Иосиф и его братья — краткое содержание романа манна

Созданный в период с 1926 г. по 1943 г. роман в виде тетралогии подробно передает легенду из Библии об Иосифе Прекрасном. История из Ветхого завета совпадает по времени с 18-ой династией в Древнем Египте. Действие в книге происходит при нахождении у власти Аменхотепа III и его сына Аменхотепа IV. Знаменитый писатель признает данное произведение как наиболее удачное.

Сюжет

Обширное по размеру вступление схоже с созданным к опере началом и служит для:

  • Осознания предстоящего масштаба изображения прошлых событий.
  • Раздумий о важных проблемах нахождения людей в реальном мире.
  • Определения отношения человеческой души к Богу.

В итоге читатель убеждается в отсутствии отличий Иосифа от каждого живущего на планете человека.

Прошлое Иакова

Начало являет собой событие у колодца с присутствием Иакова, его 11-ти летнего сына Ицхака и любимого сына Иосифа в возрасте 17 лет.

Нежная беседа передачи жизненного пути Иакова напоминает библейское повествование.

Автором описывается украденное благословение у близнеца Исава, побег во избежание возмездия со стороны брата в Харран и известный сон Иакова с простершейся ввысь лестницей.

В повествовании трогательные чувства Иакова к младшей дочери его дяди Лавана Рахили, женитьба на которой гарантируется при определенном сроке работ у Лавана.

Героя оскорбляет факт замены отцом в первую брачную ночь обещанной любимой младшей дочери на старшую Лию. Рахиль все же становится женой Иакова с обещанием дальнейшей службы на протяжении 7 лет.

Отец семейства с 11-ю детьми, обладая достатком, решается совершить побег в родные края, теряя по пути Рахиль.

Молодые годы

Передается конфликт Иосифа с ближайшими родственниками — братьями. По аналогии здесь присутствуют ненависть старших и искреннее отношение к младшему. Сюжет развивается изображением деятельности пасущих скот людей, обучения основного персонажа, многочисленных празднеств и религиозных обрядов, выразительно придуманных автором.

В финале Иосифа жестоко избивают, после чего для него наступает пребывание в течение 3-х дней в колодце и передача проезжавшим мимо торговцам, доставивших его в Египет. В этой стране герою суждено вознестись от не влиятельного лица до значимого управляющего в имении Потифара. Его помещают в темницу по ложному обвинению в неблагочестивом поступке по отношению к супруге хозяина.

Полезность Иосифа

В заточении герою удается заслужить благосклонность начальника тюрьмы. Успешное разъяснение сновидений паре слуг управителя страной заставляет обратить на него внимание молодого фараона Эхнатона. Объяснение снов о будущих зажиточных и полных нужды годах с последующей помощью в выходе из трудных ситуаций вскоре возносят его до высокого титула.

В завершении роскошные похороны напоминают длительное шествие к гробнице, много лет назад приобретенной Авраамом в местности Ханаанской. В этом месте писатель завершает роман, надеясь, что люди, как и примирившийся с братьями Иосиф, задумаются о собственной жизни, о добрых поступках, коварных намерениях и о любви к близким людям и окружающим.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Манн Томас. Все произведения

Иосиф и его братья. Картинка к рассказу

Иосиф и его братья - краткое содержание романа Манна

Сейчас читают

  • Краткое содержание Бунин Темные аллеи
    Однажды осенью повозка с сидящим внутри статным военным — мужчиной в годах, чьи поседевшие усы придавали ему серьёзный и усталый вид, и извозчиком с разбойничьей внешностью направлялась по разбитой дороге
  • Краткое содержание 35 кило надежды Анна Гавальда
    В произведении «35 кило надежды», написанном французской писательницей Анной Гавальдой, рассказывается о жизни Грегуара. Маленький мальчик плохо учиться в школе. Из-за этого в семье его постоянно ругают и упрекают за плохие отметки
  • Краткое содержание Осеева Волшебная иголочка
    Рукодельница Машенька с помощью волшебной иголочки создает удивительные вещи: сшитое платье само собой стирается и гладится, расшитая пряниками и конфетами скатерть волшебно наполняется сладостями.
  • Краткое содержание Катаев Голубок
    В центре внимания рассказа В. Катаева «Голубок» автор представил времяпровождение сестры Жени и брата Павлика. Из-за непогоды ребята были вынуждены весь день находиться дома. Такое занятие для них было непривычным
  • Краткое содержание басни Крылова Слон и Моська
    Однажды по шумным улицам одного неизвестного города водили крупного слона, для показа, чтобы люди могли близко увидеть такое экзотическое животное. Для местных жителей подобное зрелище стало в диковинку

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/tomas-mann/iosif-i-ego-bratya-chitat-pereskaz

Томас Манн — Доклад — Иосиф и его братья

Здесь можно купить и скачать «Томас Манн — Доклад — Иосиф и его братья» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Проза. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Доклад — Иосиф и его братья» читать бесплатно онлайн.

Манн Томас

Доклад — Иосиф и его братья

Томас Манн

Доклад: Иосиф и его братья

Меня часто спрашивают, почему я, собственно говоря, решил обратиться к этому ни на что не похожему, далекому от современности сюжету и что меня побудило построить на основе библейской легенды об Иосифе Египетском эпически обстоятельный, монументальный цикл романов, которому я отдал так много лет труда.

Задающие этот вопрос вряд ли будут удовлетворены, если, отвечая на него, я остановлюсь на внешней, так сказать, анекдотической, стороне дела и расскажу о том, как однажды вечером, в Мюнхене, — с того времени прошло целых пятнадцать лет, — меня почему-то потянуло раскрыть мою старую фамильную Библию, чтобы перечитать в ней эту легенду.

Достаточно сказать, что я был восхищен и сразу же начал нащупывать пути и взвешивать возможности, — а нельзя ли преподнести эту захватывающую историю совершенно по-иному, рассказать ее заново, воспользовавшись для этого средствами современной литературы, _всеми_ средствами, которыми она располагает, — начиная с арсенала идей и кончая техническими приемами повествования? Экспериментируя в уме, я почти с самого начала связывал мои поиски с известной традицией: мне вспомнился Гете и то место в его мемуарах «Поэзия и правда», где он рассказывает, как однажды, еще в детстве, он развил историю об Иосифе в пространную импровизированную повесть, которую он продиктовал одному из своих товарищей, но вскоре предал сожжению, так как, на взгляд самого автора, она была еще слишком «бессодержательной». Поясняя, почему он взялся за эту явно преждевременную для подростка задачу, шестидесятилетний Гете говорит: «Как много свежести в этом безыскусственном рассказе; только он кажется чересчур коротким, и появляется искушение изложить его подробнее, дорисовав все детали».

Удивительно! Отдавшись моим мечтаниям, я тотчас же вспомнил об этой фразе из «Поэзии и правды»: я знал ее наизусть, мне не надо было ее перечитывать. Она и в самом деле как будто создана для того, чтобы служить эпиграфом к произведению, которое я тогда задумал, — ведь она дает самое простое и самое убедительное объяснение мотивов, побудивших меня взяться за эту задачу.

Искушение, которому наивно поддался юный Гете, вознамерившись изложить «во всех подробностях» скупую, как репортаж, легенду из Книги Бытия, — это искушение суждено было испытать и мне, но ко мне оно пришло в том возрасте, когда я мог надеяться, что, разрабатывая сюжет, я сумею извлечь из него и нечто нужное людям, какое-то внутреннее содержание.

Но что значит разработать до мелочей изложенное вкратце? Это значит точно описать, претворить в плоть и кровь, придвинуть поближе нечто очень далекое и смутное, так что создается впечатление, будто теперь все это можно видеть воочию и потрогать руками, будто ты наконец раз и навсегда узнал всю правду о том, о чем так долго имел лишь очень приблизительные представления.

Я до сих пор помню, как меня позабавили и каким лестным комплиментом мне показались слова моей мюнхенской машинистки, с которыми эта простая женщина вручила мне перепечатанную рукопись «Былого Иакова», первого романа из цикла об Иосифе. «Ну вот, теперь хоть знаешь, как все это было на самом деле!» — сказала она.

Это была трогательная фраза, — ведь на самом деле ничего этого не было.

Точность и конкретность деталей является здесь лишь обманчивой иллюзией, игрой, созданной искусством, видимостью; здесь пущены в ход все средства языка, психологизации, драматизации действия и даже приемы исторического комментирования, чтобы добиться впечатления реальности и достоверности происходящего, но, несмотря на вполне серьезный подход к героям и их страстям, подоплекой всего этого кажущегося правдоподобия является юмор. Юмором пронизаны, в частности, те места книги, где проглядывают элементы анализирующей эссеистики, комментирования, литературной критики, научности, которые, точно так же как и элементы эпоса и наглядно-драматического изображения событий, служат средством для того, чтобы добиться ощущения реальности, так что справедливый для всех других случаев афоризм «Изображай, художник, слов не трать!» на этот раз оказывается неприменимым. Здесь перед нами встает эстетическая проблема, которая часто занимала меня Поясняющая и анализирующая авторская речь, прямое вмешательство писателя отнюдь не всегда противопоказаны искусству, — все это может быть элементом искусства, самостоятельным художественным приемом. Книга высказывает эту истину как нечто уже известное и руководствуется ею, комментируя даже самый комментарий. Книга комментирует и самое себя, — она говорит, что эта легенда, пережившая на своем веку столько разных переложений и преломлений, на этот раз преломляется в особой среде, где она как бы обретает самосознание и по ходу действия поясняет самое себя. Пояснения входят здесь «в правила игры», они представляют собой, по сути дела, не авторскую речь, а язык самой книги, в сферу которого они включены, это речь косвенная, стилизованная и шутливая, способствующая мнимой достоверности, очень близкая к пародии или, во всяком случае, иронизирующая, ибо применять научные методы к материалу совсем не научному, сказочному — значит заведомо иронизировать над ним.

Вполне возможно, что эти тайные соблазны играли для меня известную роль уже в то время, когда замысел произведения был еще в самом зародыше. Однако это отнюдь не ответ на вопрос о том, почему я остановился в своем выборе на столь архаичном материале.

Выбор этот определяется целым рядом обстоятельств, как личных, так и более общих, касавшихся всех, кто жил в то время, причем на обстоятельствах личных тоже лежал отпечаток времени, они были связаны с прожитыми годами, с достижением известного жизненного этапа.

The readiness is all [самое важное — это готовность (англ.)].

По всей вероятности, я находился тогда, — как человек и как художник, в состоянии какой-то внутренней _готовности_, был предрасположен к тому, чтобы воспринять такого рода тему как нечто созвучное моим творческим интересам, и мне не случайно захотелось почитать Библию.

У каждой жизненной поры есть свои склонности, свои притязания и вкусы, а может быть, и свои особый способности и преимущества.

По-видимому, существует какая-то закономерность в том, что в известном возрасте начинаешь постепенно терять вкус ко всему чисто индивидуальному и частному, к отдельным конкретным случаям, к бюргерскому, то есть житейскому и повседневному в самом широком смысле слова.

Вместо этого на передний план выходит интерес к типичному, вечно человеческому, вечно повторяющемуся, вневременному, короче говоря — к области мифического.

Ведь в типичном всегда есть много мифического, мифического в том смысле, что типичное, как и всякий миф, — это изначальный образец, изначальная форма жизни, вневременная схема, издревле заданная формула, в которую укладывается осознающая себя жизнь, смутно стремящаяся вновь обрести некогда предначертанные ей приметы.

Можно смело сказать, что та пора, когда эпический художник начинает смотреть на вещи с точки зрения типичного и мифического, составляет важный рубеж в его жизни, этот шаг одухотворяет его творческое самосознание, несет ему новые радости познания и созидания, которые, как я уже говорил, обычно являются уделом более позднего возраста: ибо если в жизни человечества мифическое представляет собой раннюю и примитивную ступень, то в жизни отдельного индивида это ступень поздняя и зрелая.

В моем изложении появилось слово «человечество». Речь шла о вневременных категориях типичного и мифического, и в этой связи оно всплыло само собой.

Моя внутренняя готовность воспринять материал вроде легенды об Иосифе как нечто созвучное моим творческим интересам определялась намечавшимся тогда переворотом в моих вкусах: отходом от всего бюргерского, житейски-повседневного и обращением к мифическому.

Но эта готовность определялась также и тем, что я был предрасположен чувствовать и мыслить в общечеловеческом плане, — я хочу сказать: чувствовать и мыслить как частичка человечества, — а эта предрасположенность была, в свою очередь, продуктом времени, — не только в смысле отмеренного лично мне срока, не только в смысле жизненной поры, в которую я вступил, но времени в более широком и общем смысле слова, продуктом _нашего_ времени, эпохи исторических потрясений, причудливых поворотов личной жизни и страданий, поставивших перед нами вопрос о человеке, проблему гуманизма во всей ее широте и возложивших на нашу совесть столь тяжкое бремя, какого, наверно, не знало ни одно из прежних поколений. Книги вроде «Волшебной горы», которая была предшественницей «Иосифа» и представляла собой попытку пересмотреть всю совокупность проблем, волновавших Европу на заре нового века, уже можно считать порождением этой моральной обеспокоенности, криком смятенной и потрясенной совести. Психология сновидений отмечает любопытное явление: восприняв внешний толчок, вызывающий то или иное сновидение, например услышанный во сне звук выстрела, сознание спящего выворачивает причинно-следственную связь наизнанку и подыскивает обоснование этого толчка в долгом и запутанном сне, который кончается выстрелом (и пробуждением), тогда как на самом деле нервный шок был исходной точкой во всей мотивировке сна. Так и в романе о Волшебной горе: по внутренней хронологии произведения раскаты грянувшей в 1914 году военной грозы раздаются в конце книги, а в действительности они раздались в начале ее возникновения и были толчком, вызвавшим все ее мечтания и сны. То был сокрушающий, пробуждающий ото сна, преобразующий мир удар грома, — он завершил целую эпоху, — взрастившую нас бюргерскую эпоху, когда прекрасное могло еще представляться самоценным, и открыл нам глаза на то, что отныне мы не сможем жить и творить по-старому. И вовсе не Ганс Касторп, приятный молодой человек, плутоватый простачок, на которого обрушивается вся воспитующая диалектика жизни и смерти, болезни и здоровья, свободы и смирения, был героем этого романа о времени, — так кажется лишь с первого взгляда, подлинным же его героем был homo Dei [человек божий (лат.)], человек, с религиозным пылом ищущий самого себя, вопрошающий, откуда он пришел и куда идет, что он такое и в чем его назначение, где его место во вселенной, жаждущий проникнуть в тайну своего бытия, разгадать вечную, вновь и вновь встающую перед нами загадку: «Что есть _человек_?»

Читайте также:  Анализ стихотворения неуютная жидкая лунность есенина

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Иосиф и его братья - краткое содержание романа Манна
Эта книга стоит меньше чем чашка кофе! УЗНАТЬ ЦЕНУ

Источник: https://www.libfox.ru/35552-tomas-mann-doklad-iosif-i-ego-bratya.html

Иосиф и его братья

В основе произведения — библейские сказания о роде Израилевом. У Исаака и Ревекки было два сына-близнеца — Исав и Иаков. Первым появился на свет волосатый Исав, у Иакова же не было на теле волос, он считался младшим и был у матери любимцем.

Когда слабеющий и почти ослепший от старости Исаак призвал к себе старшего сына и приказал приготовить блюдо из дичи, с тем чтобы отцовскому благословению предшествовала трапеза, Ревекка пошла на подлог: обвязав козлиными шкурами открытые части тела Иакова, она отправила его к отцу под видом старшего брата.

Таким образом Иаков получил благословение, предназначавшееся Исаву.

Продолжение после рекламы:

После этого Иаков вынужден был бежать. Сын Исава Елифаз бросился за ним в погоню, и Иакову пришлось умолять племянника сохранить ему жизнь. Тот пощадил дядю, но отобрал у него всю поклажу. Иакову, заночевавшему на холоде, было божественное видение.

После семнадцати дней пути Иаков прибыл в Харран, где стал жить с семьёй Лавана, дяди со стороны матери. Он сразу полюбил его младшую дочь Рахиль, но Лаван заключил с ним письменный Договор, по которому Рахиль станет его женой не раньше чем через семь лет службы у её отца.

Семь лет Иаков верно служил Лавану — он не только был искусным скотоводом, но и сумел найти на засушливой земле Лавана источник, благодаря которому тот смог разбить пышные сады. Но у Лавана была ещё старшая дочь — Лия, и отец считал, что прежде надо выдать замуж её.

Однако Иаков наотрез отказывался от некрасивой Лии.

Брифли существует благодаря рекламе:

По прошествии семи лет сыграли свадьбу. Под покровом ночи, закутав Лию в свадебное покрывало Рахили, Лаван впустил её в спальню к Иакову, и тот ничего не заметил. Наутро, обнаружив подлог, Иаков пришёл в ярость, но Лаван выразил готовность отдать ему и младшую при условии, что Иаков останется в доме ещё на семь лет. Тогда Иаков выставил своё условие — разделить стада.

Так шли годы, и Лия каждый год приносила Иакову сына, а Рахиль никак не могла забеременеть. Иаков взял в наложницы её служанку Валлу, и у той родились два сына, но Рахиль по-прежнему оставалась бесплодной.

В это время перестала рожать и Лия, посоветовавшая Иакову взять в наложницы и её служанку, Зелфу. Та тоже принесла ему двоих сыновей. Только на тринадцатом году брака Рахиль наконец забеременела.

В тяжких муках произвела она на свет Иосифа, сразу же ставшего любимцем отца.

Скоро Иаков стал замечать, что братья его жён косо посматривают на него, завидуя его тучным стадам. До него дошёл слух, что они замышляют его убить, и Иаков решил уйти со всем семейством и богатым скарбом. Жены сразу принялись за сборы, а Рахиль тайком взяла из отцовского святилища глиняных божков.

Это послужило поводом для погони. Однако, настигнув Иакова и учинив в его лагере настоящий обыск, Лаван не нашёл того, что искал, поскольку хитрая Рахиль успела спрятать глиняные фигурки в куче соломы, на которой прилегла, сказавшись больной.

Тогда Ладан взял с Иакова клятву, что он не обидит его дочерей и внуков, и ушёл.

Продолжение после рекламы:

Навстречу каравану Иакова выступил Исав с отрядом в четыреста всадников. Однако встреча была дружественной. Исав предложил Иакову поселиться вместе, но тот отказался. Взяв подаренный Иаковом скот, Исав вернулся к себе, а его брат продолжил путь.

Иаков раскинул шатры невдалеке от города Шекема и договорился со старейшинами о плате за клин земли. Четыре года прожил Иаков со своим родом у стен Шекема, когда на его единственную дочь, тринадцатилетнюю Дину, положил глаз княжеский сын Сихем. Старик князь явился свататься.

Иаков позвал на совет десять старших сыновей, и те выставили условие: Сихем должен сделать обрезание. Через неделю тот пришёл сказать, что условие выполнено, но братья объявили, что обряд выполнен не по правилам. Сихем с проклятиями удалился, а через четыре дня Дину похитили.

Вскоре к Иакову явились люди Сихема, предложив заплатить за Дину выкуп, но братья потребовали, чтобы все мужчины совершили обрезание, причём в назначенный братьями день.

Когда все мужчины города приходили в себя после обряда, братья Дины напади на Шекем и освободили сестру,

Брифли существует благодаря рекламе:

Иаков впал в ярость от поступка сыновей и велел уходить подальше от места кровопролития. Дина оказалась беременной; по решению мужчин младенца подкинули, едва он появился на свет.

Беременна в это время была и Рахиль. Роды начались в пути и были такими тяжёлыми, что мать умерла, успев только взглянуть на произведённого на свет мальчика. Она завешала назвать его Бенони, что означает «Сын смерти». Отец же выбрал для сына имя Вениамин. Рахиль похоронили у дороги; Иаков очень горевал.

Он дошёл до Мигдал Эгера, где сын Лии Рувим согрешил с наложницей отца Валлой. Иаков, узнавший о его поступке от Иосифа, проклял своего первенца. Рувим навсегда возненавидел брата. Тем временем умер Исаак, и Иаков едва успел на похороны отца.

До семнадцати лет Иосиф пас скот вместе с братьями и занимался науками со старшим рабом Иакова Елиезером. Он был и красивее, и умнее старших братьев; дружил с младшим, Бенони, и заботился о нем. Старшие братья недолюбливали Иосифа, видя, что отец выделяет его.

Однажды Иаков подарил Иосифу свадебное покрывало его матери, и тот стал без удержу им хвастать, вызывая раздражение и гнев старших братьев.

Затем, во время работы в поле, он рассказал братьям сон: его сноп стоит в центре, а вокруг — снопы братьев, и все ему кланяются. Спустя несколько дней ему приснилось, что ему кланяются солнце, луна и одиннадцать звёзд.

Этот сон привёл братьев в такую ярость, что Иаков был вынужден наказать Иосифа. Однако возмущённые старшие сыновья решили уйти со скотом в долины Шекема.

Вскоре Иаков решил помириться с сыновьями и послал Иосифа их навестить. Тайком от отца Иосиф взял с собой покрывало Рахили, дабы ещё покрасоваться перед братьями.

Увидев его в сверкающем блёстками покрывале, они впали в такую ярость, что едва не растерзали его. Иосиф чудом остался в живых. В довершение всего братья связали его и бросили на дно пересохшего колодца.

Сами же поспешили удалиться, чтобы не слышать душераздирающих криков Иосифа.

Через три дня проходившие мимо купцы-измаильтяне вызволили Иосифа. Позже они повстречали братьев. Те, представив Иосифа своим рабом, сказали, что бросили его в колодец за недостойное поведение, и согласились продать по сходной цене. Сделка состоялась.

  • Братья решили все же известить отца о том, что он никогда больше не увидится со своим любимцем, и отправили к нему двух гонцов, дав им перемазанное овечьей кровью и изодранное покрывало Рахили.
  • Получив вещественное подтверждение смерти Иосифа, старик Иаков впал в такое горе, что не хотел даже видеть явившихся к нему несколько дней спустя сыновей. Они рассчитывали завоевать наконец отцовское расположение, однако навлекли на себя ещё большую немилость, хотя отец и не знал об их подлинной роли в исчезновении Иосифа,
  • А Иосиф шёл с торговым караваном и своей учёностью и красноречием настолько расположил к себе хозяина, что тот обещал устроить его в Египте в вельможный дом.

Египет произвёл на Иосифа сильное впечатление. В Уазе (Фивах) он был продан в дом знатного вельможи Петепры, носителя царского опахала. Благодаря природной смекалке Иосиф, несмотря на все козни челяди, быстро продвинулся в помощники управляющего, а когда старик управляющий умер, стал его преемником.

Иосиф прослужил в доме Петепры семь лет, когда к нему воспылала страстью хозяйка дома. Дабы приворожить Иосифа, хозяйка на протяжении трёх лет прибегала к разным уловкам, даже не пытаясь скрыть свою страсть. Однако Иосиф считал себя не вправе поддаваться искушению.

Тогда Мутэм-энет улучила момент, когда все домашние ушли в город на праздник, и заманила вернувшегося пораньше Иосифа к себе в спальню. Когда же тот отверг её домогательства, она закричала на весь дом, что Иосиф хотел взять её силой.

Доказательством служил оставшийся у неё в руке кусок его платья.

Иосиф не стал оправдываться перед хозяином и оказался в темнице фараона, где провёл три года. К нему сразу проникся симпатией начальник темницы Маи-Сахме и назначил его надзирателем.

Однажды в темницу были доставлены два высокопоставленных узника — главный виночерпий и главный хлебодар фараона. Они обвинялись в государственной измене, но приговор ещё не был вынесен. Иосиф был приставлен к ним.

За три дня до оглашения приговора оба видели сны и попросили Иосифа их истолковать. Тот счёл, что сон пекаря говорит о скорой казни, а сон виночерпия — о высочайшем помиловании. Так и случилось, и, прощаясь, Иосиф попросил виночерпия при случае замолвить за него словечко перед фараоном.

Тот пообещал, но, как и предполагал Иосиф, сразу же забыл о своём обещании.

Вскоре старый фараон умер и на престол взошёл юный Аменхотеп IV. Однажды ему привиделся сон о семи тучных и семи тощих коровах, а потом — о семи полных и семи пустых колосьях. Весь двор тщетно бился над разгадкой сновидения, пока главный виночерпий не вспомнил о своём бывшем надзирателе.

Иосифа призвали к фараону, и он растолковал, что впереди Египет ждут семь урожайных и семь голодных лет и надо немедленно начать создавать в стране запасы зерна. Рассуждения Иосифа так понравились фараону, что он тотчас назначил его министром продовольствия и земледелия.

Иосиф весьма преуспел на новом поприще, провёл реформу земледелия и способствовал развитию орошения. Он женился на египтянке, которая родила ему двоих сыновей — Манассию и Ефрема. Фараон продолжал благоволить к своему министру, а тот жил теперь в большом красивом доме со множеством слуг.

Управляющим он сделал своего бывшего тюремщика и большого друга Маи-Сахме. Несколько лет урожаи в Египте и впрямь были невиданные, а потом настала засуха. К тому времени Иосиф сумел создать в стране большие запасы зерна, и теперь Египет стал кормильцем всех соседних земель, откуда непрестанно прибывали караваны за продовольствием.

Казна богатела, а авторитет и могущество государства укреплялись.

По указанию Иосифа всех прибывающих в страну регистрировали, записывая не только место постоянного проживания, но и имена деда и отца. Иосиф ждал братьев и наконец однажды из доставленного ему списка узнал, что они пришли в Египет. Шёл второй год засухи.

Иаков сам послал сыновей в Египет, как это ни претило ему. Все сыновья к тому времени уже обзавелись семьями, так что теперь племя Израилево насчитывало семьдесят с лишним человек и всех надо было кормить.

Лишь Вениамина старик оставил при себе, так как после гибели Иосифа особенно дорожил младшим сыном Рахили.

Когда десять сыновей Иакова предстали перед египетским верховным министром, он скрыл, кто он такой, и учинил им строгий допрос, притворившись, будто заподозрил их в шпионаже. Несмотря на все уверения братьев, он оставил одного в заложниках, а остальных отправил в обратный путь, наказав вернуться с Вениамином.

Вдвоём с управляющим Иосиф придумал ещё одну уловку — велел подложить в мешки с зерном деньги, которые братья заплатили за товар. Обнаружив это на первом же привале, братья пришли в изумление. Первый их порыв был вернуть деньги, но затем они решили, что это знак свыше, и стали молиться, вспоминая свои грехи.

Иаков сначала корил сыновей, но когда в конце концов закупленные в Египте припасы истощились и стало ясно, что придётся вновь отправляться в путь, Иаков сменил гнев на милость и отпустил сыновей, на сей раз с Вениамином.

Теперь Иосиф принял братьев у себя, сказал, что снял с них подозрения, и угостил обедом.

Вениамина он усадил рядом с собой и во время трапезы постоянно беседовал с ним, выспрашивая о семье и обнаруживая знание таких деталей, о которых никто, кроме Вениамина и Иосифа, знать не мог.

Тогда у младшего брата впервые закралось подозрение, что перед ним пропавший Иосиф. Сам же Иосиф решил пока не открываться, а задумал вернуть братьев с полдороги.

Он распорядился, чтобы в торбу Вениамину подложили гадальную чашу, которую он показывал гостю во время обеда. Когда караван был с позором возвращён, братья вновь Предстали перед разгневанным Иосифом.

Тот потребовал оставить у него Вениамина, на что Иуда, четвёртый из братьев по старшинству, решил умилостивить Иосифа и, раскаиваясь в грехах, признался, что много лет назад они избили до полусмерти и продали в рабство своего брата Иосифа.

Рувима, не участвовавшего в том торге, и Вениамина, который тоже был непричастен к злодеянию, это известие повергло в ужас.

Тогда Иосиф назвал себя и по очереди обнял братьев, показывая, что простил их. Он пообещал переселить весь род Израилев в землю Госен, на окраину египетских владений, где на тучных пастбищах можно пасти несметные стада Иакова. Фараон одобрил этот план, поскольку искренне радовался счастью своего друга.

На обратном пути братья никак не могли решить, как же сообщить старому Иакову счастливую весть. Но невдалеке от места назначения им встретилась дочка одного из братьев, которой и было поручено подготовить деда к радостному известию.

Девочка направилась в селение, на ходу сочиняя песню о воскресении Иосифа.

Услышав её пение, Иаков сначала рассердился, но братья в один голос подтвердили истинность слов девочки, и тогда он решил немедленно отправиться в путь, чтобы перед смертью повидать любимого сына.

Перейдя египетскую границу, Иаков разбил лагерь и выслал за Иосифом сына Иуду. Когда вдали показалась колесница Иосифа, старик поднялся и пошёл ему навстречу. Радости не было конца.

Фараон назначил братьев Иосифа смотрителями царского скота. Так Иаков со своим родом осел в земле Госен, а Иосиф продолжал вершить государственные дела.

Почувствовав, что умирает, Иаков послал за Иосифом. Тот вместе с сыновьями предстал перед стариком. Иаков благословил юношей, случайно перепутав, кто из них старший, так что право первородства опять было нарушено.

Вскоре Иаков призвал к себе всех сыновей. Кого-то из них он благословил, а кого-то проклял, немало удивив собравшихся. Права старшего были отданы Иуде.

Похоронили Иакова в родовой пещере, а после похорон сыновья Лии, Зелфы и Валлы попросили Вениамина замолвить за них словечко перед Иосифом.

Вениамин попросил брата не держать на них зла, Иосиф только посмеялся, и все вместе они вернулись в Египет.

Пересказала С. Б. Володина. Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997.

Источник: https://briefly.ru/tomasmann/iosif_i_ego_bratja/

Краткое содержание Иосиф и его братья Томас Манн для читательского дневника

Основой книги является библейская история об Израилевой семье. Исаак и Ревекка имели сыновей близнецов Иакова и Исава. Ревекка сильнее всего любила Иакова. Старый и слабый Исаак позвал старшего сына и попросил приготовить дичь, чтобы получить его благословение.

Читайте также:  Как вам это понравится - краткое содержание пьесы шекспира

Ревекка решила схитрить и отправила к супругу Иакова. Так младший брат получил благословение. Иакову пришлось бежать из дома. За ним погнался сын Исава и отобрал у него всю поклажу. 17 дней бродил Иаков по пустыне и добрался до Харрана. Дядя Лаван пустил его к себе жить.

Он влюбился в Рахиль в младшую дочь Лавана. Дядя заключил с ним договор, по которому он женится на Рахиль только через 7 лет. Все эти годы парень работал и пас скот. Кроме Рахили у Лавана была дочь Лия. Отец хотел в первую очередь выдать ее замуж.

Иаков отказался жениться на Лии.

Прошло 7 лет. Лаван сыграл свадьбу. Ночью Лаван одел Лию в наряд Рахили и впустил в спальню. Иаков ничего не заподозрил. Наутро Иаков был зол таким поступком. Лаван предложил жениться на Рахиле через 7 лет. Годы быстро проходили. Лия каждый год рожала сыновей.

А Рахиль никак не могла родить. У Иакова появилась новая наложница Валла, которая родила 2 мальчиков. Через несколько лет Иаков обзавелся еще одной наложницей Зелфой. Наложница родила 2 мальчиков. После 13 лет совместной жизни Рахиль забеременела, и в муках родила Иосифа.

Мальчик стал любимцем Иакова.

Чуть позже Иаков переехал всем семейством. По пути перед караваном Иакова выступил отряд всадников во главе с Исавом. Чтобы благополучно уйти Иаков отдал половину скота. Иаков взял клин земли за плату возле Шекема. Его семейство раскинуло шатер и прожило там 4 года.

Сын князя Шекема полюбил единственную дочь Дину. Князь с сыном посватались к Дине. Иаков выставил условия, по которым Сихем должен сделать обрезание. Спустя неделю Сихем сказал, что выполнил условие. Братья Дины отказались выдавать ее замуж. Сихем ушел и спустя 4 дня похитил девушку.

Чуть позже братья обманом освободили Дину.

Иаков разозлился за выходку сыновей. Юная Дина оказалась беременной. По решению старших от ребенка Дины избавились сразу после родов. За это время Рахиль родила еще одного сына и умерла при родах. Иаков назвал сына Веньямином. Тем временем погиб старый Исаак.  Прошло 17 лет, Иосиф пас скот с братьями и изучал науку.

Некоторые выходки Иосифа сильно раздражали братьев. Старшие братья ушли вместе со стадом в долину Шекема. Чтобы помириться отец отправил Иосифа за братьями. Поведение юнца сильно взбесили сыновей Иакова, и они бросили его в подсохший колодец. Иосиф кричал и остался в колодце на 3 дня. Его вытащили купцы и взяли с собой.

По дороге мальчик встретил братьев, которые продали его как раба.

Старшие братья отправили к отцу гонцов, чтобы передать, что Иосифа он больше не увидит. Узнав о сыне, Иаков был очень подавлен и не захотел видеть старших сыновей.

  Так сыновья хотели получить благосклонность отца, но наоборот впали в немилость. Иосиф ехал с караваном в Египет. В Фивах Иосифа купил знатный богач Петепра.

Благодаря своему смекалистому нраву Иосиф быстро стал управляющим в доме вельможи.

Так прошло 7 лет. Хозяйка дома стала домогаться Иосифа и прибегала к разным уловкам. Иосиф никак не поддавался соблазну. Хозяйка приманила парня в спальню и стала соблазнять. После отказа парня женщина закричала, что ее насилуют. Юнец не стал оправдываться и попал в темницу.

В тюрьме он стал надзирателем. Чуть позже Иосифа вызвал фараон, чтобы понять значение своих снов. Иосиф предсказал по сну фараона, что Египет ждет богатый урожай и засуха. Юнец стал министром продовольствия.

После повышения Иосиф достиг многих высот и сделал Египет великой державой, обогатив запас продовольствия. Фараон стал лучшим другом героя. Он женился на египтянке, которая родила 2 сыновей. Вскоре к нему пришли братья, чтобы попросить запас зерна.

На тот момент все братья обзавелись семьей. В семействе насчитывало 70 человек. Поначалу они не узнали брата.

В конце Иосиф простил братьев и перевез всю семью в Египет. Так Иосиф вложил много сил на развитие Египта.

Источник: http://chitatelskij-dnevnik.ru/kratkoe-soderzhanie/mann/iosif-i-ego-bratya

Томас Манн «Иосиф и его братья»

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Miya_Mu, 27 сентября 2012 г.

Не то, чтобы этому роману нужны были отзывы и не то, чтобы отзывы были нужны тем, кто взял на себя труд читать Манна. Труд в данном контексте уместное слово, поскольку в длинейших фразах автора, иногда занимающих до полновесной страницы и больше, без известного усилия не поймать ускользающую мысль.

Тем не менее, роман этот настолько велик и грандиозен, что несправедливо оставлять его с одной-единственной рецензией. Признаться, писать мне о нем сложнее, чем даже о Улиссе Джойса, хотя люблю я их практически одинаково. Простите мне, что рецензия не будет последовательной и ясной, ладно?

Первое, — не по важности, а по простоте изложения, — это известнейший роман по библейской тематике. По историям Ветхого Завета, если быть точнее. Фактически, это монументальный труд по превращению библейских историй в движущуюся картину.

Знать Ветхий завет культурному человеку необходимо также, как греческие мифы, но если для последних у всех у нас был Кун, то с библейскими мотивами простым их перессказом не обойтись. Хоть это и не единственный роман на заданую тему, но, безусловно, наиболее известный, — и наиболее, я бы сказала, роскошный.

Атмосферность поистину волшебная, — не в человеческих, казалось бы, силах, воссоздать деталь за деталью мир, который давно занесен временем.

Введение, в котором история сравнивается с бездонным колодцем, полным таинственных завес, уже записано на золотых скрижалях вечности, — ничего глубже и правдивей про историю сказать невозможно.

В этом месте начинается во-вторых. Во-вторых, весь роман является введением в философию антропологии, в монотеистическую теологию и одновременно мягким подталкиванием к свободному созерцанию универсума.

Философия наиглубочайшая и классическая вставлена в форме таких забавных сцен, что, пока прочтешь весь огромный объем романа, самообучаешься смотреть на любой философский концепт с разных позиций, и так и этак.

Волшебство, полное волшебство, но Манн сумел создать такой текст, который открывает твой разум и одновременно снабжает информацией; сумел так очертить историю мира, что за читателем остается полное право переписать ее по-своему.

В-третьих, разумеется, это удивительная читабельность текста, несмотря на длиные периоды, пространные рассуждения, страничные описания деталей. Тем не менее наслаждаешься ведь, читаешь ведь, как дышишь.

Главное же, что «Иосиф и братья» может стать тайной дверью в целый литературный пласт, вскрыв заблокированный до определенной поры участок сознания и активизировав его. Больше, чем книга, больше, чем события, — золотые копи, над которыми имеет смысл провести даже больше времени, чем это обычно принято у книгочеев.

Avex, 11 ноября 2015 г.

Заинтересует немногих. Но большая доля вероятности, что этим немногим книга понравится, особенно если ими окажутся люди в возрасте, превышающем возраст Иосифа в заключительном романе (а это 27 лет).

  • Конечно, при желании можно найти претензии:
  • — холодный, сконструированный роман, идущий скорее не от сердца, а от разума
  • — события, занимающие несколько строк Библии, растянуты на сотни страниц
  • — речи красивые, но неестественные (к примеру, не по годам зрелые философические беседы ведёт маленький Вениамин, лексикон часто не соответствуют социальному положению), долгие разговоры скорее правило, чем исключение: персонажи изъясняются так длинно, неспешно и многословно, словно впереди у них целая вечность, и если даже упоминается, что разговор будет краток, длится он не менее, чем несколько страниц бесконечных казалось бы монологов, когда собеседники не слышат друг друга и витают в собственных эмпиреях, — а потому запаситесь временем для неспешного прочтения плотного концентрированного текста, в котором действия почти нет, зато имеется очень много длиннейших и обстоятельных рассуждений и отступлений, зачастую даже не на одну страницу мелким кеглем, написанных посредством затейливых конструкций и длинных сложноподчинённых предложений, когда к концу рискуешь совсем потерять нить рассуждений.

— кого-то может смутить религиозный пафос или эротичность некоторых сцен (порой провокационная), даже антисемитизм, представляющий Иосифа и его семейство не с самой приглядной стороны: родственники Иосифа постоянно обманывают, жульничают, не гнушаются кражами, и наконец, продают в рабство собственного брата… Сам Иосиф в детстве — красивый, но пустоголовый болтун, совершенно не думающий о последствиях, который обожает наряжаться в мамино платье. После предательства братьями — типичный карьерист, прибирающий к рукам часть доверенных богатств. Он льстит, подлаживается, не брезгует интригами и окольными путями, принимает подарки (т.е. попросту берёт взятки), зная свою значимость для отца, не подаёт о себе никаких вестей, хотя имеет для этого возможности, и вдобавок, отказывает в сексе не такой уж отвратной, судя по всему, женщине — и всё это образец для подражания?

  1. Найти претензии можно, но не хочется: это и в самом деле увлекательное чтение для ума и сердца, быть может, не самое простое, но яркое и завораживающее, достойное перечитывания и поднимающее вопросы морали и нравственности, не столько сюжетно- событийное, сколько философское; чтение явно не на один день, и скорее не для чтения в городском транспорте, хотя и поощряющее урывочность чтения, чтобы было время осмыслить прочитанное.
  2. Если опасаетесь браться за серьёзные вещи, можете представить, будто читаете исторический роман или фэнтези.
  3. Какие черты фэнтези?

— Атлантида и Лемурия? упоминаются, как не столь уж отдалённое прошлое.

— дворцовые интриги? есть.

— квест, новые незнакомые земли? в наличии.

путешествие каравана выкупивших Иосифа купцов преподносится точь в точь как в фэнтезийной одиссее; крепость Зел заради эффектности украшают светящиеся рельефы, изображения грифонов и змей

— божественные силы, ангелы? есть. и не только в снах: как вполне реальные силы, наблюдающие за происходящим. к примеру, таинственный проводник купеческого каравана

— исполнение пророчеств, толкование вещих снов? — есть, как во всякой уважающей себя фэнтези

к слову, здесь подчёркивается божественность верховной власти, поскольку вещие сны снятся именно фараону, а Иосиф — только толкователь.

правда, вещесть снов подвергается позже сомнению — семёрка постепенно превращаются в 5 лет, некоторые тучные годы показаны позже как вполне заурядные, некоторые неурожайные как не совсем уж худые, и в целом, всё сводится к обычному стечению обстоятельств, которые позволили фараону, с подначки своего эконома Иосифа, разорить знать и закабалить собственный египетский народ.

— если вам и этого недостаточно, встретите даже упоминание «роботов-земледельцев» 🙂

Вопреки названию, сначала речь пойдёт не об Иосифе и даже не о его братьях, хотя и они промелькнут на страницах первого романа, а про их отца Иакова — долго и обстоятельно рассказывается о перипетиях его жизни, предшествующих появлению на свет Иосифа, о взрослении, скитаниях и обстоятельствах нескольких женитьб, рождении старших сыновей, прежде чем наконец перейти к тому, из-за чего всё собственно и затевалось. Иные на его месте написали бы нового «Графа Монте-Кристо» или какую другую историю тайной мести, а у Т. Манна получилась философская притча о возвышении и падении — правда, почти никогда до самого дна преисподней Шеола — поскольку Господь не оставляет возлюбленных своих чад, а только испытывает их на прочность.

Одна из наиболее эффектных сцен романа —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)вечеринка у Мут-эм-энет — очень кинематографична, живо рисуется в воображении в сопровождении тихой музыки, сменяющейся вдруг полной тишиной, когда приглашенные, заметив, кто им прислуживает в качестве виночерпия, начинают резаться о наточенные по специальному приказу столовые приборы: поистине кровавое пиршество.

Заключительный роман самый слабый в эпопее — то ли сказалась усталость, то ли сыграла свою роль политическая ситуация: приходилось писать на чужбине, в разгар войны, развязанной соотечественниками автора, для которых в первую очередь и создавался этот роман.

Резюмирую: мощный, величественный и неспешный вневременной текст, словно бы проступающий из тьмы веков. Такие книги попадаются не каждый день, и потому читать их хочется долго и не спеша, наслаждаясь каждой фразой, каждой отточенной мыслью, погружаясь в те далёкие-предалёкие времена, когда библейские пророки, Лемурия и Атлантида были не такой уж глубокой древностью.

Советую попробовать.

Mark Nialmar, 22 февраля 2012 г.

Прекрасное?

Великолепное?

Нет, это нечто большее. Произведение, в котором древность обретает душу. Произведение , в котором вы увидите Иосифа, Иакова, Рахиль.

  • Не просто увидите, нет, они будут жить перед вами и восхищать ваше сердце.
  • ________________________________________________________________________________________________________________________
  • Читайте, и не пожалеете.

mr_logika, 19 августа 2016 г.

«Прошлое — это колодец глубины несказанной. Не вернее ли будет назвать его просто бездонным?»

Т. Манн «Иосиф и его братья».

«Иосиф и его братья» — роман миф, т.е. что-то близкое к жанру фэнтези. В то же время это одно из величайших произведений мировой литературы, стоящее в одном ряду с такими шедеврами как «Божественная комедия», «Война и мир», «Фауст», «Дон Кихот». Манну блестяще удалось реализовать неосуществлённый замысел Гёте, создав вещь равновеликую первоисточнику.

Но эту книгу можно рассматривать не только как художественное произведение, но и как подробный комментарий к первой книге Моисея «Бытие», не идущий ни в какое сравнение с любым из существующих т. н. «научных» комментариев. Для такого заключения не надо даже читать эти тома, написанные богословами разных государств и времён в основном для своих коллег.

Очевидно, что художественный комментарий всегда будет сильнее и, главное, доходчивее для обычных людей, чем научный, при условии, конечно, что речь идёт о гуманитарной теме. Пусть в роман не вошло очень многое из Завета, но самое основное в нём отражено — история рода Авраамова, история появления двенадцати колен израилевых, история Иосифа.

Читайте также:  Геракл - доклад сообщение

Первая книга Моисея довольно легко читается, но от чтения романа читатель может получить исключительное удовольствие, как, например, от неторопливого поглощения какой-либо изысканной и очень вкусной еды. В романе, как и в Библии, можно можно найти всё человеческое, и я немецкий бы выучил только за то, что им был написан Иосиф.

Завидуя читателям оригинала, мы должны понимать, что возможностью иметь на своей книжной полке это сокровище мы обязаны таланту выдающегося филолога и переводчика Соломона Константиновича Апта*, чей труд привёл к появлению этой вершины художественного перевода. Читаем-то мы в сущности Апта, а не Манна. Моё мнение об этом романе только укрепилось после второго прочтения через несколько лет.

Недаром СКА был избран членом-корреспондентом Германской Академии литературы и языка. По моему это единственное в мировой литературе произведение, которое по силе воздействия на читателя может сравниться с воздействием на него, как на зрителя, великих полотен мастеров Возрождения, посвящённых этой тематике.

Роман издан без иллюстраций (у меня двухтомник 1968 года), но Ветхий Завет (тоже в 2-х томах) содержит около 145 иллюстраций, в основном цветных и 25 из них очень хорошо дополняют написанное Т. Манном. Так что, уважаемые читатели, не забывайте о живописи, перелистывая эту книгу.

Источник: https://fantlab.ru/work290830

Томас Манн (1875–1955) «Иосиф и его братья» (1926–1942)

 100 великих романовЛомов Виорэль Михайлович

  • Томас Манн
  • (1875–1955)
  • «Иосиф и его братья»
  • (1926–1942)

Немецкий писатель-антифашист, публицист, просветитель, историк культуры, лауреат Нобелевской премии по литературе (1929), Томас Манн (1875–1955) является автором нескольких всемирно известных романов: «Будденброки», «Волшебная гора», «Доктор Фаустус», «Лотта в Веймаре», самым крупным из которых по объему является тетралогия на библейский сюжет «Joseph undseine Briider» – «Иосиф и его братья» (1926–1942): «Книга 1. Былое Иакова», «Книга 2. Юный Иосиф», «Книга З. Иосиф в Египте», «Книга 4. Иосиф-Кормилец».

За последние 200 лет Священное Писание было вытеснено на периферию общественного сознания, а его место заняли всевозможные «измы» и художественные произведения, основанные на библейских сюжетах.

Свято место пусто не бывает.

Но остается ли оно от того святым? Когда, например, в «Мастере и Маргарите» во главу угла ставится сатана, невольно думаешь – да в Божьем ли мире ты живешь? Но сейчас не об этом.

Четыре части романа «Иосиф и его братья»

Многие писатели задумывались над Писанием, и кто трепетно, а кто и грубо прикасались к нему в своем творчестве. Пожалуй, самым грандиозным переложением библейского сюжета (второй половины Книги Бытия) стал роман Т. Манна «Иосиф и его братья».

Многие священнослужители отмечали, что «в Библии эпизод о жизни Иосифа не несет на себе глубинной духовной, мистической нагрузки», указывали на светскость этой истории, драматичность и даже некоторую ее романтичность, т. е. на то, что и составляет сущность романа и позволяет писателю развернуться во всю свою ширь. Т.

Манн, поклонявшийся всю жизнь И.В. Гёте, не мог оставить без внимания ремарку великого поэта к мифу об Иосифе Прекрасном: «Как много свежести в этом безыскусственном рассказе; только он кажется чересчур коротким, и появляется искушение изложить его подробнее, дорисовав все детали».

Ктому же писатель с детства интересовался Древним Египтом, а еще, по его собственному признанию, горел «желанием изобразить извечность устремлений человека к гуманности». При написании «поэмы о человечестве» образцом для подражания Манну служил все тот же Гёте, представивший в «Фаусте» символический образ человечества.

В своих многотомных описаниях, создаваемых на протяжении полутора десятилетий (роман, задуманный в 1926 г., был завершен к 1943 г.), писатель практически не отошел от канона.

Если не считать главного: выхолостив духовное и пророческое содержание Книги Бытия, проигнорировав святость и вечность христианской жизни, он создал великолепную светскую историю патриарха Иакова, праотца древних израильтян, его сына Иосифа и его братьев, а также народов Ханаана (нынешние Израиль и Палестина) и Египта.

Собственно, другого содержания от романа и не требуется. При этом многие читатели подчеркивали, что произведение Т. Манна подвигло их открыть Писание.

Открыв, они (при достаточной духовной зоркости) обнаруживали вослед за писателями и философами новейшего времени, что «Бог, который в Библии существует извечно, у Манна превращается в творение человека, выдумку Авраама, который извлек его из хаоса политеизма как божество – сперва высшее, затем единственное» (М. Кундера). В Библии человека ведет Бог, а у Манна – человек ведет Бога. Чувствуете разницу? Впрочем, писатель подчеркивал, и не раз, что его роман – произведение юмористическое и даже пародийное. И, что надо не забывать, вовсе не исторический роман. В нем скорее наличествуют декорации вечности, чем сама вечность.

Не скрою, мною владело искушение вместо пересказа сюжета романа отослать читателя к первоисточнику – Книге Бытия, но, чтобы не отходить от канона этой книги, смиренно перескажу – но только манновский вариант, опустив при этом изрядную часть, если можно так выразиться, доиосифийского периода.

Итак, события 3700-летней давности… У Иакова было двенадцать сыновей, любимейшим из которых (старший сын обожаемой жены патриарха – Рахили) был семнадцатилетний Иосиф.

Братья по простоте душевной, да и по умственной (они все были простыми пастухами) завидовали отцовскому любимчику, красавчику, гордецу и хвастунишке, и к тому же «стукачу».

А когда Иосиф стал рассказывать им свои сны, в которых он видел 12 снопов, одиннадцать из которых поклонились ему – двенадцатому и т. п., братья и вовсе возненавидели толкователя снов, каждый по-своему, но искренне.

Знали бы они, что именно эта способность Иосифа к разгадыванию снов и станет главной интригой всей его жизни! Дошло до того, что братья однажды едва не убили сновидца, но по случаю продали его в рабство кочевникам-торговцам. А чтобы отец поверил в смерть любимца, принесли ему одежду Иосифа, испачканную в крови козленка. Иаков долгое время был неутешен.

Иосифаже перепродали в Египет. Он стал верным слугой у вельможи Потифара, носителя царского опахала, став, в конце концов, его преемником.

Супруга вельможи не раз пыталась соблазнить красавца, но тот не мог пойти против своей совести. Кончилось тем, что разгневанная госпожа инсценировала сцену насилия, и Иосиф был брошен в темницу.

Но и там этот ловкий и умный человек умудрился стать надзирателем.

В тюрьме Иосиф познакомился с главным виночерпием и с главным хлебодаром фараона, которые обвинялись в государственной измене. Они поведали ему свои сны, и Иосиф виночерпию предсказал монаршую милость (попросив его на свободе при случае замолвить о нем словечко перед фараоном), а хлебодару – казнь.

Так и вышло: первого помиловали, а второго повесили. Виночерпий забыл об Иосифе и вспомнил о нем лишь через два года, когда весь двор вынужден был разгадывать фараоновы сны. Прежний фараон умер, и на престоле был уже новый – юный Аменхотеп IV.

Приснились властителю коровы – сначала из Нила вышли семь тучных коров, за ними семь тощих; тощие набросились на тучных и сожрали их, что называется, с потрохами. Сны в Египте, тем более сны фараона, подлежали обязательному толкованию. Но разъяснить, что бы это значило, никто не мог.

Вот тут виночерпий и вспомнил о толкователе снов из тюрьмы. Фараон послал за Иосифом, и тот объяснил, что Египет ожидают семь лет плодородия, которые затем сменят семь лет голода. И чтобы не помереть с голоду, надо своевременно запастись зерном.

Фараон поверил предсказателю и назначил его ответственным за «продовольственную программу».

Иосиф женился на египтянке, родившей ему двоих сыновей, семь лет успешно занимался сельским хозяйством, орошением, заготовками зерна, устроил громадные государственные амбары для зерна, а когда наступил голод, стал торговать запасами, обогащая казну фараона, прибирая к рукам землю и скот граждан и загоняя свободных египтян (в обмен на хлеб) в «государственное рабство». Такой ценой главный распорядитель зерна спас и Египет, и многие другие страны от вымирания.

В Ханаан также пришел голод. Чтобы спасти род от смерти, Иаков отправил своих сьшовей за пшеницей в Египет. Иноземцы не могли пройти мимо глаз Иосифа. Он узнал их, а вот они и в горячечном сне не могли представить, что этот могущественный вельможа, правая рука фараона, – их брат.

Иосиф вволю поизмывался над братьями (хотя и сам настрадался от душевной борьбы – между горечью и жалостью к ним), поиграл с ними в кошки-мышки, но, в конце концов, открылся.

Братьев охватил ужас, они, естественно, ожидали заслуженной кары, но Иосиф простил их, более того, молвив: «Вы сотворили зло, но Бог и зло обратил в добро», забрал отца и всю семью в Египет, чем спас их от голодной смерти. Братья Иосифа стали смотрителями царского скота.

По выходу романа в свет последовали столь объемные и разнообразные комментарии иинтерпретации сюжета, что в них давно уже перестали разбираться даже специалисты. Есть, например, итакие суждения, что «вся история Иосифа – это история неопытного юнца, возвысившегося до роли спасителя и кормильца народов».

(Неужто только рабство и «кормилец» спасут человечество от голода?) Да и сам Манн вспоминал, что машинистка после перепечатки рукописи сказала ему: «Ну, вот теперь, наконец, знаешь, как все было на самом деле». А ведь стоит только обратиться к Писанию, и сразу же все станет на свои места.

Роман на русский язык перевел С. Апт.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Следующая глава

Изобретение телефона, 1875 год
Александр Грэм Белл
Мало какие технические нововведения оказали большее влияние на культуру, чем изобретение телефона Александром Грэмом Беллом. Когда этот человеку чей интерес к изучению голоса первоначально был вызван задачами обучения

События осени 1875 года
Прежде чем говорить о нарративах, я должен изложить последовательность событий, чтобы можно было понять, о чем вообще идет речь118.Итак, летом 1875 года в Кокандском ханстве, которое с момента подписания российско-кокандских договоров в 1868 и 1872 годах

Манн
в Германии семья, представляющая два поколения художественной интеллигенции. Далее в порядке

Манн Томас
(Mann Paul Thomas) (1875–1955), немецкий писатель.Родился 6 июня 1875 в Любеке. Отец — Томас Иоганн Генрих Манн, крупный торговец зерном. Мать — Джулия да Силва Брунс, наполовину бразильянка, переехавшая в Германию с родителями в возрасте семи лет. Прекрасно играла на

Манн Эрика
(Mann Erika Julia Hedwig) (1905–1969), немецкая актриса и писательница.Родилась 9 ноября 1905 в Мюнхене. Старшая дочь Томаса Манна и Кати Прингсхейм. Провела беззаботное счастливое детство в родительском доме, где собирались писатели Бруно Франк, Гуго фон Хофмансталь, Якоб

Манн Клаус
(Mann Klaus Heinrich Thomas) (1906–1949), немецкий писатель.Родился 18 ноября 1906 в Мюнхене. Второй ребенок и старший сын в семье ТомасаМанна и Кати Прингсхейм. Впоследствие М. часто жаловался на недостаток внимания со стороны отца. Особенно сильно был привязан к матери и

Михаил Петрович Погодин
(1800–1875)
Выдающийся историк, журналист и публицист. Отец его был калужский крепостной крестьянин графов Салтыковых, много лет был у своих господ доверенным домоправителем и в 1806 г. получил со всем семейством вольную. После этого служил в Москве

Борис Михайлович Федоров
(1794–1875)
Поэт, драматург, беллетрист, детский писатель, публицист, критик – во всем глубоко бездарный. В начале двадцатых годов служил секретарем при директоре департамента духовных дел А. И. Тургеневе, затем был театральным цензором, позже

Когда боги смеются. Густаф Грюндгенс – Мефисто – Клаус Манн Когда, после прихода нацистов, Бертольт Брехт оказался эмигрантом в Америке, он был поражен неактуальностью здесь «проблемы Tui» или, говоря по-нашему, творческой интеллигенции. Ведь вопрос «С кем вы, мастера

СТАЛИН ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ
Настоящее имя — Иосиф Виссарионович Джугашвили (род. в 1879 г. — ум. в 1953 г.) Руководитель Советского государства (1924–1953 гг.). Генеральный секретарь ЦК КПСС (с 1922 г.). Организатор форсированной индустриализации страны и насильственной

Часть вторая. Прецедент. Альберт Эйнштейн и Томас Манн в начале диктатуры Опальные академики
Рассказывают [Болотовский, 2001], что в семидесятых годах двадцатого века руководство Советского Союза собиралось исключить Андрея Дмитриевича Сахарова из Академии наук

1875
Начало января. Успенский уезжает в Париж.31 января. И. С. Тургенев в письме к Стасюлевичу рекомендует для опубликования в «Вестнике Европы» рассказ Успенского «Книжка чеков», однако редакция журнала не приняла рассказа.27 февраля. На литературном утре в доме Виардо в

Часть вторая
Корни и ветви, или О «белом еврее» в науке (Томас Манн, ГенрихГиммлер, Вернер Гейзенберг) Гимназия имени Максимилиана
Бывает, живут незнакомые люди в одно время и никогда не сталкиваются друг с другом, а судьбы их потомков переплетаются так причудливо и

Часть третья Томас Манн – кормилец Ординарный профессор
Двадцатые годы постепенно возвращали мир и покой измученным народам Европы. Время залечивало раны, нанесенные мировой войной. До нее ни одна война в истории человечества не требовала столько человеческих

Кеннет Макензи: личная жизнь в 1875– 1883 гг.
Прежде чем заняться рассмотрением деятельности Маккензи в маргинальном масонстве 1870-х годов, например, одного из его самых нелепых порождений, Царственного Восточного Ордена Сат Бхай, нужно вкратце описать, чем он вообще жил

3 ГЛАВА
1791–1875 ГОДЫ
Годы, стоящие в заголовке этой главы, взяты не случайно. 7 января 1791 г. — дата издания французского закона о патентах на изобретение, впервые определившего права изобретателя. 1875 год — дата организации полиции на заводах Круппа в целях охраны секретов

Источник: https://document.wikireading.ru/62771

Ссылка на основную публикацию