Пока ждёт автомобиль — краткое содержание романа о. генри

Как только начало смеркаться, в этот тихий уголок тихого маленького парка опять пришла девушка в сером платье. Она села на скамью и открыла книгу, так как ещё с полчаса можно было читать при дневном свете.

Повторяем: она была в простом сером платье — простом ровно настолько, чтобы не бросалась в глаза безупречность его покроя и стиля. Негустая вуаль спускалась с шляпки в виде тюрбана на лицо, сиявшее спокойной, строгой красотой. Девушка приходила сюда в это же самое время и вчера и позавчера, и был некто, кто знал об этом.

Молодой человек, знавший об этом, бродил неподалеку, возлагая жертвы на алтарь Случая, в надежде на милость этого великого идола. Его благочестие было вознаграждено, — девушка перевернула страницу, книга выскользнула у нее из рук и упала, отлетев от скамьи на целых два шага.

Не теряя ни секунды, молодой человек алчно ринулся к яркому томику и подал его девушке, строго придерживаясь того стиля, который укоренился в наших парках и других общественных местах и представляет собою смесь галантности с надеждой, умеряемых почтением к постовому полисмену на углу.

Приятным голосом он рискнул отпустить незначительное замечание относительно погоды — обычная вступительная тема, ответственная за многие несчастья на земле, — и замер на месте, ожидая своей участи.

Девушка не спеша окинула взглядом его скромный аккуратный костюм и лицо, не отличавшееся особой выразительностью.

— Можете сесть, если хотите, — сказала она глубоким, неторопливым контральто. — Право, мне даже хочется, чтобы вы сели. Все равно уже темно: и читать трудно. Я предпочитаю поболтать.

Раб Случая с готовностью опустился на скамью.

— Известно ли вам, — начал он, изрекая формулу, которой обычно открывают митинг ораторы в парке, — что вы самая что ни на есть потрясающая девушка, какую я когда-либо видел? Я вчера не спускал с вас глаз. Или вы, деточка, даже не заметили, что кое-кто совсем одурел от ваших прелестных глазенок?

— Кто бы ни были вы, — произнесла девушка ледяным тоном, — прошу не забывать, что я — леди. Я прощаю вам слова, с которыми вы только что обратились ко мне, — заблуждение ваше, несомненно, вполне естественно для человека вашего круга. Я предложила вам сесть; если мое приглашение позволяет вам называть меня «деточкой», я беру его назад.

— Ради бога, простите, — взмолился молодой человек. Самодовольство, написанное на его лице, сменилось выражением смирения и раскаяния. — Я ошибся; понимаете, я хочу сказать, что обычно девушки в парке… вы этого, конечно, не знаете, но….

— Оставим эту тему. Я, конечно, это знаю. Лучше расскажите мне обо всех этих людях, которые проходят мимо нас, каждый своим путем. Куда идут они? Почему так спешат? Счастливы, ли они?

Молодой человек мгновенно утратил игривый вид. Он ответил не сразу, — трудно было понять, какая собственно роль ему предназначена.

— Да, очень интересно наблюдать за ними, — промямлил он, решив, наконец, что постиг настроение своей собеседницы. — Чудесная загадка жизни… Одни идут ужинать, другие… гм… в другие места. Хотелось бы узнать, как они живут.

— Мне — нет, — сказала девушка. — Я не настолько любознательна. Я прихожу сюда посидеть только за тем, чтобы хоть ненадолго стать ближе к великому, трепещущему сердцу человечества. Моя жизнь проходит так далеко от него, что я никогда не слышу его биения. Скажите, догадываетесь ли вы, почему я так говорю с вами, мистер…

— Паркенстэкер, — подсказал молодой человек и взглянул вопросительно и с надеждой.

— Нет, — сказала девушка, подняв тонкий пальчик и слегка улыбнувшись. — Она слишком хорошо известна. Нет никакой возможности помешать газетам печатать некоторые фамилии. И даже портреты. Эта вуалетка и шляпа моей горничной делают меня «инкогнито».

Если бы вы знали, как смотрит на меня шофер всякий раз, как думает, что я не замечаю его взглядов. Скажу откровенно: существует всего пять или шесть фамилий, принадлежащих к святая святых; и моя, по случайности рождения, входит в их число.

Я говорю все это вам, мистер Стекенпот.

— Паркенстэкер, — скромно поправил молодой человек.

— Мистер Паркенстэкер, потому что мне хотелось хоть раз в жизни поговорить с естественным человеком — с человеком, не испорченным презренным блеском богатства и так называемым «высоким общественным положением».

Ах, вы не поверите, как я устала от денег — вечно деньги, деньги! И от всех, кто окружает меня, — все пляшут, как марионетки, и все на один лад.

Я просто больна от развлечений, бриллиантов, выездов, общества, от роскоши всякого рода.

— А я всегда был склонен думать, — осмелился нерешительно заметить молодой человек, — что деньги, должно быть, все-таки недурная вещь.

— Достаток в средствах, конечно, желателен. Но когда у вас столько миллионов, что… — она заключила фразу жестом отчаяния. — Однообразие, рутина, — продолжала она, — вот что нагоняет тоску. Выезды, обеды, театры, балы, ужины — и на всем позолота бьющего через край богатства. Порою даже хруст льдинки в моем бокале с шампанским способен свести меня с ума.

Мистер Паркенстэкер, казалось, слушал её с неподдельным интересом.

— Мне всегда нравилось, — проговорил он, — читать и слушать о жизни богачей и великосветского общества. Должно быть, я немножко сноб. Но я люблю обо всем иметь точные сведения. У меня составилось представление, что шампанское замораживают в бутылках, а не кладут лед прямо в бокалы.

Девушка рассмеялась мелодичным смехом, — его замечание, видно, позабавило её от души.

— Да будет вам известно, — объяснила она снисходительным тоном, — что мы, люди праздного сословия, часто развлекаемся именно тем, что нарушаем установленные традиции. Как раз последнее время модно класть лед в шампанское.

Эта причуда вошла в обычай с обеда в Уолдорфе, который давали в честь приезда татарского князя. Но скоро эта прихоть сменится другой.

Неделю тому назад на званом обеде на Мэдисон-авеню возле каждого прибора была положена зеленая лайковая перчатка, которую полагалось надеть, кушая маслины.

— Да, — признался молодой человек смиренно, — все эти тонкости, все эти забавы интимных кругов высшего света остаются неизвестными широкой публике.

— Иногда, — продолжала девушка, принимая его признание в невежестве легким кивком головы, — иногда я думаю, что если б я могла полюбить, то только человека из низшего класса. Какого-нибудь труженика, а не трутня. Но безусловно требования богатства и знатности окажутся сильней моих склонностей. Сейчас, например, меня осаждают двое.

Один из них герцог немецкого княжества. Я подозреваю, что у него есть или была жена, которую он довел до сумасшествия своей необузданностью и жестокостью. Другой претендент — английский маркиз, такой чопорный и расчетливый, что я, пожалуй, предпочту свирепость герцога.

Но что побуждает меня говорить все это вам, мистер Покенстэкер?

— Паркенстэкер, — едва слышно пролепетал молодой человек. — Честное слово, вы не можете себе представить, как я ценю ваше доверие.

Девушка окинула его спокойным, безразличным взглядом, подчеркнувшим разницу их общественного положения.

— Какая у вас профессия, мистер Паркенстэкер? — спросила она.

— Очень скромная. Но я рассчитываю кое-чего добиться в жизни. Вы это серьезно сказали, что можете полюбить человека из низшего класса?

Читайте также:  Анализ стихотворения лисица есенина

— Да, конечно. Но я сказала: «могла бы». Не забудьте про герцога и маркиза. Да, ни одна профессия не показалась бы мне слишком низкой, лишь бы сам человек мне нравился.

— Я работаю, — объявил мистер Паркенстэкер, — в одном ресторане.

Девушка слегка вздрогнула,

— Но не в качестве официанта? — спросила она почти умоляюще. — Всякий труд благороден, но… личное обслуживание, вы понимаете, лакеи и…

— Нет, я не официант. Я кассир в… — Напротив, на улице, идущей вдоль парка, сияли электрические буквы вывески «Ресторан». — Я служу кассиром вон в том ресторане.

Девушка взглянула на крохотные часики на браслетке тонкой работы и поспешно встала. Она сунула книгу в изящную сумочку, висевшую у пояса, в которой книга едва помещалась.

— Почему вы не на работе? — спросила девушка.

— Я сегодня в ночной смене, — сказал молодой человек. — В моем распоряжении ещё целый час. Но ведь это не последняя наша встреча? Могу я надеяться?..

— Не знаю. Возможно. А впрочем, может, мой каприз больше не повторится. Я должна спешить. Меня ждет званый обед, а потом ложа в театре — опять, увы, все тот же неразрывный круг. Вы, вероятно, когда шли сюда, заметили автомобиль на углу возле парка? Весь белый.

— И с красными колесами? — спросил молодой человек, задумчиво сдвинув брови.

— Да. Я всегда приезжаю сюда в этом авто. Пьер ждет меня у входа. Он уверен, что я провожу время в магазине на площади, по ту сторону парка. Представляете вы себе путы жизни, в которой мы вынуждены обманывать даже собственных шоферов? До свиданья.

— Но уже совсем стемнело, — сказал мистер Паркенстэкер, — а в парке столько всяких грубиянов. Разрешите мне проводить…

— Если вы хоть сколько-нибудь считаетесь с моими желаниями, — решительно ответила девушка, — вы останетесь на этой скамье ещё десять минут после того, как я уйду. Я вовсе не ставлю вам это в вину, но вы, по всей вероятности, осведомлены о том, что обычно на автомобилях стоят монограммы их владельцев. Ещё раз до свиданья.

Быстро и с достоинством удалилась она в темноту аллеи. Молодой человек глядел вслед её стройной фигуре, пока она не вышла из парка, направляясь к углу, где стоял автомобиль. Затем, не колеблясь, он стал предательски красться следом за ней, прячась за деревьями и кустами, все время идя параллельно пути, по которому шла девушка, ни на секунду не теряя её из виду.

Дойдя до угла, девушка повернула голову в сторону белого автомобиля, мельком взглянула на него, прошла мимо и стала переходить улицу. Под прикрытием стоявшего возле парка кэба молодой человек следил взглядом за каждым её движением.

Ступив на противоположный тротуару девушка толкнула дверь ресторана с сияющей вывеской. Ресторан был из числа тех, где все сверкает, все выкрашено в белую краску, всюду стекло и где можно пообедать дешево и шикарно.

Девушка прошла через весь ресторан, скрылась куда-то в глубине его и тут же вынырнула вновь, но уже без шляпы и вуалетки.

Сразу за входной стеклянной дверью находилась касса. Рыжеволосая девушка, сидевшая за ней, решительно взглянула на часы и стала слезать с табурета. Девушка в сером платье заняла её место.

Молодой человек сунул руки в карманы и медленно пошел назад. На углу он споткнулся о маленький томик в бумажной обертке, валявшийся на земле. По яркой обложке он узнал книгу, которую читала девушка.

Он небрежно поднял её и прочел заголовок. «Новые сказки Шехерезады»; имя автора было Стивенсон. Молодой человек уронил книгу в траву и с минуту стоял в нерешительности.

Потом открыл дверцу белого автомобиля, сел, откинувшись на подушки, и сказал шоферу три слова:

— В клуб, Анри.

Источник: http://smartfiction.ru/prose/when_car_wait/

Эффект обманутого ожидания в рассказе о. генри «пока ждет автомобиль»

«Творят не только писатели, но и читатели; они — сотоварищи по творчеству, и часто читатель бывает больше поэтом, чем сам поэт» Г.Ибсен. [1] Интерес к данной проблеме связан с идеей медленного чтения, которая нашла отражение в трудах Л.В. Щербы, Ю. Лотмана и некоторых других русских филологов и литературоведов.

Изучив точки зрения некоторых языковедов и литературоведов, можно сказать, что читатели высокого уровня общаются с книгой именно так. Нужно не просто воспринимать текст как готовую продукцию, а добывать скрытую информацию.

При сознательном чтении в ходе продвижения по тексту рождается читательская установка, которая руководит мыслями, то есть возникают какие-то ожидания. Мы заранее можем настроиться на увлекательный роман или детектив. Но может быть и так: автор специально строит свой текст таким образом, чтобы ожидания возникли.

Так вот ожидания, которые появились при чтении, могут быть обманутыми. Понять, в чем состоит эффект «обмана», — значит разобраться в том, как это было «подстроено» автором и мог ли читатель заметить эти приемы.

В художественной литературе авторы намеренно используют эффект обманутого ожидания, потому что он создает для них известные преимущества. Эффект обманутого ожидания – это стилистическая категория, известная еще с античности, и основана она на нарушении предсказуемости повествования[2, с. 27].

Понять, в чем состоит эффект «обмана», — значит разобраться в том, как это было «подстроено» автором и мог ли читатель заметить эти приемы.

Наука говорит о том, что нет никакой принципиальной разницы в том, какой элемент текста создает ожидания: заглавие, первая строка или весь текст в целом, а какой элемент текста эти ожидания разрушает, суть остается одной и той же.

Но чтобы понять, обмануты наши ожидания или, наоборот, подтверждены, нужно эти ожидания иметь. При сознательном чтении они возникают в ходе нашего продвижения по тексту. Психологи называют это вариативным прогнозом. Но автор помогает читателю, а настоящий Читатель понимает язык, которым «разговаривает» с ним автор.

То есть видит сигналы, которые тот ему посылает, и умеет эти сигналы улавливать, объяснять, разворачивать текст, прогнозировать его дальнейшее содержание. [5]   При такой работе с текстом происходит естественное замедление процесса чтения, что помогает разобраться в замысле автора.

Цель – показать на примере новеллы О. Генри «Пока ждет автомобиль», как важно понимать язык, которым разговаривает с читателем художественный текст, выяснить, насколько будут обмануты ожидания, если при чтении мы используем все указания текста.

 Изучив биографию и особенности творчества американского мастера короткого рассказа О.Генри, можно узнать, что он покорил своих читателей оригинальностью своего таланта, заключающегося как раз в неисчерпаемой изобретательности. В каждом его рассказе всегда есть сюрприз, опрокидывающий все предположения читателя. Сюжет рассказа таков.

В парк каждый день приходит девушка, и был некто, кто знал об этом. Это молодой человек, который решился подойти к ней. Девушка посмотрела на него оценивающим взглядом и разрешила сесть. Между ними состоялся диалог. Она рассказала  о себе, о белом автомобиле, который ждёт её недалеко от парка.

Как только  молодой человек назвал своё место работы – кассир в ресторане – девушка  торопливо начала собираться. Она запретила молодому человеку её провожать. Но он начал за ней красться. Девушка дошла до автомобиля, но  прошла мимо, зашла в ресторан, заняла место кассира.

А молодой человек споткнулся о книжку в яркой обложке, которую читала девушка, он небрежно поднял книгу, прочёл заголовок: «Новые сказки Шехерезады» Стивенсона и бросил книгу в траву…

Читайте также:  Сочинение на тему 27 марта день театра

О.Генри, как мастер детективного жанра, маскирует сигналы, которые помогают предсказать развязку. Но вступив в борьбу с авторскими хитростями, можно найти детали, которые  помогли сделать конец рассказа не таким уж неожиданным. Сразу две ловушки подстерегают в самом начале.

Описывая безупречность покроя и стиля  платья девушки, автор заставляет поверить в принадлежность ее к высшему обществу. А на молодого человека мы смотрим глазами девушки и обращаем внимание на лицо, не отличающееся особой выразительностью.

Но мы знаем, что образ героя художественного произведения складывается из множества факторов – это и характер, и внешность, и профессия, и увлечения, и круг знакомств. Сравнительно-сопоставительная характеристика героев помогла понять, кто есть кто. Но речь, — бесспорно, у Генри самый яркий фактор.

Именно речь в полной мере раскрывает и внутренний мир, и образ жизни. «Заговори, чтоб я тебя увидел»,- сказал Сократ.

Сразу бросается в глаза причудливая смесь, состоящая из обычной разговорной речи и  вычитанных книжных оборотов, не к месту вставленных в разговор героини. Однако девушка умеет изъясняться и вполне грамотно, просто и естественно.

Обратим внимание на речь молодого человека. Ему так хочется убедить нас, что он из той самой широкой публики, к которой сам себя причислил.

Наверное, молодой человек думает, что объясняется с новой знакомой на языке ее круга, она ведь не успела предупредить, что она  «леди»[4, с.115-119].

А кто же такая леди? Само слово «леди» изначально было обращено к дамам, которые состояли в браке с лордом, а это означало, что дама имела дворянский титул. Титулованные особы несут и огромную ответственность, ведь своим поведением они обязаны постоянно доказывать, что достойны своего звания.

Каждой девушке, для которой качество жизни имеет значение, стоит научиться такой манере поведения. И суть заключается не в деньгах или имуществе, а в личностных качествах, которые нигде не купишь, потому что их можно воспитать только долгими годами работы над собой.

Вот несколько непреложных правил, которым должна следовать настоящая леди. Находясь в обществе (пусть даже одного человека), настоящая леди не будет говорить о политике, деньгах и религии. Она также не будет сплетничать и хвастаться своими успехами.

Настоящая леди обезоруживающе вежлива со всеми, включая официантов, продавцов и горничных, относится к окружающим с уважением и добротой. Настоящая леди не будет напоминать о том, что она леди.

Итак, начинают возникать подозрения, что девушка не та, за которую себя выдает. Её тирада о том, что она устала от денег, развлечений, бриллиантов, выездов, от роскоши напомнила нам Хлестакова, у которого графы и князья толкутся в передней.

Наконец героиня окончательно себя выдала, говоря о хрусте льдинки в ее бокале с шампанским. Есть правило, что лед не кладут в шампанское. Мысль о том, что «леди» фантазирует, укрепилась, когда она рассказывала об одном из претендентов на ее руку: герцоге немецкого княжества.

Да, похоже, юная леди совсем завралась. Но почему она не может остановиться? Потому что она не догадывается, что молодой человек ей не верит.

Молодой человек, с одной стороны, смиренно признается, что ему, как и всей «широкой публике», неизвестны «забавы интимных кругов высшего света», с другой стороны, осведомлен, как там подают шампанское.

Установка на неожиданный финал подсказала, что это он, а не девушка принадлежит к высшей знати. А когда он говорит, что работает кассиром в ресторане, мы догадываемся, что он точно знает, кто она. Он не первый день за ней наблюдает, ищет случая познакомиться, девушка, безусловно, ему нравится,  и он хочет знать о ней все.

И крадется за ней он только для того, чтобы сесть в свой автомобиль, о котором так грезила наша «леди». «Молодой человек открыл дверцу белого автомобиля, сел, откинувшись на подушки, и сказал шоферу три слова: — В клуб, Анри.».

У каждого читателя есть шанс на победу над автором, если при установке на неожиданную развязку мы будем очень внимательны ко всему тому, что составляет текст.

Итак, чтобы понимать, надо иметь с автором, как говорят, «общий язык». Также понятно, что «общим» он не может быть полностью, а только в большей или меньшей степени.

Появится ли у нас с другим автором «общий» язык, зависит от многого: от наших представлений о мире, от  культурного багажа, от обычаев эпохи. Даже от  социального опыта. Сколько всего надо для взаимопонимания.

Но главное,  нужна потребность стать Настоящим Читателем – Читателем с большой буквы.

Работая над темой, стало понятно, почему некоторые не любят читать. Потому что не умеют. Как хорошо видеть гармонию, восхищаться, удивляться, смеяться и плакать над страницами книги, познавать мир и себя. Оказывается, всему этому можно научиться, нужно только захотеть.

Список литературы:

  1. Граник Г.Г., Бондаренко С.М. Учимся понимать художественный текст. Изд., Астрель, АСТ, 2001г.
  2. Граник Г.Г., Самсонова А.Н. Роль установки при восприятии художественного текста «Вопросы психологии», 1993, №2
  3. Лотман Ю.М. Структура художественного текста. Об искусстве, СПб, 1998, стр. 269-281
  4. О. Генри Новеллы Чебоксары Чувашское книжное издательство 1984, стр.206-212
  5. Щерба Л.В. Опыты лингвистического толкования стихотворений, Избранные работы по русскому языку. М., 1959

Источник: https://sibac.info/studconf/science/xlvii/112546

Пока ждет автомобиль

О. Генри

Пока ждет автомобиль

Как только начало смеркаться, в этот тихий уголок тихого маленького парка опять пришла девушка в сером платье. Она села на скамью и открыла книгу, так как еще с полчаса можно было читать при дневном свете.

Повторяем: она была в простом сером платье — простом ровно настолько, чтобы не бросалась в глаза безупречность его покроя и стиля. Негустая вуаль спускалась с шляпки в виде тюрбана на лицо, сиявшее спокойной, строгой красотой. Девушка приходила сюда в это же самое время и вчера и позавчера, и был некто, кто знал об этом.

Молодой человек, знавший об этом, бродил неподалеку, возлагая жертвы на алтарь Случая, в надежде на милость этого великого идола. Его благочестие было вознаграждено, девушка перевернула страницу, книга выскользнула у нее из рук и упала, отлетев от скамьи на целых два шага.

Не теряя ни секунды, молодой человек алчно ринулся к яркому томику и подал его девушке, строго придерживаясь того стиля, который укоренился в наших парках и других общественных местах и представляет собою смесь галантности с надеждой, умеряемых почтением к постовому полисмену на углу. Приятным голосом он рискнул отпустить незначительное замечание относительно погоды — обычная вступительная тема, ответственная за многие несчастья на земле, — и замер на месте, ожидая своей участи.

Девушка не спеша окинула взглядом его скромный аккуратный костюм и лицо, не отличавшееся особой выразительностью.

— Можете сесть, если хотите, — сказала она глубоким, неторопливым контральто. — Право, мне даже хочется, чтобы вы сели. Все равно уже темно: и читать трудно. Я предпочитаю поболтать.

Раб Случая с готовностью опустился на скамью.

— Известно ли вам, — начал он, изрекая формулу, которой обычно открывают митинг ораторы и парке, — что вы самая что ни на есть потрясающая девушка, какую я когда-либо видел? Я вчера не спускал с вас глаз. Или вы, деточка, даже не заметили, что кое-кто совсем одурел от ваших прелестных глазенок?

— Кто бы ни были вы, — произнесла девушка ледяным тоном, — прошу не забывать, что я — леди. Я прощаю вам слова, с которыми вы только что обратились ко мне, — заблуждение ваше, несомненно, вполне естественно для человека вашего круга. Я предложила вам сесть; если мое приглашение позволяет вам называть меня «деточкой», я беру его назад.

Читайте также:  Княгиня волконская - краткое содержание некрасов

— Ради бога, простите, — взмолился молодой человек. Самодовольство, написанное на его лице, сменилось выражением смирения и раскаяния. — Я ошибся; понимаете, я хочу сказать, что обычно девушки в парке… вы этого, конечно, не знаете, но….

— Оставим эту тему. Я, конечно, это знаю. Лучше расскажите мне обо всех этих людях, которые проходят мимо нас, каждый своим путем. Куда идут они? Почему так спешат? Счастливы, ли они?

Молодой человек мгновенно утратил игривый вид. Он ответил ни сразу, — трудно было понять, какая собственно роль ему предназначена,

— Да, очень интересно наблюдать за ними, — промямлил он, решив, наконец, что постиг настроение своей собеседницы. Чудесная загадка жизни… Одни идут ужинать, другие… гм… в другие места. Хотелось бы узнать, как они живут.

— Мне — нет, — сказала девушка. — Я не настолько любознательна. Я прихожу сюда посидеть только за тем, чтобы хоть ненадолго стать ближе к великому, трепещущему сердцу человечества. Моя жизнь проходит так далеко от него, что я никогда не слышу его биения. Скажите, догадываетесь ли вы, почему я так говорю с вами, мистер…

— Паркенстэкер, — подсказал молодой человек и взглянул вопросительно и с надеждой.

— Нет, — сказала девушка, подняв тонкий пальчики слегка улыбнувшись. — Она слишком хорошо известна. Нет никакой возможности помешать газетам печатать некоторые фамилии. И даже портреты. Эта вуалетка и шляпа моей горничной делают меня «инкогнито».

Если бы вы знали, как смотрит на меня шофер всякий раз, как думает, что я не замечаю его взглядов. Скажу откровенно: существует всего пять или шесть фамилий, принадлежащих к святая святых; и моя, по случайности рождения, входит в их число.

Я говорю все это вам, мистер Стекенпот.

— Паркенстэкер, — скромно поправил молодой человек.

— Мистер Паркенстэкер, потому что мне хотелось хоть раз в жизни поговорить с естественным человеком — с человеком, не испорченным презренным блеском богатства и так называемым «высоким общественным положением».

Ах, вы не поверите, как я устала от денег — вечно деньги, деньги! И от всех, кто окружает меня, — все пляшут, как марионетки, и все на один лад.

Я просто больна от развлечений, бриллиантов, выездов, общества, от роскоши всякого рода.

— А я всегда был склонен думать, — осмелился нерешительно заметить молодой человек, — что деньги, должно быть, все-таки недурная вещь.

— Достаток в средствах, конечно, желателен. Но когда у вас столько миллионов, что… — она заключила фразу жестом отчаяния. — Однообразие, рутина, — продолжала она, — вот что нагоняет тоску. Выезды, обеды, театры, балы, ужины — и на всем позолота бьющего через край богатства. Порою даже хруст льдинки в моем бокале с шампанским способен свести меня с ума.

Мистер Паркенстэкер, казалось, слушал ее с неподдельным интересом.

— Мне всегда нравилось, — проговорил он, — читать и слушать о жизни богачей и великосветского общества. Должно быть, я немножко сноб. Но я люблю обо всем иметь точные сведения. У меня составилось представление, что шампанское замораживают в бутылках, а не кладут лед прямо в бокалы.

Девушка рассмеялась мелодичным смехом, — его замечание, видно, позабавило ее от души.

— Да будет вам известно, — объяснила она снисходительным тоном, — что мы, люди праздного сословия, часто развлекаемся именно тем, что нарушаем установленные традиции. Как раз последнее время модно класть лед в шампанское.

Эта причуда вошла в обычай с обеда в Уолдорфе, который давали в честь приезда татарского князя. Но скоро эта прихоть сменится другой.

Неделю тому назад на званом обеде на Мэдисон-авеню возле каждого прибора была положена зеленая лайковая перчатка, которую полагалось надеть, кушая маслины.

— Да, — признался молодой человек смиренно, — все эти тонкости, все эти забавы интимных кругов высшего света остаются неизвестными широкой публике.

Источник: https://lib-king.ru/81118-poka-zhdet-avtomobil.html

Краткое содержание Неоконченный рассказ О. Генри

Дэлси служила продавщицей в галантерейном отделе универмага. Однажды ее пригласил пообедать парень по прозвищу Свинка, который всегда водил девушек в самые шикарные места.

Дэлси купила себе кружевной воротничок на деньги, предназначенные на завтрак, обед и ужин. В своей скромной меблированной комнатке Дэлси готовилась к встрече. Она предвкушала как отведает роскошный обед, послушает музыку, поглядит на шикарно одетых женщин и как у ее подружек сведет скулы от зависти, когда она им расскажет об этом.

Свинка ждал уже ее внизу, но тут она увидела портрет генерала Киченера, который висел в ее комнате. По его глазам она увидела, что он недоволен и она попросила передать Свинке, что она больна не выйдет.

Генерал Киченер был для Дэлси идеалом рыцаря, она тайно ждала, что он постучит в ее дверь, но он был далеко, он воевал в Японии, но в тот вечер его взгляд победил Свинку.

Рассказ будет дописан, если Свинка когда-нибудь еще пригласит Дэлси и как посмотрит генерал Киченер.

Вариант 2

Дэлси, продавщица из универсального магазина, зарабатывала сначала пять, а потом шесть долларов в неделю и жила очень бедно. Однажды после окончания рабочего дня она сообщает подружке Сэди, что собирается на обед с Пигги. Сэди радуется за сослуживицу. Пигги водит своих девушек в самые шикарные места, – говорит Сэди. Она также говорит, что Дэлси будет весело с Пигги.

Оставшиеся от получки 50 центов Дэлси тратит на покупку кружевного воротничка. Она останется теперь без обедов и ужинов, так как больше денег у нее нет, но ей хочется подготовиться к встрече с молодым человеком как можно лучше.

На сдачу она покупает леденцы и чувствует себя ужасно расточительной и счастливой одновременно. Дома Дэлси зажигает газ и становится понятно, как бедно она живет и какие надежды питает.

Возле зеркала стоят портреты генерала Киченера, Уильяма Мэлдуна, герцогини Молборо и Бенвенуто Челлини. Дэлси приводит себя в порядок и ждет Пигги, который должен забрать ее в 7 вечера.

Без десяти минут семь Дэлси была готова к встрече с молодым человеком и выглядела довольно привлекательно в своем темно-синем платье и шляпке с пером. Хозяйка Дэлси сообщила, что Пигги, который представился мистером Уиггинсом, ждет ее внизу.

В последний момент Дэлси передумала идти из-за портрета генерала Киченера, который наблюдал за ней со стены и был ее молчаливым другом. Свидание не состоялось потому, что в душе Дэлси ждала генерала Киченера, который где-то воевал и был идеалом рыцаря для бедной девушки.

Когда она была почти готова, ей показалось, что она своим походом на обед оскорбит его чувства. Поплакав, Дэлси поужинала сухарями с малиновым вареньем перед портретом генерала и отправилась в постель. Она, конечно, мечтала, что когда-нибудь генерал выйдет из своей золоченной рамки и придет за ней, но понимала, что это иллюзия.

Но в тот вечер картинный генерал победил реального молодого человека Пигги.

Рассказ был не окончен. Он, возможно, будет дописан, только если пройдет время и Пигги снова пригласит Дэлси на обед, а портрет генерала ее уже не остановит.

(1

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-neokonchennyj-rasskaz-o-genri/

Ссылка на основную публикацию