Жизнь господина де мольера — краткое содержание книги булгакова

«Жизнь господина де Мольера» (1932 – 1933, опубл. 1962) – одно из своеобразнейших произведений выдающегося отечественного писателя и драматурга Михаила Афанасьевича Булгакова (1891-1940).

Романизированная биография Мольера, основанная Булгаковым на известных ему документальных свидетельствах, стала, в силу личности главного героя и его чаяний, произведением глубоко личного свойства – писатель повествовал не только о Мольере, но и о себе. Именно это и задержало на десятилетие приход книги к читателям.

Горячо принятый всеми любителями настоящей литературы, замечательный роман М.А. Булгакова со времени своей публикации и по сей день остается одним из самых востребованных произведений писателя.

Михаил Булгаков.

Жизнь господина де Мольера

Пролог.

Я разговариваю с акушеркой

Что помешает мне, смеясь, говорить правду?

Гораций

Молиер был славный писатель французских комедий в царство Людовика XIV.

Антиох Кантемир

Некая акушерка, обучившаяся своему искусству в родовспомогательном Доме Божьем в Париже под руководством знаменитой Луизы Буржуа, приняла 13 января 1622 года у милейшей госпожи Поклен, урожденной Крессе, первого ребенка, недоношенного младенца мужеского пола.

С уверенностью могу сказать, что, если бы мне удалось объяснить почтенной повитухе, кого именно она принимает, возможно, что от волнения она причинила бы какой-нибудь вред младенцу, а с тем вместе и Франции.

И вот: на мне кафтан с громадными карманами, а в руке моей не стальное, а гусиное перо. Передо мною горят восковые свечи, и мозг мой воспален.

– Сударыня! – говорю я. – Осторожнее поворачивайте младенца! Не забудьте, что он рожден ранее срока. Смерть этого младенца означала бы тяжелейшую утрату для вашей страны!

– Мой бог! Госпожа Поклен родит другого.

– Госпожа Поклен никогда более не родит такого, и никакая другая госпожа в течение нескольких столетий такого не родит.

– Вы меня изумляете, сударь!

– Я и сам изумлен. Поймите, что по прошествии трех веков, в далекой стране, я буду вспоминать о вас только потому, что вы сына господина Поклена держали в руках.

– Я держала в руках и более знатных младенцев.

– Что понимаете вы под словом знатный? Этот младенец станет более известен, чем ныне царствующий король ваш Людовик XIII, он станет более знаменит, чем следующий король, а этого короля, сударыня, назовут Людовик Великий или Король-солнце! Добрая госпожа, есть дикая страна, вы не знаете ее, это – Московия, холодная и страшная страна. В ней нет просвещения, и населена она варварами, говорящими на странном для вашего уха языке. Так вот, даже в эту страну вскоре проникнут слова того, кого вы сейчас принимаете. Некий поляк, шут царя Петра Первого, уже не с вашего, а с немецкого языка переведет их на варварский язык.

Шут, прозванный Королем Самоедским, скрипя пером, выведет корявые строки:

«…Горжыбус. Есть нужно даты так великыя деньги за вашы лица изрядныя. Скажыте мне нечто мало что соделалысте сым господам, которых аз вам показывах и которых выжду выходящих з моего двора з так великым встыдом…»

Переводчик русского царя этими странными словами захочет передать слова вашего младенца из комедии «Смешные драгоценные» [1]:

«…Горжибюс. Вот уж действительно, нужно тратить деньги на то, чтобы вымазать себе физиономии! Вы лучше скажите, что вы сделали этим господам, что они вышли от вас с таким холодным видом…»

В «Описании комедиям, что каких есть в государственном Посольском приказе мая по 30 число 1709 года» отмечены, в числе других, такие пьесы: шутовская «О докторе битом» (он же «Доктор принужденный») и другая – Порода Геркулесова, в ней же первая персона Юпитер». Мы узнаем их.

Первая – это «Лекарь поневоле» – комедия все того же вашего младенца. Вторая – «Амфитрион» – его же. Тот самый «Амфитрион», который в 1668 году будет разыгран сьером де Мольером и его комедиантами в Париже в присутствии Петра Иванова Потемкина, посланника царя Алексея Михайловича.

Итак, вы видите, что русские узнают о том человеке, которого вы принимаете, уже в этом столетии. О, связь времен! О, токи просвещения! Слова ребенка переведут на немецкий язык. Переведут на английский, на итальянский, на испанский, на голландский. На датский, португальский, польский, турецкий, русский…

– Возможно ли это, сударь?

– Не перебивайте меня, сударыня! На греческий! На новый греческий, я хочу сказать. Но и на греческий древний. На венгерский, румынский, чешский, шведский, армянский, арабский…

– Сударь, вы поражаете меня!

– О, в этом еще мало удивительного! Я мог бы назвать вам десятки писателей, переведенных на иностранные языки, в то время как они не заслуживают даже того, чтоб их печатали на их родном языке.

Но этого не только переведут, о нем самом начнут сочинять пьесы, и одни ваши соотечественники напишут их десятки.

Такие пьесы будут писать и итальянцы, а среди них – Карло Гольдони [2], который, как говорили, и сам-то родился при аплодисментах муз, и русские.

Не только в вашей стране, но и в других странах будут сочинять подражания его пьесам и писать переделки этих пьес. Ученые различных стран напишут подробные исследования его произведений и шаг за шагом постараются проследить его таинственную жизнь.

Они докажут вам, что этот человек, который сейчас у вас в руках подает лишь слабые признаки жизни, будет влиять на многих писателей будущих столетий, в том числе на таких, неизвестных вам, но известных мне, как соотечественники мои Грибоедов, Пушкин и Гоголь.

Вы правы: из огня тот выйдет невредим,Кто с вами день пробыть успеет,Подышит воздухом одним,И в нем рассудок уцелеет.Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок.Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,Где оскорбленному есть чувству уголок!

Это строчки из финала пьесы моего соотечественника Грибоедова «Горе от ума».

А я, быв жертвою коварства и измены,Оставлю навсегда те пагубные стены,Ту бездну адскую, где царствует разврат,Где ближний ближнему – враг лютый, а не брат!Пойду искать угла в краю, отсель далеком,Где можно как-нибудь быть честным человеком!

А это строчки из финала пьесы этого самого Поклена «Мизантроп» в переводе русского автора Федора Кокошкина (1816 год).

Есть сходство между этими финалами? Ах, мой бог, я не знаток! Пусть в этом разбираются ученые! Они расскажут вам о том, насколько грибоедовский Чацкий похож на Альцеста-Мизантропа, и о том, почему Карло Гольдони считают учеником этого самого Поклена, и о том, как подросток Пушкин подражал этому Поклену, и много других умных и интересных вещей. Я во всем этом плохо разбираюсь. Меня это совершенно не интересует!

Другое занимает меня: пьесы моего героя будут играть в течение трех столетий на всех сценах мира, и неизвестно, когда перестанут играть. Вот что для меня интересно! Вот какой человек разовьется из этого младенца!

Да, я хотел сказать о пьесах. Весьма почтенная дама, госпожа Аврора Дюдеван, впрочем более известная под именем Жорж Санд [3], будет в числе тех, кто напишет пьесы о моем герое.

  • В финале этой пьесы Мольер, подымаясь, скажет:
  • – Да, я хочу умереть дома… Я хочу благословить свою дочь.
  • И принц Конде, подойдя к нему, подаст реплику:
  • – Обопритесь о меня, Мольер!
  • Актер же Дюпарк, которого ко времени смерти Мольера, кстати сказать, не будет на свете, рыдая, воскликнет:
  • – О, потерять единственного человека, которого я когда-либо любил!

Дамы пишут трогательно, с этим ничего уж не поделаешь! Но ты, мой бедный и окровавленный мастер! Ты нигде не хотел умирать, ни дома и ни вне дома! Да и вряд ли, когда у тебя изо рту хлынула рекою кровь, ты изъявлял желание благословлять свою мало кому интересную дочь Мадлену!

Кто пишет трогательнее, чем дамы? Разве что иные мужчины: русский автор Владимир Рафаилович Зотов [4] даст не менее чувствительный финал.

– Король идет. Он хочет видеть Мольера. Мольер! Что с вами?

– Умер.

И принц, побежав навстречу Людовику, воскликнет:

– Государь! Мольер умер!

И Людовик XIV, сняв шляпу, скажет:

– Мольер бессмертен [5]!

Что можно возразить против последних слов? Да, действительно, человек, который живет уже четвертое столетие, несомненно, бессмертен. Но весь вопрос в том, признавал ли это король?

В опере «Аретуза», сочиненной господином Камбре, было возвещено так:

– Боги правят небом, а Людовик – землей!

Тот, кто правил землей, шляпы ни перед кем никогда, кроме как перед дамами, не снимал и к умирающему Мольеру не пришел бы. И он действительно не пришел, как не пришел и никакой принц.

Тот, кто правил землей, считал бессмертным себя, но в этом, я полагаю, ошибался. Он был смертен, как и все, а следовательно – слеп.

Не будь он слепым, он, может быть, и пришел бы к умирающему, потому что в будущем увидел бы интересные вещи и, возможно, пожелал бы приобщиться к действительному бессмертию.

Он увидел бы в том месте теперешнего Парижа, где под острым углом сходятся улицы Ришелье, Терезы и Мольера, неподвижно сидящего между колоннами человека. Ниже этого человека – две светлого мрамора женщины со свитками в руках. Еще ниже – их львиные головы, а под ними – высохшая чаша фонтана.

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/sovetskaja-klassicheskaja-proza/149575-mihail-bulgakov-zhizn-gospodina-de-molera.html

Анализ произведений Булгакова "Жизнь господина де Мольера" и "Театральный роман"

В биографической книге под названием «Жизнь господина де Мольера» (годы создания — с 1932 по 1933), а также в драме «Мольер» («Кабала святош», созданной в период с 1929 по 1936) Михаил Афанасьевич Булгаков поднимает на примере французского комедиографа важную тему: искусство и власть, степень свободы художника и принуждение его трусами, временщиками и ханжами. Безусловно, в названных произведениях отразились не только судьба «господина де Мольера», а также нравы Пале-Рояля, но и личный опыт Булгакова взаимодействия с властью, его взаимоотношения со Сталиным. Польщенный личным телефонным звонком Сталина и еще более вниманием вождя к «Дням Турбиных» (пьеса эта по личному распоряжению Сталина была в 1932 году возвращена на сцену), Булгаков допускал у «отца народов» соображение, что художник,

как сказано будет в пьесе о Мольере, служить может « к славе царствования». Так, Людовик XIV у Булгакова понимает, что весьма редким является сценический дар, а также то, что преданный лакей может и не оказаться хорошим драматургом или даже более или менее сносным актером.

Несмотря на доносы Муаррона, Король-Солнце все-таки отказывается его включить в состав королевской труппы, поскольку Муаррон «слабый актер», однако как человеку, «ничем не запятнанному», он предлагает ему должность в сыскной полиции.

Булгаков свой гнев обрушивает не столько на самого короля, сколько на слуг и придворных, на «кабалу святош», которые должны блюсти крепость устоев и общественную нравственность. Это люди с «идеологическими глазами», как выразится Михаил Афанасьевич Булгаков о цензоре реперткома в пьесе под названием «Багровый остров».

Архиепископ Шаррон отпускает грехи или же угрожает божиим судом, имея целью дела вполне земные: убрать с дороги комедию, задевшую его, а заодно и самого создателя «Тартюфа». И тем не менее, Мольер, терпение которого в конце концов иссякает, восклицает: «Ненавижу королевскую тиранию!» Михаил Булгаков ненавидел не меньше тиранию Сталина.

Читайте также:  Сочинение на тему кумир моего детства

Но для того, чтобы сохранить хоть какую-то надежду, писатель вынужден был обманываться, уговаривать самого себя, что зло заключено не в верховной власти, а  в «кабале святош», окружении вождя, в газетных фарисеях и чиновниках. В 1930-е годы существенная часть интеллигенции верила в «непричастность» Сталина, и Михаил Булгаков также не избежал подобных иллюзий.

Другая проблема поднимается Булгаковым в теме, связанной с сюжетом любовной связи с Армандой Мольера (эта девушка была его возможной дочерью). Эта тема была в свое время определена еще Пушкиным в его знаменитом противопоставлении «поэт — чернь». Лицемерие блюстителей нравственной чистоты цепляется охотно за слабости и ошибки великого человека.

Толпа жаждет того, чтобы художник, владеющий в определенные минуты полной властью над ней, вдруг оступился, ведь она находит сладость в свержении кумира (по Пушкину — «он… так же грешен, как и мы»).

Михаил Афанасьевич Булгаков показывает, что Мольер — такой же человек, он имеет право на слабости и ошибки, на страсть, но даже в своих падениях он не перестает быть талантом, крупной личностью.

В повести и пьесе о Мольере Михаил Афанасьевич пытается осознать и другую особенность художника — его роковое одиночество среди людей. Так, Мольер проявляет необъяснимое великодушие к ученику, предавшему его.

Для него не является тайной, что Муаррон виноват дважды перед ним. Во-первых, он живет с Армандой и зовет ее «мамой». Во-вторых, он доносит на своего приемного отца.

Однако ужасное одиночество Мольера таково, что он готов закрыть глаза на это.

Именно такой автобиографический сюжет — злосчастная судьба драматурга — писателя занимал и в неоконченном «Театральном романе» (годы создания — с 1936 по1937). Роман этот вырос из написанного в 1929 году автобиографического письма-конспекта «Тайному другу», которое было адресовано Е. С. Булгаковой, и обогащено перипетиями непростых отношений автора с Художественным театром.

Главный герой романа, драматург Максудов, проходит по пути познания тайн Независимого театра. Этим заведением руководят два корифея, враждующих между собой — Аристарх Платонович и Иван Васильевич (современникам не составляло труда узнать в них Станиславского и Немировича-Данченко, да и иные обстоятельства и лица переданы были весьма близко к натуре).

Несмотря на то, что детали романа порой очень смешны, а образы выписаны ярко-сатирически, по мере развития действия нарастает ощущение одиночества главного героя —  ив кругу писателей, и в театральной среде. Уделом его становится горькое разочарование от непризнания того нового, что он нес в себе и желал высказать.

Как и в пьесе о Мольере, однако теперь на современном материале, здесь снова возникала тема судьбы Мастера, который опередил талантом свое время и не был принят современниками.

Самая веселая книга Михаила Афанасьевича Булгакова должна была завершиться траурно — самоубийством Максудова, который бросился в родной Днепр с Цепного моста.

Источник: Родин И.О. Все произведения школьной программы в кратком изложении: 11-й кл./И.О. Родин, Т.М. Пименова. — М: АСТ: Астрель, 2009.

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/bulgakov_m_a/analiz_proizvedenij_bulgakova_zhizn_gospodina_de_molera_i_teatralnyj_roman/12-1-0-16

Рецензии на книгу «Жизнь господина де Мольера» Михаил Булгаков

И, сохраненная судьбой, // Быть может, в Лете не потонет // Строфа, слагаемая мной…. А.С. Пушкин

Михаил Афанасьевич Булгаков — автор романа «Мастер и Маргарита», как известно, так и не увидел свой великий роман напечатанным. И большую часть жизни был профессиональным драматургом и писал пьесы для театра.

Как театральный человек он понимал, что искусство театра, как никакое другое, сиюминутно и качается на двух чашах весов – с одной стороны благосклонности власти, с другой — любви зрителей.

Автор, не сумевший соблюсти это равновесие , не будет успешен, и творчество такого рода вряд ли зависит от того, какое на дворе время.

Жан Батист Мольер, французский комедиограф XVII века, создатель классической комедии, по профессии актёр и директор театра, был хорошо ему знаком.

Булгаков писал: «Меня привлекала личность учителя многих поколений драматургов – комедианта на сцене, неудачника, меланхолика и трагического человека в личной жизни«.

Он написал о нем пьесу «Кабала святош», пьесу по мотивам его произведений «Полоумный Журден», сделал перевод «Скупого» и, наконец, создал биографический роман «Мольер», позднее получивший название «Жизнь господина де Мольера», о котором собственно и речь.

Интересна форма, в которую автор облек этот биографический роман. Перед нами не сухое академическое повествование с перечислением основных жизненных вех, а живой, местами даже в лицах, рассказ о жизни великого комедианта.

Автор играет роль рассказчика, облачаясь в старинный камзол, и стараясь максимально приблизиться к веку своего героя. В самые трагические моменты жизни Мольера автор буквально стоит у него за плечом. По речам рассказчика очевидно, что у него очень много общего с главным героем.

И это, а также уже известное биографу развитие событий привносит в роман нотку горечи.

Мы становимся свидетелями появления на свет Жана Батиста Поклена, видим его успехи в учебе и страстное желание мальчика посвятить себя театру, что приводит в ужас его отца, зато радует деда.

Нам покажут, сколько труда потребуется даже талантливому юноше, чтобы усвоить основы ремесла, завоевать место под солнцем в этой профессии, сколько миль исколесит его театральная труппа по провинции, пока, наконец, не последует приглашение в столицу.

В главах, посвященных труппе Мольера, явственно проступает тоска Булгакова по актерскому братству, по чистоте отношений, по ранней свободе творчества.

Талант Мольера расцветает, он наконец понимает, что лучше всего ему удаются не трагедии, а комедии-фарсы, вызывающие гомерический хохот у почтеннейшей публики.

Чтобы пьесы нравились зрителю, они должны быть злободневными, балансировать на границе благопристойности и быть полны критики непопулярных в народе типажей — надутых аристократов, святош и бюрократов всех мастей.

А для этого требуется не только талант и смелость, но и изворотливость, чтобы власть не разглядела в этих героях себя.

И вот тут рассказчик и он же писатель, хорошо знает, что ожидает великого Мольера впереди. Что произойдет с каждым, кто пытается усидеть сразу на этих двух стульях. Талантливый придворный комедиант и драматург, в шуме аплодисментов и блеске славы стремительно движется к своему неизбежному столкновению с властью.

«Потомки! Не спешите бросать камни в великого сатирика! О, как труден путь певца под неусыпным наблюдением грозной власти!«.

Мольер будет сражаться за судьбу своих комедий, привирать и называть черное – белым, и переписывать бесконечно самые скользкие места, но везде за ним будет следовать зависть и доносы клеветников и конкурентов. А судьбу его в будущем повторит и сам рассказчик, да и любой талантливый драматург.

Но тем не менее, есть в судьбах таких людей нечто необыкновенное. Из далекого прошлого, вопреки всем неустроенностям и бедам, горит негаснущим факелом их талант для будущих поколений, как призыв к своим потомкам не предать таким трудом отвоеванный свет.

Моя любовь к театру нечасто подкрепляется его посещениями, но «Кабалу святош» Булгакова я видела, а вот комедии Мольера смотрела только в записи или в виде телевизионных постановок. Больше всего я люблю великолепного «Тартюфа» Яна Фрида, в которого режиссер и весь актерский состав, мне кажется, вложили душу.

Сценарий фильма немного отличается от мольеровской пьесы, и в заключительном монологе Тартюф не просто наказан, но и вырастает в фигуру эпическую: «Я буду жить, // Пока на дно// не канет ханжество святое,// Пока мы думаем одно,// А говорим совсем другое…» и дальше «Догоните меня, и что? // Напрасный труд.

Бессмертен я, // Тартюфы не умрут!«, что придает комедии и вовсе какое-то вневременное звучание.

Источник: https://topliba.com/books/566154/reviews

История создания и публикации

История создания и публикации

Летом 1932 года Булгаков получил предложение написать для задуманной Горьким серии «Жизнь замечательных людей» книгу о Мольере. 11 июля 1932 года был подписан договор.

Хотя у Булгакова к этому времени уже была закончена и после долгих мытарств принята к постановке МХАТом пьеса «Кабала святош» («Мольер») и он успел основательно изучить необходимый исторический и литературный материал, работа над биографической повестью потребовала новых углубленных занятий и разысканий. Об этом он писал в письме к П. С.

Попову от 4 августа 1932 года. Параллельно он сделал для Театра-студии Ю. Завадского обработку мольеровского «Мещанина во дворянстве» с использованием мотивов из других комедий Мольера («Полоумный Журден»). Работая над книгой о Мольере, Булгаков обращался к русским и французским историко-литературным трудам, книгам по культуре XVII века.

Он хотел зримо представить себе своего героя и его окружение, вжиться в него. 14 января 1933 года в письме к брату Николаю в Париж он просил как можно подробнее описать памятник Мольеру, указав расположение фигур, цвет материала и т. д. Н. А. Булгаков не только скрупулезно выполнил эту просьбу, но и прислал фотографию памятника.

Его описание стало своеобразной рамкой книги – оно замыкает Пролог и Эпилог и задает общий тон повествования, личное интимное видение героя, к которому протянулась ниточка авторского «я».

Но именно это личное начало, которым окрашена книга, встретило резко отрицательную оценку редакции. В марте 1933 года Булгаков закончил работу над рукописью и сдал ее в издательство (тогда – «Жургаз»), а уже 9 апреля последовала отрицательная рецензия редактора А. Н. Тихонова.

Его претензии к автору были сформулированы в духе господствовавшего тогда вульгарно-социологического подхода: книга написана с немарксистских позиций, из нее не видно, «интересы какого класса обслуживал театр Мольера». Освещение исторических событий ведется с устаревших позиций и т. д.

Особенно насторожило редактора то, что за замечаниями рассказчика прозрачно проступает «наша советская действительность». Да и сам рассказчик представляется ему «развязным молодым человеком». Автору предлагалось переделать рукопись в духе исторического повествования, от чего Булгаков решительно отказался. Рукопись была послана М.

Горькому в Сорренто, который также отозвался о ней отрицательно. Попытки Булгакова встретиться с ним в Москве после его приезда остались безуспешными. Книга о Мольере была отклонена и увидела свет лишь тридцать лет спустя.

В 1955-1956 годах по инициативе В. А. Каверина проектировалась ее публикация в альманахе «Литературная Москва», и Е. С. Булгакову просили произвести некоторые сокращения для этого издания.

Однако после второго выпуска альманах свое существование прекратил, и «Жизнь господина де Мольера» появилась только в 1962 году в той же серии «Жизнь замечательных людей», для которой она первоначально предназначалась.

Такова внешняя история книги.

Если попытаться осмыслить ее, станет очевидным, что кроме стереотипных обвинений, которыми отягощена вся творческая биография Булгакова, здесь сыграли свою роль и общие установки серии, рассчитанной на то, чтобы дать читателям познавательную информацию в бесспорной (на данный момент) идеологической упаковке («Серия рассчитана на широкие круги советской молодежи, преследует воспитательные и образовательные цели». – Кратк. лит. энциклопедия, т. 2). Первые выпуски были осуществлены учеными, владевшими искусством популяризации (А. К. Дживелегов, Е. В. Тарле), но отнюдь не претендовавшими на художественную подачу материала.

Иначе понимал свою задачу Булгаков. Для него жизнь и личность Мольера были выстраданной и глубоко личной темой, и вместе с тем она приобретала более общее социальное и нравственное значение.

«Кабала святош» – своего рода драма, притча о трагедии художника в столкновении с властью – воплотила эту тему в концентрированном, «спрессованном» виде. Отсюда и специфическое наполнение художественного времени в пьесе с ее внутренними паузами и хронологическими сдвигами реальных фактор.

Драматический жанр сам по себе предрасполагал к более свободной трактовке событий и персонажей, к большей художественной условности. Другое дело – жанр эпический, повествовательный, который сам Булгаков избегал точно обозначить. «Жизнь господина де Мольера» – не роман, не повесть.

Мы бы скорее причислили ее к жанру «романизованной биографии», который получил широкое распространение в первые десятилетия нашего века (на Западе – книги А. Моруа, Ст. Цвейга, у нас – Анатолия Виноградова и др.).

Придерживаясь общеизвестных фактов из жизни своего героя, Булгаков как бы инсценировал их, облек в живую плоть, поместил в конкретные условия времени и места, насытил мимикой, пантомимой, звучащими интонациями, зримыми мизансценами и – что немаловажно – реминисценциями из пьес.

Повествование о Мольере густо населено его окружением– родными, друзьями и недругами, актерами и вельможами, литераторами, церковниками, сильными мира сего.

Но кроме действующих лиц – главных, второстепенных или просто статистов – в книге неизменно присутствует рассказчик с его ми – сокрушенным недоумением, тревогой за героя и попытками предостеречь или поддержать его в минуты сомнений. Тот самый рассказчик, который показался столь неуместным (а может быть, и опасным) бдительным редакторам из ЖЗЛ.

Между тем его введение в Текст было неизбежным продолжением, только в формах иного литературного жанра, той линии, которую Булгаков начал в «Кабале святош». Там личность автора, в соответствии с законами драматического жанра, вобрал в себя герой. Здесь автор говорит от своего имени – и не только о Мольере, но и о себе.

Свободные рамки «романизованной биографии» предполагают известную вольность в отборе и интерпретации фактов. Нужно сразу сказать, что Булгаков не злоупотреблял этой свободой. Он ничего не придумывал. Более того, в Прологе он весьма иронически говорит о драмах Жорж Санд и В. Р.

Зотова с их анахронизмами и мелодраматическими эффектами, как бы заранее отмежевываясь от такого подхода к биографическому материалу. Все, о чем он пишет в своей книге, содержится в источниках, которые для своего времени считались вполне авторитетными и надежными.

Это, прежде всего, первая биография Мольера, написанная Жаном-Леонором Галлуа де Гримаре в 1705 году (Булгаков пользовался современным изданием 1930 года), книги Эжена Ригаля (1908), Э. Депуа (1874), Карла Манциуса (1905; русский перевод – 1922 г.), Ю. Патуйе «Мольер в России» (русский перевод – 1924 г.

) и некоторые другие, а также французское издание сочинений Мольера конца прошлого века. Список этот можно было бы продолжить. Он отражает состояние науки на пороге столетий.

Несколько позднее в научный обиход были введены вновь найденные архивные документы, которые использовал Гюстав Мишо в книгах «Юность Мольера», «Дебюты Мольера», «Сражения Мольера» (1922-1925). Работы эти остались неизвестны Булгакову.

Между тем Мишо сумел убедительно опровергнуть те версии и домыслы, касавшиеся женитьбы Мольера, которые в течение двух с лишним веков кочевали из воспоминаний современников (порою явно тенденциозных) в биографические труды ученых.

После работ Мишо версия о том, что Арманда была не сестрой, а дочерью Мадлены Бежар, была отвергнута. Его аргументы подтверждены и дополнены в вышедшем в 1963 году собрании документов, касающихся Мольера, его семьи и ближайшего окружения.

В примечаниях к главе 18 приводятся соответствующие данные, восстанавливающие историческую истину. Это представляется важным и для уяснения творческих установок самого Булгакова, помогает понять и оценить угол отклонения от фактов.

В «Кабале святош» Булгаков очень серьезно отнесся к версии о браке Мольера с собственной дочерью, и хотя окончательно не ставил точек над i, все же сделал этот мотив главным опорным пунктом интриги, затеянной церковниками против Мольера.

С другой стороны, этот мотив обладал большими драматургическими преимуществами – он создавал психологический конфликт в отношениях между главными персонажами, служил осью, на которой строилось драматическое напряжение пьесы.

В «Жизни господина де Мольера» эта тема играет существенно иную роль, ее композиционная функция значительно слабее. И все же Булгаков явно не хотел и здесь полностью отмести ее, хотя занял в этом вопросе более осторожную позицию (см. главу 18).

Таким образом, интерпретации одного и того же биографического материала в драме и в повествовательном произведении заметно различаются.

Кроме комментариев, уточняющих или корректирующих некоторые факты, в примечаниях приводятся традиционно принятые переводы названий пьес Мольера, которые у Булгакова переведены по-другому. То же касается и транслитерации имен, названий театров и т. п.

Н. Жирмунская

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Следующая глава

Источник: https://biography.wikireading.ru/65335

Жизнь господина де Мольера аудиокнига слушать онлайн vse-audioknigi.ru

Установить таймер сна

Жизнь господина де Мольера — описание и краткое содержание, исполнитель: Роман Киселев, слушайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Vse-audioknigi.ru

Жизнь и личность Мольера имели огромное влияние на формирование Булгакова как писателя и стали глубоко личной и выстраданной темой его творчества. Тщательно изучив необходимый исторический и литературный материал и осмыслив все перипетии судьбы великого комедиографа, осознав цену, которую тот заплатил за сохранение своих пьес и за существование своего театра, Булгаков создает романизированную биографию Мольера, основанную на достоверных фактах жизни своего героя. «Жизнь Господина де Мольера» во многом автобиографичная, это своеобразная исповедь автора о своей собственной жизни в искусстве, повесть о трагедии художника, столкнувшегося с деспотизмом власти, это печальное, глубокое произведение о сложнейшем и опасном искусстве театра, искусстве сиюминутном и во все времена зависимом от общества и мнения сильных мира сего.

Жизнь господина де Мольера — слушать аудиокнигу онлайн бесплатно, автор Михаил Булгаков, исполнитель Роман Киселев

Михаил Булгаков

Михаил Булгаков — все книги автора в одном месте слушать по порядку полные версии на сайте онлайн аудио библиотеки Vse-audioknigi.ru

Отзывы слушателей о книге Жизнь господина де Мольера, исполнитель: Роман Киселев. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний. Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их м.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Vse-audioknigi.ru.

Источник: https://vse-audioknigi.ru/audio-8243-zhizn-gospodina-de-molera

Читать онлайн "Жизнь господина де Мольера" автора Булгаков Михаил Афанасьевич — RuLit — Страница 1

Михаил Булгаков

Жизнь господина де Мольера

Пролог

Я РАЗГОВАРИВАЮ С АКУШЕРКОЙ

Что помешает мне, смеясь, говорить правду?

Гораций

Молиер был славный писатель французских комедий в царство Лудовикa XIV.

Антиох Кантемир

  • Некая акушерка, обучившаяся своему искусству в родовспомогательном Доме божьем в Париже под руководством знаменитой Луизы Буржуа, приняла 13 января 1622 года у милейшей госпожи Поклен, урожденной Крессе, первого ребенка, недоношенного младенца мужеского пола.
  • С уверенностью могу сказать, что, если бы мне удалось объяснить почтенной повитухе, кого именно она принимает, возможно, что от волнения она причинила бы какой-нибудь вред младенцу, а с тем вместе и Франции.
  • И вот: на мне кафтан с громадными карманами, а в руке моей не стальное, а гусиное перо.
  • Передо мной горят восковые свечи, и мозг мой воспален.

– Сударыня, – говорю я, – осторожнее поворачивайте младенца, не забудьте, что он рожден ранее срока. Смерть этого младенца означала бы тяжелейшую утрату для вашей страны!

– Мой Бог! Госпожа Поклен родит другого!

– Госпожа Поклен никогда более не родит такого, и никакая другая госпожа в течение нескольких столетий такого не родит.

– Вы меня изумляете, сударь!

– Я и сам изумлен. Поймите, что по прошествии трех веков, в далекой стране, я буду вспоминать о вас только потому, что вы сына господина Поклена держали в руках.

– Я держала в руках и более знатных младенцев.

– Что понимаете вы под словом – знатный? Этот младенец станет более известен, чем ныне царствующий король ваш Людовик XIII, он станет более знаменит, чем следующий король, а этого короля, сударыня, назовут Людовик Великий или король-солнце! Добрая госпожа, есть далекая страна, вы не знаете ее, это – Московия. Населена она людьми, говорящими на странном для вашего уха языке. И в эту страну вскоре проникнут слова того, кого вы сейчас принимаете. Некий поляк, шут царя Петра Первого, уже не с вашего, а с немецкого языка переведет их на варварский язык.

Шут, прозванный Королем Самоедским, скрипя пером, выведет корявые строки:

«ГОРЖЫБУС. Есть нужно даты так великыя деньги за вашы лица изрядные. Скажыте мне нечто мало что соделалысте сым господам, которых аз вам показывах и которых выжду выходящих з моего двора з так великым встыдом…»

Переводчик русского царя этими странными словами захочет передать слова вашего младенца из его комедии «Смешные драгоценные»:

«ГОРЖИБЮС. Вот уж действительно нужно тратить деньги на то, чтобы вымазать себе физиономию! Вы лучше скажите, что вы сделали этим господам, что они вышли от вас с таким холодным видом…»

В «Описании комедиям что каких есть в Государственном Посольском приказе мая по 30 число 1709 года» отмечены в числе других такие пьесы: шутовская «О докторе битом» (он же «Доктор принужденный») и другая – «Порода Геркулесова, в ней же первая персона Юпитер». Мы узнаем их.

Первая – это «Лекарь поневоле» – комедия все того же вашего младенца. Вторая – «Амфитрион» – его же.

Тот самый «Амфитрион», который в 1668 году будет разыгран сьёром де Мольером и его комедиантами в Париже в присутствии Петра Иванова Потемкина, посланника царя Алексея Михайловича.

Итак, вы видите, что русские узнают о том человеке, которого вы принимаете, уже в этом столетии.

О связь времен! О токи просвещения! Слова ребенка переведут на немецкий язык, переведут на английский, на итальянский, на испанский, на голландский. На датский, португальский, польский, турецкий, русский…

– Возможно ли это, сударь!

– Не перебивайте меня, сударыня! На греческий! На новый греческий, я хочу сказать. Но и на греческий древний. На венгерский, румынский, чешский, шведский, армянский, арабский!

– Сударь, вы поражаете меня!

– О, в этом еще мало удивительного. Я мог бы назвать вам десятки писателей, переведенных на иностранные языки, в то время как они не заслуживают даже того, чтоб их печатали на их родном языке.

Но этого не только переведут, о нем самом начнут сочинять пьесы, и одни ваши соотечественники напишут их десятки.

Такие пьесы будут писать и итальянцы, а среди них Карло Гольдони, который, как говорили, и сам-то родился при аплодисментах муз, и русские.

Не только в вашей стране, но и в других странах будут сочинять подражания его пьесам и писать переделки этих пьес. Ученые различных стран напишут подробные исследования его произведений и шаг за шагом постараются проследить его таинственную жизнь.

Они докажут вам, что этот человек, который сейчас у вас в руках подает лишь слабые признаки жизни, будет влиять на многих писателей будущих столетий, в том числе на таких – неизвестных вам, но известных мне, – как соотечественники мои Грибоедов, Пушкин и Гоголь.

Вы правы: из огня тот выйдет невредим,Кто с вами день пробыть успеет,Подышит воздухом одним,И в нем рассудок уцелеет.Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок.Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,Где оскорбленному есть чувству уголок!

Это строчки из финала пьесы моего соотечественника Грибоедова «Горе от ума».

А я, быв жертвою коварства и измены,Оставлю навсегда те пагубные стены,Ту бездну адскую, где царствует разврат,Где ближний ближнему – враг лютый, а не брат!Пойду искать угла в краю отсель далеком,Где можно как-нибудь быть честным человеком!

А это строчки из финала пьесы этого самого Поклена «Мизантроп», переведенной в 1816 году русским автором Федором Кокошкиным.

Есть сходство между этими финалами? Ах, мой бог! Я не знаток, пусть в этом разбираются ученые! Они расскажут вам о том, насколько грибоедовский Чацкий похож на Альцеста-Мизантропа, и о том, почему Карло Гольдони считают учеником этого самого Поклена, и о том, как подросток Пушкин подражал этому Поклену, и много других умных и интересных вещей. Я во всем этом плохо разбираюсь.

Другое занимает меня: пьесы моего героя будут играть в течение трех столетий на всех сценах мира, и неизвестно, когда перестанут играть. Вот что для меня интересно! Вот какой человек разовьется из этого младенца!

Да, я хотел сказать о пьесах. Весьма почтенная дама, госпожа Аврора Дюдеван, впрочем, более известная под именем Жорж Санд, будет в числе тех, кто напишет пьесу о моем герое.

В финале этой пьесы Мольер, поднимаясь, скажет:

– Да, я хочу умереть дома… Я хочу благословить свою дочь.

  1. И принц Конде, подойдя к нему, подаст реплику:
  2. – Обопритесь о меня, Мольер!
  3. Актер же Дюпарк, которого ко времени смерти Мольера, кстати сказать, не будет на свете, рыдая, воскликнет:
  4. – О, потерять единственного человека, которого я когда-либо любил!

Дамы пишут трогательно, с этим ничего уж не поделаешь! Но ты, мой бедный и окровавленный мастер! Ты нигде не хотел умирать – ни дома и ни вне дома. Да и вряд ли, когда у тебя изо рта хлынула рекою кровь, ты изъявлял желание благословить свою мало кому интересную дочь Мадлену!

Кто пишет трогательнее, чем дамы? Разве что иные мужчины: русский автор Владимир Рафаилович Зотов даст не менее чувствительный финал.

– Король идет. Он хочет видеть Мольера. Мольер! Что с ним?

– Умер.

И принц, побежав навстречу Людовику, воскликнет:

– Государь! Мольер умер!

И Людовик XIV, сняв шляпу, скажет:

– Мольер бессмертен!

Что можно возразить против последних слов? Да, действительно, человек, который живет уже четвертое столетие, несомненно, бессмертен. Но весь вопрос в том: признавал ли это король?

В опере «Аретуза», сочиненной господином Камбре, было возвещено так:

– Боги правят небом, а Людовик – землей!

Тот, кто правил землей, шляпы ни перед кем никогда, кроме как перед дамами, не снимал и к умирающему Мольеру не пришел бы. И он действительно не пришел, как не пришел и никакой принц.

Тот, кто правил землей, считал бессмертным себя, но в этом, я полагаю, ошибался. Он был смертен, как и все, а следовательно – слеп.

Не будь он слепым, он, может быть, и пришел бы к умирающему, потому что в будущем увидел бы интересные вещи и, возможно, пожелал бы приобщиться к действительному бессмертию.

Источник: https://www.rulit.me/books/zhizn-gospodina-de-molera-read-55680-1.html

Рецензии на книгу Жизнь господина де Мольера

«Некая акушерка приняла 13 января 1622 года у милейшей госпожи Поклен, урожденной Крессе, первого ребёнка, недоношенного младенца мужеского пола.С уверенностью могу сказать, что, если бы мне удалось объяснить почтенной повитухе, кого именно она принимает, возможно, что от волнения она причинила бы какой-нибудь вред младенцу, а с тем вместе и Франции.» (из пролога к роману)

Не люблю я читать биографии. Точнее, большие биографии. Если несколько страничек про какую-нибудь известную личность – то почему бы и нет? Но если я вижу, что объем биографии не маленький, то мне сразу становится скучно и уныло и читаю я такие вещи, как правило, через силу.

Даже красиво и изящно написанная автобиография одного из моих любимых писателей Владмира Набокова не смогла меня заинтересовать и я отложил ее «на потом». Но Булгков сделал почти невозможное – он приковал своей биографией Мольера мой интерес и я не мог от нее оторваться. Почему так получилось? Сейчас попробую разобраться в этом и изложить свои мысли в письменной форме.

К своему стыду у Мольера я ничего не читал, поэтому не имел представления ни о нем, ни о его произведениях, но после прочтения этой книги я понял, что это очень интересна личность и каждое его произведение тоже чем-нибудь, да интересно. Булгаков описал трудности, с которыми Мольер сталкивался при публикации каждого своего произведениям.

Мольер отчаянно добивался того, чтобы каждая его пьеса нашла дорогу к зрителю и к театральным подмосткам, даже когда его труды запрещали на протяжении десятилетий и поносили, на чем свет стоит, он доказывал, что они необходимы для зрителей.

Он высмеивал в своих пьесах недодокторов горесвященников и даже власть, но порою делал это так тонко и искусно, что это оставалось незамеченным, а порою делал это так ярко и громогласно, что его произведения запрещали и на их постановку накладывали табу. Но Мольер не сдавался и бросал все силы на то, чтобы его произведения стали достоянием общественности.

Так что он был очень интересной, незаурядной и боевой личностью. Но, несмотря на творческие успехи, в личной жизни у него все никак не складывалось и он постоянно вынужден был искать себе спутницу жизни и часто обжигался на этом поприще.

Читается биография Мольера с большим интересом, оторваться от чтения невозможно, но скорее так получилось потому, что это не сухая биография с цифрами и не интересными фактами, а художественная, можно даже сказать, романизированная биография, с интересными диалогами и очень красивым языком написания.

И если предыдущее произведение Булгакова, которое читал, «Белая гвардия», была написана довольно необычно и читать было ее довольно тяжело, то это произведение читается очень легко (я понимаю, что книги повествуют о разном и книга, в которой показано ужасная революция и бессмысленная бойня не должна быть легким чтивом, но все же, чтение той книги далось мне не легко) и порою даже вызывает улыбку. Очень интересна и история написания этой книги. Булгаков заключил договор на написание биографии жизни своего любимого драматурга Мольера. Как писал Булгаков: Меня привлекала личность учителя многих поколений драматургов – комедианта на сцене, неудачника, меланхолика и трагического человека в личной жизни. При этом он не мог побывать на родине своего героя (дело было в 1932-1933гг.) и создавать мир Франции 17-го века ему приходилось по книгам, путеводителям и просто в своей фантазии. Он даже писал своему брату Николаю, находящемуся в Париже: «Ты меня очень обязал бы, если бы выбрал свободную минуту для того, чтобы хотя бы бегло глянуть на памятник Мольеру (фонтан Мольера), улица Ришелье. Мне нужно краткое, но точное описание этого памятника в настоящем его виде… Если бы ты исполнил мою просьбу, ты облегчил бы мне тяжелую мою работу…» Сдав рукопись редактору серии «Жизнь замечательных людей» Тихонову, Булгаков получил развернутый отзыв, в котором был отмечен его талант, его язык, но при всем этом был отрицательным. Тихонов писал, что не понятно интересы какого театра обслуживал Мольер, написана она с устаревших позиций, позиция книги не марксистская, Мольер представлен развязным молодым человеком, и ко всему прочему сквозь строки видна настоящая советская действительность. Также рукопись повести предлагали на суд Максиму Горькому, который тоже дал отрицательный отзыв, отметив все те же недостатки, что и Тихонов. Булгаков хотел лично встретиться с Горьким, но его попытки оказались безуспешными. Автору предлагали переделать роман в стиле простого исторического повествования или, как я уже выразился, сухой и безжизненной биографии, но Булгаков отказался понимая, что его повесть из-за этого могут не опубликовать. И он правильно сделал, ведь если бы он пошел на уступки, то такой замечательной роман просто бы «канул в лету». И в каком-то смысле Булгаков повторил путь Мольера, тоже став бороться за издание своего видения истории. Но, в отличие от Мольера, Булгаков не дождался публикации своего произведения, которое появилось в печати только лишь спусти более двадцати лет со дня смерти автора, но за его борьбу и неуступчивость стоит сказать ему спасибо.

В общем, причин почитать несколько.

В-первых – ту показана судьба одного из лучших драматургов Мольера (и после прочтения этой биографии мне захотелось что-нибудь у него прочитать, благо дома стоит трехтомник его произведений).

Во-вторых – прочитать стоит хотя бы ради того, чтобы увидеть, за что Булгаков так отчаянно боролся и не пошел на уступки. Я настоятельно рекомендую и надеюсь, что хоть кого-нибудь заинтересую своим отзывом.

«— Сударыня! — говорю я. — Осторожнее поворачивайте младенца! Не забудьте, что он рожден ранее срока. Смерть этого младенца означала бы тяжелейшую утрату для вашей страны!— Мой бог! Госпожа Поклен родит другого.

— Госпожа Поклен никогда более не родит такого, и никакая другая госпожа в течение нескольких столетий такого не родит.— Вы меня изумляете, сударь!— Я и сам изумлен.

Поймите, что по прошествии трех веков, в далекой стране, я буду вспоминать о вас только потому, что вы сына господина Поклена держали в руках.— Я держала в руках и более знатных младенцев.

— Что понимаете вы под словом знатный? Этот младенец станет более известен, чем ныне царствующий король ваш Людовик XIII, он станет более знаменит, чем следующий король, а этого короля, сударыня, назовут Людовик Великий или Король-солнце! Добрая госпожа, есть дикая страна, вы не знаете её, это — Московия, холодная и страшная страна. В ней нет просвещения, и населена она варварами, говорящими на странном для вашего уха языке. Так вот, даже в эту страну вскоре проникнут слова того, кого вы сейчас принимаете.» (из пролога к роману)

Источник: http://readly.ru/book/30746/reviews/

Ссылка на основную публикацию