Сказание о князьях владимирских — краткое содержание

I.Теория «Москва- 3й Рим.

Кратко.

«Москва — 3й Рим» — полит. теория 16 в. в России, обосновывавшая всемирно-историч значение столицы Русского государства Москвы как полит. и религиозн. центра. Теория «М. – 3й Рим», изложенная в хар-ной для средневек. мышления религ. форме, утверждала, что историч.

преемницей Римской и Визант империй, павших, по мнению создателей этой теории, из-за уклонения от «истинной веры», является Московская Русь — «3й Рим». Начав складываться в сер. 15 в., теория «М — 3й Р» была полностью сформул-на в 1523г. в послании псковского монаха Филофея к моск.

великому князю Василию III Ивановичу: «Блюди и внемли, благочестивый царю, яко вся христианская царства снидошася в твое едино, яко два Рима падоша, а третий (Москва) стоит, а четвертому не быти».

Теория «М — 3й Р» была подготовлена предшествующим развитием полит. мысли на Руси, ростом национального самосознания в годы воссоед. русских земель, окончат. освобождения от татаро-монгольского ига и утверждения независимости Русского государства. Она сыграла значит. роль в оформлении офиц.

идеологии Русского централизованного гос-ва и в борьбе против попыток Ватикана распространить своё влияние на русские земли; в 16-17вв. в славянских странах Балканского полуострова теория «М – 3й Р» служила обоснованием идеи славянского ед-ва и имела большое значение в борьбе южного славянства с турецким гнётом.

Вместе с тем теория «М – 3й Р» содержала и реакционные черты — «богоизбранности» и национальной исключительности.

С поры Куликовской битвы Дмитрий из князя московского превратился в «царя Русского», как стали называть его в тогдашних лит произведениях, а его княжество переросло в национ. гос-во Московское. «Оно родилось на Куликовом поле, а не в скопидомном сундуке Ивана Калиты», — метко и красиво сказал о нем В.О.Ключевский. Древнерус. письм-ть в XV в.

отметила нам и эту перемену в фактах, и перелом в народном сознании. Многочисленный редакции повестей о Куликовской битве предст. её как нац. подвиг («Сказание о Мамаевом побоище», «Повесть» о нём, «Слово о Задонщине»). Все сказания о святынях церковных и о символах политич главенства имели целью доказать, что политич первенство в правосл.

мире, ранее принадлежавшее старому Риму и «Риму новому» (Roma nova — Византия), Божьим смотрением перешло на Русь, в Москву, которая и стала «третьим Римом». В то время, когда турки уничтожили все православные монархии Востока и пленили все патриархаты, Москва сбрасывала с себя ордынское иго и объединяла Русь в сильное гос-во.

Ей принадлежала теперь забота хранить и поддерживать православие и у себя, и на всем Востоке. Московский князь становится главой всего православного мира — «царем православия».

Эта пышная литературно-политич фикция в XVI в. овладела умами моск. патриотов, стала предметом национ. верования и освещала москвичам высокие, мировые задачи их национального существования. Как идеал, она стала руководить моск. политикой и привела моск.

власть к решимости сделать Московское княжество «царством» через официальное присвоение моск. князю титула «цезаря» — «царя» (1547). Немного позднее (1589) и моск.

митрополит получил высш церковный титул патриарха, и таким образом московская церковь стала на ту же высоту, как и старейшие восточные церкви.

II. «Сказание о князьях Владимирских».

В основе – попытка установить генеалогич. связь моск. князей с основателем Римской империи Августом-кесарем. Подробный рассказ о том, как знаки царского достоинства попали на Русь.

По просьбе новгородского воеводы Гостомысла из «Прусской земли» в Новгород приходит княжить Рюрик (с братьями Трувором и Сенеусом и племяшем Олегом). Рюрик происх. из рода Прусова; а Прус – это брат Августа => политич права на единодержавную власть моск. князья унаследовали от своих «прародителей» — от самого Августа-кесаря.

Затем «Сказание» сообщ о даре греч. имп-ра Константина Мономаха киевск. князю Владимиру Всев-чу (Мономаху) – царского венца, скипетра и державы. Этим венцом Владимир венчается и нарекается «царь великия Росия». С тех пор – все цари венчаются им. На самом деле Конст. Мономах умер, когда Владимиру было 2 года.

Эта легенда, а ей в то же время был придан хар-тер истории.ч достоверности; служила важн. политич ср-вом обоснования прав моск. великих князей на царский титул и самодержавн. форму правления гос-вом, содействовала укрепл. внутриполитич. авторитета этой власти и способств-ла упрочению междунар престижа Моск. гос-ва.

23. Новгородская областная литература. «Повесть о новгородском белом клобуке».

В XIV-XV веке Новгород был крупнейшим политическим, экономическим и культурным центром северо-западной Руси. По своему политическому устройству Новгород был типичной феодальной республикой.

Необходимость постоянной борьбы с ливонскими рыцарями, шведскими феодалами вынуждала новгородскую знать признавать известную политическую зависимость Новгорода от Владимиро-Суздальского княжества. После Куликовской битвы Новгород стал зависеть от Москвы. В городе стали складываться две “партии”: московская и литовская.

Ремесленники, мелкие и средние торговцы, “черные люди” (крестьяне) были заинтересованы в централизации управления, и они ратовали за присоединение Новгорода к Москве. Боярская торговая олигархия, князья церкви стремились сохранить свои привилегии – “вольницу новгородскую”. В своей политике они ориентировались на Литву.

Между этими партиями велась постоянная борьба.

Древнейшим памятником новгородской областной литературы является летопись. С XIII века ее тематика значительно расширяется: появляется понятие “Русская земля”, летописец внимательно следит за событиями в других княжествах.

В круг его наблюдений входят также важнейшие событий политической и военной жизни шведов, немцев и монгол.

Это можно наблюдать по дошедшей до нас “Первой новгородской летописи,относящейся к 30-м годам XIV в.

Дальнейшее развитие летописания и расцвет литературного творчества в Новгороде происходит в 30-50-е годы XV в. при Евфимии II (1429-1459). Он стремится дать идеологическое обоснование сепаратистским тенденциям новгородской знати. С этой целью новгородские писатели обратились к историческим преданиям и легендам, упрочению местных святынь.

Характерной особенностью новгородских летописей (например, Софийский временник, 1432 – центром истории Руси признается Новгород) является включение в них историко-легендарного повествования. В более поздних летописях большое место отводится повествованию о присоединении Новгорода к Москве Иваном III, появляются легенды, предвещающие падение новгородской вольности.

В XIV веке в новгородской литературе активно развивается жанр путешествий – хождений. В середине века появляется “Хождение Стефана Новгородца”. Это первое в русской литературе путешествие мирянина с целью торговли.

Примечательным произведением является “Послание новгородского архиепископа Василия к тверскому епископу Федору о земном рае ”. Василий спорит с ортодоксальной позицией тверского епископа о “мысленном рае” и доказывает существование на востоке, за морем, земного рая.

Расцвет новгородской агиографии приходится на вторую треть XV в. Евфимий устанавливает почитание местных новгородских святых: архиепископов Иоанна и Моисея.

“Повесть о путешествии новгородского архиепископа Иоанна на бесе в Иерусалим”посвящена прославлению святости новгородского архиепископа. Повесть была фактически второй частью трехчастного “Жития Иоанна”. Основу ее сюжета составляет типичный для средневековой литературы мотив борьбы праведника с бесом.

Иоанн оградил сосуд с бесом крестным знамением, тому стало плохо, и он согласился за освобождение отвезти Иоанна в Иерусалим и обратно в Новгород. Перед нами характерный эпизод волшебной народной сказки, которому в повести придан религиозно-моралистический оттенок.

Бес просил никому не рассказывать об этом, пригрозив наказанием, но (верный психологический штрих) тщеславие Иоанна взяло верх над страхом бесовской мести. Бес стал творить ему пакости. Бесовские козни носят бытовой характер. Конечно, все это козни дьявола, бесовские мечтания.

Но в этих картинах вено подмечены нравы “отцов церкви”, в фантастическом сюжете нетрудно обнаружить реальные черты быта духовенства. Иоанна уличают во блуде и решают спустить по реке Волхов на плоте. Однако по молитве Иоанна плот поплыл против течения. Невиновность и святость Иоанна воочию доказаны.

Новгородцы раскаиваются и со слезами молят Иоанна о прощении.

Повесть отличается занимательностью сюжета, живостью, образностью, яркими деталями быта. Большую роль в ее сюжетно-композиционной структуре играет прямая речь.

В Новгородской литературе XV века обнаруживаются сепаратистские тенденции.

Стремясь утвердить идею независимости Новгорода, авторы прославляли его местные святыни, его архиепископов Иоанна, Василия и других. Широко используется легендарный повествовательный материал.

Лучшие ее произведения отличаются сюжетной занимательностью, конкретностью изображения и присущей новгородцам простотой стиля.

«Повесть о Новгородском белом клобуке».

Краткое содержание.

Текст является посланием Грека Толмача Новгородскому архиепископу Геннадию. Вначале объясняется, откуда взяли текст о клобуке. Грек, будучи в Риме, подольстился к книгохранителю Якову и рассказал ему о белом клобуке, который носят архиепископы новгородские.

Тот ему сказал, что тот клобук создан был в Риме императором Константином для первого римского папы Селивестра. Грек упросил Якова дать ему почитать об этом. Вот что он обнаружил. При Константине утвердилась христианская вера, но до этого император был язычником. Он подверг Селивестра и его людей гонениям за то, что тот крестил приближенного царя, Изумфера.

Но через некоторое время царь заболел слоновой проказой и покрылся струпьями. Язычники предложили ему заклать три тысячи младенцев и умыться в их крови. Царь согласился, но услышал плач матерей и отказался от этого. Ночью ему явились апостолы Петр и Павел и сказали, чтобы он позвал Селивестра для исцеления. Константин их послушался. Селивестр велел ему поститься 7 дней, а потом крестил его.

Царь мгновенно исцелился. Константин сделал Селивестра папой и даже предлагал царский венец, но Селивестр его не принял. Тогда Константину во сне вновь явились Петр и Павел и указали, каким образом сделать клобук. Когда портные Константина изготовили клобук, от него пошло сильное благоухание. Селивестру было знамение о клобуке, и во время службы он клал его на золотое блюдо.

Так делали многие папы после него. Но вот появился царь Карул и папа Формоз, и впали они в ересь, а клобук с блюдом заложили в стене. Другой папа был еще хуже. Он нашел клобук и проникся к нему великой ненавистью. Он хотел его сжечь, но Бог не допустил этого сотворить. Тогда папа отправил клобук в дальние страны, чтобы там над ним надругались.

Клобук завернули в грязные тряпки, а блюдо оставили себе. На судне один из нечестивцев по имени Индрик решил сесть на клобук, но тут его отшвырнуло, ударило о корабельную палубу, лицо вывернулось назад, глаза вытаращились, и так он умер. Другой моряк, Еремей, придерживался христианской веры и почитал клобук.

Ему был глас Божий, который сообщил о том, что он должен сохранить клобук, и будет спасен в бурю. В бурю был пожар, все погибли, кроме Еремея. Ему явились Константин и Селивестр и велели отнести клобук в Рим. Папа в Риме впал в окончательную ересь. Он хотел еще что-нибудь плохое сделать с клобуком.

Но во сне ему явился ангел устрашающий, и приказал отослать клобук в Константинополь вместе с блюдом. Папа испугался и выполнил это. В Константинополе в это время правил Иоанн Кантакузин. Клобук получил патриарх Филофей, который знал о прибытии клобука из видения.

Ему нравился клобук, и он хотел оставить его себе, но ему явились Селивестр и Константин и предрекли: первый Рим – впал в латинскую ересь; Константинополь – второй Рим – будет вскоре разграблен мусульманами. Клобук должен оказаться в русской земле, в Новгороде, у архиепископа Василия, потому что там истинная вера. Филофей сделал так.

А папа Римский в это время заболел, покрылся болячками, взбесился и умер. Имя того папы постарались забыть, и теперь одни называют его Гервасием, другие Евгением, а истинного имени никто не ведает. В это время в Новгороде архиепископу Василию было видение про клобук. Когда его привезли и открыли ковчежец, изошло сильное благоухание. Принесли клобук в церковь, и раздался с неба голос: ”Святой святым!” Архиепископ стал носить клобук во время богослужений. И это все.

Читайте также:  Волк и ягненок - краткое содержание басни крылова

“Повесть о новгородском белом клобуке” является образцом новгородской церковной публицистики конца XV в. В это время усиливается объединяющая политика Москвы, особенно при Иване III. Она встретила сопротивление в Новгороде. Богатый Новгород не хотел присоединяться к Москве.

Новгородские публицисты в своих произведениях стремились доказать, что духовная власть выше, чем светская: ”Священство преболе царства есть”. Эту же цель преследует и автор “Повести о новгородском белом клобуке”.

Исследователи полагают, что автор “Повести” – толмач Дмитрий Герасимов, принимавший активное участие в осуществляемом под руководством архиепископа Геннадия переводе библейских книг и ездивший по поручению архиепископа в Рим. В предпосланном повести послании, адресованном Геннадию, Дмитрий сообщает, что он разыскал в Риме сказание о белом клобуке. Следующий за посланием текст, по словам Герасимова, является переводом, сделанным с римской копии.

Скорее всего, это своеобразный литературный прием, ставящий целью доказать “историческую” достоверность, документальность повести.

Историчны в повести лишь отдельные имена: царей Константина, Карула, Иоанна Кантакузина, папы Сильвестра, Формоза, патриарха Филофея, архиепископа Василия.

Имени нечестивого папы, пытавшегося поругать и истребить клобук, повесть не называет, но есть ссылка на то, что “одни называют его Герсавием, другие же Евгением, а истинного имени никто не ведает”. Таким образом, автор повести пользовался не только писанием, но и устными источниками.

Центральное место в повести отведено вымыслу, подчиненному общей историко-философской и политической концепции перехода символа мировой церковной власти – белого клобука из “ветхого” Рима, отпавшего от “веры Христовы”, во второй Рим – Константинополь, где “христианская вера погибнет” от мусульман, а потом в третий Рим – в Русскую землю.

Существует идейная перекличка этого произведения с повестями, излагающими теорию “Москва – третий Рим”. Однако здесь ведется своеобразная полемика с той политической концепцией Русского государства, которая была в кружке московских еретиков.

Не случайно в повести назван не третий Рим как город, а просто “Русская земля”. При помощи многочисленных видений подчеркивается, что переход клобука осуществляется “изволением небесного царя Христа”, в то время как царский венец – изволением земного царя Константина “дан русскому царю”.

И царь небесный передает клобук не московскому митрополиту, а новгородскому архиепископу.

Повесть могла отражать замыслы воинствующих церковников и честолюбивые мечтания архиепископа Геннадия противопоставить “третьему Риму — Москве” Великий Новгород как центр истинного православия.

В повести последовательно проводится мысль о превосходстве духовной власти над светской. Белый клобук “честнее” царского венца. Почитание клобука приравнивается к поклонению иконам.

Повесть в свое время пользовалась большой популярностью. Найдено свыше 250 ее списков, относящихся к XVI-XIX вв. В середине XVII в. идея о превосходстве “священства” над “царством” была использована патриархом Никоном. Московский церковный собор 1666-1667 гг. признал повесть “лживой и неправой” и пришел к выводу, что Дмитрий Герасимов все сам придумал.

В новгородской литературе XV века присутствуют явные сепаратистские тенденции, культивируемые правящими верхами феодального общества: архиепископами и посадниками. Стремясь утвердить идею независимости Великого Новгорода, они прославляли местных святых и особенно архиепископов Иоанна и Василия.

В новгородской литературе широко используется легендарный повествовательный материал. Он занимает значительное место в новгородской житийной литературе, исторических сказаниях. Лучшие произведения новгородской литературы отличаются сюжетной занимательностью, конкретностью изображения и простотой стиля. едине пулярнсков, относящихся к ьшойпопулярнсотью.

ве духовной власти над светской. тиков и кой концепции перехода символа

Источник: https://megaobuchalka.ru/4/29094.html

Сказание о князьях владимирских

«Сказание о князьях владимирских», литературно-философское произведение 1-й четв. XVI в. с легендарной родословной московских вел. князей (Рюриковичей).

О том, что с XIV столетия московский государь начинает восприниматься на Руси в качестве монарха, способного повести народ русский ко всемирному величию и тем самым спасти остальной духовно «изрушившийся» мир, говорят многие исторические факты. Еще в к. XIV в. Мамай обвиняет вел. кн.

Дмитрия в том, что тот присвоил не принадлежащий ему царский титул: «Князь великии Дмитрий Иванович себе именует Рускои земли царем и паче честнейше тебе славою супротивно стоит твоему царствию». Ивана III уже уговаривали принять титул царя вместо титула вел. князя. И с к. XV в.

титул «царь» начинает появляться в некоторых русских внешнеполитических документах, в частности в делах со Швецией — с 1482. Поднимался вопрос о царском титуле и в княжение сына Ивана — Василия III. Так, на золотой печати, привешенной к грамоте с мирным договором с Данией (1516) Василий Иванович именуется как «царь и государь».

Тот же титул можно встретить в послании Василия III римскому папе (1526). Сочинения «Филофеева цикла» также показывают, что Василию III, не обладавшему даже земным царским титулом, пророчилась роль вселенского православного царя — «царя» и «самодержца». Более того, по свидетельству немецкого путешественника С. Герберштейна, в годы правления Василия III подданные вел.

князя уже считали: «…Воля государя есть воля Божия, и, что бы ни сделал государь, он делает это по воле Божией». А самого государя величали «ключником и постельничим Божиим» и вообще верили, что он — «свершитель Божественной воли».

И Иван III, и Василий III не решились официально принять царский титул. Однако это не означало смены общественных настроений. Более того, можно сказать, что в н. XVI в. русское общество жило в ожидании восшествия на московский престол государя, который наконец-то возложит на себя Высшую обязанность в полной мере и будет соответствовать Божественным предначертаниям.

В этом смысле характерно, что именно в 1-й четв. XVI в. появляется «Сказание о князьях Владимирских». В основе «Сказания» лежат 2 легенды. Первая — о происхождении Рюриковичей и, следовательно, московских вел. князей от римского императора Августа.

Вторая легенда доказывает, что царские регалии — царский венец, бармы, золотая цепь, крест от древа распятия и сердоликовая шкатулка, принадлежавшая Августу, — достались московским вел. князьям через Владимира Мономаха от его деда, византийского имп. Константина.

До н. XVI в. о существовании этих легенд не было ничего известно. Но уже в первые десятилетия XVI в. они были соединены в «Послании» тверского монаха Спиридона-Саввы.

Не позднее 1527 на основании этого послания неизвестными авторами и было составлено «Сказание о князьях Владимирских».

«Сказание о князьях Владимирских» не только обосновывает династические права московских вел. князей на царский титул. Главное здесь в том, что московские государи объявляются наследниками мистического «Первого Рима», ибо их родословие возводится до римского имп. Августа.

А права на наследие «Второго Рима» утверждаются фактом передачи Владимиру Мономаху царского венца и др.

регалий византийским императором: «И оттоле и доныне темъ венцемъ венчаются царскимъ велиции князи володимерьстии, его же прислал греческий царь Коньстантинъ Манамах, егда ставятся на великое княжение русьское».

Следовательно, именно московские государи получают все права на то, чтобы их государство — Московская Русь — являлась единственной хранительницей истинной веры.

Тем самым перехватывалась инициатива у западно-европейских монархов и государств, тоже издавна претендующих на «римское» религиозно-мистическое наследие.

Кроме того, удревление генеалогии московских государей на максимально возможный срок позволяло рассматривать историю самой России как часть общемировой истории, в которой Россия занимает самое достойное место.

Как можно видеть, основа «Сказания о князьях Владимирских» абсолютно легендарна — это в полном смысле слова миф, созданный древнерусскими книжниками XVI столетия. Впрочем, с др. стороны, сами книжники были уверены в обратном — в абсолютной истинности созданного ими исторического мифа. И потому с помощью мифов творили реальную историю.

«Сказание о князьях Владимирских» сразу же после его создания стало не просто фактом, а настоящим катализатором общественно-политической жизни России. Оно использовалось в дипломатических и династических спорах, служило вступительной статьей к «Государеву родословцу» и вступительной статьей к чину венчания Ивана IV на царство в 1547. Иван Грозный в своих произведениях постоянно использовал

Источник: http://russiahistory.ru/skazanie_o_knyazyah_vladimirskih/

Сказание о князьях владимирских — древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Сказание о князьях владимирских, литературно-публицистический памятник XVI века, использовавшийся в политической борьбе за укрепление авторитета великокняжеской, а затем царской власти. Относится к литературному жанру политической легенды [1].

В основе «Сказания» лежат две легенды:

  • о происхождении русских великих князей от римского императора Августа через легендарного Пруса, который, с одной стороны, состоял в родстве с Августом, с другой — якобы был родственником Рюрика
  • о приобретении Владимиром Мономахом царских регалий от византийского императора Константина Мономаха [2]

Первая редакция

Cоставлена не позднее 1527 года на основании «Послания о Мономаховом венце» киевского митрополита Спиридона.

Авторы «Сказания» преследовали цель создать произведение, которое могло быть использовано в политической практике Русского государства.

В первую редакцию включено родословие великих князей литовских, в основу которого положена легенда о низком происхождении первого князя литовского Гедимина, чем подчеркивалось превосходство русской династии над правителями Литовского княжества. В 10—20-х годах XVI века, когда велась упорная борьба с Литвой за пограничные земли, эта часть произведения имела актуальное политическое значение.

Вторая редакция

Текст «Сказания» был вновь переработан в связи с подготовкой венчания на царство Ивана IV, в результате чего появилась вторая редакция.

Из второй редакции родословие литовских князей было исключено. Иван Грозный отвергал ее, говоря: «…безлепичники врут, что Витенец-служебник был тверских великих князей, а при нем был конюшец Гегиминик» [3].

Рассказ о приобретении Владимиром Мономахом царских регалий был использован как вступительная статья к чину венчания Ивана IV на царство в 1547 году.

Темы произведения изображены на барельефах царского престола в Успенском соборе Московского Кремля.

Текст

Использованные материалы

[1]  См. Д.С. Лихачев, Зарождение и развитие жанров древнерусской литературы: http://www.philology.ru/literature2/likhachov-86.htm

[2]  Идея перехода на Русь регалий, принадлежавших прежним столицам мира, развивалась еще в одном памятнике того же времени — в «Повести о новгородском белом клобуке».

[3]  Послания Ивана Грозного, М.; Л., 1951. С. 260

Источник: https://drevo-info.ru/articles/18419.html

Москва – Третий Рим. Отражение в литературе («Сказание о князьях владимирских»)

Во второй половине XV – начале XVI в. создаются в Москве и другие повести на тему политический преемственности Русью византийского наследства. Таковы повести о Вавилонском царстве и естественное продолжение этих повестей – «Сказание о князьях Владимирских».

Повести эти сложились в Византии для обоснования идеи преемственности Византией всемирно-исторической царской власти, средоточием которой считался ранее Вавилон. На Русь повести о Вавилонском царстве пришли в устной передаче в конце XV в. Это была пора зарождения идеи Москвы – третьего Рима.

Идея была сформулирована старцем псковского Елеазарова монастыря Филофеем в послании к Василию III в 1523 г.: Рим первый пал из-за своего нечестия; Рим второй, т.е.

Византия, пал от агарнского засилия; третий же Рим – Москва – стоит непоколебимо, а четвертому Риму не бывать. Эта зарождавшаяся уже во второй половине XV в.

идея Москвы – третьего Рима, Москвы – преемницы всемирного царства, обуславливала идейное содержание целого ряда памятников литературы и культивировала пышный и торжественный стиль.

Читайте также:  Венесуэла - сообщение доклад (7 класс география)

Сказание — непосредственное развитие и продолжение повестей о Вавилонском царстве. Это же «Сказание» легло в основу «Послания» монаха Спиридона-Саввы о Мономаховом венце. Особую популярность «Сказание» получило при Иване IV. Было переведено на латынь.

«Сказание» предваряется вступлением, начинающим рассказ от Ноя и доводящим его до Августа-кесаря, который, «устраивая вселенную», посылает своего брата Пруса на берега Вислы, в страну, которая потом по его имени была названа Прусской. Потомками римлянина Пруса считали себя русские князья.

Отсюда – привычное заявление Ивана Грозного, что он ведет свой род от Августа-кесаря. Сказание вообще имело особенную популярность при Ивнае Грозном, поскольку оно подкрепляло его авторитет как государя – самодержца.

Опираясь на сказание как на официальный документ, Иван 4 объявил себя царем и торжественно венчался на царство шапкой мономаха в Успенском соборе в 1547 году.

В «Сказании» и далее говорится о том, что некий воевода Гостомысл велит новгородцам послать в Прусскую землю мудрого мужа и призвать оттуда князя. Новгородцы ему повинуются, и из Прусской земли приходит князь по имени Рюрик, прямой потомок Августа, и становится князем.

Вместе с ним приходят его братья Трувор и Синеус и тоже становятся князьями. Спустя время русский князь Владимир Всеволодович, сославшись на походы Олега и Святослава, тоже решил пойти на Византию. Он собирает вельмож, а также большое войско и отправляется во Фракию, предместье Царьграда.

Пленив многих жителей Фракии, возвращается с богатой добычей. В Царьграде царем был Константин Мономах, воеваший с персами и латинами.

Он анправляет Владимиру посольство с подарками: животворящий крест от самого животворящего дерева, на котором распят Христос, царский вене со своей головы, чашу Римского императора Августа, святые бармы, которые носил на своих плечах, цепь из аравийского золота и многое другое. Все это он отсылает, чтобы Владимир не воевал Византию.

Владимир принимает дары, венчается венцом Константина и с тех пор называется Мономахом. Царские регалии, вывезенные из Вавилона, совершают, таким образом, свой треитй и последний пусть: водворяются у русских князей, которые благодаря этому трактуются как преемники византийских царей.

На самом деле, когда Константин умер, Владимиру было всего два года. Легенда, а ей в то время был придан характер исторической достоверности, служила важным политическим средством обоснования прав московских князейна царский титул и на самодержавную форму правления гос-вом.

Возникновение «Сказания» и его идейное наполнение следует связывать с южно-славянскими автономистическими тенденциями. У сербов и болгар существовали вымышленные генеалогии их царей, ведших свой род от римских императоров с целью оправдания стремлений к политической независимости от Византии.

Что касается вопроса об отношениях Константина Мономаха и Владимира, то они объсняются следующим образом: в 15-16 вв на Руси обращалось народно-поэтическоле сказание о войне Владимира с греками. Это сказание было сродни дошедшим до нас былинам Владимирова цикла и являлось отзвуком предания о походе Владимира Святославича на Корсунь.

В первоначальном виде старинная былина о войне Владимира с греками до нас не дошла и известна только по книжным переделкам 15-16 вв, в одной из которых идет речь о войне Владимира Всеволодовича с Константином Мономахом.

В дальнейшем произошло сближение сказания о перенесении на Русь визанртийсчких регалий с переводной повестью о добывании царем Василием царских утварей из Вавилона.

Устная традиция присваивает обладание вывезенными из Вавилона царскими регалиями Ивану Грозному, завершившему процесс политического возвышения Москвы.

Сказание дало мощное идеологическое обоснование новой самодержавной форме правления Руси, содействовало укреплению внутриполитического авторитета власти и упрочению международного престижа Московского гос-ва.

Источник: https://cyberpedia.su/15xcbf0.html

Сказание о князьях владимирских

 Словарь книжников и книжности Древней Руси Сказание о князьях владимирских – литературно-публицистический памятник XVI в., использовавшийся в политической борьбе за укрепление авторитета великокняжеской, а затем царской власти. В основе С.

лежит легенда о происхождении русских великих князей от римского императора Августа через легендарного Пруса, который, с одной стороны, состоял в родстве с Августом, с другой же – якобы был родственником Рюрика. Вторая легенда, входящая в С., повествует о приобретении Владимиром Мономахом царских регалий от византийского императора Константина Мономаха.

Время появления этих легенд не установлено, и о существовании их до нач. XVI в. ничего неизвестно. В 10-х гг. XVI в. (во всяком случае до 1523 г.) легенды были соединены в церковно-публицистическом Послании Спиридона-Саввы. На основании Послания примерно в это же время (не позднее 1527 г.) была составлена 1-я редакция С. Авторы С.

преследовали цель создать произведение, которое могло быть использовано в политической практике Русского государства. Идеи С. были использованы в дипломатических спорах при Василии III и Иване IV. Легенда о происхождении русских великих князей от Августа была использована составителями Летописи Воскресенской, позднее была помещена как вступительная статья к Государеву родословцу 1555 г.

, включена в Степенную книгу. Текст С. был вновь переработан в связи с подготовкой венчания на царство Ивана IV, в результате чего появилась 2-я редакция. Рассказ о приобретении Владимиром Мономахом царских регалий был помещен как вступительная статья к чину венчания Ивана IV на царство в 1547 г.
Имя автора С. до нас не дошло.

Однако в научной литературе высказано несколько предположений о возможном авторе этого произведения. Догадки об авторе определяются временем, которым исследователи датируют С. И. Жданов относил его к кон. XV в., считая, что Спиридон-Савва для своего Послания воспользовался уже существовавшим текстом С. По мнению И. Жданова, в кон. XV в.

автором такого произведения скорее всего мог быть Пахомий Серб, который много трудился по заказу московского правительства (Жданов И. Повесть… С. 111–112). А. А. Зимин тоже считает, что С. было создано в кон. XV в., но появление его связывает с конкретными политическими обстоятельствами – организацией торжественного венчания Иваном III своего внука Дмитрия (1498 г.). А. А.

Зимин не называет никакого определенного лица как возможного автора, но и не считает создателем С. Пахомия Серба. В последнее время А. А. Гольдберг высказал новую догадку об авторе первоначальной редакции С., которая, как он считает, до нас не дошла и была написана в кон. 1510 – нач. 1520-х гг.

Этим автором, по его мнению, мог быть Дмитрий Герасимов, литературно образованный и занимавшийся переводческой деятельностью русский дипломат, «способный воплотить в конкретной форме новые историко-политические идеи, сложившиеся в московских правящих кругах» (Гольдберг А. Л. К истории… С. 211).

Как в случае с Пахомием Сербом, так и с Дмитрием Герасимовым нельзя признать высказанную догадку за установленный факт, который был бы серьезно аргументирован. Безусловно одно: С. было создано в среде, тесно связанной с великокняжеской властью, если и не непосредственно, то через какое-то высокопоставленное лицо. Впервые легенды по тексту С.

были использованы как официальная версия в Воскресенской летописи. Изучение обстоятельств создания этой летописи поможет в выявлении литературного круга, где было написано С.
Изд.: Жданов И. Повесть о Вавилоне и «Сказание о князьях владимирских» // И. Жданов. Русский былевой эпос. СПб., 1895. С. 62–150; Дмитриева Р. П. Сказание о князьях владимирских. М.; Л., 1955. С. 171–213.
Доп.

: Haney J. А. V. Moscow – Second Constantinople, Third Rome or Second Kiev? (The Tale of the Princes of Vladimir) // Canadian Slavic Studies. 1968. Vol. 3, N 2. P. 354–367 (пер. на англ. яз.).
Лит.: Зимин А. А. Античные мотивы в русской публицистике конца XV в. // Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе. М., 1972. С. 128–138; Гольдберг А. Л.

К истории рассказа о потомках Августа и о дарах Мономаха // ТОДРЛ. Л., 1976. Т. 30. С. 204–216; Дмитриева Р. П. О текстологической зависимости между разными видами рассказа о потомках Августа и о дарах Мономаха // Там же. С. 217–230.

  • Сказание —        СКАЗАНИЕ — в настоящее время термин, не прикрепленный к определенному литературному жанру… Литературная энциклопедия
  • Сказание —     СКАЗАНИЕ — см. Легенда… Словарь литературных терминов
  • сказание — прозаическое повествование с историческим или легендарным сюжетом, облеченное в литературную форму, письменную или устную… Словарь литературоведческих терминов
  • сказание — СКАЗА´НИЕ — повествовательно-житийный жанр древнерусской литературы в киевский и новгородский периоды с использованием исторических и легендарных материалов. Хотя почти все С. носят на себе печать…
  • Сказание о князьях владимирских — � литературно-публицистический памятник XVI в., использовавшийся в политической борьбе за укрепление авторитета великокняжеской, а затем царской власти… Словарь книжников и книжности Древней Руси
  • Слово о князьях — � литературный памятник, традиционно относимый к XII в., но дошедший лишь в рукописях XV–XVII вв. Он встречается под заглавиями: «Похвала и мучение святых мученик Бориса и Глеба» , «Слово похвальное на пренесение… Словарь книжников и книжности Древней Руси
  • Сказание — в фольклоре общее название повествовательного произведения исторического или легендарного характера . Существует и как литературный жанр, генетически связанный с фольклором… Энциклопедия культурологии
  • СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ — «», литературно-публицистический памятник 16 в. Создано на основе легенд о происхождении рода русских великих князей от римского императора Августа, о получении Владимиром Мономахом царских регалий от византийского…
  • Сказание —         в фольклоре общее родовое название повествовательных произведений исторического и легендарного характера… Большая Советская энциклопедия
  • Сказание о князьях владимирских —         литературно-публицистический памятник 16 в., использовавшийся в политической борьбе за укрепление авторитета великокняжеской, а затем царской власти… Большая Советская энциклопедия
  • СКАЗАНИЕ — в фольклоре общее название повествовательных произведений исторического и легендарного характера, сочетающих ретроспективность изложения с поэтической трансформацией прошлого: предания, легенды, бывальщины…
  • СКАЗАНИЕ — в фольклоре общее название повествовательных произведений исторического и легендарного характера . Существует и как литературный жанр, генетически связанный с фольклором… Большой энциклопедический словарь
  • СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ — «» — литературно-публицистический памятник 16 в. На основе легенд о происхождении русских великих князей от римского императора Августа, о получении Владимиром Мономахом царских регалий от византийского императора… Большой энциклопедический словарь
  • сказание — Пр. о сказа/нии… Орфографический словарь русского языка
  • СКАЗАНИЕ — СКАЗА́НИЕ, -я, ср. Рассказ исторического или легендарного содержания. Сказания о киевских богатырях…
  • СКАЗАНИЕ — СКАЗА́НИЕ, сказания, ср. . Рассказ, предание, облеченные в литературную форму, устную или письменную. Сказание о невидимом граде Китеже. Сказания иностранцев о русской земле…

Перечень великих князей Владимирских XIII века
— Всеволод III Юрьевич Большое Гнездо 1176—1212— св. Юрий II Всеволодович 1212–1216, 1220-1238— Константин Всеволодович Ростовец 1216—1220— Ярослав Всеволодович 1238—1246— Святослав IV Всеволодович 1247—1248— Михаил Ярославич Хоробрит

«Сказание истинное» — «сказание вымышленное»
Необходимо добавить, что в обществах, где миф еще жив, их члены проводят четкую грань, различающую миф — «сказание истинное» и те рассказы и сказки, которые они относят к «сказаниям вымышленным».Племя павне отделяет

§ 6 – 7. ДРЕВНЕРУССКОЕ ГОСУДАРСТВО ПРИ ПЕРВЫХ КНЯЗЬЯХ
Основные черты Древнерусского государства. КIXвеку восточнославянские племенные союзы занимали огромную территорию Восточной Европы, превышавшую площадь многих государств Западной Европы. Эти союзы возглавляли

§ II. О князьях татар
1. А у него (Чингисхана) было четыре сына[436]: одного звали Оккодай, второго звали Тоссук-хан, третьего звали Хыадай, а имени четвертого мы не знаем[437]. От этих четырех лиц произошли все вожди

Читайте также:  Животные и их детеныши - соощение доклад (3 класс окружающий мир)

Рассказы о русских князьях

И снова о русских князьях

О его князьях
Конечно, появлению княжества предшествовал период феодального развития, «собирания земель» под чью-то «сильную руку». Некоторые авторы считают, что оно могло сложиться еще в конце XII в. Есть предположение, что князь Феодоро происходит от знатного армянского

Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу*
*Анонимное сказание
Господи, благослови, отче! — «Род праведных благословится, — говорит пророк, — и потомки их благословенны будут». Так и свершилось незадолго до наших дней при самодержце всей Русской

§ II. О князьях Татар
I. А у него было четыре сына: одного звали Оккодай, второго звали Тоссук–кан, третьего звали Хыадай, а имени четвертого мы не знаем. От этих четырех лиц произошли все вожди Монгалов. Первый, именно Оккодай–кан, имел следующих сыновей: первого – Куйюка,

Сказание о потопе — вовсе не еврейское сказание
Но вот что особенно интересно: сказание о потопе вовсе не еврейское сказание, а значит, не «божье откровение». Оно пришло к евреям из другой страны, от другого народа. Оно записано в ассирийских книгах. И записано еще за

Мотивы «Сказания о князьях владимирских» в официальных документах середины XVI в.[536]
40-е гг. XVI в. в России стали временем активной работы над формулировкой идеи государственной власти. Уже в 50-е гг. эта работа воплотилась в ряде официальных документов – Судебнике,

19:1—14 Плач о князьях Израиля
В этой главе в иносказательной форме описывается падение династии Давида. Львица (Израиль) родила нескольких детенышей (цари), которые выросли и стали сильными львами. Но вот одного из них взяли в плен и увели в Египет. Другого поймали, посадили

Собор Владимирских святых
Святители: митрополиты: Максим († 1305), Алексий († 1378), Иона († 1461), Иларион († 1707); архиепископы: Дионисий († 1385), Арсений († 1627); епископы: Феодор († 1023), Симон († первая пол. XII в.), Иоанн († 1214), Симон († 1226), Серапион († 1275), Феодор († 1286), Василий

Источник: https://slovar.wikireading.ru/260695

Сказание о князьях Владимирских

Гостомысл,
новгородский воевода, перед смертью
собрал новгородских владетелей и дал
им совет: послать мудрого человека в
Прусскую землю, чтобы тот нашел в земле
той знатного правителя.

Нашли в Прусской
земле князя Рюрика, и попросили новгородцы,
чтобы стал он их князем. Князь пришел в
Новгород с двумя братьями и племянником.
Новгород назвали Великим.

Через некоторые
время (6622 год) в Киеве стал править
потомок Рюрика – Владимир Всеволодович
Мономах. В Царьграде в то время был царь
Константин Мономах, который в то время
воевал с латинянами и персами.

Он отправил
великому князю Владимиру Всеволодовичу
царские дары (свой венец, чашу Августа,
дорогое блюдо…). Он просит великого
князя принять дары и называет его
боговенчанным царем. С тех пор великий
князь стал называться Мономахом.

Эпитафия Сильвестора Медведева на смерть Симеона Полоцкого

«Епитафион»
Сильвестора Медведева был написан на
надгробной плите Симеона Полоцкого.
С.Медведев гордится своим праведным
учителем Симеоном Полоцким.

Говорить
о том, что Симеон был человеком
смиренномудрым, кротким, мудрым; свято
верил в Бога, молился , соблюдал посты.
Он помогал ближним как словом, так и
милостынею.

Сильвестор сокрушается о
сметри Симеона, говорит, что смерть
забрала человека, который приносил
пользу людям. Душа Симеона отошла к
Богу. Сильвестор желает своему учителю
вечную жизнь и радость на небесах.

Повесть о псковском взятии

Великий
князь Василий Иванович со своим братом
удельным князем Андреем приехал в свою
вотчину в Великий Новгород. Псковичи
послали послов в жалобой на наместника
Репню и просьбой о защите. Князь пообещал
защитить вотчину, а с Репнёй разобраться,
когда будет много жалоб. Псковичи
подумали, что он что-то замышляет.

Репня
приехал жаловаться на псковичей. А
псковичи стали собирать жалобы на Репню.
они отправились в Новгород, князь сказал,
что до Крещения Господня он разберёт
их жалобы. В день Крещения князь велел
всем идти на освящение воды. они пришли
и были задержаны до прибытия жён. А
младшие люди остались сидеть до суда.

Когда об этом узнали в Пскове, стали
бояться и думать, идти ли на князя. А у
государя были свои мысли. Он приехал в
Новгород, чтобы установить в Пскове
свои порядки. Он послал к ним Третьяка
с новыми установлениями: убрать вече,
снять колокол, в Пскове два наместника
и по одному в пригороде, тогда можно
оставить старые порядки.

Псковичи стали
плакать и взяли день на раздумье. Наутро
согласились. В Псков приехал Великий
князь. Он позвал псковитян к себе чтобы
пожаловать своим жалованьем. посадники
и бояре пошли в гридницу, остальные
остались на крыльце. Тех, кто в Гриднице,
взяли под стражу и отвезли в Москву. Так
закончилась слава Пскова.

Он был разорён,
многие ушли в монахи, не желая подчиниться.
Князь поставил наместников в Пскове и
установил пошлину.

Повесть о Петре и Февронии

В городе
Муроме правил князь Павел. К его жене
дьявол прислал летающего змия на блуд.
Ей он являлся в своём виде,
а другим людям казался князем Павлом.
Княгиня во всем призналась своему
мужу, но тот не знал, что делать.
Он велел жене выспросить у змия,
от чего тому смерть может прийти.

Змий рассказал княгине, что смерть его
будет «от Петрова плеча, от Агрикова
меча». Петр, брат князя, стал думать, как
убить змия. Раздобыв Агриков меч, Петр
пришёл к брату. Поняв, кто есть змий,
Петр убивает его. Умирая, змий обрызгал
Петра кровью. Тело Петра покрылось
язвами, он тяжело заболел, и никто
не мог его вылечить.

Его привезли
в Рязанскую землю и стали там
искать врачей. В одном доме его слуга увидел
девицу, ткущую полотно. Это была Феврония.
Юноша поведал ей о беде, постигшей
его господина. Феврония предложила
привезти Петра к ней в дом. Она
сама вызвалась лечить Петра, если тот
возьмёт ее в жёны. Князь пообещал сделать
это, но не принял всерьёз слов Февронии.

Она дала ему хлебную закваску и велела
помазать все язвы, кроме одной. Наутро
он проснулся здоровым. Но он
не выполнил обещания жениться
на Февронии, а послал ей подарки,
которые она не приняла. Князь уехал
в город Муром, но язвы его умножились
и он вынужден был со стыдом
вернуться к Февронии. Девушка исцелила
князя, и он взял ее в жены.

Павел умер, и Петр стал править
Муромом. Бояре не любили княгиню
Февронию из-за ее происхождения
и наговаривали на неё Петру. Бояре
сказали князю, что не желают видеть
Февронию княгиней. Она ушла из Мурома
вместе с князем. Через некоторое время
вельможи из Мурома стали просить
князя и княгиню вернуться, чтобы
править городом.

Петр и Феврония
стали правили кротко и справедливо.
Умереть они хотели одновременно и быть
похоронеными в одном месте. Они принимают
монашество (Петр получил имя Давид,
Феврония – Ефросиния). Ефросиния вышивала
воздух для храма. Давид прислал к ней
письмо, что больше ждать не может.

Тогда
Ефросиния закончила вышивать лицо
последнего святого и послала сказать
Давиду, что готова к смерти. Умерли
они 25 июня. Похоронили их в разных местах,
но наутро их гробы нашли пустые, а теля
их лежали в их «общем гробу». Их похоронили
вместе в соборной церкви Рождества
Богородицы.

Источник: https://studfile.net/preview/4466294/page:5/

Читать онлайн СКАЗАНИЕ О КНЯЗЬЯХ ВЛАДИМИРСКИХ страница 1. Большая и бесплатная библиотека

В то время некий воевода новгородский именем Гостомысл, умирая, созвал всех владетелей новгородских и говорит им: «О мужи новгородские! Даю вам совет: пошлите в Прусскую землю человека мудрого и призовите от знатных тамошних родов правителя себе».

Они пошли в Прусскую землю, и нашли там некоего князя именем Рюрик из рода римского императора Августа, и упросили его посланцы от всех новгородцев идти к ним княжить [*].

Князь Рюрик пришел в Новгород с двумя братьями, одному имя Трувор, другому — Синеус, а третий был его племянник, по имени Олег. И с того времени назвав был Новгород Великим, и начал великий князь Рюрик первым княжить в нем в 6375 году [*].

От великого князя Рюрика в четвертом колене был князь Владимир, который просветил Русскую землю святым крещением в 6496 (988) году.

Откуда пошло поставление великих князей русских и как начали они венчаться на великое княжение святыми бармами и царским венцом?

В 6622 (1114) году великим князем Киевским стад Владимир Всеволодович Мономах, правнук великого князя Владимира, просветившего Русскую землю, от которого он четвертое колено. Мономахом прозван он был по такой причине.

Когда сел он в Киеве на великое княжение, то начал держать совет со своими князьями, с боярами и с вельможами, говоря так: «Когда я был еще мал, то слышал от царствовавших до меня и державших скипетр великой России о том, что великий князь Олег ходил на Царьград и взял с него большую дань на всех своих воинов, потом великий князь Всеслав Игоревич [*] ходил и взял с Константинополя еще большую дань. А мы, божьей милостью наследники своих прародителей и отца своего великого князя Всеволода Ярославича, удостоены богом быть наследниками того же жребия, и ныне же прошу у вас, моих советников, князей, бояр, воевод и всего над нами христолюбивого воинства, и да превознесется вашей храбростью и мужеством имя святой и живоначальной Троицы по божьей воле и нашему повелению! Какой совет мне дадите?» Отвечали великому князю Владимиру Всеволодовичу князья, бояре его и воеводы: «Написано ведь, что сердце царево в руке божьей, а мы все рабы твои, под твоей властью». Великий же князь Владимир собирает самых искусных, разумных и рассудительных воевод, ставит их чиноначальниками, сотниками, пятидесятниками и, собрав многочисленное войско, направил его во Фракию, область Царьграда, и пленил многих и возвратился с большим богатством и в здравии восвояси.

Был тогда в Царьграде благочестивый царь Константин Мономах [*], воевавший в то время с персами и латинянами.

И собирает мудрый царь совет и снаряжает своих послов к великому князю Владимиру Всеволодовичу: митрополита ефесского Неофита от Азии и двух епископов, митулинского и мелетинского, стратига антиохийского, владыку иерусалимского Евстафия и других благородных.

Со своей царственной шеи снимает он крест из животворящего древа, на котором был распят владыка Христос, снимает со своей головы царский венец и ставит его на золотое блюдо; повелевает принести сердоликовый кубок, с которым пировал римский царь Август, посылает и ожерелье, называемое святые бармы, которое носил на своих плечах, и цепь, кованную из аравийского золота, и много других царских даров. Вручил их митрополиту Неофиту, епископам и своим благородным послам и отпустил их к великому князю Владимиру Всеволодовичу со словами: «Прими от нас, боголюбивый и благоверный князь, эти честные дары на славу и честь, на венчание твоего вольного и самодержавного царствования и рода твоего. Послы наши будут молить тебя о том, о чем просим мы во имя твоего благородства: о мире и о любви, чтобы божий храмы не опустошались и все православие пребывало в покое под властию нашего царства и твоего вольного самодержавия, великой России; и да назовешься ты боговенчанным царем, венчанный этим царским венцом рукою святейшего митрополита Неофита и епископами». И с тех пор великий князь Владимир Всеволодович называется Мономахом, царем великой России, и во все времена великий князь Владимир пребывал в мире и согласии с царем Константином. С тех пор и доныне великие князья владимирские венчаются на великое княжение Российское тем царским венцом, который прислал греческий царь Константин Мономах.

AAA ERT TYU

This file was created with BookDesigner program [email protected] 14.05.2008

Источник: https://dom-knig.com/read_303633-1

Ссылка на основную публикацию