Елисей, или раздражённый вакх — краткое содержание рассказа майкова

Напротив Семёновских слобод стоит питейный дом «Звезда», находящийся под особой опёкой и покровительством Вакха. Здесь же хранятся его ковш и колесница. Но злые и жадные откупщики, сверх меры возгордившись, повысили цены на спиртное, дабы сам Вакх плясал под их дудку.

Он же, разъярённый тем, что из-за дороговизны вина, пива и мёда люди станут меньше пить, а он лишится своего «дражайшего наследства», собирается отомстить надменным откупщикам.

Вакх отправляется в питейный дом «Звезда» и видит там среди прочих пьяниц жителя Ямской слободы, молодого Елисея, кулачного бойца, буяна, картёжника и пьяницу, который сразу привлекает его внимание.

Выпив пивную чашу анисовой, Елисей разбивает её об лоб чумака (кабатчик, содержатель питейного заведения), так что с полок падают ковши, бутылки и плошки, а между стойкой и окном ломается придел. Вакх с радостью наблюдает за подвигами дюжего молодца и хочет сделать его орудием своей мести.

На шум приходят объездной капрал с драгуном, выслушивают жалобу чумака и арестовывают Елисея, который не смеет ссориться с полицией. Обеспокоенный судьбой Елисея, Вакх на крылатых тиграх летит к своему отцу, Зевсу. Тот спит, допьяна упившись нектаром.

Юнона, супруга Зевса, будит его, и Вакх, плача, вопрошает родителя, почему тот отдал вино в руки злых и скаредных откупщиков, и напоминает ему про обещание, некогда данное Вакху: споить всех на этом свете.

Почему же теперь Зевс нарушает свой обет? Тот отвечает сыну, что получил прошение от Цереры: она жалуется на то, что крестьяне совсем спились и перестали заниматься земледелием.

Вакх убеждает Зевса созвать всех богов на совет, чтобы рассудить их с Церерой, и просит отца помочь освободить Елисея из тюрьмы. Зевс призывает к себе Ермия (Гермеса. — А. В.), велит ему собрать всех обитателей Олимпа, а после этого — освободить Елисея.

Ночью Ермий под видом капрала пробирается в полицейскую тюрьму и безуспешно пытается разбудить пьяного Елисея, рядом с которым столь же крепким сном спит подвыпившая молодка в расстёгнутом платье.

Тогда Ермий раздевает их обоих, переодевает девицу в одежду Елисея, а его — в женское платье, вылетает с бесчувственным Елисеем в окно и переносит его в Калинкин дом, где томятся под караулом распутные женщины.

Утром начальница будит своих подопечных и поручает каждой какую-нибудь работу. Елисей, очухавшись, думает, что каким-то чудом попал в женский монастырь, а суровую престарелую начальницу принимает за игуменью. Та сразу догадывается, что мнимая девица — самый что ни на есть добрый молодец. Воспылав к нему страстью, она уводит его к себе в покои и просит, чтобы юноша во всём открылся ей.

Тот подробно рассказывает ей историю своей жизни: до того как стать ямщиком в Питере, он с братом, женой и матушкой жил в Зимогорье. У зимогорцев с валдайцами вышла ссора из-за того, что они никак не могли провести границу между своими пастбищами.

Дело дошло до кровавого побоища: брату Илюхе напрочь отгрызли ухо, а матушку, которая осталась дома и молилась, чтобы её дети вернулись живыми, от страха за них так прохватил понос, что она отдала Богу душу.

Елисея же выслали в Питер и определили ямщиком на станции.

Выслушав историю Елисея, начальница предлагает ему делить с ней ложе и тогда у него ни в чём не будет недостатка. При этом она требует, чтобы он был осторожен и ни с кем из арестованных распутниц не разговаривал.

Тем временем по велению Зевса боги собираются на совет, чтобы рассудить спор между Вакхом и Церерой. Церера излагает причины своего недовольства пьянством пахарей.

Вакх же оправдывается тем, что вино веселит сердце человека: даже самый несчастный, выпив чарку, забывает о своих бедах, а воин во хмелю становится храбрее.

Зевс, выслушав Цереру и Вакха, изрекает следующее: он, Зевс, низложивший Трою ради того, чтобы воздвигнуть Рим, собирается возвести на трон Премудрость. Она произведёт «полезнейший закон», который усмирит откупщиков, и тогда откупщики и пахари не будут мешать друг другу.

Начальница, отправив спать своих подопечных, наряжается и прихорашивается, надеясь с помощью белил и румян «возбудить к забавам» приглянувшегося ей Елисея. Тот не обманывает её ожиданий.

Но уснуть им не удаётся: начальник стражи, уже немолодой человек, тайно влюблённый в начальницу, обходит дозором все комнаты и обнаруживает Елисея, который едва успевает надеть женское платье.

Видя девицу, которая не числится у него в реестре, начальник стражи сердится и, несмотря на уговоры начальницы, велит взять неизвестную под арест.

Ермий, на этот раз принявший вид петиметра (щёголя, модника. — А. В.), снова выручает Елисея: он даёт ему шапку-невидимку, в которой тот снова проникает в комнату начальницы и проводит с ней остаток ночи в любовных утехах. Утром начальник стражи, обнаружив пропажу арестованной, наказывает сержанта, упустившего беглянку.

Елисей живёт припеваючи, ни в чем не зная нужды, и услаждает старушку любовью, не снимая с себя шапки-невидимки. Однако через несколько месяцев Вакх внушает Елисею желание уйти из Калинкина дома, чтобы постращать откупщиков. Однажды утром, когда начальница спит, Елисей в шапке-невидимке уходит, оставив у неё свои портки и камзол.

Начальник стражи обнаруживает в её комнате мужскую одежду и собирается высечь старушку, но та ласковым обхождением добивается прощения.

Елисей идёт в Питер через лес и, утомившись, засыпает. Его будят крики какой-то женщины, которую преследуют два злодея. Елисей в шапке-невидимке избивает негодяев, они же не могут понять, в чём дело: поскольку каждый думает, что драку начал один из них, они начинают что есть силы тузить друг друга, пока оба не валятся без чувств. Женщина оказывается женой Елисея.

Она рассказывает ему о своих приключениях: после того как Елисея разлучили с ней, она отправилась за ним в Питер.

Имея крайнюю нужду в деньгах, она устроилась работницей на кирпичный завод к одному немцу, но однажды ночью жена хозяина застала своего мужа у неё в постели и воспылала к ней такой лютой ненавистью, что ей пришлось уйти, претерпев от ревнивой немки жестокие побои.

Жена Елисея попала в полицию, где переночевала, а утром обнаружила, что кто-то переодел её в мужскую одежду. Когда её выпустили, она пошла жить к секретарю, который воровал казённые деньги.

Но, опасаясь, что его разоблачат, он решил уехать, а ей пришлось снова искать себе место.

Елисей не укоряет жену в том, что она не отличалась скромным поведением, и отсылает её в Ямскую слободу, чтобы она дожидалась его там.

Сам же Елисей остаётся в лесу. Здесь ему является Силён, который отводит его в дом богатого откупщика из раскольников. Елисей ищет винные погреба и заходит в баню, где старый откупщик парится с молодой женой.

Елисей в шапке-невидимке устраивает в бане такой жар, что откупщик с женой убегают, не понимая, в чём дело. А Елисей парится в своё удовольствие, после чего приходит в палаты откупщика и прячется под его кроватью.

Начинается сильная гроза, и испуганный откупщик встаёт с кровати, чтобы зажечь свечу и помолиться Богу. Елисей же в своей шапке-невидимке ложится на его место и овладевает его спящей женой.

Откупщик ложится в постель и замечает, что с его женой творится что-то неладное. Но Елисей успевает спрыгнуть с кровати. Обеспокоенный откупщик будит жену, и та рассказывает ему, что во сне ей померещилось, будто на ней кто-то возлежал.

Откупщик думает, что в его доме завелись черти, и собирается позвать ворожею.

Елисей находит винный погреб, сбивает кулаком замки и пьёт в своё удовольствие. К откупщику приходит старуха ворожея и похваляется перед ним: дескать, она мастерица на разную ворожбу и заговоры и легко может снять с любого пьяницы пристрастие к вину.

Откупщика настораживает её последнее заявление, и он требует, чтобы она не отучала от вина, а, напротив, привораживала народ к спиртному. Та отказывается, и он прогоняет её. Елисей же всё это время бражничает.

Ему начинает казаться, что сам Вакх со своей свитой приходит ему на подмогу и они учиняют разгром в погребе, после чего отправляются опустошать погреба других откупщиков.

Зевс с Олимпа наблюдает за подвигами Елисея и решает созвать богов, чтобы те посоветовали ему, как поступить со столь дерзким и удалым пьяницей. Боги разделяются во мнении, но большинство из них хочет казнить Елисея.

Зевс, выслушав их мнение, объявляет собранию, что нашёл верное решение. Он оповещает богов о том, что скоро у питейного дома «Рука» соберётся народ на кулачный бой.

Там Елисей покажет чудеса молодецкой удали, после чего судьба его будет решена: из лихого кулачного бойца должен получиться отличный воин.

В назначенный день купцы с ямщиками идут стенка на стенку, и Елисей в своей шапке-невидимке устраивает разгром в стане противника, но кто-то сбивает с него волшебную шапку, забияку хватают и забривают в солдаты.

Питейный дом «Звезда» находится под покровительством Вакха. Чтобы Вакх подчинился скупым и жадным откупщикам, они подняли стоимость спиртного. Обиженный и разгневанный юноша решил им отомстить.

Переступив порог «Звезды» он встретил среди пьяных посетителей Елисея – картежника, пьяницу и кулачного бойца. Он ведет себя достаточно буйно, привлекая к себе внимание окружающих: много пьет, а пустую чашу, разбивает об лоб чумака, устраивая полный хаос на полках. Глядя на подвиг молодого бойца, Вакх решает с его помощью совершить акт мести.

В заведении появляется полиция и уводит Елисея. Вакх, испугавшись исчезновения своего орудия мщения, отправляется к Зевсу – своему отцу.

Разбудив спящего Зевса, парень начинает жаловаться ему на откупщиков и вспоминает про обещание, данное отцом: споить весь мир. Великий Бог сообщил сыну, что Церера пожаловался на крестьян, которые перестали работать из-за распития вина.

Тогда Вакх предлагает отцу собрать совет богов и решить вопрос с Церерой, а Елисея освободить.

Ночью Ермий организовывает побег спящего Елисея и переносит его в Калинкин дом с распутными дамами. Наутро, увидав Елисея, начальница дома почувствовала страсть к молодцу. В ее покоях парень рассказал о своей жизни.

Елисей родом из Зимогорья. На родине возник кровавый конфликт, в результате которого парень лишился матери и брата, и стал ямщиком в Питере. Растроганная начальница предлагает бойцу стать ее любовником.

В это время на совете богов решается спор между Зевсом и Церерой. Решением стало воздвижение на трон Премудрости, чтобы произвести «полезнейший закон» и рассудить откупщиков и пахарей.

В доме распутья Елисея в женском платье находит начальник стражи и велит взять его под арест. Но на помощь снова приходит Ермий и дает парню шапку-невидимку. Через некоторое время бойца просит о помощи Вакх и тот покидает дом утех.

По дороге в Питер Елисей странным образом встречает свою жену, которая рассказывает мужу о своих нелегких приключениях. Выслушав девушку, молодец отправляет ее в Ямскую слободу ждать его, а сам остается в лесу. После он отправляется в дом откупщика, чтобы найти винные погреба. В шапке-невидимке, он парится в его бане, овладевает его женой, находит вино и напивается.

Наблюдавший за дерзкими действиями Елисея Зевс, собирает снова совет богов. Парня хотят казнить, но царь Олимпа решает отправить его на кулачный бой. Здесь с Елисея сбивают волшебную шапку и забирают служить в армию.

Источник: https://www.allsoch.ru/majkov/elisej_ili_razdrazhennij_vakh/

Майков «Елисей, или Раздраженный Вакх» – краткое содержание и анализ — Русская историческая библиотека

Эпопеи-пародии на героическую «псевдоклассическую поэму», появившиеся в эту эпоху на русском языке, тоже доказывают, что классицизм не был у нас особенно популярен.

Уже в «Душеньке» Богдановича звучат насмешки над почитаемыми поклонниками классицизма богами древности. Поэмы Василия Ивановича Майкова «Игрок Ломбера» (1763) и «Елисей, или раздраженный Вакх» (1769), поэмы Осипова, Котельницкого «Энеида, вывороченная наизнанку» (travesti), «Похищение Прозерпины» – представляют собою наиболее известные русские произведения этого типа.

Содержание самой остроумной из этих поэм – «Елисей» – следующее:

Поэма эта – «пародия» на классические поэмы (Илиаду). Но её действие происходит не в Древней Греции, а в русской деревне.

Бог Вакх, рассерженный на то, что откупщики подняли цены на вино, мстит им при помощи пьяного Елисея, ямщика из Зимогорья, который разносит их погреба. Зевс гневается на бесчинного ямщика, – и, согласно его решению, Елисей отдан в солдаты.

  • Валдайцы и зимогорцы изображают собою греков и троян; кулачные бои и поединки за сенокос, гнев Елисея, напоминающий гнев Ахилла в начале «Илиады», соблюдение ложноклассических правил и выражений («пою», обращение к «лире»), – все это делает произведение Майкова удачной пародией на серьезные поэмы.
  • Олимпийцы представлены в грубовато-карикатурном виде. Юпитер, например, жалуется, что все на земле спились до того, что «винный дым» –
  • Восходит даже к сим селениям моим И выкурил собой глаза мои до крошки, Которы, сам ты знаешь, будто плошки! А ныне, видишь ты, уж стали, как сморчки,
  • И для того-то я ношу теперь очки!
  • Бог Гермес, «как гончий пес», летит собирать олимпийцев на совет, между тем, боги разбрелась и занялись каждый своим делом:
  • Плутон по мертвеце с жрецами пировал, Вулкан на Устюжне пивной котел ковал.
  • Геркулес увлекся с деревенскими мальчишками игрой в «суки». Нептун утешался тем, что своим трезубцем –
  • Мутил от солнышка растаявшую лужу И преужасные в ней волны воздымал.

Ценна поэма Майкова сильною примесью народно-поэтического элемента. Сказки, былины и песни, очевидно, хорошо знакомы автору, так как оттуда он заимствует целые картины. Сам писатель на это указывает. Так, по его словам, наряд героя взят им из народной песни:

  1. Персидский был кушак, а шапочка соболья, Из песни взят убор, котору у приволья Бурлаки волжские, напившися, поют,
  2. А песенку сию «Камышенкой» зовут!
  3. Драка пьяного Елисея изображена словами былины:
Читайте также:  Жизнь на земле - доклад-сообщение

Где с нею он пройдет, – там улица явится! А где повернется, – там площадь становится!

Тяготея к народным образам и картинам, Майков зло вышучивал те высокопарные и деланные образы, которыми богат был псевдоклассицизм.

Пародируя однажды такие стихи, Майков прибавил, что, «хотя в них смысла мало», но он все-таки поместил их в свою поэму, для показания, как «естество» себя «хитро в них изломало». Эта защита естества, т. е.

художественной естественности, правды, привела Майкова и многих других русских писателей, с одной стороны, к пародиям на псевдоклассицизм, – с другой, приучило внимательнее относиться к простому, бесхитростному творчеству народа.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/5710-majkov-elisej-ili-razdrazhennyj-vakkh-kratkoe-soderzhanie-i-analiz

Краткое содержание Елисей, или Раздраженный Вакх Майков

Напротив Семеновских слобод стоит питейный дом “Звезда”, находящийся под особой опекой и покровительством Вакха. Здесь же хранятся его ковш и колесница. Но злые и жадные откупщики, сверх меры возгордившись, повысили цены на спиртное, дабы сам Вакх плясал под их дудку.

Он же, разъяренный тем, что из-за дороговизны вина, пива и меда люди станут меньше пить, а он лишится своего “дражайшего наследства”, собирается отомстить надменным откупщикам.

Вакх отправляется в питейный дом “Звезда” и видит там среди прочих пьяниц жителя Ямской слободы, молодого Елисея, кулачного бойца, буяна, картежника и пьяницу, который сразу привлекает его внимание.

Выпив пивную чашу анисовой, Елисей разбивает ее об лоб чумака (кабатчик, содержатель питейного заведения), так что с полок падают ковши, бутылки и плошки, а между стойкой и окном ломается придел. Вакх с радостью наблюдает за подвигами дюжего молодца и хочет сделать его орудием своей мести.

На шум приходят объездной капрал с драгуном, выслушивают жалобу чумака и арестовывают Елисея, который не смеет ссориться с полицией. Обеспокоенный судьбой Елисея, Вакх на крылатых тиграх летит к своему отцу, Зевсу. Тот спит, допьяна упившись нектаром.

Юнона, супруга Зевса, будит его, и Вакх, плача, вопрошает родителя, почему тот отдал вино в руки злых и скаредных откупщиков, и напоминает ему про обещание, некогда данное Вакху: споить всех на этом свете.

Почему же теперь Зевс нарушает свой обет? Тот отвечает сыну, что получил прошение от Цереры: она жалуется на то, что крестьяне совсем спились и перестали заниматься земледелием.

Вакх убеждает Зевса созвать всех богов на совет, чтобы рассудить их с Церерой, и просит отца помочь освободить Елисея из тюрьмы. Зевс призывает к себе Ермия (Гермеса. – А. В.), велит ему собрать всех обитателей Олимпа, а после этого – освободить Елисея.

Ночью Ермий под видом капрала пробирается в полицейскую тюрьму и безуспешно пытается разбудить пьяного Елисея, рядом с которым столь же крепким сном спит подвыпившая молодка в расстегнутом платье.

Тогда Ермий раздевает их обоих, переодевает девицу в одежду Елисея, а его – в женское платье, вылетает с бесчувственным Елисеем в окно и переносит его в Калинкин дом, где томятся под караулом распутные женщины.

Утром начальница будит своих подопечных и поручает каждой какую-нибудь работу. Елисей, очухавшись, думает, что каким-то чудом попал в женский монастырь, а суровую престарелую начальницу принимает за игуменью. Та сразу догадывается, что мнимая девица – самый что ни на есть добрый молодец. Воспылав к нему страстью, она уводит его к себе в покои и просит, чтобы юноша во всем открылся ей.

Тот подробно рассказывает ей историю своей жизни: до того как стать ямщиком в Питере, он с братом, женой и матушкой жил в Зимогорье. У зимогорцев с валдайцами вышла ссора из-за того, что они никак не могли провести границу между своими пастбищами.

Дело дошло до кровавого побоища: брату Илюхе напрочь отгрызли ухо, а матушку, которая осталась дома и молилась, чтобы ее дети вернулись живыми, от страха за них так прохватил понос, что она отдала Богу душу.

Елисея же выслали в Питер и определили ямщиком на станции.

Выслушав историю Елисея, начальница предлагает ему делить с ней ложе и тогда у него ни в чем не будет недостатка. При этом она требует, чтобы он был осторожен и ни с кем из арестованных распутниц не разговаривал.

Тем временем по велению Зевса боги собираются на совет, чтобы рассудить спор между Вакхом и Церерой. Церера излагает причины своего недовольства пьянством пахарей.

Вакх же оправдывается тем, что вино веселит сердце человека: даже самый несчастный, выпив чарку, забывает о своих бедах, а воин во хмелю становится храбрее.

Зевс, выслушав Цереру и Вакха, изрекает следующее: он, Зевс, низложивший Трою ради того, чтобы воздвигнуть Рим, собирается возвести на трон Премудрость. Она произведет “полезнейший закон”, который усмирит откупщиков, и тогда откупщики и пахари не будут мешать друг другу.

Начальница, отправив спать своих подопечных, наряжается и прихорашивается, надеясь с помощью белил и румян “возбудить к забавам” приглянувшегося ей Елисея. Тот не обманывает ее ожиданий.

Но уснуть им не удается: начальник стражи, уже немолодой человек, тайно влюбленный в начальницу, обходит дозором все комнаты и обнаруживает Елисея, который едва успевает надеть женское платье.

Видя девицу, которая не числится у него в реестре, начальник стражи сердится и, несмотря на уговоры начальницы, велит взять неизвестную под арест.

Ермий, на этот раз принявший вид петиметра (щеголя, модника. – А. В.), снова выручает Елисея: он дает ему шапку-невидимку, в которой тот снова проникает в комнату начальницы и проводит с ней остаток ночи в любовных утехах. Утром начальник стражи, обнаружив пропажу арестованной, наказывает сержанта, упустившего беглянку.

Елисей живет припеваючи, ни в чем не зная нужды, и услаждает старушку любовью, не снимая с себя шапки-невидимки. Однако через несколько месяцев Вакх внушает Елисею желание уйти из Калинкина дома, чтобы постращать откупщиков. Однажды утром, когда начальница спит, Елисей в шапке-невидимке уходит, оставив у нее свои портки и камзол.

Начальник стражи обнаруживает в ее комнате мужскую одежду и собирается высечь старушку, но та ласковым обхождением добивается прощения.

Елисей идет в Питер через лес и, утомившись, засыпает. Его будят крики какой-то женщины, которую преследуют два злодея. Елисей в шапке-невидимке избивает негодяев, они же не могут понять, в чем дело: поскольку каждый думает, что драку начал один из них, они начинают что есть силы тузить друг друга, пока оба не валятся без чувств. Женщина оказывается женой Елисея.

Она рассказывает ему о своих приключениях: после того как Елисея разлучили с ней, она отправилась за ним в Питер.

Имея крайнюю нужду в деньгах, она устроилась работницей на кирпичный завод к одному немцу, но однажды ночью жена хозяина застала своего мужа у нее в постели и воспылала к ней такой лютой ненавистью, что ей пришлось уйти, претерпев от ревнивой немки жестокие побои.

Жена Елисея попала в полицию, где переночевала, а утром обнаружила, что кто-то переодел ее в мужскую одежду. Когда ее выпустили, она пошла жить к секретарю, который воровал казенные деньги.

Но, опасаясь, что его разоблачат, он решил уехать, а ей пришлось снова искать себе место.

Елисей не укоряет жену в том, что она не отличалась скромным поведением, и отсылает ее в Ямскую слободу, чтобы она дожидалась его там.

Сам же Елисей остается в лесу. Здесь ему является Силен, который отводит его в дом богатого откупщика из раскольников. Елисей ищет винные погреба и заходит в баню, где старый откупщик парится с молодой женой.

Елисей в шапке-невидимке устраивает в бане такой жар, что откупщик с женой убегают, не понимая, в чем дело. А Елисей парится в свое удовольствие, после чего приходит в палаты откупщика и прячется под его кроватью.

Начинается сильная гроза, и испуганный откупщик встает с кровати, чтобы зажечь свечу и помолиться Богу. Елисей же в своей шапке-невидимке ложится на его место и овладевает его спящей женой.

Откупщик ложится в постель и замечает, что с его женой творится что-то неладное. Но Елисей успевает спрыгнуть с кровати. Обеспокоенный откупщик будит жену, и та рассказывает ему, что во сне ей померещилось, будто на ней кто-то возлежал.

Откупщик думает, что в его доме завелись черти, и собирается позвать ворожею.

Елисей находит винный погреб, сбивает кулаком замки и пьет в свое удовольствие. К откупщику приходит старуха ворожея и похваляется перед ним: дескать, она мастерица на разную ворожбу и заговоры и легко может снять с любого пьяницы пристрастие к вину.

Откупщика настораживает ее последнее заявление, и он требует, чтобы она не отучала от вина, а, напротив, привораживала народ к спиртному. Та отказывается, и он прогоняет ее. Елисей же все это время бражничает.

Ему начинает казаться, что сам Вакх со своей свитой приходит ему на подмогу и они учиняют разгром в погребе, после чего отправляются опустошать погреба других откупщиков.

Зевс с Олимпа наблюдает за подвигами Елисея и решает созвать богов, чтобы те посоветовали ему, как поступить со столь дерзким и удалым пьяницей. Боги разделяются во мнении, но большинство из них хочет казнить Елисея.

Зевс, выслушав их мнение, объявляет собранию, что нашел верное решение. Он оповещает богов о том, что скоро у питейного дома “Рука” соберется народ на кулачный бой.

Там Елисей покажет чудеса молодецкой удали, после чего судьба его будет решена: из лихого кулачного бойца должен получиться отличный воин.

В назначенный день купцы с ямщиками идут стенка на стенку, и Елисей в своей шапке-невидимке устраивает разгром в стане противника, но кто-то сбивает с него волшебную шапку, забияку хватают и забривают в солдаты.

Вариант 2

Питейный дом “Звезда” находится под покровительством Вакха. Чтобы Вакх подчинился скупым и жадным откупщикам, они подняли стоимость спиртного. Обиженный и разгневанный юноша решил им отомстить.

Переступив порог “Звезды” он встретил среди пьяных посетителей Елисея – картежника, пьяницу и кулачного бойца. Он ведет себя достаточно буйно, привлекая к себе внимание окружающих: много пьет, а пустую чашу, разбивает об лоб чумака, устраивая полный хаос на полках. Глядя на подвиг молодого бойца, Вакх решает с его помощью совершить акт мести.

В заведении появляется полиция и уводит Елисея. Вакх, испугавшись исчезновения своего орудия мщения, отправляется к Зевсу – своему отцу.

Разбудив спящего Зевса, парень начинает жаловаться ему на откупщиков и вспоминает про обещание, данное отцом: споить весь мир. Великий Бог сообщил сыну, что Церера пожаловался на крестьян, которые перестали работать из-за распития вина.

Тогда Вакх предлагает отцу собрать совет богов и решить вопрос с Церерой, а Елисея освободить.

Ночью Ермий организовывает побег спящего Елисея и переносит его в Калинкин дом с распутными дамами. Наутро, увидав Елисея, начальница дома почувствовала страсть к молодцу. В ее покоях парень рассказал о своей жизни.

Елисей родом из Зимогорья. На родине возник кровавый конфликт, в результате которого парень лишился матери и брата, и стал ямщиком в Питере. Растроганная начальница предлагает бойцу стать ее любовником.

В это время на совете богов решается спор между Зевсом и Церерой. Решением стало воздвижение на трон Премудрости, чтобы произвести “полезнейший закон” и рассудить откупщиков и пахарей.

В доме распутья Елисея в женском платье находит начальник стражи и велит взять его под арест. Но на помощь снова приходит Ермий и дает парню шапку-невидимку. Через некоторое время бойца просит о помощи Вакх и тот покидает дом утех.

Читайте также:  Белый бим чёрное ухо - краткое содержание рассказа троепольского

По дороге в Питер Елисей странным образом встречает свою жену, которая рассказывает мужу о своих нелегких приключениях. Выслушав девушку, молодец отправляет ее в Ямскую слободу ждать его, а сам остается в лесу. После он отправляется в дом откупщика, чтобы найти винные погреба. В шапке-невидимке, он парится в его бане, овладевает его женой, находит вино и напивается.

Наблюдавший за дерзкими действиями Елисея Зевс, собирает снова совет богов. Парня хотят казнить, но царь Олимпа решает отправить его на кулачный бой. Здесь с Елисея сбивают волшебную шапку и забирают служить в армию.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-elisej-ili-razdrazhennyj-vakx-majkov/

Ирои-комическая поэма В. И. Майкова «Елисей, или раздраженный Вакх». Пародийный аспект сюжета

 История русской литературы XVIII векаЛебедева О. Б.

Ирои-комическая поэма В. И. Майкова «Елисей, или раздраженный Вакх». Пародийный аспект сюжета

Первая бурлескная русская поэма Василия Ивановича Майкова «Елисей или раздраженный Вакх» родилась на волне литературной полемики, перешедшей в новое поколение писателей 1770 гг. по наследству от Ломоносова и Сумарокова.

Майков был поэтом сумароковской школы: в его поэме содержится чрезвычайно лестная характеристика Сумарокова: «Другие и теперь на свете обитают, // Которых жительми парнасскими считают», – к этим стихам Майков сделал примечание: «Каков г. Сумароков и ему подобные»[101].

Непосредственным поводом к созданию поэмы «Елисей, или раздраженный Вакх» стала опубликованная в начале 1770 г. первая песнь «Энеиды» Вергилия, перевод которой был выполнен поэтом ломоносовской школы Василием Петровым.

Как справедливо отмечает В. Д. Кузьмина, «перевод этот, несомненно, был инспирирован кругами, близкими Екатерине II. Монументальная эпическая поэма была призвана сыграть в России XVIII в.

примерно ту же роль, какую она сыграла при своем появлении в Риме во времена Августа; она должна была прославить верховную власть»[102] — тем более что в 1769 г., как мы помним, была опубликована «Тилемахида» Тредиаковского, отнюдь не представлявшая собою апологию русской монархии. По предположению В. Д.

Кузьминой, первая песнь «Энеиды» в переводе Петрова, отдельно от контекста всей поэмы, была аллегорическим восхвалением Екатерины II в образе мудрой карфагенской царицы Дидоны[103].

Поэма Майкова «Елисей, или раздраженный Вакх» первоначально была задумана как пародия на перевод Петрова, причем литературная форма борьбы, пародия, стала своеобразной формой борьбы политической. В этом плане бурлескная поэма Майкова оказалась сродни пародийным публикациям в журнале Н. И.

Новикова «Трутень», где для пародийной перелицовки активно использовались тексты Екатерины II.

Таким образом, в политический диалог власти и подданных героическая и бурлескная поэма оказались вовлечены наряду с сатирической публицистикой, и не в последнюю очередь этим обстоятельством обусловлены новаторские эстетические свойства русской ирои-комической поэмы.

Сюжет поэмы «Елисей, или раздраженный Вакх» сохранил очевидные следы своего изначального пародического задания. Первые же стихи травестируют канонический эпический зачин, так называемые «предложение» – обозначение темы и «призывание» – обращение поэта к вдохновляющей его музе, причем это не просто зачин эпической поэмы, но зачин «Энеиды» Вергилия; в современном переводе он звучит так:

  • Битвы и мужа пою, кто в Италию первым из Трои –
  • Роком ведомый беглец, к берегам приплывал лавинийским ‹…›
  • Муза, поведай о том, по какой оскорбилась причине
  • Так царица богов, что муж, благочестием славный,
  • Столько по воле ее претерпел превратностей горьких ‹…›[104] .

В переводе Петрова «предложение» и «призывание» звучали следующим образом:

  1. Пою оружий звук и подвиги героя ‹…›
  2. Повеждь, о муза, мне, чем сильно божество
  3. На толь неслыханно подвиглось суровство ‹…›

И вот зачин поэмы Майкова:

  • Пою стаканов звук, пою того героя,
  • Который, во хмелю беды ужасны строя,
  • В угодность Вакхову средь многих кабаков
  • Бывал и опивал ярыг и чумаков. ‹…›
  • О Муза! Ты сего отнюдь не умолчи,
  • Понеждь, или хотя с похмелья проворчи,
  • Коль попросту тебе сказати невозможно ‹…› (230).

Особенно текст первой песни поэмы Майкова насыщен пародийными реминисценциями из перевода Петрова и личными выпадами в его адрес.

Описание «питейного дома названием Звезда» – «Сей дом был Вакховой назначен быть столицей; // Под особливым он его покровом цвел» (230) – дословно совпадает с описанием любимого Юноной города Карфагена в переводе Петрова: «Она намерила вселенныя столицей // Сей град произвести, коль есть на то предел: // Под особливым он ее покровом цвел».

В первой песне содержится и так называемая «личность» – сатирический выпад уже не столько в адрес текста, сколько в адрес его создателя. Описывая занятия Аполлона, окруженного сборищем бездарных писателей, Майков помещает в эту группу и своего литературного врага:

  1. Не в самой праздности нашел и Аполлона ‹…›
  2. Он у крестьянина дрова тогда рубил
  3. И, высунув язык, как пес, уставши, рея,
  4. Удары повторял в подобие хорея,
  5. А иногда и ямб, и дактиль выходил;
  6. Кругом его собор писачек разных был ‹…›
  7. И, выслушавши все удары топора,
  8. Пошли всвояси все, как будто мастера; ‹…›
  9. Иной из них возмнил, что русский он Гомер,
  10. Не зная, каковой в каких стихах размер,
  11. Другой тогда себя с Вергилием равняет,
  12. Когда еще почти он грамоте не знает ‹…› (234).

И весь сюжет поэмы «Елисей, или раздраженный Вакх» сохранил на себе следы первоначального пародийного замысла Майкова: основные сюжетные ситуации «Елисея» представляют собой очевидные бурлескные перелицовки сюжетных ситуаций «Энеиды».

Эней Вергилия явился причиной ссоры богинь Юноны и Венеры – подобно ему майковский герой становится орудием разрешения спора между богиней плодородия Церерой и богом вина Вакхом по поводу того, как нужно использовать плоды земледелия – печь хлеб или гнать водку и пиво.

Венера укрывает Энея от гнева Юноны в Карфагене, внушив карфагенской царице любовь к Энею и окутав его облаком, которое делает его невидимым.

У Майкова этот сюжетный ход переосмысляется следующим образом: по поручению Вакха Гермес похищает Елисея из тюрьмы и, спрятав под шапкой-невидимкой, укрывает от полиции в Калинкинском работном доме (исправительное заведение для девиц легкого поведения), где Елисей проводит время с влюбившейся в него пожилой начальницей и рассказывает ей историю своей жизни, где центральное место занимает своеобразный батальный эпос – повествование о битве жителей двух соседних деревень, Валдая и Зимогорья, за сенокосные луга. Нетрудно заметить, что этот эпизод является бурлескной перелицовкой знаменитого рассказа Энея о разрушении Трои и последней битве греков и троянцев. Эней покидает Дидону, следуя начертаниям своей судьбы – он должен основать Рим; а безутешная Дидона после отплытия Энея бросается в костер. Майковскому Елисею охоту уйти от начальницы Калинкинского работного дома внушает Вакх, и Елисей бежит под шапкой-невидимкой, оставив в спальне начальницы «свои и порты, и камзол», и начальница, обиженная на Елисея, сжигает его одежду в печке. Здесь пародийный план поэмы Майкова окончательно выходит на поверхность текста:

  • Как отплыл от сея Дидоны прочь Эней,
  • Но оная не так, как прежняя, стенала
  • И с меньшей жалостью Елесю вспоминала:
  • Она уже о нем и слышать не могла.
  • Портки его, камзол в печи своей сожгла,
  • Когда для пирогов она у ней топилась;
  • И тем подобною Дидоне учинилась (242).

И если вспомнить, кто был прообразом мудрой карфагенской царицы для Петрова – переводчика «Энеиды», то здесь возникает весьма рискованная параллель: в поэме Майкова Дидоне соответствует сластолюбивая начальница Калинкинского дома: вариация на тему «устарелой кокетки» новиковских журналов.

Следующая глава

НОВЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ А. Н. МАЙКОВА. (Приложение к «Русскому вестнику» 1864 года.)
Для всех очевидно, что искусство мало-помалу начинает расширять свои пределы и допускать в свою область такие элементы, которые долгое время считались ему чуждыми. Искусство жило отдельною от

Новые стихотворения А. Н. Майкова
(Приложение к «Русскому вестнику» 1864 года.) «Совр.», 1864, № 2, отд. II, стр. 260–271.
Сохранились корректурные гранки рецензии в наборе для «Современника». На л. 1 помета: «2 корр февр 24». По этим гранкам восстанавливаются

Моральный аспект
Если вы то и дело начинаете тексты и бросаете, не закончив, если быстро теряете интерес и желание дописать до конца — вполне возможно, в них просто нет того, что для вас по-настоящему важно. Стержнем любого произведения должны быть вы сами, ваши ценности,

Джеймс Шапиро
Пролог к книге «1599: Год в жизни Уильяма Шекспира»
© Перевод Е. Доброхотова-Майкова Декабрь 1598 года выдался холодным — настолько, что Темза под Лондонским мостом почти замерзла. В Рождество началась оттепель, и самые стойкие любители зрелищ — те, кто не

Джонатан Бейт
Из уважения к истине
© Перевод Е. Доброхотова-Майкова Приводимое ниже интервью было взято 27 ноября 2002 года журналистом Уэном Стивенсоном для веб-сайта студии FRONTLINE, снявшей документальный телесериал «Много шума из-за того-сего».Уэн Стивенсон. Что это за

Поэма «Мертвые души» (1835–1852). Замысел и источники сюжета поэмы
Считается, что так же, как и сюжет «Ревизора», сюжет «Мертвых душ» Гоголю подсказал Пушкин. Известны два рассказа, связанные с именем Пушкина и сопоставимые с фабулой «Мертвых душ». Во время его пребывания в

НАЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ МИФА
Артур был кельтом. С дедов-прадедов и всем существом. Больше того, Артур был идеализированным кельтом. Он попросту должен был быть таким. Кто не поймет этого, тот никогда не поймет легенды.О днях праздников и кельтских обрядов я уже упоминал, о

Артур — христианин или язычник?
Религиозный аспект мифа
Во что верил Артур?До прибытия римлян душами бриттов управляли друиды от имени богатейшего и красочного кельтского пантеона. Потом появились римляне. Эти, как известно, были религиозно терпимы и… адаптативны.

Национальный аспект мифа
Артур был кельтом. С дедов-прадедов и всем существом. Больше того, Артур был идеализированным кельтом. Он попросту должен был быть таким. Кто не поймет этого, тот никогда не поймет легенды.О днях праздников и кельтских обрядов я уже упоминал, о

Семиотический аспект преследования
Особый тип схватывания действительности оказывается в центре параноидального романа. Мир, в его болезненной динамике, мир зеркальной образности, мир множащихся преследователей, вырастает из дефектных форм этого схватывания,

§ 3. Культурно-исторический аспект тематики
Наряду с универсалиями вселенского, природного и человеческого бытия (и в неразрывной связи с ними) искусство и литература неизменно запечатлевают культурно-историческую реальность в ее многоплановости и богатстве.

Ирои-комическая поэма И. Ф. Богдановича «Душенька». Эстетический смысл интерпретации «чужого» сюжета
Поэму «Душенька» И. Ф. Богданович закончил в 1775 г., первая песня поэмы была опубликована в 1778 г.; полный текст в 1783 г. И самое первое, что, вероятно, бросилось в глаза первым

Личностный аспект повествования: проблема жизнестроительства и ее реализация в оппозиции «автор-герой»
Несмотря на то, что в «Письмах…» очерковый, эмоциональный и публицистический пласты повествования не соединены такой жесткой причинно-следственной связью, как в

«Поэма Горы» и «Поэма Конца» Марины Цветаевой
как Ветхий Завет и Новый Завет
Две пражские поэмы Цветаевой — едва ли не кульминационная точка ее творчества. Они принадлежат к числу высших достижений в жанре русской поэмы XX столетия — жанра, отмеченного такими вехами, как

ПАРОДИЙНЫЙ ЭПИЛОГ «ОБРЫВА»
И. А. Гончаров писал «Обрыв» двадцать лет (с 1849 по 1868 г.) Поэтому многие черты персонажей романа претерпели в процессе работы над ним значительные изменения. По словам самого писателя, «образ Волохова вышел сшитым из двух половин, из которых одна

Символ и аспект у Вяч. Иванова Omnia enim agunt sub tali aspectu et aliter agere non possunt[74].
Петр Иоанн Оливи[75]
Вячеслав Иванов, главный теоретик русского символизма, пришел к центральным понятиям своих теорий, таким как символ и миф, путем долгих и сложных исследований в разных областях истории

Читайте также:  Здравствуй грусть - краткое содержание романа франсуазы саган

Источник: https://lit.wikireading.ru/45776

Сатира и юмор в поэме Елисей, или Раздраженный Вакх В.И. Майкова

Во французской литературе XVII в. различались два типа комических поэм: бурлескная, от итальянского слова burla — шутка и герое-комическая.

Самим ярким, представителем бурлеска во Франции был автор «Комического романа» Поль Скаррон, написавший поэму «Вергилий наизнанку». Как ярый противник классицистической литературы, он решил высмеять «Энеиду» Вергилия.

С этой целью он огрубляет язык и героев произведения. Поэма имела шумный успех и вызвала множество подражаний.

Это вызвало возмущение у главы французского классицизма Буало, который в «Искусстве поэзии» осудил бурлеск как грубый, площадной жанр.

  • Появление в России бурлескных и герое-комических поэм не было признаком разрушения классицизма. Этот жанр был узаконен Сумароковым в «Эпистоле о стихотворстве»:
  • Еще есть склад смешных героических поэм,
  • И нечто помянуть хочу я и о нем:
  • Он в подлу женщину Дидону, превращает,

Или нам бурлака Энеем представляет…

  1. Сам Сумароков не написал ни одной комической поэмы, но это сделал его ученик — Василий Иванович, Майков.
  2. «Елисей, или Раздраженный Вакх»
  3. Майкову принадлежат две героекомические поэмы — «Игрок Ломбера» (1763) и «Елисей, или Раздраженный Вакх» (1771).

В первой из них комический эффект создается тем, что похождения карточного игрока описаны высоким, торжественным слогом. Сама игра сравнивается с Троянской битвой. В роли богов выступают карточные фигуры.

Неизмеримо большим успехом пользовался «Елисей». Своеобразие поэмы — прежде всего в выборе главного героя. Это не мифологический персонаж, не крупный исторический деятель, а простой русский крестьянин, ямщик Елисей. Его похождения подчеркнуто грубы и даже скандальны.

Они начинаются в кабаке, где Елисей разгромил весь питейный дом. Затем продолжаются в работном доме для развратных женщин, в котором он заводит «роман» с начальницей этого заведения.

Последним приключением Елисея стало участие в драке ямщиков с купцами, после чего он был арестован как беглый крестьянин и сдан в солдаты.

Поэма испытала сильное влияние фольклора. В бытовой сказке издавна был популярен образ находчивого ремесленника, торжествующего над богатыми и именитыми обидчиками и вступающего в любовную связь с их женами.

В многочисленных комических ситуациях автор проявил поистине неистощимую изобретательность: пребывание героя в работном доме, который он сначала принял за женский монастырь, любовное соперничество со старым капралом, появление Елисея в шапкеневидимке в доме откупщика и многое другое. «„Елисей” истинно смешон, писал Пушкин А. А. Бестужеву. — Ничего не знаю забавнее обращения поэта к порткам:

Я мню и о тебе, исподняя одежда,

Что и тебе спастись худа была надежда!…

А любовница Елисея, которая сжигает его штаны в печи… А разговор Зевеса с Меркурием, а герой, который упал в песок:

И весь седалища в нем образ напечатал… —

все это уморительно».

Комический эффект в описании драк и любовных героя усиливается использованием торжественного слога, почерпнутого из арсенала эпической Смех вызывает несоответствие «низкого» содержания поэмы и «высокой» эпической формы, в которую облекается. Здесь Майков — достойный продолжатель Буало.

Так, первая песня начинается с традиционного «пою» и краткого изложения объекта воспевания. Само повествование, в духе гомеровских поэм, неоднократно прерывалось напоминанием о смене дня и ночи.

Кулачные бои с расплющенными носами, откушенными ушами, оторванными рукавами, лопнувшими портами уподобляются древним битвам, а их участники — античным героям Аяксу, Диомеду и т. п.

Своеобразие поэмы Майкова состоит в том, что он унаследовал приемы не только Буало, но и Скаррона, имя которого неоднократно упоминается в «Елисее».

От поэмы Скаррона идет другой тип комического контраста: изысканные герои совершают грубые, смехотворные поступки (Плутон вместе со жрецами пирует на поминках, Венера распутничает с Марсом, Аполлон рубит топором дрова, выдерживая при этом ритм то ямба, то хорея).

Источник: https://students-library.com/library/read/46012-satira-i-umor-v-poeme-elisej-ili-razdrazennyj-vakh-vi-majkova

Поэма В.И.Майкова «Елисей, или раздраженный Вакх» как герои-комическая и бурлескная

Во французской литературе XVII в. различались два типа комических поэм: бурлескная, от итальянского слова burla — шутка и герое-комическая.

Появление в России бурлескных и герое-комических поэм не было признаком разрушения классицизма. Этот жанр был узаконен Сумароковым в «Эпистоле о стихотворстве»

Сам Сумароков не написал ни одной комической поэмы, но это сделал его ученик — Василий Иванович, Майков.

«Елисей». Своеобразие поэмы — прежде всего в выборе главного героя. Это не мифологический персонаж, не крупный исторический деятель, а простой русский крестьянин, ямщик Елисей. Его похождения подчеркнуто грубы и даже скандальны.

Они начинаются в кабаке, где Елисей разгромил весь питейный дом. Затем продолжаются в работном доме для развратных женщин, в котором он заводит «роман» с начальницей этого заведения.

Последним приключением Елисея стало участие в драке ямщиков с купцами, после чего он был арестован как беглый крестьянин и сдан в солдаты.

Поэма испытала сильное влияние фольклора. В бытовой сказке издавна был популярен образ находчивого ремесленника, торжествующего над богатыми и именитыми обидчиками и вступающего в любовную связь с их женами. Из народной сказки перенесена знаменитая шапка-невидимка, помогающая герою в трудную минуту.

В описании драк «стенка на стенку» слышится былина о Василии Буслаеве, Автор даже использовал ее язык: «Где с нею он пройдет, там улица явится, //А где повернется, там площадь становится». [2] Но Майков создавал не былину, не героический эпос, а смешную, забавную поэму.

«Изнадорвать» «читателей кишки» [3] — так сам поэт формулировал свою задачу.

В многочисленных комических ситуациях автор проявил поистине неистощимую изобретательность: пребывание героя в работном доме, который он сначала принял за женский монастырь, любовное соперничество со старым капралом, появление Елисея в шапкеневидимке в доме откупщика и многое другое.

Комический эффект в описании драк и любовных героя усиливается использованием торжественного слога, почерпнутого из арсенала эпической Смех вызывает несоответствие «низкого» содержания поэмы и «высокой» эпической формы, в которую облекается. Здесь Майков — достойный продолжатель Буало.

Так, первая песня начинается с традиционного «пою» и краткого изложения объекта воспевания. Само повествование, в духе гомеровских поэм, неоднократно прерывалось напоминанием о смене дня и ночи.

Кулачные бои с расплющенными носами, откушенными ушами, оторванными рукавами, лопнувшими портами уподобляются древним битвам, а их участники — античным героям Аяксу, Диомеду и т. п.

Своеобразие поэмы Майкова состоит в том, что он унаследовал приемы не только Буало, но и Скаррона, имя которого неоднократно упоминается в «Елисее».

От поэмы Скаррона идет другой тип комического контраста: изысканные герои совершают грубые, смехотворные поступки (Плутон вместе со жрецами пирует на поминках, Венера распутничает с Марсом, Аполлон рубит топором дрова, выдерживая при этом ритм то ямба, то хорея).

Созданная в эпоху классицизма, поэма Майкова воспринималась как обогащение этого направления еще одним жанром. Герое-комическая поэма расширила представление о художественных возможностях жанра поэмы и показала, что она допускает ее только историческое высокое, но и современное, даже комическое содержание.

Зато во второй поэме, «Елисей, или Раздраженный Вакх», Майков отходит и от поэтичес­ких заветов Буало, и от традиций Скаррона, создав новый вид травестированной (от итальянского слова «traves-tire» — переодевать), шутливой, пародийной, бурлескной поэмы. Используя фамильярные, жаргонные, порою наро­чито бранные обороты речи и слова, т. е. низкий стиль, Майков изображает «низкий» быт и «низкую» действи­тельность, сделав героем своей поэмы пьяницу и драчуна ямщика Елисея.

Озорная поэма Май­кова была рассчитана на то, чтобы эпатировать (от французского слова «epater» — поражать, скандализиро­вать), ошарашить, ошеломить благопристойного и чопор­ного читателя обилием грубонатуралистических описаний и сцен, просторечной, вульгарной и весьма далекой от салонной изысканности лексикой.

«Елисея» с полным правом можно назвать не только комическим, но и сатирическим произведением, в котором Майков смело нападает на купцов-откупщиков, подьячих, полицейских. Объектом его аллегорической сатиры явля­ются и не отличающиеся целомудрием нравы при дворе Екатерины II, и поведение самой императрицы, которую поэт пародийно изобразил в образе распутной начальни­цы Калинкина дома.

  • Простонародному языку и стилю поэмы Майкова в какой-то степени соответствует и ее фольклорный коло­рит:
  • упоминание масленицы, широкое привлечение пос­ловиц и поговорок (например, «Утро вечера всегда по­мудренее»),сказочных мотивов (посланец Зевса Ермий (Гермес) надевает на Елисея шапку-невидимку),явных и скрытых цитат из народных песен (например, наряд Вакха — «персидский кушак», «шапочка соболья», «чер­кесски чеботы» — взят из исторической песни петровского времени,«Вниз было по матушке Камышенке-реке»),дру­гих образов и мотивов устного народного творчества.

БИЛЕТ 21 1.Эволюция жанра комедии в творчестве А.П.Сумарокова (на примере двух комедий разных периодов).

Сумарокову принадлежат двенадцать комедий. По опыту французской литературы «правильная» классическая комедия должна быть написана стихами и состоять из пяти актов. Но Сумароков в ранних своих опытах опирался на другую традицию — на интермедии и на комедию дель-арте, знакомую русскому зрителю по спектаклям приезжих итальянских артистов. Сюжеты пьес традиционны: сватовство к героине нескольких соперников, что дает автору возможность демонстрировать их смешные стороны. Интрига обычно осложняется благоволением родителей невесты к самому недостойному из претендентов, что не мешает, впрочем, благополучной развязке. Первые три комедии Сумарокова «Тресотиниус», «Пустая ссора» и «Чудовищи», состоявшие из одного действия, появились в 1750 г. Герои их повторяют действующих лиц комедии дельарте: хвастливый воин, ловкий слуга, ученый педант, алчный судья. Комический эффект достигался примитивными фарсовыми приемами: дракой, словесными перепалками, переодеванием.

Так, в комедии «Тресотиниус» к дочери господина Оронта — Кларисе сватаются ученый Тресотиниус и хвастливый офицер Брамарбас, Господин Оронт — на стороне Тресотиниуса. Сама же Клариса любит Доранта. Она притворно соглашается подчиниться воле отца, но втайне от него вписывает в брачный контракт не Тресотиниуса, а Доранта.

Оронт вынужден примириться с совершившимся. Комедия «Тресотиниус», как мы видим, еще очень связана с иноземными образцами. героев, заключение брачного контракта — все это взято из итальянских пьес. Русская действительность представлена сатирой на конкретное лицо. В образе Тресотиниуса выведен поэт Тредиаковский.

В пьесе много стрел направлено в Тредиаковского, вплоть до пародии на его любовные песенки.

Следующие шесть комедий — «Приданое обманом», «Опекун», «Лихоимец», «Три брата совместники», «Ядовитый», «Нарцисс» — были написаны в период с 1764 по 1768 г. Это так называемые комедии характеров. Главным герой в них дается крупным планом. Его «порок» — самовлюбленность («Нарцисс»), злоязычие («Ядовитый»), скупость («Лихоимец») —становится объектом сатирического осмеяния.

На сюжет некоторых комедий характеров Сумарокова оказала влияние «мещанская» слезная драма; в ней обычно изображались добродетельные герои, находящиеся в материальной зависимости от «порочных» персонажей. Большую роль в развязке слезных драм играл мотив узнавания, появление неожиданных свидетелей, вмешательство представителей закона.

Наиболее типична для комедий характеров пьеса «Опекун» (1765). Ее герой — Чужехват — разновидность типа скупца. Но в отличие от комических вариантов этого характера сумароковский скупец страшен и отвратителен. Будучи опекуном нескольких сирот, он присваивает их состояние. Некоторых из них — Нису, Пасквина — он держит на положении слуг. Сострате препятствует выйти замуж за любимого человека.

В конце пьесы козни Чужехвата разоблачаются, и он должен предстать перед судом.

К 1772 г. относятся «бытовые» комедии: «Мать — совместница дочери», «Вздорщица» и «Рогоносец по воображению». Последняя из них испытала влияние пьесы Фонвизина «Бригадир».

В «Рогоносце» противопоставлены друг другу два типа дворян: образованные, наделенные тонкими чувствами Флориза и граф Кассандр — и невежественные, грубые, примитивные помещик Викул и его жена Хавронья.

Эта чета много ест, много спит, играет от скуки в карты.

Источник: https://cyberpedia.su/16x23b6.html

Ссылка на основную публикацию