Демон — краткое содержание оперы рубинштейна

Демон - краткое содержание оперы Рубинштейна

Рубинштейн. «Демон». «На воздушном океане» (Фёдор Шаляпин)

Опера в трёх действиях (семи картинах); либретто П. Висковатого по
одноименной поэме Ю. Лермонтова.
Первая постановка: Петербург, 25 января 1875 года,
Мариинский театр.

Действующие лица:

Демон (баритон), Тамара (сопрано), Гудал (бас),
Синодал (тенор), Няня (альт), Ангел (меццо-сопрано), Гонец (тенор),
Старый слуга (бас), адские духи, ангелы, голоса природы, грузины,
грузинки, татары.

Действие происходит в Грузии.

  • Оперная музыка в интернет-магазине OZON.ru

Действие первое. Картина первая — пролог

В горах Кавказа свирепствует буря. По небу несутся чёрные тучи,
яростные порывы ветра раскачивают деревья, реки выходят из берегов.
И только исполинские скалы стоят твёрдо: их покой вихрь возмутить
не может. В шуме непогоды слышатся голоса адских духов.

Они знают,
кто вызвал бурю, и с нетерпением ждут своего повелителя. На одной
из вершин вырисовывается зловещая чёрная тень — это Демон,
изгнанник рая, проклятый Богом и людьми, нигде не находящий себе
покоя. Сеять зло и разрушения на Земле ему уже скучно: ведь всё
покорно его желанию или повелению.

Величественная природа не
вызывает у него восхищения; Демону ненавистен весь мир. Ангел
уговаривает Демона покаяться, и тогда отступник будет прощён.

Но
стоит ли сомнительное райское блаженство того, чтобы ради него
пожертвовать свободой, без которой, как и без борьбы, нет настоящей
жизни? С негодованием отвергает Демон мысль о примирении с небом.

Картина вторая

Вот перед Демоном — иная картина: живописная долина реки Арагвы. На
берегу старинный замок князя Гудала. К Арагве за водой идут
девушки; среди них дочь Гудала, Тамара.

С волнением смотрит Демон
на юную княжну — своей красотой она напомнила ему тех, с кем
когда-то он делил блаженство и кого давно оставил…

Но они были
покорны и бесстрастны, а юная грузинка весела, она с таким упоением
танцует, а её движения так грациозны… Демон не может отвести
взора от красавицы.

Какой-то непонятный страх внезапно охватывает Тамару. Подруги
пытаются развеселить девушку; няня напоминает ей о скором приезде
жениха — князя Синодала. Тамара успокаивается, но ненадолго. Что за
голос чудится ей вдруг? Кто зовёт её с собой в «надзвездные края»,
обещая вечность и власть над миром? Девушка успевает заметить на
вершине скалы какую-то тень, и в тот же миг виденье исчезает.

Картина третья

По горной дороге движется богатый караван: князь Синодал спешит к
невесте. Но вот в ущелье дорогу преграждает обвал. Близится ночь, и
караван вынужден остаться в этом мрачном месте до утра.

Старый
слуга советует Синодалу пойти помолиться в часовне, что видна на
скале, — это убережёт путников от несчастья. Но жениху не до
молитвы: в его мыслях — только Тамара.

Поскорей бы увидеть её,
поскорей обнять! Если бы можно было обернуться соколом и полететь к
ней! Спутники Синодала располагаются на ночлег и, уставшие от
долгой дороги, быстро засыпают. Засыпает и молодой князь. Над
Синодалом склоняется тёмная фигура; Демон вглядывается в соперника.

Недолго осталось ему спать: во тьме ночи к каравану подкрадываются
татары. Внезапность нападения решает участь путников. Караван
разграблен, часть слуг убита, остальные разбежались. Сам князь
смертельно ранен. В последние минуты Синодал видит перед собой
безмолвный тёмный призрак.

Действие второе. Картина четвёртая

Большой праздник сегодня в замке Гудала — старый князь выдаёт замуж
свою дочь Тамару. Рекой льётся вино, звучат весёлые песни, танцует
молодёжь.

Жениха ещё нет, но от него примчался гонец с известием,
что князь задержался в пути и прибудет в полдень. Невеста грустна.
Но не о Синодале думает Тамара, её мыслями владеет иной образ…

Неожиданно слышатся крики и плач, и в пиршественную залу вносят
убитого жениха. Горько рыдает бедная невеста — «конец всему, конец
мечтам любви»!

В порыве скорби все обращают мольбы к небу. Тамара же словно
застыла в горе. И вот ей кажется, будто кто-то зовёт её… К чему
слёзы? — говорит таинственный утешитель.

— Они не могут воскресить!
Молодой князь теперь далеко, в райской стороне, и ему нет дела до
твоей тоски. Смотри, как спокойны в небе облака, смотри, как
спокойны светила. Их ничто не радует и не печалит.

Думай о них в те
минуты, когда грустно на душе, и ты забудешь все земные огорченья.
— И снова неведомый «вольный сын эфира» сулит Тамаре власть над
миром.

«Кто ты?» — спрашивает девушка, но не получает ответа. Неизвестный
друг обещает прилетать к ней с наступлением ночи. Его неземная
красота и дивные речи очаровывают юную княжну, но разве можно
думать о радостях, когда убит жених? В смятении Тамара просит отца
отпустить её в монастырь.

Действие третье. Картина пятая

Любовь к Тамаре преобразила Демона. Что для него теперь бессмертие,
его власть над миром! Важно одно — быть вместе с красавицей, найти
обновление в её любви.

Даже стены монастыря перестали быть для
Демона препятствием. Ему не страшно войти в святую обитель: его дух
открыт для добра.

Ангел пытается преградить Демону дорогу, но,
поражённый его решимостью, отступает. Демон входит в монастырь.

Картина шестая

Обитель спит, только в одном окне мерцает огонёк. Это келья Тамары.
Девушка не нашла в монастыре ни желанного покоя, ни забвения. И
здесь её неотступно преследует всё тот же образ. Даже во время
молитвы, даже ночью. Она видит его, слышит «голос сладких речей»,
зовущий в неведомое. Кто он, Тамара не знает, но с трепетом ждёт…

И вот — наконец-то! Радостное волнение сменяется страхом: кто же
он? Ничего не утаивая, рассказывает Демон о себе — дух зла, враг
небес, которого клянёт всё живущее на земле. Но с тех пор, как
узнал Тамару, он стал другим. И она одним своим словом могла
возвратить Демона добру и небесам.

Впрочем, что ему небеса? — его
рай в очах Тамары! Она в смятении: опасно слушать такие речи — Бог
всё слышит! Демон только усмехается в ответ: «Бог занят небом, не
землёй. — А наказанье, муки ада? — Так что ж, ты будешь там со
мной!» Горячие, страстные речи Демона покоряют Тамару. Она готова
поверить «страдальцу»… пусть только он даст клятву забыть злые
промыслы.

О, Демон готов раскаяться, примириться с небом, веровать
добру, любить, молиться… В этом он клянётся всем, чем угодно — от
первого дня творенья до последнего.

У Тамары уже нет сил противиться искусителю… Но в это время
раздаётся звон утреннего колокола и слышится пение монахинь,
славящих Творца. Оно звучит предостережением. Сомнения вновь
овладевают Тамарой.

Демон убеждает: она одна может снять с его чела
след небесного проклятья, и тогда он возьмёт её в надзвездные края,
и она будет царицей мира. У ног Тамары дух зла ждёт обновления
любви.

И девушка уступает; но от первого же поцелуя Демона она
падает мёртвой.

Эпилог

Ангел возвещает: Тамара любовью и страданиями искупила свои
сомненья; рай открыт для неё. Демону же нет ни прощенья, ни
обновленья. В ярости Демон проклинает весь мир.

Картина седьмая — апофеоз

Сонм ангелов уносит Тамару в небеса, к вечному блаженству.

В. Панкратова, Л. Полякова

История создания

Демон - краткое содержание оперы Рубинштейна

К созданию оперы «Демон» Рубинштейн приступил в
конце 1871 года. Либретто было написано известным в то время
биографом и исследователем творчества М. Ю. Лермонтова П. А.
Висковатовым (1842—1905).

Увлеченный поэмой Рубинштейн писал оперу
с лихорадочной быстротой. Она была закончена в три месяца и
представлена в дирекцию Мариинского театра в Петербурге.

Вслед за
этим последовал трехлетний период ожидания постановки, и лишь 13
(25) января 1875 года опера увидела сцену.

В поэме Лермонтова (1841) Рубинштейна привлек романтически мятежный
образ Демона. В опере он предстает как сильная, глубоко
противоречивая натура.

Воплощая этот сложный, многогранный образ,
композитор подчеркнул его трагическую обреченность и одиночество.
Образ Тамары в опере исполнен душевной чистоты.

Композитор
показывает его в развитии — от детской непосредственности и
безмятежного покоя через смятение и душевную борьбу к любви, полной
самоотречения.

Музыка

«Демон» обладает ярко выраженными чертами лирико-драматической
оперы. Внимание к душевной жизни героев, обрисовка действующих лиц
в эмоционально напряженных ситуациях, подчиненное место картин быта
и природы — таковы главные особенности этой оперы.

В интродукции первой картины слышны свист ветра, громовые раскаты,
на фоне их — хор духов. Постепенно грозный вихрь смолкает. Хор
адских духов сменяется голосами ветерков, водяных струек и цветов,
сливающимися в величавый гимн свету, миру и его творцу. Резким
контрастом вторгается монолог Демона «Проклятый мир», в котором
слились скорбь, раздумье, гнев и отчаяние.

Вторая картина, в отличие от первой, в целом прозрачна и светла.
Симфоническое вступление рисует тихий и ясный вечер в горах; флейты
имитируют пастушьи наигрыши. Чарует своей безыскуственной простотой
и грацией хор девушек «Ходим мы к Арагве светлой».

К их голосам
присоединяется голос Тамары, ее колоратурные пассажи лиричны и
обаятельно непосредственны.

Настроение безоблачного веселья
нарушается страстными признаниями Демона; в волнующей мелодии его
ариозо «Дитя, в объятиях твоих» слышится восхищение и властный
призыв.

В сумрачные тона окрашена музыка третьей картины. Симфонический
антракт передает суровый колорит дикого ущелья. Нежным, поэтическим
чувством согрето ариозо Синодала «Обернувшись соколом»,
отличающееся прихотливой мелодией восточного характера. Таинственно
и тревожно звучит хор «Ноченька». Ариозо князя «Ноченькой темною»
полно неги и страстного томления.

Второму акту свойственны остроконтрастные сопоставления. Первой
части, живописующей картину брачного пира, противостоит вторая,
смятенная и взволнованная. Этот контраст присутствует уже в
симфоническом вступлении, где ритмы траурного шествия чередуются с
торжественными фанфарами.

В праздничную обстановку, царящую в замке
Гудала, вводит заздравный хор «В день веселья мы собрались». За ним
следуют пляски: энергичная, стремительная мужская и страстная,
темпераментная женская; их сменяет плавный и гибкий танец девушек.
В горестном ариозо «Мой князь, очнись» Тамара оплакивает своего
жениха.

Ариозо перерастает во всеобщий плач, достигающий большой
эмоциональной силы. Полна величия мелодия Демона «На воздушном
океане». Третий акт состоит из двух картин. Он начинается
симфоническим вступлением, рисующим душевное смятение Тамары.

Центральное место в первой картине занимает ариозо Демона «Обитель
спит», полное сердечного тепла и искренности.

Вторая картина — драматическая кульминация оперы — целиком камерна.
Составляющие ее дуэты и ариозо сливаются в едином потоке
музыкального развития. Горделиво ариозо Демона «Я тот, которому
внимала». Глубоким волнением пронизан его монолог «О, если б ты
могла понять».

Небольшое ариозо Тамары «Кто б ни был ты, мой друг
печальный», проникнутое чувством сострадания, звучит как мольба. За
возбужденной, экстатически-приподнятой клятвой Демона «Клянусь я
первым днем творенья» следует краткий любовный дуэт.

Динамичный,
эмоционально напряженный финал передает растущее смятение Тамары и
отчаянье побежденного Демона. Опера завершается просветленным хором
ангелов.

М. Друскин

Опера «Демон» — значительное явление в истории русской музыки. Встреченная сначала сдержанно, в дальнейшем она получила заслуженную оценку критики и публики, обойдя ведущие сцены мира.

В опере сильно лирическое начало, в ней много красивых мелодий и арий (На воздушном океане, Не плачь, дитя и ряд др.), ее стилистика во многом созвучна творчеству Чайковского.

Однако заметные слабости (слащавость мелодики, ряд драматургически неудачных эпизодов) не позволили ей занять выдающееся место в русской культуре.

Значительную роль в истории оперы сыграл Шаляпин, исполнявший заглавную роль на протяжении многих лет.

Среди постановок последних лет отметим спектакль 1997 в Брегенце (дир. Федосеев, Демон — Э.Силиньш).

Дискография: Грампластинка — Мелодия. Дир. Мелик-Пашаев, Демон (Ал. Иванов), Тамара (Талахадзе), Синодал (Козловский).

Е. Цодоков

реклама

Рубинштейн. Опера «Демон» (classic-music.ru)

Источник: https://www.belcanto.ru/demon.html

Демон (Рубинштейн)

Демон (Рубинштейн) — это опера,  имеющая три действия и семь картин. Произведение было написано П. Висковатским,  по одноименной поэме  Лермонтова.

Первая постановка оперы состоялась 25 января 1875 года, в Мариинском театре, города Петербурга. Все события картины разворачиваются в Грузии.

Сайт клуба «Орфей» предлагает послушать онлайн и совершенно бесплатно любимые отрывки из оперы, а также прочитать, и даже скачать либретто.

 Первое действие

 Картина первая — пролог

 В Кавказских горах свирепствует буря, в шуме непогоды  слышатся голоса адских духов. Они прекрасно знают, кто это сделал, и с большим нетерпением ждут своего повелителя.

  На вершине одной из гор, появилась черная тень —  это демон проклятый богом и людьми,  райский изгнанник,  который нигде не может найти себе покой.

Читайте также:  Сочинение на тему 9 декабря день героев отечества

Демон ненавидит весь мир,  ангелы уговаривает его покаяться, но она отвергает эту просьбу.

 Картина вторая

 Перед демоном совершенно другая картина, прекрасная природа речной долины Арагвы, на берегу, которого старый замок князя Гудала. К реке спускаются девушки, среди которых находится дочь князя Тамара. Демон с большим волнением смотрит на красивую девушку, и вспоминает тех, с кем когда-то проводил время и кого давно ставил. Демон  не может отвести глаз красавицы Тамары.

 Непонятное ощущение страха охватывает девушку, Тамара ненадолго успокаивается. Что за голос вдруг почудился ей? Кто позвал ее с собой, пообещав ей власть над миром и вечность. Княжна замечает на вершине скалы, мимолетную тень, но она вдруг пропадает.

Картина третья

 В горах по дороге едет богатый караван — это князь Синодал едет к своей невесте. Недалеко от ущелья дорогу перегородил обвал. Скоро ночь, караван должны остаться в этом месте до утра.

Старый слуга предлагает князю сходить помолиться  в часовню, которая видна на скале, так как это поможет  уберечь путников. Но парню не до молитвы, он все время думает как бы быстрее увидеть и обнять Тамару.

Спутники князя, уставшие от долгой дороги, готовятся к ночлегу, и быстро засыпает. Также уснул и молодой князь. Над телом Синодала стоит темная фигура, которая всматривается в него — это Демон смотрит на своего соперника. Во время сна лагерь прокрались татары, и уничтожили его.

Некоторые были убиты, кто сбежал, а сам Синодал был смертельно ранен. В последние мгновения своей жизни, князь видит перед собой, черный молчаливый призрак.

Второе действие

Картина четвертая

В замке Гудала  большой праздник, старый князь выдает свою дочь Тамару замуж. Звучит веселая песня, повсюду танцы, вино льется рекой.

Жених еще не прибыл, но от него приехал гонец с известием, о том, что Синадал,  задержится пути и прибудет в полдень. Но Тамара совершенно не думает о нем,  в ее мыслях совершенно другой образ.

Слышится крик и плачь, в  зал, где происходит пиршество, заносят тело  убитого жениха.  Тамара уверена, что пришел конец  ее мечтам о любви.

 В минуты скорби Тамара обращается в мольбе к небу, и словно застывает. И, ей кажется, что кто-то ее зовет. Она слышит голос, который утешает и говорит, что князь не может воскреснуть, и что он теперь далеко в райских местах. И опять же кто-то предлагает княжне власть над миром.

 Девушка пытается узнать, кто говорит с ней, но ответа не поступает. Неизвестный голос обещает появиться обратно ближе к ночи. Юная княжна очарована его дивными речами  и не земной красотой, она ловит себя на мысли, разве можно думать о радостях жизни, когда убили ее жениха? Тамара просит старого князя отпустить в монастырь.

Третье действие

Картина пятая

 Любовь к девушке, совершенно изменила демона. Для него неважно бессмертие  и власть над миром. Главное чего он хочет, быть рядом с красивой девушкой и любить ее.  Он не боится войти в святыню,  так как его дух открыт для добра.  Ангелы пытаются препятствовать ему, но видя его решимость, пропускают. Демон переступает порог монастыря.

Все вокруг спят, только в одном окне мерцает свет —  это покои Тамары. В монастыре она не нашла того что искала. Но ее все равно постоянно преследует тот голос. Он везде, во сне, во время молитвы. Молодая княжна не знает кто он, но она его ждет. И он пришел. Она его боится. Демон ничего, не тая, рассказывает девушки все о себе.

Она готова поверить ему, только просит, чтоб он поклялся. Демон готов раскаяться. Бедная княжна уже не может сопротивляться искушению. Но звон утреннего колокола и песнь монахов выводят ее из оцепенения. Ей показался этот звук, своеобразным предостережением. Демону удалось убедить Тамару, от его первого поцелуя она падает мертвой.

Эпилог

Ангелы говорят, что Тамара свои сомнения искупила страданием и любовью, рай для нее открыт. Демону нет прощения, и он в ярости проклинает все земное.

  • Картина седьмая
  • Апофеоз
  • Сонм ангелов забирают молодую княжну на небеса, в вечное блаженство.

Источник: http://orfey.club/opyeri/dyemon-rubinshtyeyn/

Краткое содержание: Антон Григорьевич Рубинштейн. Демон

ДЕМОН

Опера в трех актах (шести картинах)

Либретто П. А. Висковатова

Действующие лица:

  • Князь Гудал
  • Тамара, его дочь
  • Няня Тамары
  • Князь Синодал, жених Тамары
  • Старый слуга князя Синодала
  • Гонец
  • Демон
  • Ангел
  1. бас
  2. сопрано
  3. контральто
  4. тенор
  5. бас
  6. тенор
  7. баритон
  8. контральто
  • Хоры злых и добрых духов, грузин и грузинок, гостей,
    татар, слуг, монахинь.
  • Место действия: Грузия.
  • СЮЖЕТ

Буря в горах. На фоне неба, озаряемого вспышками молний,
одиноко вырисовывается фигура Демона. Он радостно внимает разбушевавшейся
стихии разрушения и борьбы. Но вот буря стихает. Демон с презрением
вслушивается в многоголосый хор пробуждающейся природы.

Он ненавидит мир,
населенный ничтожествами, пресмыкающимися перед творцом вселенной. Ангел добра
призывает Демона к любви и всепрощению. Только любя и прощая, он сможет
вернуться в рай. Но Демон отвергает эти призывы.

Ему не нужен покой райской
обители: он жаждет борьбы и страстей.

Замок князя Гудала на берегу Арагвы. Группа девушек
спускается к реке за водой. Среди них прекрасная дочь Гудала Тамара. Она весело
шутит и играет с подругами. Невидимый ими, появляется на скале Демон. Он поражен
чистой красотой Тамары.

Непонятная тоска овладевает девушкой; она чувствует
присутствие Демона. Неожиданно слова страстных признаний касаются ее слуха.
Кто-то незримый призывает ее забыть все земное, уйти в надзвездные края, где
она станет царицей мира. Тамара оглядывается и видит Демона.

В испуге она зовет
подруг, но на скале уже нет никого. Полная неясной грусти, Тамара возвращается
в замок.

Молодой князь Синодал спешит к невесте. Буря задержала
его караван, и сегодня ему не дойти до замка Гудала. Спускается ночь. В диком
ущелье, у старой заброшенной часовни, караван останавливается на ночлег. Князь
посылает к Гудалу гонцов. Лагерь засыпает. Лишь Синодал сидит в задумчивости.

Его мысли устремлены к Тамаре, он мечтает о скорой встрече с возлюбленной. Но вот
и князя одолевает сон. На скале возникает мрачная фигура Демона. Некоторое
время Демон всматривается в уснувших путников и затем исчезает. Внезапно на
спящий караван нападают разбойники. Завязывается неравный бой.

Синодал умирает
с именем Тамары на устах.

В замке Гудала все готово для свадьбы. Ждут лишь
жениха. Старый князь выводит к гостям одетую в подвенечное платье Тамару. Гонец
сообщает, что вскоре должен прибыть Синодал. Начинаются танцы. Неожиданный шум
и крики нарушают веселье. Вносят тело убитого князя. Тамара поражена горем.

Гости в молитве преклоняют колени. В это время Тамара снова слышит голос Демона
и с трепетом внимает его утешениям. Она погружается в тяжелый сон; во сне ей
является Демон. Пробудившись, Тамара ищет таинственного искусителя и вдруг
наяву слышит его голос.

Страшась обольщения, она просит отца отпустить ее в
монастырь. Гудал дает согласие.

Ночь. Спит монастырь. Освещено лишь окно кельи Тамары.
Появляется Демон. Любовь преобразила его. В нем ожили угасшие чувства. Ему уже
не дороги ни власть, ни бессмертие, ни свобода. Он жаждет испытать человеческое
счастье.

С тайным трепетом приближается Демон к монастырю, но путь ему
преграждает Ангел. Он заклинает Демона оставить Тамару. В мгновение прежняя
ненависть закипает в душе Демона, и с возгласом «Она моя» он устремляется за
ограду.

Келья, освещенная лампадой. У открытого окна задумчиво
стоит Тамара. Монастырь не принес девушке желанного успокоения. И здесь ее
неотступно преследует образ таинственного искусителя. Неожиданно лампада
гаснет, Тамара видит в келье Демона. Он говорит ей о своих страданиях, жажде обновления
и любви, которая заставила возненавидеть зло. Тамара пытается побороть растущее
чувство любви.

Но речь Демона звучит все более страстно, горячо, и девушка
поддается его очарованию. Демон приникает к ее устам страстным поцелуем. Тамара
падает мертвой. Злой дух торжествует: он овладел чистой душой девушки. Но
торжество его преждевременно: Ангел добра приносит Тамаре прощение. Ее душа
принадлежит небу. Погибла последняя надежда Демона.

Снова он один в мире, один
со своей тоской и ненавистью.

МУЗЫКА

«Демон» обладает ярко выраженными чертами
лирико-драматической оперы. Внимание к душевной жизни героев, обрисовка
действующих лиц в эмоционально напряженных ситуациях, подчиненное место картин
быта и природы — таковы главные особенности этой оперы.

В интродукции первой картины слышны свист ветра,
громовые раскаты, на фоне их — хор духов. Постепенно грозный вихрь смолкает.
Хор адских духов сменяется голосами ветерков, водяных струек и цветов,
сливающимися в величавый гимн свету, миру и его творцу. Резким контрастом
вторгается монолог Демона «Проклятый мир», в котором слились скорбь, раздумье,
гнев и отчаяние.

Вторая картина, в отличие от первой, в целом прозрачна
и светла. Симфоническое вступление рисует тихий и ясный вечер в горах; флейты
имитируют пастушьи наигрыши. Чарует своей безыскуственной простотой и грацией
хор девушек «Ходим мы к Арагве светлой».

К их голосам присоединяется голос
Тамары, ее колоратурные пассажи лиричны и обаятельно непосредственны.

Настроение безоблачного веселья нарушается страстными признаниями Демона; в
волнующей мелодии его ариозо «Дитя, в объятиях твоих» слышится восхищение и
властный призыв.

В сумрачные тона окрашена музыка третьей картины.
Симфонический антракт передает суровый колорит дикого ущелья. Нежным,
поэтическим чувством согрето ариозо Синодала «Обернувшись соколом»,
отличающееся прихотливой мелодией восточного характера. Таинственно и тревожно
звучит хор «Ноченька». Ариозо князя «Ноченькой темною» полно неги и страстного
томления.

Второму акту свойственны остроконтрастные сопоставления.
Первой части, живописующей картину брачного пира, противостоит вторая,
смятенная и взволнованная. Этот контраст присутствует уже в симфоническом
вступлении, где ритмы траурного шествия чередуются с торжественными фанфарами.

В праздничную обстановку, царящую в замке Гудала, вводит заздравный хор «В день
веселья мы собрались». За ним следуют пляски: энергичная, стремительная мужская
и страстная, темпераментная женская; их сменяет плавный и гибкий танец девушек.
В горестном ариозо «Мой князь, очнись» Тамара оплакивает своего жениха.

Ариозо
перерастает во всеобщий плач, достигающий большой эмоциональной силы. Полна
величия мелодия Демона «На воздушном океане». Третий акт состоит из двух
картин. Он начинается симфоническим вступлением, рисующим душевное смятение
Тамары.

Центральное место в первой картине занимает ариозо Демона «Обитель спит»,
полное сердечного тепла и искренности.

Вторая картина — драматическая кульминация оперы —
целиком камерна. Составляющие ее дуэты и ариозо сливаются в едином потоке
музыкального развития. Горделиво ариозо Демона «Я тот, которому внимала».
Глубоким волнением пронизан его монолог «О, если б ты могла понять».

Небольшое
ариозо Тамары «Кто б ни был ты, мой друг печальный», проникнутое чувством
сострадания, звучит как мольба. За возбужденной, экстатически-приподнятой
клятвой Демона «Клянусь я первым днем творенья» следует краткий любовный дуэт.

Динамичный, эмоционально напряженный финал передает растущее смятение Тамары и
отчаянье побежденного Демона. Опера завершается просветленным хором ангелов.



Источник: http://vsekratko.ru/opera/104.html

Опера Рубинштейна «Демон»

Рубинштейн. «Демон». «На воздушном океане» (Фёдор Шаляпин)

  • Оперная музыка в интернет-магазине OZON.ru

Опера русского композитора Рубинштейна (1875, Петербург), в 3 действиях. Либретто П. Висковатого по одноименной поэме М. Ю. Лермонтова.

Главные персонажи: Демон (баритон), Тамара (сопрано), Гудал (бас), Синодал (тенон), Ангел (меццо-сопрано).

1 действие

Грузия. В горах Кавказа свирепствует буря, вызванная Демоном, изгнанником рая, ненавидящим весь мир. Ангел уговаривает Демона покаяться, но Демон не хочет мириться с небом. Внизу, в долине на живописном берегу Арагвы, замок князя Гудала. Демон с волнением видит его дочь Тамару, красавицу, идущую по воду.

Таинственный страх охватывает Тамару, подружки пытаются отвлечь ее, напоминая о предстоящей свадьбе с князем Синодалом. Загадочное виденье чудится ей. Кто-то зовет ее в «надзвездные края», обещая вечность. Также неожиданно все исчезает. А в это время богатый караван движется по горным дорогам — это князь Синодал спешит к своей невесте. Близится ночь, караван останавливается на ночлег.

Старый слуга советует князю помолиться в расположенной неподалеку на скале часовне — это убережет путников от несчастья, но Синодал весь в мыслях о Тамаре и пренебрегает советом. Все засыпают. Черная тень склоняется над Синодалом, это Демон разглядывает соперника. Он знает, что недолго осталось ему спать. Неожиданно нагрянувшие татары грабят караван, убивают путников.

Читайте также:  Мрамор - полезное ископаемое (сообщение доклад)

Смертельно раненный Синодал в последние минуты видит перед собой безмолвный призрак.

2 действие

В замке, тем временем, ни о чем не ведая, готовятся к торжественной встрече жениха Тамары. Царит веселье, прибывший гонец сообщает, что задержавшийся князь прибудет в полдень. Тамара грустна, она думает о странном видении.

Неожиданно слышны плач и крики, в зал вносят бездыханного жениха. Все скорбно обращаются к небу, и снова Тамаре кажется, что кто-то зовет ее. «Кто ты?» — спрашивает она, но не получает ответа. Неизвестный обещает ей вернуться ночью.

В смятении Тамара просит отца отпустить ее в монастырь.

3 действие

Любовь к Тамаре изменила Демона. Он полон решимости идти в монастырь, чтобы быть вместе с возлюбленной. Ему не страшна святая обитель, хотя ангел и пытается его остановить. Келья Тамары. Она не нашла здесь желанного покоя. Все тот же образ преследует ее.

И вот он здесь. Демон рассказывает ей всю правду о себе и о том, как он преобразился, узнав Тамару. Страстные речи покоряют Тамару и, хотя звон утренних колоколов вновь сеет сомнения в ее душе, девушка уступает. Демон целует Тамару, и… она падает мертвой.

Ангел возвещает, что Тамара любовью и страданиями искупила свои сомнения и ей открыта дорога в рай, Демону же нет прощенья. Демон проклинает весь мир, а Тамару ангелы возносят на небеса.

Е. Цодоков

ДЕМОН — фантастическая опера А. Рубинштейна в 3 д. (7 к.) с прологом, либретто П. Висковатова при участии А. Майкова по одноименной поэме М. Лермонтова. Премьера: Петербург, Мариинский театр, 13 января 1875 г., под управлением Э. Направника; Москва — Большой театр, 22 октября 1879 г., под управлением Э. Бевиньяни.

На сюжет поэмы Лермонтова написано немало произведений; среди них опера Б. Фитингофа-Шеля «Тамара», под названием «Демон» — музыкальные картины П. Бларамберга, симфония Э. Направника (1874), балет С. Цинцадзе (1961). Опера Рубинштейна — самое популярное воплощение этой темы.

Любовь к творчеству великого поэта проходит через всю жизнь композитора. Замысел «Демона» возник у Рубинштейна в 1871 г., но ему не сразу удалось найти либреттиста: совместная работа с А. Майковым, а затем Я. Полонским закончилось неудачей.

Автором текста явился исследователь творчества Лермонтова П. Висковатов. Гармонично начавшееся сотрудничество оборвалось из-за противоположных взглядов соавторов на драматургию, перейдя в конфликт. Висковатов был лишен поэтического дара, и сочиненные им стихи чрезвычайно убоги.

Переработка либретто, которую самостоятельно предпринял Рубинштейн, не улучшила текста.

Хотя опера и не передает мятежный дух гениальной поэмы, музыка обладает выдающимися достоинствами. Сильнее всего в ней лирическая струя. Ариозо главного героя («На воздушном океане», «Не плачь, дитя», «Я тот, которому внимала») принадлежат к лучшим страницам русской оперной классики и пользуются любовью слушателей.

То же относит ся и к образу Тамары, одухотворенная и чистая лирика которой близка лирике героинь Чайковского, хотя масштабы талантов Чайковского и автора «Демона» несопоставимы. .Ярко и проникновенно воссоздал Рубинштейн колорит Кавказа, в частности в прекрасных танцах. Даже враждебные ему музыканты высоко их ценили. Ц.

Кюи писал: «Танцы действительно прелестны… После Лезгинки в Руслане и Нубийской пляски в Троянцах [Берлиоза] я лучших восточных танцев не знаю». Большой выразительностью отмечены хоры, в том числе «Ходим мы к Арагве светлой» и особенно «Ноченька».

Рубинштейн в «Демоне» мастерски сопоставил и противопоставил контрастные образы — драматические и лирические. Умело использован прием контраста и в развитии действия (начало и конец сцены в горах, веселье в замке Гудала и появление траурного шествия). Характеры героев даны в развитии.

Это относится не только к Демону и Тамаре, но и к второстепенным персонажам, например Гудалу или Синодалу. Однако есть в партитуре и малоудачные страницы — речитативы, финал II д., финал оперы, невыразителен оркестр.

Сначала «Демон» встретил сдержанный прием. Критика, за некоторыми исключениями (Ларош), была к нему неблагосклонна. Со временем восторжествовала справедливость. Подтвердились слова Лароша: «Рубинштейн обращается к массе, говорит языком понятным и простым и встречает сочувственный отклик».

В немалой степени последующему успеху оперы способствовал талант замечательного русского певца П. Хохлова. Первые исполнители заглавной партии И. Мельников и Б. Корсов не смогли найти к ней ключ. В сценической судьбе произведения Рубинштейна Хохлов сыграл решающую роль.

Выдающийся певец, обладавший голосом редкой красоты, актер-художник, он глубоко понял и выразил тоску, нежность и скорбь Демона. Образ, им созданный, был полон высокой, одухотворенной лирики. Внешний облик Хохлова — Демона был поэтичен.

Мельников и Корсов исполняли свою партию с тяжелыми, нелепо огромными крыльями, затруднявшими движение. Хохлов исходил из рисунков М. Зичи, для своего времени интересных, и отказался от бутафорских крыльев.

Театровед С. Дурылин пишет: «Прекрасные, гибкие руки Демона — Хохлова были обнажены. Широкие, длинные разрезные рукава были подобием крыльев, движения рук его Демона были свободны, исполнены горестной безнадежности и прекрасны в своем гордом благородстве и мужестве.

Прекрасное лицо Демона не было у Хохлова романтической маской рокового несчастливца, застарелого приверженца зла. „Печальный демон, дух йзгнанья» — вот существо образа Хохлова.

Артист понимал, что чем больше искренней печали и вечной скорби изгнанничества будет отражено на лице Демона, чем человечнее он будет в своей мятежной тоске, тем ближе он станет к замыслу Лермонтова, к чувству и мысли зрителя начала 1880-х гг. Вот почему Хохлов не боялся человечности своего Демона».

И «проклятье» и «песнь успокоенья», продолжает С. Дурылин, «исходят из одного источника — из могучей и прекрасной души, вольной и высокой. Обещание Тамаре: „К тебе я стану прилетать» — передавалось Хохло-вым именно так, как того желал Рубинштейн,— с воодушевлением, властным обещанием новой любви и новой жизни.

Ответ Демона Тамаре: „Я тот, которому внимала» — Хохлов передавал с совершенной искренностью высокой души, творящей трагический суд над собой, и наоборот, восторгами любви, упоением страсти звучала у Хохлова знаменитая Клятва Демона».

Автор оперы восторженно оценил исполнение П. Хохло-вым заглавной партии.

Трактовка этого артиста наложила властный отпечаток на последующих исполнителей, хотя и не вытеснила банальных «оперных» Демонов. Даже после Хохлова талантливый певец и актер И.

Тартаков не отказался от эффектной инфернальной трактовки партии, а во внешнем облике — от гигантских крыльев и электрических звезд над головой.

Новая страница в сценической истории Демона — исполнение Ф. Шаляпина, впервые выступившего в этой роли в канун революции 1905 г. Не лирическое начало, а мятеж, богоборчество, гордый вызов небу, революционная стихия восстания определяли характер этого исполнения. Во внешнем облике артист исходил из картин и рисунков Врубеля.

Но Демон Шаляпина не был поверженным, сломленным: гениальный певец сумел переинтонировать оперную партию, творчески пересоздать ее. Он отразил в своей трактовке поднимающуюся революцию. Так и поняли это зрители. Оппозиционная их часть горячо приняла исполнение, политически консервативная — отвергла. А.

Тихонов оставил описание этого исполнения и настроений зрительного зала: «Фантастическое видение… с исступленным ликом архангела и светящимися глазницами. Смоляные до плеч волосы, сумасшедший излом бровей и облачная ткань одежд закрепляют его сходство с Демоном Врубеля… Взмахом несуществующих крыльев…

Демон перебрасывает себя с одной скалы на другую и поднимается там во весь рост — могучий, крылатый воитель, вождь небесных революций. На груди у него блестит боевой панцирь… Он готов еще раз сразиться с небесами и ждет достойного противника».

Тихонов приводит раздавшийся в антракте негодующий возглас одного критика: «Не хватает только, чтобы Демон разбрасывал прокламации… „Долой самодержавие!»…»

Шаляпин показывал сложный и мучительный путь своего героя к добру. При лирической трактовке партии убийство Синодала психологически не оправданно. Великий артист раскрывал борьбу темного, злого и доброго в душе Демона. Так проводил он сцену в горах Кавказа.

У всех исполнителей фраза «Ночная тьма бедой чревата» звучала как предостережение; у Шаляпина это угроза, исходящая от Демона, заклятие к силам ночи, которое обрушится на Синодала. «Все ужасы ночного злодейства втиснул Шаляпин в это корявое слово: „чре-ва-та», и от него по всему театру проносится трепет испуга»,— писал Тихонов.

С той же силой и проникновенностью передавал Шаляпин раскаяние при виде трупа Синодала, жалость к Тамаре, нежность и любовь к ней. Но если другие исполнители трактовали пробуждение в Демоне любви как победу добра и человечности, то Шаляпин утверждал, что отказ во имя любви от мятежа и борьбы — это и есть поражение.

«Какое у него измученное лицо,— пишет А. Тихонов о Демоне — Шаляпине в сцене перед кельей Тамары.— В глазах — человеческая скорбь, голова опущена… Войти иль нет? Остаться ли навеки одиноким бунтарем, ненавидящим деспота, или смириться и раскаяньем, любовью заслужить прощение? Скорбит разорванная душа. Сомнения обессилили гордый ум.

В голосе — сдержанные рыданья… Демон отрекается от бунта. В его руках, протянутых к небу,— мольба, надежда, смирение».

Смерть Тамары подчеркивает и усугубляет ненужность, гибельность этого отказа от борьбы. Суммируя впечатления, А. Тихонов писал: «В мире свершилось чудовищное преступление. Предательски убит великий мятежник». Именно так восприняли современники образ, созданный Шаляпиным.

О том же писали другие, и отвергая трактовку артиста, и восторженно принимая ее. Трактовка Шаляпина была дерзостно смелой, новаторской, но она не во всем находила опору в музыке. Только гений артиста мог вложить в образ рубинштейновского героя тот протест и мятеж, которым жила новая эпоха.

Поэтому шаляпинский Демон и не получил продолжения.

Из других исполнителей этой партии следует назвать Г. Бакланова (также стремившегося идти от Врубеля), И. Тар-такова, Н. Шевелева, М. Бочарова, П. Андреева. Партию Синодала исполнял Л. Собинов. Среди иностранных исполнителей заглавной партии — М. Баттистини, Т. Руффо, Ж. Л. Лассаль и др.

«Демон» обошел многие сцены мира; нет почти ни одного отечественного оперного театра, где бы его не было в репертуаре. Среди лучших исполнителей заглавной партии — А. Батурин, Г. Отс, А. Иванов, К. Лаптев, Д. Гнатюк, Б. Штоколов. В 1997 г. состоялась постановка оперы в Брегенце под управлением В. Федосеева, в 2003 г. — в петербургском Мариинском театре.

А. Гозенпуд

Источник: https://www.classic-music.ru/demon.html

А. Рубинштейн. Демон

Опера в трех актах (шести картинах)

Либретто П. А. Висковатова

К созданию оперы «Демон» Рубинштейн приступил в конце 1871 года. Либретто было написано известным в то время биографом и исследователем творчества М. Ю. Лермонтова П. А. Висковатовым (1842—1905).

Увлеченный поэмой Рубинштейн писал оперу с лихорадочной быстротой. Она была закончена в три месяца и представлена в дирекцию Мариинского театра в Петербурге.

Вслед за этим последовал трехлетний период ожидания постановки, и лишь 13 (25) января 1875 года опера увидела сцену.

В поэме Лермонтова (1841) Рубинштейна привлек романтически мятежный образ Демона. В опере он предстает как сильная, глубоко противоречивая натура.

Воплощая этот сложный, многогранный образ, композитор подчеркнул его трагическую обреченность и одиночество. Образ Тамары в опере исполнен душевной чистоты.

Композитор показывает его в развитии — от детской непосредственности и безмятежного покоя через смятение и душевную борьбу к любви, полной самоотречения.

Действие первое

Кавказский пейзаж. Слева, среди гор, — замок грузинского князя Гудала, справа видна река. Темно. Буря в горах. На фоне неба, озаряемого вспышками молний, одиноко вырисовывается фигура Демона. Он радостно внимает разбушевавшейся стихии разрушения и борьбы.

Поют хоры духов ада, ветров и скал и хор небесных сил. Но вот буря стихает. Демон с презрением вслушивается в многоголосый хор пробуждающейся природы. Он ненавидит мир, населенный ничтожествами, пресмыкающимися перед творцом вселенной.

Он говорит, что если он захочет, то «разнесет леса и рощи ураганом, водой равнины наводнит и небо затянет туманом».

Появляется озарённый ярким светом Ангел. Он призывает Демона к любви и всепрощению. Только любя и прощая, он сможет вернуться в рай. Но Демон отвергает эти призывы. Ему не нужен покой райской обители: он жаждет борьбы и страстей.

Ангел продолжает уговаривать его бросить свою гордыню и проникнуться любовью. Со словами: «Помни, до того, что небу мило, не касайся ты, смотри!» — он исчезает.

Демон говорит ему вслед: «Грози мне, раб бесстрастный, я борьбы хочу, смотри ж и ты!» и скрывается.

Из замка князя Гудала на берегу Арагвы спускается группа девушек к реке за водой. Среди них прекрасная дочь Гудала Тамара. Тамара шутливо упрекает подруг, что они не подождали её и заявляет им, что скоро уже не будет ходить с ними за водой, так как выходит замуж.

Читайте также:  Краткое содержание рассказа тимур и его команда гайдара

Невидимый ими, появляется на скале Демон. Он поражен чистой красотой Тамары. Непонятная тоска вдруг овладевает девушкой, она жалуеься, что е не по себе и трудно дышать; она чувствует присутствие Демона.

Няня старается развлечь Тамару, рассказывает ей про жениха Синодала, который завтра должен прибыть к ним с богатыми дарами.

При воспоминании о Синодале Тамара оживляется и делается снова весёлой, ей хочется как можно скорее увидеться с любимым женихом, по которому она уже соскучилась. Внезапно на скале вновь появляется Демон и, обращаясь к Тамаре, говорит ей о своей любви:

Дитя, в объятиях твоих
Воскресну к новой жизни я.
Люби меня!
Другому не отдам тебя.
Тебя я, вольный сын зефира,
Возьму в надзвёздные края,
И будешь ты царицей мира,


Подруга вечная моя!

Тамара в смущении всюду оглядывается и, заметив Демона на скале, остаётся поражённой и неподвижной. Демон исчезает. Тогда Тамара испуганно рассказывает подругам о своём видении. Подруги всячески её успокаивают.

Но Тамара продолжает бояться, что незнакомец опять предстанет перед ней. Нян зовёт её домой, девушки берут кувшины и с песней уходят в замок.

Тамара медленно идёт за ними и, оглядываясь на скалу, задумчиво повторяет последние слова Демона: «И будешь ты царицей мира, подруга вечная моя!..»

Действие второе

Дикая местность в горах. На скале часовня. Молодой князь Синодал спешит к невесте. Буря задержала его караван, и сегодня ему не дойти до замка Гудала. Спускается ночь. В диком ущелье, у старой заброшенной часовни, караван останавливается на ночлег. Князь приказывает старому слуге снарядить к Гудалу и невесте гонца, чтобы сообщить о том, что он лишь в полдень приедет к ним на брачный пир.

Лагерь засыпает. Лишь Синодал сидит в задумчивости. Его мысли устремлены к Тамаре. Он жалеет о том, что не может ускорить свой приезд и раньше увидеться с любимой невестой, так как путь его каравану загородил обвал; кроме того, и люди, и кони его нуждаются в отдыхе и ночлеге.

Между тем, как бы ему хотелось бросить караван и, обернувшись соколом, полететь к прелестной Тамаре, которая ждёт его и не может дождаться! Старый слуга уговаривает князя не кручиниться. Прочие слуги наливают в кубки вино и громко приветствуют своего князя. Их останавливает старый слуга, говоря, что это место недоброе и кричать здесь нельзя.

Показывая на часовню, он рассказывает, что в ней похоронен убитый из мести предок князя Синодала, что проезжающие мимо путники всегда молятся в этой часовне, чтобы Бог избавил их от зла и напастей. То же самое он советует сделать и Синодалу, но тот отказывается, обещая сходить на молитву завтра перед выступлением их в путь, и велит всем лечь отдохнуть.

Караван, напевая песню про «ноченьку», скоро засыпает. Один князь не может заснуть: он хочет молиться, но молитва не идёт на ум. Его глазам представляет красавица-княжна, которая скоро будет принадлежать ему.

Но вот и князя одолевает сон. На скале возникает мрачная фигура Демона. Он извещает, что князю уже не видать Тамары и что враг его, скрывающийся в ночной тьме, «тут как тут». Затем Демон, никем не замеченный, исчезает.

С разных сторон появляются ползущие, угрожающие фигуры осетин. Вбегает старый слуга, будит князя и бьёт тревогу. Завязывается неравный бой. Спутники князя частью перебиты, частью вынуждены к отступлению. Сам князь смертельно ранен. Он спрашивает своего старого слугу, останется ли он в живых или умрёт, и просит прямого ответа.

Верный слуга отвечает, что ему не прожить и до зари. Появляется Демон. Князь сначала испуганно спрашивает слугу: «Кто это? Кто там стоит?», а затем с криком: «Князь святой защитит! Никогда никому не отдам я её!» бросается вперёд, но падает. Князь умирает, ему представляется любимая Тамара, с её именем на устах он навеки закрывает глаза.

Оставшиеся в живых слуги князя опускаются на колени около трупа своего хозяина.

Действие третье. В замке Гудала все готово для свадьбы. Гости и родные в ожидании выхода невесты и прибытия жениха славят храброго Гудала и его красавицу дочь. Ждут лишь жениха. Старый князь выводит к гостям одетую в подвенечное платье Тамару. Гонец сообщает, что вскоре должен прибыть Синодал. Гудал предлагает тост за князя и княжну. Начинаются танцы. Грузинская молодёжь танцует лезгинку.

В самый разгар пляски неожиданный шум и крики нарушают веселье. Гудал и некоторые из мужчин уходят, вдали все ближе слышны возгласы: «Горе!» Тамара, предчувствуя беду, бросается к двери, но подруги удерживают её. Вносят тело убитого князя и кладут его на тахту. Тамара поражена горем. Возвращается Гудал со старым слугой Синодала.

На вопрос Гудала, как убит князь, старик отвечает, что он был подстережён осетинами в ущельи. Тамара в отчаянии срывает с себя украшения и просит похоронить её вместе с Синодалом. Гудал увещевает её с верой нести свой крест и покориться судьбе. Тамара отвечает, что у неё больше нет цели в жизни и с рыданием бросается на труп.

Гости в молитве преклоняют колени.

В это время Тамара снова слышит голос Демона. Он обращается к Тамаре со словами утешения и любви. Тамара с трепетом внимает его словам:

Не плачь, дитя, не плачь напрасно!
Твоя слеза на труп безгласный
Живой росой не упадёт!..
Он далеко, он не узнает,
Не оценит тоски твоей.
Небесный свет теперь ласкает
Бесплотный взор его очей;
Он слышит райские напевы…
Что жизни мелочные сны,
Что стон и слёзы юной девы
Для гостя райской стороны?
Тебя я, вольный сын эфира,
Возьму в надзвёздные края,
И будешь ты царицей мира,


Подруга вечная моя!

Тамара узнает голос незнакомца, которого она видела на скале. Девушка несказанно встревожена. Гудал приказывает поскорее унести от неё тело князя. Няня просит не тревожить Тамару и оставить её на время одну, чтобы она могла отдаться сну, который её подкрепит. Все уходят. Тамара ложится на тахту. У её изголовья снова появляется Демон. Он шепчет ей слова любви и напевает следующую арию:

На воздушном океане Без руля и без ветрил Тихо плавают в тумане Хоры стройные светил. Средь полей необозримых В небе ходят без следа Облаков неуловимых Волокнистые стада. Час разлуки, час свиданья Им ни радость, ни печаль; Им в грядущем нет желанья Ты о них лишь вспомяни, Будь к земному без участья


  • И беспечна, как они!
  • Тамара спрашивает его, кто он: посол или ангел-небожитель? Вместо ответа Демон нежно говорит ей:
  • Лишь только ночь своим покровом
    Верхи Кавказа осенит,
    Лишь только мир, волшебным словом
    Заворожённый, замолчит,
    Лишь только месяц золотой
    Из-за гор украдкой взглянет,
    К тебе я стану прилетать,
    Гостить я буду до денницы
    И на шелковые ресницы

  • Сне золотые навевать!

Затем Демон исчезает. Входят Гудал, няня и все прочие. Тамара, обращаясь к Гудалу, говорит, что её преследуют какие-то чары и искушения и умоляет отпустить её в монастырь. Гудал слышать не хочет об этом и просит пощадить его старость.

Но когда старый слуга, а за ним все остальные начинают уговаривать его исполнить её просьбу, он со слезами отпускает её, прося не забывать, что старик-отец с нетерпением будет ждать её возвращения.

Тамара, рыдая, прощается со всеми и уходит, бросая последний взгляд на отца; за ней уходит старый слуга и все женщины. Гудал в глубоком горе садится на тахту. К нему подходит гонец и уговаривает отомстить за предательскую смерть князя Гудала.

Князь Гудал соглашается с его словами и предлагает товарищам князя кликнуть клич, собрать войско и жестоко отомстить убийцам-осетинам. Все присутствующие выхватывают шашки и убегают с воинственными криками.

Действие четвёртое

Картина первая. Ночь. Спит монастырь. Сторож колотит в доску. Освещено лишь окно кельи Тамары. Появляется Демон. Любовь преобразила его. В нем ожили угасшие чувства. Ему уже не дороги ни власть, ни бессмертие, ни свобода; прежняя жизнь ему ненавистна. Он жаждет испытать человеческое счастье.

С тайным трепетом приближается Демон к монастырю, но путь ему преграждает Ангел. Он запрещает Демону переступать порог его святыни. Демон отвечает: «Здесь больше нет твоей святыни, здесь я владею, я люблю!» и с криком «Она моя!» бросается в монастырь.

Ангел, кинув печальный взгляд в окно Тамары, с поникшей головой медленно удаляется.

Картина вторая. Келья Тамары. Направо – узкий вход в молельню, освещённый лампадой. У открытого окна задумчиво стоит Тамара. Монастырь не принес девушке желанного успокоения. И здесь ее неотступно преследует образ таинственного искусителя. С тихой грустью она поёт:

Ночь тепла,
Ночь тиха,
Не могу я уснуть,
Неотвязной мечтой
Занята.
Кто бы он был?
Захочу ль
В храме я
Помолиться святым,
А молюся ему.
Кто бы он был?
И он там
Предо мной,
Или скользит
Без следа…
Кто бы он был?
И всегда
Слышу я
Голос страстных речей.
И зовёт он меня;
Но куда…
Шепчет он,
Говорит:
«Подожди, я приду».
И я жду
Уж давно…


  1. Кто бы он был?
  2. Неожиданно лампада гаснет, Тамара видит в келье Демона и спрашивает его: «Кто ты… молви…» Демон, отвечая ей, говорит ей о своих страданиях, жажде обновления и любви, которая заставила возненавидеть зло:
  3. Я тот, которому внимала
    Ты в полночной тишине,
    Чья мысль душе твоей шептала,
    Чью грусть ты смутно отгадала,
    Чей образ видела во сне.
    Я тот, чей взор надежду губит,
    Едва надежда расцветёт,
    Я тот, которого никто не любит
    И всё живущее клянёт;
    Я – бич рабов моих земных,
    Я – царь познанья и свободы,
    И видишь – я у ног твоих,
    Тебе принёс я в умиленьи
    Молитву тихую любви,
    Земное первое мученье

  4. И слёзы первые твои…

Тамара находит его речь опасной и спрашивает, чего он хочет от неё. Демон отвечает, что одна лишь она может возвратить его небесам, что, одетый покровом её святой любви, он снова предстал бы там, как новый ангел.

Он говорит, что любит её нездешней любовью, и просит понять его страданья. Тамара жалеет его, но боясь, что он обманывает её, просит дать ей клятву в том, что отныне он отречётся от злых стяжаний.

Демон клянётся:

Клянусь я первым днём творенья,
Клянусь его последним днём.
Клянусь позором преступленья
И вечной правды торжеством.

Клянусь паденьем, горькой мукой,
Победы краткою мечтой,
Клянусь свиданием с тобой
И вновь грозящею разлукой.

Клянусь небом я и адом,
Земной святыней и тобой,
Клянусь твоим последним взглядом,
Твоею первою слезой,
Незлобных уст твоих дыханьем,
Волною шёлковых кудрей,
Клянусь блаженством и страданьем,


Клянусь любовию моей!

В заключение Демон уверяет, что хочет примириться с небом и уверовать в добро. В это время слышится молитвенное пение вставших от сна монахинь.

Тамара пытается побороть растущее чувство любви и умоляет Демона оставить её. Но речь Демона звучит все более страстно, горячо. Тамара, изнемогая в борьбе, молится и просит заступничества у Бога, но, слабея, падает в объятия Демона. Демон приникает к ее устам страстным поцелуем.

Тамара тут же падает мертвой. Злой дух торжествует: он овладел чистой душой девушки. Но торжество его преждевременно: из молельни показывается Ангел добра и объявляет, что он принёс Тамаре прощение, потому что она «любила и страдала и рай открылся ей для любви».

Ее душа принадлежит небу. Погибла последняя надежда Демона. Снова он один в мире, один со своей тоской и ненавистью. Демон восклицает: «Опять я сир! Опять один!» и с проклятиями проваливается сквозь землю. Раздаётся страшный удар грома. Монастырь рушится.

Хоры ангелов возносятся к небу с телом Тамары. Апофеоз.

Источник: http://100oper.ru/demon.html

Ссылка на основную публикацию