Приглашение на казнь — краткое содержание романа набокова

— Так что может быть в ближайшее утро? — спросил Цинциннат.

— Если вас интересует, — сказал директор. — Да, просто очень вкусно и сытно, вот что я вам доложу. А теперь, pour la digestion [24], позвольте предложить вам папиросу. Не бойтесь, это в крайнем случае только предпоследняя, — добавил он находчиво.

— Я спрашиваю, — сказал Цинциннат, — я спрашиваю не из любопытства. Правда, трусы всегда любопытны. Но уверяю вас… Пускай не справляюсь с ознобом и так далее, — это ничего. Всадник не отвечает за дрожь коня. Я хочу знать когда — вот почему: смертный приговор возмещается точным знанием смертного часа.

Роскошь большая, но заслуженная. Меня же оставляют в том неведении, которое могут выносить только живущие на воле. И еще: в голове у меня множество начатых и в разное время прерванных работ… Заниматься ими я просто не стану, если срок до казни все равно недостаточен для их стройного завершения. Вот почему.

— Ах, пожалуйста, не надо бормотать, — нервно сказал директор. — Это, во-первых, против правил, а, во-вторых -говорю вам русским языком и повторяю: не знаю.

Все, что могу вам сообщить, это, что со дня на день ожидается приезд вашего суженого, — а он, когда приедет, да отдохнет, да свыкнется с обстановкой, еще должен будет испытать инструмент, если, однако, не привезет своего, что весьма и весьма вероятно. Табачок-то не крепковат?

— Нет, — ответил Цинциннат, — рассеянно посмотрев на свою папиросу. — Но только мне кажется, что по закону — ну не вы, так управляющий городом обязан —

— Потолковали, и будет, — сказал директор, — я, собственно, здесь не для выслушивания жалоб, а для того… -Он, мигая, полез в один карман, в другой; наконец из-за пазухи вытащил линованный листок, явно вырванный из школьной тетради.

— Пепельницы тут нет, — заметил он, поводя папиросой, -что ж, давайте утопим в остатке этого соуса… Так-с. Свет, пожалуй, чуточку режет… Может быть, если… Ну да уж ничего, сойдет.

Он развернул листок и, не надевая роговых очков, а только держа их перед глазами, отчетливо стал читать:

— «Узник! В этот торжественный час, когда все взоры…» — Я думаю, нам лучше встать, — озабоченно прервал он самого себя и поднялся со стула.

Цинциннат встал тоже.

— «Узник! В этот торжественный час, когда все взоры направлены на тебя, и судьи твои ликуют, и ты готовишься к тем непроизвольным телодвижениям, которые непосредственно следуют за отсечением головы, я обращаюсь к тебе с напутственным словом.

Мне выпало на долю, — и этого я не забуду никогда, -обставить твое житье в темнице всеми теми многочисленными удобствами, которые дозволяет закон.

Посему я счастлив буду уделить всевозможное внимание всякому изъявлению твоей благодарности, но желательно в письменной форме и на одной стороне листа».

— Вот, — сказал директор, складывая очки. — Это все. Я вас больше не удерживаю. Известите, если что понадобится.

Он сел к столу и начал быстро писать, тем показывая, что аудиенция кончена. Цинциннат вышел.

В коридоре на стене дремала тень Родиона, сгорбившись на теневом табурете, — и лишь мельком, с краю, вспыхнуло несколько рыжих волосков. Далее, у загиба стены, другой стражник, сняв свою форменную маску, утирал рукавом лицо. Цинциннат начал спускаться по лестнице. Каменные ступени был склизки и узки, с неосязаемой спиралью призрачных перил.

Дойдя до низу, он пошел опять коридорами. Дверь с надписью на зеркальный выворот: «канцелярия» — была отпахнута; луна сверкала на чернильнице, а какая-то под столом мусорная корзинка неистово шеберстила и клокотала: должно быть, в нее свалилась мышь.

Миновав еще много дверей, Цинциннат споткнулся, подпрыгнул и очутился в небольшом дворе, полном разных частей разобранной луны. Пароль в эту ночь был: молчание, — и солдат у ворот отозвался молчанием на молчание Цинцинната, пропуская его, и у всех прочих ворот было то же.

Оставив за собой гуманную громаду крепости, он заскользил вниз по крутому, росистому дерну, попал на пепельную тропу между скал, пересек дважды, трижды извивы главной дороги, которая, наконец стряхнув последнюю тень крепости, полилась прямее, вольнее, — и по узорному мосту через высохшую речку Цинциннат вошел в город.

Поднявшись на изволок и повернув налево по Садовой, он пронесся вдоль седых цветущих кустов. Где-то мелькнуло освещенное окно; за какой-то оградой собака громыхнула цепью, но не залаяла. Ветерок делал все, что мог, чтобы освежить беглецу голую шею. Изредка наплыв благоухания говорил о близости Тамариных Садов.

Как он знал эти сады! Там, когда Марфинька была невестой и боялась лягушек, майских жуков… Там, где бывало, когда все становилось невтерпеж и можно было одному, с кашей во рту из разжеванной сирени, со слезами… Зеленое, муравчатое. Там, тамошние холмы, томление прудов, тамтатам далекого оркестра…

Он повернул по Матюхинской мимо развалин древней фабрики, гордости города, мимо шепчущих лип, мимо празднично настроенных белых дач телеграфных служащих, вечно справляющих чьи-нибудь именины, и вышел на Телеграфную. Оттуда шла в гору узкая улочка, и опять сдержанно зашумели липы. Двое мужчин тихо беседовали во мраке сквера на подразумеваемой скамейке.

«А ведь он ошибается», — сказал один. Другой отвечал неразборчиво, и оба вроде как бы вздохнули, естественно смешиваясь с шелестом листвы. Цинциннат выбежал на круглую площадку, где луна сторожила знакомую статую поэта, похожую на снеговую бабу, -голова кубом, слепившиеся ноги, — и, пробежав еще несколько шагов, оказался на своей улице.

Справа, на стенах одинаковых домов, неодинаково играл лунный рисунок веток, так что только по выражению теней, по складке на переносице между окон, Цинциннат и узнал свой дом. В верхнем этаже около Марфиньки было темно, но открыто. Дети, должно быть, спали на горбоносом балконе: там белелось что-то. Цинциннат вбежал на крыльцо, толкнул дверь и вошел в свою освещенную камеру. Обернулся, но был уже заперт. Ужасно! На столе блестел карандаш. Паук сидел на желтой стене.

— Потушите! — крикнул Цинциннат.

Наблюдавший за ним глазок выключил свет.

Темнота и тишина начали соединяться; но вмешались часы, пробили одиннадцать, подумали и пробили еще один раз, а Цинциннат лежал навзничь и смотрел в темноту, где тихо рассыпались светлые точки, постепенно исчезая.

Совершилось полное слияние темноты и тишины. Вот тогда, только тогда (то есть лежа навзничь на тюремной койке, за полночь, после ужасного, ужасного, я просто не могу тебе объяснить какого ужасного дня) Цинциннат Ц. ясно оценил свое положение.

Сначала на черном бархате, каким по ночам обложены с исподу веки, появилось, как медальон, лицо Марфиньки: кукольный румянец, блестящий лоб с детской выпуклостью, редкие брови вверх, высоко над круглыми, карими глазами. Она заморгала, поворачивая голову, и на мягкой, сливочной белизны, шее была черная бархатка, а бархатная тишина платья, расширяясь книзу, сливалась с темнотой.

Такой он увидел ее нынче среди публики, когда его подвели к свежепокрашенной скамье подсудимых, на которую он сесть не решился, а стоял рядом и все-таки измарал в изумруде руки, и журналисты жадно фотографировали отпечатки его пальцев, оставшиеся на спинке скамьи.

Он видел их напряженные лбы, он видел ярко-цветные панталоны щеголей, ручные зеркала и переливчатые шали щеголих, — но лица были неясны, — одна только круглоглазая Марфинька из всех зрителей и запомнилась ему.

Адвокат и прокурор, оба крашенные и очень похожие друг на друга (закон требовал, чтобы они были единоутробными братьями, но не всегда можно было подобрать, и тогда гримировались), проговорили с виртуозной скоростью те пять тысяч слов, которые полагались каждому.

Они говорили вперемежку, и судья, следя за мгновенными репликами, вправо, влево мотал головой, и равномерно мотались все головы, — и только одна Марфинька, слегка повернувшись, неподвижно, как удивленное дитя, уставилась на Цинцинната, стоявшего рядом с ярко-зеленой садовой скамьей. Адвокат, сторонник классической декапитации, выиграл без труда против затейника прокурора, и судья синтезировал дело.

Конец ознакомительного отрывка Приглашение на казнь - краткое содержание романа Набокова Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену? ДА, ХОЧУ

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-rus-classic/112124-2-vladimir-nabokov-priglashenie-na-kazn.html

«Приглашение на казнь», краткое содержание по главам романа Набокова

О времени и месте событий в романе автор не сообщает.

Главному герою Цинциннату Ц. судья объявляет смертный приговор. Причем, делает это шепотом. Обвинение состоит в том, что Цинциннат «непроницаем», «непрозрачен», словом, совсем не похож на остальных жителей города.

Осужденного отвозят в крепость, где он будет ждать исполнения приговора. Здесь Цинцинната опекает тюремщик Родион, который обходится с заключенным достаточно вежливо. Даже приглашает его на танец. Цинциннат соглашается.

Затем в камеру к заключенному приходит начальник тюрьмы Родриг Иванович. Он сочувствует осужденному на смертную казнь и готов как-то скрасить последние дни его пребывания в крепости. Родриг Иванович предлагает Цинциннату написать на листке свои пожелания. Осужденный пытается узнать, когда будет исполнен приговор, но начальник тюрьмы ничего не может сказать по этому поводу, сам не знает.

Ближе к вечеру Цинциннат выходит из камеры и оказывается в городе, знакомом ему с детства. Особенно он любит Тамарины Сады, где раньше часто гулял с Марфинькой, когда она была его невестой. Затем Цинциннат спешит к своему дому, открывает входную дверь и снова оказывается в камере.

Узник долго не может заснуть, особенно мешают ему это сделать тюремные часы с боем.

II

Мать Цинцинната Цецилия Ц. родила сына от случайного прохожего, а затем отдала его в общежитие, где мальчик и воспитывался. Она считает, что свою «непрозрачность» Цинциннат унаследовал от своего отца.

С 13 лет подросток начал работать в мастерской по изготовлению кукол. Здесь он и познакомился с Марфинькой, которая впоследствии стала его женой. В тот момент Цинциннату уже исполнилось 22 года, и он работал воспитателем в детском саду, где занимался детьми с различными дефектами.

Марфинька начинает изменять Цинциннату уже в первый год совместной жизни. Она ничуть не скрывает этого и спокойно оправдывает свои грехи. От внебрачных связей Марфинька родила хромого и злого мальчика, а затем очень толстую и почти слепую девочку. Из-за своих дефектов дети попадают в детский сад к Цинциннату.

В этот период главный герой романа сильно опускается, перестает следить за собой, на него поступают первые доносы за «непрозрачность», которые со временем приводят на скамью подсудимых.

Вечером тюремщик приносит Цинциннату корзину с дюжиной слив – подарок жены директора тюрьмы.

III

На следующее утро к Цинциннату в камеру приходит адвокат Роман Виссарионович. Он очень озабочен потерей дорогой запонки, поэтому долго осматривает камеру и никак не может сосредоточиться на разговоре с заключенным.

Адвокату удается это сделать, когда в камеру в хорошем настроении входит начальник тюрьмы и отдает Роману Виссарионовичу запонку. Ее нашла Эммочка – двенадцатилетняя дочка начальника тюрьмы, шаловливая и непоседливая девочка.

Цинциннат требует у адвоката, чтобы тот назвал точную дату казни, но защитник тоже не может ничем помочь своему подопечному в этом вопросе. Он предлагает написать письма в различные инстанции с просьбой предоставить Цинциннату выступления на суде в письменном виде. Заключенному эти бумаги не нужны, он не находит себе места от возмущения.

Чуть позже начальник тюрьмы разрешает вывести Цинцинната на смотровую площадку тюремной башни, откуда открывается чудесный вид на город и его окрестности. Цинциннат никогда не видел родные места с такой высокой точки. Он поражен их красотой и еще больше грустит от своего ужасного положения.

IV

Усыпив бдительность Родиона, в камеру к Цинциннату пробирается Эммочка. Ей все интересно, поэтому возможность пообщаться с заключенным забавляет девочку. Цинциннат обращается к Эммочке с вопросом, который не дает ему покоя после вынесения приговора: когда же состоится казнь?

Читайте также:  Образ и роль народа в романе война и мир толстого

Он просит Эммочку вспомнить, что говорили ее родители за обедом. Но девочка ничего не отвечает, только бегает по камере и загадочно улыбается. Цинциннат какое-то время размышляет о том, что Эммочка могла бы помочь ему бежать из крепости, будь она на несколько лет старше.

V

На следующее утро Родриг Иванович появляется в камере главного героя в особенно приподнятом настроении и праздничной одежде. Цинциннат решает, что казнь состоится сегодня и говорит, что он готов к ней. Однако начальник тюрьмы празднично оделся не по этому случаю. Оказывается, в соседнюю камеру посадили заключенного, и теперь Цинциннату будет с кем общаться.

Родриг Иванович даже великодушно разрешает Цинциннату посмотреть в глазок камеры на нового арестанта. Это человек лет тридцати, достаточно упитанный и низкорослый.

Цинциннату обещают на завтра встречу с Марфинькой, и он весь вечер пребывает в ожидании этого события. Свою жену он очень любит, несмотря на ее измены и достаточно примитивное восприятие жизни.

Чтобы как-то скоротать время до встречи с супругой, Цинциннат рассматривает рисунки, которые оставила ему Эммочка. Узнику вдруг кажется, что в рисунках зашифрован план побега из крепости.

VI

Утром Цинциннат просыпается с каким-то приятным чувством. Вскоре он понимает, что его душа радуется скорой встрече с Марфинькой.

Однако вошедший в камеру Родриг Иванович извиняется и сообщает арестанту, что сегодня встречи с женой не будет. По Закону такое свидание возможно лишь спустя неделю после объявления приговора. Так что, нужно подождать еще сутки.

А пока Родион уберет камеру, чтобы она выглядела наилучшим образом для встречи с супругой.

Родриг Иванович также сообщает Цинциннату, что его адвокат заболел, чувствует себя очень скверно и, наверное, не будет присутствовать на казни, которую начальник тюрьмы назвал «дебютом» Цинцинната.

Узник в расстроенных чувствах гуляет по коридорам крепости. Иногда ему кажется, что выйти отсюда на свободу достаточно просто, но затем оказывается, что все эти лабиринты приводят Цинцинната в свою камеру. Теперь она тщательно убрана Родионом, и даже любимый паук Цинцинната свисает со своего обычного места на новой паутинке.

VII

На следующий день Цинцинната знакомят с новым арестантом м-сье Пьером, который оказывается на редкость разговорчивым.

За праздничным столом, который по такому случаю был организован в камере Цинцинната, м-сье Пьер без умолку говорит, пытается развлечь карточными фокусами и анекдотами начальника тюрьмы, Родиона и Цинцинната.

Кроме того, он долго демонстрирует свои фотографии, которые приводят Родрига Ивановича в восторг.

Во время всей встречи Цинциннат остается практически безучастным к разговору, чем вызывает гнев начальника тюрьмы. Уходя, Родриг Иванович так и говорит узнику: «Мне стыдно за вас».

VIII

Уже восьмой день Цинциннат пишет в камере воспоминания, размышляет о своей судьбе, пытается сказать что-то важное потомкам, но часто признается себе, что не способен четко и ясно излагать мысли. Главное, в чем он твердо уверен, что знал и знает нечто большее, чем люди, окружающие его.

IX

Наконец-то, на свидание к Цинциннату приходит Марфинька. Однако эта встреча не доставляет узнику никакой радости. Вместе с супругой явилось все семейство: отец, братья-близнецы, дед с бабкой, дети, а также новый ухажер Марфиньки – молодой человек с безупречным профилем. Пришел на встречу и адвокат, который еще не оправился от простуды. В камеру принесли мебель и домашнюю утварь.

Отец Марфиньки очень зол, он долго отчитывает Цинцинната за то, что тот вляпался в такую историю, упрекает его, стыдит. Остальные гости больше молчат и не проявляют особого интереса к Цинциннату.

Молчит и Марфинька, удобно устроившись на кушетке, она иногда о чем-то перешептывается со своим кавалером, который стоит рядом. Цинциннату так и не удается пообщаться со своей любимой. Когда он делает робкую попытку переговорить с ней наедине, диван с Марфенькой быстро выносят в коридор, а гости начинают прощаться. Так заканчивается встреча Цинцинната с Марфинькой.

X

К Цинциннату в камеру приходит м-сье Пьер и, как обычно, начинает донимать его разговорами. Между прочим, новый узник крепости сообщает, что попал сюда из-за Цинцинната.

Оказывается, поступило несколько доносов, что м-сье Пьер собирался организовать побег Цинцинната из крепости. Даже тщательно разрабатывал план этого побега.

После доноса Пьера быстро арестовали и срочно провели судебное заседание.

Теперь, по словам нового заключенного, на эшафот они взойдут вместе. На вопрос: скоро ли это произойдет, м-сье Пьер также не дает ответ Цинциннату. Он лишь упрекает своего товарища по несчастью, что тот очень холоден с добрейшим начальником тюрьмы Родригом Ивановичем, который так много делает для Цинцинната.

Затем м-сье Пьер исполняет в камере несколько акробатических номеров, после одного из которых теряет свою вставную челюсть. Она остается на спинке стула, в которую Пьер вгрызался со всей силой.

XI

Кормить Цинцинната стали хуже. Гренки подавали твердые, как камень. А Родион все больше ворчал и долго убирал камеру. Его присутствие стало сильно раздражать Цинцинната. Он не мог дождаться, когда Родион закончит уборку.

На столе со вчерашнего дня лежит письмо Марфиньке. Цинциннат никак не может решиться его передать. Он надеется, что его мысли как-то улягутся, станут примерно одинаковыми.

Цинциннат пытается читать модный роман под названием «Дуб». Произведение очень длинное, узник уже одолел примерно третью часть книги. Под дубом происходят разные события, о которых и повествует автор. Но для Цинцинната все мертво, а представив вдруг смерть самого автора романа, он уныло улыбается, понимая неотвратимость судьбы.

XII

Цинциннат просыпается среди ночи от какого-то непонятного стука. Он начинает прислушиваться, такое впечатление, что звуки доносятся откуда-то снизу, но точно определить их источник не удается. Кажется, что кто-то скребется в направлении камеры Цинцинната. Ближе к утру звуки стихают.

В полдень появляется Родриг Иванович и сообщает осужденному, что к нему пришла мать. Эту женщину Цинциннат видел всего один раз в жизни, поэтому отказывается от встречи. Тем не менее, через минуту в камере появляется мать Цецилия Ц. в мокром от ливня макинтоше. Сейчас женщина живет где-то за городом и работает акушеркой.

Встреча с матерью проходит вяло, Цинциннат так и не может понять, зачем она решила его навестить. В крепости весь мир ему кажется карикатурным, а если карикатурой является и его родная мать, то ощущение безысходности усиливается в несколько раз. Только на секунду Цинциннат замечает в глазах Цецилии какой-то искренний огонек.

XIII

В эту ночь звуки за стеной повторяются и приближаются к камере Цинцинната. У него уже не остается сомнений, что кто-то копает проход к камере. Заключенный не знает, кто хочет ему помочь, но радуется каждому удару, который дает призрачную надежду на спасение.

Днем Цинциннат дописывает письмо Марфиньке, в котором страстно пытается достучаться до ее сердца, чтобы неверная жена хоть на минуту почувствовала страх за своего мужа, которого будут убивать. Цинциннат также просит Марфиньку, чтобы она добилась нового свидания и пришла одна.

Узник передает письмо Родиону, который продолжает ворчать и сетовать на то, что Цинциннат занимается не тем, чем надо. Лучше бы вязать научился, как делают другие арестанты.

Вечером приходит м-сье Пьер с шахматами. Играет он плохо, поэтому постоянно проигрывает Цинциннату и перехаживает почти каждый свой ход. Попутно Пьер размышляет о жизненных удовольствиях и любовных утехах.

XIV

Звуки, пробивающиеся в камеру Цинцинната, ощущаются уже совсем близко. Осужденный на смертную казнь прислушивается к ним всем телом, вздрагивает от каждого удара.

Утром в камеру вновь проникает Эммочка и начинает бороться с Цинциннатом, надавливая на него своим детским, но мускулистым телом. В пылу этой борьбы девочка успевает шепнуть Цинциннату, что спасет его. Она выведет арестанта из крепости, а он затем на ней женится. Цинциннат обещает это сделать, когда Эммочка вырастет. Правда, он не забывает напомнить ей, что пока женат на другой.

Вечером Цинцинната опять докучают своим присутствием и глупыми беседами м-сье Пьер и Родриг Иванович.

XV

В это утро звуки становятся такими сильными, что, кажется, стена вот-вот рухнет. Вскоре так и происходит. В стене появляется трещина, а затем часть ее обваливается. Из образовавшейся дыры со смехом вылезают м-сье Пьер и Родриг Иванович.

Пьер приглашает Цинцинната к себе в гости, только в камеру они должны пролезть по новому тоннелю. Ошарашенный таким поворотом событий, Цинциннат соглашается, а затем возвращается в свою камеру тем же способом. Однако в кромешной тьме его проход начинает круто уходить вниз, и вскоре Цинциннат, протиснувшись сквозь трещину в скале, оказывается на воле.

Через несколько минут в этом месте появляется Эммочка и уводит беглеца с собой. Пройдя через черный ход, Цинциннат с Эммочкой оказываются в квартире директора тюрьмы.

XVI

Цинцинната возвращают в камеру, где он рассматривает альбом с фотографиями Эммочки, который ему дал посмотреть накануне начальник тюрьмы. Снимки в альбоме сделаны и отретушированы м-сье Пьером.

После обеда в камеру Цинцинната в парадном облачении входят Родриг Иванович, адвокат Роман Виссарионович и м-сье Пьер.

На этом торжественном заседании новый узник крепости объявляет, что на самом деле он является руководителем казни. А весь спектакль нужен был лишь для того, чтобы подружиться с Цинциннатом.

Цель достигнута, и теперь осужденный на казнь взойдет на эшафот спокойно, чувствуя заботу своего нового друга.

XVII

Обычай требовал, чтобы накануне казни палач и осужденный нанесли визит отцам города. Цинцинната приводят к главным чиновникам, где он в течение вечера находится рядом с м-сье Пьером. Устроен пышный банкет с фейерверками. Цинциннат предельно молчалив и рассеян.

XVIII

Следующим утром герой просыпается очень рано. Он ждет, когда за ним придут. Однако никто не появляется. А во второй половине дня неожиданно приходит Марфинька. Она с порога жалуется на то, что очень трудно было добиться разрешения на свидание, однако после небольшой уступки все уладилось.

Марфинька без умолку сообщает все новости. Виделась с матерью Цинцинната, к Марфиньке сватается старый сосед, а что касается казни, то ее на сегодня отменили. После вчерашнего застолья палач и отцы города чувствуют себя неважно. Когда же состоится казнь, теперь никому неизвестно.

Марфинька предлагает себя Цинциннату прямо в камере, но тот резко отвергает эту бестактность. Цинциннат уже понимает, что не сможет сказать супруге важные слова. Да и не нужны они ей.

XIX

На следующее утро Цинциннату приносят газеты. Это напомнинает ему первые дни заключения. Но в первой половине дня за ним вновь никто не приходит. Только после обеда в камере появляется м-сье Пьер с двумя подручными. Они настолько странно и плохо выглядят, что в их лицах очень сложно узнать директора тюрьмы и адвоката.

От неожиданности Цинциннат никак не может прийти в себя. Он попросит три минуты на сборы, но м-сье Пьер великодушно дает только две с половиной. В это время камера Цинцинната начинает разрушаться. Узник понимает, как только он покинет это пристанище, она тут же развалится.

XX

Кляча с облупившейся коляской везет Цинцинната в город. Народу на площади еще мало, но люди постепенно прибывают. Когда осужденного доставляют к месту казни, площадь почти заполнена.

Цинциннат не хочет, чтобы хоть кто-то до него дотрагивался, тем более, палач м-сье Пьер. Поэтому он почти взбегает на эшафот. Одновременно Цинциннат замечает, что с солнцем происходит что-то неладное, а часть неба трясется, и прямо на площади падают тополя. Такое впечатление, что рушатся все декорации.

Читайте также:  Сочинение роль музыки в жизни человека

Цинциннат снимает рубаху и устраивается на плахе так, как минуту назад показал м-сье Пьер. А в это время другой Цинциннат недоумевает: а что я здесь делаю? Он встает с плахи и спускается вниз, идет сквозь людей. В несколько мгновений все меняется, становится прозрачным, уменьшается в размерах директор тюрьмы, а палач превращается в грудного ребенка размером с личинку.

Цинциннат продолжает свой путь в сторону людей, которые подобны ему.

  • «Приглашение на казнь», анализ романа Набокова
  • «Машенька», анализ романа Набокова
  • «Машенька», краткое содержание по главам романа Набокова
  • «Защита Лужина», анализ романа Набокова
  • «Дар», анализ романа Набокова
  • «Дар», краткое содержание по главам романа Набокова
  • «Лолита», анализ романа Набокова
  • «Защита Лужина», краткое содержание по главам романа Набокова
  • «Лолита», краткое содержание романа Владимира Набокова
  • «Камера обскура», анализ романа Набокова
  • «Камера обскура», краткое содержание по главам романа Набокова
  • «Облако, озеро, башня», анализ рассказа Набокова
  • «Круг», анализ рассказа Набокова
  • Набоков Владимир Владимирович, краткая биография
  • «Гроза», анализ рассказа Набокова
  • По произведению: «Приглашение на казнь»
  • По писателю: Набоков Владимир Владимирович

Источник: https://goldlit.ru/nabokov/1425-priglashenie-na-kazn-kratkoe-soderzhanie

Своеобразие сюжета романа В. Набокова «Приглашение на казнь»

    В русской литературе 20 века В. Набоков занимает особенное место. Его писательская биография началась на исходе Серебряного века. Она охватывает почти все вехи в развитии литературы и создает преемственность современной литературы по отношению к литературе начала 20 века.

    Роман «Приглашение на казнь» является наиболее зашифрованным, иносказательным произведением Набокова 30-ых годов. Сюжет романа составляют картины воспоминаний, проходящие перед мысленным взором главного героя Цинцинната Ц.

Этот человек приговорен к смертной казни и свои последние дни проводит в камере смертников. Маленький учитель, оказавшийся на пороге смерти, пишет свой дневник, а на самом деле создает художественный текст романа.

Набоков в своем произведении показывает непохожего на остальных человека.

    Затронутая в романе проблема не отличалась новизной, но привлекла художественным решением. «Приглашение на казнь» оказалось пророческой книгой, предвосхитив самые ужасные исторические факты прошлого века. Поэтому можно сказать, как мне кажется, что это произведение Набокова – антиутопия, предупреждение о будущем, страх перед тоталитарными режимами.

    События романа «Приглашение на казнь» разворачиваются в условном пространстве и времени. Тридцатилетний Цинциннат Ц. осужден за «гноселогическую гнусность» и приговорен к смертной казни на плахе.

В ходе повествования выясняется, что главная особенность героя – его непроницаемость – заключается в способности видеть и чувствовать отлично от других.

Способность Цинцинната иметь собственные мысли расценивается как угроза обществу.

    Герой находится в тюрьме 15 дней, все это время не зная о сроке исполнения своего приговора. Томительное ожидание смерти для него – не единственный источник напряжения. Момент ожидания казни в романе усиливается ожиданием Цинцинната встречи с родственниками.

Свидание уже обещано администрацией тюрьмы, а неведомый избавитель по ночам роет подземный ход, все больше приближаясь к камере героя. Однако ожидания Цинцинната и сочувствующего ему читателя обмануты. Сначала откладывается свидание с женой, а затем в камере появляется друг героя по несчастью, его будущий палач Пьер.

Сцена встречи Цинцинната с женой и многочисленными родственниками превращена в фарс: жена героя Марфинька вульгарно кокетничает со своим новым ухажером.

    Еще больше разочарования для Цинцинната представляет тот момент, когда лаз проложен, но из пролома в стене к нему вваливаются счастливые директор тюрьмы и Пьер. Пьер сообщает герою о своей подлинной роли – исполнителя приговора.

Но тут шанс на спасение снова маячит перед Цинциннатом. Дочка директора тюрьмы подает ему знаки, которые выдают ее намерение помочь герою. Но их так называемый побег заканчивается в веселой компании тюремщиков.

Цинциннат оказывается всего лишь очередной игрушкой в руках представителей правосудия.

    Почти все главы в романе (всего их 20) выдержаны в едином композиционном плане. Каждая глава повествует об одном дне из жизни заключенного. Главы начинаются с пробуждения героя и завершаются, когда Цинциннат засыпает.

Эта кольцевая композиция, подчеркивающая безысходность положения героя, нарушается лишь в финальных главах. Действие 17 главы происходит в ночь перед запланированной казнью. Затем казнь откладывается еще на сутки.

На протяжении всего романа герой находится в предельном состоянии одиночества.

    Мне кажется, что в такой обстановке утрачивается грань между живым и неодушевленным. Мир превращается в тень, утрачивает объем, оборачивается мнимой величиной. Паук, повисший на стене тюремной камеры, сделал из латуни на часах циферблат без стрелок. Судьбу дочери директора тюрьмы предсказывает фотогороскоп.

Слезы, что проливает порочная жена Цинцинната, не сладки и не солены. И, как итог, афиши, приглашающие на казнь, оповещают: «Талоны циркового представления действительности». Смертный приговор здесь, согласно обычаю, объявляют шепотом, на ухо подсудимому. Тюремщик приглашает подсудимого на тур вальса.

Правила тюрьмы предполагают, что «дирекция ни в коем случае не отвечает за пропажу вещей, ровно как и самого заключенного».

    Рассматривая характер главного героя, выясняется, что система в немалой степени поработила Цинцинната. Но, помимо внешнего воздействия, в его характере сказывается и двойственность человеческой природы. На всем протяжении романа Цинциннат балансирует на зыбкой границе.

В окружении других людей герой, повинуясь инстинкту самосохранения, приспосабливается к общественному мнению. Но стоит ему остаться одному, даже в камере, как наступает преображение. Дух творчества, дух искусства оказывается присущ герою.

Недаром, еще с детства, Цинциннат ощущает себя в окружении великих: «Тут были и маленький волосатый Пушкин в бекеше, похожий на крысу Гоголь в цветистом жилете, и старичок Толстой в зипуне».

    Цинциннат, бесспорно, талантлив. Мне кажется, это его качество подтверждается и ведением дневника. Получается как бы роман в романе, главная тема которого – преображать уродство в красоту.

    Многое роднит Набокова с его современниками, а его роман – с другими антиутопиями. Но все же «Приглашение на казнь» выделяется из круга талантливых книг начала 20 века. Аллегория, сатира, сопоставление воображаемого и реального, жизни и вечности – все это заставляет задуматься над «современными» мыслями, которые оказываются созвучными великому роману Набокова.

Источник: http://reshebnik5-11.ru/sochineniya/nabokov-v/5085-svoeobrazie-syuzheta-romana-v-nabokova-priglashenie-na-kazn

Краткое содержание “Приглашение на казнь” Набоков

“Сообразно с законом, Цинциннату Ц. объявили смертный приговор шепотом”.

Непростительная вина Цинцинната – в его “непроницаемости”, “непрозрачности” для остальных, до ужаса похожих (тюремщик Родион то и дело превращается в директора тюрьмы, Родрига Ивановича, и наоборот; адвокат и прокурор по закону должны быть единоутробными братьями, если же не удается подобрать – их гримируют, чтобы были похожи), “прозрачных друг для дружки душ”. Особенность эта присуща Цинциннату с детства (унаследована от отца, как сообщает

ему пришедшая с визитом в тюрьму мать, Цецилия Ц., щупленькая, любопытная, в клеенчатом ватерпруфе и с акушерским саквояжем), но какое-то время ему удается скрывать свое отличие от остальных. Цинциннат начинает работать, а по вечерам упивается старинными книгами, пристрастясь к мифическому XIX в. Да ещe занимается он изготовлением мягких кукол для школьниц: “тут был и маленький волосатый Пушкин в бекеше, и похожий на крысу Гоголь в цветистом жилете, и старичок Толстой, толстоносенький, в зипуне, и множество других”.

Здесь же, в мастерской, Цинциннат знакомится с Марфинькой, на которой женится, когда ему исполняется двадцать два года и его переводят в детский сад учителем. В первый же год брака Марфинька начинает изменять ему. У нее родятся дети, мальчик и девочка, не от Цинцинната. Мальчик хром и зол, тучная девочка почти слепа.

По иронии судьбы, оба ребенка попадают на попечение Цинцинната (в саду ему доверены “хроменькие, горбатенькие, косенькие” дети). Цинциннат перестает следить за собой, и его “непрозрачность” становится заметна окружающим. Так он оказывается в заключении, в крепости.

Услышав приговор, Цинциннат пытается узнать, когда назначена казнь, но тюремщики не говорят ему. Цинцинната выводят взглянуть на город с башни крепости.

Двенадцатилетняя Эммочка, дочь директора тюрьмы, вдруг кажется Цинциннату воплощенным обещанием побега… УЗНИК коротает время за просмотром журналов.

Делает записи, пытаясь осмыслить собственную жизнь, свою индивидуальность: “Я не простой… я тот, который жив среди вас… Не только мои глаза другие, и слух, и вкус, – не только обоняние, как у оленя, а осязание, как у нетопыря, – но главное: дар сочетать все это в одной точке…” В крепости появляется ещe один заключенный, безбородый толстячок лет тридцати. Аккуратная арестантская пижамка, сафьяновые туфли, светлые, на прямой пробор волосы, между малиновых губ белеют чудные, ровные зубы.

Обещанное Цинциннату свидание с Марфинькой откладывается (по закону, свидание дозволяется лишь по истечении недели после суда).

Директор тюрьмы торжественным образом (на столе скатерть и ваза со щекастыми пионами) знакомит Цинцинната с соседом – м-сье Пьером.

Навестивший Цинцинната в камере м-сье Пьер пробует развлечь его любительскими фотографиями, на большинстве которых изображен он сам, карточными фокусами, анекдотами.

Но Цинциннат, к обиде и недовольству Родрига Ивановича, замкнут и неприветлив.

На следующий день на свидание к нему является не только Марфинька, но и все ее семейство (отец, братья-близнецы, дед с бабкой – “такие старые, что уже просвечивали”, дети) и, наконец, молодой человек с безупречным профилем – теперешний кавалер Марфиньки.

Прибывает также мебель, домашняя утварь, отдельные части стен. Цинциннату не удается сказать ни слова наедине с Марфинькой. Тесть не перестает упрекать его, шурин уговаривает покаяться (“Подумай, как это неприятно, когда башку рубят”), молодой человек упрашивает Марфиньку накинуть шаль.

Затем, собрав вещи (мебель выносят носильщики), все уходят. В ожидании казни Цинциннат ещe острее чувствует свою непохожесть на всех остальных.

В этом мире, где “вещество устало: сладко дремало время”, в мнимом мире, недоумевая, блуждает лишь незначительная доля Цинцинната, а главная его часть находится совсем в другом месте.

Но и так настоящая его жизнь “слишком сквозит”, вызывая неприятие и протест окружающих. Цинциннат возвращается к прерванному чтению.

Знаменитый роман, который он читает, носит латинское название “Quercus” (“Дуб”) и представляет собою биографию дерева.

Автор повествует о тех исторических событиях (или тени событий), свидетелем которых мог оказаться дуб: то это диалог воинов, то привал разбойников, то бегство вельможи от царского гнева… В промежутках между этими событиями дуб рассматривается с точки зрения дендрологии, орнитологии и прочих наук, приводится подробный список всех вензелей на коре с их толкованием. Немало внимания уделяется музыке вод, палитре зорь и поведению погоды.

Это, бесспорно, лучшее из того, что создано временем Цинцинната, тем не менее кажется ему далеким, ложным, мертвым. Измученный ожиданием приезда палача, ожиданием казни, Цинциннат засыпает. Вдруг его будит постукивание, какие-то скребущие звуки, отчетливо слышные в ночной тишине. Судя по звукам, это подкоп.

До самого утра Цинциннат прислушивается к ним. По ночам звуки возобновляются, а день за днем к Цинциннату является м-сье Пьер с пошлыми разговорами.

Желтая стена дает трещину, разверзается с грохотом, и из черной дыры, давясь смехом, вылезают м-сье Пьер и Родриг Иванович.

М-сье Пьер приглашает Цинцинната посетить его, и тот, не видя иной возможности, ползет по проходу впереди м-сье Пьера в его камеру.

М-сье Пьер выражает радость по поводу своей завязавшейся дружбы с Цинциннатом – такова была его первая задача. Затем м-сье Пьер отпирает ключиком стоящий в углу большой футляр, в котором оказывается широкий топор.

Цинциннат лезет по вырытому проходу обратно, но вдруг оказывается в пещере, а затем через трещину в скале выбирается на волю. Он видит дымчатый, синий город с окнами, как раскаленные угольки, и торопится вниз.

Из-за выступа стены появляется Эммочка и ведет его за собой.

Сквозь небольшую дверь в стене они попадают в темноватый коридор и оказываются в директорской квартире, где в столовой за овальным столом пьют чай семейство Родрига Ивановича и м-сье Пьер.

Читайте также:  Может ли реальность порождать мечту? итоговое сочинение

Как принято, накануне казни м-сье Пьер и Цинциннат являются с визитом ко всем главным чиновникам. В честь них устроен пышный обед, в саду пылает иллюминация: вензель “П” и “Ц” (не совсем, однако, вышедший).

М-сье Пьер, по обыкновению, в центре внимания, Цинциннат же молчалив и рассеян.

Утром к Цинциннату приходит Марфинька, жалуясь, что трудно было добиться разрешения (“Пришлось, конечно, пойти на маленькую уступку, – одним словом, обычная история”). Марфинька рассказывает о свидании с матерью Цинцинната, о том, что к ней самой сватается сосед, бесхитростно предлагает Цинциннату себя (“Оставь. Что за вздор”, – говорит Цинциннат).

Марфиньку манит просунутый в приоткрывшуюся дверь палец, она исчезает на три четверти часа, а Цинциннат во время ее отсутствия думает, что не только не приступил к неотложному, важному разговору с ней, но не может теперь даже выразить это важное.

Марфинька, разочарованная свиданием, покидает Цинцинната (“Я была готова все тебе дать. Стоило стараться”). Цинциннат садится писать: “Вот тупик тутошней жизни, – и не в ее тесных пределах искать спасения”. Появляется м-сье Пьер и двое ею подручных, в которых почти невозможно узнать адвоката и директора тюрьмы.

Гнедая кляча тащит облупившуюся коляску с ними вниз, в город.

Прослышав о казни, начинает собираться публика. На площади возвышается червленый помост эшафота. Цинциннату, чтобы до него никто не дотрагивался, приходится почти бежать к помосту.

Пока идут приготовления, он глядит по сторонам: что-то случилось с освещением, – с солнцем неблагополучно, и часть неба трясется. Один за другим падают тополя, которыми обсажена площадь.

Цинциннат сам снимает рубашку и ложится на плаху. Начинает считать: “один Цинциннат считал, а другой Цинциннат уже перестал слушать удалявшийся звон ненужного счета, привстал и осмотрелся”.

Палач ещe не совсем остановился, но сквозь его торс просвечивают перила.

Зрители совсем прозрачны. Цинциннат медленно спускается и идет по зыбкому сору. За его спиной рушится помост. Во много раз уменьшившийся Родриг безуспешно пытается остановить Цинцинната.

Женщина в черной шали несет на руках маленького палача. Все расползается и падает, и Цинциннат идет среди пыли и упавших вещей в ту сторону, где, судя по голосам, стоят люди, подобные ему.

(No Ratings Yet) Loading… Краткое содержание “Приглашение на казнь” НабоковСочинение на тему Опыт и ошибки »

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/kratkoe-soderzhanie-priglashenie-na-kazn-nabokov/

Владимир Набоков — Приглашение на казнь

«Приглашение на казнь» — самый необычный роман Набокова. Сюрреалистическая «трагикомедия абсурда» по-набоковски остра и блистательно-саркастична. Действие романа происходит в крепости, где заточен узник, герой романа с необычным именем Цинциннат…

  • Comme un fou se croit Dieu
  • nous nous croyons mortels.
  • /Delalande.
  • Discours sur les ombres/ [1]

Сообразно с законом, Цинциннату Ц. объявили смертный приговор шепотом. Все встали, обмениваясь улыбками. Седой судья, припав к его уху, подышав, сообщив, медленно отодвинулся, как будто отлипал. Засим Цинцинната отвезли обратно в крепость. Дорога обвивалась вокруг ее скалистого подножья и уходила под ворота: змея в расселину.

Был спокоен; однако его поддерживали во время путешествия по длинным коридорам, ибо он неверно ставил ноги, вроде ребенка, только что научившегося ступать, или точно куда проваливался, как человек, во сне увидевший, что идет по воде, но вдруг усомнившийся: да можно ли? Тюремщик Родион долго отпирал дверь Цинциннатовой камеры, — не тот ключ, — всегдашняя возня.

Дверь наконец уступила. Там, на койке, уже ждал адвокат -сидел, погруженный по плечи в раздумье, без фрака (забытого на венском стуле в зале суда, — был жаркий, насквозь синий день), — и нетерпеливо вскочил, когда ввели узника. Но Цинциннату было не до разговоров. Пускай одиночество в камере с глазком подобно ладье, дающей течь.

Все равно, — он заявил, что хочет остаться один, и, поклонившись, все вышли.

Итак — подбираемся к концу. Правая, еще непочатая часть развернутого романа, которую мы, посреди лакомого чтенья, легонько ощупывали, машинально проверяя, много ли еще (и все радовала пальцы спокойная, верная толщина), вдруг, ни с того ни с сего, оказалась совсем тощей: несколько минут скорого, уже под гору чтенья — и…

ужасно! Куча черешен, красно и клейко черневшая перед нами, обратилась внезапно в отдельные ягоды: вон та, со шрамом, подгнила, а эта сморщилась, ссохшись вокруг кости (самая же последняя непременно — тверденькая, недоспелая). Ужасно! Цинциннат снял шелковую безрукавку, надел халат и, притоптывая, чтобы унять дрожь, пустился ходить по камере.

На столе белел чистый лист бумаги, и, выделяясь на этой белизне, лежал изумительно очиненный карандаш, длинный как жизнь любого человека, кроме Цинцинната, и с эбеновым блеском на каждой из шести граней. Просвещенный потомок указательного перста. Цинциннат написал: «и все-таки я сравнительно. Ведь этот финал я предчувствовал этот финал».

Родион, стоя за дверью, с суровым шкиперским вниманием глядел в глазок. Цинциннат ощущал холодок у себя в затылке. Он вычеркнул написанное и начал тихо тушевать, причем получился загадочный орнамент, который постепенно разросся и свернулся в бараний рог. Ужасно! Родион смотрел в голубой глазок на поднимавшийся и падавший горизонт.

Кому становилось тошно? Цинциннату. Вышибло пот, все потемнело, он чувствовал коренек каждого волоска. Пробили часы — четыре или пять раз, и казематный отгул их, перегул и загулок вели себя подобающим образом. Работая лапами, спустился на нитке паук с потолка [2], — официальный друг заключенных.

Но никто в стену не стучал, так как Цинциннат был пока что единственным арестантом (на такую громадную крепость!).

Спустя некоторое время тюремщик Родион вошел и ему предложил тур вальса. Цинциннат согласился. Они закружились.

Бренчали у Родиона ключи на кожаном поясе, от него пахло мужиком, табаком, чесноком, и он напевал, пыхтя в рыжую бороду, и скрипели ржавые суставы (не те годы, увы, опух, одышка). Их вынесло в коридор. Цинциннат был гораздо меньше своего кавалера. Цинциннат был легок как лист.

Ветер вальса пушил светлые концы его длинных, но жидких усов, а большие, прозрачные глаза косили, как у всех пугливых танцоров. Да, он был очень мал для взрослого мужчины. Марфинька говаривала, что его башмаки ей жмут.

У сгиба коридора стоял другой стражник, без имени, под ружьем, в песьей маске [3] с марлевой пастью. Описав около него круг, они плавно вернулись в камеру, и тут Цинциннат пожалел, что так кратко было дружеское пожатие обморока.

Опять с банальной унылостью пробили часы. Время шло в арифметической прогрессии: восемь. Уродливое окошко оказалось доступным закату: сбоку по стене пролег пламенистый параллелограмм. Камера наполнилась доверху маслом сумерек, содержавших необыкновенные пигменты.

Так, спрашивается: что это справа от двери — картина ли кисти крутого колориста или другое окно, расписное, каких уже не бывает? (На самом деле это висел пергаментный лист с подробными, в две колонны, «правилами для заключенных»; загнувшийся угол, красные заглавные буквы, заставки, древний герб города, — а именно: доменная печь с крыльями, — и давали нужный материал вечернему отблеску.) Мебель в камере была представлена столом, стулом, койкой. Уже давно принесенный обед (харчи смертникам полагались директорские) стыл на цинковом подносе. Стемнело совсем. Вдруг разлился золотой, крепко настоянный электрический свет.

Цинциннат спустил ноги с койки. В голове, от затылка к виску, по диагонали, покатился кегельный шар, замер и поехал обратно. Между тем дверь отворилась, и вошел директор тюрьмы.

Он был как всегда в сюртуке, держался отменно прямо, выпятив грудь, одну руку засунув за борт, а другую заложив за спину. Идеальный парик, черный как смоль, с восковым пробором, гладко облегал череп.

Его без любви выбранное лицо, с жирными желтыми щеками и несколько устарелой системой морщин, было условно оживлено двумя, и только двумя, выкаченными глазами.

Ровно передвигая ноги в столбчатых панталонах, он прошагал между стеной и столом, почти дошел до койки, — но, несмотря на свою сановитую плотность, преспокойно исчез, растворившись в воздухе. Через минуту, однако, дверь отворилась снова, со знакомым на это раз скрежетанием, — и, как всегда в сюртуке, выпятив грудь, вошел он же.

— Узнав из достоверного источника, что нонче решилась ваша судьба, — начал он сдобным басом, — я почел своим долгом, сударь мой —

Цинциннат сказал:

— Любезность. Вы. Очень. (Это еще нужно расставить.)

— Вы очень любезны, — сказал, прочистив горло, какой-то добавочный Цинциннат.

— Помилуйте, — воскликнул директор, не замечая бестактности слова. — Помилуйте! Долг. Я всегда. А вот почему, смею спросить, вы не притронулись к пище?

Директор снял крышку и поднес к своему чуткому носу миску с застывшим рагу. Двумя пальцами взял картофелину и стал мощно жевать, уже выбирая бровью что-то на другом блюде.

  1. — Не знаю, какие еще вам нужны кушанья, — проговорил он недовольно и, треща манжетами, сел за стол, чтобы удобнее было есть пудинг-кабинет.
  2. Цинциннат сказал:
  3. — Я хотел бы все-таки знать, долго ли теперь.

— Превосходный сабайон! Вы хотели бы все-таки знать, долго ли теперь. К сожалению, я сам не знаю. Меня извещают всегда в последний момент, я много раз жаловался, могу вам показать всю эту переписку, если вас интересует.

— Так что может быть в ближайшее утро? — спросил Цинциннат.

— Если вас интересует, — сказал директор. — Да, просто очень вкусно и сытно, вот что я вам доложу. А теперь, pour la digestion [24], позвольте предложить вам папиросу. Не бойтесь, это в крайнем случае только предпоследняя, — добавил он находчиво.

— Я спрашиваю, — сказал Цинциннат, — я спрашиваю не из любопытства. Правда, трусы всегда любопытны. Но уверяю вас… Пускай не справляюсь с ознобом и так далее, — это ничего. Всадник не отвечает за дрожь коня. Я хочу знать когда — вот почему: смертный приговор возмещается точным знанием смертного часа.

Роскошь большая, но заслуженная. Меня же оставляют в том неведении, которое могут выносить только живущие на воле. И еще: в голове у меня множество начатых и в разное время прерванных работ… Заниматься ими я просто не стану, если срок до казни все равно недостаточен для их стройного завершения. Вот почему.

— Ах, пожалуйста, не надо бормотать, — нервно сказал директор. — Это, во-первых, против правил, а, во-вторых -говорю вам русским языком и повторяю: не знаю.

Все, что могу вам сообщить, это, что со дня на день ожидается приезд вашего суженого, — а он, когда приедет, да отдохнет, да свыкнется с обстановкой, еще должен будет испытать инструмент, если, однако, не привезет своего, что весьма и весьма вероятно. Табачок-то не крепковат?

— Нет, — ответил Цинциннат, — рассеянно посмотрев на свою папиросу. — Но только мне кажется, что по закону — ну не вы, так управляющий городом обязан —

— Потолковали, и будет, — сказал директор, — я, собственно, здесь не для выслушивания жалоб, а для того… -Он, мигая, полез в один карман, в другой; наконец из-за пазухи вытащил линованный листок, явно вырванный из школьной тетради.

— Пепельницы тут нет, — заметил он, поводя папиросой, -что ж, давайте утопим в остатке этого соуса… Так-с. Свет, пожалуй, чуточку режет… Может быть, если… Ну да уж ничего, сойдет.

Он развернул листок и, не надевая роговых очков, а только держа их перед глазами, отчетливо стал читать:

— «Узник! В этот торжественный час, когда все взоры…» — Я думаю, нам лучше встать, — озабоченно прервал он самого себя и поднялся со стула.

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/prose-rus-classic/161913-vladimir-nabokov-priglashenie-na-kazn.html

Ссылка на основную публикацию