Анализ стихотворений заболоцкого

Николай Заболоцкий – поэт и философ, которого по праву называют одной из самых загадочных и парадоксальных личностей XX века.

Он был известен в литературных кругах как талантливый переводчик и самобытный мастер художественного слова. В жизни же представлял собой человека весьма рассудительного и рационального.

Однако анализ стихотворений Заболоцкого говорит о том, что автор этих произведений – натура чувствительная и чрезвычайно отзывчивая.

Анализ стихотворений Заболоцкого

Творческий путь Заболоцкого был труден и тернист, как, впрочем, и жизнь прочих писателей и поэтов начала прошлого века. Сегодня наследие этого автора занимает видное место в литературе. Вопреки неблагоприятным историческим событиям, во время которых Заболоцкий начал свой путь в литературе, он смог ввести в русскую поэзию новые темы.

Периодизация творчества Заболоцкого

В творчестве этого поэта выделяют три периода. Все они существенно отличаются друг от друга сюжетами и темами. Анализ стихотворений Заболоцкого, созданных в 20-х годах, говорит о том, что первому периоду его творчества присущ критический взгляд на бездуховность мещанского мира. В своих ранних творениях русский поэт делал акцент на рельефности и неожиданности изобразительных средств.

На более позднем этапе для Заболоцкого важными стали темы природы. Окружающий мир для него был не чем иным, как живым существом, наделенным разумом.

Как и другие поэты, одухотворенные революцией, поэт искренне верил в невероятную силу событий, предшествовавших зарождению нового советского государства.

Они, по убеждению Заболоцкого, могли освободить от эксплуатации не только людей, но и животных.

Главной темой в послевоенной лирике Заболоцкого стала человеческая душа. Чем отличается истинная красота от ложной? На этот вопрос стремился ответить поэт. Анализ стихотворений Заболоцкого, относящихся к позднему этапу, проясняет мнение автора относительно красоты человеческой души.

Анализ стихотворений Заболоцкого

Что есть красота?

Красоте человеческой души поэт придавал немалое значение, что подтверждает анализ стихотворений Заболоцкого. Психологически насыщенные произведения «Некрасивая девочка», «Неудачник», «Жена» посвящены философским вопросам. Душевные качества, несомненно, важнее физических.

Но почему-то в нашем мире людям с непривлекательными чертами живется намного сложнее, нежели тем, чья внешность не имеет изъянов. Анализ стихотворения Заболоцкого «Некрасивая девочка» доказывает важность для поэта одного из существенных аспектов человеческих взаимоотношений.

Размышляя о внутренних качествах героини этого произведения, автор приходит к выводу, что красота души все же важнее.

Анализ стихотворений Заболоцкого

Как мог он не видеть сокровище жизни своей?

Анализ стихотворения Заболоцкого «Жена» дает представление о том, насколько важны для русского классика были женская любовь и верность. Образ любящей женщины в этом произведении – это олицетворение верности и преданности. Взгляд ее робкий и болезненный. Ходит она тихо, беззвучно, пока муж ее пишет. И не знал ни Гете, ни Данте столь смиренной и преданной любви.

Есть лица – подобья ликующих песен…

Постигнуть глубину философских размышлений поэта можно, сделав анализ стихотворения «О красоте человеческих лиц».

Заболоцкий говорит в этом произведений о внутреннем мире человека и о том, какое отражение он может иметь во внешнем облике. Лица автор сравнивает с хижинами, которые могут быть холодными и закрытыми.

Они могут быть пустынными и темными. Но встречаются, однако, светлые и радостные, хотя внешне они неприметны.

Снова подтверждает преимущество душевной красоты над физической анализ стихотворения «О красоте человеческих лиц». Заболоцкий сравнивает человеческие лица с архитектурными строениями.

Одни роскошны и прекрасны, но не вызывают в душе теплых чувств. Другие скромны и незатейливы, но ассоциируются с милыми, приятными воспоминаниями.

Разделяя стихотворение на две части, автор посвящает последние строки людям некрасивым внешне, но прекрасным внутренне.

Красота, по мнению поэта, является огромной ценностью, которая способна сводить с ума и подчинять себе. Ее владельца посещают нередко надменность и тщеславие, в чем и заключается губительная сила физической красоты.

Анализ стихотворений Заболоцкого

Душа обязана трудиться…

Для того чтобы понять идейное содержание поздних произведений поэта, необходимо сделать анализ стихотворения «Душа». Заболоцкий не дал произведению названия, но главным образом в нем стал внутренний мир человека, который поэт наделил некоторыми человеческими способностями. Душа, по его мнению, должна трудиться.

Ведь душевная лень порождает эгоистичность, черствость и ограниченность. Заболоцкий полагал, что, делая себе поблажку, человек рискует утратить последнее и, быть может, главное в жизни. И даже тот, кто умудрен опытом и прошел немалый жизненный путь, должен непрерывно учить себя доброте, справедливости и состраданию.

Важные философские вопросы, актуальные во все времена, поднимает анализ стихотворения Заболоцкого «Не позволяй душе лениться…».

Лирика

Лирические произведения Заболоцкого были созданы под влиянием традиций Тютчева и Баратынского. Стихотворение «Гроза» наполнено метафорическими образами, призванными показать связь природы и человека.

К последним произведениям русского поэта относятся десять стихотворений, вошедших в цикл «Последняя любовь». За два года до смерти в супружеской жизни Заболоцкого произошел разлад.

Поэт некоторое время тесно общался с Василием Гроссманом, автором легендарного романа «Жизнь и судьба». Супруга Заболоцкого не смогла остаться равнодушной к таланту и уму великого писателя.

Разлад привел к недолгому расставанию, во время которого и создан был лирический цикл. Екатерина Васильевна вернулась в 1958 году к мужу. Спустя два месяца он скончался.

Анализ стихотворений Заболоцкого

Наследие Николая Заболоцкого небольшое. Оно включается в себя всего лишь один том стихотворений и поэм. Но темы его произведений столь разнообразны и многогранны, что, без сомнения, этого поэта можно отнести к великим мастерам художественного слова XX века.

Источник: https://FB.ru/article/221900/analiz-stihotvoreniy-zabolotskogo-n-a

«Я не ищу гармонии в природе» анализ стихотворения Заболоцкого по плану кратко – тема, идея, жанр — Помощник для школьников Спринт-Олимпиады

Вопреки громкому заявлению в первой строке стихотворение “Я не ищу гармонии в природе” посвящено как раз природным явлениям, о которых поэт глубоко размышляет. Краткий анализ “Я не ищу гармонии в природе” по плану представляет собой анализ этих размышлений. Использовать его можно на уроке литературы, чтобы объяснить ученикам 8 класса суть произведения.

Краткий анализ

  • История создания – произведение, которое называют программным, написано в 1947 году в Москве.
  • Тема стихотворения – прославление материнского начала природы, ее дикость, которую человек, не трогая основы, может привести к разумной гармонии.
  • Композиция – стихотворение композиционно делится на три части: первая поддерживает утверждение о том, что природа по сути своей дисгармонична, вторая показывает ее суть, и третья подытоживает первые две, описывая мечту о мирном союзе природы и человека.
  • Жанр – философская лирика.
  • Стихотворный размер – пятистопный ямб с пиррихием.
  • Эпитеты – “ясный небосвод”, “ожесточенное пение”, “слепая ночь”, “тяжкий труд”, “человечья боль”, “дикая свобода”.
  • Метафоры – “не слышит сердце”, “пение ветров”, “сияньем немощным объята”, “полусон изнеможенья”, “налитые током провода“.

История создания

Стихотворение написано в 1947 году, когда Николай Заболоцкий, только недавно вернувшийся из сталинских лагерей (поэт провел там пять лет) искал философскую основу для своих произведений. Утратив прежние ориентиры, он обращается к теме природы, но, в отличие от классиков литературы, подходит к ней совсем не романтически.

Тема

Стихотворение посвящено природе, а именно, ее материнскому началу. Поэт рассматривает ее как неразумную мать, которая при этом искренне любит своего ребенка. Она не знает, куда использовать свою дикую силу, но сын – то есть человек, может помочь. Самое главное – не насиловать ее суть, а идти к сосуществованию, к гармонии. Такова основная мысль стиха.

Композиция

  1. Несмотря на то, что Заболоцкий рассматривает одну и ту же идею, в произведении она раскрывается с трех разных сторон, что и обусловливает трехчастное композиционное деление.

  2. В первой части поэт раскрывает мысль о том, почему именно он не ищет в природе гармоничного начала: по его мнению, сама суть окружающего мира, исключая то, что создано человеческими руками, дисгармонична.

  3. Однако вторая часть несколько противоречит первой – в ней описывается природа в момент покоя, когда она засыпает, готовится к тому, чтобы все успокоилось и погрузилось в сладкую дрему.

И в третьей части поэт рассматривает ее как мать человечества – да, это дикая сила, но дикость и самой ей не мила. Она мечтает о мире, где технологии будут направлять ее в русло гармонии, при этом не изменяя ее суть.

Жанр

Это произведение – классический пример философской лирики, в нем Заболоцкий рассуждает о смысле своего творчества, ищет темы, к которым он мог бы обратиться. Для него такие рассуждения были особенно актуальны, ведь ему приходилось искать свой поэтический путь в сложной личной ситуации.

Пятистопный ямб с пиррихием, который поэт использовал при создании стихотворения, делает его простым и ритмичным.

Средства выразительности

Автор использует тропы, чтобы более ясно выразить основную мысль. Так, основные художественные средства в произведении – это:

  • Эпитеты – “ясный небосвод”, “ожесточенное пение”, “слепая ночь”, “тяжкий труд”, “человечья боль”, “дикая свобода”.
  • Метафоры – “не слышит сердце”, “пение ветров”, “сияньем немощным объята”, “полусон изнеможенья”, “налитые током провода“.

Все они работают на более глубокое раскрытие темы.

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/analiz-stihotvorenij/38536-ia-ne-ishy-garmonii-v-prirode-analiz-stihotvoreniia-zabolockogo-po-plany-kratko-tema-ideia-janr.html

«Анализ текста: теория и практика работы» Анализ стихотворения Н.А.Заболоцкого «Журавли»

Сообщение на МО преподавателей русского языка и литературы Глазуновского района

по теме «Анализ текста: теория и практика работы»

Анализ стихотворения Н.А.Заболоцкого «Журавли»

Учитель Кофанова С.А.

В русской поэзии замечательных имён много. И по праву одним из ярчайших стало имя Н.А.Заболоцкого.

  • О, я недаром в этом мире жил!
  • И сладко мне стремиться из потёмок,
  • Чтоб, взяв меня в ладонь,
  • Ты, дальний мой потомок,
  • Доделал то, что я не совершил.

В этих строчках отражена главная, сокровенная особенность творчества поэта. Он жил для людей, мысли и чувства обращал к ним, осознавая свою кровную связь и со своими современниками, и с теми, кто ушёл в небытие, и с теми, кто ещё придёт на нашу Землю.

Стихотворение «Журавли» — одна из вершин его поэтического прозрения. О чём оно? Только ли о весеннем перелете журавлиной стаи в родные места? Конечно, нет.

Проникновенная поэма о нравственном начале, которое присутствует в незыблемом величии природы, перед которым бессильны корысть и подлость – так можно определить идею стихотворения.

Обратим внимание на первую строфу произведения. Путь домой перелётных птиц – вот о чём говорится в ней.

И здесь всё точно указано, всё определено: и что летят журавли из Африки, и что начали свой перелёт они в апреле… А вот родная сторона не названа, лишь обозначена задушевным эпитетом «отеческая».

Может быть, потому не конкретизировано определение отеческой земли, что у поэта, у читателей, у журавлей – одна родина, и курлыканье журавлиного клина неотделимо от российских просторов?

Путь к ним непрост. Синтаксис второго четверостишия подчёркивает это и обратным порядком слов, и использованием деепричастного оборота, который «осложняет», конкретизирует действие.

При этом Заболоцкий удивительным образом создаёт ощущение света, простора, свободной мощи полёта: журавли летят, «утопая в небе», по «широкому небосводу» «вытянув серебряные крылья».

Читателям близок этот порыв, этот полёт. Как должное мы воспринимаем олицетворяющую метафору поэта, называющего журавушек «немногочисленным народом».

Пусть у них своя «долина изобилья», куда ведёт их могучий вожак. А у людей – свой путь домой, своя «долина», где ожидаешь тепла, защиты, любви…

Но вот эпитет «немногочисленный народ» вносит ноту тревоги. Читатели удивительным образом переносятся туда, в высоту, в журавлиный строй. Страшной антитезой выразительному эпитету становится знак смерти, «чёрное зияющее дуло», которое поднимается навстречу птицам, летящим домой.

  1. Величие поэзии и философской мысли Заболоцкого нельзя не ощутить, перечитывая четвёртую строфу. В ней два ключевых образа – символа: «сердце птичье», образ, поэтическая метафора, очеловечивающая журавлей, и частица «дивного величья», осколок разрушенной подлым выстрелом гармонии мироздания, картина воплощения самой Природы в извечном стремлении перелётных птиц домой…
  2. Несколькими словами передана глубочайшая мысль о том, что всё в мире связано неразрывно, что самые рядовые проявления существования привычного миропорядка нерасторжимы с философскими основами бытия.
  3. Два крыла, как два огромных горя,
  4. Обняли холодную волну…

В этих строчках – поистине скульптурная выразительность сравнения («как два огромных горя»), безысходности, непоправимости случившегося, точнее, совершённого человеком. Ассонансы и аллитерация («с высоты обрушилась на нас», «как два огромных горя», «рыданью горестному вторя») звучат погребальным колокольным звоном.

Читайте также:  Хронологическая таблица рахманинова (жизнь и творчество)

Журавли, оставшись без вожака, спасаясь, рвутся в вышину, «вторя горестному рыданью». Вторят…

А первый плач, первые слёзы – чьи они? Вожака, «птичье сердце которого» испепелил луч огня «из чёрного сияющего дула»?

  • Самой матери – природы, «частица дивного величья» которой распластана на озере?
  • А может быть, это рыдание человека, осознающего горестную трагедию убийства?
  • Ведь не случайно же (единственный раз!) в стихотворении звучит лирическое «мы»:
  • …И частица дивного величья
  • С высоты обрушилась на нас.
  • «Мы» — это те, кто способен лететь вместе с журавлиным клином, кто не поднимет провального чёрного дула навстречу птичьей стае…
  • В спасительную высь уводит поэт наших птиц, туда, «где движутся светила».
  • Это движение по восходящей очень важно, оно-то и отражает как раз идею величия человека, способного, пережив всё, возвыситься через сопереживание и сострадание.
  • Но, думается, главным, требующим особого разъяснения поэтического является и другое.

Вчитаемся в шестую, седьмую строфы. Смерть необратима, но «в искупленье собственного зла» (ведь человек – убийца- тоже порождение, тоже часть природы!) природа вернёт осиротевшим птицам (вслушайтесь только!) «гордый дух, высокое стремленье, волю непреклонную к борьбе…»

Вот всё это и определяет понятие «жизнь». Человеческая настоящая жизнь. И в этом раскрывается главная идея стихотворения Н.А.Заболоцкого, в последней строфе использовавшего прямое обращение к молодости, дублировав его личным местоимением «к тебе».

Неостановима жизнь – и былые поколения уступают место юным и сильным. И, значит, вместо погибшего вожака возглавит строй новый и поведёт «свой немногочисленный народ» к отеческой земле, и в свой черёд уступит место следующему…

Невосстановима жизнь – и выпавшему из её гармонии никогда не встать на крыло, не вернуться назад.

Но вечна память и вечна человеческая совесть. Провал ружейного дула не вечен, он закрыт «золотого зарева пятном», памятным знаком загубленной жизни. Так восстанавливается гармония природы.

(Задумаемся над выразительностью метафоры «вожак в рубашке из металла» (из-за пузырьков воздуха?) Рыцарь? Современный боец в бронежилете?)

  1. Но вечна память, и вечна человеческая совесть.
  2. Вы видите:
  3. А вожак в рубашке из металла
  4. Опускался медленно на дно,
  5. И заря над ним образовала
  6. Золотого зарева пятно…

«Золотое зарево» таланта замечательного поэта Н.А.Заболоцкого – стихотворение «Журавли».

Н.А.Заболоцкий «Журавли»

  • Вылетев из Африки в апреле
  • К берегам отеческой земли,
  • Длинным треугольником
  • летели,
  • Утопая в небе, журавли.
  • Вытянув серебряные крылья
  • Через весь широкий небосвод,
  • Вёл вожак в долину изобилья
  • Свой немногочисленный народ.
  • Но когда под крыльями
  • блеснуло
  • Озеро, прозрачное насквозь,
  • Чёрное зияющее дуло
  • Из кустов навстречу поднялось.
  • Луч огня ударил в сердце
  • птичье,
  • Быстрый пламень вспыхнул
  • и погас,
  • И частица дивного величья
  • с высоты обрушилось на нас.
  • Два крыла, как два огромных
  • горя,
  • Обняли холодную волну,
  • И, рыданью горестному вторя,
  • Журавли рванулись в вышину.
  • Только там, где движутся
  • светила,
  • В искупленье собственного зла
  • Им природа снова возвратила
  • То, что смерть с собою унесла:
  • Гордый дух, высокое
  • стремленье,
  • Волю непреклонную к борьбе –
  • Всё, что от былого поколенья
  • Переходит, молодость, к тебе.
  • А вожак в рубашке из металла
  • Погружался медленно на дно,
  • И заря над ним образовала
  • Золотого зарева пятно.

Источник: https://infourok.ru/analiz-teksta-teoriya-i-praktika-raboti-analiz-stihotvoreniya-nazabolockogo-zhuravli-3736313.html

Кобелева Е.А. Анализ и толкование стихотворения Н.А. Заболоцкого В этой роще березовой XI класс

  • КОБЕЛЕВА Елена Аркадьевна
  • кандидат педагогических наук, доцент кафедры русской и зарубежной литературы
  • Вятского государственного гуманитарного университета

АНАЛИЗ И ИСТОЛКОВАНИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ Н.А. ЗАБОЛОЦКОГО «В ЭТОЙ РОЩЕ БЕРЁЗОВОЙ»

XI КЛАСС

Среди основ человеческого бытия, среди несомненных ценностей, на которые опирается человек, природе принадлежит одно из первых мест. Поэтому важно поднять на уроках литературы такую тему, как «Человек и земля, человек и природа».

Творчество Николая Заболоцкого отвечает этой потребности. Слияние с природой — главная мысль поэта. Его стихи — источник глубоких раздумий о жизни, о себе, о человеке.

Важным моментом в работе над стихотворением является эмоциональный настрой учеников на восприятие произведения. Чтобы понять замысел автора, разобраться в его чувствах, читателю необходимо самому испытать нечто подобное, проникнуться авторской мыслью.

Начинаем разговор с ребятами об отношении человека к природе.

— За что человек любит русскую природу? В чём проявляется эта любовь? Какие надежды связывают человека с природой? Чем природа способна обогатить душу? Природа равнодушна к человеку? А человек к природе?..

Следующий этап разговора связан со взглядом на природу Н.А. Заболоцкого. Читаем его заметку «Почему я не пессимист», где поэт излагает своё мировоззренческое кредо: «Я поэт, живу в мире очаровательных тайн. Они окружают меня всюду.

Растения во всём их многообразии — эта трава, эти цветы, эти деревья — могущественное царство первобытной жизни, основа всего живущего, мои братья, питающие меня и плотью своею, и воздухом, — все они живут рядом со мною. Разве я могу отказаться от родства с ними?..

Косноязычный мир животных, человеческие глаза лошадей и собак, младенческие разговоры птиц, героический рёв зверя напоминают мне мой вчерашний день. Разве я могу забыть о нём?.. Я — человек, часть мира, его произведение. Я — мысль природы, её разум. Я часть человеческого общества, его единица.

С моей помощью и природа, и человечество преобразуют самих себя, совершенствуются, улучшаются».

Пытаемся с ребятами выделить основные мысли писателя и сделать свои выводы:

Для поэта природа всегда загадка. Её хочется разгадать.

Мир природы наполнен высшей гармонией.

Жизнь природы переплетается с жизнью человека.

Главная задача человека в том, чтобы сохранить и усовершенствовать этот прекрасный мир…

Последнее предложение автора записываем как завещание потомкам: «С моей помощью и природа, и человечество преобразуют самих себя, совершенствуются, улучшаются».

Не кажется ли спорным это утверждение? Попытаемся разобраться на примере стихотворения Николая Заболоцкого «В этой роще берёзовой».

Вдалеке от страданий и бед,

Немигающий утренний свет,

Льются листья с высоких ветвей,—

Спой мне, иволга, песню пустынную,

Чтобы в свежести утренней,

Целомудренно бедной заутреней

Но ведь в жизни солдаты мы,

Белым вихрем взметая дома.

Машут войны крылами вокруг.

Где ж ты, иволга, леса отшельница?

Что ты смолкла, мой друг?

Над рекой, где чернеет камыш,

Над руинами смерти летишь.

Ты меня провожаешь на бой,

И смертельное облако тянется

Встанет солнце, и в утренней мгле

Припаду я, убитый, к земле.

Весь дрожа, замолчит пулемет.

И тогда в моем сердце разорванном

Над березовой рощей моей,

Льются листья с высоких ветвей,

Где под каплей божественной

Холодеет кусочек цветка,—

Встанет утро победы торжественной

После прочтения делимся впечатлениями от прочитанного, делаем необходимые комментарии. В процессе коллективного анализа лирического стихотворения ребята вместе с учителем пытаются осмыслить ключевые образы-символы и логично сформулировать основные тезисы.

Стихотворение начинается с описания замечательного утреннего пейзажа, выполненного на высокой поэтической ноте (в берёзовой роще «колеблется розовый / Немигающий утренний свет», «прозрачной лавиною / Льются листья с высоких ветвей»). Утро так чудесно, так чарующе, что поэт, зная, как прекрасна песня иволги, ещё более возвышает свой стих обращением к ней: «Спой мне, иволга, песню пустынную, / Песню жизни моей».

Автор не случайно использует образ этой птицы. По поверьям древних славян, иволга олицетворяет гармонию, равновесие. Также не случайно поэт связывает свою жизнь с песней иволги.

Избрав «неприметную деревянную дудочку», чтобы радовать людей, она привлекает их красивым флейтовым свистом (флейта — небольшой музыкальный деревянный духовой инструмент).

И песня её созвучна и этому чудному утру, и умиротворённому настроению лирического героя.

Безмятежность природы и человеческой жизни («вдалеке от страданий и бед») прерывается строкой: «Но ведь в жизни солдаты мы…». С одной стороны, здесь ясно слышны отзвуки недавней войны (стихотворение написано в 1946 году), с другой — встаёт образ вечной войны, которую человек вынужден вести за своё существование.

Кажется, что в стихотворении Н.Заболоцкого говорится обо всех войнах, которые когда-либо велись и, к сожалению, ведутся до сих пор / Содрогаются атомы, Белым вихрем взметая дома»).

Ужасная ядерная война уже не раз угрожала человечеству. Поэт сравнивает безумные войны с «безумными мельницами», которые машут вокруг крылами смерти, прерывают и птичье пение.

«Где ж ты, иволга, леса отшельница? / Что ты смолкла, мой друг?» — с тревогой спрашивает поэт.

— Ответы на эти вопросы мы слышим в следующей строфе. С высоты птичьего полёта открывается изуродованная войной, прежде прекрасная земля:  Окружённая взрывами, Над рекой, где чернеет камыш, Ты летишь над обрывами, Над руинами смерти летишь.

Сама летящая под «смертельным облаком», ставшая «молчаливой странницей», иволга провожает на бой друга-солдата, защитника жизни.

Он погибнет, защищая Родину, в утренней мгле, на восходе солнца («С опалёнными веками / Припаду я, убитый, к земле»).

Как точно у поэта каждое слово: именно припаду (а не упаду), ибо припасть (прижаться, приникнуть, прильнуть) можно только к родной земле; о пулемётной очереди, разорвавшей сердце солдата: «Крикнув бешеным вороном, / Весь дрожа, замолчит пулемёт». Но в живой душе убитого солдата звучит голос птицы жизни.

Последняя строфа перекликается с начальной и обогащается новыми смыслами. Перед нами снова предстаёт сцена утра.

В первой: «В этой роще берёзовой», в последней: «И над рощей берёзовой, / Над берёзовой рощей моей»; в начале: «колеблется розовый / Немигающий утренний свет», «прозрачной лавиною / Льются листья с высоких ветвей»; в последней: «лавиною розовой / Льются листья с высоких ветвей».

Повторы, инверсия, притяжательное местоимение («над берёзовой рощей моей») усиливают переданные поэтом чувство любви к Родине, красоту и мощь наступающего утра, торжество жизни, символами которой становятся и розовая лавина льющихся листьев, и крошечный цветок, оживающий под божественной каплей.

Делаем вывод о том, что это не чисто пейзажное произведение, здесь нет простого описания природы.

Здесь лирический герой не только эмоционально воспринимает природу, но стремится осмыслить её жизнь, тесно связанную с человеком и человечеством. Поэтические строки Н.

Заболоцкого носят характер глубокого раздумья о мире как созидании, о войне как разрушении. Это позволяет назвать стихотворение философским.

Перед читателем предстают две картины.

Картины мира: мир «без страданий и бед», «роща берёзовая», «розовый утренний свет», «прозрачная лавина» листьев, «льются листья», «высокие ветви», иволга, «песня жизни», «утренняя свежесть», «человечье жильё», «капля божественная», «кусочек цветка», «утро победы торжественной. На века».

Картины войны: «содрогаются атомы» лицетворение), «как безумные мельницы равнения), машут войны крылами» (метафора), «взрывы», «руины смерти» (метафора), «смертельное облако» (эпитет), «иволга… смолкла», «окружённая взрывами»; «чернеет камыш», «я… убитый»; «бешеным вороном, весь дрожа, замолчит пулемёт» (сравнение, олицетворение); «в… сердце разорванном».

Стихотворение построено на контрасте «берёзовой рощи» с поющей иволгой — олицетворением жизни и «содрогающихся атомов», «руин смерти» — олицетворением войны и смерти.

В центре — образ лирического героя, погибшего солдата, отдавшего жизнь за Родину, за жизнь на земле. Его глазами мы видим противостояние войны и мира. В стихотворении переплелись темы жизни, смерти и бессмертия, временного и вечного.

Поначалу, познакомившись с названием стихотворения, ребята традиционно ожидают «приятного» прочтения пейзажной лирики. После осмысления содержания стихотворения понимают, что это трагическое произведение, посвященное тревогам ядерного века, и вместе с тем — оптимистичное, жизнеутверждающее: «Встанет утро победы торжественной / На века».

Возвращаемся к утверждению Н.Заболоцкого: «С моей помощью и природа, и человечество преобразуют самих себя, совершенствуются, улучшаются». Оправдываются ли сегодня надежды поэта? От кого и от чего зависит наше будущее? Ответы на эти вопросы ребята дают в письменной форме.

ПРИМЕЧАНИЯ

ЗАБОЛОЦКИЙ Н.А. Огонь, мерцающий в сосуде… — М., 1995. — С. 846.

ДАНИЛЕНКО П. Художественная картина мира Николая Заболоцкого. Основы духовной культуры в картинах мира. — М.: Вече, 2000.

Источник: http://www.den-za-dnem.ru/page.php?article=1461

"Прохожий" (Заболоцкий): анализ стихотворения

В этом стихотворении Заболоцкого происходит встреча жизни со смертью как встреча лирического героя, Прохожего, с памятником. Стихотворение «Прохожий» Заболоцкого является одним из высших и общепризнанных достижений поэта, ему уже уделено немалое внимание и в литературе о Заболоцком, и в общей литературе о проблемах поэтики.

Читайте также:  Сочинение примеры силы характера из жизни

Произведение имеет ясный лирический сюжет, — внешний, который можно изложить и как некую фабулу, прозой, и внутренний, в движущемся сплетении двух трагических человеческих судеб — юноши-летчика, погибшего на войне, и Прохожего. Личная судьба Прохожего выражена в затексте и глубоко просвечивает сквозь как будто случайную беглую зарисовку, окрашенную сдержанным авторским переживанием.

И в этом сюжете раскрывается одна из главных тем всего Заболоцкого — тема смерти и бессмертия, пути к бессмертию, включающая в себя и ряд более конкретных и разных тем — памяти войны, незримой переклички бедствий войны и «тысячи бед» Прохожего, продолжения жизни человека, прошедшего через эти беды.

И совмещены все темы в едином лирическом событии — переживании — истории встречи и беседы двух душ.

Беседа включена в ход внешнего сюжета, рассказа о том, как кто-то, никак не названный и ничем прямо не охарактеризованный, шел ночью, пешком, откуда-то куда-то и по дороге проходил через кладбище.

Описание-рассказ движется как путевая запись на ходу, в мысленном дневнике, в строгом временном порядке, — в определенном хронотопе, хотя и с некоторым полем его неопределенности.

Получается стихотворение-дорога, с некоторой задержкой в пути, стихотворение, в котором бытовая достоверность неожиданно переходит в сказочную беседу, а затем опять возвращается к исходной бытовой реальности. В этой реальности есть ясный исходный пункт, с наиболее точно определенным хронотопом. Он также дан в движении.

Дорога начинается с дороги, ход путника — с хода по шпалам железной дороги, с некоторой даже географической привязкой. На какой-то станции, откуда уже ушел предыдущий состав «на станцию Нара». Станция Нара — это географическая реалия, одна из железнодорожных станций недалеко от Москвы.

По сообщению Е. В. Заболоцкой, речь шла о неоднократном пешем пути поэта от станции Дорохове, недалеко от станции Нара, к себе домой в Переделкино, через мост, упомянутый в стихотворении, и кладбище, упомянутое в стихотворении, по дороге, местами напоминающей аллею, как в стихотворении.

Но для восприятия-сопереживания стихотворения читателем существенна не географическая точность этой реалии, а как бы точность, воображаемая точность описания некоего путешествия. В этом поэтика «Прохожего» продолжает традиции повествовательной и очерковой лирики 30-х годов и военного времени.

Исходная реалия все же затуманена, и «очерковое начало» играет роль лишь внешней, хотя необходимой, оболочки.

Главная тема сплетена в узел многозначных тем, симфонию, включая ночной пейзаж, житейский случай, впечатления ночного пешехода, контрастный переход от бытовой картинки железнодорожной станции к картине кладбища, где, как бы впервые, пешеход встречается с памятником летчику, и жизнь, текущая жизнь с ее повседневностью встречается со смертью и памятью о жизни. И в этой встрече рождается особое переживание, «нежданно мгновенного, пронзающего душу покоя», даже «дивного». Ибо в нем смолкают, преодолеваются тревоги, и как-то продолжается жизнь, и живут весенние почки, и сам мертвый летчик, как живой, беседует с живой душой, и после смерти продолжает жить его юность.

Это особое переживание — не просто чувство страха или униженности перед смертью, и не отрицание телесного во имя высшей иерархии духовного (как считает Ю.

Лотман), а открытие высшей духовности в телесном — телесном Прохожем, телесном памятнике летчика, телесных весенних почках, живой беседе живого и мертвого, конечного и бесконечного, мгновенного и вечного, покоя и движения, телесного чертога вселенной.

Поэтому подключен еще и образ весенней природы, весенней глуши, контрастный и слитный с образом кладбища. Включена и еще более глубинная, подспудная тема личности и судьбы самого Прохожего, исполненного душевной тревоги, с его «тысячами бед».

Внутреннее движение стихотворения, его внутренний сюжет представляет собой скрытое движение переживаний Прохожего. Его небольшое путешествие, дорожная встреча, беседа с невидимым летчиком перерастает в символ большой и трудной человеческой жизни, шагающей сквозь «тысячи бед».

И в ходе маленького путешествия от станции Нара беды хоть совсем и не уходят от него, но выявляется та сила, которая их преодолевает.

В замечательном заключительном образе стихотворения сливается движение всех его тем и подтем; горе, тревоги человека как бы отделяются от него самого, они превращаются только в «собак», которые бегут вслед.

Образ Прохожего распадается на «три сущности», как пишет Лотман, но в этом «распадении» возникает и возрождается новая цельность, освобождается главная сущность, «живая душа». И думается, не видна тут, вопреки мнению Ю.

Лотмана, иерархия трех «ярусов», в которых душа расположена «на уровне деревьев»; но есть многообразное единство человека с самим собой, с природой, с другими людьми, совмещающее и преодолевающее противоположность самой жизни и смерти, весны и кладбища, личности

и памятника.

Происходит одно из чудес Заболоцкого. Двойное чудо, перекликающееся с чудом «Я убит подо Ржевом…» и других трансформаций мертвых в живых и наоборот, но с дополнительным, присущим только поэзии Заболоцкого, чудом.

Происходит воскресение мертвого и одновременно отделение у живого души от тела, причем то и другое продолжают жить как бы отдельно и материально, сливаясь в этой отдельности в одно движущееся «я», хотя также отделенное от авторского «я», но выражающее именно его, его целостность.

В развертывании поэтического события совмещаются движение бытовой картинки, пейзажа, размышления, символической сказочной беседы, потока разнородных и разномасштабных предметных деталей («треух», «мешок», «шпала», «луна», «амбар» и т. д.) — их переклички.

И в этом потоке естественно, изнутри, возникают неожиданные и даже парадоксальные сопоставления, начиная со сравнения сосен со скопищем душ и кончая сравнением тревог человека с собаками, бегущими ему вослед. Это — очень специфические для Заболоцкого метафоры, в которых определенные переживания, душевные состояния как бы отделяются от человека и заново материализуются.

И совмещено все это движение разнородных, но связанных взаимными перекличками, отражениями потоков и предметов в едином образе Прохожего, который, с одной стороны, безличен, а с другой — наделен зримыми вещественными приметами («треух», «солдатский мешок»), И несколькими деталями-намеками передана его закрытая от нас, сложная внутренняя жизнь.

И это неведомое является скрытой почвой лиризма эпизода, внешне описательного, маленького, бытового — и сказочного, чем-то таинственного, темного. Но тем не менее и даже именно этим просветляющего душу.

Движение интонации соединяет предельную простоту, строгую организованность, сжатую точность классического стиха с многослойностью, смелостью переходов отдельных ассоциаций, сдвигов значений слов поэтического языка XX века. Разнообразно, но просто перечислены предметные детали в хронологическом порядке.

И вдруг внезапно и незаметно вырастают в этом «протоколе» неожиданные метафоры, выводящие сразу далеко-далеко за пределы описываемого, и неожиданные странные встречи, — но при сохранении той же внешне спокойной интонации, а в последней строфе — интонация как бы примечания и заключительного сообщения.

Так создается особый эффект реальности и конкретности встречи человека с бесконечностью.

Соответственно вся звуковая организация представляет еще один вариант сочетания гармонического многообразия и звуковых доминантных комплексов, акцентирующих движение смысла-переживания. Выделяются три неравные, но равнозначные по рангу смыслов основные части стихотворения и их дополнительные подразделения. Первая часть, правильно выделенная Ю.

Лотманом, объемом в четыре строфы, имеет более конкретно-описательный характер; сравнения появляются в конце третьей строфы, где происходит переход от обычного бытового путешествия к встрече с кладбищем, и это сравнение уже представляет собой типичное для Заболоцкого олицетворение и подготавливает появление во второй части стихотворения центрального мотива души на кладбище. Первые 10 строк первой части дополнительно выделяются как целое тем, что представляют собой последовательное описание движения Прохожего, приблизительно в одном и том же темпе. Эти 10 строк выделяются и звуковой организацией. Четвертая строфа первой части ясно отличается от предыдущих появлением центрального образа стихотворения, но связана с ними преобладанием описательно-конкретных деталей. Это сочетание особенно выделяет эту строфу как переломный момент всего движения интонации. Вторая часть представлена тремя строфами, в которых описываются уже не столько предметы, сколько воздействие памятника летчику и всего кладбища на «живую людскую душу». И впечатление сформулировано как комментарий незримо присутствующего «я» — и Прохожего, и автора. Соответственно возникает широко обобщающая и возвышающая метафора — «темный чертог вселенной», вместе с углублением психологической характеристики особого состояния души, «нежданно мгновенного», концентрации времени в нем. Звуковая волна при этом несколько спадает; после четвертой строфы ударные гласные чередуются более гармонично, но с постоянным участием [у].

Душа наделена признаками живой личности, смолкающей с опущенным взором, живого собеседника с ожившим летчиком. Таким образом, осуществляется их взаимная трансформация в предпоследней строфе стихотворения.

Видимый монумент (слово подчеркивает торжественность минуты и значение подвига летчика) превращается в живого невидимого юношу, а его беседа с живой душой как бы материализуется, и возникает новая конкретно-описательная деталь-метафора, переходящая в олицетворение, — говорящий памятник с мертвым пропеллером, сама кладбищенская природа тихо участвует в этой беседе, и ее звучание отмечено повышенной концентрацией [ш] и [ч], [j], [л], [м], а участие в разговоре «почек», их легкое шуршание вносит мотив надежды, весны, воскресения в «темный чертог».

Заключительная строфа, всего четыре строчки, представляет самостоятельную часть, ибо завершает разговор души на кладбище и контрастирует с ним; вместе с тем возвращается к исходному образу движущегося Пешехода и его «тревоги», перекликается с первой строфой, как верно отмечено Ю.

Лотманом. Образ «тысячи бед» приподымает образ Путника, шагающего через них, но образ «собак» напоминает о продолжающейся суровой обыденной реальности. Сравнение может быть истолковано двояко — и как преодоление Путником его горя и бед, и как (по мнению Е. В.

Заболоцкой) напоминание об их настойчивости, неотвязно.

Она выделяется и указанной сквозной рифмой на [э], преобладанием [э] и [о] среди ударных гласных, а в составе согласных максимальной концентрацией [ н + н ’], высокими частотами [л] и [j], что гармонирует со сменой настроения при выходе на кладбище.

По-видимому, эта двузначность и создает необходимое лирическое поле значений, открытости разных возможностей.

Сочетание в этой строфе продолжения, возвращения и развития главного мотива судьбы Прохожего выражено, акцентировано структурой и звуковым составом, его соотношением с первой строфой и всем ходом стихотворения.

Повторены слова-окончания двух строк первого четверостишия и связанная с ними рифма, что выделяет их смысловую значимость и создает стыковку начала и конца стихотворения. Но повторены с изменением падежей и в обратном порядке.

Ключевые слова — «дорога», «горе», «тревога» — скреплены рифмой и другими звуковыми связями, консонируют и ассонируют с звуковой системой всего стихотворения. Рифма «бед — вослед» ассоциируется с другой системой рифм, ассонансов, консонансов, проходящих через все стихотворение, «субдоминантой» его музыкальной структуры.

С другой стороны, последняя строфа включает эти повторяющиеся смыслы и звуки в совершенно новый комплекс, и семантический, и звуковой, что подчеркнуто и другой рифмовкой других строк четверостишия.

Построение по принципу «неполного кольца» придает всей структуре стихотворения элементы спиральности и диссимметрии.

Что также выражает, акцентирует средствами стиха и процесс преодоления Прохожим его горя, тревог, бед, и трезвость сознания им — и лирическим «я», — что горе и тревоги все же еще остаются, хотя и превращаются только в собак, бегущих вослед.

Итак, еще один вариант разговорно-медитативной интонации. Характерно, в частности, при четкой организованности — отсутствие тех многочисленных повторов, которые мы наблюдали в других вариантах лирики, со сходными тематическими мотивами и скорбно-задумчивыми интонациями.

Экспрессивные элементы здесь больше подчинены движению неторопливого описания, раздумья, с последующим более прямым лирическим комментарием, сконцентрированным в заключительном сравнении, афористически объединяющим психологическую и предметную конкретность, основные элементы интонации стихотворения как целого.

Огромность человеческого горя, тревог, тысяч бед и сдержанность разговора о них выражает особенности творческой личности и судьбы Заболоцкого. И все движение сконцентрировано в образах двух душ — летчика, напоминающего об огромных горестях и бедах войны, и Прохожего, с его «тысячами бед».

Читайте также:  Каменный цветок - краткое содержание бажов

Общение этих двух душ, с и х пережитыми и продолжающимися бедами, раскрывает человеческую общность, преодолевающую границы смерти и жизни в особом душевном событии. Открывается и новая возможность развития реалистической лирической символики.

Стихотворение в целом превращается в развернутую метафору-символ пути человека и его души, путей жизни, путей смерти, путей расширения человеческой личности, ее коллективности, путей совмещения жизни отдельного человека со всей жизнью на земле, с «душами» сосен, беседами людей, шуршанием почек. Реалистическая символика вырастает из полноты точного психологического и предметного описания и ассоциативных связей лирического события.

С точки зрения истории судеб лирических жанров, стихотворение «Прохожий» Заболоцкого стало новым образцом слияния повествовательной лирики и лирики другого человека таким образом, что этот другой, как бы независимый от лирического «я», лирический герой — Прохожий, становится только псевдонимом лирического «я».

Отделение себя от себя, которое характерно для лирики Заболоцкого 30-х годов, теперь доходит до превращения определенного своего психологического состояния, переживания в некую особую личность. Происходит и материализация явления, которое приподымает человека над своим «я» и позволяет ему удваивать себя в едином лирическом высказывании.

Это удваивание проходит дальше через все творчество Заболоцкого до его последнего стихотворения 1958 года, в котором он призывал: «не позволяй душе лениться», разговаривал со своей душой, как с особой многоликой личностью — и рабыней и царицей. В «Прохожем» «я» не только удваивается, но и утраивается, ибо Прохожий — это то же «я», но как «он».

Изображение самого себя в третьем лице имеется и в другом стихотворении Заболоцкого этих лет — «Приближался апрель к середине…» (1948), но там «я» упоминает и о себе прямо, как «я».

Таким образом, в «Прохожем» и ряде других стихотворений Заболоцкого этих лет формируется еще один новый тип лирического стихотворения, который трудно непосредственно сопоставить с какими-либо образцами и русской и мировой лирики, несмотря на столь подчеркнутую связь с классической традицией.

С долей условности можно сопоставить его с традицией медитативной элегии, тех ее разновидностей, где размышление связано с воспоминанием и элементами повествования, как в пушкинском «Вновь я посетил…», или описанием в настоящем времени, как в пушкинском «Когда за городом задумчив я брожу…

» (также, кстати сказать, с мотивом кладбища), или с традицией сюжетно-психологической лирики, в частности со стихотворением Лермонтова «В полдневный жар, в долине Дагестана…», с его мотивом двойного существования человека в разных образах самого себя.

И с традициями сюжетно- психологической лирики 30-х годов, ее опыта соединения бытовой конкретности и символики, классической организованности и смелой метафоричности. Но здесь в еще большей их слитности и многосоставности, с большей детализацией конкретно-описательных и как бы очерковых элементов.

А по сравнению с другим главным направлением лирики этого времени, которое мы видели в стихотворении Твардовского, здесь, как и в лирике Заболоцкого 30-х годов, больше выявилось обобщение, философское и символическое, — проблемы времени и личной судьбы выражены в более косвенной форме. И образ Прохожего, и весь лирический сюжет содержат в себе элемент тайны, многоплановой недоговоренности.

Почти одновременно с «Прохожим» Заболоцкий создал ряд стихотворений с более прямым изображением потока окружающей жизни — природы, общества.

Но общим с поэтикой «Прохожего» было сочетание предметной и психологической конкретности с широтой и углубленностью обобщающей мысли; точности и взвешенности слова с его смелой ассоциативностью, метафоричностью, символикой; высокой организованности стиха, подчас даже жестко регламентированной, с внутренней энергией и свободой его движения; его мелодии и живописи — со сдержанностью; постоянной соотнесенности «я», часто как бы незримого, какой-то объективной ситуацией и большим потоком бытия, часто с другим человеком; многосоставности, разноликости и целостности самого «я».

Источник: Македонов А. Свершения и кануны: Монография. — Л.: Сов. писатель, 1985

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/drugie_avtory/prokhozhij_zabolockij_analiz_stikhotvorenija/63-1-0-987

Анализы стихотворений Николая Заболоцкого

анализы стихотворения

1

Утомленная после работы,…

1954

анализы стихотворения

2

В очарованье русского пейзажа…

1957

анализы стихотворения

3

И лицо с внимательными глазами, …

1957

анализы стихотворения

4

Содрогаясь от мук, пробежала…

1946

анализы стихотворения

5

Движется нахмуренная туча,…

1957

анализы стихотворения

6

Огромные глаза, как у нарядной куклы,…

1957

анализы стихотворения

7

Вылетев из Африки в апреле…

1948

анализы стихотворения

8

Когда на склоне лет иссякнет жизнь моя…

1947

анализы стихотворения

9

Клялась ты — до гроба…

1957

анализы стихотворения

10

Когда вдали угаснет свет дневной…

1948

анализы стихотворения

11

Опять мне блеснула, окована сном,…

1938

анализы стихотворения

12

Как мир меняется! И как я сам меняюсь!…

1937

анализы стихотворения

13

Я увидел во сне можжевеловый куст,…

1957

анализы стихотворения

14

Не позволяй душе лениться!…

1958

анализы стихотворения

15

Среди других играющих детей…

1955

анализы стихотворения

16

Есть лица, подобные пышным порталам,…

1955

анализы стихотворения

17

Дурная почва: слишком узловат…

1957

анализы стихотворения

18

Любите живопись, поэты!…

1953

анализы стихотворения

19

Ты и скрипку с собой принесла,…

1956

анализы стихотворения

20

Зацелована, околдована,…

1957

анализы стихотворения

21

Исполнен душевной тревоги,…

1948

анализы стихотворения

22

Сыплет дождик большие горошины,…

1957

анализы стихотворения

23

В захолустном районе,…

1957

анализы стихотворения

24

В позолоченной комнате стиля ампир,…

1956

анализы стихотворения

25

Уступи мне, скворец, уголок,…

1946

анализы стихотворения

26

Петух запевает, светает, пора!…

1946

анализы стихотворения

27

Любопытно, забавно и тонко:…

1948

анализы стихотворения

28

Я воспитан природой суровой,…

1953

анализы стихотворения

29

Я не ищу гармонии в природе….

1947

анализы стихотворения

30

Я трогал листы эвкалипта…

1947

Источник: https://allpoetry.ru/analizs/zabolockii-n-a

Анализ стихотворения Н.Заболоцкого "Седов"

Анализ стихотворения Н. Заболоцкого «Седов»

6 июня 1937 года состоялось открытие первой в мире полярной научно-исследовательской станции «Северный полюс» во главе с Иваном Папаниным. В мае 1937 года двум самолетам удалось приземлиться на Cеверном полюсе. Радио и газеты подробно освещали подвиг. Не остался в стороне и Заболоцкий, уже зарекомендовавший себя стихотворением «Север» в актуальном плане.

Ещё задолго до папанинской эпопеи, в 1936 году, Заболоцкий встречался с художником Николаем Пинегиным, который увлеченно рассказывал поэту о своих поездках на Север, в том числе и о своем участии в полярной экспедиции Седова в 1912 году. Заболоцкий воодушевился седовским сюжетом.

Поэтическим результатом арктических исканий поэта стало стихотворение «Седов», напечатанное в «Известиях» 24 июня 1937 года.

На первый взгляд, «Седов» строится по модели «Севера» и «Начала зимы»: перед нами пейзаж Арктики. Заболоцкий начинает рассказ там, где он замер в стихотворении «Север».

Новым в «Седове» оказывается прямое введение в самом первом стихе человека в качестве персонажа; обзор всевидящего рассказчика «Севера» сменяется то ли внутренней перспективой умирающего героя, то ли взглядом со стороны всезнающего человека: «природа мертвая» «лежала вкруг него». На фразеологическом уровне семантика делает осязаемой скрытую идиому: «верная смерть». «Верный компас» работает как символ покорения бесконечного Севера, но одновременно является и залогом грядущей гибели. Неясно распределение ролей в северном «натюрморте»: то ли лёд заковал природу в цепи и умертвил ее, то ли природа убивает Седова, который идет на «верную смерть».

Голос Заболоцкого «просвечивает» «через туман» повествования. Образ солнца не проясняет эту «арктическую» туманность высказывания. Как раз «солнца лик пещерный» и вызывает настороженность.

Эпитет «пещерный» мог прийти из семантического поля первобытности, которое разрабатывалось Заболоцким в «Севере».

В контексте «Седова» важным оказывается не столько ее философское содержание, сколько тема заблуждения во всех ее значениях как отражения призрачной иллюзии, ослепительного прозрения.

Миру, который неумолимо покидает герой «Седова», противоположен мир Севера. Ландшафт смерти вновь превращается в аллегорический пейзаж покорения Арктики. Седов по компасу движется не домой, а наоборот, в глубь Арктики, на бой с самим собой.

Седов — герой, человек, новый Прометей, отправляется туда, «где обрывается последней жизни нить», в царство смерти.

Если в начальных стихах «Седова» провозвестником образности был «солнца лик», то в приведенном отрывке им оказывается полюс, с которым борется не менее мифический и не менее «легендарный» Седов .

В контексте боя с полюсом-великаном сравнение северного сияния с алмазным копьем будит аллюзии на святого Георгия. По-видимому, они актуализировались в сознании Заболоцкого благодаря имени, Георгий, самого Седова. Заболоцкий косвенно мифологизирует и с и самого себя как поэтического летописца советских деяний.

Наложение Юга и Севера в арктическом плане — не новость. Вдохновение, которого лишился поэт во время травли, в рассматриваемых нами текстах, нарушающих молчание, работает как заблуждение. Смерть Седова попирает смерть.

Описание агонии становится в 1930-е годы неотъемлемой частью героического подвига. Лишающийся тела Седов несет в себе черты Павла Корчагина; роман «Как закалялась сталь» к моменту написания стихотворения уже стал известным и задал парадигму героизма в советской литературе.

В контексте нашего прочтения северных текстов Заболоцкого важной становится как поэтическая составляющая этой модели, так и факт автобиографичности героя Островского, нового единства литературы и воспеваемой ею действительности. Седов обречен на поражение.

Поэтическая победа как раз и заключается в демонстрации поражения, апофеозом которого является затерянная в Арктике могила.

Заболоцкий выбирает для стихотворения сюжет смерти Седова, хотя информационным поводом было как раз спасение. Следуя парадигмам зимнего текста русской поэзии, Заболоцкий выходит на сюжеты декабристской поэзии.

Седов оказывается изгнанником, пленником зимней тюрьмы, обреченным на романтически благородную гибель в снежной «пустыне». У ледяной могилы героя стоят оплакивающие его спутники.

Торжественность прощального плача по Седову выявляет следующего героя стихотворения — Кирова.

Поэт впоследствии не отказывался от написанных арктических стихотворений, а лишь их переделывал; это говорит не только о вынужденной случайности актуальных имен, но и о том, что в своих стихотворениях Заболоцкий пытался найти компромисс: приобщиться к общественно насущным темам и одновременно освоить новую эстетику,

Звуковая организация стихотворения показывает, что для Заболоцкого небезразличной была внутренняя аллитерация слов «Седов» и «Север».

Фамилия полярника, содержащая семантику седины и древности, становится «говорящей», работая на усиление цветовой семантики белого пространства Арктики, а фонетически связанный с Седовым «поход на Севере суровом» возрождает имя другого героя русского зимнего дискурса — «седого» Суворова с его переходом через снежные Альпы.

В 1936—1937 годах, когда вокруг происходят аресты друзей и знакомых, Заболоцкий, обескураженный травлей 1933—1934 годов, пишет «арктические» стихотворения, в которых пытается перевоспитать самого себя; перо слушается и не слушается его, оставляя в тексте следы насилия над самим собой, знаки сомнения и отчаяния, безысходности и найденного письма.

Северный пейзаж, ландшафт покорения и усмирения Арктики становится не только развернутой метафорой смерти и жизни поэзии, но и аллегорией. Совсем незадолго до написания «Седова», в январе 1937 года, вся страна отмечала столетнюю годовщину гибели Пушкина, смертельного ранения поэта на снегу у Черной речки.

В стихотворении без названия, но с говорящим зачином — «Вчера, о смерти размышляя…», — написанном в 1936 году между «Началом зимы» и «Севером», перед лирическим героем «прозрачными столбами» — а это слово автора «Столбцов» — встают «мысли мертвецов», среди которых и «призрак» Пушкина: «И голос Пушкина был над листвою слышен».

В русской культурно-литературной памяти зимняя смерть Пушкина остается открытой раной. В заданной авторитетом Пушкина парадигме самосознания литературы «последним словом» поэзии, уже молчащим, но от этого не менее значащим, является гибель поэта. Седов понимается как дореволюционный конкистадор Севера.

Ему, погибшему, проигравшему схватку с Севером, на смену приходят новые, лучшие герои Арктики, покоряющие холод и смерть.

Все больше внимание художника концентрируется на образе человека. Люди — важнейший элемент вселенной, результат и вершина творчества природы. Именно в их разуме необыкновенным светом вспыхнуло присущее ей сознание. А стремление постичь мудрость мироздания, его секреты, сложные для понимания, возвышает их. В стихотворении «Седов» появился образ человека, возвеличенного над природной стихией.

Источник: https://kopilkaurokov.ru/literatura/prochee/analiz_stikhotvoreniia_n_zabolotskogo_sedov

Ссылка на основную публикацию