Дон жуан — краткое содержание новеллы гофман

Здесь можно скачать бесплатно «Эрнст Гофман — Дон Жуан» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Классическая проза, издательство Издательство «Художественная литература», год 1991. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Дон Жуан - краткое содержание новеллы Гофман

Описание и краткое содержание «Дон Жуан» читать бесплатно онлайн.

Рассказ «Дон Жуан» впервые напечатан в Лейпцигской «Всеобщей музыкальной газете», позднее был включен Гофманом в первый том «Фантазий в манере Калло».

Жак Калло (1592–1635) — французский художник, оказавший большое влияние на Гофмана, впервые познакомившегося с собранием его гравюр в Бамберге.

Гофману был особенно близок ранний период творчества Калло, когда художник обнаруживает пристрастие к карикатурно-фантастическому изображению мира людей и животных, выступает мастером гротеска.

Рассказ написан в форме письма к другу от лица странствующего энтузиаста, влюбленного в музыку романтика и мечтателя, навеян постановкой оперы Моцарта «Дон Жуан» на сцене бамбергского театра.

Гофман Эрнст Теодор Амадей

ДОН ЖУАН

Небывалый случай, происшедший с неким путешествующим энтузиастом

Пронзительный звонок и громкий возглас: «Представление начинается!» вспугнули мою сладкую дремоту, и я очнулся.

Наперебой гудят контрабасы; удар литавр — взревели трубы; гобой тянет звонкое ля — вступили скрипки, — я протираю глаза. Неужто неугомонный сатана подхватил меня, благо я был под хмельком?..

Нет! Я лежу в комнате гостиницы, куда добрался вчера вечером, после того как из меня вытрясло душу.

Прямо над моим носом болтается внушительная кисть сонетки; яростно дергаю ее, появляется слуга.

— Ради бога, что это за какофония? Уж не дают ли здесь, чего доброго, концерт?

— Ваше превосходительство (я спросил себе к обеду за общим столом шампанского), ваше превосходительство, должно быть, еще не изволите знать, что наша гостиница соединена с театром.[1] Через эту вот потайную дверь можно коридорчиком пройти прямо в двадцать третий номер — в ложу для приезжих.

— Что такое? Театр? Ложа для приезжих?

— Ну да, ложа для приезжих, маленькая, на двоих, в крайности на троих для самых что ни на есть знатных постояльцев, вся обита зеленым, с решетчатыми окнами, тут же у сцены! Если вашему превосходительству благоугодно, сегодня у нас идет «Дон Жуан» знаменитого господина Моцарта из Вены. Плату за место — талер и восемь грошей — мы припишем к счету.

Договорил он это, уже отпирая дверь ложи, ибо, едва он произнес «Дон Жуан», как я поспешил через потайную дверь в коридорчик. Для города средней руки театр был достаточно вместителен, отделан со вкусом и ярко освещен. В ложах и в партере — полным-полно зрителей.

С первых же аккордов увертюры я убедился, что оркестр превосходный и, если певцы будут мало-мальски сносные, по-настоящему порадует меня исполнением гениальной оперы. В анданте я был потрясен ужасами грозного подземного regno all pianto;[2] душа исполнилась трепетом от предчувствий самого страшного.

Нечестивым торжеством прозвучала для меня ликующая фанфара в седьмом такте аллегро — я увидел, как из непроглядной тьмы огненные демоны протягивают раскаленные когти, чтобы схватить беспечных людей, которые весело отплясывают на тонкой оболочке, прикрывающей бездонную пропасть.

Моему духовному взору явственно представилось столкновение человека с неведомыми, злокозненными силами, которые его окружают, готовя ему погибель. Наконец буря улеглась; взвился занавес.

Темная ночь; зябко и сердито кутаясь в плащ, шагает перед павильоном Лепорелло: «Notte e goirno faticar…»[3] Вот как, по-итальянски! Здесь, в немецком городке, по-итальянски! Ah, che piacere![4] Значит, я услышу и речитативы и все остальное так, как их задумал и воплотил великий художник! Из павильона выбегает Дон Жуан; следом — донна Анна, удерживая нечестивца за плащ. Какое явление! Пожалуй, она недостаточно высока ростом, статна и величава, зато какое лицо! Глаза, из которых, как из единого фокуса, снопом сыплются пылающие искры любви, гнева, ненависти, отчаяния и, словно греческий огонь, зажигают душу неугасимым пламенем! Рассыпавшиеся пряди темных волос волнистыми локонами вьются по спине, белое ночное одеяние предательски обнажает прелести, всегда небезопасные для нескромного взора. Сердце судорожно бьется, в него когтями впилась мысль о страшном деянии. И вот — что за голос! «Non sperar se non m'uccidi…»[5] Подобно сверкающим молниям, пронизывают гром инструментов отлитые из неземного металла звуки!

Дон Жуан тщетно старается вырваться.

Да и хочет ли он вырваться? Почему не оттолкнет он эту женщину ударом кулака и не бросится бежать? Злое ли дело подкосило его или же лишил сил и воли внутренний поединок между любовью и ненавистью? Старик отец поплатился жизнью за то, что безрассудно набросился в темноте на сильного противника; Дон Жуан и Лепорелло, речитативом беседуя между собой, выходят на авансцену. Дон Жуан откидывает плащ и предстает во всем блеске затканного серебром наряда из красного бархата с разрезами. Великолепная, исполненная мощи фигура, мужественная красота черт: благородный нос, пронзительный взгляд, нежно очерченные губы; странная игра надбровных мускулов на какой-то миг придает лицу мефистофельское выражение и, хотя не вредит красоте, все же возбуждает безотчетную дрожь. Так и кажется, будто он владеет магическими чарами гремучей змеи; так и кажется, что женщины, на которых он бросил взгляд, навсегда обречены ему и, покорствуя недоброй силе, стремятся навстречу собственной погибели. Вокруг него суетится Лепорелло, долговязый и тощий, в полосатом красном с белым камзоле, коротком красном плаще и белой шляпе с красным пером. На лице слуги удивительным образом сочетается выражение добродушия, лукавства, сладострастия и насмешливой наглости; черные брови никак не вяжутся с седоватыми волосами и бородой. Сразу видно, что старый плут — достойный слуга и помощник Дон Жуана. Оба благополучно скрылись, перепрыгнув через ограду.

Факелы — появляются донна Анна и дон Оттавио, жеманный, разряженный, вылощенный человечек; на вид ему не больше двадцати одного года.

В качестве нареченного Анны он, должно быть, живет тут же в доме и потому явился, как только его позвали; а мог бы и без зова, едва услышав шум, прибежать на помощь отцу невесты; но ему надо было сперва принарядиться, и вдобавок он побаивается выходить на улицу ночью. «Ma quai mai s'offre, o dei, spettacolo funesto agli occhi miei!»[6]

В мучительных, душераздирающих звуках этого речитатива и дуэта чувствуется нечто большее, нежели отчаяние перед лицом нечестивейшего злодейства. Одно преступное деяние Дон Жуана, ему только грозившее гибелью, отцу же стоившее жизни, не могло исторгнуть такие звуки из стесненной груди, — нет, они порождены пагубной, убийственной внутренней борьбой.

Только что донна Эльвира — высокая, сухопарая, с явными следами замечательной, но поблекшей красоты, — принялась поносить вероломного Дон Жуана: «Tu nido d'inganni!..»[7] — а жалостливый Лепорелло очень верно заметил: «Parla come un libro stampato»,[8] — как вдруг я ощутил рядом или позади себя чье-то присутствие.

Кто-нибудь свободно мог отворить дверь за моей спиной и прошмыгнуть в ложу, — эта мысль больно кольнула меня в сердце.

Я так радовался, что, кроме меня, никого нет в ложе и никто не мешает мне всеми фибрами души, точно щупальцами полипа, охватывать и вбирать в себя исполняемое с таким совершенством великое творение! Одно замечание, да еще, чего доброго, глупое, могло самым болезненным образом спугнуть чудесный миг музыкально-поэтического восторга! Я решил вовсе не замечать соседа по ложе и, всецело углубившись в представление, избегать малейшего слова или взгляда. Склонив голову на руку и повернувшись спиной к соседу, смотрел я на сцену. Дальнейший ход представления гармонировал с превосходным началом.

Похотливая, влюбленная крошка Церлина сладкозвучными напевами утешала добродушного простофилю Мазетто.

В бурной арии «Fin ch'han dal vino…»[9] Дон Жуан, нимало не таясь, раскрыл свою мятущуюся душу, свое презрение к окружающим его людишкам, созданным лишь для того, чтобы он, себе на потеху, пагубно вторгался в их тусклое бытие.

И мускул на лбу дергался сильнее прежнего. Появляются маски. Их терцет — это молитва, чистыми, сияющими лучами возносящаяся к небесам.

Взвивается средний занавес. Здесь идет пир горой, звон кубков, веселая толкотня поселян и разнообразных масок, которых привлекло празднество Дон Жуана. Но вот приходят трое мстителей. Торжественность нарастает вплоть до начала танцев.

Церлина спасена, и в мощном громе финала Дон Жуан с обнаженным мечом выступает навстречу своим противникам.

Выбив из рук жениха щегольскую стальную шпажонку, он расчищает себе дорогу через толпу черни и, как отважный Роланд войско тирана Циморка,[10] направо и налево раскидывает всех, кто ему подвернется, и те презабавно летят кувырком.

Несколько раз я как будто ощущал позади легкое теплое дыхание и улавливал шелест шелкового платья, что говорило о присутствии в ложе женщины. Но я не обращал на это внимания, всецело погрузившись в мир поэзии, который открывала мне опера.

Когда же занавес упал, я оглянулся на свою соседку. Нет, словами не выразить моего изумления. Донна Анна в том самом костюме, в каком я только что видел ее на подмостках, стояла за мной, устремив на меня свой проникновенный взор.

Онемев, смотрел я на нее; на ее губах (так мне померещилось) мелькнула чуть заметная насмешливая улыбка, в которой я увидел отражение своей собственной нелепой фигуры.

Я понимал, что мне необходимо заговорить с ней, но язык не слушался меня, парализованный изумлением или, вернее, испугом. Наконец-то, наконец у меня почти непроизвольно вырвался вопрос:

— Как это может быть, что вы здесь?

Она не замедлила ответить на чистейшем тосканском наречии, что будет лишена удовольствия беседовать со мной, ежели я не разумею по-итальянски, она же ни на каком другом языке не говорит. Ее речь звучала как чарующее пение.

Во время разговора ее синий взор становился еще выразительней, и молнии, которыми он сверкал, вливали мне в грудь пламень, отчего сильнее стучала в сердце кровь и трепетала каждая жилка. Я не ошибся — это была донна Анна.

Мне не приходило в голову раздумывать над тем, как могла она в одно и то же время находиться на сцене и в моей ложе.

Как в блаженном сне сочетаются самые несоединимые явления, но чистая вера постигает сверхчувственное и без усилия включает его в круг так называемых естественных жизненных явлений, так и я близ этой удивительной женщины впал в своего рода сомнамбулическое состояние, и мне стало ясно, что мы с ней связаны тесными, таинственными узами, которые не позволяют ей, даже появляясь на сцене, разлучаться со мной.

Источник: https://www.libfox.ru/177217-ernst-gofman-don-zhuan.html

Характеристика новеллы Гофмана "Дон Жуан"

В истории музыки были композиторы, которые мечтали о синтезе музыки с другими видами искусств. Так, А. Скрябин предполагал исполнение своей поэмы «Прометей» с цветовым сопровождением.

Внимательное прочтение новеллы Гофмана «Дон-Жуан», соотнесение текста с ходом оперы Моцарта вызывают убеждение, что автор должен был дать указание читателю об одновременном прослушивании музыки.

Ведь при этом создается совершенно другое впечатление от текста, оказывается более понятным эмоциональное состояние литературного героя, его реакции. Почему же Гофман так не делает? Хотя очевидно, что при написании новеллы музыка постоянно звучала внутри него.

Возможно, люди его круга были очень хорошо музыкально образованы; да и сам он, фанатично преданный музыке, знал оперу до последнего такта – и не мог даже предположить, что когда-то будет иначе.

«Герои Э. Т. А. Гофмана чаще всего впервые появляются на страницах его произведений сразу в действии, сопровождаемые звуками и шумом. Так, герой сказки «Золотой горшок», студент Ансельм, вылетает на её страницы, сразу угораздив в корзину с яблоками и пирожками. Сколько звуков сопровождает эту сцену!! Яблоки катятся во все стороны, торговки бранятся, мальчишки радуются наживе!»

В новелле «Дон-Жуан» на читателя сразу обрушивается шквал звуков:

Рискнем предположить, что главным героем своей новеллы Гофман представляет именно музыку гениального «Дон-Жуана» В. А. Моцарта. Тогда начальная фраза текста становится непосредственным представлением героя:

«Пронзительный звонок и громкий возглас: «Представление начинается!» -вспугнули мою сладкую дремоту, и я очнулся.

Наперебой гудят контрабасы; удар литавр — взревели трубы; гобой тянет звонкое ля…» — подобно тому, как музыкально-театральное представление начинается с увертюры, а сама увертюра с призывной фанфары, ярких начальных аккордов, привлекающих внимание слушателей, так и новелла начинается с «пронзительного звонка и громкого возгласа». Звуки увертюры «Дон-Жуана», вспугнувшие «сладкую дремоту» героя произведения возвещают о начале необычайных событий.

Тяжелые мрачные аккорды увертюры в трагической для Моцарта тональности создают впечатление чего-то зловещего, рокового.

Читайте также:  Детство пушкина кратко - сообщение доклад

«В анданте я был потрясен ужасами грозного подземного regno all'pianto*; душа исполнилась трепетом от предчувствий самого страшного.

Нечестивым торжеством прозвучала для меня ликующая фанфара в седьмом такте аллегро — я увидел, как из непроглядной тьмы огненные демоны протягивают раскаленные когти, чтобы схватить беспечных людей, которые весело отплясывают на тонкой оболочке, прикрывающей бездонную пропасть.

Моему духовному взору явственно представилось столкновение человека с неведомыми, злокозненными силами, которые его окружают, готовя ему погибель» — содержательный смысл музыки увертюры к Моцартовскому «Дон-Жуану» выражен в самом тексте данного эпизода: «столкновение человека с неведомыми злокозненными силами, которые его окружают, готовя ему погибель». Яркий контраст беспечности людей и ужасов грозного царства слез. Читатель, не знающий событий, которые предстоит пережить путешественнику, невольно начинает испытывать внутреннее волнение.

При всем потрясающем знании Гофманом музыки оперы, позволим себе здесь уточнить: ликующая фанфара, о которой он пишет, звучит не в седьмом, а в восьмом такте аллегро, но это не в коей мере не влияет на суть сказанного автором.

Действие новеллы далее точно следует за действием оперы, которую слушает герой, находясь в театральной ложе. Он уже и не главный герой происходящего, а всего лишь восторженный слушатель, тонкий ценитель музыки, проникнувший в самую её суть, а затем и оказавшийся втянутым в странные события.

«И вот — что за голос! «Non sperar se non m'uccidi…

» Подобно сверкающим молниям, пронизывают гром инструментов отлитые из неземного металла звуки!»; « В мучительных, душераздирающих звуках этого речитатива и дуэта чувствуется нечто большее, нежели отчаяние перед лицом нечестивейшего злодейства» — музыка вызывает восторг, восхищение и трепет вызывает героиня то ли оперы, то ли уже новеллы донна Анна. Нечто неземное чудится герою.

Здесь речь идет о первом появлении донны Анны в опере, где она пытается удержать Дон-Жуана, проникшего в ее дом, чтобы обольстить ее: «Не надейся! Всё напрасно: я не дам тебе бежать!». Начавшись беззаботно и весело, интродукция заканчивается трагически: явившийся на зов дочери командор вступается за ее честь и погибает.

«В бурной арии «Fin ch'han dal vino…»»; «в мощном громе финала Дон Жуан с обнаженным мечом выступает навстречу своим противникам» — образ оперного Дон-Жуана ярко контрастирует с образом донны Анны .

В опере главное противопоставление – образ Дон-Жуана и Командора, а в новелле акцент переносится – читателя, вслед за автором, интересует контраст между образами Дон-Жуана и донны Анны.

Впервые действие отвлекается от оперной сцены в тот момент, когда в ложе появляется гостья.

«Она призналась, что для нее вся жизнь — в музыке, и порою ей чудится, будто то заповедное, что замкнуто в тайниках души и не поддается выражению словами, она постигает, когда поет» — певица, исполняющая роль донны Анны признается в своей любви к музыке, и как будто бы озвучивает мысли нашего героя; оказывается родственной ему душой.

После необычного, волшебного события музыка начинает производить на героя «особое, непостижимое впечатление», начинается «волшебство звуков и поразительное вдохновение».

« Если первым действием я был восхищен, то теперь, после удивительного происшествия в ложе, музыка производила на меня совсем особое, непостижимое впечатление.

Словно давно обещанное исполнение прекраснейших снов нездешнего мира сбывалось наяву; словно затаенные чаяния восхищенной души через волшебство звуков сулили чудесным образом превратиться в поразительное откровение.

В сцене донны Анны меня овеяло мягким теплым дыханием, и я затрепетал от упоительного блаженства; глаза у меня закрылись сами собой, и пылкий поцелуй как будто ожег мне губы, но поцелуй этот был точно исторгнутая неутолимым желанием долго звенящая нота»

Следующая фраза сообщает нам интересную особенность постановки оперы, которую смотрит герой Гофмана: «Фугированный хор превосходно завершил произведение, сведя его в одно гармоническое целое. Я поспешил к себе в комнату в таком восторженном состоянии духа, в каком никогда дотоле не бывал».

Дело в том, что, так как опера «Дон-Жуан» заключает в себе черты оперы buffa, Моцарт написал последнюю сцену, как бы «снимающую» трагическую развязку. Все действующие лица сходятся и, убедившись в гибели Дон-Жуана, произносят мораль: порок наказан, добродетель торжествует.

Но эта заключительная сцена обычно в театрах не исполняется. Не исполнялась она и при постановке в Венском театре. Опера кончалась тем, что при виде гибели Дон-Жуана все разбегались с криками ужаса.

Но, «фугированный хор», упоминаемый Гофманом, как раз и есть эта самая неисполняемая обычно сцена! Значит, наш герой слушает полную версию оперы!

Еще одно удивительное наблюдение. Обычно звуковой мир произведений Гофмана очень насыщен. Текст новеллы настолько пронизан музыкой, что почти не оставляет места для других звуков. Проанализировав текст, можно привести их полный список:

  • Пронзительный звонок
  • Громкий возглас
  • Сердце судорожно бьётся
  • Шелест шелкового платья
  • Речь как чарующее пение
  • Зазвонил театральный колокольчик
  • «Твой голос, друг Теодор»
  • Что-то зашелестело
  • Задрожал странный звук, словно прошелестело милое сердцу имя
  • Бьёт два часа
  • Ветер сильнее свищет по залу
  • Нарастающих звуков призрачного оркестра
  • Разговор

Даже в этом кратком списке, некоторые звуки, безусловно связаны с музыкой . Видимо, действительно музыка звучит в душе Гофмана непрестанно, заставляя его не замечать других звуков. А может, при такой насыщенности его внутреннего мира музыкой, повествователь в них попросту не нуждается. Кроме этого, вслушиваясь в звуковой мир новеллы, можно сделать интересное наблюдение.

Музыка оперы Моцарта царит и главенствует в этом мире словно главный голос в гомофонной музыкальной фактуре . Поэтому других звуков не только немного, но и они, в основном, тихие, шелестящие. Громкие звуки лишь оповещают о начале театрального действия, привлекают внимание к нему. Ничто не должно отвлекать читателя-слушателя от музыки.

Немузыкальные звуки отходят на второй план фактуры, уступая место главной теме.

Весь первый раздел новеллы убеждает нас, что главный герой здесь – именно музыка. Наш путешественник здесь – только зритель, сторонний наблюдатель происходящего. Даже когда в тексте нет непосредственного описания музыки, есть впечатление от нее, ощущения, вызванные ею.

Источник: http://www.microarticles.ru/article/gofmana-don-zhyan.html

Краткое содержание: Дон жуан

Дон Жуан бросает свою молодую жену, донью Эльвиру ради очередной красотки, покорившей его сердце. Он приехал за ней в город, где полгода назад убил командора. Дон Жуан не переживает из-за той стычки – между ним и покойным состоялась дуэль, и Дон Жуан выиграл её, не нарушая при этом никаких правил.

Суд полностью оправдал его. Но его слуга, Сганарель, поехавший вслед за господином, никак не мог выбросить из головы тот инцидент. Он опасался мести родственников и друзей убитого. Пусть закон государства Дон Жуан и не нарушил, но он точно нарушил закон божий.

Но Дон Жуану было наплевать на все законы – и божьи, и человечьи.

Несмотря на свою верную службу, Сганарель не любил своего господина, считая его гадким безбожником, образ жизни которого – хуже свиньи. Хотя бы из-за того, как он обращался с женщинами, Дон Жуан достоин наказания.

За примером не надо даже далеко ходить – он похитил донью Эльвиру из монастыря, где она вела праведную жизнь. Развратил, заставил нарушить все клятвы, которые она приносила богу, а после этого бросил её. Теперь ей, бедняге, некуда податься.

Дон Жуана нисколько не трогало, что формально она была его женой – он женился каждый месяц, словно злобно торжествуя над этим священным законом.

Иногда Сганарель упрекал господина в особенно богомерзких деяниях, говоря, что Бог всё видит и запоминает. Но Дон Жуан каждый раз отшучивался, говоря, что вокруг столько много красивых женщин, что он просто не в состоянии выбрать одну из них. Иногда, когда слуга смел вставить своё слово тогда, когда господин был в плохом настроении, он обещал убить Сганареля.

Донья Эльвира, не зная, с каким чудовищем она связалась, не смирилась с его исчезновением и отправилась его искать. Найдя, она потребовала объяснить, что происходит.

Вместо оправданий или утешений Дон Жуан просто подсказал ей кратчайшую дорогу в монастырь, откуда он её когда-то вывез.

Донья Эльвира не стала лить слёз и проклинать неверного мужа, но перед уходом пообещала ему, что его обязательно накажут боги.

Та девушка, за которой Дон Жуан волочился в этот раз, развлекалась на морской прогулке. Дон Жуан отправился в плаванье, собираясь украсть её прямо с корабля. Но на море внезапно поднялся шквал, и их лодка перевернулась. Крестьяне, видевшие случившееся несчастье с берега, спасли Дон Жуана и Сганареля.

Но близость смерти не охладила пыл Дон Жуана: едва придя в себя, он уже волочился за симпатичной крестьянкой. Потом его внимание переключилось на другую, которая была девушкой Пьеро, который спас им жизнь.

Дон Жуан начал шептать ей комплименты, представлять себя как честного и добропорядочного гражданина, и обещал непременно сделать её своей женой. Когда обе обольщённые Дон Жуаном крестьяночки оказались с ним одновременно, он повернул дело так, что все были довольны.

Сганарель пытался открыть девушкам глаза на правду, но им было всё равно на истинные намерения их обольстителя.

Пока наш герой предавался сладострастию, к нему пришёл его приятель-разбойник. Он сказал, чтобы Дон Жуан осторожнее передвигался по открытым дорогам: двенадцать всадников прочёсывают местность в его поисках. Сражаться с всадниками было бесполезно – их слишком много. Тогда Дон Жуан заставляет своего слугу переодеться в его платье, чем вызывает его бурные протесты.

В итоге они меняют облик, но так, как предложил Сганарель: Дон Жуан одевается как крестьянин, а слуга одевает костюм доктора.

В своём новом амплуа Сганарель не переставая рассуждает о разных лекарствах и степени их влияния на организм человека, а потом с этой темы плавно переходит к религии.

Отвечая разглагольствованиям слуги, Дон Жуан замечает, что единственное, во что можно верить, это в то, что если умножить два на два, получится четыре, а два, умноженное на четыре – восемь.

В лесу к путникам подходит нищий просить милостыню. Он молит Бога за их здоровье и воздаёт ему хвалу, говоря, что будет счастлив медному грошу.

Дон Жуан показывает ему золотой луидор, говоря, что монета может стать его при условии, если тот вопреки своим обычаям обругает Бога. Нищий твёрдо отказывается.

Несмотря на то, что тот не выполнил его условие, хозяин отдаёт ему золотую монету и даже защищает бродягу, когда на того нападают с разбойниками.

Бок о бок с Сганарелем они быстро одолевают противников. Когда с нищим завязывается разговор после драки, он представляется братом доньи Эльвиры, доном Карлосом. Оказалось, он потерял своего брата, дона Алонсо, в лесу.

А оказались братья в лесу не случайно – они искали Дон Жуана, чтобы отомстить за то, как жестоко он посмеялся над их сестрой. Дон Карлос никогда до этого не встречал Дон Жуана, но дону Алонсу он был знаком хорошо.

Когда дон Алонсо и его свита наконец-то нашли брата, а вместе с ним и Дон Жуана со слугой, они хотели тут же прикончить негодяя, но дон Карлос заступился за него, прося повременить с наказанием – как никак, он обязан Дон Жуану жизнью.

Так хозяин и слуга отправились дальше сквозь лес, пока не вышли к огромному мраморному зданию. Вскоре выясняется, что это великолепное строение построено для того, чтобы похоронить несчастного командора, которого убил Дон Жуан. Перед гробницей стояла статуя, выглядящая как живая.

Решив посмеяться над своим давним соперником, Дон Жуан приказывает Сганареля в шутку пригласить статую к себе в гости на ужин. Сганарель робко задаёт статуе вопрос хозяина. И тут статуя кивнула головой. Дон Жуан не поверил слуге, и сам задал статуе вопрос. Статуя вновь кивнула.

Весь вечер Дон Жуан отдыхал в апартаментах. Сганареля не покидало возбуждение от увиденного чуда. Он не отставал от хозяина с нравоучениями о том, что это был знак свыше, и пора бы хозяину покаяться. Дон Жуан был не в духе и попросил Сганареля заткнуть рот.

Но покоя в тот вечер ему было не видать. Первым к нему пришёл поставщик, которому Дон Жуан был должен круглую сумму. Дон Жуан разыграл из себя важного господина, и с радушием принял у себя поставщика.

Через час тот ушёл – с пустыми карманами, но гордый: такой важный человек разговаривал с ним, как с другом! Едва поставщик ушёл, как явился старик дон Луис, отец героя. Он находился в отчаянии из-за порочного образа жизни сына. Он начал разглагольствовать об их предках, которые были славными людьми.

Читайте также:  Анализ стихотворения работа брюсова

Он просил Дон Жуана одуматься и не пятнать их славу своими грязными делами. Дон Жуан, слушая скучные речи отца, ещё раз убедился в том, как мудро поступила природа, сделав так, что отцы умирают раньше, не успевая надоесть сыновьям.

Последней к Дон Жуану явилась Эльвира, чье лицо было скрыто за вуалью. Она намеревалась покончить с собой, и решила в последний раз навестить человека, который, хоть и сломал ей жизнь, но всё же был ей дорог.

Она умоляла его одуматься, рассказывая о своём видении: она увидела, что запас терпения божьего истощился, и ему остался всего один день, чтобы пополнить эту чашу добродетельными поступками. Если Дон Жуан не успеет этого сделать, на него обрушится ужасающее наказание.

Сганарель, слушая Эльвиру, невольно расплакался. Дон Жуан, глядя на её необычное одеяние, захотел овладеть ей.

Когда же хозяин со слугой смогли, наконец, приняться за ужин, к ним пришла статуя. Дон Жуан вёл себя как ни в чём не бывало, ужиная и ведя со статуей светские беседы. Когда ужин закончился, статуя пригласила Дон Жуана к себе. Дон Жуан пообещал придти.

На следующий день Дон Жуан послал отцу новость о том, что он внял его речам в прошлый вечер и отныне становится добропорядочным гражданином.

Сганарель расчувствовался и начал было отдавать богу хвалу, но Дон Жуан прервал его веселье, сказав, что раскаяние и следующее за ним искоренение всех зол – всего лишь ложь. Лицемерие – очень модный нынче грех, который обаятелен тем, что каждый принимает его за добродетель. Невозможно было бы им не побаловаться.

Скоро ему представилась возможность попрактиковаться в лицемерии. К Дон Жуану явился дон Карлос узнать, собирается ли Дон Жуан прилюдно объявить его сестру своей женой. Было ясно, что в случае отказа хозяину придётся худо.

Дон Жуан начинает рассказывать дону Карлосу, что он недавно решил исправиться и стать благодетельным. И во имя спасения своей души Эльвира должна забыть о нём.

Растроганный, дон Карлос отпустил его с хорошими напутствиями, сказав, однако, на прощание, что в любой день может придти к нему за реваншем. Однако Дон Жуану не долго осталось торжествовать, что он не несёт за своё богохульство никакого наказания.

К нему явился призрак в женском обличии, чье лицо было скрыто вуалью. Грозным голосом он спросил, собирается ли Дон Жуан просить у богов прощения. Когда Дон Жуан в очередной раз свёл всё на шутку, призрак превратился в фигуру Времени с косой и исчез.

Придя к статуе командора на ужин, Дон Жуан пожал её руку. Сжав его руку в своей, статуя провозгласила о том, что его ждёт страшная смерть, ибо он не внял божьим знакам. Дон Жуан чувствует, что сгорает от невидимого пламени. Земля разверзлась под ним и Дон Жуан провалился вниз.

Многие с облегчением вздохнули, когда Дон Жуан умер, только Сганарель переживал о том, кто ему теперь заплатит за службу.

Краткое содержание романа «Дон жуан» пересказала Осипова  А. С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Дон жуан». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: https://biblioman.org/shortworks/molier/don-zhuan/

«Дон-Жуан», краткое содержание по главам поэмы Байрона

Повествователь посвящает поэму Бобу (Роберту) Саути, поэту-лейкисту, называя его плохим певцом рабов и тронов, смрада и тьмы. Повествователь критикует и других лейкистов, обвиняя их в ограниченности тематики и эстетической системы, лицемерии, корыстолюбии, лести. Лирический герой противопоставляет свою прозаичную музу крылатому коню тех поэтов, которых Байрон ценил.

Песнь первая

Повествователь выбирает своим героем Дон-Жуана как истинного героя своего времени, несмотря на то, что Дон-Жуан – испанский дворянин 18 века.

При этом на роль героя не подходят английские полководцы и генералы, потому что их карьера, хотя и началась с блестящих успехов, но окончилась тяжёлыми поражениями.

Рассказчик сообщает также о своём творческом методе: «Мой метод – начинать всегда с начала». Потому он начинает рассказ о герое с повествования о родителях.

Отец героя, Дон Хосе, был храбр и ловок. Он не был безгрешным, этот «беспечный смертный» не любил учёности и изменял высоконравственной жене. Рассказчик называет его славным малым, хотя он «был горяч, игра его пленяла, И страсти он охотно уступал».

Мать героя, донна Инеса, «всех учёных затмевала знаньями». Интеллектуальные достоинства сочетались в ней с величавой жеманностью, высокопарностью, моральностью, большей частью лицемерной.

Инеса иронично называется совершенной. Она шпионила за беспутным мужем, обвиняла его в безумье и дурных инстинктах, но при этом надменно соблюдала этикет.

Дон Хосе скончался, не вынеся нападок жены и осуждения общества.

Маленький Жуан «был похож на юркую мартышку – хорошенький, кудрявый, озорной». Родители прощали ему шалости и этим портили сына.

После смерти мужа мать Жуана воспитывала мальчика так, чтобы он не посрамил чести семьи. Жуан освоил езду верхом, стрельбу и фехтование.

Голова ребёнка была забита отвлечёнными науками: классической литературой, которую он читал с купюрами, житиями, поучениями и молитвами.

К 12 годам Жуан перестал шалить, стал унылым и хилым, тихим и скромным, так что казалось, что это его природные качества. К 16 годам Жуан влюбился в 23-летнюю Донну Юлию. Её 50-летний муж Альфонсо ревновал её ко всем, но ни в чём не подозревал Дон-Жуана. Юлия питала к мужу «спокойную и честную любовь». Ходили слухи, что Инеса имела с Альфонсо когда-то преступную связь.

Когда дон Альфонсо пришёл с толпой друзей и слуг в спальню к жене, Юлия с верной служанкой Антонией спрятала любовника между перин, но Альфонсо увидел его башмаки. Дон-Жуан убежал, но Альфонсо развёлся с женой и отправил её в монастырь, а Инеса отправила сына в далёкие края. Юноша уплыл, увозя последнее письмо от Юлии с признанием в вечной любви.

Песнь заканчивается рассуждением лирического героя о замысле, жанре поэмы, манере письма.

Песнь вторая

Лирический герой объясняет поступок героя стеченьем обстоятельств. Дон-Жуан был отправлен в Кадис. Корабль назывался «Тринидад» и шёл в Ливорно. Жуана сопровождали двое слуг и полиглот-наставник Педрилло.

Поднялась буря, и корабль потерял мачту, получил пробоину. Ещё несколько дней корабль держался на плаву благодаря помпам, откачивающим воду.

На корабле началась паника, но Дон-Жуан остановил безумство на борту с помощью пистолета.

Некоторые спаслись на катере и потрёпанном баркасе. В катер, который вскоре утонул, поместилось 9 человек. На баркасе было около 30. Дон-Жуан спас своего наставника Педрилло и даже собачку – память об отце.

Через 3 дня баркас попал в глубокий штиль. Провизию съели. На пятый день безветрия съели собачку, несмотря на сопротивление Дон-Жуана. Через 7 дней съели все кожаные шапки и ремни и стали кидать жребий о том, кого съесть. Для жребия у Дон-Жуана взяли письмо любимой. Жребий пал на Педрилло. Но Жуан не прикоснулся к мясу. Многие после этого умерли в страшных мучениях.

Вскоре страдальцы стали получать добрые предзнаменования: появилась радуга, затем белый голубь. Утром показался скалистый берег. Все оставшиеся в живых спутники Жуана утонули, до берега добрался только он. Юношу нашла гречанка, красавица Гайдэ, и перенесла вместе со служанкой Зоей в пещеру, где трогательно за ним ухаживала и кормила.

Жуан оказался на греческом острове. Отец Гайдэ был пиратом, занимался контрабандой, разбоем, работорговлей, на чём накопил большое состоянье. Гайдэ побоялась, что если она принесёт Жуана в дом, отец продаст его в рабство.

Молодые люди полюбили друг друга, их свидания в пещере продолжались месяц. Гайдэ «любила и была любима, Как вся природа диктовала ей». Песнь заканчивается рассуждением о любви, её силе и непостоянстве.

Автор поражается тому, что Жуан быстро забыл о донне Юлии, но не осуждает героя.

Песнь третья

Начинается рассуждениями о любви в жизни человека и творчестве поэтов. Гайдэ «не думала о строгости отца», они с Жуаном не были венчаны. Её отец задержался в бурю.

Вернувшись домой с деньгами и товарами, Ламбро застал дома праздничный пир. Хозяин осторожно расспросил пьяных гостей о причине пира и узнал, что его, старого хозяина, дочь уже оплакала, но утешилась.

Теперь в доме есть молодой хозяин.

Ламбро был разгневан на дочь, но смог сдержаться. Он вошёл в дом, не узнанный никем, и наблюдал роскошь пира, который быстро истощил бы его деньги. Третья песнь заканчивается лирическим отступлением о том, что слава живших на земле выдающихся людей часто зависит от случая.

Песнь четвёртая

Начинается с рассуждений лирического героя о том, что молодым людям, которым были чужды «унылый мир жестокости и скуки И скорбная печаль», лучше жить вдали от людей.

Ламбро хотел убить Жуана, но Гайдэ закрыла собой возлюбленного. Жуан был с боем взят в плен, раненый посажен на корабль.

В Гайдэ «что-то оборвалось, как струна». Много дней она пролежала без жизни, а когда наконец пробудилась, была похожа на воскресшего мертвеца. Она была равнодушна ко всему, не смотрела в лицо отца, провела 12 дней без пищи, воды, сна и умерла.

Остров, где жил пират с дочерью, опустел, пират вскоре умер, но история Гайдэ стала легендой.

Пленный Жуан познакомился на пиратском бриге с труппой артистов, которых пленили по пути из Ливорно в Сицилию. Пленных заковали попарно, причём партнёршей Жуана стала «красотка родом из Анконы», на которую он даже не взглянул, потому что «был сердцем верен Возлюбленной своей». Пленных привезли в Константинополь и продали на стамбульском рынке.

Песнь заканчивается лирическим отступлением, в котором повествователь рассуждает о славе, в том числе литературной, и приходит к выводу, что успех произведения зависит от благосклонности умных дам, которых он называет синими чулками.

Песнь пятая

Начинается рассуждениями лирического героя о творческом методе: «Я буду строго факты излагать, Имея поучение в предмете».

Жуан познакомился с англичанином Джонсоном, который попал в плен, служа в русских войсках.

Жуан и Джорнсон были куплены евнухом, негром Баба, приведены во дворец, где Жуан получил женское платье, достойное принцессы, которое надел после долгих препирательств. Баба отвёл Жуана к жене султана Гюльбее.

27-летняя женщина была очень хороша собой, как Афродита. Это была настоящая надменная госпожа, лишённая кротости.

Все капризы и желания Гюльбеи, четвёртой жены султана, выполнялись, поэтому она не могла понять, что Жуана не прельщает её красота, «в нём была свежа живая рана: Свою Гайдэ ещё он не забыл».

Он смело сказал красавице, что любит другую, что «любовь – удел свободных». Его упорство не могли бы сломить никакие пытки, но почти сломили слёзы Гюльбеи.

Когда пришёл султан, Гюльбя одарила его своею лаской, чтобы он не прельстился новой наложницей (Жуаном).

Песнь шестая

Начинается с лирического отступления о роли женщины и любви к женщине в истории.

Жуана отвели в сераль к другим наложницам, а их было 1500. Никто из девушек не понимал, почему их тянет к новой товарке. Жуанне (так он представился) пришлось спать в одной кровати с другой девушкой, потому что лишней постели не было. Выбор «мамаши» пал на самую спокойную, грузинку Дуду.

Ночью Дуду ужасно взвизгнула. Она рассказала, что ей приснился кошмар: её ужалила пчела. Читатель может догадаться о природе такого сна, Байрон его не комментирует, утверждая, что Жуанна спала.

Утром Гюльбея позвала евнуха, и он рассказал, что Жуан достался Дуду. Султанша в гневе велела привести виновных и утопить их. В таком неясном положении повествователь оставил своего героя.

Песнь седьмая

В лирическом отступлении Байрон рассуждает о русских полководцах. Дальше описана хроника взятия Измаила русскими войсками. Для решения трудного боя был назначен фельдмаршал Суворов.

Накануне решительного боя казачий разъезд встретил людей полутурецкого вида. Их проводили в штаб, где Суворов узнал Джонсона, служившего в Николаевском полку. С ним были Жуан, две женщины и евнух.

Песнь заканчивается антивоенными рассуждениями, в которых Байрон раскрывает замысел военных героев, дурачащих разум молодёжи.

Песнь восьмая

Лирический герой осуждает войну, сравнивая полки со стоглавою гидрой, у которой вырастают всё новые геройские головы. Лирический герой приемлет только войны за свободу, описывает поле боя как ад: «картина боя Правдивая затмит всё зло земное».

Жуан впервые был в бою, но с поля боя не убежал. Потеряв своих, он пошёл вперёд и оказался на передовой, а затем среди тех, кто первым вошёл в Измаил.

Читайте также:  Сочинение рассуждение на тему труд

Пять тысяч мусульман умерли, защищая город: «Да, город пал, но он не сдался – нет! Никто из мусульман не отдал шпаги!»

Жуан спас десятилетнюю девочку, за которой гонялись два казака, в то время как она оплакивала свою семью. Жуан не пошёл в атаку, отказавшись от славы, так как не хотел рисковать ребёнком.

Но Джонсон поручил девочку солдатам, а Жуан оказался среди тех, кто сломил сопротивление сыновей хана. Сам хан умер, упав на русские копья.

Жуана украсили «Владимиром» и отправили с донесением в Петербург, а он повёз с собой турчаночку Леилу, которую поклялся оберегать.

Песнь девятая

В лирическом отступлении лирический герой осуждает политиков и полководцев за то, что они разоряют отчизну и забывают о человечности.Дон-Жуан в мундире лейтенанта артиллерии вёз депешу царице.

Байрон сравнивает русскую царицу Екатерину с английской королевой Елизаветой в пользу русской царицы, которая «всем давала жить».

Во время приёма Екатерина всем дала понять, что она выделила молодого лейтенанта – Жуана.

Песнь десятая

Жуан стал фаворитом Екатерины, российским дворянином. Он жил «в чаду безумств, балов и баловства». Жуан написал родным в Испанию. Инеса хвалила сына за благоразумное поведение, лицемерно хвалила материнскую любовь царицы и рассказала новости о появлении у Жуана отчима и брата.

Жуан плохо выносил суровый климат. Он заболел и едва не умер. Екатерине пришлось послать Жуана в Англию с дипломатической миссией. Жуан взял с собой пять возков со слугами, а также турчаночку Леилу. Молодой Жуан любил девочку как брат.

Леила огорчала Жуана только тем, что не хотела креститься.

В лирическом отступлении лирический герой описывает страны, которые проехал Жуан, подробно останавливается на описании Англии. Байрон называет родную страну тюремщиком наций, и всё же сочувствует её судьбе и любит её.

Песнь одиннадцатая

Жуан воспринимал Англию как страну всеобщего равенства и справедливости, пока не столкнулся с грабителями, одного из которых он убил, защищаясь.

Жуан не раскрыл сути своей миссии, поэтому о нём ходили слухи, что он «герой в делах военных и в делах любовных».Дон-Жуан в высшем свете «блистал по всем статьям». Он был мастером танцевать, играть в лото и в карты.

Зато литературу знал поверхностно, стихов не писал. Он хорошо разбирался в войне, любви и танцах.

По утрам Жуан занимался «почти ничем», потом наступало время «завтраков, визитов, кавалькад». Переодевшись, Жуан мчался к обеду. Лирический герой осуждает образ жизни «высшего света».

Песнь двенадцатая

Лирический герой рассуждает о среднем возрасте, в который, с его точки зрения, нужно умирать, потому что в жизни уже ничего не интересует, кроме золота – истинного властелина.

Дамы в Лондоне стали подыскивать Леиле опекуншу, да и Жуан отдавал себе отчёт, «что в педагоги вовсе не годится». В опекунши была выбрана леди Пинчбек, в которой Леила пробудила тёплое участье. Да и Жуан нравился этой нравственной доброй женщине.

Песнь тринадцатая

Лирический герой рассуждает о том, что некрасивых женщин нет «для всех мужчин моложе средних лет». Любовь в определённом возрасте сменяется другими интересами. Леди Аделина Амондевилл – знатная красавица. Её муж лорд Генри был доволен собой, гордился любовью жены, уважал Жуана и подружился с ним. Жуан нравился ему «надменной, но изысканной учтивостью».

Миледи Аделина была спокойной и вежливой, не увлекалась кокетством, была любезна и проста.

Летом супруги Амондевилл уединились в родовом замке, в который был приглашён блестящий круг знакомых, всего 33 гостя, в том числе Жуан. Мужчины охотились, читали, играли в карты и бильярд, удили рыбу.

По вечерам женщины пели, играли на арфах, танцевали. Всё это Байрон называет жизни равномерным теченьем.

Песнь четырнадцатая

Наступила осень, Жуан участвовал в охоте на лису, а после слушал дамские беседы. Жуан нравился женщинам, одной из них была графиня Фиц-Фалк, «красивая блондинка в цвете лет».

Аделина была старше Жуана на месяц. Ей  был 21 год, и она взяла героя под материнскую защиту, желая оградить его от связи с графиней. Она явилась в свет в 16 лет, в 18 вышла замуж, «сияла и царила Без перерыва три зимы подряд». Аделина относилась к Жуану как к приятелю, брату, но лирический герой не ручается, что дружба их была платонической.

Песнь пятнадцатая

Аделина увлекалась «блестящими талантами Жуана». Для его спасения леди решила женить Жуана. Жуан не возражал, но заявил, что «обстоятельства ему мешают».

Аделина подобрала Жуану много претенденток, но ему понравилась Аврора Рэби, «прелестная, как светлое виденье, Как фея, как сиянье, как весна».

Сирота, воспитанная добрыми опекунами, она была католичкой, как Жуан, но Аделина относилась к ней с предубежденьем. Упрямство Аделины злило Жуана. Сама Аврора была равнодушна к славе Жуана.

Во время обеда, описание блюд которого занимает в поэме 4 страницы, Жуан сидел между Аделиной и Авророй. Равнодушие Авроры задело его самолюбие. Жуан так старался понравиться, что и Аврора увидала в нём особенные свойства, к тому же он был красив.

В лирическом отступлении автор готовит читателя к встрече с привидением.

Песнь шестнадцатая

В лирическом отступлении лирический герой, называя себя умеренным теологом, убеждает читателя верить несбыточному и принять на веру невозможное, потому что «есть в мире ила выше нашей силы, которую сознанье не открыло».

После бала Жуан в своём покое ощущал беспокойство, вспоминая глаза Авроры. В зале среди портретов «давно почивших рыцарей и дам» Жуан увидел тень монаха в тёмной мантии.

За утренним чаем Жуан выглядел больным, отвечал невпопад, так что лорд Генри спросил, не монах ли нарушил его покой. Леди Амондевилл спела сочинённую ею балладу о душе монаха, монастырь которого разорил предок Амондевиллов.

Жуана немного развеселила эта песенка, но он не признался, что видел призрак.

Рассказчик описывает утренние занятия лорда Амондевилла как помещика, решающего проблемы целой округи.

Во время обеда, на который приехали все соседи, Жуан скучал, был рассеян. Виной тому был увиденный призрак и равнодушие Авроры. Аделина была настоящей хозяйкой вечера, «пленяла всем – и красотой, и грациозной лаской обхожденья». После ухода гостей Аделина коварно обсудила их и их семейства.

Вечером Жуан ожидал прихода призрака. Призрак действительно пришёл, напугав Жуана, но, сняв капюшон, Жуан увидел графиню Фиц-Фалк.

Песнь семнадцатая

Начинается лирическим отступлением о том, что избалованный ребёнок подобен сироте. Лирический герой не открывает читателю, поддался ли Жуан искушенью, но отмечает, что за завтраком и Жуан, и графиня выглядели так, будто не спали всю ночь.

  • «Дон-Жуан», анализ поэмы Байрона
  • «Манфред», анализ поэмы Байрона
  • «Гяур», анализ поэмы Байрона
  • «Манфред», краткое содержание по актам и сценам поэмы Байрона
  • «Мазепа», анализ поэмы Байрона
  • «Гяур», краткое содержание поэмы Байрона
  • «Мазепа», краткое содержание по главам поэмы Байрона
  • «Паломничество Чайльд-Гарольда», анализ поэмы Байрона
  • «Корсар», анализ поэмы Байрона, сочинение
  • «Душа моя мрачна», анализ стихотворения Байрона
  • Джордж Гордон Байрон, краткая биография
  • «Тьма», анализ стихотворения Байрона
  • «Прометей», анализ стихотворения Байрона
  • По произведению: «Дон Жуан(Байрон)»
  • По писателю: Байрон Джордж

Источник: https://goldlit.ru/byron/1355-don-huan-kratkoe-soderzhanie

Эрнст Гофман: Дон Жуан

Гофман Эрнст Теодор Амадей

Дон Жуан

  • Эрнст Теодор Амадей Гофман
  • Дон Жуан
  • Из «Фантазий в манере Калло»
  • Перевод Н.Касаткиной

В первый том Собрания сочинений Э.-Т.-А. Гофмана (1776-1822) входят «Фантазии в манере Калло» (1814-1819), сделавшие его знаменитым, пьеса «Принцесса Бландина» (1814) и «Необыкновенные страдания директора театра» (1818).

  1. {1} — Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.
  2. Небывалый случай, происшедший
  3. с неким путешествующим энтузиастом

Пронзительный звонок и громкий возглас: «Представление начинается!» вспугнули мою сладкую дремоту, и я очнулся.

Наперебой гудят контрабасы; удар литавр — взревели трубы; гобой тянет звонкое ля — вступили скрипки, — я протираю глаза. Неужто неугомонный сатана подхватил меня, благо я был под хмельком?..

Нет! Я лежу в комнате гостиницы, куда добрался вчера вечером, после того как из меня вытрясло душу.

Прямо над моим носом болтается внушительная кисть сонетки; яростно дергаю ее, появляется слуга.

— Ради бога, что это за какофония? Уж не дают ли здесь, чего доброго, концерт?

— Ваше превосходительство (я спросил себе к обеду за общим столом шампанского), ваше превосходительство, должно быть, еще не изволите знать, что наша гостиница соединена с театром{82}. Через эту вот потайную дверь можно коридорчиком пройти прямо в двадцать третий номер — в ложу для приезжих.

— Что такое? Театр? Ложа для приезжих?

— Ну да, ложа для приезжих, маленькая, на двоих, в крайности на троих для самых что ни на есть знатных постояльцев, вся обита зеленым, с решетчатыми окнами, тут же у сцены! Если вашему превосходительству благоугодно, сегодня у нас идет «Дон Жуан» знаменитого господина Моцарта из Вены. Плату за место — талер и восемь грошей — мы припишем к счету.

Договорил он это, уже отпирая дверь ложи, ибо, едва он произнес «Дон Жуан», как я поспешил через потайную дверь в коридорчик. Для города средней руки театр был достаточно вместителен, отделан со вкусом и ярко освещен. В ложах и в партере — полным-полно зрителей.

С первых же аккордов увертюры я убедился, что оркестр превосходный и, если певцы будут мало-мальски сносные, по-настоящему порадует меня исполнением гениальной оперы. В анданте я был потрясен ужасами грозного подземного regno all'pianto*; душа исполнилась трепетом от предчувствий самого страшного.

Нечестивым торжеством прозвучала для меня ликующая фанфара в седьмом такте аллегро — я увидел, как из непроглядной тьмы огненные демоны протягивают раскаленные когти, чтобы схватить беспечных людей, которые весело отплясывают на тонкой оболочке, прикрывающей бездонную пропасть.

Моему духовному взору явственно представилось столкновение человека с неведомыми, злокозненными силами, которые его окружают, готовя ему погибель. Наконец буря улеглась; взвился занавес. Темная ночь; зябко и сердито кутаясь в плащ, шагает перед павильоном Лепорелло: «Notte e goirno faticar…

«** Вот как, по-итальянски! Здесь, в немецком городке, по-итальянски! Ah, che piacere!*** Значит, я услышу и речитативы и все остальное так, как их задумал и воплотил великий художник! Из павильона выбегает Дон Жуан; следом — донна Анна, удерживая нечестивца за плащ.

Какое явление! Пожалуй, она недостаточно высока ростом, статна и величава, зато какое лицо! Глаза, из которых, как из единого фокуса, снопом сыплются пылающие искры любви, гнева, ненависти, отчаяния и, словно греческий огонь, зажигают душу неугасимым пламенем! Рассыпавшиеся пряди темных волос волнистыми локонами вьются по спине, белое ночное одеяние предательски обнажает прелести, всегда небезопасные для нескромного взора. Сердце судорожно бьется, в него когтями впилась мысль о страшном деянии. И вот — что за голос! «Non sperar se non m'uccidi…»**** Подобно сверкающим молниям, пронизывают гром инструментов отлитые из неземного металла звуки!

______________

* Царство слез (ит.).

** День и ночь изволь служить… (ит.)

*** Ах, какая радость! (ит.)

**** Не надейся! Все напрасно… (ит.)

Дон Жуан тщетно старается вырваться.

Да и хочет ли он вырваться? Почему не оттолкнет он эту женщину ударом кулака и не бросится бежать? Злое ли дело подкосило его или же лишил сил и воли внутренний поединок между Любовью и ненавистью? Старик отец поплатился жизнью за то, что безрассудно набросился в темноте на сильного противника; Дон Жуан и Лепорелло, речитативом беседуя между собой, выходят на авансцену. Дон Жуан откидывает плащ и предстает во всем блеске затканного серебром наряда из красного бархата с разрезами. Великолепная, исполненная мощи фигура, мужественная красота черт: благородный нос, пронзительный взгляд, нежно очерченные губы; странная игра надбровных мускулов на какой-то миг придает лицу мефистофельское выражение и, хотя не вредит красоте, все же возбуждает безотчетную дрожь. Так и кажется, будто он владеет магическими чарами гремучей змеи; так и кажется, что женщины, на которых он бросил взгляд, навсегда обречены ему и, покорствуя недоброй силе, стремятся навстречу собственной погибели. Вокруг него суетится Лепорелло, долговязый и тощий, в полосатом красном с белым камзоле, коротком красном плаще и белой шляпе с красным пером. На лице слуги удивительным образом сочетается выражение добродушия, лукавства, сладострастия и насмешливой наглости; черные брови никак не вяжутся с седоватыми волосами и бородой. Сразу видно, что старый плут — достойный слуга и помощник Дон Жуана. Оба благополучно скрылись, перепрыгнув через ограду.

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/proza/295952-ernst-gofman-don-zhuan.html

Ссылка на основную публикацию