Убиты под москвой — краткое содержание повести воробьёва

Рубрика: Непознанное

Убиты под Москвой - краткое содержание повести Воробьёва

Самым известным произведением К. Воробьева стала повесть «Убиты под Москвой», краткое содержание которой приводится ниже. В ней описываются ноябрьские события 1941 года, когда шли оборонительные бои за столицу.

На фронт

Рота из 240 кремлевских курсантов во главе с капитаном Рюминым вторые сутки в пути. Молодые, здоровые, все как на подбор, они готовились к подвигам. Фронт представлялся ребятам чем-то большим, состоящим из огня, железобетона, человеческой плоти. Во время налетов все, кроме капитана, дружно падали.

Рюмин же сверху поглядывал на курсантов, для которых был неким примером для подражания. Так начинает К. Воробьев повесть «Убиты под Москвой».

Краткое содержание похода дополняет встреча с расположившимся у скирды клевера спецотрядом НКВД, майор которого с видом превосходства проверил документы и разрешил следовать в сторону боев.

На дальних подступах к столице

Остановились у небольшой деревни, где примкнули к полку ополченцев. Окопались и приготовились к встрече с врагом. Из оружия — только винтовки, бутылки с зажигательной смесью, гранаты.

Четвертым взводом руководил молоденький лейтенант Алексей Ястребов, все еще не веривший, что ему присвоили звание. В новой шинели он ощущал свою значительность и всячески старался походить на Рюмина.

Шоком для героев повести «Убиты под Москвой», краткое содержание которой вы читаете, стала встреча с вышедшими из окружения войсками: курсанты впервые видели отступление с фронта. Особенно потряс вид генерал-майора Переверзева, который никак не мог преодолеть ров.

На вопрос: «Где фронт» — он ответил: «А вы где» Вскоре капитан понял, что немцы прорвали оборону. Ночью роту привели в боевую готовность.

Первые бои

Утром появились вражеские самолеты. В четвертый взвод пришел политрук Анисимов, который остался на время обстрела. Психологическое состояние лейтенанта и курсантов, попавших под град мин, описание смерти политрука и еще шестерых бойцов, что первыми из взвода были убиты под Москвой, – краткое содержание следующей главы.

Сначала Ястребову хотелось спрятаться, но после осознания происходящего появилось желание стоять до конца.Рюмин еще утром передал в штаб донесение разведки и получил устный приказ отступать. Но капитан не доверял словам. А рев танков невдалеке подтверждал, что полк попал в окружение. Единственно правильным решением для капитана сейчас было наступление.

Похоронив погибших, рота стала готовиться к атаке занятой немцами деревни.Все произошло быстро: курсанты одержали победу над застигнутым врасплох врагом. Автор показывает происходящее через восприятие Ястребовым.

Картины смерти и первое убийство немца, суматоха, в которой никто ничего не понимал, радость, что остался в живых… Не раз отмечалось, насколько правдоподобно передал чувства героев в повести К. Воробьев.

«Убиты под Москвой»: краткое содержание кульминации и развязки

Воодушевленные курсанты отошли к лесу. Здесь их и застигли вражеские самолеты. Мощный обстрел сменился танками и пехотой.В Алексее все чувства заглушил страх, заставивший прыгнуть в воронку.

Там лежал курсант, попросивший его убить: лучше так, чем в плен. Лейтенант вдруг осознал, как многолика смерть и насколько предательски он поступил, только сейчас вспомнив о взводе.

Когда выбрались из ямы, Ястребову ничего не хотелось, а тело было чужим.

Из боя вышли шестеро, включая Рюмина. Вскоре подошли к скирдам, где встречались с майором. Следующим утром капитан застрелился, и его решили похоронить. В этот момент появились танки. Курсанты бросились к скирде, которую враг тут же уничтожил. Алексей, оставшийся в могиле, поджег одну машину. Выбравшись из засыпанной ямы, он собрал оружие и направился на северо-восток.

Желание дойти, страх перед встречей, радость, что живой, и обида, что никто не видел, как он поджег танк, усталость… Все эти чувства смешивались, а всхлипывающие слова «Стерва… Худая…» помогали идти. Капитан, три лейтенанта, двести сорок курсантов – столько бойцов за пять дней было убито под Москвой.

Краткое содержание не позволяет в полной мере передать ужас происходящего, поэтому такие книги нужно читать полностью.

Источник: https://pargames.ru/ufo/105411-k_vorobev_ubityi_pod_moskvoy_kratkoe_soderjanie_povesti.html

Читать онлайн Убиты под Москвой страница 1. Большая и бесплатная библиотека

Повесть «Убиты под Москвой», прекрасного русского писателя-фронтовика Константина Дмитриевича Воробьева, посвящена событиям первых месяцев войны, и поражает воображение читателей жестокой «окопной» правдой, рассказывая о героизме и мужестве простых солдат и офицеров — вчерашних студентов и школьников.

Убиты под Москвой

  • Нам свои боевые Не носить ордена. Вам — все это, живые,
  • Нам — отрада одна:
  • Что недаром боролись Мы за Родину-мать. Пусть не слышен наш голос, —
  • Вы должны его знать.
  • Вы должны были, братья, Устоять, как стена, Ибо мертвых проклятье —
  • Эта кара страшна.

А. Твардовский

1

Учебная рота кремлевских курсантов шла на фронт.

В ту пору с утра и до ночи с подмосковных полей не рассеивалась голубовато-призрачная мгла, будто тут сроду не было восходов солнца, будто оно навсегда застряло на закате, откуда и наплывало это пахучее сумеречное лихо — гарь от сгибших там «населенных пунктов».

Натужно воя, невысоко и кучно над колонной то и дело появлялись «юнкерсы». Тогда рота согласно приникала к раздетой ноябрем земле, и все падали лицом вниз, но все же кто-то непременно видел, что смерть пролетела мимо, и извещалось об этом каждый раз по-мальчишески звонко и почти радостно.

Рота рассыпалась и падала по команде капитана — четкой и торжественно-напряженной, как на параде.

Сам капитан оставался стоять на месте лицом к полегшим, и с губ его не сходила всем знакомая надменно-ироническая улыбка, и из рук, затянутых тугими кожаными перчатками, он не выпускал ивовый прут, до половины очищенный от коры.

Каждый курсант знал, что капитан называет эту свою лозинку стеком, потому что каждый — еще в ту, мирную, пору — ходил в увольнительную с такой же хворостинкой. Об этом капитану было давно известно. Он знал и то, кому подражают курсанты, упрямо нося фуражки чуть-чуть сдвинутыми на правый висок, и, может, поэтому самому ему нельзя было падать.

Рота шла вторые сутки, минуя дороги и обходя притаившиеся селения. Впереди — и уже недалеко — должен быть фронт. Он рисовался курсантам зримым и величественным сооружением из железобетона, огня и человеческой плоти, и они шли не к нему, а в него, чтобы заселить и оживить один из его временно примолкших бастионов…

Снег пошел в полдень — легкий, сухой, голубой. Он отдавал запахом перезревших антоновских яблок, и роте сразу стало легче идти: ногам сообщалось что-то бодрое и веселое, как при музыке.

Капитана по-прежнему отделяли от колонны шесть строевых шагов, но за густой снежной завесой он был теперь почти невидим, и рота — тоже как по команде — принялась добивать на ходу остатки галет — личный трехдневный НЗ.

Они были квадратные, клеклые и пресные, как глина, и капитан скомандовал «Отставить!» в тот момент, когда двести сорок ртов уже жевали двести сорок галет. Капитан направился к роте стремительным шагом, неся на отлете хворостину.

Рота приставила ногу и ждала его, дружная, виноватая и безгласная. Он пошел в хвост колонны, и те курсанты, на кого падал его прищуренный взгляд, вытягивались по стойке «смирно». Капитан вернулся на прежнее место и негромко сказал:

— Спасибо за боевую службу, товарищи курсанты!

Рота угнетенно молчала, и капитан не то засмеялся, не то закашлялся, прикрыв губы перчаткой. Колонна снова двинулась, но уже не на запад, а в свой полутыл, в сторону чуть различимых широких и редких построек, стоявших на опушке леса, огибаемого ротой с юга. Это сулило привал, но если бы капитан оглянулся и встретился с глазами курсантов, то, может, повернул бы роту на прежний курс.

Но он не оглянулся. То, что издали рота приняла за жилые постройки, на самом деле оказалось скирдами клевера.

Они расселись вдоль восточной опушки леса — пять скирдов, — и из угла крайнего и ближнего к роте на волю крадучись пробивался витой столбик дыма. У подножия скирдов небольшими кучками стояли красноармейцы.

В нескольких открытых пулеметных гнездах, устланных клевером, на запад закликающе обернули хоботки «максимы». Заметив все это, капитан тревожно поднял руку, останавливая роту, и крикнул:

— Что за подразделение? Командира ко мне!

Ни один из красноармейцев, стоявших у скирдов, не сдвинулся с места. У них был какой-то распущенно-неряшливый вид, и глядели они на курсантов подозрительно и отчужденно. Капитан выронил стек, нарочито заметным движением пальцев расстегнул кобуру ТТ и повторил приказание. Только тогда один из этих странных людей не спеша наклонился к темной дыре в скирде.

Читайте также:  Анализ стихотворения снежинка бальмонта

— Товарищ майор, там…

Он еще что-то сказал вполголоса и тут же засмеялся отрывисто-сухо и вместе с тем как-то интимно-доверительно, словно намекал на что-то, известное лишь ему и тому, кто скрывался в скирде. Все остальное заняло немного времени. Из дыры выпрыгнул человек в короткополом белом полушубке.

На его груди болтался невиданный до того курсантами автомат — рогато-черный, с ухватистой рукояткой, чужой и таинственный. Подхватив его в руки, человек в полушубке пошел на капитана, как в атаку, — наклонив голову и подавшись корпусом вперед.

Капитан призывно оглянулся на роту и обнажил пистолет.

— Отставить! — угрожающе крикнул автоматчик, остановившись в нескольких шагах от капитана. — Я командир спецотряда войск НКВД. Ваши документы, капитан! Подходите! Пистолет убрать.

Капитан сделал вид, будто не почувствовал, как за его спиной плавным полукругом выстроились четверо командиров взводов его роты. Они одновременно с ним шагнули к майору и одновременно протянули ему свои лейтенантские удостоверения, полученные лишь накануне выступления на фронт.

Майор снял руки с автомата и приказал лейтенантам занять свои места в колонне. Сжав губы, не оборачиваясь, капитан ждал, как поступят взводные.

Он слышал хруст и ощущал запах их новенькой амуниции — «прячут удостоверения» — и вдруг с вызовом взглянул на майора: лейтенанты остались с ним.

Майор вернул капитану документы, уточнил маршрут роты и разрешил ей двигаться. Но капитан медлил. Он испытывал досаду и смущение за все случившееся на виду у курсантов.

Ему надо было сейчас же сказать или сделать что-то такое, что возвратило бы и поставило его на прежнее место перед самим собой и ротой. Он сдернул перчатки, порывисто достал пачку папирос и протянул ее майору.

Тот сказал, что не курит, и капитан растерянно улыбнулся и доверчиво кивнул на вороватый полет дымка:

— Кухню замаскировали?

Майор понял все, но примирения не принял.

— Давайте двигайтесь, капитан Рюмин! Туда двигайтесь! — указал он немецким автоматом на запад, и на его губах промелькнула какая-то щупающая душу усмешка.

Уже после команды к маршу и после того, как рота выпрямила в движении свое тело, кто-то из лейтенантов запоздало и обиженно крикнул:

— А мы, думаете, куда идем? В скирды, что ли?!

В колонне засмеялись. Капитан оглянулся и несколько шагов шел боком…

Курсанты вошли в подчинение пехотного полка, сформированного из московских ополченцев. Его подразделения были разбросаны на невероятно широком пространстве. При встрече с капитаном Рюминым маленький, измученный подполковник несколько минут глядел на него растроганно-завистливо.

— Двести сорок человек? И все одного роста? — спросил он и сам зачем-то привстал на носки сапог.

— Рост сто восемьдесят три, — сказал капитан.

— Черт возьми! Вооружение?

  1. — Самозарядные винтовки, гранаты и бутылки с бензином.
  2. — У каждого?
  3. Вопрос командира полка прозвучал благодарностью.

Рюмин увел глаза в сторону и как-то недоуменно-неверяще молчал. Молчал и подполковник, пока пауза не стала угрожающе длинной и трудной.

— Разве рота не получит хотя бы несколько пулеметов? — тихо спросил Рюмин, а подполковник сморщил лицо, зажмурился и почти закричал:

— Ничего, капитан! Кроме патронов и кухни, пока ничего!..

От штаба полка кремлевцы выдвинулись километров на шесть вперед и остановились в большой и, видать, когда-то богатой деревне. Тут был центр ополченской обороны и пролегал противотанковый ров.

Косообрывистый и глубокий, он тянулся на север и юг — в бескрайние, чуть заснеженные дали, и все, что скрывалось впереди него, казалось угрожающе-таинственным и манящим, как чужая неизведанная страна. Там где-то жил фронт.

Здесь же, позади рва, были всего-навсего дальние подступы к Москве, так называемый четвертый эшелон.

2

В северной части деревня оканчивалась заброшенным кладбищем за толстой кирпичной стеной, церковью без креста и длинным каменным строением. От него еще издали несло сывороткой, мочой и болотом. Капитан сам привел сюда четвертый взвод и, оглядев местность, сказал, что это самый выгодный участок.

Окоп он приказал рыть в полный профиль. В виде полуподковы. С ходами сообщения в церковь, на кладбище и в ту самую пахучую постройку. Он спросил командира взвода, ясен ли ему план оборонительных работ. Тот сказал, что ясен, а сам стоял по команде «смирно» и изумленно глядел не в глаза, а в лоб капитана.

— Ну что у вас? — недовольно сказал капитан.

— Разрешите обратиться… Чем рыть?

Командир взвода спросил это шепотом. У капитана медленно приподнялась левая бровь, и от нее наискось через лоб протянулась тонкая белая полоска. Он качнулся вперед, но лейтенант поспешно сам ступил к нему навстречу, и капитан сказал ему почти на ухо:

— Хреном! Вас что, Ястребов, от соски вчера отняли?

Алексей сразу не понял смысла сказанного капитаном. Он лишь уловил в его голосе приказ и выговор, а на это всегда надо было отвечать одним словом, и он сказал: «Есть!»

Источник: https://dom-knig.com/read_244359-1

Краткое содержание «Убиты под Москвой» Воробьева

Повесть «Убиты под Москвой» написана Константином Воробьевым в 1961 году. Писатель эпиграфом к произведению взял стихи Твардовского.

Курсанты идут на фронт

Описанные в повести события происходят в ноябре 1941 года. Линия фронта находится совсем близко от Москвы. На фронт направили учебную роту, состоящую из кремлевских курсантов. Ротой командовал капитан Рюмин. Бойцы идут с твердым желанием дать отпор врагу.

В небе кружатся немецкие «юнкерсы». По приказу капитана Рюмина, рота быстро падает лицом вниз на промерзшую землю. Только капитан никогда не ложится. Он пристально наблюдает за сложившейся обстановкой. В дороге рота находится двое суток. Уже совсем скоро курсанты должны подойти к линии фронта.

Впереди виднеются небольшие постройки. Подойдя ближе, бойцы поняли, что это скирды из клевера. Оказалось, что здесь разместился спецотряд войск НКВД. Проверив документы и уточнив маршрут, майор разрешил капитану двигаться с ротой на запад.

Рота в подчинении пехотного полка

Рота вошла в подчинение пехотного полка. Полк был сформирован с московских ополченцев. На курсантов с восхищением смотрит подполковник. Все 240 бойцов были статными, одного роста — 183 см. Вскоре оказалось, что полк совсем не обеспечен оружием.

У курсантов есть только винтовки, бутылки с бензином, гранаты. Капитан Рюмин понимает, что этого недостаточно для ведения боя. Подполковник говорит Рюмину, что выдать им больше ничего не могут — в полку остались только кухня и патроны.

Одним из взводов командует Алексей Ястребов. Прошло лишь две недели, как он получил звание лейтенанта, назначен командиром взвода. Алексей еще не совсем свыкся с занимаемой должностью. По приказу капитана четвертый взвод быстро роет окопы, готовится к бою.

Не могут подобраться к входу в церковь, так как фундамент двухметровой ширины. Помкомвзвода предлагает пробить в фундаменте брешь с помощью гранат. Лейтенант Ястребов не соглашается. Для этого нужно разрешение капитана Рюмина.

Рота попадает в окружение немцев

В небе периодически появляются немецкие самолеты, летящие на восток. К взводу подходят незнакомые бойцы. Они уставшие, измученные, голодные. Выясняется, что бойцы вышли из окружения. Среди них – командир дивизии генерал-майор Переверзев. Лейтенант узнает, что фронт прорван, соседняя деревня занята врагом.

Возрастает число отступающих красноармейцев. Капитан Рюмин дает приказ выдвинуть за ров по одному отделению. Всех отступающих солдат следует направлять в обход роты. В разговоры с ними вступать нельзя. Бойцам и солдатам объясняют, что солдаты направлены в госпиталь, пункт переформирования.

В пять часов утра капитан Рюмин приказывает взводам принять полную боевую готовность. Вскоре начался обстрел. Погибли шестеро курсантов, политрук. Бойцы тяжело переживают потерю своих товарищей.

Капитан Рюмин запрашивает в штабе дальнейшие задачи роты, подкрепление. Связной передает капитану устное распоряжение немедленно отступать. Рота оказывается в окружении немцев.

Рюмин обдумывает положение, принимает решение идти в наступление. Окружив село занятое немцами, рота быстро входит в него. В селе горят избы, слышна автоматная очередь. В бою Алексей Ястребов убивает немца. Он никогда раньше не убивал людей. При виде убитого, Алексей испытывает слабость, чувство страха, отвращение.

Читайте также:  Эпос о гильгамеше - краткое содержание

Капитан Рюмин ведет роту в глубину леса. Он надеется, что сможет уберечь бойцов от гибели. Понимает, что боевых запасов у них недостаточно. Лейтенант Рожков и трое курсантов принесли хлеб, ведро с водой. Рожков рассказывает, что рядом находится деревня Красные Дворики, немцев там нет.

Бой с врагом

Внезапно в небе появляются немецкие самолеты. Их становится все больше. В лес входят танки, пехота противника. Начинается бой. Взрываются бомбы, слышен свист пуль, рев самолетов. Лес окутан облаками синеватого дыма. Алексей видит, как бегут курсанты, падают у деревьев и кустов.

Алексей попадает в воронку от снаряда. Рядом с ним оказывается курсант из третьего взвода. Ястребов понимает, что боец сильно напуган боем. Курсант говорит Алексею, что без оружия они не смогут победить врага. Он просит лейтенанта застрелить его, поскольку боится попасть в плен к немцам.

Заканчивается бой. Алексей Ястребов с курсантом выходят из леса. Они подходят к месту, где раньше располагался отряд НКВД. Там находится капитан Рюмин и трое бойцов. Все ночуют в скирдах сена. Утром в небе начинается бой «ястребков» с немецкими «мессершмиттами». К большому сожалению всех «ястребки» гибнут.

Капитан Рюмин от всего пережитого стреляется. Алексей Ястребов чувствует, как проходит страх перед собственной смертью. Ему хочется отомстить врагу. Вместе с курсантами Алексей роет под кленом могилу капитану. Внезапно появляются два немецких танка. Алексей бросает бутылку с бензином в танк, а сам падает на дно могилы.

Ему удалось подбить немецкий танк. Все курсанты, спрятавшиеся в скирдах, гибнут. Лейтенанта охватывает чувство горести и ненависти к врагу. Алексей Ястребов оттирает подолом шинели оружие, вешает на плечи винтовки. Он идет на восток.

Источник: https://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-ubity-pod-moskvoj-vorobeva/

Тема войны в повести К. Воробьева "Убиты под Москвой" (стр. 1 из 2)

Содержание

Введение

Биография Воробьева К.Д.

  • Тема войны в повести К. Воробьева «Убиты под Москвой»
  • Заключение
  • Список использованной литературы
  • Введение

С момента окончания Великой Отечественной войны прошло более 60 лет, но по-прежнему жив в памяти народа великий подвиг миллионов солдат. Во многом это заслуга писателей, которые посвятили свои произведения теме войны.

Среди писателей, публиковавшихся в 60-80 годы 20 века, следует отметить Б. Горбатова, Э. Казакевича, которые тяготели к героико-романтическому изображению войны, К. Симонова, А. Бека, В. Панова, В.

Некрасова, которые изображали будни войны и рядовых ее участников и многих, многих других.

Пожалуй, трудно назвать писателя советской эпохи, который бы не обращался к этой теме. Но само освещение темы в разные моменты истории страны было различным, время диктовало выбор угла зрения, под которым рассматривались эти события.

Актуальность данной темы обусловлена следующим: на более позднем послевоенном этапе происходит более глубокое осмысление войны, военных действий, смысла человека в войне и т.д. Цель нашего реферата – проанализировать повесть К. Воробьева «Убиты под Москвой» и выявить основные сюжеты и их смыслы. Для достижения поставленной цели необходимо решить задачи:

1. Рассмотреть жизнь и творчество К. Воробьева, которая непосредственно должна отразиться на характере его произведений;

2. Выявить основные сюжеты повести;

3. Проанализировать особенности описания войны в повести К. Воробьева «Убиты под Москвой».

Воробьёв Константин Дмитриевич (1919 — 1975), русский писатель. В автобиографических повестях, отмеченных психологической точностью, — беспощадное изображение жестокости войны (“Крик”, 1962; “Убиты под Москвой”, 1963; “Это мы, Господи!”, не окончена, 1943, опубликована в 1986), трагедии коллективизации (“Мой друг Момич”, 1965, опубликована в 1988)

В 1935 работал в районной газете литературным сотрудником. Написал антисталинское стихотворение «На смерть Куйбышева», о котором стало известно в редакции, и поэтому вынужден был срочно уехать. Сестра, жившая в Москве, приютила его. Здесь устроился на работу в редакцию газеты «Свердловец», учился в вечерней школе.

В 1938 был призван в ряды Красной Армии, попал в армейскую газету «Призыв». После окончания военной службы работал литсотрудником газеты Академии им. Фрунзе, откуда был направлен на учебу в Кремлевское пехотное училище.

Будучи раненым, попадает в плен (1941 — 43), дважды бежит. В 1943 — 44 был командиром партизанской группы в составе Литовского партизанского отряда «Кястутис». В эти годы написал повесть о пережитом в плену, которую напечатали только в 1986.

Часто в своей жизни Воробьеву приходилось слышать: «Написано хорошо, талантливо, но напечатать не можем». Это касалось повестей «Одним дыханием», написанной в 1949, напечатанной в 1958 («Последние хутора»), «Ермак», «Тетка Егориха», «Друг мой Момич», изданных после смерти писателя (в 1980-е).

В 1956 вышел первый сборник рассказов «Подснежник». Становится зав. отделом литературы и искусства в редакции «Советская Литва». Жил в Вильнюсе. В своих произведениях говорил о самых тяжелых исторических моментах — «Сказание о моем ровеснике», «Генка, брат мой», «Вот пришел великан» и др.

Воробьев написал более 30 рассказов, очерков и 10 повестей, многие из которых увидели свет с купюрами или в сокращении, были обруганы критикой. Но всегда это была правда о нашей жизни: «Синель», «Седой тополь», «Почем в Ракитном радости». Не успел окончить повесть «…И всему роду твоему».

После тяжелой болезни (опухоль мозга) К.Воробьев умер в 1975.

  1. Нам свои боевые
  2. Не носить ордена.
  3. Вам — все это, живые,
  4. Нам — отрада одна:
  5. Что недаром боролись
  6. Мы за Родину-мать.
  7. Пусть не слышен наш голос, —
  8. Вы должны его знать.
  9. Эти строки взяты автором в качестве эпиграфа из стихотворения Твардовского “Я убит подо Ржевом”, которое и названием, и настроением, и мыслями перекликается с повестью Константина Воробьева.

Ее автор сам прошел через войну — об этом узнаешь и без чтения биографии. Так писать невозможно с чужих слов или из воображения — так писать мог только очевидец, участник.

Повесть “Убиты под Москвой”, впрочем, как и все творчество Константина Воробьева, очень эмоциональна.

Эта книга особенна еще тем, что в ней сочетаются, с одной стороны, реалистичность, а с другой — глубокое осмысление событий и тонкий психологический анализ поступков героев с высоты прожитых лет.

“Убиты под Москвой” — по форме короткая повесть, однако по содержанию она включает в себя целую эпоху. Такое ощущение появляется потому, что война, врываясь в человеческую жизнь, влияет на нее, как ничто другое, радикально меняет ее.

Если в мирной жизни душа развивается, эволюционирует, то на войне в ней происходит ломка: ломаются прежние нравственные ценности, прежний взгляд на вещи.

Если в литературе мирного времени символом духовных исканий становится дорога, путь, то у Константина Воробьева — беспорядочное, безысходное метание под обстрелом с воздуха.

В этой повести рассказывается о трагедии молодых кремлевских курсантов, посланных на смерть во время наступления немцев под Москвой зимой 1941 года. Писатель ставит важную проблему убийства своих своими же.

Ему удалось показать весь ужас предательства своих мальчишек, которые вначале «почти радостно» реагировали на пролетавшие юнкерсы.

Главный герой повести Алеша Ястребов, как и все, «нес в себе неуемное, притаившееся счастье», «радость гибкого молодого тела».

Описанию юности, свежести в ребятах соответствует и пейзаж: «…Снег- легкий, сухой, голубой. Он отдавал запахом антоновских яблок… ногам сообщалось что-то бодрое и веселое, как при музыке». Молодые лейтенанты ели галеты, хохотали, рыли окопы и рвались в бой. Они не догадывались о подступавшей беде.

«Какая-то щупающая душу усмешка» на губах майора НКВД, предупреждение подполковника, что 240 курсантов не получат ни одного пулемета, насторожили Алексея, знавшего наизусть речь Сталина, что «мы будем бить врага на его территории», и он догадался об обмане.

«В его душе не находилось места, куда улеглась бы невероятная явь войны», но читатель догадался, что мальчики-курсанты станут ее заложниками. Завязкой сюжета становится появление самолетов-разведчиков.

Проблемы, встающие перед человеком на войне, почти те же, что и в мирное время, однако они поставлены настолько остро, требовательно, что от них ни скрыться, ни убежать.

Эти извечные проблемы героизма, гуманизма, долга решает для себя курсант Алексей Ястребов. Автор говорит словами Рюмина: “Судьба каждого курсанта… вдруг предстала средоточием всего, чем может окончиться война для Родины — смертью или победой”.

В судьбе одного курсанта словно сконцентрировалась судьба всей России.

Актом огромного гуманизма и гражданского мужества стало само слово в защиту тех, кто струсил, спасовал, проявил слабость в тяжелую минуту, “придавленный к земле отвратительным воем приближающихся бомб”, вжавшийся в нее под минометным обстрелом. Они, курсанты, не думали о спасении так холодно и расчетливо, как генерал-майор, снявший знаки различия и бежавший с передовой.

У них не было времени думать о долге (“Он подумал о Рюмине, но тут же забыл о нем… Мысли, образы и желания с особенной ясностью возникали и проявлялись в те мгновения, которыми разделялись взрывы…») поскольку “тело берегло в себе лишь страх”. Тот, кто переборол в себе чувство страха, безусловно, герой.

Читайте также:  Еще мама - краткое содержание рассказа платонова

Но в остальных, менее сильных духом, автор учит видеть не трусов, — а прежде всего людей. Обыкновенных.

Таких же, как те, что не почувствовали еще в жизни настоящего страха, не увидели смерть вблизи, но берутся судить свысока, не имея на то морального права! На протяжении всей повести я задавала себе вопрос: “А как бы я поступила на месте героев Воробьева?” И, честно ответив на него, понимала, что не все в жизни можно разделить на черное и белое, трусость или героизм.

Командир капитан Рюмин уже знал: «на нашем направлении прорван фронт», когда в расположении роты появился генерал Переверзев — странный, растерянный, утративший волю.

Алексею Ястребову Рюмин посоветовал сказать ребятам, что Переверзев — контуженый боец, изображающий себя генералом.

Об истинном положении на фронте рассказал раненый боец: «Нас там хоть и полегла тьма, но живых-то еще больше осталось! Вот и блуждаем теперь».

Появление политрука Анисимова вызвало надежду, когда он «призвал кремлевцев к стойкости и сказал, что из тыла сюда тянут связь и подходят — соседи». Но это было очередное вранье.

Начинался минометный обстрел, показанный Воробьевым в натуралистических подробностях страданий раненного в живот Анисимова: «Отрежь… Ну, пожалуйста, отре-жь…» — умолял он Алексея. «Ненужный слезный крик» накапливался в душе Алексея.

Человек «стремительного действия», капитан Рюмин понял: они никому не нужны, они пушечное мясо для отвлечения внимания противника. «Только вперед!» — решает он про себя, ведя в ночной бой курсантов. Они не орали «ура! за Сталина!».

Патриотизм курсантов выразился не в лозунге, не во фразе, а почти по-толстовски — в поступке. И после победы, первой в жизни, молодая, звенящая радость этих русских мальчишек: «…В пух разнесли! Понимаешь? Вдрызг!»

Но это стало началом развязки. Началась самолетная атака немцев. К. Воробьев потрясающе изобразил ад, используя новые образы: «дрожь земли», «плотная карусель самолетов», «встающие и опадающие фонтаны взрывов», «водопадное слияние звуков».

Несобственно-прямая речь как бы воспроизводит страстный внутренний монолог в душе Рюмина: «Но к этому рубежу окончательной победы роту могла привести только ночь, а не этот стыдливый недоносок неба — день! О если б мог Рюмин загнать его в темные ворота ночи!..»

Источник: https://mirznanii.com/a/356901/tema-voyny-v-povesti-k-vorobeva-ubity-pod-moskvoy

Тема Великой Отечественной войны в современной отечественной прозе (по повести К. Д. Воробьёва «Убиты под Москвой»)

С каждым годом всё меньше и меньше остается среди нас тех, кто встретил роковой рассвет 22 июня 1941 г. Тех, кто суровой осенью 1941 г. защищал Москву, кто познал кровавый снег Сталинграда, кто «пол-Европы по-пластунски пропахал»… Они не стояли за ценой, добывая победу, не считали, «кому память, кому слава, кому темная вода».

Память о войне…Война — жесточе нету слова.Война печальней нету слова.Война — святее нету слова…

Почему-то именно эти строки Александра Трифоновича Твардовского вспомнились мне, когда я читала повесть Константина Дмитриевича Во­робьёва «Убиты под Москвой».

Как больно сердцу от трагизма судьбы двух­сот тридцати девяти кремлевских курсантов, которые погибли под Моск­вой за пять дней ноября 1941 г. Писатель, сам попавший контуженным в де­кабре 1941 г.

в плен под подмосковным Клипом, пронзительно-проникно­венно описывает народную трагедию 1941 г. По словам жены писателя, воспоминания о войне жгли его сознание, ему хотелось кричать об этом во весь голос.

Чтобы сказать о том, чему был свидетелем, нужен был, каза­лось, какой-то сверхчеловеческий язык, и Константин Воробьёв находит такие слова, которые показывают нам беспощадную, страшную, драмати­ческую правду первых месяцев Великой Отечественной войны.

Кремлёвские курсанты, молодые, красивые, ростом на подбор 183 сан­тиметра, под командованием капитана Рюмина идут на фронт, на передо­вую. Они уверены, что там всё, как положено: и огонь, но и железобетон, и оружие. И к тому же с ними капитан Рюмин — их кумир и идеал, во­площающий в себе все качества настоящего русского офицера.

Но рота курсантов оказалась в окружении и обречена на гибель.

Что­бы кремлевские курсанты — элита Красной Армии — сохранили свои дос­тоинство и честь, капитан Рюмин принимает единственно верное в создав­шейся обстановке боевое решение — вступить в ночной бой с мотомехба-тальоном противника: «…У него окончательно созрело и четко оформилось то подлинное, на его взгляд, боевое решение — единственно правильное решение. Курсанты не должны знать об окружении, потому что идти с этим назад значило просто спасаться, заранее устрашась. Курсанты должны пове­рить в свою силу, прежде чем узнать об окружении».

Понимая трагичность положения й невозможность что-либо изменить («За это нас нельзя простить. Никогда!»), капитан Рюмин кончает жизнь самоубийством. И его смерть становится для лейтенанта Алексея Ястре­бова, главного героя повести, важным жизненным этапом.

Если вначале «в его душе не находилось места, куца улеглась бы невероятная явь войны», то теперь, когда Алексей увидел смерть Рюмина, которому во всем подражал, «он обнаружил неожиданное и незнакомое явление ему мира, в котором не стало ничего малого, далекого и непонятного.

Теперь всё, что когда-то уже было и могло еще быть, приобрело в его глазах новую, громадную значи­тельность, близость и сокровенность, и всё это — бывшее, настоящее и грядущее — требовало к себе предельно бережного внимания и отношения».

Показывая, как сквозь призму, восприятие событий через главного ге­роя повести Алексея Ястребова, Константин Воробьёв воплощает в нем все лучшие качества поколения, вынесшего испытания одной из самых жестоких войн в истории человечества, поколения, для которого понятия «Отечество, честь, долг» — исконные жизненные ценности.

Герои повести так молоды, так глубоко и сильно чувствуют всё живое! Алексей радуется «легкому, голубому, нетронутому чистому» снегу, отда­вавшему «запахом перезревших антоновских яблок». «Немного морозное, сквозное и хрупкое, как стекло», утро вызывает в нем «какое-то неуемное притаившееся счастье, — радость этому хрупкому утру, радость беспри­чинная…»

И каких же страданий и нечеловеческих мук полон путь, пройденный кремлевскими курсантами по Подмосковью за пять дней со времени вы­ступления на фронт до своей трагической гибели! Материал с сайта //iEssay.ru

В романе «Прокляты и убиты» В. П.

Астафьев говорит о своих геро­ях, что жестокая сила войны не погасила в них «свет добра, справедливо­сти, достоинства, уважения к ближнему своему, к тому, что было, есть в человеке от матери, от отца, от дома родного, от Родины, России, наконец, заложено, передано, наследством завещано».

И это в полной мере отно­сится к героям повести Константина Воробьёва. Взявшие на себя ответст­венность за судьбу Отчизны, неиссякаемо любя Родину, герои повести не отделяли от нее свою судьбу, свою жизнь и погибли за нее. Вечная им память и слава!

В одном из своих писем в 1961 г. Константин Воробьёв писал: «Кон­цовка в “Убиты под Москвой” может быть иной: герой, Алексей, жив и идет из окружения». И поэтому, когда в 1963 г. повесть увидела свет и пи­сателю предложили изменить конец повести, сделать его оптимистичным, оставив главного героя в живых, Воробьёв поступил согласно строк своего письма о судьбе Алексея Ястребова.

Талантливая, правдивая и сильная повесть К. Д.

Воробьёва «Убиты под Москвой», поведав о гибели молодых, красивых, полных жизни безоруж­ных людей, брошенных под немецкие самолеты и танки, поставленных в нечеловеческие условия, рассказывает о том, как там было на самом деле.

Но эта повесть не только сохраняет нашу историческую память, усиленную глубоким переживанием трагической истории кремлевских курантов, а и становится повестью-предупреждением.

На этой странице материал по темам:

  • сочинение на тему великая отечественная война в современной прозе
  • концовка убиты под москвой
  • тема великой отечественной войны в современной отечественной прозе
  • кремлевские курсанты в великой отечественной войне
  • вов гибель кремлевских курсантов

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/v/vorobev/sochineniya/ubity-pod-moskvoj/tema-velikoj-otechestvennoj-vojny-v-sovremennoj-otechestvennoj-proze-po-povesti-k.-d.-vorobyova-ubit

Ссылка на основную публикацию