Родится зверь с пятнистым мехом,
  • Весь — разрисованный узор,
  • Как символ звезд, рожденный кистью
  • Искусно — меткой с давних пор,
  • И дерзновенный и жестокий,
  • Гонимый вражеской толпой,
  • Он познает, что беспощадность
  • Ему назначена судьбой,
  • И, как чудовище, мятется
  • Он в лабиринтной глубине:
  • А лучшему в своих инстинктах,
  • Свободы меньше нужно мне?
  • Родится рыба, что не дышет,
  • Отброс грязей и трав морских,
  • И лишь чешуйчатой ладьею,
  • Волна в волнах, мелькнет средь них,
  • Уже кружиться начинает
  • Неутомимым челноком,
  • По всем стремиться направленьям,
  • Безбрежность меряя кругом,
  • С той быстротой, что почерпает
  • Она в холодной глубине:
  • А с волей более свободной,
  • Свободы меньше нужно мне?
  • Ручей родится, извиваясь,
  • Блестя, как уж, среди цветов,
  • И чуть серебряной змеею
  • Мелькнет по зелени лугов {4}.
  • Как он напевом прославляет
  • В него спешащие взглянуть
  • Цветы и травы, меж которых
  • Лежит его свободный путь,
  • И весь живет в просторе пышном,
  • Слагая музыку весне:
  • А с жизнью более глубокой
  • Свободы меньше нужно мне?
  • Такою страстью проникаясь
  • И разгораясь, как вулкан,
  • Я разорвать хотел бы сердце,
  • Умерить смертью жгучесть ран.
  • Какая ж это справедливость,
  • Какой же требует закон,
  • Чтоб человек в существованьи
  • Тех преимуществ был лишен,
  • В тех предпочтеньях самых главных
  • Был обделенным навсегда,
  • В которых взысканы Всевышним
  • Зверь, птица, рыба и вода?
  • Pосауpа
  • Печаль и страх я ощутила,
  • Внимая доводам его.
  • Сехисмундо
  • Кто здесь слова мои подслушал?
  • Клотальдо?
  • Кларин (в сторону, к Росауре.)
  • Успокой его,
  • Скажи, что да.
  • Pосауpа
  • Нет, я, несчастный,

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=57773&p=1

Ссылка на основную публикацию