Записки маленькой гимназистки — краткое содержание с планом чарской

Лидия Алексеевна Чарская, как будто реальный инженер человечьих душ, вводит в канву собственного повествования девченку, владеющую талантом доброты и самопожертвования.

Много поколений российских женщин считало собственной настольной книжкой «Записки малеханькой гимназистки». Короткое содержание ее указывает, как владеющий не показными, а реальными добродетелями человек способен поменять окружающий его мир к наилучшему.

Основная героиня повести – девятилетняя девченка. Она светлая и хорошая (по-гречески имя Лена значит «свет»).

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Осиротевшая Леночка

Читатель знакомится с ней, когда она мчится в поезде из ее родного приволжского Рыбинска к Петербургу. Грустная это поездка, не по собственной воле она мчится. Девченка осиротела. Ее возлюбленная «самая милая, хорошая» матушка с очами, схожими на глаза ангела, изображенного в церкви, простыла, «когда лед тронулся», и, исхудав, став «как будто восковой», погибла в сентябре.

Катастрофически начинаются «Записки малеханькой гимназистки». Короткое содержание вступительной части заключается в воспитании незапятанной и ласковой натуры малыша.

Мать, чувствуя приближение собственной кончины, обратилась с просьбой к двоюродному брату Иконину Мише Васильевичу, живущему в Петербурге и имеющему чин генерала (статского советника), воспитать девченку.

Марьюшка купила девченке жд билет до Петербурга, отослала телеграмму дяде – повстречать девченку – и поручила присмотреть за Леночкой в дороге знакомому проводнику – Никифору Матвеевичу.

В доме у дяди

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Как они восприняли прибывшую из провинции кузину? Повесть «Записки малеханькой гимназистки» отвечает на этот вопрос: с омерзением, с чувством собственного приемущества, со специфичной детской беспощадностью («нищая», «мокрица», «не нужна нам она», взятая «из жалости»). Леночка стойко переносила изымательства, но когда Толик, дразнясь и кривляясь, в общении упомянул покойную матушку девченки, она толкнула его, и мальчишка разбил дорогую японскую фарфоровою вазу.

Разбитая ваза

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Трогательно обрисовывает сцену восприятия содеянного ласковой и неозлобившейся девченкой Лидия Чарская. «Записки малеханькой гимназистки» содержат тривиальный контраст: Леночка не задумывается о братьях и сестре со злобой, не обзывает их в идей, как это повсевременно делают они. «Ну как мне быть с этими забияками?» – спрашивает она, глядя на сероватое петербуржское небо и представляя свою покойную матушку. Она разговаривала с ней своим «сильнобьющимся сердечком».

Очень скоро приехал «дядя Мишель» (как представился дядя собственной племяннице) с супругой, тетей Нелли. Тетя, как было видно, не собиралась относиться к племяннице, как к родной, а желала просто дать ее в гимназию, где ее «вымуштруют». Дядя, узнав о разбитой вуале, помрачнел. Потом все пошли обедать.

Старшая дочь Икониных – Юлия (Жюли)

Во время обеда Леночка познакомилась еще с одной жительницей этого дома, горбатой Жюли, старшей дочкой тети Нелли.

«Записки малеханькой гимназистки» обрисовывают ее обезображенной недугом, узколицей, плоскогрудой, горбатой, ранимой и озлобленной девченкой. Ее не понимали в семье Икониных, она была изгоем.

Леночка оказалась единственной, кто от всего сердца жалел бедную обезображенную природой девченку, у которой красивыми были только глаза, похожие на «два бриллианта».

Но Жюли возненавидела вновь прибывшую родственницу за то, что ту вселили в комнатку, ранее принадлежащую ей.

Месть Жюли

Новость о том, что ей завтра следует идти в гимназию, обрадовала Леночку. И когда Матильда Францевна в собственном стиле отдала приказ девченке идти “разбирать свои вещи” перед школой, та побежала в гостиную.

Но вещи уже перенесли в крошечную комнатушку с одним окном, узенькой кроватью, рукомойником и комодом (бывшую комнату Жюли). Контрастно с детской и гостиной изображает этот кислый уголок Лидия Чарская. Книжки ее нередко как будто обрисовывают сложное детство и молодость самой писательницы.

Она, подобно главной героине повести, рано лишилась мамы. Мачеху же Лидия терпеть не могла, потому несколько раз сбегала из дому. С 15 лет она вела ежедневник.

Но вернемся к сюжету повести «Записки малеханькой гимназистки». Короткое содержание последующих событий заключается в злостной шалости Жюли и Ниночки. Сначала 1-ая, а потом 2-ая разбрасывали по комнате вещи из чемодана Леночки, потом сломали стол. А позже Жюли обвинила злосчастную сироту, что та стукнула Ниночку.

Незаслуженное наказание

Со познанием дела (очевиден личный опыт) обрисовывает последовавшее наказание главной героини Лидия Чарская. «Записки малеханькой гимназистки» содержат гнетущую сцену насилия над сиротой и возмутительной несправедливости.

Рассердившаяся грубая и нещадная гувернантка втолкнула девченку в какую-то пыльную, черную, прохладную нежилую комнату и закрыла за ней задвижку с наружной стороны двери. В один момент в мгле появилась пара больших желтоватых глаз, парящих прямо к Леночке.

Та свалилась наземь и растеряла сознание.

Гувернантка, найдя обмякшее тело Елены, сама ужаснулась. И выпустила девченку из заточения. Ее не предупредили, что там живет ручной филин.

Иконина-первая и Иконина-вторая

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Диктант. Травля

«Рекомендация» Жюли была своеобразна: она оболгала Леночку перед всем классом, заявив, что не считает ее сестрой, обвинив в драчливости и лживости. Инсинуация сделала свое дело. В классе, где первую скрипку игрались две-три эгоистичных, на физическом уровне крепких нахальных девченки, скорых на экзекуцию и травлю, была сотворена атмосфера нетерпимости вокруг Леночки.

Учитель Василий Васильевич опешил таким неродственным отношениям. Он усадил Леночку около Жебелевой, а потом начался диктант. Леночка (Иконина-вторая, как ее именовал учитель) написала его каллиграфически и без помарок, а Жюли (Иконина-первая) допустила 20 ошибок. Последующие действия в классе, где все страшились возражать обнаглевшей Ивиной, мы опишем коротко.

«Записки малеханькой гимназистки» содержат сцену беспощадной травли новейшей ученицы всем классом. Ее окружили, со всех боков толкали, дергали. Сплетничала в ее адресок завистная Жебелева и Жюли. Но этим двум было далековато до узнаваемых в гимназии шалуний и сорвиголов Ивиной и Жени Рош.

Для чего же Ивина и другие инициировали этот прессинг? Чтоб «сломать» новую, лишить воли, вынудить быть послушливой. Вышло ли это у молодых хулиганок? Нет.

Елена мучается за поступок Жюли. 1-ое волшебство

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Жорж был привязан к птице, которую дрессировал и кормил. Жюли, не удержавшись от ликования, выдала себя в присутствии Леночки. Но Матильда Францевна уже отыскала тельце бедного Фильки и по-своему обусловила его убийцу.

Ее поддержала супруга генерала, и Леночку должны были высечь. Беспощадные характеры в этом доме демонстрируют «Записки малеханькой гимназистки». Главные герои часто не только лишь нещадны, да и несправедливы.

Но тут и вышло 1-ое волшебство, открылась Добру 1-ая душа. Когда Бавария Ивановна внесла над бедной девченкой розгу, расправу оборвал истошный вопль: “Не смейте сечь!” Его издал ворвавшийся в комнату бледноватый, трясущийся, с большими слезами на лице младший брат Толя “Она сирота, она не повинна! Ее жалеть нужно”. Отныне он и Елена стали дружны.

Белоснежная ворона

В один прекрасный момент черненькая Ивина и полненькая Женя Рош решили “затравить” учителя литературы Василия Васильевича. Как обычно, остальной класс их поддержал. Одна только Леночка, вызванная учителем, без издевок ответила домашнее задание.

Таковой вспышки ненависти к для себя Леночка еще никогда не лицезрела… Ее поволокли по коридору, втолкнули в пустующее помещение и закрыли. Девченка рыдала, ей было очень тяжело. Она звала мамочку, она даже была готова возвратиться в Рыбинск.

И здесь вышло 2-ое волшебство в ее жизни… К ней подошла любимица всей гимназии, ученица старшего курса, графиня Анна Симолинь.

Она, будучи сама смиренной и хорошей, сообразила, каким сокровищем является душа Леночки, утерла ей слезы, успокоила и от всей души предложила злосчастной
девченке свою дружбу.

Иконина-вторая после чего практически «восстала из пепла», она была готова обучаться далее в этой гимназии.

Малая победа

Скоро дядя девченки объявил детям, что в доме будет бал, и предложил им написать приглашение своим друзьям. Как произнес генерал, будет всего только одна гостья от него – дочь начальника.

О том, как Жорж и Ниночка пригласили школьных друзей, а Леночка же – Нюрочку (дочь кондуктора Никифора Матвеевича), писательница Лидия Чарская ведет собственный предстоящий рассказ.

«Записки малеханькой гимназистки» представляют для Леночки и Нюрочки первую часть бала провальной: они оказались объектом насмешек со стороны малышей, воспитанных в презрении к «мужчинам». Но ситуация диаметрально поменялась, когда приехала гостья от дяди.

Каково же было удивление Леночки, когда ею оказалась Анна Симолинь! К «дочери министра» пробовали льнуть мелкие великосветские снобы, но Анна провела весь вечер только с Еленой и Нюрочкой.

А когда она сплясала с Нюрой вальс, все застыли. Девицы танцевали настолько пластично и выразительно, что даже Матильда Францевна, танцующая, как автомат, засмотревшись, сделала две ошибки. Зато позже мальчики-дворяне наперерыв приглашали «простолюдинку» Нюру на танец. Это была малая победа.

Новое страдание за проступок Жюли. Волшебство № 4

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Короткое содержание следующих событий – это новые тесты, выпавшие на долю этой мужественной девченки. Елену на публике обвинили в воровстве перед всей гимназией. Она стояла в коридоре с приколотым булавкой к одежке листом бумаги с надписью «Воровка». Она, взявшая на себя вину другого человека. Эту записку сорвала с нее Анна Симолинь, объявив всем, что не верует в вину Елены.

О случившемся поведали Баварии Ивановне, а та – тете Нелли. Лену ожидали еще больше томные тесты… Генеральша в открытую называла Лену воровкой, позором семьи. И здесь вышло 4-ое волшебство. К ней пришла ночкой вся в слезах раскаявшаяся Жюли. Она вправду раскаивалась. Поистине христианское смирение сестры разбудило и ее душу!

5-ое волшебство. Согласие в семье Икониных

Скоро газеты запестрели известием о катастрофы. Поезд Никифора Матвеевича Рыбинск – Петербург попал в катастрофу. Лена просила тетю Нелли отпустить ее, чтоб проведать его, посодействовать. Но черствая генеральша не разрешила.

Тогда Лена в гимназии сделала вид, что не выучила урок закона Божьего (на уроке присутствовала начальница гимназии и все учителя) и была наказана – оставлена на три часа после уроков.

Сейчас проще обычного было сбежать, чтоб проведать Никифора Матвеевича.

Девченка пошла в стужу и метель на окраину городка, сбилась с дороги, обессилела и присела в сугроб, ей стало отлично, тепло… Ее выручили. Случаем по этой местности ворачивался с охоты папа Анны Симолинь. Он расслышал стон, а охотничья собака разыскала в сугробе практически занесенную снегом девченку.

Когда Елена пришла в себя, ее успокоили, весть о крушении поезда оказалось газетной опечаткой. В доме Анны, под присмотром докторов, Елена оздоровела. Анну же потрясла самоотверженность подруги, и она предложила ей остаться, став нареченной сестрой (отец был согласен).

Признательная Елена не могла и грезить о таком счастье. Анна и Лена пошли в дом к дяде, объявить об этом решении. Анна произнесла, что Лена будет жить у нее.

Но здесь Толик и Жюли свалились на колени и стали жарко просить сестру не уходить из дома. Толик гласил, что, как Пятница, он не сумеет жить без Робинзона (т. е.

Читайте также:  Сообщение химия в жизни человека 8 класс доклад

Лены), а Жюли просила ее, так как без нее она не сумеет вправду исправиться.

И здесь случилось 5-ое волшебство: в конце концов прозрела душа тети Нелли. Она только на данный момент сообразила, как благородна Елена, что поистине неоценимое она сделала для ее деток. Мама семейства в конце концов приняла ее, как родную дочь. Жорж, равнодушный ко всему, также, расчувствовавшись, зарыдал, его исконный нейтралите
т меж хорошем и злом был отброшен в пользу первого.

Вывод

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Сейчас (практически через 100 лет после написания) снова на буме популярности «Записки малеханькой гимназистки». Отзывы читателей говорят, что повесть актуальна.

Как нередко наши современники живут, отвечая ударом на удар, мстят, терпеть не могут. Становится ли от этого мир вокруг их лучше? Навряд ли.

Книжка Чарской нам дает осознать, что реально поменять мир к наилучшему может только доброта и жертвенность.

Источник: https://tipsboard.ru/zapiski-malenkoj-gimnazistki-kratkoe-soderzhanie-lidiya-charskaya-zapiski-malenkoj-gimnazistki/

Записки маленькой гимназистки: краткое содержание. Лидия Чарская, Записки маленькой гимназистки

Лидия Алексеевна Чарская, словно настоящий инженер человеческих душ, вводит в канву своего повествования девочку, обладающую талантом доброты и самопожертвования.

Много поколений русских девушек считало своей настольной книгой «Записки маленькой гимназистки». Краткое содержание ее показывает, как обладающий не показными, а настоящими добродетелями человек способен изменить окружающий его мир к лучшему.

Главная героиня повести – девятилетняя девочка. Она светлая и добрая (по-гречески имя Елена означает «свет»).

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Осиротевшая Леночка

Читатель знакомится с ней, когда она мчится в поезде из ее родного приволжского Рыбинска к Петербургу. Печальная это поездка, не по своей воле она мчится. Девочка осиротела. Ее любимая «самая милая, добрая» матушка с глазами, похожими на глаза ангела, изображенного в церкви, простудилась, «когда лед тронулся», и, исхудав, став «словно восковой», умерла в сентябре.

Трагически начинаются «Записки маленькой гимназистки». Краткое содержание вступительной части заключается в воспитании чистой и нежной натуры ребенка.

Мама, чувствуя приближение своей кончины, обратилась с просьбой к двоюродному брату Иконину Михаилу Васильевичу, проживающему в Петербурге и имеющему чин генерала (статского советника), воспитать девочку.

Марьюшка купила девочке железнодорожный билет до Петербурга, отослала телеграмму дяде – встретить девочку — и поручила присмотреть за Леночкой в дороге знакомому проводнику – Никифору Матвеевичу.

В доме у дядюшки

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом ЧарскойКрасочно сцену, происходящую в доме у статского советника, описывает Лидия Чарская. «Записки маленькой гимназистки» содержат изображение неприветливой унизительной встречи ее сестрой и двумя братьями. Леночка зашла в калошах в гостиную, и это не осталось незамеченным, сразу же обратилось в упрек ей. Напротив нее, ухмыляясь, с явным чувством превосходства, стояли белокурая, похожая на фарфоровую куклу со вздернутой капризно верхней губкой Нина; мальчик постарше, с чертами, подобными ей, – Жоржик, и худощавый, кривляющийся младший сын статского советника Толя.

Как они восприняли приехавшую из провинции кузину? Повесть «Записки маленькой гимназистки» отвечает на этот вопрос: с отвращением, с чувством своего превосходства, со специфической детской жестокостью («нищая», «мокрица», «не нужна нам она», взятая «из жалости»). Леночка стойко переносила издевательства, но когда Толик, дразнясь и кривляясь, в разговоре упомянул покойную матушку девочки, она толкнула его, и мальчик разбил дорогую японскую фарфоровою вазу.

Разбитая ваза

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Трогательно описывает сцену восприятия содеянного нежной и неозлобившейся девочкой Лидия Чарская. «Записки маленькой гимназистки» содержат очевидный контраст: Леночка не думает о братьях и сестре со злостью, не обзывает их в мыслях, как это постоянно делают они. «Ну как мне быть с этими задирами?» — спрашивает она, смотря на серое петербуржское небо и представляя свою покойную матушку. Она разговаривала с ней своим «сильнобьющимся сердцем».

Очень скоро приехал «дядя Мишель» (как представился дядя своей племяннице) с женой, тетей Нелли. Тетя, как было видно, не собиралась относиться к племяннице, как к родной, а хотела попросту отдать ее в гимназию, где ее «вымуштруют». Дядя, узнав о разбитой вазе, помрачнел. Затем все пошли обедать.

Старшая дочь Икониных – Юлия (Жюли)

Во время обеда Леночка познакомилась еще с одной обитательницей этого дома, горбатой Жюли, старшей дочкой тети Нелли.

«Записки маленькой гимназистки» описывают ее обезображенной недугом, узколицей, плоскогрудой, горбатой, ранимой и озлобленной девочкой. Ее не понимали в семье Икониных, она была изгоем.

Леночка оказалась единственной, кто от души жалел бедную обезображенную природой девочку, у которой прекрасными были лишь глаза, похожие на «два бриллианта».

Однако Жюли возненавидела вновь прибывшую родственницу за то, что ту вселили в комнатку, ранее принадлежащую ей.

Месть Жюли

Новость о том, что ей завтра следует идти в гимназию, обрадовала Леночку. И когда Матильда Францевна в своем стиле приказала девочке идти «разбирать свои вещи» перед школой, та побежала в гостиную.

Однако вещи уже перенесли в крохотную комнатушку с одним окном, узкой кроваткой, рукомойником и комодом (бывшую комнату Жюли). Контрастно с детской и гостиной изображает этот скучный уголок Лидия Чарская. Книги ее часто словно описывают непростое детство и юность самой писательницы.

Она, подобно главной героине повести, рано лишилась матери. Мачеху же Лидия ненавидела, поэтому пару раз сбегала из дому. С 15 лет она вела дневник.

Однако вернемся к сюжету повести «Записки маленькой гимназистки». Краткое содержание дальнейших событий заключается в злобной шалости Жюли и Ниночки. Вначале первая, а затем вторая разбрасывали по комнате вещи из чемодана Леночки, затем сломали стол. А потом Жюли обвинила несчастную сироту, что та ударила Ниночку.

Незаслуженное наказание

Со знанием дела (очевиден личный опыт) описывает последовавшее наказание главной героини Лидия Чарская. «Записки маленькой гимназистки» содержат гнетущую сцену насилия над сиротой и вопиющей несправедливости.

Рассердившаяся грубая и немилосердная гувернантка втолкнула девочку в какую-то пыльную, темную, холодную нежилую комнату и закрыла за ней задвижку с внешней стороны двери. Внезапно в темноте возникла пара огромных желтых глаз, летящих прямо к Леночке.

Та упала наземь и потеряла сознание.

Гувернантка, обнаружив обмякшее тело Лены, сама испугалась. И выпустила девочку из заточения. Ее не предупредили, что там живет ручной филин.

Иконина-первая и Иконина-вторая

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Диктант. Травля

«Рекомендация» Жюли была своеобразна: она оболгала Леночку перед всем классом, заявив, что не считает ее сестрой, обвинив в драчливости и лживости. Клевета сделала свое дело. В классе, где первую скрипку играли две-три эгоистичных, физически крепких наглых девочки, скорых на расправу и травлю, была создана атмосфера нетерпимости вокруг Леночки.

Учитель Василий Васильевич удивился таким неродственным отношениям. Он усадил Леночку возле Жебелевой, а затем начался диктант. Леночка (Иконина-вторая, как ее назвал учитель) написала его каллиграфически и без помарок, а Жюли (Иконина-первая) допустила двадцать ошибок. Дальнейшие события в классе, где все боялись перечить обнаглевшей Ивиной, мы опишем кратко.

«Записки маленькой гимназистки» содержат сцену жестокой травли новой ученицы всем классом. Ее окружили, со всех сторон толкали, дергали. Злословила в ее адрес завистливая Жебелева и Жюли. Однако этим двум было далеко до известных в гимназии шалуний и сорвиголов Ивиной и Жени Рош.

Зачем же Ивина и другие инициировали этот прессинг? Чтобы «сломать» новенькую, лишить воли, заставить быть послушной. Получилось ли это у юных хулиганок? Нет.

Лена страдает за поступок Жюли. Первое чудо

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Жорж был привязан к птице, которую дрессировал и кормил. Жюли, не удержавшись от ликования, выдала себя в присутствии Леночки. Однако Матильда Францевна уже нашла тельце бедного Фильки и по-своему определила его убийцу.

Ее поддержала жена генерала, и Леночку должны были высечь. Жестокие нравы в этом доме показывают «Записки маленькой гимназистки». Главные герои зачастую не только немилосердны, но и несправедливы.

Однако здесь и произошло первое чудо, открылась Добру первая душа. Когда Бавария Ивановна занесла над бедной девочкой розгу, экзекуцию прервал истошный крик: «Не смейте сечь!» Его издал ворвавшийся в комнату бледный, трясущийся, с крупными слезами на лице младший брат Толя «Она сирота, она не виновата! Ее жалеть надо». С этого момента он и Лена стали дружны.

Белая ворона

Однажды черненькая Ивина и полненькая Женя Рош решили «затравить» учителя литературы Василия Васильевича. Как обычно, остальной класс их поддержал. Одна лишь Леночка, вызванная учителем, без издевок ответила домашнее задание.

Такой вспышки ненависти к себе Леночка еще никогда не видела… Ее поволокли по коридору, втолкнули в пустующее помещение и закрыли. Девочка плакала, ей было очень тяжело. Она звала мамочку, она даже была готова вернуться в Рыбинск.

И тут произошло второе чудо в ее жизни… К ней подошла любимица всей гимназии, ученица старшего курса, графиня Анна Симолинь.

Она, будучи сама кроткой и доброй, поняла, каким сокровищем является душа Леночки, утерла ей слезы, успокоила и искренне предложила несчастной девочке свою дружбу.

Иконина-вторая после этого буквально «восстала из пепла», она была готова учиться дальше в этой гимназии.

Маленькая победа

Вскоре дядюшка девочки объявил детям, что в доме будет бал, и предложил им написать приглашение своим друзьям. Как сказал генерал, будет всего лишь одна гостья от него — дочь начальника.

О том, как Жорж и Ниночка пригласили школьных друзей, а Леночка же — Нюрочку (дочь кондуктора Никифора Матвеевича), писательница Лидия Чарская ведет свой дальнейший рассказ.

«Записки маленькой гимназистки» представляют для Леночки и Нюрочки первую часть бала провальной: они оказались объектом насмешек со стороны детей, воспитанных в презрении к «мужикам». Однако ситуация диаметрально изменилась, когда приехала гостья от дядюшки.

Каково же было удивление Леночки, когда ею оказалась Анна Симолинь! К «дочери министра» пытались льнуть маленькие великосветские снобы, но Анна провела весь вечер лишь с Леной и Нюрочкой.

А когда она сплясала с Нюрой вальс, все замерли. Девушки плясали столь пластично и выразительно, что даже Матильда Францевна, танцующая, как автомат, засмотревшись, сделала две ошибки. Зато потом мальчики-дворяне наперебой приглашали «простолюдинку» Нюру на танец. Это была маленькая победа.

Новое страдание за проступок Жюли. Чудо № 4

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Краткое содержание последующих событий — это новые испытания, выпавшие на долю этой мужественной девочки. Лену публично обвинили в воровстве перед всей гимназией. Она стояла в коридоре с приколотым булавкой к одежде листом бумаги с надписью «Воровка». Она, взявшая на себя вину другого человека. Эту записку сорвала с нее Анна Симолинь, объявив всем, что не верит в вину Лены.

О случившемся рассказали Баварии Ивановне, а та — тете Нелли. Елену ждали еще более тяжелые испытания… Генеральша в открытую называла Елену воровкой, позором семьи. И тут произошло четвертое чудо. К ней пришла ночью вся в слезах раскаявшаяся Жюли. Она действительно раскаивалась. Воистину христианское смирение сестры разбудило и ее душу!

Пятое чудо. Согласие в семье Икониных

Вскоре газеты запестрели известием о трагедии. Поезд Никифора Матвеевича Рыбинск – Петербург попал в аварию. Елена просила тетю Нелли отпустить ее, чтобы проведать его, помочь. Однако черствая генеральша не разрешила.

Читайте также:  Итоги великой отечественной войны 1941-1945

Тогда Елена в гимназии сделала вид, что не выучила урок закона Божьего (на уроке присутствовала начальница гимназии и все учителя) и была наказана – оставлена на три часа после уроков.

Теперь проще простого было сбежать, чтобы проведать Никифора Матвеевича.

Девочка пошла в стужу и метель на окраину города, сбилась с дороги, обессилела и присела в сугроб, ей стало хорошо, тепло… Ее спасли. Случайно по этой местности возвращался с охоты папа Анны Симолинь. Он расслышал стон, а охотничья собака разыскала в сугробе почти занесенную снегом девочку.

Когда Лена пришла в себя, ее успокоили, известие о крушении поезда оказалось газетной опечаткой. В доме Анны, под присмотром врачей, Лена выздоровела. Анну же потрясла самоотверженность подруги, и она предложила ей остаться, став названной сестрой (отец был согласен).

Благодарная Лена не могла и мечтать о таком счастье. Анна и Елена пошли в дом к дяде, объявить об этом решении. Анна сказала, что Елена будет жить у нее.

Но тут Толик и Жюли упали на колени и стали горячо просить сестру не уходить из дома. Толик говорил, что, как Пятница, он не сможет жить без Робинзона (т. е.

Елены), а Жюли просила ее, потому что без нее она не сможет действительно исправиться.

И тут случилось пятое чудо: наконец прозрела душа тети Нелли. Она только сейчас поняла, как великодушна Лена, что воистину бесценное она сделала для ее детей. Мать семейства наконец приняла ее, как родную дочь. Жорж, индифферентный ко всему, также, расчувствовавшись, заплакал, его извечный нейтралитет между добром и злом был отброшен в пользу первого.

Вывод

Записки маленькой гимназистки - краткое содержание с планом Чарской

Сегодня (почти через сто лет после написания) опять на пике популярности «Записки маленькой гимназистки». Отзывы читателей утверждают, что повесть жизненна.

Как часто наши современники живут, отвечая ударом на удар, мстят, ненавидят. Становится ли от этого мир вокруг них лучше? Вряд ли.

Книга Чарской нам дает понять, что реально изменить мир к лучшему может лишь доброта и жертвенность.

Источник: https://autogear.ru/article/158/899/zapiski-malenkoy-gimnazistki-kratkoe-soderjanie-lidiya-charskaya-zapiski-malenkoy-gimnazistki/

Лидия Чарская — Записки маленькой гимназистки

Лидия Чарская была в предреволюционные годы самой популярной детской писательницей в России. Повесть «Записки маленькой гимназистки» — одно из лучших ее произведений. История девочки-приемыша привлекает читателей своим лиризмом, чистосердечностью. Это правдивый рассказ о том, как учились, как жили русские дети в начале XX века.

Лидия Чарская

Записки маленькой гимназистки

1. В чужой город, к чужим людям

Тук-тук! Тук-тук! Тук-тук! — стучат колеса, и поезд быстро мчится все вперед и вперед.

Мне слышатся в этом однообразном шуме одни и те же слова, повторяемые десятки, сотни, тысячи раз. Я чутко прислушиваюсь, и мне кажется, что колеса выстукивают одно и то же, без счета, без конца: вот так-так! вот так-так! вот так-так!

Колеса стучат, а поезд мчится и мчится без оглядки, как вихрь, как стрела…

В окне навстречу нам бегут кусты, деревья, станционные домики и телеграфные столбы, наставленные по откосу полотна железной дороги…

Или это поезд наш бежит, а они спокойно стоят на одном месте? Не знаю, не понимаю.

Впрочем, я многого не понимаю, что случилось со мною за эти последние дни.

Господи, как все странно делается на свете! Могла ли я думать несколько недель тому назад, что мне придется покинуть наш маленький, уютный домик на берегу Волги и ехать одной-одинешеньке за тысячи верст к каким-то дальним, совершенно неизвестным родственникам?.. Да, мне все еще кажется, что это только сон, но — увы! — это не сон!..

— Петербург! — раздался за моей спиной голос кондуктора, и я увидела перед собою его доброе широкое лицо и густую рыжеватую бороду.

Этого кондуктора звали Никифором Матвеевичем. Он всю дорогу заботился обо мне, поил меня чаем, постлал мне постель на лавке и, как только у него было время, всячески развлекал меня.

У него, оказывается, была моих лет дочурка, которую звали Нюрой и которая с матерью и братом Сережей жила в Петербурге.

Он мне и адрес даже свой в карман сунул — «на всякий случай», если бы я захотела навестить его и познакомиться с Нюрочкой.

— Очень уж я вас жалею, барышня, — говорил мне не раз во время моего недолгого пути Никифор Матвеевич, — потому сиротка вы, а Бог сироток велит любить.

И опять, одна вы, как есть одна на свете; петербургского дяденьки своего не знаете, семьи его также… Нелегко ведь… А только, если уж очень невмоготу станет, вы к нам приходите.

Меня дома редко застанете, потому в разъездах я все больше, а жена с Нюркой вам рады будут. Они у меня добрые…

Я поблагодарила ласкового кондуктора и обещала ему побывать у него…

— Петербург! — еще раз выкрикнул за моей спиной знакомый голос и, обращаясь ко мне, добавил: — Вот и приехали, барышня. Дозвольте, я вещички ваши соберу, а то после поздно будет. Ишь суетня какая!

И правда, в вагоне поднялась страшная суматоха. Пассажиры и пассажирки суетились и толкались, укладывая и увязывая вещи. Какая-то старушка, ехавшая напротив меня всю дорогу, потеряла кошелек с деньгами и кричала, что ее обокрали. Чей-то ребенок плакал в углу. У двери стоял шарманщик и наигрывал тоскливую песенку на своем разбитом инструменте.

Я выглянула в окно. Господи! Сколько труб я увидала! Трубы, трубы и трубы! Целый лес труб! Из каждой вился серый дымок и, поднимаясь вверх, расплывался в небе. Моросил мелкий осенний дождик, и вся природа, казалось, хмурилась, плакала и жаловалась на что-то.

Поезд пошел медленнее. Колеса уже не выкрикивали свое неугомонное «вот так-так!». Они стучали теперь значительно протяжнее и тоже точно жаловались на то, что машина насильно задерживает их бойкий, веселый ход.

  • И вот поезд остановился.
  • — Пожалуйте, приехали, — произнес Никифор Матвеевич.
  • И, взяв в одну руку мой теплый платок, подушку и чемоданчик, а другою крепко сжав мою руку, повел меня из вагона, с трудом протискиваясь через толпу.

Была у меня мамочка, ласковая, добрая, милая. Жили мы с мамочкой в маленьком домике на берегу Волги.

Домик был такой чистый и светленький, а из окон нашей квартиры видно было и широкую, красивую Волгу, и огромные двухэтажные пароходы, и барки, и пристань на берегу, и толпы гуляющих, выходивших в определенные часы на эту пристань встречать приходящие пароходы… И мы с мамочкой ходили туда, только редко, очень редко: мамочка давала уроки в нашем городе, и ей нельзя было гулять со мною так часто, как бы мне хотелось. Мамочка говорила:

— Подожди, Ленуша, накоплю денег и прокачу тебя по Волге от нашего Рыбинска вплоть до самой Астрахани! Вот тогда-то нагуляемся вдоволь.

Я радовалась и ждала весны.

К весне мамочка прикопила немножко денег, и мы решили с первыми же теплыми днями исполнить нашу затею.

— Вот как только Волга очистится от льда, мы с тобой и покатим! — говорила мамочка, ласково поглаживая меня по голове.

Но когда лед тронулся, она простудилась и стала кашлять. Лед прошел, Волга очистилась, а мамочка все кашляла и кашляла без конца. Она стала как-то разом худенькая и прозрачная, как воск, и все сидела у окна, смотрела на Волгу и твердила:

— Вот пройдет кашель, поправлюсь немного, и покатим мы с тобою до Астрахани, Ленуша!

Но кашель и простуда не проходили; лето было сырое и холодное в этом году, и мамочка с каждым днем становилась все худее, бледнее и прозрачнее.

Наступила осень. Подошел сентябрь. Над Волгой потянулись длинные вереницы журавлей, улетающих в теплые страны. Мамочка уже не сидела больше у окна в гостиной, а лежала на кровати и все время дрожала от холода, в то время как сама была горячая как огонь.

Раз она подозвала меня к себе и сказала:

— Слушай, Ленуша. Твоя мама скоро уйдет от тебя навсегда… Но ты не горюй, милушка. Я всегда буду смотреть на тебя с неба и буду радоваться на добрые поступки моей девочки, а…

Я не дала ей договорить и горько заплакала. И мамочка заплакала также, а глаза у нее стали грустные-грустные, такие же точно, как у того ангела, которого я видела на большом образе в нашей церкви.

  1. Успокоившись немного, мамочка снова заговорила:
  2. — Я чувствую, Господь скоро возьмет меня к Себе, и да будет Его святая воля! Будь умницей без мамы, молись Богу и помни меня… Ты поедешь жить к твоему дяде, моему родному брату, который живет в Петербурге… Я писала ему о тебе и просила приютить сиротку…
  3. Что-то больно-больно при слове «сиротка» сдавило мне горло…

Я зарыдала, заплакала и забилась у маминой постели. Пришла Марьюшка (кухарка, жившая у нас целые девять лет, с самого года моего рождения, и любившая мамочку и меня без памяти) и увела меня к себе, говоря, что «мамаше нужен покой».

Вся в слезах уснула я в эту ночь на Марьюшкиной постели, а утром… Ах, что было утром!..

Я проснулась очень рано, кажется, часов в шесть, и хотела прямо побежать к мамочке.

В эту минуту вошла Марьюшка и сказала:

— Молись Богу, Леночка: Боженька взял твою мамашу к себе. Умерла твоя мамочка.

— Умерла мамочка! — как эхо повторила я.

И вдруг мне стало так холодно-холодно! Потом в голове у меня зашумело, и вся комната, и Марьюшка, и потолок, и стол, и стулья — все перевернулось и закружилось в моих глазах, и я уже не помню, что сталось со мною вслед за этим. Кажется, я упала на пол без чувств…

Очнулась я тогда, когда уже мамочка лежала в большом белом ящике, в белом платье, с белым веночком на голове. Старенький седенький священник читал молитвы, певчие пели, а Марьюшка молилась у порога спальни. Приходили какие-то старушки и тоже молились, потом глядели на меня с сожалением, качали головами и шамкали что-то беззубыми ртами…

— Сиротка! Круглая сиротка! — тоже покачивая головой и глядя на меня жалостливо, говорила Марьюшка и плакала. Плакали и старушки…

На третий день Марьюшка подвела меня к белому ящику, в котором лежала мамочка, и велела поцеловать мне мамочкину руку. Потом священник благословил мамочку, певчие запели что-то очень печальное; подошли какие-то мужчины, закрыли белый ящик и понесли его вон из нашего домика…

Я громко заплакала. Но тут подоспели знакомые мне уже старушки, говоря, что мамочку несут хоронить и что плакать не надо, а надо молиться.

Белый ящик принесли в церковь, мы отстояли обедню, а потом снова подошли какие-то люди, подняли ящик и понесли его на кладбище. Там уже была вырыта глубокая черная яма, куда и опустили мамочкин гроб. Потом яму забросали землею, поставили над нею белый крестик, и Марьюшка повела меня домой.

  • По дороге она говорила мне, что вечером повезет меня на вокзал, посадит в поезд и отправит в Петербург к дяде.
  • — Я не хочу к дяде, — проговорила я угрюмо, — не знаю никакого дяди и боюсь ехать к нему!
  • Но Марьюшка сказала, что стыдно так говорить большой девочке, что мамочка слышит это и что ей больно от моих слов.
  • Тогда я притихла и стала припоминать лицо дяди.
Читайте также:  Анализ стихотворения полонского блажен озлобленный поэт

Я никогда не видела моего петербургского дяди, но в мамочкином альбоме был его портрет. Он был изображен на нем в золотом шитом мундире, со множеством орденов и со звездою на груди. У него был очень важный вид, и я его невольно боялась.

После обеда, к которому я едва притронулась, Марьюшка уложила в старый чемоданчик все мои платья и белье, напоила меня чаем и повезла на вокзал.

Источник: https://mybrary.ru/books/detskaya-literatura/child-prose/208271-lidiya-charskaya-zapiski-malenkoi-gimnazistki.html

Лидия ЧАРСКАЯ. Гимназистки. Тайна.

Добавлено: 29 апреля 2013  |  Просмотров: 9109

  • Как она, Неточка Ларионова, вошла в класс, каким многозначительным взглядом окинула ближайших соседок по партам − они уже поняли, что с их подругой Неточкой случилось нечто.
  • И лицо Неточки, маленькое, курносенькое, с бисеринками веснушек под глазами, у носа и на щеках, говорило за то, что нечто необычайное творилось с его владелицей.
  • На обычной молитве перед занятиями Неточка не могла стоять спокойно, на уроке геометрии тоже, так что учитель Федор Павлович Сабелин два раза окликнул ее, приглашая внимательнее слушать поясняемую им теорему.

Наконец кончился бесконечный первый урок! Небольшой пятиминутный перерыв − и Неточка уже сидит за следующим часом французского языка.

Преподаватель французского принес сегодня классные сочинения и раздал их гимназисткам, делая соответствующие замечания каждой из них. Ах, что значит французское сочинение перед тем, что переживает сейчас Неточка! Положительно ничего не значит перед ее, Неточкиной, тайной!

О, эта тайна!

Из-за нее, из-за этой тайны, бедняжка Неточка не спала целую ночь! От счастья, конечно. Из-за нее со вчерашнего дня не знает покоя, из-за нее же получила замечание от Пифагора, как называют у них в гимназии преподавателя математических наук.

И что это за ужасно неприятное состояние − хранить в себе тайну и не иметь возможности поделиться ею с кем-нибудь из подруг! Ах, ужасно! Ужасно!

Неточка волнуется. Неточка сама не своя. В голове ее шумит вследствие бессонной ночи, в ушах позванивает. Руки Неточки холодны, как лед, а щеки пылают, как печка.

Нет! Нет! Положительно невозможно больше хранить тайну в себе! Это выше сил, данных Творцом, человеку! Это такая пытка, такая…

И почему бы ей, Неточке, не поделиться с кем бы то ни было из подруг этой ее тайной?! С Катей Щелкуниной, например. Она такая тихая, такая молчаливая! Эта уже не предаст, не выдаст.

Эта умеет держать язычок за зубами! Или Ида Крамер, например, тоже не из болтушек и такая поэтичная! Ида поймет ее, Неточку, еще лучше всякой другой, пожалуй. А то, может быть, сообщить Зое?.. Зоя − сама прелесть. Зоя молчалива, как могила.

И Зоя сидит рядом с Неточкой, считается одной из близких ей из класса. Ну конечно, лучше всего открыть тайну Зое Стояновой! Лучше всего!

И недолго думая, Неточка склоняет голову набок и тихонько, чуть слышно, шепчет:

− Зоя! Зоя! Приди в следующую перемену к «крану» в коридор. Слышишь, Зоя! Мне надо переговорить с тобой, посоветоваться насчет одной тайны. Ну понимаешь? Придешь?

− Угу! − кратко соглашается Зоя, хотя мысль ее целиком сейчас в классном журнале, где учитель только что начертал ей, Зое, за сочинение некую цифру, а какую − Зоя не успела как следует проследить.

* * *

Звонок только что возвестил окончание урока. В классе обычная суета. Пока длится перерыв, здесь открываются форточки, а гимназистки в это время прогуливаются в зале и в коридоре. У крана или, вернее, у фильтра с кипяченой водой стоит Неточка, прибежавшая сюда гораздо раньше Зои, и ждет подругу.

Неточка, волнуется. И чего она только копается там, эта Зоя!

Несносная какая − того и гляди кончится перерыв, погонят их всех снова в класс, и не успеет она, пожалуй, сообщить ей свою тайну.

Но вот показалась высокая фигура Стояновой в коридоре. Наконец-то!

Неточка с такой стремительностью кидается навстречу Зое, что чуть не сшибает с ног подвернувшуюся ей по пути тоненькую «первушку».

− Что вы толкаетесь? Такая большая! − ворчливо шипит «первушка» и делает по адресу Неточки злое-презлое лицо…

Но Неточка ничего и никого не видит и не слышит в эти минуты. Никого, кроме Зои. Неточка сама не своя. Она хватает за руку подругу, увлекает ее в самый дальний угол коридора и шепчет голосом, прерывающимся от волнения:

− Я должна сообщить тебе тайну, Зоя, большую-большую тайну!

− Ну?

Неточка хотела было обидеться на равнодушие Зои, но вовремя вспомнила, что обижаться, собственно говоря, не стоит. Ведь в сущности Зоя не знает всей важности ее тайны и, стало быть, не может так же горячо относиться к ней, как сама Неточка. Стало быть, Зоя не виновата ни в чем.

− Слушай, Зоя! − голос Неточки предательски дрожит. − Ты дашь мне клятву, что не скажешь ни одной душе то, что узнаешь от меня сейчас, сию минуту?

− Ну не скажу. А дальше-то что?

«Ах, Боже мой, что за тон!»

Тон отнюдь не соответствует важности момента! Эта Зоя способна заморозить всякий высокий порыв, веточка возмущена, но отступить она уже не может. Взяв Зою за руку, приблизив к ее уху свое разгоряченное лицо, Неточка шепчет:

− Я, Зоя… я… Я сочинила стихи, Зоя!

− Ну и что же?

Этот вопрос способен превратить Неточку в соляной столб, в какой была превращена некогда жена библейского Лота.

Ах, Боже мой! Вот этого она, конечно, никогда, никогда не ожидала. Нет, эта Зоя какое-то бесчувственное, холодное существо! Поэзии в ней столько же, сколько в гимназическом стороже Архипе. Ни чуточки поэзии… Ни-ни!

С обиженным видом и растерзанным сердцем Неточка продолжает:

− Я написала стихи. Понимаешь, я сама вчера вечером написала! Хочешь, я тебе их прочту?

− Ну, − соглашается Зоя и лезет в карман за карамелькой.

− Не хочешь ли? − предупредительно предлагает она Неточке леденец.

Удивительно странная эта Зоя! Не может понять самой простой, самой обыкновенной вещи, что когда автор собирается читать стихи, он меньше всего думает о карамелях! Однако Неточка делает над собою усилие и, воздержавшись от упрека, готового сорваться с языка, вынимает из-за лифа платья тщательно сложенную бумажку и читает неестественным голосом, нараспев скандируя строфы:

  1. Я молода, но жизнь моя − море безбрежное,
  2. Бурливое, темное, ало-мятежное.
  3. В нем мечутся звезды, зеленые, синие, красные,
  4. В нем розы цветут в глубинах гневно-властные.

В нем чайки летают, летают певучие…

И волны гуляют такие могучие…

− Могучие… − еще раз протягивает для чего-то Неточка. Потом поднимает на подругу торжествующий взгляд: − Что? Хорошо?

Зоя молчит с минуту. Только слышно аппетитное хрустение карамельки на зубах.

− Непонятно что-то, − говорит после паузы Зоя, − чайки не поют, во-первых, а кричат… Потом, скажи на милость, какие это ты видела красные и синие звезды?.. Да еще в море! А еще скажи, пожалуйста, почему ало-мятежное море? Алое-то почему?

− Ах, это декадентские стихи! Так нынче пишут! − ужасно волнуется Неточка. − Ты страшно отсталая, Зоя, если не понимаешь этого! Да!

И разобиженная вконец, махнув рукой на свою «непоэтичную подругу», Неточка отошла от Зои, решив в душе, что совсем не следовало делиться с ней тайной.

На уроке русского языка, пока учитель объяснял о сентиментализме произведений Карамзина, Неточка тихонько вытащила свой таинственный листок и снова читала, едва заметно шевеля губами: «Я молода, но жизнь моя море безбрежное… бурливое, темное, ало-мятежное…»

  • Она так увлеклась произведением своей случайной музы, что совсем не заметила, как преподаватель сразу оборвал свою лекцию о Карамзине, встал с кафедры и подошел почти вплотную к ее парте.
  • Очнулась она только тогда, когда услышала зловещую фразу над своим ухом:
  • − Госпожа Ларионова, потрудитесь отдать мне то, чем вы заняты сейчас, так некстати, за уроком!
  • Неточка обомлела.

Отдать листок, открыть тайну! О! Ни за что! Ни за что!

− Пожалуйте! − рука учителя настойчиво протягивалась к ней.

Классная дама спешила к нему на помощь. Нечего делать, пришлось покориться и отдать листок. А через минуту в классе уже звучало: «Я молода, но жизнь моя море безбрежное…» И так далее, и так далее, и так далее… И о красных и синих звездах, и о гневно-властных розах, и о певучих чайках, словом, все, все до самого конца!

Ах, что переживала бедная Неточка в эти минуты!

И уж разумеется, теперь ей совсем не нравились ее декадентские стихи. В передаче учителя они выходили такие сырые, плоские, худые… Совсем, совсем скверные стихи…

Ах, как она страдала, Неточка! Как страдала! Но что было хуже всего − это когда учитель, отложив злополучный листок в сторону, обратился к ней с плохо замаскированной иронией:

− Госпожа Ларионова, очевидно, совсем забыла, что слово «безбрежные» пишется через «е», а не через «ъ», а слово «певчие» как раз наоборот. Очень грубые ошибки. Обратите на них внимание! С такими ошибками стыдно переходить в четвертый класс, m-lle! И он окинул Неточку убийственным, уничтожающим взглядом.

Ах, как это было совестно! Неточке хотелось провалиться сквозь землю, и она внутренне клялась никогда в жизни не писать стихов…

Бедная Неточка! Бедная Неточка!

По тому уже, как быстро вызванная карета «скорой помощи» увозила девочку, было решено, что ее положение опасно. Читать…

Шляпа лежала на комоде, котенок Васька сидел на полу возле комода, а Вовка и Вадик сидели за столом и раскрашивали картинки. Вдруг позади них что-то плюхнулось ─ упало на пол. Они обернулись и увидели на полу возле комода шляпу. Читать…

Источник: https://PeskarLib.ru/l-charskaya/gimnazistki-tayna/

Ссылка на основную публикацию