Выбор — краткое содержание романа бондарев

Здесь можно скачать бесплатно «Юрий Бондарев — Выбор» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Биографии и Мемуары. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Выбор - краткое содержание романа Бондарев

Описание и краткое содержание «Выбор» читать бесплатно онлайн.

В романе Юрия Бондарева рассказывается об интеллигенции 70-х годов. Автор прослеживает судьбы героев с довоенного времени, в повествовании много возвращений в прошлое. Такая композиция позволяет выявить характеры героев во времени и показать время в характерах героев. Основная мысль романа: поиск и познание самого себя, поиск смысла жизни во всех ее противоречиях.

После ухода гостей было пусто и тихо, еще горели в передней бра по бокам зеркала, еще не были погашены люстры в комнатах, мягко светил нежнейшей полутенью сиреневый купол торшера над тахтой, везде пахло сигаретным дымом, чужими духами; и было немного грустно оттого, что всюду сдвинутые с мест кресла, переполненные окурками пепельницы, обгорелые спички на ковре, неприбранные бокалы с торчащими из недопитых коктейлей соломинками и горы тарелок на кухне — все это напоминало хаос незаконченного и обидного разгрома в квартире.

Васильев, обессиленный бесконечными разговорами об искусстве, лестью и приятными улыбками, проводив до лифта последних гостей жены, с облегчением подвязал ее кухонный передник и принялся сверх меры старательно убирать посуду в столовой. Однако Мария умоляющими глазами остановила его («не надо сейчас…») и села на диван, обнимая себя за плечи, задумчиво отвернулась к окну, за которым густо синела февральская ночь.

— Слава богу, наконец-то, — сказала она. — Меня ноги уже не держат.

— Ты знаешь, сколько времени? — спросил он встревоженно. — Второй час… Ничего себе! Хорошо, что ты не открыла причину торжества. Конца и краю тостам до утра не было бы. Как это, Маша, — с днем ангела? Или с днем именин?

— Я очень устала, — проговорила она, закуривая, и улыбнулась ему вскользь. — Благодарю, милый… и не будем об этом. Это все несущественные детали и все не стоит того… Спокойной ночи! Я немного посижу одна. Иди спать, пожалуйста…

  • Он почувствовал неискренность ее слов, и это фамильярно-классическое «не стоит того», и это салонно-светское «благодарю, милый» как будто неприятно загородили ее, отдаляя в чуждую ей манерность, заметную в дни размолвок, прежде нечастых, которые сразу создавали головокружительную зыбкость качнувшегося моста.
  • — Да, Володя, иди, пожалуйста, иди же, — повторила Мария с усталой настойчивостью и, прислонив дымящуюся сигарету к краю пепельницы, налила себе красного вина. — Если ты хочешь мне что-то сказать серьезное о моих гостях, то сейчас говорить не надо — я не хочу…
  • — Я мало с кем знаком из твоих гостей, Маша.

— И может быть, поэтому ты был очень мил. Всех женщин очаровал.

Она отпила глоток; он увидел, как сдвинулось ее горло и осталась влажная красноватая полоска на ее губах, родственный и нежный вкус которых он так хорошо знал.

— Маша, о чем ты говоришь? Женщин? Очаровал? Этого я не уразумел.

— Я прошу тебя — давай помолчим…

Нет, он не помнил, чтобы раньше после ухода гостей она сидела вот так одна на диване, заложив ногу за ногу, рассеянно пила, в задумчивости затягивалась сигаретой, покачивая узким носком туфли, — еще четыре месяца назад он посчитал бы это за некую превеселую игру, предложенную ему (ради озорного развлечения) из какого-нибудь пошленького иностранного фильма, банального фарса, переведенного ею для закупочной комиссии на просмотре в главке, и готов был, как иногда бывало раньше, услышать ее смеющийся протяжный голос: «Ита-ак, мосье, мы проводили гостей. Ушли знаменитости! Какое облегчение! Что же мы будем делать? Ты уедешь в мастерскую? Или останешься со своей женой?» Он сейчас не ждал подобной фразы, а несколько озадаченно глядел на то, как Мария медлительно пригубливала бокал между затяжками сигаретой, но ему почему-то не хватало решимости удивиться этому ее желанию, похожему на каприз или вызов, поэтому он сказал с шутливой неуклюжестью:

— Ты не очень разгулялась, Маша? Ничего не случилось?

— Господи! — она опустила глаза, точно преодолевая боль, и он увидел ее ресницы, тяжелые от слез. — Неужели ты не понимаешь простых вещей — мне хочется побыть одной. Пойми меня, пожалуйста, я одна хочу отдохнуть от всего на свете…

— Прости, Маша, — сказал он виновато и вышел из комнаты.

Коридор и переднюю еще праздно озаряли бронзовые свечеобразные бра, легкомысленные и бессонные в тишине ночной квартиры, и возле телефонного столика серебристой пустотой отсвечивало пространство зеркала.

Васильев мельком взглянул на свое нахмуренное, бледное от утомления лицо («Лучше всего — уехать мне сейчас в мастерскую…»), потом выключил свет, эту запоздалую электрическую иллюминацию близ зеркала, мгновенно ставшего таинственно-темным, и долго в передней надевал теплейший полутулуп, любимый им, в котором зимой ездил на натуру, долго возился с «молниями» меховых ботинок, раздумывая о позднем времени, когда ехать в мастерскую бессмысленно, но Мария молчала, не останавливала его, не выходила в переднюю, чтобы проводить до двери, подставить щеку для поцелуя, что было заведено между ними.

— Я пошел, Маша, — сказал он, стараясь говорить буднично и внушая себе, что ничего серьезного не произошло. — Я пройдусь по воздуху и подышу. Спокойной ночи!

— До свиданья, Володя, я утром позвоню, — отозвалась Мария из гостиной предупредительным, почти ласковым тоном, и он вышел на лестничную площадку, закрыл своим ключом дверь.

Ожидая лифт под желтой лампочкой на восьмом этаже спящего многоквартирного дома, он услышал сдавленный смех вперемежку с шепотом и покосился в сторону окна, где подле батареи (как бывало почасту) стояла парочка, заметил что-то знакомое в девичьей фигуре, и тут же явственно его окликнул удивленно-звучный голос дочери:

— Па-а, куда ты? И зачем ты?

Ему было не очень приятно видеть в этот час рядом с дочерью рослого, не первой молодости актера Светозарова, жгучего красавца, анекдотиста, выпивоху, любителя розыгрышей, дважды женатого и дважды разведенного, с манерами опереточного дамского угодника, и Васильев почувствовал колкий, оскорбительный холодок от наивной неопытности и чрезмерной неразборчивости дочери.

— Тебе, вероятно, пора, Вика, — сказал Васильев и оглядел Светозарова с искренним любопытством. — И вам, молодой человек неотразимой наружности, пора бы уже отпустить советскую студентку, которой вставать на лекцию в семь.

— Виктория, вы должны подчиниться старшим, — заговорил глубоким баритоном Светозаров, изображая благоразумную покорность. — Владимир Алексеевич, великодушно извините меня за непредвиденную полночность… Готов и в монастырь замаливать грехи, если бы адрес был хоть одного действующего. Негде покаяться.

— Пожалуйте вместо обители со мной в лифт. Я объясню, как поступить.

— Па-а, перестань! — возразила Виктория со смехом. — Начинаются советы и поучения! Анатолий рассказывает смешные истории, а я хохочу! Ты слышал о репетициях во МХАТе? О Массальском и Ершове? Нет? Как во время пьесы они подпрыгивали на сцене по сигналу «брэк»?

— К сожалению и прискорбию, не слышал, — сказал Васильев, насмешливо обращаясь к Светозарову, вмиг изобразившему послушное внимание домашнего мальчика. — Вы, Анатолий, не устали языком артикулировать? Посмотрите на часы, очаровательный любитель монастырей. Время уже неприличное.

— Артикулировать? Ха-ха! Как, как? — почтительно поразился Светозаров. — Не понял мысль, Владимир Алексеевич, по темноте своей! Что я не устал?

— Ну, попросту болтать без передышки.

— Вы меня обижаете. За что? Незаслуженно! Без вины виноват!

— Я очень сожалею.

«Что это со мной? Почему я раздражаюсь, когда надо сдерживаться?..»

Подошел лифт, освещенный, сиротливо пахнущий морозной одеждой, студеной зимой, с натоптанным снегом на полу, и Васильев, опускаясь в этой удобной механической кабине двадцатого века, несущей его вниз мимо затихших до утра чужих, успокоенных сном квартир, поморщился, закрыл глаза и подумал о потерянном времени и полной ненадобности всего того, что делал и говорил целый вечер дома, устав воспитанно возражать гостям, не чуждым самонадеянно утвердить и особые критерии в искусстве и, конечно, в живописи, легко переходившим (ради спокойствия) в суждениях своих премудрые житейские перекрестки, — и вдруг почувствовал, что в последнее время уже испытывал не раз смутно и счастливо умиротворяющее душу желание уехать в некий час из Москвы надолго, на несколько месяцев, на год, на пять лет, уехать однажды из дома или мастерской, ни о чем не жалея, поселиться где-нибудь на синих вологодских озерах, неторопливо созерцать естественное, первородное, жить с рыбаками, есть простую деревенскую пищу, писать облачные северные пейзажи, неизощренные портреты рыбаков, прожженные солнцем и водкой лица…

Ему не работалось месяца два. Он часами лежал в мастерской на старом, с привычнейшим скрипом пружин диване, читал «Дневники» Толстого последних лет жизни, напитывался весь исповедальной болью великого человека.

Но затем, самоказняще и скептически охлаждаясь, Васильев возвращался к самому себе, ощущая обман и современную парадоксальность насильственного опрощения.

И далекое от Москвы, шума и суеты убежище, которое порой облюбовывал он в воображении, представлялось после трезвых размышлений успокоительным «пленэром», либо туристским, либо курортным местом, занятым известным в искусстве человеком на определенный срок.

Ему ясно было, что им в пятьдесят четыре года уже не управляла никакая честолюбивая идея (как было еще несколько лет назад), кроме двух нерушимых страстей — любви к извечной, грубой и нежной красоте природы и сумасшедшей преданности работе, этой добровольной сладкой каторге, без чего утрачивался для него всякий смысл существования.

Источник: https://www.libfox.ru/332264-yuriy-bondarev-vybor.html

Берег — краткое содержание романа Бондарева

Данное произведение повествует об истории любви, героями которой были Вадим Никитин и фрау Герберт. Их чувства друг ко другу вспыхнули тогда, когда во всем мире шла война. Было время второй мировой. Вадим был писателем. Повествование идет от двух лиц.

Вадим вместе со своим другом отправляется в Германию. Ему прислали приглашение на литературную беседу, которая была посвящена проблемам писателей в нынешней цивилизации. Друг Вадима тоже был писателем, но не обрел известности.

Читайте также:  Лад - краткое содержание книги белова

Он был в качестве переводчика, так как известный писатель слабо владел немецким.

Друга Вадима звали Платоном Самсоновым. Они уже были в самолете и направлялись в Германию. В это время друзья решили перечитать письмо от фрау.

Она уже очень давно читала Никитина и восхищалась его умениями. Он постоянно сравнивала его работы с трудами классиков. Самсонов же считал, что излишние восхищение негативно отразиться на его друге.

Он не хотел, чтобы тот стал самовлюбленным и самоуверенным эгоистом.

В аэропорту писателей встречала фрау Герберт. Она великолепно выглядела. Девушка сразу же пригласила их в ресторан, посадила в свою машину и отвезла гостей в отель. Фрау была очень богата. Герберт начала задавать Никитину вопросы. Ей было очень интересно посещал ли он Германию ранее. Вадим сообщил, что в военные годы ему удалось побывать в Германии.

Он держал осаду маленького города. Фрау Герберт решила пригласить друзей к себе домой. Здесь писатели встретились с разными людьми, у каждого были свои интересы и принципы. Здесь поднимались вопросы, касающиеся двух государств, таких как: Россия и Германия.

Беседовали о влиянии войны на оба государства, о том, как это затормозило развитие и какое количество жертв повлекло. Не упустили из вида и ужасную жестокость, которая была присуща обеим сторонам. После долго обсуждения животрепещущих тем, гости стали собираться уходить. Никитину же предложили остаться на ночь.

Гербер вытащила старую фотографию дома и показала гостю. Тот сразу же узнал его и понял, что имеет дело с девушкой, которую любил.

Далее следовал рассказ о том, что произошло второго мая 1945 года. Советские военнослужащие были буквально в шаге от победы. Однако, все-таки столкнулись с гитлеровцами, вследствие чего потеряли несколько бойцов.

Именно тогда известный писатель познакомился с красивой молодой девушкой. Дело в том, что во время войны невозможно построить нормальные отношения. Потому как неизвестно что принесет завтрашний день. Смерть может подкрасться очень незаметно.

Никитин убил одного советского бойца. За что и оказался в тюрьме, но его вскоре выпустили.  

Госпожа беседует с писателем. Рассказывает о том, что ее чувства к нему до сих пор не остыли. Далее, они сообщили друг другу о том, как живут сейчас. Вадим женился, но вскоре потерял своего ребенка. Герберт тоже была замужем, но ее муж почил. От брака у госпожи осталась дочь. Героям было сложно расставаться, но ничего нельзя изменить.  

← Простите нас↑ БондаревТишина →

Выбор - краткое содержание романа Бондарев

  • Пьяный корабль — краткое содержание стиха Рембо
    Стихотворение Артюра Рембо представляет собой метафорическое изображение жизненного пути через образ корабля, который скитается по мировому океану. Как известно, автор был склонен к авантюризму и приключениям
  • Белые одежды — краткое содержание романа Дудинцева
    Академик Рядно (прообраз реакционного «народного академика» Лысенко) направляет своего ученика, учёного-биолога Фёдора Дежкина в город, где тот учился, чтобы сделать в местном университете ревизию работы кафедры
  • Кассиль
    Лев Кассиль родился 10 июня 1905 года в Покровской слободе. Когда вырос, он стал детским писателем. Мама была преподавателем музыки, папа – врачом. Они с детства прививали сыну любовь к творчеству и литературе.
  • Властелин мира — краткое содержание романа Жюля Верна
    Роман «Властелин мира» написан английским писателем Жюлем Верном. Его краткое содержание представлено в этой статье.

Источник: https://sochinimka.ru/kratkoe-soderzhanie/bondarev/bereg-roman

Краткое содержание Выбор Бондарев

Проблему выбора, который встает перед человеком всю жизнь, писатель освещает на страницах романа. История начинается со Второй Мировой Войны и заканчивается рассуждениями советских интеллигентов 1970-х годов.

Герой книги занимается спортом, борьбой, закаливанием, воспитывает в себе свободолюбивого человека, чтобы не стать униженным другими. Когда началась война, Илья Рамзин был молод. Попал в артиллерийское училище, оттуда на фронт. Самые первые бои советские войска проигрывали, отступали.

Попав в окружение, Илья старался вывести орудия, хотя бы по частям. Но глупые и недальновидные приказы командира погубили всю батарею. Обвинения в трусости подтолкнули Рамзинак отчаянным поступкам. Окруженный фашистами, Илья стреляет в командира, но сам застрелиться не успевает.

Потом был плен. В лагере для военнопленных ему предлагали вступить в ряды Власовцев или в иностранный легион, он отказался. Его мучает совесть за прошлые поступки. Рамзин оказался не готов к клевете и оговорам, которые окружают его на войне и в плену.

Застрелить своего командира – это подвиг в глазах фашистов.

Прошло 30 лет с тех дней. Рамзин встречает своего одноклассника Васильева, художника, в Венеции. Все эти годы Илья считался пропавшим без вести. Мать его искала, Рамзин никому не писал, держался от русских подальше. Женился на немке, уже овдовел, сын жил в Мюнхене. Илье очень хочется увидеть мать.

Когда Рамзин приехал в СССР, мать встретила его холодно. Старушка считала его предателем. Илья не смог выдержать такой встречи. Вместо обретения душевного покоя Рамзин чувствует разочарование. Он больше ничего не хочет и решается на самоубийство.

В компании интеллигентов (Щеглова, Лопатина) Васильев рассуждает о выборе в нашей жизни, который предоставляется каждому, но не всякий делает верный шаг. Каждая ошибка остается болью в душе. Люди несовершенны, но поддаваться пессимизму тоже нельзя. Без реальных дел, без любви, плывя по течению, человек теряет смысл жизни. В любой ситуации нам дается право выбора. Даже на войне.

(1

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-vybor-bondarev/

Читать

  • Юрий Васильевич Бондарев
  • Выбор
  • Роман

Включенные в издание романы Героя Социалистического Труда, лауреата Государственных премий СССР Ю.Бондарева поднимают сложные социально-философские вопросы современной жизни, связанные с поисками личностью высоких нравственных ценностей.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

После ухода гостей было пусто и тихо, еще горели в передней бра по бокам зеркала, еще не были погашены люстры в комнатах, мягко светил нежнейшей полутенью сиреневый купол торшера над тахтой, везде пахло сигаретным дымом, чужими духами; и было немного грустно оттого, что всюду сдвинутые с мест кресла, переполненные окурками пепельницы, обгорелые спички на ковре, неприбранные бокалы с торчащими из недопитых коктейлей соломинками и горы тарелок на кухне — все это напоминало хаос незаконченного и обидного разгрома в квартире.

Васильев, обессиленный бесконечными разговорами об искусстве, лестью и приятными улыбками, проводив до лифта последних гостей жены, с облегчением подвязал ее кухонный передник и принялся сверх меры старательно убирать посуду в столовой. Однако Мария умоляющими глазами остановила его («не надо сейчас…») и села на диван, обнимая себя за плечи, задумчиво отвернулась к окну, за которым густо синела февральская ночь.

— Слава богу, наконец-то, — сказала она. — Меня ноги уже не держат.

— Ты знаешь, сколько времени? — спросил он встревоженно. — Второй час… Ничего себе! Хорошо, что ты не открыла причину торжества. Конца и краю тостам до утра не было бы. Как это, Маша, — с днем ангела? Или с днем именин?

— Я очень устала, — проговорила она, закуривая, и улыбнулась ему вскользь. — Благодарю, милый… и не будем об этом. Это все несущественные детали и все не стоит того… Спокойной ночи! Я немного посижу одна. Иди спать, пожалуйста…

Он почувствовал неискренность ее слов, и это фамильярно-классическое «не стоит того», и это салонно-светское «благодарю, милый» как будто неприятно загородили ее, отдаляя в чуждую ей манерность, заметную в дни размолвок, прежде нечастых, которые сразу создавали головокружительную зыбкость качнувшегося моста.

— Да, Володя, иди, пожалуйста, иди же, — повторила Мария с усталой настойчивостью и, прислонив дымящуюся сигарету к краю пепельницы, налила себе красного вина. — Если ты хочешь мне что-то сказать серьезное о моих гостях, то сейчас говорить не надо — я не хочу…

— Я мало с кем знаком из твоих гостей, Маша.

— И может быть, поэтому ты был очень мил. Всех женщин очаровал.

Она отпила глоток; он увидел, как сдвинулось ее горло и осталась влажная красноватая полоска на ее губах, родственный и нежный вкус которых он так хорошо знал.

— Маша, о чем ты говоришь? Женщин? Очаровал? Этого я не уразумел.

— Я прошу тебя — давай помолчим…

Нет, он не помнил, чтобы раньше после ухода гостей она сидела вот так одна на диване, заложив ногу за ногу, рассеянно пила, в задумчивости затягивалась сигаретой, покачивая узким носком туфли, — еще четыре месяца назад он посчитал бы это за некую превеселую игру, предложенную ему (ради озорного развлечения) из какого-нибудь пошленького иностранного фильма, банального фарса, переведенного ею для закупочной комиссии на просмотре в главке, и готов был, как иногда бывало раньше, услышать ее смеющийся протяжный голос: «Ита-ак, мосье, мы проводили гостей. Ушли знаменитости! Какое облегчение! Что же мы будем делать? Ты уедешь в мастерскую? Или останешься со своей женой?» Он сейчас не ждал подобной фразы, а несколько озадаченно глядел на то, как Мария медлительно пригубливала бокал между затяжками сигаретой, но ему почему-то не хватало решимости удивиться этому ее желанию, похожему на каприз или вызов, поэтому он сказал с шутливой неуклюжестью:

— Ты не очень разгулялась, Маша? Ничего не случилось?

— Господи! — она опустила глаза, точно преодолевая боль, и он увидел ее ресницы, тяжелые от слез. — Неужели ты не понимаешь простых вещей — мне хочется побыть одной. Пойми меня, пожалуйста, я одна хочу отдохнуть от всего на свете…

— Прости, Маша, — сказал он виновато и вышел из комнаты.

Коридор и переднюю еще праздно озаряли бронзовые свечеобразные бра, легкомысленные и бессонные в тишине ночной квартиры, и возле телефонного столика серебристой пустотой отсвечивало пространство зеркала.

Васильев мельком взглянул на свое нахмуренное, бледное от утомления лицо («Лучше всего — уехать мне сейчас в мастерскую…

Читайте также:  Доклад на тему вымершие животные (сообщение)

«), потом выключил свет, эту запоздалую электрическую иллюминацию близ зеркала, мгновенно ставшего таинственно-темным, и долго в передней надевал теплейший полутулуп, любимый им, в котором зимой ездил на натуру, долго возился с «молниями» меховых ботинок, раздумывая о позднем времени, когда ехать в мастерскую бессмысленно, но Мария молчала, не останавливала его, не выходила в переднюю, чтобы проводить до двери, подставить щеку для поцелуя, что было заведено между ними.

— Я пошел, Маша, — сказал он, стараясь говорить буднично и внушая себе, что ничего серьезного не произошло. — Я пройдусь по воздуху и подышу. Спокойной ночи!

— До свиданья, Володя, я утром позвоню, — отозвалась Мария из гостиной предупредительным, почти ласковым тоном, и он вышел на лестничную площадку, закрыл своим ключом дверь.

Ожидая лифт под желтой лампочкой на восьмом этаже спящего многоквартирного дома, он услышал сдавленный смех вперемежку с шепотом и покосился в сторону окна, где подле батареи (как бывало почасту) стояла парочка, заметил что-то знакомое в девичьей фигуре, и тут же явственно его окликнул удивленно-звучный голос дочери:

— Па-а, куда ты? И зачем ты?

Ему было не очень приятно видеть в этот час рядом с дочерью рослого, не первой молодости актера Светозарова, жгучего красавца, анекдотиста, выпивоху, любителя розыгрышей, дважды женатого и дважды разведенного, с манерами опереточного дамского угодника, и Васильев почувствовал колкий, оскорбительный холодок от наивной неопытности и чрезмерной неразборчивости дочери.

— Тебе, вероятно, пора, Вика, — сказал Васильев и оглядел Светозарова с искренним любопытством. — И вам, молодой человек неотразимой наружности, пора бы уже отпустить советскую студентку, которой вставать на лекцию в семь.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=49793&p=1

Анализ романа Бондарева "Берег"

В романе Юрия Бондарева «Берег» (1975) центральная проблема, поставленная автором, — пробле­ма этическая. Вопрос, волнующий Бондарева, особенно актуален в момент напряженной борьбы за разрядку и мирное со­существование двух общественных систем. Ю.

Бондарев смело «ввязывается» в острый идеологический спор, иду­щий сегодня между «Востоком» и «Западом», но пози­ция его в этом споре меньше всего продиктована жела­нием автора воплотить в художественных образах общепринятые истины.

«Я искал суть в постоянной неудовлетворенности, — говорит сам с собой герой ро­мана — писатель Никитин, — задавая себе вопросы о двоякости истин (а как раньше сияли они простыми и четкими символами!..), о противоречивости самой жиз­ни, которая не стала добрее и проще…»

Этот спор идет в данном случае вокруг вопроса о том, чем определяется человечность и что такое гуманизм подлинный, в отличие от гуманизма отвлеченного, столь характерного для либерально-буржуазного мировоззре­ния Запада.

Надо ли добавлять, что в атмосфере расту­щей бездуховности, все большей власти вещи и матери­альных ценностей над человеком, вопрос о том, какими должны быть духовные ценности человека, в чем подлин­ная человечность, над которым задумывались Тендряков, Бондарев и другие советские писатели, приобретает совершенно исключительное значение.

Читая роман «Берег», невольно сопоставляешь поста­новку вопроса Бондаревым с той, которая столь четко ложится в основу всех без исключения романов и пове­стей Гр. Грина — художника с мировым именем.

Фило­софская основа всего, что написано Грином, — абстракт­ный гуманизм, представление о человечности, неизмен­ной при всех обстоятельствах.

Эта точка зрения, выступающая в его произведениях, в высшей степени типична для этической позиции даже лучших представителей буржуазной интеллигенции Запада.

Название романа Бондарева продиктовано философ­ским замыслом: в нем то сближаются, то отталкиваются два берега и два временных плана — время сегодняшне­го дня и время второй мировой войны, «берег» свой — отечественный — и «берег» зарубежный.

Под конец ро­мана начинает звучать и другой мотив, до конца, впро­чем, не раскрытый, берег жизни и берег смерти.

С одной стороны, автор многократно подчеркивает «двоякость истины» — ее сложность и многогранность, с другой — утверждает нравственные ценности, которые бережно охраняют лучшие люди социалистического мира.

Действие в романе развертывается в двух временных планах и сочетает в себе два сюжета, как бы тесно они между собой ни были взаимосвязаны. Нити этих двух сюжетов переплетаются в судьбах главного героя — Ва­дима Никитина — известного советского писателя и Эм­мы Губер — состоятельной вдовы, владелицы западно­германского издательства, пригласившей его в ФРГ.

  • Встречаясь с Эммой Губер на официальных приемах и диспутах в ФРГ и узнав в ней ту немецкую девушку, с которой его связало двадцать шесть лет назад молодое и искреннее чувство, Никитин уходит мыслями в дале­кое прошлое и восстанавливает в памяти кусок за кус­ком те последние дни войны, которые столкнули его с Эммой. Так встречаются, переплетаясь, две эпохи —
  • последний год второй мировой войны и современность, два плана жизни главных героев — Никитина-лейтенан­та и Никитина-писателя, юной немецкой девушки Эммы и влиятельной и богатой обитательницы Гамбурга гос­пожи Губер.
  • Память Никитина хранит разные поступки разных людей, и поступки эти для Бондарева не только мате­риал для решения характеров, но и точки этического от­счета.
  • В «наплывах», передающих эти воспоминания, перед читателем проходит не только пережитое некогда моло­дым лейтенантом Никитиным и совсем еще юной девуш­кой, но значительные и дающие повод для больших фи­лософских обобщений эпизоды последних недель Отече­ственной войны, проходящие на оккупированной немец­кой территории и рисующие отдельных представителей Советской Армии в исключительно сложных условиях и обстоятельствах.

Лейтенант Никитин и его боевые товарищи, находя­щиеся на отдыхе в доме, принадлежавшем родителям Эммы, оказываются внезапно лицом к лицу с неразору­жившимся, хотя и разбитым уже врагом. Война практи­чески закончена, но вскипает еще на немецкой террито­рии в отдельных вылазках фашистов против армии по­бедителей.

Одна из таких вылазок, обернувшаяся траги­чески для лучшего из друзей Никитина и замечатель­ного офицера дивизии — лейтенанта Княжко, рисуется Бондаревым через воспоминания Никитина.

Описание этой стычки, а главное, поведения в ней и после нее раз­личных офицеров и солдат отряда и дает повод или со­ставляет как бы исходную точку для рассуждений Бон­дарева о высшей нравственности и подлинной человечно­сти, о том, в чем состоит подлинный гуманизм.

Подвиг лейтенанта Княжко, погибающего от пули озверевшего фашиста в тот самый момент, когда он, же­лая предотвратить бессмысленное кровопролитие, идет навстречу врагу, засевшему в лесной хижине, трусливое поведение циника и приспособленца Меженина, факти­чески спровоцировавшего этот выстрел, события, кото­рыми завершается боевой инцидент, — все это дает по­вод для нравственного суда Бондарева над разными людьми и их, продиктованными разными обстоятель­ствами, поступками. Не комментируя прямо изображае­мые события, Бондарев тем не менее явственно дает понять читающему, что лейтенант Княжко и сержант Меженин не просто отдельные личности, отдельные ха­рактеры, но два полюса поведения и взгляда на мир. И недаром вокруг каждого из них группируются разные люди. Один — Княжко, составляющий идеал Никитина, притягивает к себе лучших солдат и офицеров дивизии, другой — насильник, лжец, мелкий эгоцентрик, уже на войне умудряющийся делать свои нечистоплотные дела спекулянта, — если и не встречает сочувствия большин­ства, то представляет опасность и соблазн для малодуш­ных.

Оба плана неразрывно переплетены, и план «сего­дняшний» определяется «вчерашним».

Писатель Ники­тин, ведущий дискуссию по эстетическим и этическим вопросам с немецким журналистом и критиком Дицма­ном, тот же Никитин, вступивший в спор с сопровождаю­щим его в ФРГ писателем Самсоновым — человеком узким и догматичным, — это тот же лейтенант Никитин, который двадцать шесть лет перед тем, защищая правду, выстрелил в сержанта Меженина. Эпизоды последних дней войны, описанные в «наплывах», объясняют и под­готавливают восприятие эпизодов «основной» части сю­жета.

Драматическая встреча Эммы Губер и Никитина, всколыхнувшая не только прошлое чувство, но и обстоя­тельства, при которых оно родилось и окрепло, оказы­вается в романе мостом, соединяющим прошлое и на­стоящее, последний год войны и современность. Фило­софская мысль Бондарева развивается на сближении двух берегов — мира отечественного и иностранного, мира сегодняшнего и давнего.

В романе не прекращается философский спор, ста­вятся и решаются в разных ракурсах и ситуациях вопро­сы бытия и поведения человека.

Они решаются тогда, когда Никитин говорит на дискуссии, передаваемой по телевидению Гамбурга, о своем понимании двоякости истины; они заостряются, когда в спор с ним вступает его соратник и соотечественник Самсонов; они приобре­тают лирическую интонацию, когда Никитин прощается с Эммой на аэродроме.

Но особую остроту философский спор в романе все же приобретает в «наплывах», поскольку именно здесь, на материале эпизодов, имевших место в прошлом, писатель аргументирует средствами художественного воспроизведения свою концепцию того, каким должен быть человек, какими этическими качествами определяется положительная личность, в чем зло и в чем добро, в чем сущность подлинного гуманизма, который отстаивает Никитин сегодняшнего дня и отстаи­вал Никитин дня вчерашнего.

Хотя роман «Берег» содержит немало трагических мотивов и эпизодов и кончается смертью главного героя, в нем нет ни того отчаяния, ни той безнадежности, кото­рые столь характерны для множества философских произведений различных жанров, выходивших за последние десятилетия на капиталистическом Западе.

Прощаясь с Вадимом Никитиным на аэродроме в Гам­бурге, Эмма, пронесшая через долгие годы свое большое чувство к нему, ощущает, что это прощание последнее, хотя и не может еще знать, что часы любимого ею человека сочтены.

Вадим Никитин, поднимаясь по трапу, еще не знает, что жизненные силы его, истраченные на фрон­тах войны и в последующие годы, пришли к концу и его ждет переход «на другой берег».

Но жизнь, по мысли Бондарева, продолжается, и в ней должны победить та­кие люди, прообразами которых были Княжко и Ники­тин.

Ф. Кузнецов в рецензии на роман Бондарева заме­тил, что «Берег» не мог быть написан сразу после окон­чания войны.

Уровень осмысления войны и мира шире того, который характеризовал литературу не только два­дцать, но даже десять лет назад.

«Берег» Бондарева — произведение большого диапазона и произведение по своему характеру чрезвычайно типичное для романа фи­лософской тенденции, порожденного нашей эпохой.

Роман Бондарева вызвал оживленную дискуссию в советской критике. Было высказано много разнообраз­ных суждений по различным вопросам.

В одних рецен­зиях и статьях роман в целом оценивался положительно, в других одни его стороны вызывали удовлетворение и похвалу, другие осуждались. Но прав был критик Л.

Читайте также:  Сочинение история моей семьи

Финк, сказавший на обсуждении книги, организован­ном журналом «Вопросы литературы», что в романе «Берег» Бондарев создал синтезирующий, философский роман.

Источник: Ивашева В.В. На пороге XXI века: НТР и литература. Москва: Издательство «Художественная литература», 1979

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/bondarev_ju_v/analiz_romana_bondareva_bereg/29-1-0-43

Урок-размышление по роману Ю.Бондарева "Выбор"

Урок внеклассного чтения по роману Ю.Бондарева «Выбор»

«Быть или не быть» по роману Ю.Бондарева «Выбор»

Цель:

  1. Образовательная – выявить позицию героев романа по отношению к вопросу о выборе, побудить учеников к высказыванию собственной точки зрения о жизненных принципах Рамзина, Васильева.

  2. Воспитательная – содействовать формированию собственной точки зрения учащихся по отношению к такому понятию как «выбор»

  3. Развивающая – формирование навыков работы в группе, публичного выступления, умения отстаивать свою точку зрения.

Ход урока

Вся жизнь – бесконечный выбор…

Ю.В.Бондарев

Слайд 1,2,3,4 Вступительное слово учителя Ю.В.Бондарев принадлежит к тому поколению, жизнь которого «вся пронизана, просвечена войной». Семнадцатилетним он шагнул в огненные бури сорок первого, воевал артиллеристом, дважды был ранен. Фронт сформировал его как личность. «Война, — признается писатель, — явилась для меня самым умным и безжалостным учителем жизни… ». Почти все написанное Бондаревым – о войне. Как будто он вместе со своими героями прошел по дорогам войны. Военная тема Бондарева – это протест против зла, которое несет в себе война, уродуя человеческие души. Но война – это и героическая страница истории, которую нельзя вычеркнуть. Она многому научила, сплотила людей, заставила их задуматься. Роману «Выбор» называют романом – раздумьем, романом – размышлением. Я бы добавила – роман – откровение, роман – исповедь. Основная проблема романа – проблема ВЫБОРА. Итак, перед нами одна из трагедий войны. Мы сосредоточим свое внимание на проблеме нравственного выбора одного из героев этого произведения
Слайд 5 Начнем наше исследование с ключевого слова. Назовите его. Выбор
— Выбор! Что означает в романе это слово, ставшее его названием? Всю жизнь человек что-то выбирает – пищу, одежду, увлечения, друзей. Но не об этом повседневном выборе идет речь в романе. Выбор предстает в нем как очень емкое понятие, как морально-философская проблема
Слайд 6 Выбор определяет судьбу человека, он способен перевернуть его жизнь. Выбор – это ответственное решение, которое человек принимает перед лицом совести. — “Вся жизнь – бесконечный выбор…” гласит наш эпиграф к уроку. Почему жизнь – это выбор? ответы учеников
Перед каким выбором стоял наш герой? Для ответа на этот вопрос необходимо пересказать содержание отрывка из романа. Пересказ
Ребята, какую параллель можно провести между этим отрывком и стихотворением Е.Евтушенко «Итальянские слезы»?
Действительно, и в стихотворении и в отрывке герой стоит перед выбором.
Продолжая наше небольшое исследование, нам необходимо ответить на несколько вопросов, опираясь на текст. Эту работу проведем по группам
Слайд 7 1гр. 1.Как жил Илья за границей? 2гр. 2. Как он оказался в плену? 3гр. 3. Почему Илья хочет непременно приехать в Россию? 3-4 минуты
Прослушивание ответов учащихся.
  • Беседа по прослушанному
  • — Как заплатил Илья Рамзин за свой выбор?
  • — Осознал ли Илья Рамзин, что он сделал неправильный выбор?
  • — Илья Рамзин говорит в романе странное:
  • Правда, как и память, дается человеку в наказание”.
  • В наказание ли Илье прибыл из прошлого его школьный и фронтовой друг Васильев?
  • Как можно было бы назвать этот отрывок из романа?
Сделаем итог нашему небольшому исследованию. Какие впечатления оставило у вас это произведение? Запишите ваши мысли одним предложением. Запишите в тетрадях слово выбор. Какие ассоциации возникают у вас при этом слове? Какие эпитеты можно придумать к слову выбор? Прослушивание ответов Прослушивание ответов Тяжелый выбор, неподъемный выбор, томительный выбор, долгожданный выбор и т.д.
Слайд8 Автор от имени своего героя говорит «Вся жизнь – выбор». А перед каким выбором можете оказаться вы?
  1. Спорт или сигарета
  2. Школа или прогулка
  3. Уроки или компьютер
  4. География или обществознание
Слайд 9 Правильно, все зависит от вас. Главное, чтобы вы сделали правильный и осознанный выбор. И на ОГЭ по русскому языку у вас будет выбор при написании сочинения. На какие темы сочинений в качестве примера можно будет привести роман Юрия Бондарева «Выбор»? Что такое совесть? Что такое выбор? Что такое дружба? И т.д.
Молодцы! Как раз на одну из этих тем вам необходимо будет написать сочинение 15.3
Слайд 10 Запишите домашнюю работу Написать сочинение 15.3 на тему «Что такое выбор?» без 2го абзаца.
Какую оценку вы бы себе поставили за урок? Ответы учащихся
Слайд 11
  • Заканчивается урок чтением стихотворения Л.Мартынова «След»
  • А ты?
  • Входя в дома любые –
  • И в серые,
  • И в голубые,
  • Входя на лестницы крутые,
  • В квартиры, светом залитые,
  • Прислушиваясь к звуку клавиш
  • И на вопрос даря ответ,
  • Скажи:
  • Какой ты след оставишь?
  • След, чтобы вытерли паркет
  • И посмотрели косо вслед.
  • Или
  • Незримый прочный след
  • В чужой душе на много лет?
  1. Дебютировал в печати в 1949.
  2. Первый сборник рассказов «На большой реке» вышел в 1953.
  3. Автор рассказов (сборник «Поздним вечером», 1962),
  4. повестей «Юность командиров» (1956), «Батальоны просят огня» (1957; телесериал «Батальоны просят огня» по мотивам повести, 1985), «Последние залпы» (1959; одноимённый фильм, 1961), «Родственники» (1969), романов «Горячий снег» (1969), «Тишина» (1962; одноименный фильм, 1964), «Двое» (продолжение романа «Тишина»; 1964), «Берег» (1975).

Автор сценария фильма, снятого по роману «Горячий снег» (1972; Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых). Один из соавторов сценария киноэпопеи «Освобождение» (1970; Ленинская премия).

В 1991 году подписал обращение «Слово к народу».

Источник: https://kopilkaurokov.ru/literatura/uroki/urok_razmyshlieniie_po_romanu_iu_bondarieva_vybor

Краткое содержание

Ю. Бондарев — роман «Берег». Осмысление войны как величайшей трагедии русского народа пришло в литературу в конце 50-х — начале 60-х годов. С именами Г. Бакланова, Быкова, К. Воробьева, Ю. Бондарева связана вторая волна военной прозы. Критики называли ее «лейтенантской прозой».

За книгами этих писателей закрепилось и другое название — произведения «окопной правды». Личный фронтовой опыт писателей, безусловно, сыграл большую роль в восприятии ими событий и героев. Особый акцент в этих произведениях был сделан на описании трудностей жизни и быта на войне.

Преодоление этих трудностей было, по мысли этих писате­лей, настоящим подвигом, равновеликим какому бы то ни было героическому поступку. По-новому осмысливали они все происходящее на фронте. Официальная критика зачастую была нетерпима к таким произведениям. В статьях литерату­роведов появились термины «ремаркизм», «заземление под­вига», «дегероизация».

Появление подобных оценок не было случайным: очень непривычно было смотреть на войну из око­пов, глазами простого солдата или лейтенанта.

  • Война совсем не фейерверк,
  • А просто трудная работа,
  • Когда,
  • черна от пота,
  • вверх
  • Скользит по пахоте пехота.

Так, передавая саму суть происходящего на фронте, писал М. Кульчицкий. Свое видение событий присутствует и у Ю. Бондарева в романе «Берег».

Время действия в романе — май 1945-го и 1971 год. Воен­ные главы рассказывают о вступлении Советской Армии на территорию фашистской Германии.

С большой симпатией, правдивостью, психологической глубиной изображает автор своих героев: лейтенанта Андрея Княжко и лейтенанта Ники­тина, старшего сержанта Зыкина, бойца Ушатикова.

Проти­вопоставлен им, пожалуй, сержант Меженин, человек корыс­тный, расчетливый.

Настоящее художественное открытие делает Ю. Бондарев, показывая, каких невероятных душевных сил стоит каждому солдату и офицеру последний бой. Лейтенант Княжко в этой ситуации остается верен себе. Это романтический герой со своими идеалами и представлениями о жизни.

Вместе с тем ему свойственна бескомпромиссность, твердость убеждений, душевная стойкость. Взяв под артиллерийский прицел двух­этажный дом, в котором засели перепуганные гитлерюгенды, он предложил им прекратить бессмысленное сопротив­ление. С белым платком отправился он на переговоры.

Но вдруг раздался неожиданный выстрел сержанта Меженина. Немцы открыли ответный огонь, в результате чего Княжко погиб.

Лейтенант Никитин — герой ищущий, рефлектирующий. Кри­тики сравнивали двух этих персонажей с героями Л.Н. Толстого

Андреем Болконским (Андрей Княжко) и Пьером Безухо­вым (Никитин). Именно у Никитина завязываются роман­тические отношения с Эммой, хозяйкой дома, где останови­лись русские солдаты. И автор не осуждает своего героя, на­против, он возводит любовь на пьедестал, так как чувства ге­роев искренни, а помыслы их чисты.

Однако обстоятельства сложились так, что отношения эти должны были прерваться. Герои расстались, у каждого из них была своя жизнь. Встре­тились они спустя много лет. Никитин стал известным писа­телем, Эмма — госпожой Герберт. Однако оказалось, что в душе ее по-прежнему живы чувства к тому русскому лейте­нанту.

Но время невозможно повернуть вспять, прошлое не­возвратимо…

Роман проникнут философской проблематикой. Так, очень важен в нем образ берега. Этот образ существует для героя и как воспоминания детства, и как мечта. «…Теплая вода полу­денной реки, приятный запах лошадей, дегтя, сладкого сена на телегах, и тот берег, зеленый, таинственный, прекрасный, обещавший ему всю жизнь впереди».

К этому берегу Ники­тин неустанно стремится душой, пытается обрести его в своей жизни. Заканчивается роман именно этим образом. В самоле­те Никитину становится плохо, Самсонов, друг его и коллега, зовет его.

Но тот уже «без боли, прощаясь с самим собой, мед­ленно плыл на пропитанном запахом сена пароме в теплой полуденной воде, плыл, приближался и никак не мог прибли­зиться к тому берегу, зеленому, обетованному, солнечному, ко­торый обещал ему всю жизнь впереди».

Таким образом, «берег» в романе Ю. Бондарева — это не­кий нравственный идеал, человеческое стремление к прекрас­ному.

Источник: https://sochineniye.ru/kratkoe-soderzhanie-bereg-bondarev/

Ссылка на основную публикацию