Золото рейна — краткое содержание оперы вагнера

В нью-йоркской Metropolitan Opera Робер Лепаж приступает к «Кольцу Нибелунга» Рихарда Вагнера. Работа над циклом займет два года — если «Золото Рейна» выйдет буквально через несколько дней, то последнюю часть тетралогии выпустят в 2012 году.

Минувшим летом Лепаж увлеченно рассказывал мне про сценографию «Кольца»: вся сцена будет разделена на несколько десятков площадок, которые смогут не только подниматься и опускаться, но и вращаться вокруг своей оси, при этом актеры каким-то образом будут продолжать на них удерживаться и при этом еще петь…

Даже по короткому трейлеру, который можно увидеть на сайте нью-йоркской оперы, понятно, что готовится там нечто грандиозное, этакий театральный «Аватар».

Лепаж очень волновался из-за того, как будут изготовлены все эти декорации: в его работах точность технического воплощения замысла имеет особое значение.

Определенные волнения вызывало и то, каким образом певцы согласятся быть частью огромного хитроумного механизма, но я лично совершенно не волновался: убедил же канадский режиссер капризных оперных солистов, что они в его «Соловье» должны петь стоя по пояс в воде и управляя при этом куклами из вьетнамского традиционного театра.

«Соловей» — одна из последних оперных постановок Лепажа, европейская премьера которой состоялась минувшим летом в рамках знаменитого музыкального фестиваля в Экс-ан-Провансе.

Философская сказка Андерсена, музыка Стравинского, русские вокальные миниатюры, наивный театр теней, акробатика, ориентальный кукольный театр на воде — в общем, все смешалось в этом очаровательном спектакле, похожем на щедрый подарок уставшему от концептуального театра зрителю. В общем-то, «Кольцо Нибелунга» тоже сказка, и лучше Лепажа делать сказки поучительными, увлекательными, современными и вместе с тем оставлять их волшебными, пожалуй, никто в мире не умеет.

В России его признали раньше, чем увидели: московскую премию Станиславского великий канадский режиссер получил еще тогда, когда его фамилию ведущие церемонии читали по бумажке. Киношные люди, правда, уже видели его фильмы и говорили, что они прекрасны.

Это теперь не знать Лепажа и в театральной Москве — признак отсталости. А еще пять лет назад о нем знали единицы.

Но, видимо, было какое-то предчувствие любви, и она вспыхнула в первый же вечер спектакля Робера Лепажа, пересекшего границу России,— «Обратной стороны Луны».

Объяснить любовь обычно трудно, но в случае с Лепажем как раз весьма легко. Дело в том, что у нас никак не могут помирить современность с гуманизмом. «Человеколюбивое» театральное искусство у нас почему-то всегда пахнет нафталином и фальшью — так что само это определение нельзя не заключить в кавычки.

А тому искусству, которое претендует на то, чтобы зваться театром «современным», большинство зрителей отказывает (иногда зря, а иногда и справедливо) в сердечности. Если же на театральной сцене используют видео, сложные механизмы и другие технические ухищрения, обычный зритель знает: перед ним — враги.

Золото Рейна - краткое содержание оперы Вагнера

Григорий Собченко, Коммерсантъ

Роберу Лепажу удалось «погасить» этот конфликт. Он, без сомнения, режиссер современный, человек эпохи интернета и новых технологий, не обольщающийся на счет состояния человечества и его перспектив. Но при этом художник чуткий, снисходительный к природе человека и не зараженный цинизмом.

Со временем и пространством режиссер на сцене обращается как всесильный и бесстрастный волшебник, с людьми — как проницательный и участливый наблюдатель, знаток слабости и ценитель хрупкости (кстати, когда-то Лепаж пошел в театральный институт только для того, чтобы преодолеть застенчивость и частые депрессии).

В спектаклях канадского мастера обычно встречаются два мира, они словно смотрятся друг в друга, друг друга отражают — и это настолько меняет «оптику», что зрители оказываются буквально завороженными не только самим сочетанием фактур и культур, но и новыми смыслами, которые вдруг проявляются.

В трагикомедии «Обратная сторона Луны» свидетелем непростых взаимоотношений двух братьев становится сам космос, ведь один из мужчин (кстати, Лепаж сам исполнял все роли в этом спектакле) интересуется Циолковским и мечтает познакомиться с космонавтом Леоновым.

В «Проекте Андерсен» биография датского сказочника переплеталась с историей современного режиссера, ставящего Андерсена на сцене — живой герой взаимодействует с киноэкраном, совершает немыслимые операции с реквизитом, но на самом деле лишь ведет разговор о тайнах творчества.

В знаменитейшем спектакле Лепажа «Трилогия драконов» история жизни двух сестер и их семей словно «подсвечивалась» темой Китая — далекая и загадочная страна придавала этой семейной саге, которая в других руках стала бы просто «мыльной оперой», какое-то иррациональное звучание.

Канадский мастер вовсе не сноб, не надменный театральный небожитель. Рассказывая о высоком и сущностном, он готов зачерпывать нужное ему и из массовой культуры. И в то же время никогда не забывает о неожиданных, сугубо театральных эффектах, которые можно потом еще долго смаковать.

«Липсинк», год назад покоривший Москву,— мозаика из девяти историй о разных людях, которые объединены темой человеческого голоса. Актеров всего девять, по числу главных героев, но персонажей, наверное, больше сотни.

Случайный герой из предыдущей части становится главным в следующей, и в какой-то момент «Липсинк» уходит уже весьма далеко от первой героини — оперной певицы Ады, усыновившей младенца, мать которого была случайной соседкой Ады в самолете и умерла прямо во время трансатлантического перелета.

Потом этот ребенок, став уже успешным кинорежиссером, будет разгадывать тайну своего происхождения.

Золото Рейна - краткое содержание оперы Вагнера

Григорий Собченко, Коммерсантъ

Фантазия режиссера, одновременно дерзкая и нежная, позволяет ему соединять на сцене то, что кажется несоединимым, и производить магическое воздействие на зрителя самыми, казалось бы, простыми средствами. Робер Лепаж в своих работах умеет стать возвышенным и загадочным, но в то же время остаться очень трезвым и ироничным.

Он обожает использовать новейшие технологии возможности сцены и света, но всегда сохраняет то самое «человеческое измерение», без которого технические ухищрения мертвы. Он формалист и мастер ручной выделки. В его постановках все жестко зафиксировано и вместе с тем эфемерно, чревато превращениями и изменениями.

Приступая к «Кольцу Нибелунга», Лепаж говорил, что тетралогия Вагнера — про изменения, про то, что мир все время находится в развитии.

Вагнеровская эпопея наверняка будет соотноситься с личным опытом любого зрителя: спектакли Робера Лепажа одновременно и лирические, и эпические.

Иногда режиссер кажется бесстрастным пришельцем, смотрящим на землян откуда-то из космического далека, даже каким-то ловким манипулятором, но иногда — самым уязвимым и чувствительным из людей, изящным и печальным клоуном.

Его театральная компания, основанная в начале 1990-х годов в городе Квебек называется Ex Machina — в напоминание о deus ex machina, античном «боге из машины», который с помощью специального устройства неожиданно спускался на сцену во время исполнения трагедии.

Бог не бог — но то, что недавно отметивший 50-летие канадец стал одним из главных авторитетов современного мирового театра, сомнению не подлежит. И то, что его спектакли отмечены расположением высших сил, тоже несомненно.

«Театр как спортзал,— говорит Робер Лепаж.— Люди идут в спортзал, чтобы после проведенного у компьютера рабочего дня правильно перераспределить свою физическую энергию, не дать телу зачахнуть. Так и театр: человек сегодня идет туда, чтобы развивать свои эмоции, свои творческие способности.

Можно сказать, идет в театр для того, чтобы оставаться человеком».

Так что нам остается только завидовать зрителям Metropolitan Opera и надеяться, что Чеховский фестиваль будет привозить его новые постановки и что проект спектакля, который Робер Лепаж хотел поставить в Москве с Евгением Мироновым в главной роли, все-таки осуществится.

Нью-Йорк, Metropolitan Opera, 27 сентября

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/1504112

Р. Вагнер. Опера «Золото Рейна»

Золото Рейна - краткое содержание оперы ВагнераГерманские эпические сказания интересовали Рихарда Вагнера всегда, и это неудивительно: композитор взял курс на создание национальной немецкой оперы, и эпос предоставлял для этого богатейший материал. Воплощением подлинного «немецкого духа» представлялся Зигфрид – величайший из героев германо-скандинавской мифологии. В 1848 году у Р. Вагнера возникает замысел оперы об этом герое под названием «Смерть Зигфрида». Набросав план будущего произведения, композитор надолго его откладывает – ведь это время было для Р. Вагнера нелегким, он был вынужден бежать в Швейцарию.

Р. Вагнер возвращается к опере о немецком герое в 1851 году, и теперь он намеревается написать еще одну оперу – «Юноша Зигфрид», а позднее – еще две оперы, раскрывающие предысторию проклятых сокровищ Нибелунгов и рождения героя. Таким образом, Р.

 Вагнер создает оперную тетралогию, в которой первоначально задуманная «Смерть Зигфрида» становится финальной частью под названием «Гибель богов», ей предшествует опера «Юноша Зигфрид», переименованная в «Зигфрид», а первая и вторая части получили заглавия «Золото Рейна» и «Валькирия».

Либретто для тетралогии, названной «Кольцом нибелунга», написал сам Рихард Вагнер.

Для столь грандиозной тетралогии даже такой величественный литературный источник, как «Песнь о Нибелунгах», казался недостаточным, и автор обращается к исландским преданиям в переводе Людвига Эттмюллера, с которым композитор был знаком лично, к «Старшей Эдде» и части «Младшей Эдды», опубликованных в то время в переводе Карла Зимрока. Создавая текст оперы, Р. Вагнер использует аллитерацию, уподобляя тем самым свой стих эддическим песням.

Опираясь на разные эпические и мифологические источники, Р. Вагнер создает сюжет, отличающийся от любого от них.

В первую часть тетралогии – «Золото Рейна» – включаются мотивы, которые изначально не были связаны с сюжетом о Нибелунгах: строительство небесных чертогов великаном, утрата вечной молодости богами.

Некоторые изменения сглаживают подробности, которые выглядели естественно в древних сагах, но не подходили для оперной сцены XIX века: собирая выкуп для великанов, боги осыпают золотом прекрасную богиню Фрейю – в «Саге о Вёльсунгах» речь шла о шкуре выдры.

Но главное изменение заключается в новом смысловом оттенке, который приобретает легенда о проклятых сокровищах – мысль о губительной власти золота, богатства над людскими душами. Древнему эпосу такая идея не свойственна, но человеку эпохи романтизма она была чрезвычайно близка.

«Золото Рейна» – одноактная опера, состоящая из четырех сцен (впрочем, в некоторых постановках ее все-таки делят на два акта).

В соответствии с закономерностями эпической драматургии, каждая из этих сцен представляет собой красочную картину, контрастирующую с другими: события разворачиваются то в величаво струящихся водах Рейна, то в Вальгалле – небесных чертогах бога Вотана, то в мрачном подземном царстве Нибелунгов.

Сопоставление различных по колориту «картин» в сочетании с системой лейтмотивов составляет основу драматургии этой эпической оперы с ее медленно развертывающимся действием.

В атмосферу первой сцены вводит краткое – менее 150 тактов – оркестровое вступление: «качающиеся» секвенции на тоническом аккорде живописуют медленно, величаво струящуюся реку. Светлый колорит, характерный для этой сцены, омрачается к ее финалу, когда карлик Альберих исчезает, похитив золото Рейна.

Множеством выразительных моментов насыщена вторая сцена: торжественная тема верховного бога Вотана, сменяющаяся лирическим высказыванием его супруги Фрики, тяжелая поступь великанов, «разгорающаяся», как пламя, музыкальная характеристика бога огня Логе.

Наиболее мрачным колоритом отличается третья сцена, действие которой происходит в подземном царстве Нибелунгов, где день и ночь кипит работа в кузницах – для этого звукоизобразительного эффекта композитор ввел в оркестр восемнадцать наковален, которые звучат в течение двадцати восьми тактов. Трагичной выглядит и четвертая картина, кульминацией которой становится беспощадное пророчество богини Эрды.

Вагнеровская система лейтмотивов получила в тетралогии «Кольцо нибелунга» наиболее полное выражение – лейтмотивов здесь около ста, ими наделяются не только герои, но и неодушевленные предметы (кольцо, меч), природные явления (радуга, пламя) и даже обобщенные понятия (проклятие, любовь). Большая часть лейтмотивов тетралогии впервые появляется именно в опере «Золото Рейна», которая задает тон всему дальнейшему действию – в последующих трех операх появляется меньше новых лейтмотивов.

Работа над оперой «Золото Рейна» была завершена в 1854 году, а первое исполнение оперы состоялось в Мюнхене в сентябре 1869 года. Автора эта постановка не удовлетворила – ведь Р. Вагнер считал, что тетралогию необходимо ставить целиком, но это произошло лишь в 1876 году.

Музыкальные сезоны

Источник: https://musicseasons.org/r-vagner-opera-zoloto-rejna/

Краткое содержание: Рихард Вагнер. Золото Рейна

  • ЗОЛОТО РЕЙНА
  • Предвечерие тетралогии «Кольцо нибелунга», в четырех
    картинах
  • Либретто Р. Вагнера
  • Действующие лица:
Дочери Рейна (русалки):
  1. Воглинда
  2. Вельгунда
  3. Флосхильда
  • сопрано
  • сопрано
  • меццо‑сопрано
Нибелунги (карлики): Альберих Миме, его брат бас тенор
Великаны: Фазольт Фафнер, его брат бас бас
Боги:
  1. Вотан, верховный бог
  2. Фрика, жена Вотана
  3. Фрейя, богиня юности, ее сестра
  4. Фро, бог света, ее брат
  5. Доннер, бог грома, ее брат
  6. Логе, бог огня
  7. Эрда, богиня судьбы
  • бас
  • меццо‑сопрано
  • сопрано
  • тенор
  • бас
  • тенор
  • меццо‑сопрано
  1. Нибелунги.
  2. Действие происходит в глубинах Рейна, на горных высях
    и в подземном царстве нибелунгов в сказочные времена.
  3. СЮЖЕТ
Читайте также:  Анализ рассказа малиновая вода тургенева

Неторопливо струится могучий Рейн. В волнах его играют
русалки — шаловливые и беззаботные дочери Рейна. Они хранят золотой клад,
покоящийся на дне реки. А в расщелинах скал, под землей, гнездятся
карлики-нибелунги, искусные кузнецы.

Один из них, Альберих, тщетно пытается
добиться любви русалок: дочери Рейна выскальзывают у него из рук, насмехаясь
над его неуклюжестью и безобразием. Из их веселой болтовни Альберих узнает
тайну клада: тот, кто скует из золота Рейна кольцо, станет властелином мира,
обладателем несметных богатств.

Однако сковать кольцо нелегко: для этого нужно
отречься от лучшего из человеческих чувств — любви. Альберих проклинает любовь —
золото Рейна в его руках.

На неприступных горных высях вознесся к небесам гордый
чертог богов — Валгалла: никакие враги не страшны Вотану — верховному
повелителю богов. Валгаллу построили сильные, но простодушные братья-великаны
Фазольт и Фафнер. Вотан заключил с ними договор, он поклялся, что в награду за
труд отдаст им Фрейю — богиню юности, которая хранит чудесные золотые яблоки,
дающие богам вечную молодость.

Однако, получив неприступную крепость, Вотан не
спешит расстаться с Фрейей. Упреки жены — богини Фрики, сестры Фрейи, гнев ее
братьев — юного Фро и воинственного Доннера, бога грома, — укрепляют Вотана в
этом решении. Бог огня Логе — гибкий и неверный, как пламя, подавший когда-то
богам коварный совет о договоре с великанами, — рассказывает о золоте Рейна.

И
жажда богатства овладевает богами. Но и великаны согласны отказаться от Фрейи,
если Вотан отдаст им сокровища нибелунгов. А пока они берут Фрейю в качестве
залога. Тотчас же боги лишаются силы — в один миг они становятся старыми и
дряхлыми. Лишь Логе по-прежнему весел и насмешлив. Тогда Вотан решается: он
добудет золото у Альбериха, чтобы выкупить Фрейю.

В сопровождении Логе, он
отправляется в подземное царство нибелунгов.

Уже издали слышатся удары молотов о наковальни, видны
отблески пламени кузнечных горнов, слышны вопли и стоны нибелунгов. Они день и
ночь куют богатства Альбериху, который поработил их силой золотого кольца. Теперь
он мечтает о покорении всего мира.

Трусливый, вечно жалующийся брат Альбериха
Миме сковал ему чудесный золотой шлем: тот, кто владеет им, может принять любой
облик и даже стать невидимым.

Логе, выведав об этом у Миме, заводит с
Альберихом хитрый разговор, и когда нибелунг, надев шлем, превращается в
маленькую жабу, боги хватают и связывают его.

В качестве выкупа Вотан требует золото. Альберих
отдает все, что сковали карлики, отдает и шлем-невидимку, но когда Вотан
срывает с его пальца волшебное кольцо, нибелунг произносит страшное проклятье:
отныне каждому, кто будет владеть кольцом, оно будет приносить несчастья и
смерть.

Вотан лишь смеется над злобным бессилием карлика — теперь власть и
богатство в его руках. Однако золотом надо расплатиться с великанами. Они хотят
получить столько золота, чтобы оно покрыло Фрейю с ног до головы. Сокровищ
нибелунгов не хватает, и Вотан бросает поверх золотой груды шлем-невидимку.

Фазольт, влюбленный в Фрейю, не в силах расстаться с ней; он утверждает, что в
щель все еще виден взор богини; великаны требуют золотое кольцо. Вотан
отказывается, и мольбы испуганных богов не могут поколебать его решения. Лишь
грозное пророчество богини судьбы Эрды, внезапно появляющейся из земной
глубины, заставляет Вотана отдать кольцо великанам.

И тотчас сбывается
проклятье нибелунга: из-за золота вспыхивает ссора, и Фафнер тяжелой палицей
убивает брата. Ужас охватывает богов; в их светлый мир пришли убийство и
смерть. Бог грома Доннер собирает тучи, разражается гроза, и на очистившемся небе
раскидывается радуга — многоцветный мост, по которому боги торжественно
шествуют в Валгаллу.

Торжество Вотана не могут смутить ни горестные жалобы
обманутых дочерей Рейна, ни язвительные насмешки Логе — Вотан упоен своим
всемогуществом и властью.



Источник: http://vsekratko.ru/opera/020.html

Золото Рейна — это… Что такое Золото Рейна?

Зо́лото Ре́йна (нем. Das Rheingold) — опера Рихарда Вагнера, пролог («предвечерье») цикла Кольцо Нибелунга.

История создания и премьера

Либретто всего цикла было написано Вагнером в Цюрихе в 1849—1852. Музыка к опере сочинена в 1852—1854 там же.

Опера «Золото Рейна» — рекордсмен по нахождению в одной тональности, поскольку ми-бемоль мажор (Es-dur), ассоциирующийся у автора с зарёй мироздания с самого начала произведения, длится целых 136 тактов.

Кроме того, это одна из самых длинных опер без антракта, так как её продолжительность варьируется от 2 часов 20 минут, до 2 часов 50 минут, в зависимости от взятых дирижёром темпов.

На премьере «Золота Рейна», 1876

Впервые опера была поставлена 22 сентября 1869 г. в Мюнхене под управлением Франца Вюльнера; Вагнер остался недоволен этим, поскольку был убеждён, что тетралогия должна ставиться целиком, но этот замысел осуществился только в 1876 г. на первом Байройтском фестивале: «Валькирия» была представлена 13 августа, дирижировал Ганс Рихтер.

Действующие лица

Партия
Голос
Исполнитель на премьере
22 сентября 1869
(Дирижёр: Франц Вюлльнер)
Исполнитель на премьере цикла целиком
13 августа 1876
(Дирижёр: Ханс Рихтер)
Боги
Нибелунги
Великаны
Дочери Рейна
Вотан бас-баритон Август Киндерманн Франц Бетц
Логе тенор Генрих Фогль Генрих Фогль
Фрика меццо-сопрано Софи Штеле Фридерика Грюн
Фрейя сопрано Генриетта Мюллер Мари Хаупт
Доннер бас-баритон Карл Самуэль Хайнрих Ойген Гура
Фро тенор Франц Нахбаур Георг Унгер
Эрда контральто Эмма Зеехофер Luise Jaide
Альберих баритон Карл Фишер Карл Хилл
Миме тенор Макс Шлоссер Карл Шлоссер
Фазольт бас-баритон Тони Петцер Альберт Айлерс
Фафнер бас Каспар Баузевайн Франц фон Райхенберг
Воглинда сопрано Анна Кауфман Лилли Леман
Вельгунда сопрано или меццо-сопрано Тереза Фогль Мари Леман
Флоссхильда меццо-сопрано Wilhelmine Ritter Минна Ламмерт

Краткое содержание

Картина первая

В глубинах Рейна. Русалки Воглинда, Вельгунда и Флосхильда весело болтают. Неожиданно появляется нибелунг Альберих (уродливый гном — король карликов-нибелунгов, обитателей земных недр), домогаясь их любви. Русалки издевательски насмехаются над ним.

Неожиданно луч солнца падает на вершину скалы, и та начинает светиться — это Золото Рейна. Русалки радостно восхваляют его блеск. Поражённый увиденным, Альберих выпытывает у них тайну золота: кто, отвергнув любовь, скуёт кольцо из этого золота, станет властелином мира.

Хотя Дочери Рейна должны хранить тайну сокровища, они не видят в Альберихе угрозу, ведь он больше всех желает любви, а значит не способен украсть золото.

Но жадный Альберих проклинает любовь и завладевает золотом («Bangt euch noch nicht?»; «Я вам смешон?») под отчаянные возгласы дочерей Рейна.

Картина вторая

А. Я. Головин. Фафнер. Эскиз для постановки в Мариинском театре (1905)

Рассвет освещает огромную зубчатую скалу. Одноглазый верховный бог Вотан, его жена Фрикка и её сестра Фрейя (богиня юности) любуются стенами замка, воздвигнутого для богов великанами Фазольтом и Фафнером по договору, согласно которому Вотан должен подарить им за это Фрейю и вечную молодость.

Фрикка в тревоге: она знает, что, если Фрейя уйдёт от них, богов посетит старость и смерть. Великаны требуют награду («Sanft schlob Schlaf dein Aug'»; «Сон твой сладок был»). К Фрейе прибегают на помощь братья: Фро (бог радости) и Доннер (бог грома), но они бессильны, потому что Вотан поклялся великанам на своем копье — хранителе законов Вотана.

Верховный бог призывает хитрого Логе, бога огня. Логе говорит, что только золото Рейна, дающее необъятную власть, может заменить Фрейю («Immer ist Undank Loges Lohn!»; «Вечно все неблагодарны мне»). Великаны согласны на замену: пока золота нет, они берут Фрейю в заложницы. Расставшись с ней, боги тут же стареют. Вотан и Логе спускаются в край нибелунгов.

Картина третья

В глубоком подземном ущелье, в кузнице работают гномы, порабощённые Альберихом. Брат Альбериха Миме сковал для него волшебный шлем, делающий того, кто его надевает, невидимым и меняющий внешность. Миме сам открывает это Логе и Вотану, появляющимся на сцене.

Альберих заставляет нибелунгов, которых кольцо сделало рабами, добывать и переплавлять огромное количество золота. Вотан и Логе узнают намерения Альбериха: завоевать весь мир, покорить людей и богов. Нибелунг расхваливает свой шлем и превращается в дракона. Логе делает вид, что очень испугался, и просит превратиться во что-нибудь поменьше.

Когда карлик выполняет их просьбу, превращаясь в жабу, боги отнимают у него шлем и берут его в плен.

Картина четвёртая

Чертоги богов. Альберих, связанный, приказывает посредством волшебного кольца, чтобы нибелунги принесли все сокровища как выкуп за его жизнь. Логе заставляет нибелунга отдать и волшебный шлем, а Вотан отнимает у него последний талисман — кольцо.

Альберих в бессильной ярости изрыгает проклятие: пусть кольцо принесёт гибель его обладателю («Wie durch Fluch er mir geriet, verflucht sei dieser Ring!»; «Ты проклятьем был рождён, — будь проклят, перстень мой!»). Вотан не слушает его. Возвращаются великаны и Фрейя, а с ней юность богов.

Великаны осыпают Фрейю золотом, которое должно полностью покрыть богиню: золота не хватает, в дело идёт шлем. Но из небольшой щели Фазольт всё ещё видит сияющий взор богини. Он требует кольцо. Вотан отказывает ему. Из земной глубины выходит Эрда, богиня земли и мудрости.

Она сурово упрекает Вотана, требуя, чтобы он отдал проклятое кольцо («Wie alles war, weiß ich»; «Всё, что прошло, я знаю»). Вотан повинуется. И великаны тут же вступают в схватку друг с другом за обладание кольцом: Фафнер убивает Фазольта и удаляется с кольцом. Теперь положение богов становится ненадёжным. Доннер собирает тучи, и начинается гроза.

Затем ударами молний он рассеивает тучи, и между скалой и великолепным сияющим замком, Фро протягивает мост радуги к замку, Вотан радостно приветствует свою крепость, которую называет Валгаллой. Однако Дочери Рейна, невидимые, просят вернуть им их золото, обвиняя бессмертных во лжи и малодушии. Боги торжественно направляются по мосту в свой новый чертог.

См. также

  • Либретто оперы «Золото Рейна»

Ссылки

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/930256

Четыре хита Вагнера, которые нельзя не знать

Вагнер велик в буквальном смысле слова. Он мастер супер масштабного и сверх грандиозного, он автор самых длинных произведений, самых мощных звучаний, самых потрясающих чувств и самых фантастических проектов.

Самые знаменитые фрагменты из опер Вагнера — не вокальные, а оркестровые. Чайковский говорил по этому поводу, что лучше бы Вагнеру переквалифицироваться в симфонисты.

Оркестровые звучания Вагнера — это нечто! Таких мощных, совершенно невероятных по силе и яркости звучаний музыка до него не знала.

Если измерять оркестры того времени в лошадиных силах, то получится, что их средняя мощность была как, допустим, у «Мерседеса»: 200, 300, ну — 400 лошадиных сил. Так вот, оркестр Вагнера тянул на все 1500, как, к примеру, «Ламборджини».

Он усилил «танковую» группу оркестра — медные духовые, придумал совершенно невероятные приёмы сопровождения, и просто увеличил оркестр количественно. В итоге, чего уж мы только не слышали в 21 веке, но Вагнер всё равно поражает размахом и мощью.

Сначала три отрывка из «Кольца нибелунга». В этой тетралогии четыре оперы, объединённых общим сюжетом: «Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид» и «Гибель богов».

1. «Золото Рейна» . Спуск в Нибельхайм.

Верховный бог Вотан и бог огня Логе пускаются в совсем не божественную авантюру. Им позарез нужно раздобыть денег, и они решаются на грабёж: в Нибельхайме — подземном мире карликов-нибелунгов много золота.

Они должны придумать, как его отобрать у жадного и отвратительного тирана Нибельхайма — Альбериха.

Музыка рисует картину того, как они спускаются всё глубже и глубже под землю, пока, наконец, до них не доносятся отдалённый странный шум: вопли страдания, металлический стук и удары громадного молота.

В вечном мраке подземелья при свете горящих факелов, закованные в цепи карлики день и ночь куют золото для Альбериха. Стук молотков, бьющих по металлу, оглушает богов.

Читайте также:  Балет лебединое озеро - краткое содержание сюжет

Чтобы добиться эффекта правдоподобности (и правда, это очень впечатляет!), Вагнер поставил в симфонический оркестр 18 настоящих наковален, на которых ударники настоящими молотками выстукивают зловещий ритм в полной тишине.

Когда будете ехать утром в метро в час пик в море людей, направляющихся на работу, или придёте в свой заводской цех, или в свою огромную контору, где каждый сидит, упёршись взглядом в свой компьютер, вспомните эту музыку. Вы поймёте, что Вагнер прав. Подневольные нибелунги всего земного шара по-прежнему куют золото для Альбериха)

2. Вступление к «Валькирии»

Эта музыка рисует сцену погони.

Одинокий герой Зигмунд, как дикий зверь, загнанный охотниками, бежит от своих врагов. Лес, ночь, гроза, шквальный ветер, вслед ему несутся звуки боевых труб его преследователей.

Низкие, мрачные регистры контрабасов и зловещие вопли валторн — фирменная краска Вагнера.

Даниэль Баренбойм и оркестр Ла Скала

3. Полет валькирий (вступление к 3 действию) из оперы «Валькирия»

У верховного бога Вотана девять дочерей от богини земли Эрды. Это и есть валькирии -всадницы-амазонки, которые должны забирать с поля боя павших героев в небесное воинство защитников Валгаллы — замка богов.

Вотан объявляет сбор всем дочерям, и они летят на своих диких жеребцах по небу, упиваясь скоростью, силой и свободой. Скрипки и деревянные духовые рисуют воздушные вихри. Скорость как у боинга, даже дух захватывает!

Это концертный вариант этого вступления. В опере они под эту музыку ещё и выкрикивают свои воинственные кличи. Но ни одной валькирии не судьба перекричать вагнеровский оркестр! Так что, их голоса обычно тонут в лавине оркестрового звучания.

Джеймс Ливайн и Берлинский филармонический оркестр

Тот, кто прошёл три этих этапа, могут попробовать отклониться от жанра триллера. Вагнер всё-таки разный.

4. Вступление к опере «Тристан и Изольда»

Здесь, скорее, случай симбиоза философии (отдаёт Шопенгауэром) и психологии. Вступление к «Тристану» — музыка о том, что Любовь (именно с большой буквы) — это всего лишь прекрасная человеческая грёза. Человек рвётся к ней, обдирая в кровь свою душу. Но мир устроен так, что всё это совершенно напрасно. Полное слияние двух любящих душ возможно только в смерти.

Рафал Ольбиньский

Вагнер испытал эти чувства на себе, пережив все восторги и муки безнадёжной любви к Матильде Везендонк. (В Кульшпаргалке была история об этом романе). Правда, в его случае любовь закончилась не так трагично и, к тому же, на пользу искусства. Он просто перевёл свои страдания в музыку «Тристана и Изольды».

Вступление к «Тристану» звучит в фильме Ларса фон Триера «Меланхолия». Этот режиссёр прекрасно чувствует Вагнера. (Его даже приглашали в Байройт ставить одну из вагнеровских опер). Кажется, что именно под эту музыку он сделал свой фильм, а не наоборот.

В посте Культшпаргалки о самых известных классических увертюрах есть ещё одна титульная музыка Вагнера — увертюра к «Тангейзеру». Она совершенно великолепна.

Узнать самое главное о Вагнере можно в этой культшпаргалке.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a7f384057906a312275b6ab/5ad6213fdcaf8ec3bc7327cd

Чайковский

Вступительный вечер «Кольца нибелунга» в 4 сценах. Первое представление состоялось 22 сентября 1869 года в Мюнхене.

  • Действующие лица: Вотан, верховной бог (бас-баритон) Фрикка, его жена, богиня брачных уз (меццо-сопрано) Доннер, бог грома (бас или баритон) Фро, бог солнца, дождя и плодов (тенор) Фрейя, богиня юности и красоты (сопрано) Логе, полубог огня (тенор) братья нибелунги:    Альберих (баритон)    Миме (тенор) братья великаны:    Фазольт (бac)    Фафнер (бас) сестры девы Рейна (русалки):    Воглинда (сопрано)    Вельгунда (сопрано)    Флосхильда (меццо-сопрано)
  • Эрда, богиня земли (контральто)

Первая сцена. В глубинах Рейна, на дне, покрытом острыми скалами и пещерами, резвятся дочери Рейна — Воглинда, Вельгунда и Флосхильда. Они стерегут золото Рейна. Из-под скалы за ними наблюдает нибелунг Альберих. Уродливый карлик неуклюже заигрывает с сестрами, а они весело кружатся, смеясь и издеваясь над отвратительным гномом. Нибелунг в отчаянии, он весь охвачен страстью.

Восходит солнце. Лучи его, проникнув сквозь волны Рейна, озаряют ослепительным сиянием скалу, хранящую клад. Альберих привлечен блеском золота. Сестры рассказывают ему, что золото даст власть над миром тому, кто сделает из него кольцо.

Кольцо это сможет выковать лишь тот, кто убьет в своем сердце любовь. Альберих мгновенно отрекается от любви — она принесла ему лишь унижение. Одним прыжком достигает карлик вершины скалы и похищает клад. Непроглядная тьма окутывает волны реки. Дочери Рейна в ужасе бросаются в погоню за похитителем.

Но уже из-под земли доносится торжествующий и злобный хохот Альбериха.

Вторая сцена. Медленно опускаются волны Рейна и становятся все светлее и светлее. Вот они превратились в легкие облака, туман рассеивается, открывается гористая местность. Раннее утро. Лучи солнца освещают далекий замок. На цветущем лугу спят глава богов Вотан и его супруга Фрика. Боги пробуждаются, любуются замком.

Наконец-то сбылась мечта Вотана: жилище богов — Валгалла — построено. Фрика упрекает супруга: в уплату за постройку замка он должен отдать великанам сестру Фрики — Фрейю. Вотан смеется — он и не думает выполнять свое обещание. С криком вбегает Фрейя. Ей угрожает великан Фазольт, он хочет на ней жениться.

Следом за нею появляются великаны Фазольт и Фафнер, вооруженные тяжелыми дубинами. Они требуют от Вотана обещанной платы. Им нужна Фрейя, умеющая выращивать золотые яблоки, которые приносят вечную юность. К тому же великаны покорены красотой богини. Но если Фрейя покинет богов, иссякнет их сила, они одряхлеют. Великаны грозно требуют Фрейю. В испуге зовет она на помощь братьев.

Поспешно вбегают Доннер и Фро. Готов разгореться бой, но тут появляется Логе, брат великанов. Боги приняли его в свой круг, но никто его не любит. Лишь один Вотан считает его своим другом и требует, чтобы Логе сдержал обещание — спас Фрейю от великанов. Логе отказывается. Он облетел весь мир в безуспешных поисках того, что может заменить женскую красоту.

Над ним повсюду только смеялись — все в мире дышит любовью. Лишь одно существо решилось променять любовь на золото — это нибелунг Альберих. Великаны вспоминают — Альберих их старинный враг. Но что может принести ему золото?— Власть над миром,— отвечает Логе. Великаны объявляют Вотану о том, что они согласны принять вместо Фрейи это золото, но пока они уводят богиню в залог.

Вотан решает добыть золото и откупиться им от великанов. Смело пускается он вместе с Логе в путь сквозь расселины скал. Густой туман скрывает их следы.

Третья сцена. Громадная подземная пещера в Нибельхейме — царстве нибелунгов. Озаренные тёмнокрасным светом, расходятся в разные стороны узкие шахты. Альберих тащит за ухо плачущего Миме — своего брата. Он требует, чтобы Миме отдал шлем, который Альберих приказал ему выковать.

Миме пробует скрыть шлем, но Альберих вырывает его и надевает на голову. Шлем обладает волшебной силой, он делает его владельца невидимым или превращает в любое животное. Ставший невидимым Альберих жестоко избивает Миме и, довольный приобретенной властью, отправляется в обход своего царства.

Вскоре из глубины шахт раздаются крики и стоны жертв злобного карлика.

Из боковой расселины спускаются Вотан и Логе. Миме рассказывает им, как Альберих завладел кладом, сковал из золота кольцо и подчинил себе всех нибелунгов.

Кольцо помогает отыскивать залежи золота; Альберих принуждает нибелунгов рыть эти клады и копить ему богатства. Миме сам мечтал завладеть кольцом, но теперь брата защищает шлем.

Миме бессилен перед Альберихом. Вотан и Логе обещают Миме свою помощь.

С бичом в руке появляется Альберих. Он гонит толпу нибелунгов, нагруженных драгоценностями. Гномы складывают золото и серебро в общую груду. Альберих торжествует — наконец-то он достиг власти. Внезапно он замечает Вотана и Логе и в гневе гонит прочь Миме, выболтавшего его тайну. Он повелевает нибелунгам вновь спуститься в шахту и рыть золото.

С криками и воплями нибелунги разбегаются. Альберих злобно спрашивает пришельцев, кто они и зачем пожаловали сюда? Вотан вкрадчиво отвечает, что их привлекли слухи о чудесах, творимых Альберихом. Тщеславие одерживает верх над осторожностью, и карлик с гордостью показывает свои богатства.

Скоро он овладеет миром, все склонится перед властью его золота.

— А если кольцо украдет вор? — спрашивает Логе. Альберих лишь смеется в ответ — от вора его спасет волшебный шлем. Логе прикидывается пораженным и просит Альбериха показать силу шлема. Альберих превращается в змея.

Хитрому Логе этого недостаточно, он просит карлика превратиться в малую жабу. Альберих охотно выполняет и эту просьбу. Но лишь только перед Логе появляется жаба, как Вотан придавливает ее ногой, а сам Логе срывает с ее головы шлем. Альберих не в силах вырваться из-под ноги Вотана.

Вотан и Логе, связав карлика, уносят его через расселину наверх.

Четвертая сцена. Вновь появляется открытая местность на вершинах гор. Все затянуто бледным покровом тумана. Вотан и Логе ведут связанного Альбериха. Разъяренный карлик клянется жестоко отомстить своим врагам. Вотан требует у нибелунга выкуп, и Альберих соглашается отдать все свое золото.

По его приказанию, нибелунги приносят драгоценности, но Вотан и Логе требуют также и шлем с кольцом. Альберих в отчаянии — пусть лучше возьмут его жизнь. Он заклинает Вотана не отбирать у него кольцо — оно приносит лишь несчастье. Вотан срывает с пальца карлика кольцо, и Альберих, наконец, получает свободу.

Яростно проклинает он того, кто станет владельцем заветного кольца. Оно посеет раздор и убийство, владелец его не уйдет от беды.

Вдали показываются Фазольт и Фафнер, ведущие Фрейю. С появлением Фрейи все озаряется радостным светом. Великаны ждут обещанного клада. Долго спорят они, выбирая себе груду золота высотой в рост Фрейи. Наконец, весь клад переходит к ним, но они требуют также и шлем с кольцом.

В разгар спора появляется богиня подземных сил Эрда, она повелевает Вотану отдать кольцо великанам — кольцо таит в себе гибель богов. Эрда исчезает, и Вотан после некоторого колебания отдает кольцо. Радостно бежит навстречу богам освобожденная Фрейя. Проклятие Альбериха не замедлило исполниться. Между великанами разгорается страшный спор из-за богатства.

Ударом дубинки Фафнер убивает Фазольта. Все поражены. Какое страшное зло скрывается в кольце! Вотан не знает, как побороть охвативший его ужас. Сгущаются тучи, и собирается душный туман. Доннер поднимается на высокий утес и, собрав все тучи к себе, ударяет молотом о скалу. Разражается страшная гроза.

Воздух очистился, в ослепительном свете появляется радужный мост к замку. Боги по мосту удаляются в свое жилище. Горько плачут вдали дочери Рейна, великан Фафнер уносит их золото.

Источник: http://www.tchaikov.ru/zoloto.html

Оперная реформа Вагнера

Вклад Вагнера в мировую культуру определяется, прежде всего, его оперной реформой, без которой невозможно представить дальнейшую судьбу оперного жанра. Осуществляя ее, Вагнер стремился:

  • к воплощению глобального, общечеловеческого содержания на основе легенд и мифов германо-скандинавского эпоса;
  • к единству музыки и драмы;
  • к непрерывному музыкально-драматическому действию.

Это привело его:

  • к преимущественному использованию речитативного стиля;
  • к симфонизации оперы на основе лейтмотивов;
  • к отказу от традиционных оперных форм (арий, ансамблей).

В своем творчестве Вагнер никогда не обращался к современной тематике, к изображению повседневной жизни (исключение – «Нюрнбергские мейстерзингеры»). Единственным достойным литературным источником оперы он считал мифологию.

Композитор постоянно подчеркивал общезначимость мифа, который «во все времена остается правдивым». Характерен отход Вагнера от более или менее пассивного следования одному мифологическому источнику: как правило, в одной опере он синтезирует несколько легенд, создавая собственное эпическое повествование.

Актуализация мифа – принцип, который проходит через все вагнеровское творчество.

Переосмысливая миф в духе современности, Вагнер пытался на его основе дать картину современного капиталистического мира. Например, в «Лоэнгрине» он рассказывает о враждебности современного общества по отношению к истинному художнику, в «Кольце нибелунга» в аллегорической форме обличает жажду мировой власти.

Центральная идея вагнеровской реформы – синтез искусств. Он был убежден в том, что лишь в совместном действии музыка, поэзия, театральная игра способны создать всеохватную картину жизни.

Читайте также:  Хронологическая таблица жизни есенина (+творчество)

Подобно Глюку, ведущую роль в оперном синтезе Вагнер отводил поэзии, а потому уделял огромное внимание либретто.

Он никогда не приступал к сочинению музыки до тех пор, пока не будет окончательно отшлифован текст.

Стремление к полному синтезу музыки и драмы, к точной и правдивой передаче поэтического слова привело композитора к опоре на декламационный стиль.

В музыкальной драме Вагнера музыка льется сплошным, непрерывным потоком, не прерываемым сухими речитативами или разговорными вставками. Этот музыкальный поток постоянно обновляется, изменяется и не возвращается к уже пройденному этапу. Вот почему композитор отказался от традиционных оперных арий и ансамблей с их замкнутостью, изолированностью друг от друга и репризной симметрией.

В противовес оперному номеру выдвигается принцип свободной сцены, которая строится на постоянно обновляемом материале и включает в себя певучие и речитативные эпизоды, сольные и ансамблевые. Таким образом, свободная сцена совмещает признаки различных оперных форм. Она может быть чисто сольной, ансамблевой, массовой, смешанной (например, сольной с включением хора).

Традиционные арии Вагнер заменяет монологами, рассказами; дуэты – диалогами, в которых преобладает не совместное, а поочередное пение.

Главное в этих свободных сценах – внутреннее, психологическое действие (борьба страстей, смены настроений). Внешняя же, событийная сторона сводится к минимуму.

Отсюда – перевес повествовательного начала над сценически действенным, чем оперы Вагнера резко отличаются от опер Верди, Бизе.

Объединяющую роль в вагнеровских свободных формах играет оркестр, значение которого резко возрастает. Именно в оркестровой партии концентрируются важнейшие музыкальные образы (лейтмотивы).

Вагнер распространяет на партию оркестра принципы симфонического развития: основные темы разрабатываются, противопоставляются друг другу, трансформируются, приобретая новый облик, полифонически сочетаются и т.д.

Подобно хору в античной трагедии оркестр Вагнера комментирует происходящее, поясняет смысл событий через сквозные темы – лейтмотивы.

Любая зрелая опера Вагнера содержит 10–20 лейтмотивов, наделенных конкретным программным содержанием. Вагнеровский лейтмотив – это не просто яркая музыкальная тема, а важнейшее средство, помогающее слушателю понять самую суть явлений. Именно лейтмотив вызывает нужные ассоциации, когда герои молчат или говорят совсем о другом.

Тетралогия «Кольцо нибелунга»

Главным делом своей жизни Вагнер справедливо считал создание тетралогии «Кольцо нибелунга». Действительно, и мировоззрение композитора, и принципы его реформы получили здесь свое законченное воплощение.

Это не только самое гигантское по масштабу творение Вагнера, но и самое грандиозное произведение во всей истории музыкального театра.

Как и в других своих сочинениях, в тетралогии композитор синтезировал несколько мифологических источников.

Самый древний – скандинавский цикл героических сказаний «Старшая Эдда» (IX–XI вв), где повествуется о богах древних германцев, о возникновении и гибели мира, о подвигах героев (в первую очередь, о Сигурде–Зигфриде). Отд.

сюжетные мотивы и немецкие варианты имен Вагнер взял из «Песни о нибелунгах» (XIII в) – немецкого варианта сказания о Зигфриде.

Именно «лучезарный» Зигфрид, самый любимый народом образ сказания, вошедший во многие немецкие «народные книги», в первую очередь привлек внимание Вагнера. Композитор модернизировал его. Он подчеркивал в Зигфриде героическое начало и называл его «страстно ожидаемым человеком будущего», «социалистом–искупителем».

Но «Кольцо» не осталось драмой Зигфрида: первоначально задуманный в виде одной драмы, прославляющей свободное человечество («Смерть Зигфрида»), замысел Вагнера все более разрастался. При этом Зигфрид уступил первое место богу Вотану. Тип Вотана есть выражение идеала, диаметрально противоположного Зигфриду.

Правитель мира, воплощение безграничной власти, он охвачен сомнениями, поступает вопреки собственным желанием (обрекает на смерть сына, расстается с любимой дочерью Брунгильдой).

При этом Вагнер очертил оба действующих лица с явной симпатией, одинаково увлеченный и лучезарным героем, и страдающим, покорным судьбе богом.

Невозможно в одной формуле выразить «общую идею» «Кольца нибелунга». В этом грандиозном произведении Вагнер говорит о судьбе всего мира. Здесь есть всё.

1 – обличение жажды власти и богатства. В статье «Познай самого себя» Вагнер раскрыл символику тетралогии.

Он пишет об Альберихе как образе «страшного владыки мира – капиталиста». Он подчеркивает, что сковать кольцо власти может лишь тот, кто откажется от любви.

Такое под силу лишь уродливому и отвергнутому Альбериху. Власть и любовь – понятия несовместимые.

2 – осуждение власти обычаев, всевозможных договоров и законов. Вагнер становится на сторону Зигмунда и Зиглинды, их кровосмесительной любви, против богини «обычая» и законных браков Фрики. Царство закона – Вальгалла – рушится в пламени.

3 христианская идея искупления через любовь. Именно любовь вступает в борьбу с подавляющей силой эгоизма. Она воплощает высшую красоту человеческих отношений.

Зигмунд жертвует жизнью, защищая любовь; Зиглинда, умирая, дает жизнь лучезарному Зигфриду; Зигфрид гибнет в результате невольного предательства любви. В развязке тетралогии Брунгильда совершает дело освобождения всего мира от царства зла.

Так идея спасения и искупления приобретает в тетралогии поистине космические масштабы.

Каждая из музыкальных драм, составляющих тетралогию, обладает своими жанровыми признаками.

«Золото Рейна» относится к жанру сказочно-эпическому, «Валькирия» – лирическая драма, «Зигфрид» – героико-эпическая, «Закат богов» – трагедия.

Через все части тетралогии проходит развитие разветвленной системы лейтмотивов. Лейтмотивами наделены не только действующие лица, их чувства, но и философские понятия (проклятие, судьба, смерть), стихии природы (вода, огонь, радуга, лес), предметы (меч, шлем, копье).

Высшего развития в тетралогии достигает вагнеровский оркестр. Его состав огромен (преимущественно четверной). Особенно грандиозна медная группа.

Она состоит из 8 валторн, из них 4 могут быть заменены вагнеровскими тубами(с валторновыми мундштуками).

Помимо этого – 3 трубы и басовая труба, 4 тромбона (3 теноровых и 1 басовый), контрабасовая туба), огромное количество арф (6). Расширен и состав ударных.

Источник: http://musike.ru/index.php?id=80

Р. Вагнер. Золото Рейна

  • Предвечерие тетралогии «Кольцо нибелунга», в четырех картинах
  •  Либретто и музыка Р. Вагнера
  •  Действующие лица:
Дочери Рейна (русалки):
Воглинда сопрано
Вельгунда сопрано
Флосхильда меццо-сопрано
Нибелунги (карлики):
Альберих бас
Миме, его брат тенор
Великаны:
Фазольт бас
Фафнер, его брат бас
Боги:
Вотан, верховный бог бас
Фрика, жена Вотана меццо-сопрано
Фрейя, богиня юности, ее сестра сопрано
Фро, бог света, ее брат тенор
Доннер, бог грома, ее брат бас
Логе, бог огня тенор
Эрда, богиня судьбы меццо-сопрано
Нибелунги
Действие происходит в глубинах Рейна, на горных высях и в подземном царстве нибелунгов в сказочные времена.

СЮЖЕТ

Неторопливо струится могучий Рейн. В волнах его играют русалки — шаловливые и беззаботные дочери Рейна. Они хранят золотой клад, покоящийся на дне реки. А в расщелинах скал, под землей, гнездятся карлики-нибелунги, искусные кузнецы.

Один из них, Альберих, тщетно пытается добиться любви русалок: дочери Рейна выскальзывают у него из рук, насмехаясь над его неуклюжестью и безобразием. Из их веселой болтовни Альберих узнает тайну клада: тот, кто скует из золота Рейна кольцо, станет властелином мира, обладателем несметных богатств.

Однако сковать кольцо нелегко: для этого нужно отречься от лучшего из человеческих чувств — любви. Альберих проклинает любовь — золото Рейна в его руках.

На неприступных горных высях вознесся к небесам гордый чертог богов — Валгалла: никакие враги не страшны Вотану — верховному повелителю богов. Валгаллу построили сильные, но простодушные братья-великаны Фазольт и Фафнер. Вотан заключил с ними договор, он поклялся, что в награду за труд отдаст им Фрейю — богиню юности, которая хранит чудесные золотые яблоки, дающие богам вечную молодость.

Однако, получив неприступную крепость, Вотан не спешит расстаться с Фрейей. Упреки жены — богини Фрики, сестры Фрейи, гнев ее братьев — юного Фро и воинственного Доннера, бога грома, — укрепляют Вотана в этом решении. Бог огня Логе — гибкий и неверный, как пламя, подавший когда-то богам коварный совет о договоре с великанами, — рассказывает о золоте Рейна.

И жажда богатства овладевает богами. Но и великаны согласны отказаться от Фрейи, если Вотан отдаст им сокровища нибелунгов. А пока они берут Фрейю в качестве залога. Тотчас же боги лишаются силы — в один миг они становятся старыми и дряхлыми. Лишь Логе по-прежнему весел и насмешлив. Тогда Вотан решается: он добудет золото у Альбериха, чтобы выкупить Фрейю.

В сопровождении Логе, он отправляется в подземное царство нибелунгов.

Уже издали слышатся удары молотов о наковальни, видны отблески пламени кузнечных горнов, слышны вопли и стоны нибелунгов. Они день и ночь куют богатства Альбериху, который поработил их силой золотого кольца. Теперь он мечтает о покорении всего мира.

Трусливый, вечно жалующийся брат Альбериха Миме сковал ему чудесный золотой шлем: тот, кто владеет им, может принять любой облик и даже стать невидимым.

Логе, выведав об этом у Миме, заводит с Альберихом хитрый разговор, и когда нибелунг, надев шлем, превращается в маленькую жабу, боги хватают и связывают его.

В качестве выкупа Вотан требует золото. Альберих отдает все, что сковали карлики, отдает и шлем-невидимку, но когда Вотан срывает с его пальца волшебное кольцо, нибелунг произносит страшное проклятье: отныне каждому, кто будет владеть кольцом, оно будет приносить несчастья и смерть.

Вотан лишь смеется над злобным бессилием карлика — теперь власть и богатство в его руках. Однако золотом надо расплатиться с великанами. Они хотят получить столько золота, чтобы оно покрыло Фрейю с ног до головы. Сокровищ нибелунгов не хватает, и Вотан бросает поверх золотой груды шлем-невидимку.

Фазольт, влюбленный в Фрейю, не в силах расстаться с ней; он утверждает, что в щель все еще виден взор богини; великаны требуют золотое кольцо. Вотан отказывается, и мольбы испуганных богов не могут поколебать его решения. Лишь грозное пророчество богини судьбы Эрды, внезапно появляющейся из земной глубины, заставляет Вотана отдать кольцо великанам.

И тотчас сбывается проклятье нибелунга: из-за золота вспыхивает ссора, и Фафнер тяжелой палицей убивает брата. Ужас охватывает богов; в их светлый мир пришли убийство и смерть. Бог грома Доннер собирает тучи, разражается гроза, и на очистившемся небе раскидывается радуга — многоцветный мост, по которому боги торжественно шествуют в Валгаллу.

Торжество Вотана не могут смутить ни горестные жалобы обманутых дочерей Рейна, ни язвительные насмешки Логе — Вотан упоен своим всемогуществом и властью.

МУЗЫКА

«Золото Рейна» — сказочно-эпическая опера с неторопливо развертывающимся действием и немногочисленными внешними событиями. Она строится на сопоставлении четырех красочных картин, идущих без перерыва; каждой присущ свой колорит.

Первая картина рисует безмятежный мир дочерей Рейна. Оркестровое вступление передает величавое течение реки. Светлые музыкальные темы русалок подчеркивают настроения покоя и радости; центральный оркестровый эпизод, передающий сияние золотого клада под лучами солнца, ослепляет блеском звучания, великолепием красок. Контраст вносит заключение первой картины — бурнее и тревожное.

Вторая картина открывается торжественной, величавой темой Вотана. Ей контрастирует небольшое лирическое ариозо Фрики «Ах, дрожа за верность твою». Тяжеловесные, «неуклюжие» аккорды рисуют великанов.

Широко развернута музыкальная характеристика бога огня Логе: оркестровая звукопись разгорающегося пламени сменяется большим рассказом «Где жизнь веет и реет», полным манящей прелести; насмешливые реплики сопровождают сцену внезапного одряхления богов.

Мрачным колоритом наделена третья картина — в царстве нибелунгов.

Неумолчно звучит однообразный ритм ковки (Вагнер вводит в состав оркестра 18 наковален), медленно, словно с трудом, подымается вверх стонущая тема.

Тот же ритм сопровождает краткую жалобную песню Миме «Прежде беспечно мы своим женам в блестках ковали тонкий убор». Мрачная сила и величие Альбериха раскрываются в его сцене с Вотаном и Логе.

В начале четвертой картины господствуют те же настроения. Трагична сцена шествия нибелунгов, несущих золотой клад. Монолог Альбериха «Ты проклятьем был рожден, — будь проклят, перстень мой» — кульминация оперы; его грозная, жестко звучащая тема не раз еще появится в драматических моментах тетралогии.

Иной характер, суровый и бесстрастный, носит пророчество богини судьбы Эрды о грядущих бедах (ариозо «Все, что прошло, — знаю»).

Завершают оперу пейзажные образы: на фоне бурного движения в оркестре слышен энергичный призыв бога грома; его подхватывают, перекликаясь, различные инструменты; затем музыкальную картину грозы сменяет спокойная, безмятежная тема у струнных инструментов и шести арф.

Источник: http://100oper.ru/zoloto-rejna.html

Ссылка на основную публикацию