Анализ стихотворения натюрморт бродского



Автор Alice_Ignashina задал вопрос в разделе Литература

А какие стихи Бродского Иосифа Александровича вам нравятся? и получил лучший ответ

Ответ от А Б[гуру]«Натюрморт» — гениальное стихотворение.. . Verra la morte e avra i tuoi occhi. C. Pavese «Придет смерть, и у нее будут твои глаза» Ч. Павезе1Вещи и люди насокружают. И те,и эти терзают глаз.Лучше жить в темноте.Я сижу на скамьев парке, глядя воследпроходящей семье.Мне опротивел свет.Это январь. ЗимаСогласно календарю.

Когда опротивеет тьма.тогда я заговорю.2Пора. Я готов начать.Неважно, с чего. Открытьрот. Я могу молчать.Но лучше мне говорить.О чем? О днях. о ночах.Или же — ничего.Или же о вещах.О вещах, а не олюдях. Они умрут.Все. Я тоже умру.Это бесплодный труд.Как писать на ветру.3Кровь моя холодна.Холод ее лютейреки, промерзшей до дна.Я не люблю людей.

Внешность их не по мне.Лицами их привитк жизни какой-то не-покидаемый вид.Что-то в их лицах есть,что противно уму.Что выражает лестьнеизвестно кому.4Вещи приятней. В нихнет ни зла, ни добравнешне. А если вникв них — и внутри нутра.Внутри у предметов — пыль.Прах. Древоточец-жук.Стенки. Сухой мотыль.Неудобно для рук.Пыль.

И включенный светтолько пыль озарит.Даже если предметгерметично закрыт.5Старый буфет извнетак же, как изнутри,напоминает мнеНотр-Дам де Пари.В недрах буфета тьма.Швабра, епитрахильпыль не сотрут. Самавещь, как правило, пыльне тщится перебороть,не напрягает бровь.Ибо пыль — это плотьвремени; плоть и кровь.6Последнее время ясплю среди бела дня.

Видимо, смерть мояиспытывает меня,поднося, хоть дышу,эеркало мне ко рту, -как я переношунебытие на свету.Я неподвижен. Двабедра холодны, как лед.Венозная синевамрамором отдает.7Преподнося сюрпризсуммой своих угловвещь выпадает измиропорядка слов.Вещь не стоит. И недвижется. Это — бред.Вещь есть пространство, внекоего вещи нет.

Вещь можно грохнуть, сжечь,распотрошить, сломать.Бросить. При этом вещьне крикнет: «Ебёна мать! »8Дерево. Тень. Земляпод деревом для корней.Корявые вензеля.Глина. Гряда камней.Корни. Их переплет.Камень, чей личный грузосвобождает отданной системы уз.Он неподвижен. Нисдвинуть, ни унести.Тень. Человек в тени,словно рыба в сети.9Вещь. Коричневый цветвещи.

Чей контур стерт.Сумерки. Больше нетничего. Натюрморт.Смерть придет и найдеттело, чья гладь визитсмерти, точно приходженщины, отразит.Это абсурд, вранье:череп, скелет, коса.«Смерть придет, у неебудут твои глаза» .10Мать говорит Христу:- Ты мой сын или мойБог? Ты прибит к кресту.

Как я пойду домой?Как ступлю на порог,не поняв, не решив:ты мой сын или Бог?То есть, мертв или жив?Он говорит в ответ:- Мертвый или живой,разницы, жено, нет.

Сын или Бог, я твой.

Ответ от Ия Мильская[гуру]POSTSCRIPTUM Как жаль, что тем, чем стало для менятвое существование, не сталомое существование для тебя….

В который раз на старом пустырея запускаю в проволочный космоссвой медный грош, увенчанный гербом,в отчаянной попытке возвеличитьмомент соединения…

Увы,тому, кто не умеет заменитьсобой весь мир, обычно остаетсякрутить щербатый телефонный диск,как стол на спиритическом сеансе,покуда призрак не ответит эхом

последним воплям зуммера в ночи.

Ответ от Ирина Юрявичене[гуру]я Бродского не люблю…Ответ от Борис Ржевский[гуру]ну мало ли.. «Пенье без музыки», к примеру, нравится. Или вот «На Прачечном мосту… » А зачем мне их писать? Они уже написаны…

В сети найти и сами можете, а я на бумаге читаюОтвет от Иллариония[гуру]ПИЛИГРИМЫ Мои мечты и чувства в сотый раз идут к тебе дорогой пилигримов. В. ШекспирМимо ристалищ, капищ,мимо храмов и баров,мимо шикарных кладбищ,мимо больших базаров,мира и горя мимо,мимо Мекки и Рима,синим солнцем палимы,идут по земле пилигримы.

Увечны они, горбаты,голодны, полуодеты,глаза их полны заката,сердца их полны рассвета.За ними ноют пустыни,вспыхивают зарницы,звезды встают над ними,и хрипло кричат им птицы:что мир останется прежним,да, останется прежним,ослепительно снежными сомнительно нежным,мир останется лживым,мир останется вечным,может быть, постижимым,но все-таки бесконечным.

И, значит, не будет толкаот веры в себя да в Бога….И, значит, остались толькоиллюзия и дорога.И быть над землей закатам,и быть над землей рассветам.Удобрить ее солдатам.Одобрить ее поэтам.Ответ от Lucia[гуру]Те, что были положены на музыку …

Ответ от Екатерина Спицына[гуру]Как славно вечером в избе,запутавшись в своей судьбе,отбросить мысли о себеи, притворясь, что спишь,забыть о мире сволочноми слушать в сумраке ночном,как в позвоночнике печномразбушевалась мышь.Как славно вечером собратьлистки в случайную тетрадьи знать, что некому соврать:»низвергнут! «, «вознесен! «.

Столпотворению причини содержательных мужчинпредпочитая треск лучини мышеловки сон.С весны не топлено, и мнев заплесневелой тишинебыстрей закутаться в кашне,чем сердце обнажить.Ни своенравный педагог,ни группа ангелов, ни Бог,перешагнув через порогнас не научат жить.

август — сентябрь 1965

Ответ от Леся[гуру]Нравится творчество в целом- стихи, быстроенны четко и кратко, но в то же время в них ситается философский смысл, это сочетание строгости и философии своеобразно и прекрасно одновременно!Ответ от Ella Kuznetsova[гуру]Стансы городу (1962) Да не будет дано умереть мне вдали от тебя, в голубиных горах, кривоногому мальчику вторя. Да не будет дано и тебе, облака торопя, в темноте увидать мои слезы и жалкое горе. Пусть меня отпоет хор воды и небес, и гранит пусть обнимет меня, пусть поглотит, мой шаг вспоминая, пусть меня отпоет, пусть меня, беглеца, осенит белой ночью твоя неподвижная слава земная. Все умолкнет вокруг. Только черный буксир закричит посредине реки, исступленно борясь с темнотою, и летящая ночь эту бедную жизнь обручит с красотою твоей и с посмертной моей правотою.

Город — конечно, Петербург. И умер он вдали от него.

Ответ от Ђаня Горюшина[новичек]Не выходи из комнаты, не совершай ошибку. Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку? За дверью бессмысленно все, особенно — возглас счастья. Только в уборную — и сразу же возвращайся. О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора. Потому что пространство сделано из коридора и кончается счетчиком.

А если войдет живая милка, пасть разевая, выгони не раздевая. Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло. Что интересней на свете стены и стула? Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером таким же, каким ты был, тем более — изувеченным? О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу. В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.

Читайте также:  Кальмар - сообщение доклад (3, 7 класс, окружающий мир, биология)

Ты написал много букв; еще одна будет лишней. Не выходи из комнаты. О, пускай только комната догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция. Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция. Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были. Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели, слейся лицом с обоями.

Запрись и забаррикадируйся

шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

Ответ от 3 ответа[гуру]
Привет! Вот подборка тем с ответами на Ваш вопрос: А какие стихи Бродского Иосифа Александровича вам нравятся?Ответ от 3 ответа[гуру] Привет! Вот еще темы с похожими вопросами:

Источник: https://3otveta.ru/brodskiy-natyurmort/

Вещи и люди нас (Натюрморт) · Бродский · анализ стихотворения

Вещи и люди насокружают. И те,и эти терзают глаз.

  • №4 Лучше жить в темноте.
  • Я сижу на скамьев парке, глядя воследпроходящей семье.
  • №8 Мне опротивел свет.

Это январь. Зима.Согласно календарю.Когда опротивеет тьма,

№12 тогда я заговорю.

Пора. Я готов начать.Не важно, с чего. Открытьрот. Я могу молчать.

№16 Но лучше мне говорить.

О чем? О днях, о ночах.Или же — ничего.Или же о вещах.

№20 О вещах, а не о

людях. Они умрут.Все. Я тоже умру.Это бесплодный труд.

№24 Как писать на ветру.

Кровь моя холодна.Холод ее лютейреки, промерзшей до дна.

  1. №28 Я не люблю людей.
  2. Внешность их не по мне.Лицами их привитк жизни какой-то не-
  3. №32 покидаемый вид.
  4. Что-то в их лицах есть,что противно уму.Что выражает лесть
  5. №36 неизвестно кому.

Вещи приятней. В нихнет ни зла, ни добравнешне. А если вник

№40 в них — и внутри нутра.

Внутри у предметов — пыль.Прах. Древоточец-жук.Стенки. Сухой мотыль.

№44 Неудобно для рук.

Пыль. И включенный светтолько пыль озарит.Даже если предмет

  • №48 герметично закрыт.
  • Старый буфет извнетак же, как изнутри,напоминает мне
  • №52 Нотр-Дам де Пари.

В недрах буфета тьма.Швабра, епитрахильпыль не сотрут. Сама

  1. №56 вещь, как правило, пыль
  2. не тщится перебороть,не напрягает бровь.Ибо пыль — это плоть
  3. №60 времени; плоть и кровь.
  4. Последнее время ясплю среди бела дня.Видимо, смерть моя
  5. №64 испытывает меня,
  6. поднося, хоть дышу,зеркало мне ко рту, —как я переношу
  7. №68 небытие на свету.

Я неподвижен. Двабедра холодны, как лед.Венозная синева

  • №72 мрамором отдает.
  • Преподнося сюрпризсуммой своих углов,вещь выпадает из
  • №76 миропорядка слов.

Вещь не стоит. И недвижется. Это — бред.Вещь есть пространство, вне

№80 коего вещи нет.

Вещь можно грохнуть, сжечь,распотрошить, сломать.Бросить. При этом вещь

№84 не крикнет: «Ебена мать!»

Дерево. Тень. Земляпод деревом для корней.Корявые вензеля.

№88 Глина. Гряда камней.

Корни. Их переплет.Камень, чей личный грузосвобождает от

№92 данной системы уз.

Он неподвижен. Нисдвинуть, ни унести.Тень. Человек в тени,

№96 словно рыба в сети.

Вещь. Коричневый цветвещи. Чей контур стерт.Сумерки. Больше нет

№100 ничего. Натюрморт.

  1. Смерть придет и найдеттело, чья гладь визитсмерти, точно приход
  2. №104 женщины, отразит.
  3. Это абсурд, вранье:череп, скелет, коса.«Смерть придет, у нее
  4. №108 будут твои глаза».

Мать говорит Христу:— Ты мой сын или мойБог? Ты прибит к кресту.

  • №112 Как я пойду домой?
  • Как ступлю на порог,не поняв, не решив:ты мой сын или Бог?
  • №116 То есть мертв или жив?
  • Он говорит в ответ:— Мертвый или живой,разницы, жено, нет.
  • №120 Сын или Бог, я твой.

Veshchi i lyudi nasokruzhayut. I te,i eti terzayut glaz.

  1. Luchshe zhit v temnote.
  2. Ya sizhu na skamyev parke, glyadya vosledprokhodyashchey semye.
  3. Mne oprotivel svet.

Eto yanvar. Zima.Soglasno kalendaryu.Kogda oprotiveyet tma,

togda ya zagovoryu.

Pora. Ya gotov nachat.Ne vazhno, s chego. Otkrytrot. Ya mogu molchat.

No luchshe mne govorit.

O chem? O dnyakh, o nochakh.Ili zhe — nichego.Ili zhe o veshchakh.

O veshchakh, a ne o

lyudyakh. Oni umrut.Vse. Ya tozhe umru.Eto besplodny trud.

Kak pisat na vetru.

Krov moya kholodna.Kholod yee lyuteyreki, promerzshey do dna.

  • Ya ne lyublyu lyudey.
  • Vneshnost ikh ne po mne.Litsami ikh privitk zhizni kakoy-to ne-
  • pokidayemy vid.
  • Chto-to v ikh litsakh yest,chto protivno umu.Chto vyrazhayet lest
  • neizvestno komu.

Veshchi priatney. V nikhnet ni zla, ni dobravneshne. A yesli vnik

v nikh — i vnutri nutra.

Vnutri u predmetov — pyl.Prakh. Drevotochets-zhuk.Stenki. Sukhoy motyl.

Neudobno dlya ruk.

Pyl. I vklyuchenny svettolko pyl ozarit.Dazhe yesli predmet

  1. germetichno zakryt.
  2. Stary bufet izvnetak zhe, kak iznutri,napominayet mne
  3. Notr-Dam de Pari.

V nedrakh bufeta tma.Shvabra, yepitrakhilpyl ne sotrut. Sama

  • veshch, kak pravilo, pyl
  • ne tshchitsya pereborot,ne napryagayet brov.Ibo pyl — eto plot
  • vremeni; plot i krov.
  • Posledneye vremya yasplyu sredi bela dnya.Vidimo, smert moya
  • ispytyvayet menya,
  • podnosya, khot dyshu,zerkalo mne ko rtu, —kak ya perenoshu
  • nebytiye na svetu.

Ya nepodvizhen. Dvabedra kholodny, kak led.Venoznaya sineva

  1. mramorom otdayet.
  2. Prepodnosya syurprizsummoy svoikh uglov,veshch vypadayet iz
  3. miroporyadka slov.

Veshch ne stoit. I nedvizhetsya. Eto — bred.Veshch yest prostranstvo, vne

koyego veshchi net.

Veshch mozhno grokhnut, szhech,raspotroshit, slomat.Brosit. Pri etom veshch

ne kriknet: «Yebena mat!»

Derevo. Ten. Zemlyapod derevom dlya korney.Koryavye venzelya.

Glina. Gryada kamney.

Korni. Ikh pereplet.Kamen, chey lichny gruzosvobozhdayet ot

dannoy sistemy uz.

On nepodvizhen. Nisdvinut, ni unesti.Ten. Chelovek v teni,

slovno ryba v seti.

Veshch. Korichnevy tsvetveshchi. Chey kontur stert.Sumerki. Bolshe net

nichego. Natyurmort.

  • Smert pridet i naydettelo, chya glad vizitsmerti, tochno prikhod
  • zhenshchiny, otrazit.
  • Eto absurd, vranye:cherep, skelet, kosa.«Smert pridet, u neye
  • budut tvoi glaza».

Mat govorit Khristu:— Ty moy syn ili moyBog? Ty pribit k krestu.

  1. Kak ya poydu domoy?
  2. Kak stuplyu na porog,ne ponyav, ne reshiv:ty moy syn ili Bog?
  3. To yest mertv ili zhiv?
  4. On govorit v otvet:— Mertvy ili zhivoy,raznitsy, zheno, net.
  5. Syn ili Bog, ya tvoy.
  6. Natyurmort
  • Dtob b k/lb yfcjrhe;f/n/ B nt,b 'nb nthpf/n ukfp/
  • Kexit ;bnm d ntvyjnt/
  • Z cb;e yf crfvmtd gfhrt, ukzlz djcktlghj[jlzotq ctvmt/
  • Vyt jghjnbdtk cdtn/
  • 'nj zydfhm/ Pbvf/Cjukfcyj rfktylfh//Rjulf jghjnbdttn nmvf,
  • njulf z pfujdjh//
  • Gjhf/ Z ujnjd yfxfnm/Yt df;yj, c xtuj/ Jnrhsnmhjn/ Z vjue vjkxfnm/
  • Yj kexit vyt ujdjhbnm/
  • J xtv? J lyz[, j yjxf[/Bkb ;t — ybxtuj/Bkb ;t j dtof[/
  • J dtof[, f yt j
  • k/lz[/ Jyb evhen/Dct/ Z nj;t evhe/'nj ,tcgkjlysq nhel/
  • Rfr gbcfnm yf dtnhe/
  • Rhjdm vjz [jkjlyf/[jkjl tt k/ntqhtrb, ghjvthpitq lj lyf/
  • Z yt k/,k/ k/ltq/
  • Dytiyjcnm b[ yt gj vyt/Kbwfvb b[ ghbdbnr ;bpyb rfrjq-nj yt-
  • gjrblftvsq dbl/
  • Xnj-nj d b[ kbwf[ tcnm,xnj ghjnbdyj eve/Xnj dshf;ftn ktcnm
  • ytbpdtcnyj rjve/
  • Dtob ghbznytq/ D yb[ytn yb pkf, yb lj,hfdytiyt/ F tckb dybr
  • d yb[ — b dyenhb yenhf/
  • Dyenhb e ghtlvtnjd — gskm/Ghf[/ Lhtdjnjxtw-;er/Cntyrb/ Ce[jq vjnskm/
  • Ytelj,yj lkz her/
  • Gskm/ B drk/xtyysq cdtnnjkmrj gskm jpfhbn/Lf;t tckb ghtlvtn
  • uthvtnbxyj pfrhsn/
  • Cnfhsq ,eatn bpdytnfr ;t, rfr bpyenhb,yfgjvbyftn vyt
  • Yjnh-Lfv lt Gfhb/
  • D ytlhf[ ,eatnf nmvf/Idf,hf, tgbnhf[bkmgskm yt cjnhen/ Cfvf
  • dtom, rfr ghfdbkj, gskm
  • yt nobncz gtht,jhjnm,yt yfghzuftn ,hjdm/B,j gskm — 'nj gkjnm
  • dhtvtyb; gkjnm b rhjdm/
  • Gjcktlytt dhtvz zcgk/ chtlb ,tkf lyz/Dblbvj, cvthnm vjz
  • bcgsnsdftn vtyz,
  • gjlyjcz, [jnm lsie,pthrfkj vyt rj hne, —rfr z gthtyjie
  • yt,snbt yf cdtne/
  • Z ytgjldb;ty/ Ldf,tlhf [jkjlys, rfr ktl/Dtyjpyfz cbytdf
  • vhfvjhjv jnlftn/
  • Ghtgjlyjcz c/hghbpcevvjq cdjb[ eukjd,dtom dsgflftn bp
  • vbhjgjhzlrf ckjd/
  • Dtom yt cnjbn/ B ytldb;tncz/ 'nj — ,htl/Dtom tcnm ghjcnhfycndj, dyt
  • rjtuj dtob ytn/
  • Dtom vj;yj uhj[yenm, c;txm,hfcgjnhjibnm, ckjvfnm/,hjcbnm/ Ghb 'njv dtom
  • yt rhbrytn: «T,tyf vfnm!»
  • Lthtdj/ Ntym/ Ptvkzgjl lthtdjv lkz rjhytq/Rjhzdst dtyptkz/
  • Ukbyf/ Uhzlf rfvytq/
  • Rjhyb/ B[ gthtgktn/Rfvtym, xtq kbxysq uhepjcdj,j;lftn jn
  • lfyyjq cbcntvs ep/
  • Jy ytgjldb;ty/ Ybcldbyenm, yb eytcnb/Ntym/ Xtkjdtr d ntyb,
  • ckjdyj hs,f d ctnb/
  • Dtom/ Rjhbxytdsq wdtndtob/ Xtq rjyneh cnthn/Cevthrb/ ,jkmit ytn
  • ybxtuj/ Yfn/hvjhn/
  • Cvthnm ghbltn b yfqltnntkj, xmz ukflm dbpbncvthnb, njxyj ghb[jl
  • ;tyobys, jnhfpbn/
  • 'nj f,cehl, dhfymt:xthtg, crtktn, rjcf/«Cvthnm ghbltn, e ytt
  • ,elen ndjb ukfpf»/
  • Vfnm ujdjhbn [hbcne:— Ns vjq csy bkb vjq,ju? Ns ghb,bn r rhtcne/
  • Rfr z gjqle ljvjq?
  • Rfr cnegk/ yf gjhju,yt gjyzd, yt htibd:ns vjq csy bkb ,ju?
  • Nj tcnm vthnd bkb ;bd?
  • Jy ujdjhbn d jndtn:— Vthndsq bkb ;bdjq,hfpybws, ;tyj, ytn/
  • Csy bkb ,ju, z ndjq/
  • Yfn/hvjhn
Читайте также:  Охрана растений - сообщение доклад

Тег audio не поддерживается вашим браузером.

Источник: https://yebanko.ru/analiz/brodsky/veshchi

Натюрморт

Verra la morte e avra i tuoi occhi.
C. Pavese

1

Вещи и люди нас
окружают. И те,
и эти терзают глаз.

Лучше жить в темноте.

  • Я сижу на скамье
    в парке, глядя вослед
    проходящей семье.
  • Мне опротивел свет.

Это январь. Зима
Согласно календарю.
Когда опротивеет тьма,

тогда я заговорю.

2

Пора. Я готов начать.
Неважно, с чего. Открыть
рот. Я могу молчать.

Но лучше мне говорить.

О чем? О днях, о ночах.
Или же — ничего.
Или же о вещах.

О вещах, а не о

людях. Они умрут.
Все. Я тоже умру.
Это бесплодный труд.

Как писать на ветру.

3

Кровь моя холодна.
Холод ее лютей
реки, промерзшей до дна.

  1. Я не люблю людей.
  2. Внешность их не по мне.
    Лицами их привит
    к жизни какой-то не —
  3. покидаемый вид.
  4. Что-то в их лицах есть,
    что противно уму.
    Что выражает лесть
  5. неизвестно кому.
  6. 4

Вещи приятней. В них
нет ни зла, ни добра
внешне. А если вник

в них — и внутри нутра.

Внутри у предметов — пыль.
Прах. Древоточец-жук.
Стенки. Сухой мотыль.

Неудобно для рук.

Пыль. И включенный свет
только пыль озарит.
Даже если предмет

  • герметично закрыт.
  • 5
  • Старый буфет извне
    так же, как изнутри,
    напоминает мне
  • Нотр-Дам де Пари.

В недрах буфета тьма.
Швабра, епитрахиль
пыль не сотрут. Сама

  1. вещь, как правило, пыль
  2. не тщится перебороть,
    не напрягает бровь.
    Ибо пыль — это плоть
  3. времени; плоть и кровь.
  4. 6
  5. Последнее время я
    сплю среди бела дня.
    Видимо, смерть моя
  6. испытывает меня,
  7. поднося, хоть дышу,
    зеркало мне ко рту,
    как я переношу
  8. небытие на свету.

Я неподвижен. Два
бедра холодны, как лед.
Венозная синева

  • мрамором отдает.
  • 7
  • Преподнося сюрприз
    суммой своих углов
    вещь выпадает из
  • миропорядка слов.

Вещь не стоит. И не
движется. Это — бред.
Вещь есть пространство, вне

коего вещи нет.

Вещь можно грохнуть, сжечь,
распотрошить, сломать.
Бросить. При этом вещь

не крикнет: «Ебёна мать!»

8

Дерево. Тень. Земля
под деревом для корней.
Корявые вензеля.

Глина. Гряда камней.

Корни. Их переплет.
Камень, чей личный груз
освобождает от

данной системы уз.

Он неподвижен. Ни
сдвинуть, ни унести.
Тень. Человек в тени,

словно рыба в сети.

9

Вещь. Коричневый цвет
вещи. Чей контур стерт.
Сумерки. Больше нет

ничего. Натюрморт.

  1. Смерть придет и найдет
    тело, чья гладь визит
    смерти, точно приход
  2. женщины, отразит.
  3. Это абсурд, вранье:
    череп, скелет, коса.
    «Смерть придет, у нее
  4. будут твои глаза».
  5. 10

Мать говорит Христу:
— Ты мой сын или мой Бог?
Ты прибит к кресту.

  • Как я пойду домой?
  • Как ступлю на порог,
    не поняв, не решив:
    ты мой сын или Бог?
  • То есть, мертв или жив?
  • Он говорит в ответ:
    — Мертвый или живой,
    разницы, жено, нет.
  • Сын или Бог, я твой.
  • 1971

( 2 оценки, среднее 5 из 5 )

Источник: https://Brodskiy.su/stihi-o-lyubvi/natyurmort/

О «натюрморте» бродского

24-го мая исполнится 68 лет со дня рождения Иосифа Бродского. На последней стадии подготовки находится полное собрание стихов поэта под редакцией и с ми Льва Лосева.

В июне 1971 года Иосиф Бродский оказался в Ленинградской областной больнице у Финляндского вокзала. Внезапное заболевание было связано со значительной кровопотерей. Одно время врачи подозревали злокачественную опухоль. Возможно, впервые перед поэтом со всей серьезностью встал вопрос о личной смерти. Итогом этих мыслей и переживаний стало написанное тогда же стихотворение «Натюрморт».

Название иронично, т.к. предлагает рассматривать человека («я») как объект («вещь»); искусствоведческий термин (фр. nature morte) предлагается читать буквально как «мертвая (неживая) природа».

Читайте также:  Чёрная курица, или подземные жители - краткое содержание рассказа погорельского

Я неподвижен. Двабедра холодны, как лед.Венозная синева

  • мрамором отдает.
  • Живое тепло покидает тело, живое тело превращается в лед и мрамор.

В «Натюрморте» в наиболее обнаженной форме представлена одна из центральных в творчестве Бродского оппозиций: человек-вещь. В то время я иногда встречался с Виктором Борисовичем Шкловским. Я передал ему машинописный листок с «Натюрмортом». Прочитав, Шкловский сказал: «Так о вещах еще никто не писал».

Это замечание интересно тем, что литературная молодость Шкловского совпала с периодом «преодоления символизма» в творчестве акмеистов и близкого им Пастернака, Шкловский участвовал в критико-теоретической деятельности ОПОЯЗа.

И в стихах акмеистов, и в трудах опоязовцев, и, шире, в русской культуре того времени под влиянием феноменологии Гуссерля, культивировалась эстетика, нацеленная на изображение вещи-предмета.

Что же в таком случае показалось старому опоязовцу таким неожиданным в стихотворении Бродского? Скорее всего, то снятие трагической оппозиции человек-вещь, которым Бродский неожиданно заключает «Натюрморт». «Натюрморт» состоит из десяти частей.

В девяти из них строго чередуются безличные описания мира вещей, представителем которого выступает старый буфет, с описаниями процесса «овеществления», которому подвергается автор. Однако, десятая, заключительная, часть неожиданно, вне очевидной связи с предшествующими, оказывается голгофской сценой.

Мать говорит Христу:— Ты мой сын или мойБог? Ты прибит к кресту.

  1. Как я пойду домой?
  2. Как ступлю на порог,не поняв, не решив:ты мой сын или Бог?
  3. То есть, мертв или жив?
  4. Он говорит в ответ:— Мертвый или живой,разницы, жено, нет.
  5. Сын или Бог, я твой.

В канонических евангелиях такого диалога Христа с Матерью нет. В Евангелии от Иоанна (19:26) Иисус, указывая на любимого ученика, говорит Матери: «Жено! се, сын Твой» (старинную форму звательного падежа жено Бродский использует в последней строфе).

По смыслу содержание заключительной части «Натюрморта» ближе к девятому ирмосу (заглавному стиху) из православной предпасхальной литургии: «Не рыдай мене, Мати, во гробе зрящи». Эту строку Ахматова взяла эпиграфом к десятой части Requiem 'а.

Мертвый или живой, / разницы, жено, нет. / Сын или Бог, я твой. Загадочный ответ, видимо, следует понимать таким образом: в согласии с русской грамматикой в последней фразе, «я твой», опущено «есмь» («я есмь твой»), но глагол быть в данной форме первого лица, единственного числа подразумевается.

Таким образом можно имплицировать следующий силлогизм: (1) субъект, предикатом к которому выступает глагол быть, существует, (2) я есмь твой, (3) значит я существую (оппозиция мертвый-живой снимается). Это не простой софистический выверт, поскольку по смыслу «я твой» существование я определяется любовью другого.

Позднее Бродский скажет об этом проще: «Я знал, что я существую, пока ты была со мною».

Эта гуманная, в духе Бубера-Бахтина, концовка, утверждение человеческого единства как победы над смертью является и ответом на прямолинейное «я не люблю людей» в третьей части стихотворения.

Кровь моя холодна.Холод ее лютейреки, промерзшей до дна.

  • Я не люблю людей.
  • Внешность их не по мне.Лицами их привитк жизни какой-то не-
  • покидаемый вид.
  • Что-то в их лицах есть,что противно уму.Что выражает лесть
  • неизвестно кому.

Мысль о том, что дурная эпоха наложила отпечаток на лица соотечественников, неоднократно выражалась русскими писателями. Разглядывая старые фотографии, сетует Солженицын: «[С]менился состав нашей нации, сменились лица, и уже тех бород доверчивых, тех дружелюбных глаз, тех неторопливых, несебялюбивых выражений уже никогда не найдет объектив».

И почти так же Андрей Битов в «Пушкинском доме»: «Куда делись все эти дивные лица? Их больше физически не было в природе.

Лева ни разу не встречал, ни на улицах, ни даже у себя дома… Куда сунули свои лица родители? За какой шкаф? Под какой матрац?» «Переутомление, злость, страх и недоверие друг к другу таят эти серые, изможденные и отчасти уже деформированные, зверовидные какие-то лица. Лица дрессированных зверей, а не людей», — пишет Андрей Белый в дневнике.

«[П]устые лица, выражающие ничего или одно недостойное чувство. […] Hе лица человеческие, а какие-то тарелки. Я их внимательно рассматривал и никаких следов человеческого в них не нашел» (Георгий Чулков в повести «Вредитель»). «Публика посмотрела в меня почти безучастно, круглыми и как будто ничем не занятыми глазами… Мне это нравится.

Мне нравится, что у народа моей страны глаза такие пустые и выпуклые. […] Они постоянно навыкате, но — никакого напряжения в них. Полное отсутствие всякого смысла — но зато какая мощь! (Какая духовная мощь!) Эти глаза не продадут. Ничего не продадут и ничего не купят. Что бы ни случилось с моей страной.

В дни сомнений, во дни тягостных раздумий, в годину любых испытаний и бедствий — эти глаза не сморгнут. Им все божья роса…» (Вениамин Ерофеев, Москва-Петушки). Приятель Бродского живописец Олег Целков писал: «Мы потеряли свои лица. Или, может быть, у нас их никогда и не было. […] На мощных шеях гладкие, безволосые головы с узенькими лбами и мощными подбородками.

Пронзительные зрачки прячутся в щелках между немигающими веками. […] Кто они? Из каких глубин сознания они всплыли и заставляют меня вглядываться в них? Какие черты прошлых, настоящих и будущих жителей Земли соединены в их облике?» Вероятно, первым, кто посетовал на невыразительность лиц соотечественников, был Чаадаев: «В чужих краях, особенно на Юге, где люди так оживлены и выразительны, я столько раз сравнивал лица своих земляков с лицами местных жителей и бывал поражен этой немотой наших лиц».

Присоединяя свой голос к этому хору физиогномических сетований, Бродский включает лица, выражающие лесть «неизвестно кому», в панораму nature morte, мертвой природы. Но конец стихотворения говорит о том, что делает природу человека живой.

Источник: https://www.svoboda.org/a/448927.html

Ссылка на основную публикацию