Анализ стихотворения русские девушки державина

Золотницкий Н. Ф. Цветы в легендах и преданиях. — М., 1992.

Катаев В. П. Святой колодец. Трава забвенья. — М., 1965.

Левин Ю. И. Гамлет и Офелия в русской поэзии // Шекспировские чтения. 1993. — М., 1993.

Словарь русского языка: В 4 т. — М., 1984 (MAC).

Сухова Н. П. Лирика Афанасия Фета. — М, 2000.

Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова: В 4 т. — М., 2000 (СлУш).

Фет А. А. Стихотворения и поэмы. -Л., 1986.

Эпштейн М. Н. «Природа, мир, тайник вселенной». — М., 1990.

  • М.ВЕНДИТТИ
  • Неаполь, Италия
  • «Русские девушки» Державина: пляска в стихах

В статье дан анализ стихотворения Г. Р. Державина «Русские девушки», характерного для творчества поэта, который за кажущейся простотой «прячет» сложную многоходовую композицию.

Ключевые слова: изобразительность; четырехстопный хорей; анакреонтическая поэзия; «словесный танец».

тличительная черта поэзии Державина — ее изобразительность, способность поэта ярко и конкретно представить пеструю картину природы и русского дворянского быта XVIII в.

Стихотворение «Русские девушки» нередко упоминается в литературе в качестве одного из лучших примеров выразительности и зрительности образов поэзии Державина.

Стихотворение принадлежит к жанру анакреонтики, к которому Державин неоднократно обращался начиная с 1799 г. вплоть до выпуска в 1804 г. сборника «Анакреонтические песни».

Это оригинальное стихотворение является характерным примером поэтики Державина, у которого за мнимой простотой часто скрывается сложная и многоплановая композиция. Прежде чем проанализировать стихотворение, кратко рассмотрим историко-литературный контекст, в котором оно возникло.

В развитии русской поэзии XVIII в. наряду с высоким жанром торжественной оды постепенно формируется так называемая «легкая поэзия», посвященная таким темам, как жизнь и человеческие страсти.

Вендитги Микела, доктор филологии, профессор Неаполитанского Университета L'Orientale. E-mail: michella.venditti@libero.it

Образец этого жанра дала античная поэтическая традиция, известная под названием анакреонтики, выросшая из подражаний лирике древнегреческого поэта Анакреона. В европейской литературе анакреонтика широко распространяется в списках уже в XV в. В русской словесности ее расцвет начинается с XVIII в.

Анакреонтической поэзии традиционно свойственны разнообразие стихотворных размеров, изображение характерных буколических пейзажей, скрытая эротика, не лишенные философской глубины рассуждения о вопросах этики и о смысле жизни. Со временем такой род лирического произведения становится шаблоном и, как отмечает М. Л.

Гаспаров, «до сих пор словами «анакреонтическая лирика» называются беззаботные стихи про вино и любовь» [Гаспаров 2004].

В русской литературе первым переводчиком анакреонтики с греческого языка был князь А. Кантемир, но его переводы не сразу были опубликованы и потому не могли повлиять на литературный процесс XVIII в.

Первенство в распространении данного жанра принадлежит М. Ломоносову, автору «Разговора с Анакреоном».

Ломоносов писал анакреонтические стихи на протяжении всей жизни, но они оставались за рамками официальной поэзии.

Во второй половине XVIII в. жанр подражаний греческой легкой лирике становится все более распространенным. Первым значительным собранием переводов анакреонтической лирики, представленных параллельно с греческим текстом, является книга Н.

Львова, одного из ближайших приятелей Державина. В 1794 г. Львов опубликовал «Стихотворение Анакреона Тийского», снабдив книгу тщательным комментарием и предисловием.

Скорее всего, именно данное издание послужило основой для анакреонтических произведений Державина.

Вклад Державина в развитие и распространение анакреонтической поэзии в русской литературной среде весьма значителен.

По мнению английского ученого Чарльза Дрейджа, жанр анакреонтики был особенно близок Державину (и в качестве примера ученый приводит стихотворение «Русские девушки» [Drage 1962: 129 130]).

Державин составил сборник анакреонтических од «Анакреонтические песни», который был опубликован в 1804 г. Используя античную форму, поэт вкладывает в нее оригинальное содержание, описывая характерные черты русской культуры и быта.

Приведем стихотворение Державина:

Зрел ли ты, певец Тииский! Как в лугу весной бычка Пляшут девушки российски Под свирелью пастушка? Как, склонясь главами, ходят, Башмаками в лад стучат, Тихо руки, взор поводят И плечами говорят? Как их лентами златыми Челы белые блестят, Под жемчугами драгими Груди нежные дышат? Как сквозь жилки голубые Льется розовая кровь, На ланитах огневые Ямки врезала любовь? Как их брови соболины, Полный искр соколий взгляд, Их усмешка — души львины И орлов сердца разят? Коль бы видел дев сих красных, Ты б гречанок позабыл И на крыльях сладострастных Твой Эрот прикован был. Весна 1799

В гротовском издании сочинений Державина стихотворение, согласно желанию самого автора, имеет две иллюстрации: вводную, на которой изображается, как «хоровод русских девушек пляшет под свирель Эрота», и заключительную, где «многокрылатый Эрот привязан к русской простой пряслице, на коей видна кудель» [Державин 1864 II: 246]. Бог любви, в соответствии с барочными представлениями, изображен в виде младенца. Характер иллюстраций к державинским стихам определяется тесной связью художественного изображения и поэтического слова. Поэт объясняет, что, в согласии с гораци-анским девизом ut picture poesis, целью иллюстраций было не повторение содержания стихотворения, но выражение через намеки и аллегории его сущности [Державин 1864, I: XXVIII-XXXVI; Петрова 1986]. Внимательное прочтение стихотворения прекрасно демонстрирует очевидную тесную связь между стихами и иллюстрациями.

«Русские девушки» написаны четырехстопным хореем (типичным метром анакреонтики). Стихотворение состоит из 24 стихов с перекрестной рифмовкой и чередующимися женскими и мужскими окончаниями.

Читайте также:  История праздника рождества христова для детей

Стихи представляют собой пять последовательных риторических вопросов, адресованных Анакреону, каждый из которых занимает четыре строки; четыре вопроса вводятся с помощью анафоры как. Заключение является ответом поэта.

В стихотворении, таким образом, изображена беседа Державина с Анакреоном: русский поэт задает вопрос греческому собрату и сам отвечает ему. Объектом спора является приоритет красоты русских женщин перед красотой гречанок.

С самых первых строк поэт сопоставляет два культурных образа и две традиции — древнегреческую и русскую. Речь в стихотворении, таким образом, идет не только о женской красоте, но, шире, о культуре и поэзии, что подчеркивается уже начальной рифмой певец Тииский1 — Рос-

1 Прилагательное тииский, вместо более распространенного теоский, можно встретить уже у Н. Львова; Гуковский уточняет, что форма

тии(й)ский отражает византийское произношение прилагательного [Державин 1933: 512].

сийский. Цель Державина — доказать первенство России. Контекст данного состязания — исполнение русского народного танца «бычок». Приведем описание данной пляски:

Одним из самых красивых женских групповых танцев был танец, называвшийся «бычок», исполнявшийся молодыми женщинами. Женщины становились друг против друга в две шеренги — «стенки».

«Стенки» шли навстречу друг другу, плавным красивым шагом, изредка прерывавшимся постукиванием, а затем отходили на первоначально занятую линию. Двигаясь в пляске, женщины поводили плечами, застенчиво опускали голову, прикрывая лицо вышитыми полотенчиками, слегка покачивали бедрами.

В конце пляски все обменивались поцелуями. Свое название пляска получила от диалектного слова «бычиться», т.е. проявлять смущение, скромничать2.

Первые и последние четыре строки стихотворения обрамляют подробное и выразительное описание девичьего танца. Выбор темы соответствует сообщению поэта в предисловии «К читателям» сборника «Анакреонтические песни»:

По любви к отечественному слову желал я показать его изобилие, гибкость, легкость и вообще способность к выражению самых нежнейших чувствований, каковые в других языках едва ли находятся.

В дальнейшем, в «Рассуждении о лирической поэзии» (1810-1816 гг.), Державин определит поэзию как «говорящую живопись»: «Русские девушки» являются примером того, каким образом поэт при помощи слова рисует живую картину движения девушек при исполнении танца.

Стихотворение можно разделить на шесть тематических частей, соответствующих шести четверостишиям: 1) введение сопоставления, 2) начало движения, 3) описание наружности через яркость цвета, 4) продолжение описания, 5) символично-эмблематическое описание лица, 6) заключение. Рассмотрим подробнее каждую из частей.

В первых строках Державин определяет контекст исполнения танца, пользуясь

2 См.: http://www.ethnomuseum.ru/section62/ 2092/2093/4343.htm

типичными образами буколической поэзии: перед нами деревенское представление, в ходе которого традиционные для жанра пастушки играют на свирели, символе пасторальной поэзии; время года -весна, когда все расцветает и природа пробуждается от зимнего сна. Особое направление поэтическому описанию задает начальный глагол зрел, указывающий на визуальный характер стихотворения.

В следующем четверостишии начинается описание пляски, и Державин в каждой строке упоминает голову, руки, плечи, одежды девушек, сопровождая все это глаголами. Глаголы следуют быстрой чередой, все они занимают позицию клаузулы: ходят / стучат / поводят / говорят [Эткинд 1998 [1978]: 383].

Державин реализует «ритмическое и звуковое воспроизведение танца»: «Характер танца «Бычок» определен неожиданностью озорного переноса бычка / Пляшут…

контрастом торжественного, содержащего деепричастное замедление стиха Как, склонясь главами, ходят — со стихом быстрым, в котором четырежды повторен гласный а: Башмаками в лад стучат, двойным пиррихием в стихе И плечами говорят».

Выразительности поэтическому образу, созданному Державиным, добавляют необычные сочетания слов: плечами говорят', руки, взор поводят.

В третьей части стихотворения появляются цвета, яркие и блестящие: золотые ленты / челы белые / жемчуги. Яркость образов подчеркивает повторение группы звуков ел/бел/бле в

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/russkie-devushki-derzhavina-plyaska-v-stihah

Анализ стихотворения Державина Русские девушки

Перу Г. Р. Державина принадлежат оды – хвалебные лирические произведения. Но в его стихотворении “Русские девушки” восхваляющий характер граничит с простотой быта. Он воспевает в нем русских молодиц.

Для этого описывает он их во время традиционного танца, получившего в народе название “бычок”.

Действия, описываемые в стихотворении происходят весной на лугу. Не зря выбрано это время года: все расцветает и приходит в движение. Этот период отлично дополняет картину, изображающую группу молодых и красивых девушек, в которых так и пылает юность и любовь.

Происходит все это под звучание пастушьей свирели.

В первых строках произведения он обращается к греческому поэту с вопросом. А дальше он расписывает этот танец молодиц. Сначала говорится о их движениях. Они плавны и красивы.

Использованное им при описании танца большое количество глаголов передает его ритм. Сами строки живы и динамичны. А движения девушек – красноречивы.

Затем Державин переходит к описанию внешних достоинств девиц. Они прекрасны. За их улыбками скрываются смелые и сильные души – “львины”.

Эти юные красавицы способны сразить любого мужчину.

Такими описывает поэт русских девушек. Он подчеркивает их достоинства и превосходство над другими. В конце произведения Державин вновь обращается к иностранному певцу со словами о том, что если бы он видел собственными глазами картину, которая представлена в этих строках, то навек забыл бы гречанок.

Читайте также:  Конец вечности - краткое содержание романа азимова

Ведь русские девушки не только красивы, но и полны жизни.

За доказательствами превосходства русских женщин над другими, скрывается и другая мысль: превосходство русской культуры и духовности народа. Именно это и старается, так живописно расписав, доказать Державин в этом лирическом произведении.

(2 votes, average: 2.50

Источник: https://soch.biographiya.com/analiz-stixotvoreniya-derzhavina-russkie-devushki/

Оптимистическое звучание анакреонтических стихов Г.Р. Державина: народно-национальные картины в них («К лире», «Желание», «Русские девушки»)

Оптимистическое звучание анакреонтических стихов Г.Р. Державина: народно-национальные картины в них («К лире», «Желание», «Русские девушки»)

Еще Белинский заметил, что «главное, отличительное их [стихов Державина] свойство есть народность, народность, состоящая не в подборе мужицких слов или насильственной подделке под лад песен и сказок, но в сгибе ума русского, в русском образе взгляда на вещи».

Этот «русский образ взгляда на вещи» в лирике Державина изначален, и проявляется он весьма многообразно.

На эмпирическом уровне мирообраза он связан с вещными приметами национального быта: не случайно характерные державинские натюрморты, изображающие накрытый стол, неукоснительно вызывают эпитет «русский», в равной мере относящийся и к обеду, и к образу поэта; как в стихотворении «Приглашение к обеду» (1795): Шекснинска стерлядь золотая.

Национальная кухня и национальное хлебосольство хозяина по-державински характерно, сводят в одной лирической эмоции бытописательный мотив с душевным свойством. Национальные обычаи и нравы — это из области глубинных основ личности, и Державин это хорошо понимает. В 1798 г.

, переводя второй эпод Горация «Beatus ille…» («Похвала сельской жизни»), Державин русифицировал свой перевод и позже обратил на это особенное внимание читателя: ода Горация в переводе русского поэта оказалась «соображена с русскими обычаями и нравами».

Русификация имеет двойной, фольклорно-литературный характер: описывая обед крестьянина, Державин разворачивает в бытовой зарисовке русскую пословицу «щей горшок да сам большой»— и это служит своеобразной ассоциативной отсылкой к творчеству основоположника новой русской литературы — Кантемира, который использовал эту же пословицу в Сатире V .

Вероятно, глубоко не случаен тот факт, что национальное самосознание, органично свойственное эмпирическому мировосприятию Державина изначально, приобретает смысл эстетической категории в переводно-подражательной поэзии позднего периода творчества, когда он пишет стихотворения, объединенные в поэтический сборник 1804 г. «Анакреонтические песни».

В этот сборник Державин включил не только свои вольные переводы стихотворений Анакреона и классической древней анакреонтической лирики, но и свои оригинальные тексты, написанные в духе легкой лирики, воспевающей простые радости земной человеческой жизни.

Пластицизм древнего мировосприятия был глубоко родствен пластическому мировидению Державина — это и обусловило его интерес к жанру анакреонтической оды.

Общая эстетическая тенденция переводов анакреонтики — это очевидная русификация античных текстов. Переводя стихотворения Анакреона, Державин насыщает свои переводы многочисленными реалиями и историческими приметами русской жизни: вот как, например, выглядит перевод стихотворения Анакреона «К лире», издавна знакомый русскому читателю по ломоносовскому «Разговору с Анакреоном».

Поэтому неудивительно, что на фоне «чужого», хотя и очень близкого по типу мировосприятия, рельефнее обозначается «свое» — ощущение своей принадлежности к определенному национальному типу и попытка воспроизведения национального склада характера чисто поэтическими средствами. Так возникает один из лирических шедевров Державина, стихотворение «Русские девушки», в самом своем ритме передающее мелодику и ритмику народного танца, а через обращение к народному искусству выражающее идею национального характера.

На перекрестье аспектов личностного бытия — эмпирического быта и исторического бытия, социальных связей и национального самосознания человека в лирике Державина рождается жанр философской оды, соответствующий самому высокому уровню личностного бытия — духовно-интеллектуальному и творческому.

Даже в анакреонтических стиховторениях он остается поэтом-гражданином.

Анакреонтика Державина приобретает характер автобиографический («Дар», «Соловей во сне», «К лире», «Желание», «Кузнечик», «Тишина» и др.). Он воспевает скромные радости в тиши, в кругу семьи, свою свободу и независимость.

Подражая поэзии Горация и Анакреонта – певца любви, вина и веселья, Державин оставался самим собой. Он русифицировал сюжеты, образы, наполняя их стихией русской жизни, русского быта, русской природы («Русским девушкам»). Поэт неизменно «склоняет» Анакреонта на русский лад.

Он создает свой образ Анакреонта: не только жизнелюбца, весельчака, но и свободного, независимого певца («Любушка»).

Демократизм, самобытность Державина сказались и в его умении живописать реальную жизнь с наглядными картинами крестьянского быта, живым, подчас грубоватым, простонародным языком («Крестьянский праздник»).

Гражданско-обличительные произведения Державина.

В 1780 г. в ноябрьской книжке журнала «Санкт-Петербургский вестник» было напечатано стихотворение Державина «Властителям и судиям» — с помощью библейских мотивов Державин выразил смело и резко свое отношение к властителям, «земным богам», нарушающим законы и забывающим о пользе подданных и государства.

События французской революции придавали его стихотворению особенно резкое, обличительное звучание. В духе «просвещенного абсолютизма» Державин, видя вокруг себя зло, беззаконие и произвол, смело обличает и поучает «властителей и судий».

Державин требует соблюдения законов, гуманности, но «сильные мира»:

Не внемлют! Видят – и не знают!

  • Покрыты мздою очеса:
  • Злодейства землю потрясают,
  • Неправда зыблет небеса.

Пафосом общественного долга, служения отечеству и вместе с тем страстным обличением вельмож, не соответствующих идеалу государственного деятеля – человека неподкупной честности, просвещенного, благородного и бескорыстного слуги общества, государства, пронизана сатирическая ода Державина «Вельможа» (1794 г.). Ода построена композиционно четко. Державин пользуется характерным для него приемом контрастного сопоставления, с помощью которого он достигает большой выразительной силы и ясности проводимой им идеи. В оде большое место занимает прямая авторская речь, страстный монолог поэта, который прерывается вставными жанровыми картинами, взятыми из реальной жизни, наблюдаемой Державиным. Ода полна намеков, которые давали современникам возможность представить и конкретных лиц, хотя сатирический образ вельможи носит обобщающий характер.

Читайте также:  Три товарища - краткое содержание романа ремарка

Предромантические тенденции в прозе Н.М. Карамзина. Повесть «Остров Борнгольм»

Карамзин явился родоначальником романтической повести. Его «Остров Борнгольм» и «Сиерра – Морена» пользовались огромным успехом у читателей и предвосхитили романтические повести А. Бестужева-Марлинского, Н. Полевого.

«Остров Борнгольм» — повесть, необычайная и по сюжету, и по поэтики. Она несет на себе отпечаток пессимизма автора, вызванного Французской революцией, якобинской диктатурой и последующими событиями в Европе. Эмоциональная напряженность этого произведения достигается необъяснимым, неясным и тайным сюжетом.

Вообще сюжет в повести имеет минимальное значение, главное – настроение тревожное, вызывающее непонятный страх, который усугубляется мрачным, угрюмым пейзажем. Читатель почти ничего не узнает о героях повести.

Загадочность, недоговоренность подчеркиваются отрывочностью повествования, авторскими эмоциональными отступлениями, глубоко элегическим тоном рассказчика.

Оптимистическое звучание анакреонтических стихов Г.Р. Державина: народно-национальные картины в них («К лире», «Желание», «Русские девушки»)

Еще Белинский заметил, что «главное, отличительное их [стихов Державина] свойство есть народность, народность, состоящая не в подборе мужицких слов или насильственной подделке под лад песен и сказок, но в сгибе ума русского, в русском образе взгляда на вещи».

Этот «русский образ взгляда на вещи» в лирике Державина изначален, и проявляется он весьма многообразно.

На эмпирическом уровне мирообраза он связан с вещными приметами национального быта: не случайно характерные державинские натюрморты, изображающие накрытый стол, неукоснительно вызывают эпитет «русский», в равной мере относящийся и к обеду, и к образу поэта; как в стихотворении «Приглашение к обеду» (1795): Шекснинска стерлядь золотая.

Национальная кухня и национальное хлебосольство хозяина по-державински характерно, сводят в одной лирической эмоции бытописательный мотив с душевным свойством. Национальные обычаи и нравы — это из области глубинных основ личности, и Державин это хорошо понимает. В 1798 г.

, переводя второй эпод Горация «Beatus ille…» («Похвала сельской жизни»), Державин русифицировал свой перевод и позже обратил на это особенное внимание читателя: ода Горация в переводе русского поэта оказалась «соображена с русскими обычаями и нравами».

Русификация имеет двойной, фольклорно-литературный характер: описывая обед крестьянина, Державин разворачивает в бытовой зарисовке русскую пословицу «щей горшок да сам большой»— и это служит своеобразной ассоциативной отсылкой к творчеству основоположника новой русской литературы — Кантемира, который использовал эту же пословицу в Сатире V .

Вероятно, глубоко не случаен тот факт, что национальное самосознание, органично свойственное эмпирическому мировосприятию Державина изначально, приобретает смысл эстетической категории в переводно-подражательной поэзии позднего периода творчества, когда он пишет стихотворения, объединенные в поэтический сборник 1804 г. «Анакреонтические песни».

В этот сборник Державин включил не только свои вольные переводы стихотворений Анакреона и классической древней анакреонтической лирики, но и свои оригинальные тексты, написанные в духе легкой лирики, воспевающей простые радости земной человеческой жизни.

Пластицизм древнего мировосприятия был глубоко родствен пластическому мировидению Державина — это и обусловило его интерес к жанру анакреонтической оды.

Общая эстетическая тенденция переводов анакреонтики — это очевидная русификация античных текстов. Переводя стихотворения Анакреона, Державин насыщает свои переводы многочисленными реалиями и историческими приметами русской жизни: вот как, например, выглядит перевод стихотворения Анакреона «К лире», издавна знакомый русскому читателю по ломоносовскому «Разговору с Анакреоном».

Поэтому неудивительно, что на фоне «чужого», хотя и очень близкого по типу мировосприятия, рельефнее обозначается «свое» — ощущение своей принадлежности к определенному национальному типу и попытка воспроизведения национального склада характера чисто поэтическими средствами. Так возникает один из лирических шедевров Державина, стихотворение «Русские девушки», в самом своем ритме передающее мелодику и ритмику народного танца, а через обращение к народному искусству выражающее идею национального характера.

На перекрестье аспектов личностного бытия — эмпирического быта и исторического бытия, социальных связей и национального самосознания человека в лирике Державина рождается жанр философской оды, соответствующий самому высокому уровню личностного бытия — духовно-интеллектуальному и творческому.

Даже в анакреонтических стиховторениях он остается поэтом-гражданином.

Анакреонтика Державина приобретает характер автобиографический («Дар», «Соловей во сне», «К лире», «Желание», «Кузнечик», «Тишина» и др.). Он воспевает скромные радости в тиши, в кругу семьи, свою свободу и независимость.

Подражая поэзии Горация и Анакреонта – певца любви, вина и веселья, Державин оставался самим собой. Он русифицировал сюжеты, образы, наполняя их стихией русской жизни, русского быта, русской природы («Русским девушкам»). Поэт неизменно «склоняет» Анакреонта на русский лад.

Он создает свой образ Анакреонта: не только жизнелюбца, весельчака, но и свободного, независимого певца («Любушка»).

Демократизм, самобытность Державина сказались и в его умении живописать реальную жизнь с наглядными картинами крестьянского быта, живым, подчас грубоватым, простонародным языком («Крестьянский праздник»).

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/3x3d29.html

Ссылка на основную публикацию