Карлик — краткое содержание книги брэдбери

Карлик - краткое содержание книги БрэдбериКарлик - краткое содержание книги Брэдбери

Гениальные произведения всегда сталкивают лбами сторонников разных мнений, вынуждая читателя поддерживать и ненавидеть одну из сторон. Именно так действует рассказ Рея Брэдбери «Ржавчина», краткое содержание которого не способно без цитат передать накал страстей.

Автор выступает всезнающим, но хладнокровным свидетелем диалога двух военных людей. Один из них — вояка до мозга костей, а другой — сержант по воле случая, мальчик, которой больше не хочет войны и живет в большинстве из нас.

Лучше прочесть это произведение целиком, потратив десять минут, чем искать краткий пересказ «Ржавчина» Брэдбери, рассказа с глубоким психологическим контекстом, с помощью которого раскрывается истинное мастерство фантаста.

О чем повествует «ржавчина»?

Сержант Холлис, умный, но обеспокоенный внутренней дилеммой молодой человек, приходит на беседу с полковником. До него дошли слухи о неважном психическом самочувствии солдата. Однако разговор приобретает неожиданный поворот. Холлис отвергает предложение о переводе в другой округ, отказывается от участия в военных действиях, он не желает больше войн.

Более того, сержант выдвигает фантастическое предположение о том, что в один прекрасный день все оружие исчезнет с лица земли. Полковник отвечает на предположения цинизмом военного: битвы не прекратятся никогда. Люди обнажат кулаки, пустят в ход зубы и когти, словно звери, но никогда не смогут отказаться от противостояния.

Сержант отвечает на это резким выпадом, он давно изобрел устройство, которое вызывает «нервный шок» у оружейной стали и превращает ее в ржавчину. Вывод однозначен – военному нужен доктор. Полковник берет из кармана ручку с колпачком из патрона, чтобы выдать Холлису направление к врачу, показывая, что не поверил ни единому слову.

Это наполняет сержанта, который целый месяц раздумывал о судьбе оружия, решимостью. Холлис заявляет, что воспользуется отпускной и выйдет из лагеря на несколько минут, прощается со старшим по званию и покидает кабинет.

Некоторое время спустя полковник начинает обсуждать по телефону состояние сержанта с доктором и, собираясь сделать пометку ручкой с колпачком из ружейного патрона, находит только…рыжую пыль… Ржавчину. Он тут же звонит часовому и без колебаний приказывает догнать и застрелить Холлиса. Но тот не может выполнить приказ.

Больше никто не может воспользоваться оружием. Разбивая о стену стул и вооружаясь крепкой ножкой, полковник мчится вдогонку за главным преступником, посягнувшим на диктатуру оружия. Мчится, словно первобытный человек, лишенный интеллекта.

Психологические портреты персонажей

Смешение идеализма и реализма — это основной мотив, на котором строится рассказ Рея Брэдбери «Ржавчина». Краткое содержание, к сожалению, не передает перемен, происходящих с персонажами. Холлис — открытый человек, мечтатель и идеалист, который привык говорить правду.

Хотя он выглядит немного наивным, адресуя свои слова идеологическому противнику — полковнику, вскормленному и воспитанному войной. Поведение офицера меняется на протяжении рассказа.

Вначале полковник выражает сочувствие, а потом кричит: «Убей!» Все просто: внутри говорит страх потерять место работы, смысл жизни.

О чем хотел сказать автор?

Стараясь передать суть конфликта посредством диалога, в конце концов, рассказчик переходит на описания. Красочные. Жестокие. Реалистичные. Он начинает говорить на языке психологических образов, пронизывающих рассказ Рея Брэдбери «Ржавчина».

Краткое содержание могло выглядеть следующим образом: чтобы раскрыть истинный характер человека, нужно показать ему мечты других людей. Воевать ради войны или жить без войны. Две точки зрения являются далекими от настоящего положения вещей, находятся на диаметрально противоположных концах.

Мечтатель устраняет оружие, кровожадный охотник делает его из подручных средств. Вот о чем говорит Р. Брэдбери. Ржавчина — это, прежде всего, иллюзия, несбыточная мечта.

Возможно, автор написал послание людям о том, что нужно сделать мир лучше, и для этого придумал сержанта-созидателя. В противовес ему изобразил антигероя — черствого прагматика, живущего стандартами.

Да, рассказ Рея Брэдбери «Ржавчина», краткое содержание которого представляет собой пересказ мечтаний о мире без войны, можно трактовать двояко.

Но, вероятнее всего, автор, являясь настоящим мечтателем и изобретателем средства против оружия, разрушил собственную идею и сообщил, что войны будут всегда. И для этого не нужны автоматы и бомбы.

Источник: https://marketvirkutske.ru/drugoe/kratkoe-soderzhanie-bredberi-karlik-tochnyj-pereskaz-syuzheta-za-5-minut.html

Рэй Брэдбери «Карлик»

В этом рассказе Брэдбери маленький несчастный уродливый человечек каждую ночь приходил в Комнату Смеха, чтобы зеркало сделало его другим хотя бы на полчаса…

Первая публикация на русском: Рэй Брэдбери. Карлик: [Фантастический] рассказ / Перевод с английского В. Обухова, А. Берга // Звезда Востока (Ташкент), 1966, №6 – с.219-224.

— Так же в журнале «Байкал» в 1968 г., №1.

Входит в:

— условный цикл «Альфред Хичкок представляет»  >  Отечественные подборки на основе оригинальных антологий  >  антологию «Ведьма», 2006 г.

 1997 г. 2000 г. 2004 г. 2006 г. 2006 г. 2006 г. 2007 г. 2009 г. 2010 г. 2010 г. 2013 г. 2016 г. 2016 г. 2017 г. 2018 г. 2019 г. 1968 г. Издания на иностранных языках: 1955 г. 1984 г. 2016 г.

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Тиань, 10 ноября 2017 г.

Есть вещи, о которых трудно говорить, потому что совсем немногие способны уловить глубинную суть проблемы, с одной стороны, и очень неловко вторгаться в некоторые переживания, с другой. Рассказ этот касается как раз такой темы — самоидентификация человека с явным физическим недостатком и отношение к нему окружающих.

Карлик и зеркало… Это даже комментировать больно. Маленький человек живет среди обычных людей, он где-то работает, как-то устроен и уже свыкся со своим положением, научился держать лицо, принял навязанную судьбой дистанцию. И вдруг это зеркало.

Он видит себя, каким мог бы быть — красивого мужчину, и несостоявшуюся жизнь этого мужчины, которая могла бы быть его жизнью, но никогда не будет. Он смотрится в это зеркало, как будто зуб больной трогает: знает, что нельзя, больно будет, но всё равно трогает, потому что в боли этой заключено мучительное приближение к несостоявшейся жизни.

Он как бы подсматривает в замочную скважину за самим собой. И боится разоблачения, насмешки, пинка в душу.

Разумеется, пинок не заставляет себя ждать.

Ральф и Эйми по отношению к карлику — антиподы.

Ральф из тех, кто готов посмеяться открыто и громко. Даже не из жестокости, а просто в силу некоторой эмоциональной инфантильности. Он не злой, он просто не понимает, что перед ним чувствующий и страдающий человек. Ограниченность ума, чувств, опыта для Ральфа непреодолимы. Ему досталась душа-карлик, которая не может развиться до нормального человеческого уровня эмпатии.

Эйми совсем другая. Она сразу понимает про зеркало почти всё. Это тонко чувствующий открытый для сопереживания человек.

Но, как мне кажется, понимает она именно «почти» Ее порыв подарить маленькому человеку зеркало с отражением иного себя по факту способен причинить столь же сильную боль, как и грубые выходки Ральфа.

Ведь зеркало в специальном аттракционе — это одно, а в комнате, где живешь — совсем другое. Постоянное соседство с такой вещью может оказаться непереносимым.

Грубо намеченная развязка драмы не особенно интересна. Понятно, что финал такой истории может быть только трагическим. А вот идея с зеркалом, где человек видит несостоявшегося себя, меня даже потрясла в какой-то мере.

Страшно приближаться к такому образу, страшно и даже неприлично заглядывать за край чужой боли. Это образчик самого настоящего хоррора, который из реальной жизни и потому многократно страшнее любых придуманных страданий и монстров. Ведь это есть.

Читайте также:  Динка прощается с детством - краткое содержание повести осеевой

И это невозможно изменить.

Рассказ мне совершенно не понравился. Но это очень сильная вещь. Из того, что я читала у Брэдбери, самая сильная.

Iricia, 29 августа 2011 г.

  • Противопоставление чудовищного и прекрасного, разница между внутренним и внешним и зеркала, чтобы подчеркнуть эту разницу.
  • Уродливый карлик с душой, способной творить чудесные миры, и обычный мужчина с невероятно уродливой внутри.
  • И кривые зеркала здесь действительно показывают то, что не видно глазу.
  • Гармоничный рассказ.

Alexandre, 30 октября 2009 г.

Мне трудно любить тех, кто внешне неприятен. Я не смог бы просто так вдруг начать хорошо относиться к уродливому карлику. Но и издеваться над ним, или даже подшутить — я бы не смог.

Рассказ страшен и мерзок. Т.е мерзок герой и его поступки — издеваться над беззащитным — это подло. Это ужасно, и неудивительно, что женщина это поняла и человек, к которому она питала определённую симпатию предстал перед ней в образе чудовища.

Мне жалко ни в чём не виноватого маленького уродца. Мне не понравилась сама идея подарить ему зеркало, кажется он мог воспринять это как издёвку, но, то что сотворил с ним Ральф — это почти убийство, хуже, чем убийство.

Опять писатель выступил в роли талантливого автора ужасов. Хорошо написано, но как тяжело читать…

Yazewa, 4 января 2008 г.

Опять и опять проблема непонимания между близкими людьми. Это — главное, карлик лишь повод.

Просто крик души: бегите от тех, кто черств, жесток, груб, не доверяйте им добрые порывы своей души! Иначе и выйдет, что благими намерениями…

zdraste, 20 октября 2017 г.

Трудно сказать, на что делается упор, но судя по окончанию, и обретении главной героини Эйми свободы, это скорее всего осознание того, какой человек находится постоянно рядом, и как его поступки влияют на твое настроение. Любое доброе дело Эйми сводится на нет Ральфом. Карлик с Зеркалами это скорее всего проходной персонаж, и является лакмусовой бумажкой в химии взаимоотношений между Эйми и Ральфом.

Спасибо за совет maxxx8721

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: https://fantlab.ru/work6188

Карлик

Эйми отрешенно смотрела на небо.

Тихая ночь была такой же жаркой, как и все это лето. Бетонный пирс опустел; гирлянды красных, белых и желтых лампочек светились над деревянным настилом сотней сказочных насекомых. Владельцы карнавальных аттракционов стояли у своих шатров и, словно оплавленные восковые фигуры, безмолвно и слепо разглядывали темноту.

Час назад на пирс пришли два посетителя. Эта единственная пара развлекалась теперь на «американских» горках и с воплями скатывалась в сиявшую огнями ночь, перелетая из одной бездны в другую.

Эйми медленно зашагала к берегу, перебирая пальцами несколько потертых деревянных колец, болтавшихся на ее руке. Она остановилась у билетной будки, за которой начинался «Зеркальный лабиринт». В трех зеркалах, стоявших у входа, мелькнуло ее печальное лицо. Тысячи усталых отражений зашевелились в глубине коридора, заполняя чистый и прохладный полумрак горячими конвульсиями жизни.

Она вошла внутрь и остановилась, задумчиво рассматривая тощую шею Ральфа Бэнгарта. Тот раскладывал пасьянс, покусывая желтыми зубами незажженную сигару. Веселая пара на «американских» горках вновь завопила, скатываясь вниз в очередную пропасть, и Эйми вспомнила, о чем хотела спросить.

— Интересно, что привлекает людей в этих взлетах и падениях?

Помолчав с полминуты, Ральф Бэнгарт вытащил сигару изо рта и с усмешкой ответил:

— Многим хочется умереть. «Американские» горки дают им почувствовать смерть.

Он прислушался к слабым винтовочным выстрелам, которые доносились из тира.

— Наш бизнес создан для идиотов и сумасшедших. Взять хотя бы моего карлика. Да ты его видела сотню раз. Он приходит сюда каждую ночь, платит десять центов, а потом тащится через весь лабиринт в комнату Чокнутого Луи. Если бы ты только знала, что он там вытворяет. О Боже! На это действительно стоит посмотреть!

— Он такой несчастный, — ответила Эйми. — Наверное, тяжело быть маленьким и некрасивым. Мне его так жалко, Ральф.

— Я мог бы играть на нем, как на аккордеоне.

— Перестань. Над этим не шутят.

— Ладно, не дуйся. — Он игриво шлепнул ее ладонью по бедру. — Ты готова тревожиться даже о тех парнях, которых не знаешь. — Ральф покачал головой и тихо засмеялся. — Кстати, о его секрете. Он еще не в курсе, что я знаю о нем, понимаешь? Поэтому лучше не болтай — иначе парень может обидеться.

— Какая жаркая ночь. — Она нервно провела пальцами по деревянным кольцам на своей руке.

— Не меняй темы, Эйми. Он скоро придет. Ему даже дождь не помеха.

Она отступила на шаг, но Ральф ухватил ее за локоть.

— Чего ты боишься, глупенькая? Неужели тебе не интересно посмотреть на причуды карлика? Тихо, девочка! Кажется, это он.

Ральф повернулся к окну. Тонкая и маленькая волосатая рука положила на билетную полку монету в десять центов. Высокий детский голос попросил один билет, и Эйми, сама того не желая, пригнулась, чтобы посмотреть на странного посетителя.

Карлик бросил на нее испуганный взгляд.

Этот черноглазый темноволосый уродец напоминал человека, которого сунули в давильный пресс, отжали до блеклой кожуры, а потом набили ватой — складку за складкой, страдание за страданием, пока поруганная плоть не превратилась в бесформенную массу с распухшим лицом и широко раскрытыми глазами. И эти глаза, должно быть, не закрывались и в два, и в три, и в четыре часа ночи несмотря на теплую постель и усталость тела.

Ральф надорвал желтый билет и лениво кивнул:

— Проходите.

Будто испугавшись приближавшейся бури, карлик торопливо поднял воротник черной куртки и вперевалку зашагал по коридору. Десять тысяч смущенных уродцев замелькали в зеркалах, как черные суетливые жуки.

— Быстрее!

Ральф потащил Эйми в темный проход за зеркалами. Она почувствовала его руки на своей талии, а потом перед ней возникла тонкая перегородка с маленьким отверстием для подглядывания.

— Смотри, смотри, — хихикал он. — Только не смейся громко.

Она нерешительно взглянула на него и прижала лицо к стене.

— Ты видишь его? — прошептал Ральф.

Эйми кивнула, стараясь унять гулкие удары сердца.

Источник: https://knigago.com/books/sf-all/sf/109852-rey-duglas-bredberi-karlik/

Рэй Брэдбери — Карлик

На сайте bookcityclub.ru вы можете прочитать онлайн и скачать Карлик Автор книги Рэй Брэдбери . Жанр: Научная Фантастика, год издания неизвестен, город неизвестен, издатель неизвестен, isbn: нет данных.

  • Рэй Брэдбери
  • Карлик
  • Эйми отрешенно смотрела на небо.

Тихая ночь была такой же жаркой, как и все это лето. Бетонный пирс опустел; гирлянды красных, белых и желтых лампочек светились над деревянным настилом сотней сказочных насекомых. Владельцы карнавальных аттракционов стояли у своих шатров и, словно оплавленные восковые фигуры, безмолвно и слепо разглядывали темноту.

Час назад на пирс пришли два посетителя. Эта единственная пара развлекалась теперь на «американских» горках и с воплями скатывалась в сиявшую огнями ночь, перелетая из одной бездны в другую.

Эйми медленно зашагала к берегу, перебирая пальцами несколько потертых деревянных колец, болтавшихся на ее руке. Она остановилась у билетной будки, за которой начинался «Зеркальный лабиринт». В трех зеркалах, стоявших у входа, мелькнуло ее печальное лицо. Тысячи усталых отражений зашевелились в глубине коридора, заполняя чистый и прохладный полумрак горячими конвульсиями жизни.

Она вошла внутрь и остановилась, задумчиво рассматривая тощую шею Ральфа Бэнгарта. Тот раскладывал пасьянс, покусывая желтыми зубами незажженную сигару. Веселая пара на «американских» горках вновь завопила, скатываясь вниз в очередную пропасть, и Эйми вспомнила, о чем хотела спросить.

Читайте также:  Вертел - краткое содержание рассказа мамин-сибиряк

— Интересно, что привлекает людей в этих взлетах и падениях?

Помолчав с полминуты, Ральф Бэнгарт вытащил сигару изо рта и с усмешкой ответил:

— Многим хочется умереть. «Американские» горки дают им почувствовать смерть.

Он прислушался к слабым винтовочным выстрелам, которые доносились из тира.

— Наш бизнес создан для идиотов и сумасшедших. Взять хотя бы моего карлика. Да ты его видела сотню раз. Он приходит сюда каждую ночь, платит десять центов, а потом тащится через весь лабиринт в комнату Чокнутого Луи. Если бы ты только знала, что он там вытворяет. О Боже! На это действительно стоит посмотреть!

— Он такой несчастный, — ответила Эйми. — Наверное, тяжело быть маленьким и некрасивым. Мне его так жалко, Ральф.

— Я мог бы играть на нем, как на аккордеоне.

— Перестань. Над этим не шутят.

— Ладно, не дуйся. — Он игриво шлепнул ее ладонью по бедру. — Ты готова тревожиться даже о тех парнях, которых не знаешь. — Ральф покачал головой и тихо засмеялся. — Кстати, о его секрете. Он еще не в курсе, что я знаю о нем, понимаешь? Поэтому лучше не болтай — иначе парень может обидеться.

— Какая жаркая ночь. — Она нервно провела пальцами по деревянным кольцам на своей руке.

— Не меняй темы, Эйми. Он скоро придет. Ему даже дождь не помеха.

Она отступила на шаг, но Ральф ухватил ее за локоть.

— Чего ты боишься, глупенькая? Неужели тебе не интересно посмотреть на причуды карлика? Тихо, девочка! Кажется, это он.

Ральф повернулся к окну. Тонкая и маленькая волосатая рука положила на билетную полку монету в десять центов. Высокий детский голос попросил один билет, и Эйми, сама того не желая, пригнулась, чтобы посмотреть на странного посетителя.

Карлик бросил на нее испуганный взгляд.

Этот черноглазый темноволосый уродец напоминал человека, которого сунули в давильный пресс, отжали до блеклой кожуры, а потом набили ватой — складку за складкой, страдание за страданием, пока поруганная плоть не превратилась в бесформенную массу с распухшим лицом и широко раскрытыми глазами. И эти глаза, должно быть, не закрывались и в два, и в три, и в четыре часа ночи несмотря на теплую постель и усталость тела.

Ральф надорвал желтый билет и лениво кивнул:

— Проходите.

Будто испугавшись приближавшейся бури, карлик торопливо поднял воротник черной куртки и вперевалку зашагал по коридору. Десять тысяч смущенных уродцев замелькали в зеркалах, как черные суетливые жуки.

— Быстрее!

Ральф потащил Эйми в темный проход за зеркалами. Она почувствовала его руки на своей талии, а потом перед ней возникла тонкая перегородка с маленьким отверстием для подглядывания.

— Смотри, смотри, — хихикал он. — Только не смейся громко.

Она нерешительно взглянула на него и прижала лицо к стене.

— Ты видишь его? — прошептал Ральф.

Эйми кивнула, стараясь унять гулкие удары сердца. Карлик стоял посреди небольшой голубой комнаты — стоял с закрытыми глазами, предвкушая особый для него момент.

Он медленно приоткрыл веки и посмотрел на большое зеркало, ради которого приходил сюда каждую ночь. Отражение заставило его улыбнуться.

Он подмигнул ему и сделал несколько пируэтов, величаво поворачиваясь, пригибаясь и медленно пританцовывая.

Зеркало повторяло его движения, удлиняя тонкие руки и делая тело высоким, красивым и стройным. Оно повторяло счастливую улыбку и неуклюжий танец, который позже закончился низким поклоном.

— Каждую ночь одно и то же! — прошептал Ральф. — Забавно, правда?

Она обернулась и молча посмотрела на его тонкий, искривленный в усмешке рот. Не в силах противиться любопытству, Эйми тихо покачала головой и вновь прижалась лицом к перегородке. Она затаила дыхание, взглянула в отверстие, и на ее глазах появились слезы.

А Ральф толкал ее в бок и шептал:

— Что он там делает, этот маленький урод?

Через полчаса они сидели в билетной будке и пили кофе. Перед уходом карлик снял шляпу и направился было к окошку, но, увидев Эйми, смутился и зашагал прочь.

— Он что-то хотел сказать.

— Да. И я даже знаю, что именно, — лениво ответил Ральф, затушив сигарету. — Парнишка застенчив, как ребенок. Однажды ночью он подошел ко мне и пропищал своим тонким голоском: «Могу поспорить, что эти зеркала очень дорогие». Я сразу смекнул, к чему он ведет, и ответил, что зеркала безумно дорогие.

Коротышка думал, что у нас завяжется разговор. Но я больше ничего не сказал, и он отправился домой. А на следующую ночь этот придурок заявил: «Могу поспорить, что такие зеркала стоят по пятьдесят или даже по сто баксов». Представляешь? Я ответил, что так оно и есть, и продолжал раскладывать пасьянс…

— Ральф… — тихо сказала Эйми.

  1. Он взглянул на нее и с удивлением спросил:
  2. — Почему ты так на меня смотришь?
  3. — Ральф, продай ему одно из своих запасных зеркал.
  4. — Слушай, девочка, я же не учу тебя, как вести дела в твоем аттракционе с кольцами.
  5. — А сколько стоят такие зеркала?
  6. — Я достаю их через посредника за тридцать пять баксов.
  7. — Почему же ты не скажешь этому парню, куда он может обратиться за покупкой?
  8. — Эйми, тебе просто не хватает хитрости.
  9. Ральф положил руку на ее колено, но она сердито отодвинулась.

— Даже если я назову ему адрес поставщика, он не станет покупать это зеркало. Ни за что на свете! Пойми, он застенчив, как дитя. Если парень узнает, что я видел его кривляние в комнате Чокнутого Луи, он больше сюда не придет. Ему кажется, что он, как и все другие, бродит по лабиринту и что зеркало не имеет для него никакого значения.

Но это обычный самообман! Карлик появляется здесь только по ночам, когда поток посетителей убывает, и он остается в комнате один. Бог его знает, чем он тешит себя в праздничные дни, когда у нас полным-полно народа. А ты подумай, как сложно ему купить такое зеркало.

У него нет друзей, и даже если бы они были, он не осмелился бы просить их о подобной покупке. Чем меньше рост, тем больше гордость. Он ведь и со мной заговорил только потому, что я единственный, кто смыслит в кривых зеркалах. И потом ты же видела его — он слишком беден, чтобы тратиться на такие вещи.

В нашем чертовом мире работу найти нелегко, особенно карлику. Наверное, живет на какое-то нищенское пособие, которого едва хватает на еду и парк аттракционов.

— Какая ужасная участь. Мне так его жаль. — Эйми опустила голову, скрывая набежавшие слезы. — Где он живет?

— На Генджес Армс, в портовом районе. Там комнаты метр на метр — как раз для него. А почему ты спрашиваешь?

— Влюбилась. Мог бы и сам догадаться.

Он усмехнулся, прикусив желтыми зубами незажженную сигару.

— Эйми, Эйми! Вечно ты со своими шуточками…

Теплая ночь переросла в горячее утро, а затем в пылающий полдень. Море казалось голубым покрывалом, усыпанным блестками и крошевом битого стекла. Эйми шла по многолюдной набережной, прижимая к груди пачку выгоревших на солнце журналов. Свернув на пирс, она подбежала к павильону Бэнгарта и, открыв дверь, закричала в жаркую темноту:

— Ральф? Ты здесь? — Ее каблучки застучали по деревянному полу за зеркалами. — Ральф? Это я!

  • Кто-то вяло зашевелился на раскладушке.
  • — Эйми?
  • Ральф сел и включил тусклую лампу на туалетном столике. Протерев полусонные глаза, он покосился на нее и сказал:
  • — Ты выглядишь как кошка, слопавшая канарейку.
  • — Я кое-что узнала об этом маленьком человечке.
Читайте также:  Группа битлз - сообщение доклад (кратко самое главное)

— О карлике, милая Эйми, об уродливом карлике. Маленькие человечки появляются из наших яичек, а карлики рождаются из гланд…

— Ральф! Я только что узнала о нем потрясающую вещь!

— О Боже, — пожаловался он своим рукам, словно призывал их в свидетели. Что за женщина! Я бы и двух центов не дал за какого-то мелкого гаденыша…

— Ральф! — Она раскрыла журнал, и ее глаза засияли. — Он писатель! Подумай только! Писатель!

— Слишком жаркий денек, чтобы думать.

Он снова лег на раскладушку и с игривой улыбкой осмотрел ее фигуру.

— Я прошлась сегодня утром по Ганджес Армс и встретила мистера Грили знакомого продавца. Он сказал, что мистер Биг печатает на машинке и днем и ночью.

— У этого карлика такая фамилия?

Ральф начал давиться смехом.

— Рассказы писателей часто связаны с их реальной жизнью, — продолжала Эйми. — Я нашла одну из его историй в прошлогоднем журнале, и знаешь, Ральф, какая мысль пришла мне в голову?

— Отстань. Я хочу спать.

— У этого парня душа огромная как мир; в его воображении есть то, что нам даже и не снилось!

— Почему же он тогда не пишет для больших журналов?

— Наверное, боится или еще не понимает, что это ему по силам. Так всегда бывает — люди не верят в самих себя. Но если он когда-нибудь наберется храбрости, уверяю тебя, его рассказы примут где угодно.

— Так ты думаешь, он богат?

— Вряд ли. Известность приходит медленно, и он сейчас, скорее всего, довольствуется жалкими грошами. Но кто из нас не сидел на мели? Хотя бы немного? А как, должно быть, трудно пробиться в люди, если ты такой маленький и живешь в дешевой однокомнатной конуре…

— Черт! — прорычал Ральф. — Ты говоришь как бабушка Флоренс Найтингейл.

Она полистала журнал и нашла нужную страницу.

— Я прочитаю тебе отрывок из его детективной истории. В ней говорится об оружии и крутых парнях, но рассказ идет от лица карлика. Наверное, издатели даже не знали, что автор писал о себе. Ах, Ральф, прошу тебя, не закрывай глаза. Послушай! Это действительно интересно.

И она начала читать вслух:

— «Я карлик. Карлик-убийца. Теперь эти два понятия уже неразделимы. Одно стало причиной другого.

Я убил человека, когда мне исполнился двадцать один год. Он издевался надо мной: останавливал на улице, поднимал на руки, чмокал в лоб и баюкал, напевая «баюшки-баю». Он тащил меня на рынок, бросал на весы и кричал: «Эй, мясник! Взвесь мне этот жирный кусочек!»

Теперь вы понимаете, почему я погубил свою жизнь и пошел на убийство? И все из-за этого ублюдка, терзавшего мою душу и плоть!

Мои родители были маленькими людьми, но не карликами — вернее, не совсем карликами. Доходы отца позволяли нам жить в собственном доме, похожем на белое свадебное пирожное безе: крохотные комнаты, миниатюрные картины и мебель, камеи и янтарь с комарами и мухами — все маленькое, малюсенькое, микроскопическое! Мир гигантов оставался вдалеке, как шум машин за высокой садовой стеной.

Мои несчастные мама и папа! Они делали все, что могли, и берегли меня, словно фарфоровую вазу — единственную драгоценность в их муравьином мире, с домиком-ульем, дверцами для жуков и окнами для бабочек. Лишь теперь я понимаю гигантские размеры их психоза. Им казалось, что они будут жить вечно, оберегая меня, как мотылька, под стеклянным колпаком.

Но сначала умер отец, а потом сгорел наш дом — это маленькое гнездышко с зеркалами, похожими на почтовые штампы, и шкафами, которые напоминали своими размерами солонку. Мама не успела выбежать при пожаре, и я остался один на пепелище родного крова, брошенный в мир чудовищ неудержимым оползнем реальности.

Жизнь подхватила меня и закрутила в водовороте событий, унося на самое дно общества, в эту мрачную зияющую пропасть.

Мне потребовался год, чтобы привыкнуть к миру людей: на работу меня не принимали, и казалось, что на всем свете не было места для такого, как я. А потом появился Мучитель… Он нацепил мне на голову детский чепчик и закричал своим пьяным друзьям: «Я хочу познакомить вас со своей малышкой!»»

Эйми замолчала и смахнула слезу, бежавшую по щеке. Ее рука дрожала, когда она передавала Ральфу журнал.

— Почитай! Это его жизнь! Это история убийства! Теперь ты понимаешь, что он человек? Маленький и сильный человек!

Ральф отбросил журнал в сторону и лениво прикурил сигарету.

— Мне нравятся только вестерны.

— Но ты должен это прочитать. Ему нужен человек, который мог бы поддержать его в такое трудное время. Он настоящий писатель, однако парня надо в этом убедить.

Ральф с усмешкой склонил голову набок.

— И кто же это сделает? Ты и я? Небесные посланники Спасителя?

— Не говори со мной таким тоном!

— А ты тогда пошевели мозгами, черт возьми! Тебе захотелось понянчить его на своей груди, но он уже сыт по горло этой дешевой жалостью. Как только ты появишься у него со слезами и слюнями, он выставит тебя за дверь, и правильно сделает.

Она задумалась над его слова, стараясь рассмотреть вопрос со всех сторон.

— Не знаю, Ральф. Возможно, ты прав. Но это не только жалость. Хотя он действительно может понять меня как-то неверно, и я должна быть предельно осторожна.

Он встряхнул ее и по-дружески ущипнул за щеку.

— Отстань от него, Эйми, я тебя прошу. Ты ничего не получишь кроме проблем и неприятностей. Я еще никогда не видел, чтобы ты так заводилась. Давай лучше сделаем себе хороший день: пообедаем, поболтаем немного, прокатимся немного.

Эйми отрешенно смотрела на небо.

Тихая ночь была такой же жаркой, как и все это лето. Бав, но он сумел пробиться в люди. А мы получили все, чтобы не торчать в балаганах и тем не менее оказались здесь, на этом проклятом пирсе. Иногда мне кажется, что от нас до берега миллионы миль. Мы смеемся над его телом, но у него есть мозги, и он может создавать в своих книгах чудесные миры, которые нам даже не снились.

— Черт, ты даже меня не слушала, — возмутился Ральф, вскакивая с раскладушки.

Она сидела, опустив голову, и ее руки, сложенные на коленях, сотрясала мелкая дрожь. Голос Ральфа казался далеким, как морской прибой.

Источник: https://www.bookcityclub.ru/40006-rei-bredberi-karlik.html

Ссылка на основную публикацию