Метаморфозы или золотой осел — краткое содержание романа апулея

Метаморфозы или Золотой осел - краткое содержание романа Апулея

Авантюрно-аллегорический роман Герой романа Луций (случайно ли совпадение с именем автора?!) путешествует по Фессалии. В пути он слышит увлекательные и страшные истории о колдовских чарах, превращениях и прочих ведьмовских проделках. Луций прибывает в фессалийский город Гипату и останавливается в доме некоего Милона, который «набит деньгами, страшный богатей, но скуп донельзя и всем известен как человек преподлый и прегрязный». Во всем античном мире Фессалия славилась как родина магического искусства, и вскоре Луций убеждается в этом на собственном печальном опыте. В доме Милона у него завязывается роман со служанкой Фотидой, которая открывает любовнику тайну своей хозяйки. Оказывается, Памфила (так зовут жену Милона) с помощью чудесной мази может превращаться, предположим, в сову. Луций страстно хочет испытать это, и Фотида в конце концов поддается на его просьбы: оказывает содействие в столь рискованном деле. Но, проникнув тайно в комнату хозяйки, она перепутала ящички, и в итоге Луций превращается не в птицу, а в осла. В этом облике и пребывает он до самого конца романа, зная лишь, что для обратного превращения ему надо отведать лепестков роз. Но различные препятствия встают на его пути всякий раз, как он видит очередной розовый куст. Новоявленный осел становится собственностью шайки разбойников (они ограбили дом Милона), которые используют его, естественно, как вьючное животное: «Я был скорее мертв, чем жив, от тяжести такой поклажи, от крутизны высокой горы и продолжительности пути». Не раз находящийся на краю гибели, измученный, избитый и полуголодный, Луций невольно участвует в набегах и живет в горах, в притоне разбойников. Там ежедневно и еженощно выслушивает он и запоминает (превратившись в осла, герой, к счастью, не утратил понимания человеческой речи) все новые и новые страшные истории о разбойничьих приключениях. Ну, например, — рассказ о могучем разбойнике, облачившемся в медвежью шкуру и в этом облике проникшем в дом, избранный его сотоварищами для ограбления. Самая известная из вставных новелл романа — «Амур и Психея» — дивная сказка о младшей и прекраснейшей из трех сестер: она стала возлюбленной Амура (Купидона, Эрота) — коварного стреловержца. Да, Психея была столь прекрасна и обворожительна, что бог любви сам полюбил ее. Перенесенная ласковым Зефиром в сказочный дворец, Психея каждую ночь принимала Эрота в свои объятия, лаская божественного возлюбленного и чувствуя, что любима им. Но при этом прекрасный Амур оставался невидимым — главное условие их любовных встреч… Но тут с фитиля лампы брызнуло горячее масло: «Почувствовав обжог, бог вскочил и, увидев запятнанной и нарушенной клятву, быстро освободился от объятий и поцелуев несчастнейшей своей супруги и, не произнеся ни слова, поднялся в воздух». Богиня любви и красоты Венера, чувствуя в Психее соперницу, всячески преследует избранницу своего стрелоносного и капризного сына. И с чисто женской страстностью восклицает: «Так он на самом деле любит Психею, соперницу мою по самозваной красоте, похитительницу моего имени?!» А затем просит двух небожительниц — Юнону и Цереру — «найти сбежавшую летунью Психею», выдавая ее за свою рабыню. Меж тем Психея, «переходя с места на место, днем и ночью с беспокойством ищет своего мужа, и все сильнее желает если не ласками супруги, то хоть рабскими мольбами смягчить его гнев». На тернистом пути своем она попадает в отдаленный храм Цереры и трудолюбивой покорностью завоевывает ее благосклонность, И все ж богиня плодородия отказывается предоставить ей убежище, ибо связана с Венерой «узами старинной дружбы». Так же отказывается приютить ее и Юнона, говорящая: «Законы, запрещающие покровительствовать чужим беглым рабам без согласия их хозяев, от этого меня удерживают». И хорошо хоть, что богини не выдали Психею разгневанной Венере. А та между тем просит Меркурия объявить, так сказать, вселенский розыск Психеи, огласив всем людям и божествам ее приметы. Но Психея в это время и сама уже подходит к чертогам своей неукротимой и прекрасной свекрови, решив сдаться ей добровольно и робко надеясь на милосердие и понимание. Но надежды ее напрасны. Венера жестоко насмехается над несчастной невесткой и даже избивает ее. Богиню, кроме всего, бесит уже сама мысль о перспективе стать бабушкой: она собирается помешать Психее родить дитя, зачатое от Амура: «Брак ваш был неравен, к тому же, заключенный в загородном поместье, без свидетелей, без согласия отца, он не может считаться действительным, так что родится от него незаконное дитя, если я вообще позволю тебе доносить его». Затем Венера дает Психее три невыполнимых задания (ставшие затем «вечными сюжетами» мирового фольклора). Первое из них — разобрать несметную кучу ржи, пшеницы, мака, ячменя, проса, гороха, чечевицы и бобов — Психее помогают выполнить муравьи. Так же, с помощью добрых сил природы и местных божеств, справляется она и с остальными повинностями. Но и Амур тем временем страдал в разлуке с любимой, которую уже простил. Он обращается к своему отцу Юпитеру с просьбой разрешить этот «неравный брак». Главный Олимпиец созвал всех богов и богинь, велел Меркурию немедленно доставить Психею на небо и, протянув ей чашу с амброзией, сказал: «Прими, Психея, стань бессмертной. Пусть никогда Купидон не отлучается из объятий твоих и да будет этот союз на веки веков!» И была сыграна на небе свадьба, на которой весело плясали все боги и богини, и даже Венера, уже к тому времени подобревшая. «Так надлежащим образом передана была во власть Купидона Психея, и, когда пришел срок, родилась у них дочка, которую зовем мы Наслаждением». Впрочем, Зевса можно понять: во-первых, он был не совсем бескорыстен, ибо за согласие на этот брак попросил Амура подыскать ему на Земле очередную красавицу для любовных утех. А во-вторых, как мужчина, не лишенный вкуса, он понимал чувства сына… Этот трогательно-трагический рассказ Луций услышал от пьяной старухи, которая вела хозяйство в пещере разбойников. Благодаря сохранившейся способности понимать людскую речь, превращенный в осла герой узнал множество и других удивительных историй, ибо почти непрерывно находился в пути, на коем попадалось ему немало искусных рассказчиков. После множества злоключений, постоянно меняя хозяев (преимущественно — злых и лишь изредка — добрых), Луций-осел в конце концов спасается бегством и оказывается однажды на уединенном Эгейском побережье. И тут, наблюдая рождение Луны, восходящей из моря, он вдохновенно обращается к богине Селене, носящей множество имен у разных народов: «Владычица небес! Совлеки с меня образ дикого четвероногого, верни меня взорам моих близких Если же гонит меня с неумолимой жестокостью какое-нибудь божество, пусть мне хоть смерть дана будет, если жить не дано!» И царственная Исида (египетское имя Селены-Луны) является Луцию и указывает путь к спасению. Не случайно именно эта богиня в античном мире всегда связывалась со всеми таинственными действами и магическими превращениями, ритуалами и мистериями, содержание коих было известно лишь посвященным. Во время священного шествия жрец, заранее предупрежденный богиней, дает несчастному возможность наконец вкусить розовых лепестков, и на глазах восхищенно-экзальтированной толпы Луций вновь обретает человеческий облик. Приключенческий роман завершается главой, посвященной религиозным таинствам. И происходит это вполне органично и естественно (ведь речь все время идет о превращениях — в том числе и духовных!). Пройдя через серию священных обрядов, познав десятки таинственных посвящений и в конце концов возвратившись домой, Луций вернулся и к судебной деятельности адвоката. Но ,в более высоком звании, чем был ранее, и с добавлением священных обязанностей и должностей.

Метаморфозы или Золотой осел - краткое содержание романа Апулея

Краткое содержание «Метаморфозы, или Золотой осел» АпулеяАпулей Л.Стр. 1

Метаморфозы или Золотой осел - краткое содержание романа Апулея

Краткое содержание «Метаморфозы, или Золотой осел» АпулеяАпулей Л.Стр. 2

Метаморфозы или Золотой осел - краткое содержание романа Апулея

Краткое содержание «Метаморфозы, или Золотой осел» АпулеяАпулей Л.Стр. 3

Источник: https://my-soch.ru/sochinenie/kratkoe-soderzhanie-metamorfozy—ili-zolotoj-osel-apuleya

История сюжета романа «Метаморфозы, или Золотой осел» — лекции на ПостНауке

ВИДЕО Разговор о сюжете романа Апулея «Метаморфозы, или Золотой осел» неизбежно возвращает нас к теме греческого источника. В науке давно и прочно утвердилась концепция, согласно которой Апулей заимствовал свой сюжет из греческого сочинения, которое называлось «Метаморфозы». Греческое сочинение до нас не дошло, но в корпусе лукиановских сочинений осталась его сокращенная версия. Важно помнить, что утраченная большая версия в ее версии сокращенной никак не была изменена. То есть автор сокращенной версии оставил весь текст, вырезав из него то, что ему казалось избыточным или ненужным, ничуть не переделывая этого греческого источника.

Если Апулей действительно заимствовал свой сюжет из греческого источника, то разумно посмотреть и подумать, как этот сюжет выглядит в контексте греческой традиции. На первый взгляд, он органично вписывается в истории множества греческих мифологических метаморфоз. В греческой традиции их пытались систематизировать, составляя перечни в алфавитном порядке. У нас есть папирусный отрывок словаря-перечня историй превращения. Составлялись сборники историй превращения. Есть также поэтическая попытка систематизировать все мифы о метаморфозах — «Метаморфозы» Овидия.

Для нас важно понять, было ли принято в греческой традиции выбирать одну историю превращения и на ее основе выстраивать сюжет литературного произведения. Оказывается, такая традиция была: драматурги любили истории превращения.

Например, историю об Актеоне, которого злобная Артемида превратила в оленя, а потом Актеона-оленя разорвали собственные собаки. Или историю Каллисто, которую Артемида превратила в медведицу из-за того, что она не сохранила обет девственности и безбрачия. Или страшную историю Терея, которого превратили в птицу удода.

Все эти истории драматурги любили использовать не только в трагедийных, но и в комедийных версиях.

Если мы внимательнее посмотрим на эти истории, то увидим, что между ними и историей Луция, превратившегося в осла, есть одно принципиальное различие. Истории о мифологических превращениях не имеют хеппи-энда. Они всегда окончательны и бесповоротны. Есть только одна история со счастливым концом, где героиня, превратившись сначала в животное, вновь становится человеком, — история Ио.

Жила-была прекрасная девушка, дочь аргосского царя Инаха, в нее влюбился Зевс. Чтобы избавить возлюбленную от преследований ревнивой Геры, Зевс превратил Ио в прекрасную белую корову. Гера все-таки добралась до своей соперницы в коровьем обличии: она послала к ней овода, который беспрерывно кусал Ио и доводил ее до безумия.

Гера приставила бессонного стража Аргуса к Ио. Пытаясь спастись от бесконечных и ужасных укусов, Ио вынуждена была бежать. Наконец, она оказалась в Египте на берегах Нила. Там произошло чудесное избавление: Зевс коснулся ее, избавил от коровьего облика, и после этого у Ио родился сын Эпаф — это имя и означает «прикосновение».

Историю Ио со счастливым финалом драматурги тоже очень любили. Существовали трагедии и комедии под названием «Ио». Особенное место она занимает в трагедии «Прометей прикованный», авторство которой обычно приписывают Эсхилу (хотя, вероятнее всего, автором «Прометея прикованного» он не был). В «Прометее прикованном» история Ио занимает целый эпизод.

Ио появляется перед зрителями уже в коровьем обличии. В своих блужданиях, странствиях и бегстве от овода Ио оказывается около той скалы на Кавказе, к которой прикован Прометей. Она рассказывает ему свою историю.

Прометей пророчествует и рассказывает, что ей предстоит пройти и преодолеть, прежде чем она окажется в Египте и будет спасена у нильских вод и избавлена от коровьего обличия.

Эту историю интересно сопоставить с историей Луция в ее греческой и апулеевской версии. Основные мотивы истории Ио такие: превращение в животное, мучительные блуждания, бесконечные и долгие странствия, приход в Египет и избавление от коровьего облика божественной волей.

Если сопоставлять с греческой версией истории Луция, мы увидим, что превращение и избавление есть, но нет прихода в Египет и вмешательства божества. В греческой версии Луций спасается от своего ослиного обличия случайно.

А вот в апулеевской версии есть и то и другое, ведь спасительницей Луция-осла оказывается богиня Исида.

Читайте также:  Промышленность - сообщение доклад

Метаморфозы или Золотой осел - краткое содержание романа Апулея

Итак, история Луция-осла в ее апулеевской версии и история Ио, какой она показана в «Прометее прикованном», являют явное сходство.

И это сходство окажется еще более очевидным, если мы вспомним, что в римской культурной традиции финал истории Ио было принято трактовать не просто как приход в Египет, а как приход к Исиде.

Во всяком случае, художники именно так изображали эту историю на фресках, которые мы находим и в частных домах, и в храме Исиды в Помпеях и Риме. На этих фресках Исида и принимает Ио очень благосклонно.

В романе Апулея есть большая вставная история, которая обычно именуется сказкой об Амуре и Психее. Любопытно, что эта сказка в своем сюжете тоже являет необыкновенное сходство с девичьей предысторией Ио, которую она в драме «Прометей прикованный» излагает Прометею.

История выглядит так: Ио очень долго не выходит замуж. Обеспокоенный отец обращается к оракулам в Дельфы и Додону и получает ответ оракула: Ио нужно изгнать из дома и отправить ее к самым крайним пределам земли. Отец подчиняется, хотя и очень неохотно.

Ио изгоняют из дома, и в тот же момент она превращается в корову. Теперь история Психеи: Психея долго не выходит замуж, родители обеспокоены и обращаются к прорицателям, к оракулам в Дидиму. Получают ответ оракула: Психею нужно оставить одну на самом краю утеса.

Родители соглашаются против воли, оставляют Психею одну на самом краю утеса. И в этот момент ее похищает Купидон.

Сходство двух историй очевидно.

Можем ли мы предположить, что Апулей смоделировал и основной, и вставной сюжет своего романа по матрице истории Ио, какой ее нам показал автор «Прикованного Прометея»? Это вызывает неизбежный вопрос: а как же греческий источник? Этот вопрос может иметь два варианта ответа.

Первый ответ: Апулей познакомился с греческой историей, увидел ее скрытые возможности и перемоделировал ее в своем романе по образу и подобию истории Ио. Второй вариант ответа, более рискованный: Апулей никогда не использовал никакого греческого источника.

Он изначально смоделировал и основной сюжет своего романа, и вставную новеллу о Психее сам, а греческие версии истории Луция-осла являются вторичными по отношению к его роману. Второй вариант рискованный, потому что ход из греческого в римское — обычный, традиционный, а ход из римского в греческое — уникальный.

Использовать в качестве главного героя осла — большая литературная выходка. В греческой мифологической традиции ослы отсутствуют не только в историях метаморфоз, но и просто в мифологии, за исключением упоминания у Пиндара о том, что гиперборейцы приносили Аполлону ослиные жертвы. Но гиперборейцы живут за пределами греческого мира.

В литературе ослы — маргинальные существа, они не появляются как персонажи. Они появляются только в составе сравнений, нелестных для того, кто сравнивается. Основанием для сравнения всегда служат основные черты осла: обжорство, похотливость, упрямство и лень. Если осел появляется в поговорке или басне, там он образец живого существа, наделенного наихудшими человеческими качествами.

Значит, сделать осла протагонистом — это эпатаж.

Метаморфозы или Золотой осел - краткое содержание романа Апулея

Греческая версия истории Луция заканчивается случайным возвращением Луция в человеческое обличие, появление осла — это всего лишь эпатаж. В апулеевской версии осел гораздо теснее связан с египетской подоплекой романа.

Эта подоплека у произведения действительно есть, и о том, что она существует, Апулей сам сообщает в прологе к роману. Дело в том, что осел — это ипостась Сета, злого египетского бога, который был главным антагонистом Исиды.

В египетской традиции он в конце концов смирился перед Исидой и покорился ей и Осирису, что произошло и с апулеевским Луцием.

У нас есть веские основания предполагать, что Апулей был автором этого литературного замысла. Историю про Луция-осла он изобрел, создал первым. А греческие источники, греческие версии этой истории вторичны по отношению к нему.

И такое предположение, несмотря на всю его рискованность и нетривиальность, может породить не только споры, но и более внимательное отношение к тексту, еще одно новое прочтение текста, чем и должна заниматься наука филология.

Источник: https://postnauka.ru/video/90284

Луций Апулей — Метаморфозы, или Золотой осел

Луций Апулей

Метаморфозы, или Золотой осел

1.

 Вот я сплету тебе на милетский манер разные басни,[1] слух благосклонный твой порадую лепетом милым, если только соблаговолишь ты взглянуть на египетский папирус, исписанный острием нильского тростника;[2] ты подивишься на превращения судеб и самых форм человеческих и на их возвращение вспять тем же путем, в прежнее состояние. Я начинаю. «Но кто он такой?» — спросишь ты. Выслушай в двух словах.

Аттическая Гиметта, Эфирейский перешеек и Тенара Спартанская,[3] земли счастливые, навеки бессмертие стяжавшие еще более счастливыми книгами, — вот древняя колыбель нашего рода.

Здесь овладел я аттическим наречием,[4] и оно было первым завоеванием моего детства.

Вслед за тем прибыл я, новичок в науках, в столицу Лациума[5] и с огромным трудом, не имея никакого руководителя, одолел родной язык квиритов.[6]

Вот почему прежде всего я умоляю не оскорбляться, если встретятся в моем грубом стиле чужеземные и простонародные выражения. Но ведь само это чередование наречий соответствует искусству мгновенных превращений, а о нем-то я и собирался написать. Начинаем греческую басню.[7] Внимай, читатель, будешь доволен.

2. Я ехал по делам в Фессалию, так как мать моя родом оттуда, и семейство наше гордится происхождением от знаменитого Плутарха через племянника его Секста-философа.

[8] Ехал я на местной ослепительно-белой лошади, и когда, миновав горные кручи, спуски в долины, луга росистые, поля возделанные, она уже притомилась и я, от сиденья уставший, не прочь был размять ноги, — я спешился.

Я тщательно листьями отираю пот с лошади, по ушам ее поглаживаю, отпускаю узду и шажком ее провожаю, пока она усталый желудок обыкновенным и естественным образом не облегчит.

И покуда она, наклонив голову набок, искала пищи по лугу, вдоль которого шла, я присоединяюсь к двум путникам, которые шли впереди меня на близком расстоянии, и покуда я слушаю, о чем идет разговор, один из них, расхохотавшись, говорит:

— Уволь от этих басен, таких же нелепых, как и пустых.

Услышав это, я, жадный до всяких новостей, говорю:

— Напротив, продолжай! Разрешите и мне принять участие в вашем разговоре: я не любопытен, но хочу знать если не все, то как можно больше, к тому же приятный и забавный рассказ облегчит нам этот крутой подъем.

3. Тот, кто начал, отвечает:

— Э! Все эти выдумки так же похожи на правду, как если бы кто стал уверять, будто магическое нашептывание заставляет быстрые реки бежать вспять, море — лениво застыть, ветер — лишиться дыханья, солнце — остановиться, луну — покрыться пеной, звезды — сорваться, день — исчезнуть, ночь — продлиться!

Тогда я говорю увереннее:

— Пожалуйста, ты, который начал рассказ, доканчивай его, если тебе не лень и не надоело. — Потом к другому: — Ты же, заткнув уши и заупрямившись, отвергаешь то, что может быть истинной правдой.

Клянусь Геркулесом, ты даже понятия не имеешь, что только предвзятые мнения заставляют нас считать ложным то, что ново слуху, или зрению непривычно, или кажется превышающим наше понимание; если же посмотреть повнимательнее, то обнаружишь, что это все не только для соображения очевидно, но и для исполнения легко.

4. Вот вчера вечером едим мы с товарищами пирог с сыром наперегонки, и хочу я проглотить кусок чуть побольше обычного, как вдруг кушанье, мягкое и липкое, застревает в горле: до того у меня в глотке дыханье сперло — чуть не умер.

А между тем недавно в Афинах, у Пестрого портика,[9] я собственными глазами видел, как фокусник глотал острием вниз преострейший меч всадника. Вслед за тем он же за несколько грошей охотничье копье смертоносным концом воткнул себе в кишки.

И вот на окованное железом древко перевернутого копья, из горла фокусника торчавшего, на самый конец его, вскочил миловидный отрок и, к удивлению нас всех присутствовавших, стал извиваться в пляске, словно был без костей и без жил.

Можно было принять все это за узловатый жезл бога врачевания с полуотрубленными сучками, который обвила любовными извивами змея плодородия.[10] Но полно! Докончи, прошу тебя, товарищ, историю, что начал. Я тебе один за двоих поверю и в первой же гостинице угощу завтраком; вот какая награда тебя ожидает.

5. А он ко мне: — Что предлагаешь, считаю справедливым и хорошим, но мне придется начать свой рассказ сызнова. Прежде же поклянусь тебе Солнцем, этим всевидящим божеством, что рассказ мой правдив и достоверен.

Да у вас обоих всякое сомнение пропадет, как только вы достигнете ближайшего фессалийского города: там об этой истории только и разговору, ведь события происходили у всех на глазах. Но наперед узнайте, откуда я и кто таков. Меня зовут Аристомен, и родом я с Эгины.

[11] Послушайте также, чем я себе хлеб добываю: Фессалию, Этолию и Беотию в разных направлениях объезжаю с медом, сыром или другим каким товаром для трактирщиков. Узнав, что в Гипате, крупнейшем из городов Фессалии, продается по очень сходной цене отличный на вкус, свежий сыр, я поспешил туда, собираясь закупить его весь оптом.

Но, как часто бывает, в недобрый час я отправился, и надежды на барыш меня обманули: накануне все скупил оптовый торговец Луп. Утомленный напрасной поспешностью, направился я было с наступлением вечера в бани.

6.

 Вдруг вижу я товарища моего, Сократа! Сидит на земле, дрянной, изорванный плащ только наполовину прикрывает его тело; почти другим человеком стал: бледность и жалкая худоба до неузнаваемости его изменили, и сделался он похож на тех пасынков судьбы, что на перекрестках просят милостыню. Хотя я его отлично знал и был с ним очень дружен, но, видя его в таком состоянии, я усомнился и подошел поближе.

— Сократ! — говорю.

 — Что с тобой? Что за вид? Что за плачевное состояние? А дома тебя давно уже оплакали и по имени окликали, как покойника![12] Детям твоим, по приказу верховного судьи провинции, назначены опекуны; жена, помянув тебя как следует, подурневши от непрестанной скорби и горя, чуть не выплакавши глаз своих, уже слышит от родителей побуждения увеселить несчастный дом радостью нового брака. И вдруг ты оказываешься здесь, к нашему крайнему позору, загробным выходцем!

— Аристомен, — ответил он, — право же, не знаешь ты коварных уловок судьбы, непрочных ее милостей и все отбирающих превратностей. — С этими словами лицо свое, давно уже от стыда красневшее, заплатанным и рваным плащом прикрыл, так что оставшуюся часть тела обнажил от пупа до признака мужественности. Я не мог дольше видеть такого жалкого зрелища нищеты и, протянув руку, помог ему подняться.

Конец ознакомительного отрывка Метаморфозы или Золотой осел - краткое содержание романа Апулея Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену? ДА, ХОЧУ

Источник: https://libking.ru/books/antique-/antique-ant/129588-lutsiy-apuley-metamorfozy-ili-zolotoy-osel.html

Апулей «Золотой осел» – краткое содержание — Русская историческая библиотека

читайте также статьи Апулей – краткая биография, Апулей «Золотой осёл» – анализ

Особое место среди сочинений Апулея занимает роман «Метаморфозы» («Превращения»). Уже в поздней античности он получил второе название «Осел», к которому восхищенные читатели присоединили определение «золотой».

В «Золотом осле» рассказывалось о превращении героя романа Люция (Лукия) в осла.

Сам по себе подобный сюжет засвидетельствован в сказках различных народов, у самих греков осел считался животным особенно нечистоплотным и похотливым.

Главный герой «Золотого осла», от лица которого Апулеем и ведется рассказ, – юноша Люций, любящий жизнь, ищущий в ней чудесных приключений. В связи с торговыми делами ему пришлось попасть в Фессалию, в город Гипату.

Герой Апулея останавливается у старика Милона, жена которого оказалась волшебницей, способной превратиться в другое существо. Люций хочет на себе испытать эту тайну превращения.

Читайте также:  Дикая собака динго, или повесть о первой любви - краткое содержание рассказа фраермана

Служанка Фотида обещает юноше помочь в этом деле и дать мазь, которой стоит натереться, чтобы превратиться в птицу; но девушка перепутала баночки и дала ему такую мазь, после натирания которой он превратился в осла.

Метаморфозы или Золотой осел - краткое содержание романа Апулея

Юноша и осёл. Византийская мозаика V века

В ослином обличье пришлось ему пережить много страданий: его в первую же ночь угнали разбойники, нагрузив награбленным у Милона добром.

От разбойников он попадает в деревню, потом его покупают жрецы сирийской богини Кибелы, затем герой Апулея переходит в руки мельника, потом бедняка-огородника, у которого его силой забирает себе солдат, который скоро продал его двум братьям-рабам.

Люций, хотя и в ослином виде, но сохранил человеческий разум. Он все замечает, все наблюдает. Человеческими повадками осел удивил своих хозяев и их рабовладельца, который и приобретает себе этого удивительного осла.

Через некоторое время осла отправляют в Коринф, где он должен в театре перед зрителями продемонстрировать свои человеческие инстинкты. Люций убегает из театра на берег моря.

Там во сне он видит египетскую богиню Изиду, которая велит ему утром во время религиозной процессии съесть венок роз из рук жреца.

Люций выполняет приказание богини Изиды и становится снова человеком, но уже человеком другим – он ведет воздержанную жизнь, его посвящают в таинства богини Изиды и бога Осириса. Люций в то же время преуспевает и в служебной карьере: он удачно выступал в суде и упрочил свое материальное положение.

Конец романа носит явно автобиографический характер: сам Апулей прошел в Карфагене путь жреца и блестящего судебного ритора.

Сюжет «Золотого осла» истолковывается аллегорически. Жрец Изиды разъясняет юноше, что тот стал рабом «любопытства» и «чувственности» и поэтому попал в подчинение к судьбе, которая и преследовала его на протяжении всего романа.

Только исцелившись от своих недостатков и приобщившись к высоким таинствам Изиды, он обретет свободу от «рока» и чистое блаженство, грязная шкура низкого животного спадет с него тогда навсегда.

Таким образом, Апулей прославляет всемогущество богини и осуждает полную страстей и заблуждений жизнь обычных людей.

К главному сюжету «Золотого осла» Апулей присоединяет и ряд дополнительных вставных новелл. Одной из интереснейших таких сказочных вставок является рассказ об Амуре и Психее, вложенный в уста своеобразной «сказительнице» – старухе, рассказывающей эту прекрасную сказку в пещере у разбойников.

Слогу Апулея подражали позднейшие римско-африканские писатели, а содержание «Золотого осла» давало поэтический материал многим писателям нового времени; пользовались им например Лессаж в своём «Жиль Блазе» и Макиавелли.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/2744-apulej-zolotoj-osel-kratkoe-soderzhanie

“Метаморфозы, или Золотой осел” Апулея в кратком содержании

Герой романа Луций путешествует по Фессалии. В пути он слышит увлекательные и страшные истории о колдовских чарах, превращениях и прочих ведьмовских проделках. Луций прибывает в фессалийский город Гипату и останавливается в доме некоего Милона, который “набит деньгами, страшный богатей, но скуп донельзя и всем известен как человек преподлый и прегрязный”.

Во всем античном мире Фессалия славилась как родина магического искусства, и вскоре Луций убеждается в этом на собственном печальном опыте.

В доме Милона у него завязывается

роман со служанкой Фотидой, которая открывает любовнику тайну своей хозяйки. Оказывается, Памфила с помощью чудесной мази может превращаться, предположим, в сову. Луций страстно хочет испытать это, и Фотида в конце концов поддается на его просьбы: оказывает содействие в столь рискованном деле. Но, проникнув тайно в комнату хозяйки, она перепутала ящички, и в итоге Луций превращается не в птицу, а в осла.

В этом облике и пребывает он до самого конца романа, зная лишь, что для обратного превращения ему надо отведать лепестков роз. Но различные препятствия встают на его пути всякий раз, как он видит очередной розовый куст.

Новоявленный осел становится собственностью шайки разбойников, которые используют его, естественно, как вьючное животное: “Я был скорее мертв, чем жив, от тяжести такой поклажи, от крутизны высокой горы и продолжительности пути”.

Не раз находящийся на краю гибели, измученный, избитый и полуголодный, Луций невольно участвует в набегах и живет в горах, в притоне разбойников.

Там ежедневно и еженощно выслушивает он и запоминает все новые и новые страшные истории о разбойничьих приключениях.

Ну, например, – рассказ о могучем разбойнике, облачившемся в медвежью шкуру и в этом облике проникшем в дом, избранный его сотоварищами для ограбления.

Самая известная из вставных новелл романа – “Амур и Психея” – дивная сказка о младшей и прекраснейшей из трех сестер:

Она стала возлюбленной Амура – коварного стреловержца.

Да, Психея была столь прекрасна и обворожительна, что бог любви сам полюбил ее. Перенесенная ласковым Зефиром в сказочный дворец, Психея каждую ночь принимала Эрота в свои объятия, лаская божественного возлюбленного и чувствуя, что любима им. Но при этом прекрасный Амур оставался невидимым – главное условие их любовных встреч…

Психея уговаривает Эрота разрешить ей повидаться с сестрами. И, как всегда бывает в подобных сказках, завистливые родственницы подбивают ее ослушаться мужа и попытаться его увидеть. И вот во время очередного свидания Психея, давно снедаемая любопытством, зажигает светильник и, счастливая, радостно разглядывает прекрасногo супруга, спящего рядом с ней.

Но тут с фитиля лампы брызнуло горячее масло: “Почувствовав ожог, бог вскочил и, увидев запятнанной и нарушенной клятву, быстро освободился от объятий и поцелуев несчастнейшей своей супруги и, не произнеся ни слова, поднялся в воздух”.

Богиня любви и красоты Венера, чувствуя в Психее соперницу, всячески преследует избранницу своего стрелоносного и капризного сына. И с чисто женской страстностью восклицает: “Так он на самом деле любит Психею, соперницу мою по самозваной красоте, похитительницу моего имени?!” А затем просит двух небожительниц – Юнону и Цереру – “найти сбежавшую летунью Психею”, выдавая ее за свою рабыню.

Меж тем Психея, “переходя с места на место, днем и ночью с беспокойством ищет своего мужа, и все сильнее желает если не ласками супруги, то хоть рабскими мольбами смягчить его гнев”.

На тернистом пути своем она попадает в отдаленный храм Цереры и трудолюбивой покорностью завоевывает ее благосклонность.

И все ж богиня плодородия отказывается предоставить ей убежище, ибо связана с Венерой “узами старинной дружбы”.

Так же отказывается приютить ее и Юнона, говорящая: “Законы, запрещающие покровительствовать чужим беглым рабам без согласия их хозяев, от этого меня удерживают”. И хорошо хоть, что богини не выдали Психею разгневанной Венере.

А та между тем просит Меркурия объявить, так сказать, вселенский розыск Психеи, огласив всем людям и божествам ее приметы. Но Психея в это время и сама уже подходит к чертогам своей неукротимой и прекрасной свекрови, решив сдаться ей добровольно и робко надеясь на милосердие и понимание.

Но надежды ее напрасны. Венера жестоко насмехается над несчастной невесткой и даже избивает ее.

Богиню, кроме всего, бесит уже сама мысль о перспективе стать бабушкой: она собирается помешать Психее родить дитя, зачатое от Амура: “Брак ваш был неравен, к тому же, заключенный в загородном поместье, без свидетелей, без согласия отца, он не может считаться действительным, так что родится от него незаконное дитя, если я вообще позволю тебе доносить его”.

Затем Венера дает Психее три невыполнимых задания. Первое из них – разобрать несметную кучу ржи, пшеницы, мака, ячменя, проса, гороха, чечевицы и бобов – Психее помогают выполнить муравьи. Так же, с помощью добрых сил природы и местных божеств, справляется она и с остальными повинностями.

Но и Амур тем временем страдал в разлуке с любимой, которую уже простил. Он обращается к своему отцу Юпитеру с просьбой разрешить этот “неравный брак”.

Главный Олимпиец созвал всех богов и богинь, велел Меркурию немедленно доставить Психею на небо и, протянув ей чашу с амброзией, сказал: “Прими, Психея, стань бессмертной.

Пусть никогда Купидон не отлучается из объятий твоих и да будет этот союз на веки веков!”

И была сыграна на небе свадьба, на которой весело плясали все боги и богини, и даже Венера, уже к тому времени подобревшая. “Так надлежащим образом передана была во власть Купидона Психея, и, когда пришел срок, родилась у них дочка, которую зовем мы Наслаждением”.

Впрочем, Зевса можно понять: во-первых, он был не совсем бескорыстен, ибо за согласие на этот брак попросил Амура подыскать ему на Земле очередную красавицу для любовных утех. А во-вторых, как мужчина, не лишенный вкуса, он понимал чувства сына…

Этот трогательно-трагический рассказ Луций услышал от пьяной старухи, которая вела хозяйство в пещере разбойников. Благодаря сохранившейся способности понимать людскую речь, превращенный в осла герой узнал множество и других удивительных историй, ибо почти непрерывно находился в пути, на коем попадалось ему немало искусных рассказчиков.

После множества злоключений, постоянно меняя хозяев, Луций-осел в конце концов спасается бегством и оказывается однажды на уединенном Эгейском побережье.

И тут, наблюдая рождение Луны, восходящей из моря, он вдохновенно обращается к богине Селене, носящей множество имен у разных народов: “Владычица небес! Совлеки с меня образ дикого четвероногого, верни меня взорам моих близких Если же гонит меня с неумолимой жестокостью какое-нибудь божество, пусть мне хоть смерть дана будет, если жить не дано!” И царственная Исида является Луцию и указывает путь к спасению. Не случайно именно эта богиня в античном мире всегда связывалась со всеми таинственными действами и магическими превращениями, ритуалами и мистериями, содержание коих было известно лишь посвященным.

Во время священного шествия жрец, заранее предупрежденный богиней, дает несчастному возможность наконец вкусить розовых лепестков, и на глазах восхищенно-экзальтированной толпы Луций вновь обретает человеческий облик.

Приключенческий роман завершается главой, посвященной религиозным таинствам. И происходит это вполне органично и естественно.

Пройдя через серию священных обрядов, познав десятки таинственных посвящений и в конце концов возвратившись домой, Луций вернулся и к судебной деятельности адвоката. Но в более высоком звании, чем был ранее, и с добавлением священных обязанностей и должностей.

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/metamorfozy-ili-zolotoj-osel-apuleya-v-kratkom-soderzhanii/

Книга и ее экранизация "Золотой осел" Луций Апулей

Годы жизни ок. 123 (Мадаурос, современный Алжир) — 170

Опубликовано 1469

Издательство C.Sweynheim & A. Pannartz

  • Оригинальное название Metamorphoses
  • Язык оригинала латинский
  • Плутовской роман

«Золотой осел» — единственный латинский роман, сохранившийся полностью. Красочный, стремительный и непристойный, написанный в стиле, характерном для профессиональных рассказчиков того времени, роман, однако, явно морализаторский.

Луций, молодой римский аристократ, увлекающийся колдовством, случайно превращен своей любовницей в осла. В таком обличии он проходит через многочисленные испытания, он становится свидетелем и разделяет тяготы жизни рабов и бедных свободных людей, с которыми, как и с Луцием, богатые хозяева обращаются почти как с животными.

Краткое содержание книги

Книга — единственное литературное произведение древнего античного мира, которое непосредственно засвидетельствовало жизнь низших классов. Несмотря на то, что речь идет о серьезных материях, зачастую они вставлены в вульгарный и эротический контекст, поскольку Луция окружают распущенные люди. Автор очень точно изобразил современные ему религии.

Читайте также:  Анализ стихотворения милому ахматовой

В последних главах Луций, благодаря богине Изиде, снова становится человеком. Затем он присоединяется к последователям ее культа и этому посвящает свою жизнь. С этого момента задиристый юмор романа сменяется красивой мощной прозой.

«Золотой осел» стал предшественником плутовского романа, а его развлекательная смесь магии, фарса и мифологии делает его для нас таким же привлекательным, каким он был для первых своих читателей.

Фильм

«Золотой осел» или «Приключения Луция»

L'asino d'oro: processo per fatti strani contro Lucius Apuleius cittadino romano

  1. Режиссёр: Серджо Спина
  2. Год: 1970
  3. Страна: Италия, Алжир

Дата выхода в РФ: 27 августа 1970

Актеры и роли: Сами Павел, Барбара Буше, Мариса Фаббри, Джон Стайнер, Дада Галлотти, Паоло Поли, Луиджи Бонос, Энцо Фьермонте, Лоренцо Пьяни, Леопольдо Триесте

Луций Апулей с приятелем Аристоменом странствуют по миру без особых целей. Однажды в пути они знакомятся с караванщиком Милоном и набиваются к нему в гости. Здесь, пленившись красотой жены купца Памфилии, друзья решают добиться ее благосклонности, но вместо этого попадают в настоящее колдовское гнездо.

Ведь подруга купчихи –колдунья, умеющая превращать людей в животных… и не только. Луций решает поближе познакомиться с ее умениями и… превращается в осла. Но если бы несчастья парня ограничились только этим! Его и в воровскую шайку заносит, и в смерти Аристомена обвиняют, и прочее, и прочее, и прочее… А ему бы только назад в человека превратиться.

Ведь в ослином облике не очень-то за красавицей Прудентиллой поухаживаешь!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ac788435991d3077554603c/5c060c459190490428e08522

«Метаморфозы, или Золотой осел»

Герой романа Луций (случайно ли совпадение с именем автора?!) путешествует по Фессалии. В пути он слышит увлекательные и страшные истории о колдовских чарах, превращениях и прочих ведьмовских проделках.

Луций прибывает в фессалийский город Гипату и останавливается в доме некоего Милона, который «набит деньгами, страшный богатей, но скуп донельзя и всем известен как человек преподлый и прегрязный».

Во всем античном мире Фессалия славилась как родина магического искусства, и вскоре Луций убеждается в этом на собственном печальном опыте.

В доме Милона у него завязывается роман со служанкой Фотидой, которая открывает любовнику тайну своей хозяйки. Оказывается, Памфила (так зовут жену Милона) с помощью чудесной мази может превращаться, предположим, в сову.

Луций страстно хочет испытать это, и Фотида в конце концов поддаётся на его просьбы: оказывает содействие в столь рискованном деле. Но, проникнув тайно в комнату хозяйки, она перепутала ящички, и в итоге Луций превращается не в птицу, а в осла.

В этом облике и пребывает он до самого конца романа, зная лишь, что для обратного превращения ему надо отведать лепестков роз. Но различные препятствия встают на его пути всякий раз, как он видит очередной розовый куст.

Новоявленный осел становится собственностью шайки разбойников (они ограбили дом Милона), которые используют его, естественно, как вьючное животное: «Я был скорее мёртв, чем жив, от тяжести такой поклажи, от крутизны высокой горы и продолжительности пути».

Не раз находящийся на краю гибели, измученный, избитый и полуголодный, Луций невольно участвует в набегах и живёт в горах, в притоне разбойников.

Там ежедневно и еженощно выслушивает он и запоминает (превратившись в осла, герой, к счастью, не утратил понимания человеческой речи) все новые и новые страшные истории о разбойничьих приключениях.

Ну, например, — рассказ о могучем разбойнике, облачившемся в медвежью шкуру и в этом облике проникшем в дом, избранный его сотоварищами для ограбления.

Самая известная из вставных новелл романа — «Амур и Психея» — дивная сказка о младшей и прекраснейшей из трёх сестёр: она стала возлюбленной Амура (Купидона, Эрота) — коварного стреловержца.

Да, Психея была столь прекрасна и обворожительна, что бог любви сам полюбил ее. Перенесённая ласковым Зефиром в сказочный дворец, Психея каждую ночь принимала Эрота в свои объятия, лаская божественного возлюбленного и чувствуя, что любима им. Но при этом прекрасный Амур оставался невидимым — главное условие их любовных встреч…

Психея уговаривает Эрота разрешить ей повидаться с сёстрами. И, как всегда бывает в подобных сказках, завистливые родственницы подбивают ее ослушаться мужа и попытаться его увидеть. И вот во время очередного свидания Психея, давно снедаемая любопытством, зажигает светильник и, счастливая, радостно разглядывает прекрасногo супруга, спящего рядом с ней.

Но тут с фитиля лампы брызнуло горячее масло: «Почувствовав ожог, бог вскочил и, увидев запятнанной и нарушенной клятву, быстро освободился от объятий и поцелуев несчастнейшей своей супруги и, не произнеся ни слова, поднялся в воздух».

Богиня любви и красоты Венера, чувствуя в Психее соперницу, всячески преследует избранницу своего стрелоносного и капризного сына. И с чисто женской страстностью восклицает: «Так он на самом деле любит Психею, соперницу мою по самозваной красоте, похитительницу моего имени?!» А затем просит двух небожительниц — Юнону и Цереру — «найти сбежавшую летунью Психею», выдавая ее за свою рабыню.

Меж тем Психея, «переходя с места на место, днём и ночью с беспокойством ищет своего мужа, и все сильнее желает если не ласками супруги, то хоть рабскими мольбами смягчить его гнев».

На тернистом пути своём она попадает в отдалённый храм Цереры и трудолюбивой покорностью завоёвывает ее благосклонность.

И все ж богиня плодородия отказывается предоставить ей убежище, ибо связана с Венерой «узами старинной дружбы».

Так же отказывается приютить ее и Юнона, говорящая: «Законы, запрещающие покровительствовать чужим беглым рабам без согласия их хозяев, от этого меня удерживают». И хорошо хоть, что богини не выдали Психею разгневанной Венере.

А та между тем просит Меркурия объявить, так сказать, вселенский розыск Психеи, огласив всем людям и божествам ее приметы. Но Психея в это время и сама уже подходит к чертогам своей неукротимой и прекрасной свекрови, решив сдаться ей добровольно и робко надеясь на милосердие и понимание.

Но надежды ее напрасны. Венера жестоко насмехается над несчастной невесткой и даже избивает ее.

Богиню, кроме всего, бесит уже сама мысль о перспективе стать бабушкой: она собирается помешать Психее родить дитя, зачатое от Амура: «Брак ваш был неравен, к тому же, заключённый в загородном поместье, без свидетелей, без согласия отца, он не может считаться действительным, так что родится от него незаконное дитя, если я вообще позволю тебе доносить его».

Затем Венера даёт Психее три невыполнимых задания (ставшие затем «вечными сюжетами» мирового фольклора). Первое из них — разобрать несметную кучу ржи, пшеницы, мака, ячменя, проса, гороха, чечевицы и бобов — Психее помогают выполнить муравьи. Так же, с помощью добрых сил природы и местных божеств, справляется она и с остальными повинностями.

Но и Амур тем временем страдал в разлуке с любимой, которую уже простил. Он обращается к своему отцу Юпитеру с просьбой разрешить этот «неравный брак».

Главный Олимпиец созвал всех богов и богинь, велел Меркурию немедленно доставить Психею на небо и, протянув ей чашу с амброзией, сказал: «Прими, Психея, стань бессмертной.

Пусть никогда Купидон не отлучается из объятий твоих и да будет этот союз на веки веков!»

И была сыграна на небе свадьба, на которой весело плясали все боги и богини, и даже Венера, уже к тому времени подобревшая. «Так надлежащим образом передана была во власть Купидона Психея, и, когда пришёл срок, родилась у них дочка, которую зовём мы Наслаждением».

Впрочем, Зевса можно понять: во-первых, он был не совсем бескорыстен, ибо за согласие на этот брак попросил Амура подыскать ему на Земле очередную красавицу для любовных утех. А во-вторых, как мужчина, не лишённый вкуса, он понимал чувства сына…

Этот трогательно-трагический рассказ Луций услышал от пьяной старухи, которая вела хозяйство в пещере разбойников. Благодаря сохранившейся способности понимать людскую речь, превращённый в осла герой узнал множество и других удивительных историй, ибо почти непрерывно находился в пути, на коем попадалось ему немало искусных рассказчиков.

После множества злоключений, постоянно меняя хозяев (преимущественно — злых и лишь изредка — добрых), Луций-осел в конце концов спасается бегством и оказывается однажды на уединённом Эгейском побережье.

И тут, наблюдая рождение Луны, восходящей из моря, он вдохновенно обращается к богине Селене, носящей множество имён у разных народов: «Владычица небес! Совлеки с меня образ дикого четвероногого, верни меня взорам моих близких Если же гонит меня с неумолимой жестокостью какое-нибудь божество, пусть мне хоть смерть дана будет, если жить не дано!» И царственная Исида (египетское имя Селены-Луны) является Луцию и указывает путь к спасению. Не случайно именно эта богиня в античном мире всегда связывалась со всеми таинственными действами и магическими превращениями, ритуалами и мистериями, содержание коих было известно лишь посвящённым. Во время священного шествия жрец, заранее предупреждённый богиней, даёт несчастному возможность наконец вкусить розовых лепестков, и на глазах восхищённо-экзальтированной толпы Луций вновь обретает человеческий облик.

Приключенческий роман завершается главой, посвящённой религиозным таинствам. И происходит это вполне органично и естественно (ведь речь все время идёт о превращениях — в том числе и духовных!).

Пройдя через серию священных обрядов, познав десятки таинственных посвящений и в конце концов возвратившись домой, Луций вернулся и к судебной деятельности адвоката. Но в более высоком звании, чем был ранее, и с добавлением священных обязанностей и должностей.

Главный герой Луций, путешествуя по Фессалии, приезжает в город Гипату. Он останавливается в гостях у Милона, известного своей подлостью и скупостью. Фессалия славилась магическим искусством, и Луцию довелось испытать на себе воздействие магии.

Служанка Фотида, вступив в любовную связь с постояльцем, сообщает тайну своей хозяйки Луцию. Намазавшись чудесной мазью, можно стать, например, совой. Поддавшись на уговоры заинтригованного гостя, служанка проникает к хозяйке, но, перепутав в спешке ящички, приносит не ту мазь. Как результат, Луций превращается в осла.

В этом обличии ему придется быть до конца романа, а вернуть былой облик помогут съеденные лепестки роз, добраться до которых можно, лишь преодолев множество преград. Банда разбойников, ограбившая дом Милона, забирает осла себе в собственность, и использует по назначению. Еле живой, измученный, полуголодный узник ослиного тела, совершает набеги вместе с хозяевами.

Из новелл, вставленных в роман – «Амур и Психея». В ней рассказывается о младшей из трех сестер, возлюбленной Амура. Психея сразила своей красотой Амура в самое сердце. Перенесенная Зефиром во дворец, Психея с Амуром проводила незабываемые ночи. Между ними был уговор, Амур должен оставаться невидимым.

Психея выпрашивает у любимого встречи с сестрами, и как зачастую бывает, завистливые родственницы уговаривают попытаться увидеть его. И во время свидания Психея, в предвкушении, зажигает лампу, разглядывая любимого, спящего рядом.

Неожиданно с фитиля светильника брызнуло кипящее масло, проснувшись и увидев любимую, нарушившую обещание, он молча воспарил в воздухе и исчез.

Мать Амура, богиня любви и красоты Венера, ревнуя сына к Психее, приказывает двум небожительницам Юноне и Церере найти беглянку. В это время Психея, ища любимого, попадает в храм Цереры и завоевывает ее доверие. Но, несмотря на это, она отказывается спрятать Психею у себя, ибо давно связана узами дружбы с Венерой. Отказ последовал и от Юноны.

Нося под сердцем дитя Амура, Психея сама приходит в дом свекрови, надеясь на ее милосердие. Но Венера неумолима, жестоко насмехается над невесткой и неравным браком. Затем Психея получает от свекрови три невыполнимых задания, с которыми справляется благодаря силам природы. Тем временем Амур, давно простивший свою любимую, просит у отца помощи.

Юпитер приглашает Психею на небо и, отпив из чаши, она навсегда останется на небе, в благословленном браке с Амуром. На их свадьбе плясала сама Венера, принявшая, наконец, невестку. Позже, у них родилась дочь, которую мы именуем Наслаждением. Рассказ этот был услышан Луцием от пьяной старухи, помогавшей по хозяйству разбойникам.

Спасаясь от своих хозяев бегством, Луций оказывается на берегу Эгейского моря, наблюдая за рождением Луны, он произносит речь, во спасение обращенную к Селене. Явившись Луцию, она указывает путь к спасению. Жрец, по посланию богини, дает вкусить лепестков ослу и тот вновь обретает человеческое обличие.

Вернувшись к прежней жизни, Луций занимается адвокатской деятельностью, но с добавлением священных обязанностей.

Источник: https://www.allsoch.ru/apulej/metamorfozi_ili_zolotoj_osel/

Ссылка на основную публикацию