Волхв — краткое содержание романа фаулза

К вашему вниманию предоставляем книгу английского автора Джона Фаулза «Волхв», впервые датируемую 1965 г. А в 1977 году мир увидел второе издание романа.

Что послужило основой для создания романа?

Перед тем, как затронуть сюжет стоит поговорить об истории создания книги. Действия разворачиваются на острове Фраксос, что напоминает греческий остров Спеце, где автор работал.

Книга наполнена культурными и историческими событиями. Фаулз ссылается на миф об Орфее (древнегреческий музыкант и певец), о чем свидетельствует фамилия главного персонажа – Эрфе. Посылки на древнегреческую мифологию обнаруживаются в книге неоднократно: проводник Гермес, Николас, царство Аида и прочее.

Кроме всего Фаулз проводит аналогию персонажей своей книги с героями шекспировской «Бури». По своей структуре книга опирается на роман «Большие надежды» Чарльза Диккенса и произведение Алена-Фурнье.

Философская основа «Волхв», как и творчество автора в целом, — сага о сущности человеческого бытия, где центром выступает аналитическая психология Юнга и философия экзистенциализма.

Сюжет книги «Волхв»: 

На потерянном острове таинственный маг проводит психологические исследования на людях, подвергая их пытке небытием и страстью. Главный герой по имени Николас Эрфе выходец из типичной семьи послевоенной интеллигенции.

Он одинок, а в душе верует романтизм. В Англии парень встречает стюардессу Алисон и молниеносно влюбляется в девушку.

Николас решает покинуть родной дом и, убегая от бедности, попадает на греческий остров Фраксос в поисках новой жизни и больших возможностей.

В романе переплетаются элементы мистики с детективом и реалистическими традициями. В книге присутствует описание эротических сцен.

Кто автор?

Джон Роберт Фаулз – английский романист, эссеист и писатель. Литературные критики относят Роберта к выдающимся представителям литературного постмодернизма. Среди его известных произведений выделают: «Коллекционер», «Дэниел Мартин», «Женщина Французского Лейтенанта» и другие.

Волхв - краткое содержание романа Фаулза

Кому рекомендую прочитать эту книгу?

Тем, кого интересует смысл сущности человека, философский подход к жизни и классическая литература ХХ века. А также тем, кому нравятся запутанные сюжеты.

Что полезного в этой книге?

Автор затрагивает проблемы человеческого выбора, свободы действий, подлинного поведения, переосмысления ошибок и поиска аутентичности. Для осознания философских мыслей, автор в предисловии второго издания поясняет название романа и его первоначальную версию «Игра в бога».

Отзывы о книге «Волхв»:

«Захватывающий роман! Только вникнул в происходящую суть, как писатель описывает другие события. Это волнует и втягивает в чтение еще больше. Рекомендую с большим удовольствием. Желаю и вам, дорогие читатели получить наслаждение от книги. Приготовитесь, ведь ваша голова может вскипеть от непонимания, где ложь, а где правда. Браво автору!»

«Не буду расписывать длинный отзыв. Постараюсь быть кратким и лаконичным. Однозначно, мудрая книга, затрагивающая серьезные темы бытия. Много психологических приемов. Мне понравилось. Хочу поблагодарить за книгу и посоветовать всем»

«Фаулз, как никто другой, смачно описал тему свободы выбора во всех ее проявлениях. Много интересных и умных мыслей. Вот и первая причина, чтобы прочесть книгу.

Автор психологически глубоко копнул в отношениях между людьми и потрясающе описал внутренний мир персонажей. Но для еще большего понимания романа необходимы познания в психологии, я говорю о Фрейде или Юнге.

Моих знаний, увы, недостаточно. Но я буду продолжать рекомендовать роман всем знакомым и друзьям»

Источник: http://bookdigest.com.ua/obzory/hudozhestvennye/volxv/

Джон Фаулз «Волхв»

Волхв - краткое содержание романа ФаулзаКупить бумажную  Купить электронную

Джон Фаулз считается истинным экспериментатором, поэтому не стоит удивляться, что такое типичное явление для латиноамериканской культуры, как «магический реализм», характеризует работу этого британского писателя. Действительно, Роман Джона Фаулза «Волхв» является ярчайшим примером литературы «магического реализма».

Термин описывает целое поколение латиноамериканских писателей 20-го века, для которых общим приемом считается внедрение странных, чудесных и даже фантастических элементов в рамки реальной жизни. Корни такой манеры повествования уходят далеко в вероисповедание и способ мышления коренных американских цивилизаций доколумбовского периода.

Именно они дали толчок развитию этого направления в литературе.

Начало создания своего монументального произведения Фаулз относит к пятидесятым годам и, по сути, «Волхв» является его первым романом, однако же он был опубликован гораздо позже (впервые в 1965 году), когда писатель уже добился определенного успеха благодаря произведению «Коллекционер».

Изначально Фаулз несколько опасался представлять на всеобщий суд труд всей своей жизни, поэтому он множество раз его переписывал, перерабатывал форму и поэтику романа, пока наконец не решился на его публикацию. Несомненно, эта книга и по сей день является объектом пристального внимания.

Сам Фаулз пишет в предисловии: «Смысла в «Волхве» не больше, чем в кляксах Роршаха, какими пользуются психологи». Несколько неоднозначно, не правда ли? Я бы сказал так, что «Волхв» это одна из тех книг, о которых отзываются либо в восторженных тонах, либо категорично плюются в ее сторону.

Других вариантов нет.

Отсюда следует такой вопрос: что есть «Волхв»? Невероятно глубокий философско-психологический трактат или же всего лишь неудачный эксперимент почитателя экзистенциализма и психологии Юнга? Споры по этому поводу не стихают уже полвека и каждый читатель находит собственные доводы в пользу той или иной теории, однако несомненным является тот факт, что Фаулзу удалось создать один из самых провокационных и обсуждаемых романов 20-го века. Я же склонен относить роман к первой категории, потому что я едва ли могу вспомнить что-либо подобное из мною прочитанного.

Действия романа переносят нас на вымышленный остров Фраксос, который находится в пределах Греции. Главный персонаж Николас Эрфе — молодой англичанин, приехавший на остров работать учителем в школе.

Его отъезд из родной страны сопряжен с трудным расставанием с любимой по имени Алисон. На острове Николас знакомится с местным жителем Морисом Кончисом и часто гостит на его вилле «Бурани».

Собственно, с этого момента и начинаются главные события.

На острове Николас оказывается, сам того не ведая, втянут в череду мистических постановок и психологических экспериментов под чутким руководством Мориса Кончиса.

С каждой новой страницей автор втягивает читателей во все большие авантюры, градус интриги постоянно накаляется, а желание перевернуть следующую страницу, чтобы узнать продолжение, становится непреодолимым.

Кончис моделирует для Николаса разнообразные представления и испытания с его непосредственным участием. Во всем происходящем четко прослеживаются аллюзии на творчество Шекспира, древнегреческие мифы, в частности миф про Орфея.

К тому же фамилия Эрфе несомненно ассоциируется у нас с древнегреческим музыкантом (хотя Фаулз объясняет это следующим образом: в детстве он выговаривал буквосочетание th как «ф», поэтому Эрфе – это Земля, от английского Earth).

В плане поэтики «Волхва» очень интересно наблюдать на такие параллели, как автор-Кончис и читатель-Николас. Дело в том, что в определенный момент читатель теряет понимание того, что он, собственно, занят чтением книги, отождествляя себя с главным героем — Николасом.

Читатель точно так же вовлечен во все интриги и хитросплетения сюжета, тоже занят поиском разгадок, а в гуще событий теряет ощущение реальности и понимания того, какой из сценариев происходящего все же является правдой. Кончис выступает в роли кукловода, дергает за лишь ему видимые ниточки и, вовремя меняя сюжет и декорации, умело манипулирует сознанием Николаса.

По сути, Фаулз и есть Морис Кончис: автор, словно паук, строит сети, в которые, сам того не ведая, попадает читатель. В начале произведения читатель полностью доверяет автору, слепо ему следует и отзывается на каждое написанное слово.

По мере продвижения вглубь романа чувство веры несколько ослабевает, с каждой новой интригой, с каждой новой тайной градус доверия стремительно падает вниз, и вот наступает момент, когда буквально к каждому написанному слову автора читатель относится с определенным опасением и подозрением.

Таким образом, автор предлагает загадочную игру, в которой читатель сам выбирает варианты разрешения той или иной тайны, читатель начинает воспринимать любой фантасмагорический сюжет как нечто вполне обыденное, и когда завесы тайны открываются, автор полностью обманывает ожидания читателя (так же как и Кончис обманывает ожидание Николаса).

Также по мере развития событий автор представляет новых участников своего произведения. Кончис знакомит Николаса с Жюли (Лилией). Как и во всем, что касается тайн и загадок, читателю крайне трудно разобраться, какую роль играет эта девушка. Мне так и не удалось понять, кто она: актриса или же действительно психолог.

Казалось бы, в той части произведения, где над Николасом устраивают суд, Кончис открывает перед ним все свои замыслы, идеи и секреты, но степень недоверия читателя ко всему происходящему достигло своего апогея, что даже в таком мероприятие подспудно начинаешь искать обман.

Несомненно, проведенный над Николасом суд, названный в произведении дезинтоксикацией, выступает в роли объяснения мотивов и идей всего приключившегося с Николасом на острове, а одним из дополнительных поводов стала необходимость насильственного разрыва эмоциональных уз, которые породнили молодого человека с Лилией.

Такого рода — катарсис, очищение и освобождение от всего, что его держало на том острове.

Нет никаких сомнений в том, что Фаулз искусно владеет навыками создания шикарных словесных построений и поражающих ум интригующих поворотов событий.

Однако меня не покидает ощущение того, что в определенный момент писатель перегнул палку, в энный раз обманув все ожидания читателя, он продолжает плести паутину интриги, уже накладывая новую нить на предыдущую, и в итоге вся эта конструкция теряет прочность и устойчивость, и каждый новый виток тайн и загадок кажется излишним, некой прихотью автора, но трудной для понимания читателю. Что-то подобное возникает и в концовке произведения, когда понимаешь, что ради банального хеппи-энда приходилось пробираться сквозь сотни страниц текста. Я ни в коем случае не пытаюсь обвинить Фаулза в профанации, отнюдь, однако в мире нет идеальных вещей, и в целом понятие идеала довольно относительно.

Первоначальное название «Игра в Бога» было отвергнуто самим Фаулзом, о чем он позже сожалел.

Возможно, он не захотел тем самым обнажать некоторую долю интриги и замыслов Кончиса, сделав ставку на продление эффекта пребывания в иллюзии.

И если вам претит реальность, вы устали от обыденности и повседневности, вам определенно стоит поиграть в Бога, а Фаулз станет для вас лучшим проводником в его замысловатый и притягательный мир.

Источник: http://www.litblog.info/dzhon-faulz-volhv/

Джон Фаулз «Волхв»

Роман «Волхв» – сложное многоуровневое произведение, написанное в жанре реализма с элементами мистики и детектива. Фаулзу удалось воссоздать облик 1950-60-х годов, когда он работал над книгой, вывести характеры и отношения, которые останутся современными и понятными читателям десятки лет спустя.

Об авторе

Фигура самого Джона Фаулза сложна и противоречива, как его творчество. Он один из выдающихся представителей британского постмодернизма и человек с разносторонними увлечениями. Его интересовали орнитология и садоводство, путешествия и естественнонаучные исследования, создание музыки и кино, коллекционирование книжных раритетов.

Джон Фаулз учился в университете Эдинбурга, когда началась Вторая мировая война. Он прервал учебу и отправился на фронт, но военная карьера не увлекла Фаулза, и после войны он вернулся в Англию. Далее была магистратура в Оксфорде. С 1950 по 1963 годы Джон Фаулз преподавал французский и немецкий, сменил несколько мест работы в частных школах и университетах.

Публикация первого романа «Коллекционер» принесла писателю известность и большие гонорары. После этого Фаулз полностью посвятил свое время литературе. За 10 лет он издал еще 2 книги – «Волхв» и «Любовница французского лейтенанта».

В ранних романах Фаулза внимание акцентируется на вопросах, связанных со свободной волей человека и ответственностью за свои действия. Перед героями стоят проблемы соотношения свободного выбора, самопознания и любви.

Последние годы жизни Джон Фаулз провел в уединенном поместье, за что западная пресса окрестила его «дорсетширским затворником».

Читайте также:  Анализ стихотворения порог тургенева

Краткое содержание книги «Волхв»

В начале романа читатель знакомится с молодым учителем по имени Николас, занятым поисками работы. На вечеринке он встречает девушку, которая недавно приехала из Австралии. Между ними возникают чувства, но роман развивается сложно. В конце концов Николасу предлагают преподавать в школе на греческом острове, он рвет отношения и уезжает.

Остров Фраксос оказывается забытым Богом уголком мира, с немногочисленным населением и отсутствием развлечений кроме библиотеки. Герой гуляет по окрестностям школы, его внимание привлекает богатая вилла, которая стоит особняком.

Никто из местных учителей не знаком с хозяином, о нем ходят странные слухи. И Николас вопреки советам решает повидать загадочного владельца виллы.

Дальнейшие события разворачиваются стремительно, читатель вместе с героем попадает в водоворот спектакля, предугадать сюжет которого невозможно.

Сам Фаулз в ответ на просьбы прокомментировать содержание романа заявил, что даже произведения в жанре реализма не являются кроссвордами с набором правильных ответов.

Он ставит перед своими книгами другие цели, и давать авторскую трактовку не будет. «Правильного» понимания романа не существует, как нет правильного видения клякс Роршаха.

Идея книги – это отклик, который она будит в читателе, заданных заранее «верных» реакций быть не должно».

На нашем сайте можно прослушать аудиокнигу Джона Фаулза «Волхв» онлайн, чтобы самостоятельно разобраться в событиях на таинственной вилле.

Интересные факты

  • Во второй половине ХХ века в литературе появилась тенденция к созданию произведений в формате игры с читателем. В романах Джона Фаулза она воплотилась во множестве вариантов трактовки сюжета. Автор наполнил книг отсылками к классической литературе, шекспировскими аллюзиями.
  • Остров Фраксос, где разворачивается действие основных событий книг, воссоздан по воспоминаниям и заметкам автора о другом греческом острове – Спецесе. Писатель, как и главный герой романа, некоторое время работал там школьным учителем. На реальном острове была и богатая уединенная вилла, описанная на страницах «Волхва», но не имела ничего общего с мистическими событиями.
  • Общенациональный опрос «Большое чтение», проведенный в 2004 году в Великобритании, показал, что «Волхв» Фаулза входит в 100 самых читаемых книг.

Источник: https://bookmp3.ru/blog-dzhon-faulz-volhv-36

Волхв

Николас Эрфе родился в 1927 г. в семье бригадного генерала; после кратковременной службы в армии в 1948 г. он поступил в Оксфорд, а через год его родители погибли в авиакатастрофе.

Он остался один, с небольшим, но самостоятельным годовым доходом, купил подержанный автомобиль — среди студентов такое встречалось нечасто и весьма способствовало его успехам у девушек.

Николае считал себя поэтом; зачитывался с друзьями романами французских экзистенциалистов, «принимая метафорическое описание сложных мировоззренческих систем за самоучитель правильного поведения… не понимая, что любимые герои-антигерои действуют в литературе, а не в реальности»; создал клуб «Les Hommers Revokes» (Бунтующие люди) — яркие индивидуальности бунтовали против серой обыденности жизни; и в итоге вступил в жизнь, по собственной оценке, «всесторонне подготовленный к провалу».

Окончив Оксфорд, он смог получить лишь место учителя в маленькой школе на востоке Англии; с трудом выдержав год в захолустье, обратился в Британский совет, желая поработать за границей, и так оказался в Греции преподавателем английского языка в школе лорда Байрона на Фраксосе, островке километрах в восьмидесяти от Афин.

В тот самый день, когда ему предложили эту работу, он познакомился с Алисон, девушкой из Австралии, что снимала комнату этажом ниже.

Ей двадцать три, ему — двадцать пять; они полюбили друг друга, не желая себе в этом сознаться — «в нашем возрасте боятся не секса — боятся любви», — и расстались: он отправился в Грецию, она получила работу стюардессы.

Остров Фраксос оказался божественно прекрасен и пустынен.

Николас ни с кем не сошелся близко; в одиночестве бродил по острову, постигая неведомую ему ранее абсолютную красоту греческого пейзажа; писал стихи, но именно на этой земле, где каким-то странным образом становилась ясна истинная мера вещей, вдруг неопровержимо понял, что он не поэт, а стихи его манерны и напыщенны. После посещения борделя в Афинах заболел, что окончательно повергло его в глубочайшую депрессию — вплоть до попытки самоубийства.

Но в мае начались чудеса. Пустынная вилла на южной половине острова вдруг ожила: на пляже он обнаружил синий ласт, слабо пахнущее женской косметикой полотенце и антологию английской поэзии, заложенную в нескольких местах. Под одной из закладок были отчеркнуты красным стихи Элиота:

  • Мы будем скитаться мыслью,
  • И в конце скитаний придем
  • Туда, откуда мы вышли,
  • И увидим свой край впервые.

До следующего уик-энда Николае наводит справки в деревне о владельце виллы Бурани. О нем говорят не слишком охотно, считают коллаборационистом: в войну он был деревенским старостой, и с его именем связана разноречивая история расстрела немцами половины деревни; он живет один, очень замкнуто, ни с кем не общается, и гостей у него не бывает.

Это противоречит тому, что Николае узнал еще в Лондоне от своего предшественника, который рассказывал ему, как бывал на вилле Бурани и поссорился с ее хозяином — правда, рассказывал тоже скупо и неохотно.

Атмосфера таинственности, недомолвок и противоречий, окутавшая этого человека, интригует Николаса, и он решает непременно познакомиться с господином Конхисом.

Знакомство состоялось; Кончис (так он попросил называть себя на английский лад) словно бы ждал его; стол для чая был накрыт на двоих.

Кончис показал Николасу дом: огромная библиотека, в которой он не держал романов, подлинники Модильяни и Боннара, старинные клавикорды; а рядом — древние скульптуры и росписи на вазах вызывающе-эротического свойства… После чая Кончис играл Телемана — играл великолепно, однако сказал, что не музыкант, а «очень богатый человек» и «духовидец». Материалистически воспитанный Николае гадает, не сумасшедший ли он, когда Кончис многозначительно заявляет, что Николае тоже «призван». Таких людей Николас раньше не видел; общение с Кончисом сулит ему множество увлекательных загадок; Кончис прощается, вскинув руки вверх диковинным жреческим жестом, как хозяин — как Бог — как маг. И приглашает провести у него следующий уик-энд, но ставит условия: никому в деревне не рассказывать об этом и не задавать ему никаких вопросов.

Теперь Николае живет от выходных до выходных, которые проводит в Бурани; его не покидает «отчаянное, волшебное, античное чувство, что он вступил в сказочный лабиринт, что удостоен неземных щедрот».

Кончис рассказывает ему истории из своей жизни, и, словно бы в качестве иллюстраций, их герои материализуются: то в деревне Николасу встретится старик-иностранец, отрекомендовавшийся де Дюканом (если верить Кончису, в тридцатые годы от де Дюкана он получил в наследство старинные клавикорды и свое огромное состояние), то к ужину выходит призрак умершей в 1916 г.

невесты Кончиса Лилии — разумеется, это живая молодая девушка, которая только играет роль Лилии, но она отказывается сообщить Николасу, для чего и для кого затеян этот спектакль — для него или для Кончиса? Николас убеждается и в наличии других актеров: перед ним появляются «живые картины», изображающие погоню сатира за нимфой при Аполлоне, трубящем в рог, или призрак Роберта Фулкса, автора книги 1679 г. «Назидание грешникам. Предсмертная исповедь Роберта Фулкса, убийцы», данной ему Кончисом «почитать на сон грядущий».

Николас почти теряет чувство реальности; пространство Бурани пронизано многозначными метафорами, аллюзиями, мистическими смыслами… Он не отличает правду от вымысла, но выйти из этой непонятной игры выше его сил.

Приперев Лилию к стене, он добивается от нее, что ее настоящее имя — Джули (Жюли) Холмс, что у нее есть сестра-двойняшка Джун и что они — молодые английские актрисы, приехавшие сюда по контракту на съемки фильма, но вместо съемок им приходится принимать участие в «спектаклях» Кончиса.

Николас влюбляется в манящую и ускользающую Жюли-Лилию, и когда приходит телеграмма от Алисон, которая смогла устроить себе выходные в Афинах, он отрекается от Алисон. («Ее телеграмма вторглась в мой мир докучным зовом далекой реальности…»)

Однако Кончис выстроил обстоятельства так, что на встречу с Алисон в Афины он все же поехал.

Они поднимаются на Парнас, и среди греческой природы, которая взыскует истины, предавшись любви с Алисон, Николас рассказывает ей все, чего рассказывать не хотел — о Бурани, о Жюли, — рассказывает потому, что у него нет человека ближе, рассказывает, как на исповеди, эгоистически не отделяя ее от себя и не думая, какое действие это может оказать на нее. Алисон делает единственно возможный вывод — он не любит ее; она в истерике; она не хочет его видеть и наутро исчезает из гостиницы и из его жизни.

Николае возвращается на Фраксос: ему, как никогда, необходима Жюли, но вилла пуста.

Возвращаясь ночью в деревню, он становится зрителем и участником еще одного спектакля: его хватает группа немецких карателей образца 1943 г.

Избитый, с рассеченной рукой, он мучится в отсутствие вестей от Жюли и уже не знает, что и думать. Письмо от Жюли, нежное и вдохновляющее, приходит одновременно с известием о самоубийстве Алисон.

Ринувшись на виллу, Николае застает там одного лишь Кончиса, который сухо заявляет ему, что он провалил свою роль и завтра должен покинуть его дом навсегда, а сегодня, на прощание, услышит последнюю главу его жизни, ибо только теперь готов ее воспринять. В качестве объяснения творящегося на вилле Кончис выдвигает идею глобального метатеатра («все мы здесь актеры, дружок.

Каждый разыгрывает роль»), и опять объяснение не объясняет главного — зачем? И опять Николас боится понять, что этот вопрос не важен, что гораздо важнее пробиться сквозь уколы самолюбия к истине, которая неласкова и безжалостна, как улыбка Кончиса, и к своему истинному «я», которое отстоит от его самосознания, как маска от лица, а роль Кончиса в этом, его цели и методы, в сущности, второстепенны.

Последний рассказ Кончиса — о событиях 1943 г., о расстреле карателями жителей деревни.

Тогда деревенскому старосте Конхису был предоставлен выбор — собственной рукой пристрелить одного партизана, сохранив тем самым восемьдесят жизней, или, отказавшись, подвергнуть истреблению почти все мужское население деревни.

Тогда он понял, что на самом деле выбора нет — он просто органически не может убить человека, какие бы резоны ни приводил рассудок.

В сущности, все рассказы Кончиса об одном — об умении различать истинное и ложное, о верности себе, своему природному и человеческому началу, о правоте живой жизни перед искусственными институциями, такими, как верность присяге, долгу и т. д. И перед тем как покинуть остров, Кончис заявляет Николасу, что тот недостоин свободы.

Кончис отплывает, а Николаса на острове ждет Жюли, как и обещала в своем письме. Но не успел он поверить, что представление окончено, как вновь оказывается в ловушке — буквально: в подземном убежище с захлопнувшейся над ним крышкой люка; он выбрался оттуда далеко не сразу.

А вечером к нему приходит Джун, которая заменяет «метатеатр» другим объяснением — «психологический эксперимент»; Кончис же якобы отставной профессор психиатрии, светило сорбоннской медицины, финал и апофеоз эксперимента — процедура суда: сначала «психологи» описывают в своих терминах личность Николаев, а затем он должен вынести свой вердикт участникам эксперимента, они же актеры метатеатра (Лилия-Жюли теперь называется доктором Ванессой Максвелл, в ней для Николаев должно сосредоточиться все зло, что причинил ему эксперимент, и в руку ему вкладывают плеть, чтобы он ее ударил — или не ударил). Он не нанес удара. И начал ПОНИМАТЬ.

Читайте также:  Доклад сообщение финикия

Очнувшись после «суда», он обнаружил себя в Монемвасии, откуда до Фраксоса пришлось добираться по воде. В комнате среди других писем нашел благодарность матери Алисон за его соболезнование по поводу смерти дочери. Из школы его уволили. Вилла в Бурани стояла заколоченная.

Начинается летний сезон, на остров съезжаются курортники, и он перебирается в Афины, продолжая расследование того, что и как с ним в действительности произошло.

В Афинах он выясняет, что настоящий Конхис умер четыре года назад, и посещает его могилу;ее украшает свежий букет: лилия, роза и мелкие невзрачные цветочки со сладким медовым ароматом. (Из атласа растений он узнал, что по-английски они называются «медовая алисон».

) В тот же день ему показывают Алисон — она позирует под окном гостиницы, как некогда Роберт Фулкс. Облегчение от того, что она жива, смешалось с яростью — выходит, она тоже в заговоре.

Чувствуя себя по-прежнему объектом эксперимента, Николае возвращается в Лондон, одержимый единственным желанием — увидеть Алисон. Ждать Алисон стало его основным и, в сущности, единственным занятием.

С течением времени многое в его душе проясняется — он понял простую вещь: Алисой нужна ему потому, что он не может без нее жить, а не для того, чтобы разгадать загадки Кончиса.

И свое расследование он теперь продолжает с прохладцей, только чтобы отвлечься от тоски по ней. Неожиданно оно приносит плоды;

  1. он выходит на мать близнецов Лидии и Розы (таковы настоящие имена девушек) и понимает, в ком истоки «игры в бога» (так она это называет).
  2. Приходит момент, когда он наконец понимает, что его окружает реальная жизнь, а не Кончисов эксперимент, что жестокость эксперимента была его собственной жестокостью к ближним, явленной ему, как в зеркале…
  3. И тогда обретает Алисон.

Вы прочитали краткое содержание романа «Волхв». Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Источник: https://reedcafe.ru/summary/volhv

«Волхв»

Николас Эрфе родился в 1927 г. в семье бригадного генерала; после кратковременной службы в армии в 1948 г. он поступил в Оксфорд, а через год его родители погибли в авиакатастрофе.

Он остался один, с небольшим, но самостоятельным годовым доходом, купил подержанный автомобиль — среди студентов такое встречалось нечасто и весьма способствовало его успехам у девушек.

Николас считал себя поэтом; зачитывался с друзьями романами французских экзистенциалистов, «принимая метафорическое описание сложных мировоззренческих систем за самоучитель правильного поведения… не понимая, что любимые герои-антигерои действуют в литературе, а не в реальности»; создал клуб «Les Hommers Revokes» (Бунтующие люди) — яркие индивидуальности бунтовали против серой обыденности жизни; и в итоге вступил в жизнь, по собственной оценке, «всесторонне подготовленный к провалу».

Окончив Оксфорд, он смог получить лишь место учителя в маленькой школе на востоке Англии; с трудом выдержав год в захолустье, обратился в Британский совет, желая поработать за границей, и так оказался в Греции преподавателем английского языка в школе лорда Байрона на Фраксосе, островке километрах в восьмидесяти от Афин.

В тот самый день, когда ему предложили эту работу, он познакомился с Алисон, девушкой из Австралии, что снимала комнату этажом ниже.

Ей двадцать три, ему — двадцать пять; они полюбили друг друга, не желая себе в этом сознаться — «в нашем возрасте боятся не секса — боятся любви», — и расстались: он отправился в Грецию, она получила работу стюардессы.

Остров Фраксос оказался божественно прекрасен и пустынен.

Николас ни с кем не сошёлся близко; в одиночестве бродил по острову, постигая неведомую ему ранее абсолютную красоту греческого пейзажа; писал стихи, но именно на этой земле, где каким-то странным образом становилась ясна истинная мера вещей, вдруг неопровержимо понял, что он не поэт, а стихи его манерны и напыщенны. После посещения борделя в Афинах заболел, что окончательно повергло его в глубочайшую депрессию — вплоть до попытки самоубийства.

Но в мае начались чудеса. Пустынная вилла на южной половине острова вдруг ожила: на пляже он обнаружил синий ласт, слабо пахнущее женской косметикой полотенце и антологию английской поэзии, заложенную в нескольких местах. Под одной из закладок были отчёркнуты красным стихи Элиота: «Мы будем скитаться мыслью, И в конце скитаний придём Туда, откуда мы вышли, И увидим свой край впервые.»

До следующего уик-энда Николас наводит справки в деревне о владельце виллы Бурани. О нем говорят не слишком охотно, считают коллаборационистом: в войну он был деревенским старостой, и с его именем связана разноречивая история расстрела немцами половины деревни; он живёт один, очень замкнуто, ни с кем не общается, и гостей у него не бывает.

Это противоречит тому, что Николас узнал ещё в Лондоне от своего предшественника, который рассказывал ему, как бывал на вилле Бурани и поссорился с её хозяином — правда, рассказывал тоже скупо и неохотно.

Атмосфера таинственности, недомолвок и противоречий, окутавшая этого человека, интригует Николаса, и он решает непременно познакомиться с господином Конхисом.

Знакомство состоялось; Кончис (так он попросил называть себя на английский лад) словно бы ждал его; стол для чая был накрыт на двоих.

Кончис показал Николасу дом: огромная библиотека, в которой он не держал романов, подлинники Модильяни и Боннара, старинные клавикорды; а рядом — древние скульптуры и росписи на вазах вызывающе-эротического свойства… После чая Кончис играл Телемана — играл великолепно, однако сказал, что не музыкант, а «очень богатый человек» и «духовидец». Материалистически воспитанный Николас гадает, не сумасшедший ли он, когда Кончис многозначительно заявляет, что Николас тоже «призван». Таких людей Николас раньше не видел; общение с Кончисом сулит ему множество увлекательных загадок; Кончис прощается, вскинув руки вверх диковинным жреческим жестом, как хозяин — как Бог — как маг. И приглашает провести у него следующий уик-энд, но ставит условия: никому в деревне не рассказывать об этом и не задавать ему никаких вопросов.

Теперь Николас живёт от выходных до выходных, которые проводит в Бурани; его не покидает «отчаянное, волшебное, античное чувство, что он вступил в сказочный лабиринт, что удостоен неземных щедрот».

Кончис рассказывает ему истории из своей жизни, и, словно бы в качестве иллюстраций, их герои материализуются: то в деревне Николасу встретится старик-иностранец, отрекомендовавшийся де Дюканом (если верить Кончису, в тридцатые годы от де Дюкана он получил в наследство старинные клавикорды и своё огромное состояние), то к ужину выходит призрак умершей в 1916 г.

 невесты Кончиса Лилии — разумеется, это живая молодая девушка, которая только играет роль Лилии, но она отказывается сообщить Николасу, для чего и для кого затеян этот спектакль — для него или для Кончиса? Николас убеждается и в наличии других актёров: перед ним появляются «живые картины», изображающие погоню сатира за нимфой при Аполлоне, трубящем в рог, или призрак Роберта Фулкса, автора книги 1679 г. «Назидание грешникам. Предсмертная исповедь Роберта Фулкса, убийцы», данной ему Кончисом «почитать на сон грядущий».

Николас почти теряет чувство реальности; пространство Бурани пронизано многозначными метафорами, аллюзиями, мистическими смыслами… Он не отличает правду от вымысла, но выйти из этой непонятной игры выше его сил.

Приперев Лилию к стене, он добивается от неё, что её настоящее имя — Джули (Жюли) Холмс, что у неё есть сестра-двойняшка Джун и что они — молодые английские актрисы, приехавшие сюда по контракту на съёмки фильма, но вместо съёмок им приходится принимать участие в «спектаклях» Кончиса.

Николас влюбляется в манящую и ускользающую Жюли-Лилию, и когда приходит телеграмма от Алисон, которая смогла устроить себе выходные в Афинах, он отрекается от Алисон. («Ее телеграмма вторглась в мой мир докучным зовом далёкой реальности…»)

Однако Кончис выстроил обстоятельства так, что на встречу с Алисон в Афины он все же поехал.

Они поднимаются на Парнас, и среди греческой природы, которая взыскует истины, предавшись любви с Алисон, Николас рассказывает ей все, чего рассказывать не хотел — о Бурани, о Жюли, — рассказывает потому, что у него нет человека ближе, рассказывает, как на исповеди, эгоистически не отделяя её от себя и не думая, какое действие это может оказать на неё. Алисон делает единственно возможный вывод — он не любит ее; она в истерике; она не хочет его видеть и наутро исчезает из гостиницы и из его жизни.

Николас возвращается на Фраксос: ему, как никогда, необходима Жюли, но вилла пуста.

Возвращаясь ночью в деревню, он становится зрителем и участником ещё одного спектакля: его хватает группа немецких карателей образца 1943 г.

 Избитый, с рассечённой рукой, он мучится в отсутствие вестей от Жюли и уже не знает, что и думать. Письмо от Жюли, нежное и вдохновляющее, приходит одновременно с известием о самоубийстве Алисон.

Ринувшись на виллу, Николас застаёт там одного лишь Кончиса, который сухо заявляет ему, что он провалил свою роль и завтра должен покинуть его дом навсегда, а сегодня, на прощание, услышит последнюю главу его жизни, ибо только теперь готов её воспринять. В качестве объяснения творящегося на вилле Кончис выдвигает идею глобального метатеатра («все мы здесь актёры, дружок.

Каждый разыгрывает роль»), и опять объяснение не объясняет главного — зачем? И опять Николас боится понять, что этот вопрос не важен, что гораздо важнее пробиться сквозь уколы самолюбия к истине, которая неласкова и безжалостна, как улыбка Кончиса, и к своему истинному «я», которое отстоит от его самосознания, как маска от лица, а роль Кончиса в этом, его цели и методы, в сущности, второстепенны.

Последний рассказ Кончиса — о событиях 1943 г., о расстреле карателями жителей деревни.

Тогда деревенскому старосте Конхису был предоставлен выбор — собственной рукой пристрелить одного партизана, сохранив тем самым восемьдесят жизней, или, отказавшись, подвергнуть истреблению почти все мужское население деревни.

Тогда он понял, что на самом деле выбора нет — он просто органически не может убить человека, какие бы резоны ни приводил рассудок.

В сущности, все рассказы Кончиса об одном — об умении различать истинное и ложное, о верности себе, своему природному и человеческому началу, о правоте живой жизни перед искусственными институциями, такими, как верность присяге, долгу и т. д. И перед тем как покинуть остров, Кончис заявляет Николасу, что тот недостоин свободы.

Кончис отплывает, а Николаса на острове ждёт Жюли, как и обещала в своём письме. Но не успел он поверить, что представление окончено, как вновь оказывается в ловушке — буквально: в подземном убежище с захлопнувшейся над ним крышкой люка; он выбрался оттуда далеко не сразу.

А вечером к нему приходит Джун, которая заменяет «метатеатр» другим объяснением — «психологический эксперимент»; Кончис же якобы отставной профессор психиатрии, светило сорбоннской медицины, финал и апофеоз эксперимента — процедура суда: сначала «психологи» описывают в своих терминах личность Николаса, а затем он должен вынести свой вердикт участникам эксперимента, они же актёры метатеатра (Лилия-Жюли теперь называется доктором Ванессой Максвелл, в ней для Николаса должно сосредоточиться все зло, что причинил ему эксперимент, и в руку ему вкладывают плеть, чтобы он её ударил — или не ударил). Он не нанёс удара. И начал понимать.

Очнувшись после «суда», он обнаружил себя в Монемвасии, откуда до Фраксоса пришлось добираться по воде. В комнате среди других писем нашёл благодарность матери Алисон за его соболезнование по поводу смерти дочери. Из школы его уволили. Вилла в Бурани стояла заколоченная.

Начинается летний сезон, на остров съезжаются курортники, и он перебирается в Афины, продолжая расследование того, что и как с ним в действительности произошло.

В Афинах он выясняет, что настоящий Конхис умер четыре года назад, и посещает его могилу; её украшает свежий букет: лилия, роза и мелкие невзрачные цветочки со сладким медовым ароматом. (Из атласа растений он узнал, что по-английски они называются «медовая алисон».

) В тот же день ему показывают Алисон — она позирует под окном гостиницы, как некогда Роберт Фулкс. Облегчение от того, что она жива, смешалось с яростью — выходит, она тоже в заговоре.

Чувствуя себя по-прежнему объектом эксперимента, Николас возвращается в Лондон, одержимый единственным желанием — увидеть Алисон. Ждать Алисон стало его основным и, в сущности, единственным занятием.

С течением времени многое в его душе проясняется — он понял простую вещь: Алисон нужна ему потому, что он не может без неё жить, а не для того, чтобы разгадать загадки Кончиса. И своё расследование он теперь продолжает с прохладцей, только чтобы отвлечься от тоски по ней.

Неожиданно оно приносит плоды; он выходит на мать близнецов Лидии и Розы (таковы настоящие имена девушек) и понимает, в ком истоки «игры в бога» (так она это называет).

Приходит момент, когда он наконец понимает, что его окружает реальная жизнь, а не Кончисов эксперимент, что жестокость эксперимента была его собственной жестокостью к ближним, явленной ему, как в зеркале…

И тогда обретает Алисон.

«Волхв» Джона Роберта Фаулза является дебютным романом писателя, который долгое время не публиковался. В произведении изображена история, в которой присутствует и мистические элементы, и мотивы шекспировской «Бури», и гомеровской «Одиссеи». Благодаря такому объединению, Фаулз обрел славу и успех.

Перед читателем предстает Николас Эрфе, родившийся в семье бригадного генерала. Писатель рассказывает о жизни героя, который теряет близких и родных ему людей. После того, как он отправился учиться в Оксфорд, сразу через год погибают его родители. Николас считал себя не плохим поэтом, а также пользовался успехом девушек.

Окончив Оксфорд, он отправляется работать за границу, однако перед самым отъездом знакомится с Алисон и у них вспыхивают чувства. Писатель изображает любовную линию весьма быстро и непринужденно: они не то, что друг другу не могут признаться, что любят, но и самим себе.

Расставшись, Николас уезжает в Грецию, а Алисон получает работу стюардессы.

Остров Фраксос каждый раз радовал своей необыкновенной красотой. Он наслаждается жизнью, пишет стихи, которые вскоре его разочаровывают.

Читайте также:  Жизнь и творчество алексея константиновича толстого

После этого он решает отправиться в бордель, где сильно заболевает. Этот период в его жизни приводит к депрессии. Николас даже подумывает о самоубийстве.

Довольно грустно и в тот же момент напряженно развивает сюжет. Читатель довольно сильно переживает за героя.

Фаулз дает возможность одуматься и справиться, уже в мае произошло чудо. Пустынная вилла на южной половине острова вдруг ожила. Главный герой решает узнать все о владельце виллы Бурани.

Читатель видит, что сам автор не предпочитает много говорить о нем, однако, это, кажется только на первый взгляд.

Самому Николасу удается узнать не много, но информация, которая стала ему известна еще в Лондоне от предшественника, не сходилась с тем, что он узнает на данный момент. Поэтому он решает, поближе познакомиться с господином Конхисом.

Итак, знакомство с Кончисом привело героя в недоразумение, он был слегка удивлен им. Придя к нему в дом, он видит, что хозяин его уже ждет, после чая Кончис играл в игру Телемана. Герой видит, что это человек не просто интересный, он какой-то странный.

Писатель изображает Николаса, как материалистически воспитанного человека, поэтому на заявление Кончиса, что он «призван», реагирует не совсем положительно. Он принимает его за сумасшедшего.

В тот же момент Николас понимает, что таких людей он еще точно не встречал и проведенное время в его окружении, обеспечит массу интересных и волнующих загадок.

Источник: https://www.allsoch.ru/faulz/volhv/

О романе "волхв" (the magus), дж. р. фаулза

sky_angy«Свобода – это сделать решительный выбор и стоять на своем до последнего»  (цитата из романа)Сегодня я напишу о романе Дж. Р. Фаулз «Волхв»Роман вышел в 1966 г. Время романа – 1950-е годы, действие частично происходит в Англии, частично в Греции. Главный герой романа Николас Урфе (созвучно английскому earth), типичный представитель послевоенной английской интеллигенции. Выпускник Гарварда, он считает серой и неинтересной обыденную жизнь, он увлечен идеями экзистенциализма и ищет настоящее в вымышленном. Именно в поисках новой, увлекательной жизни, он расстается со своей девушкой Алисон и уезжает преподавать английский язык на греческий остров Фраксос.На острове судьба, казалось бы случайно, сводит его с миллионером-отшельником Морисом Кончисом, который, развлекаясь, подвергает нашего героя различным мистификациям. Мистификации Морисом придуманы мастерски. Они представляют собой хитрое сплетенье постановок из древне-греческих мифов, персонификаций старо-английских пьес и вариаций легенд из жизни самого Мориса Кончиса. Сюжеты полны аллегориями и метафорами, неожиданными поворотами и розыграшами, занимательными литературными параллелями, ссылками к древнегреческим и древнеримским мифам, античной и современной литературеЗначительное влияние, по признанию самого автора,на него также оказали три литературных произведения: «Большие ожидания» Ч. Диккенса , «Большой Мольн» Аллена-Фурье и «Бевис. История одного мальчика Р. Джефриса. Все jони так или иначе обращались к вопросам самопознания.Приемы мистификации и розыгрыша которые Кончис применяет к Николасу, перекликаются с аналитической психологией Юнга. Каждая импровизация, каждое розыгрывание ролей выступают в роли катализатора, ведут к череде личных психодрам главного героя. Но именно они и подталкивают его к познанию себя, своих индивидуальных особенностей и ценностей.Сильные эмоциональные переживания, которым подвергает автор нашего героя, в конечном итоге ведут к нравственному и духовному очищению. Проходя испытания различными мистификациями, Николас познает цену собственному эгоизму, и учится отличать настоящие ценности от красивых вымышленных «экзистенциализмов». Ни много ни мало он становится честней по отношению к себе и и к девушке, которую он любит.Помните старую русскую поговорку «Сказка ложь да в ней намек» ? Игры Кончиса невозможно разгадать. За одной ложью следует, другая такая же искусная как и предыдушая. Только нам кажется, что разгадка близка – мы снова попадаем в сети старого колдуна. Я, если честно, в середине книге перестала пытаться угадать концовку. Только с одним мне повезло – я догадалась, что Алисон остается живой.Но именно эта нескончаемая ложь Кончиса и позволяет нам найти истину. Каждый сказ, каждая былина, каждая разыгранная история, заставляют нас задуматься о глобальных проблемах и противоречиях, вызывают у нас часто мучительные вопросы, и в каждой мы ищем ту самую пресловутую мораль и реальное объяснение.Сам Фаулз, уставший от многочисленных писем читателей с просьбой разъяснить то или иное место в конце-концов сказал:

«Смысла» в «Волхве» не больше, чем в кляксах Роршаха, какими пользуются психологи. Его идея — это отклик, который он будит в читателе, а заданных заранее «верных» реакций, насколько я знаю, не бывает.»

Но все-таки здесь  автор, как и его герой Морис Кончис в романе, немного лукавил. Пусть в большинстве ситуаций не найти однозначного ответа, но более или менее однозначная мораль у романа имеется.

Построенный на сюжете о любви, «Волхв» представляет собой нечто большее чем просто приключеческий роман с элементами мистификации. По замыслу автора «Морис Кончис, должен был продемонстировать…

набор ложных понятий о том, чего на самом деле нет – об абсолютном знании и абсолютном могуществе».

Это сага о познании себя и о свободе выбора, о свободе как общечеловеческой ценности и рисках, которые она предполагает.

Как отличить свободу от вседозволенности ? Мораль от аморальности? Пороки, разнузданность, жестокость с одной стороны и, скажем, экзистенциальную свободу личности вне морали с другой ? Что означает быть поистину свободным? Можно ли быть поистину свободным без любви и ответственности? Так, к примеру, есть ли однозначный ответ в истории об отказе Кончиса убить раненных пленных, чтобы спасти 70 плененных фашистами селян во время второй мировой? Спасти 70 человек ценой собственного морального разрушения ? Да, нет, не знаю ?Размышляет о войне автор в следующующем диалоге между Николасом и Кончисом:

«- Но ведь Гитлер, к примеру, тоже себе не изменял.Повернулся ко мне.

— Верно. Не изменял. Но миллионы немцев себе изменили. Вот в чем трагедия. Не в том, что одиночка осмелился стать проводником зла. А в том, что миллионы окружающих не осмелились принять сторону добра.»

Размышляя от любви:« Секс отличается от других удовольствий интенсивностью, но не качеством. Что это лишь часть, причем не главная, тех человеческих отношений, что зовутся любовью. И что главная часть — это искренность, выстраданное доверие сердца к сердцу. Или, если угодно, души к душе. Что физическая измена — лишь следствие измены духовной.

Ибо люди, которые подарили друг другу любовь, не имеют права лгать.

»И пусть автор не дает ответа на вопрос, что побудило Кончиса подвергнуть главного героя и нас вместе с ним различным метафорическим испытаниям, мы понимаем что главная цель этой «игры в Бога» была заставить нас вместе с Николасом познать себя и поставить перед теми же сложными вопросами, которые занимали автора.

Если расценивать роман только как описание развлекательной любовной истории, то окончание вас разочарует. Многое остается неясным и основанным на расплывчатых намеках, и наших домыслах, нас как будто приглашают логически «додумать» будет ли у этой истории конец счастливым или нет.

Уставший от «психодрам» и розыгрышей, ожидавший ясности в конце романа читатель остается разочарованным. В 1977 году, чтобы сгладить определенную неясность оборванного конца автор издает новую версию романа, в которой были исправлены некоторые места, и, по словам Фаулза «хотя ее (концовки) идея никогда не казалась мне столь зашифрованной, …

я подумал, что на желаемую развязку можно намекнуть яснее… и сделал это».Однако, несмотря на более ясные намеки, финал романа все равно остается открытым. Если вдуматься, то это логично и никакого иного конца у романа, построенного на мистификациях, быть не может.

Именно открытый финал, оставляющий надежду, но не твердую уверенность «на счастливое завтра», в котором поумневшие главные герои будут ценить настоящее, и свою настоящую реальность — это единственно возможная развязка «Волхва» Иначе как работу чтение «Волхва», богатого на литературные отсылки, метаформы и аллегории, чтение, пусть даже приносящеее неперадаваемое удовольствие я назвать не могу. Это один из тех романов которые хочется обсуждать, о персонажах и глобальных проблемах  которого хочется спорить.

Сейчас я читаю получаю удовольствие, читая русский перевод (в русском переводе существует только вторая редакция романа).

Роман много и часто обсуждается в интернете.  Из наиболее интересных отзывов хотелось бы назвать:   

Виктор Сонькин «От Острова к Острову»  

Анна Вербиева, Глеб Шульпяков «Игра В Бога С Маленькой Буквы. Европа — Греция — Европа: транзит Фаулза»  

Наталья Бродвей: Человечный роман. «Волхв». Дж. Фаулз 

P,S, По роману снят фильм, сценаристом которого и был сам Фаулз. Не смотрите, не смотрите, ибо сценаристом Фаулз оказался никудышним. Фильм и на долю не передает очарования книги. немного цитат:

  • Принимая себя такими, каковы мы есть, мы лишаемся надежды стать теми, какими должны быть.
  • Душа человека имеет больше прав называться вселенной, чем собственно мироздание.
  • Каждый из нас — остров. Иначе мы давно бы свихнулись. Между островами ходят суда, летают самолеты, протянуты провода телефонов, мы переговариваемся по радио — все что хотите. Но остаемся островами. Которые могут затонуть или рассыпаться в прах.
  • Война — это психоз, порожденный чьим-то неумением прозревать взаимоотношения вещей. Наши взаимоотношения с ближними своими. С экономикой, историей. Но прежде всего — с ничто. Со смертью.
  • …за цинизмом всегда скрывается неспособность к усилию — одним словом, импотенция; быть выше борьбы может лишь тот, кто по-настоящему боролся.
  • Вымирают не только редкие виды животных, но и редкие виды чувств.
  • Я не сужу о народе по его гениям. Я сужу о нем по национальным особенностям. Древние греки умели над собой смеяться. Римляне — нет. По той же причине Франция — культурная страна, а Испания — некультурная. Поэтому я прощаю евреям и англосаксам их бесчисленные недостатки. И поэтому, если б верил в бога, благодарил бы его за то, что во мне нет немецкой крови.
  • И передо мной забрезжил новый театральный жанр. Жанр, где упразднено привычное деление на актеров и зрителей. Где привычное пространство — просцениум, сцена, зал — напрочь уничтожено. Где протяженность спектакля во времени и пространстве безгранична. И где действие, сюжет свободно текут от зачина к задуманному финалу. А между этими двумя точками участники творят пьесу, какая им по душе. — Кольнул меня магнетическим взглядом. — Вы скажете: к этому стремились и Арто, и Пиранделло, и Брехт, — каждый своим путем. Да, но им не хватило ни денег, ни отваги, — ни времени, конечно, — зайти столь далеко. Они так и не решились исключить из своего театра одну важную составляющую. Аудиторию.
  • Я арифметическая сумма бесчисленных заблуждений.
  • Вспоминаю нас в зале галереи Тейт. Алисон слегка прислонилась ко мне, держит за руку, наслаждаясь Ренуаром, как ребенок леденцом. И я вдруг чувствую: мы — одно тело, одна душа; если сейчас она исчезнет, от меня останется половина. Будь я не столь рассудочен и самодоволен, до меня дошло бы, что этот обморочный ужас — любовь. Я же принял его за желание. Отвез ее домой и раздел.
  • Я отверг то, что ненавидел, но не нашел предмета любви и потому делал вид, что ничто в мире любви не заслуживает.
  • Физическая измена — лишь следствие измены духовной. Ибо люди, которые подарили друг другу любовь, не имеют права лгать.
  • Нельзя ненавидеть того, кто стоит на коленях. Того, кто не человек без тебя.

Источник: https://sky-angy.livejournal.com/24687.html

Ссылка на основную публикацию