Душенька — краткое содержание повести богдановича

Самым известным представителем русской «легкой поэзии» эпохи Екатерины II считается Ипполит Фёдорович Богданович (1743 – 1802). Его главное произведение: «Душенька».

Это – поэма шутливая, «легкая», – жанр, узаконенный еще древним миром (например, поэма: «Война мышей и лягушек»). В противоположность «серьезной» поэме, эта «шутливая» отличалась и легкостью содержания, и вольностью стиха.

  • На поэзию Богданович смотрит так:
  • Любя свободу я пою, Не для похвал себе пою; Но чтоб в часы прохлад, веселья и покоя
  • Приятно рассмеялась Хлоя!
  • К Гомеру обращается поэт с следующей речью:
  • О ты, певец богов, Гомер, отец стихов Двойчатих, ровных, стройных, И к пению пристойных! Прости вину мою, Когда я формой строк себя не беспокою
  • И мерных песен здесь порядочно не строю!

Содержание «Душеньки» взято из прозаического произведения Лафонтена «Любовь Психеи и Купидона» («Les amours de Psyché et de Cupidon»). Содержание этого произведения, в свою очередь, заимствовано было автором из романа Апулея «Золотой осел».

В произведении Апулея главная идея заключается в том, что душа, погрязшая в чувственности, материи потом, благодаря посвящению в таинства, очищается и преображается. Душа женщины (Психея), утратив свою первоначальную чистоту, долженствовала как невольница Любви (Венеры) пройти ряд суровых испытаний, чтобы подняться до божественного жениха – Эрота (Купидона, Амура).

Уже Лафонтен взял для своего романа из повести Апулея только эротическую фабулу, отбросив «идею». То же, следуя за Лафонтеном, сделал и Богданович.

Краткое содержание его стихотворной повести таково. Оракул предсказывает царю, отцу Душеньки, что его дочь выйдет замуж за чудовище; для исполнения воли богов она должна, быть отвезена на гору и там оставлена. Приказание оракула исполнено, и покинутая героиня делается женою чудовища. Она живет в богатом дворце, окружена богатством, но супруга своего не видит: он является к ней лишь ночью.

Узнать, кто он, она не смеет, так как предупреждена, что тогда лишится всех благ. Любопытство, однако, побеждает все. Она зажигает светильник, когда супруг её является к ней. Оказывается, он – сам бог Амур.

За ослушание, Душенька лишается всех богатств и бродит одна в пустыне.

Отчаянье заставляет ее искать средств к самоубийству, но Амур ее спасает всякий раз – и, наконец, она, раскаявшись, возвращает себе и богатства, и любовь мужа.

  1. Мораль произведения, выраженная в заключительных словах Зевса: –
  2. Закон времен творит прекрасный вид худым! Наружный блеск в очах проходит так, как дым, Но красоту души ничто не изменяет –
  3. Она единая всегда и всех пленяет!

– осталась еще от греческого оригинала. Тем менее она вяжется с тем легким цинизмом, который, наслоившись на этот сюжет еще во Франции, делается подчас грубоватым под пером Богдановича. Самое остроумие, тонкое у Лафонтена, сделалось у русского поэта тяжелым. Горе отца, при разлуке с дочерью изображено, например, так:

И напоследок царь, согнутый скорбью в крюк, Насильно вырван был у дочери из рук.

Блуждая в пустыне, Душенька встречает рыбака. Тот ее спрашивает, кто она; – она отвечает:

«Я – Душенька… Люблю Амура!» Потом расплакалась, как дура…

  • Олимпийцы представлены в карикатурном виде:
  • А там, пред ней, Сатурн, без зуб, плешив и сед, С обновою морщин на старолетней роже, Старается забыть, что он – давнишний дед: Прямит свой дряхлый стан, желает быть моложе, Кудрит оставшие волос свои клочки
  • И видеть Душеньку вздевает он очки.

Сама героиня у Богдановича потеряла всю поэзию апулеевской Психеи и обратилась в пустую, капризную «щеголиху», любящую наряды и поклонников, ради богатств легко примиряющуюся с мыслью, что её супруг – чудовище.

Любопытно, что в поэму Богдановича, кроме нескольких игривых народных сценок его собственного изобретения, вошли некоторые мотивы русских сказок («Кощей Бессмертный», «Царь-девица», «кисельные берега», «мертвая и живая вода»).

Впрочем, как к классицизму, так и к народной поэзии автор относится с насмешкой. Для нас, конечно, особенно важно, что и форма, и содержание этого произведения подрывают основы псевдоклассицизма, и героиня получает реальные черты живого существа.

Значение поэмы Богдановича признано было даже Белинским, увидевшим в ней «переходную ступень от громких, напыщенных од и тяжелых поэм, которые всех оглушали и удивляли, но никого не услаждали, – к более легкой поэзии, куда вводится комичный элемент, где высокое смешивается со смешным, как это есть в самой действительности, и сама поэзия становится ближе к жизни».

Карамзин с восторгом отозвался об этой поэме: «В 1775 году, – говорит он, – Богданович положил на алтарь Грации свою «Душеньку»…

«Душенька» есть легкая игра воображения, основанная на одних правилах нежного вкуса, а для них нет Аристотеля». «В таком сочинении все правильно, что забавно и весело, остроумно выдумано, хорошо сказано.

Это кажется очень легко – и в самом деле нетрудно, но только для людей с талантом».

Такой суд Карамзина, уже все порвавшего с ложным классицизмом ради сентиментализма, ясно указует, что произведение Богдановича принадлежит скорее новой школе поэтов «свободного» чувства, чем школе староверов-классиков.

Пушкин отдал дань Богдановичу, взяв некоторые черты у его «Душеньки» для своей Людмилы; с писателем XVIII в. великий поэт впоследствии честно расплатился, признавшись (в «Евгении Онегине»), что в юности ему были «милы Богдановича стихи».

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/5709-bogdanovich-dushenka-kratkoe-soderzhanie-i-analiz

Краткое содержание повести Богдановича «Душенька»

В первых же строчках автор заявляет, что не собирается воспевать военные подвиги древности; он пишет не для славы, «Но чтоб в часы прохлад, веселья и покоя / Приятно рассмеялась Хлоя».

Вслед за Апулеем и Лафонтеном автор желает восславить Душеньку, хотя и сознает, что его вольный, разностопный стих не идет ни в какое сравнение со стихами и прозой предшественников.

В старинной Греции, в Юпитерово время, когда «властительное племя» так размножилось, что в каждом городе есть свой особый царь, один монарх все же выделяется из остальных богатством, приятной внешностью и добротой, а более всего тем, что имеет трех прекраснейших дочерей. Но младшая дочь своею внешностью все же затмевает красоту остальных. У греков эта красавица зовется Психея, что значит «душа»; русские же повествователи зовут ее Душенькой.

Слава младшей царевны разносится повсюду, и вот уже «веселий, смехов, игр собор», амуры и зефиры покидают Венеру и убегают к Душеньке. Богине любви больше никто не приносит ни жертв, ни фимиамов.

Вскоре злоречивые духи доносят богине, что Венериных слуг присвоила себе Душенька, и, хотя царевна даже не думала гневить богов, прибавляют, что она сделала это, чтобы досадить Венере.

Поверив их лжи, разгневанная богиня немедленно летит к своему сыну Амуру и умоляет его вступиться за ее поруганную честь, сделать Душеньку уродливой, чтобы все от нее отвернулись, или же дать ей мужа, хуже которого нет на свете.

Амур, чтобы успокоить мать, обещает отомстить царевне. И в скором времени к Венере приходит весть, что Душенька оставлена всеми; бывшие воздыхатели даже не подходят к ней близко, а только кланяются издали.

Подобное чудо мутит умы греков. Все теряются в догадках… Наконец Венера объявляет всей Греции, на что гневаются боги, и сулит страшные беды, если Душеньку не приведут к ней.

Но царь и вся родня единогласно отказывают богине.

Между тем Душенька в слезах взывает к Амуру: почему она одинока, без супруга, даже без дружка? Родные всюду ищут ей женихов, но, страшась гнева богов, никто не хочет жениться на царевне.

В конце концов решено обратиться к Оракулу, и Оракул отвечает, что назначенный судьбами супруг для Душеньки — чудовище, язвящее всех, рвущее сердца и носящее за плечами колчан страшных стрел, а чтобы девушка соединилась с ним, надо отвезти ее на вершину горы, куда досель никто не хаживал, и оставить там.

Такой ответ повергает всех в скорбь. Жаль отдавать девушку какому-то чудовищу, и вся родня заявляет, что лучше терпеть гонения и напасти, чем везти Душеньку на жертву, тем более что даже неизвестно, куда.

Но царевна из великодушия (или потому, что хочет иметь мужа, все равно какого) сама говорит отцу: «Я вас должна спасать несчастием моим».

А куда ехать, Душенька решает просто: запряженных в карету лошадей надо пустить без кучера, и пусть ее ведет сама судьба.

Через несколько недель кони сами останавливаются у какой-то горы и не хотят идти дальше. Тогда Душеньку ведут на высоту без дороги, мимо пропастей и пещер, где ревут какие-то злобные твари. А на вершине царь и весь его двор, попрощавшись с девушкой, оставляют ее одну и, убитые горем, уходят.

Однако Душенька остается там недолго. Невидимый Зефир подхватывает ее и возносит к «незнаемому ей селению небес». Царевна попадает в великолепные чертоги, где нимфы, амуры и зефиры выполняют все ее желания.

Ночью к Душеньке приходит ее муж, но поскольку является он впотьмах, девушка не знает, кто это такой. Сам же супруг на ее вопросы отвечает, что до поры ей нельзя его видеть.

Утром он исчезает, оставив Душеньку недоумевающей… и влюбленной.

Несколько дней требуется царевне, чтобы осмотреть роскошные палаты и прилегающие к ним леса, сады и рощи, которые являют ей множество чудес и диковин. А однажды, зайдя поглубже в лес, она находит грот, ведущий в темную пещеру, и, зайдя туда, обретает своего супруга. С тех пор Душенька каждый день приходит в этот грот, и каждую ночь ее муж навещает ее в опочивальне.

Так проходит три года. Душенька счастлива, но ей не дает покоя желание узнать, как выглядит ее супруг. Однако тот на все ее просьбы лишь умоляет, чтобы она не стремилась его увидеть, была ему послушна и не слушала в этом деле никаких советов, даже от самых близких родственников.

Однажды Душенька узнает, что ее сестры пришли ее искать к той страшной горе, где царевна когда-то была оставлена. Душенька немедленно велит Зефиру перенести их в ее рай, любезно встречает и старается «всяко их забавить». На вопрос, где ее супруг, она сначала отвечает: «Дома нет», но потом, не выдержав, признается во всех странностях своего брака.

Она не знает, что ее сестры, завидуя ей, только и мечтают о том, чтобы лишить Душеньку ее счастья. Поэтому они говорят, что якобы видели страшного змея, заползающего в грот, и что это-де и есть Душенькин супруг. Та, придя в ужас, решает покончить с собой, но злонравные сестры возражают ей, что сначала она, как честная женщина, должна убить чудовище.

Они даже добывают и приносят ей для этой цели лампаду и меч, после чего возвращаются домой.

Наступает ночь. Дождавшись, когда супруг заснет, Душенька освещает его лампадой… и обнаруживает, что это сам Амур. В восхищении любуясь им, она нечаянно проливает масло из лампады на бедро мужа.

Проснувшись от боли, тот видит обнаженный меч и думает, что жена замыслила на него зло. «И Душенька тогда, упадши, обмерла». Приходит в себя она на той же горе, где давным-давно прощалась с родными.

Бедняжка понимает, что сама виновата в этой беде; она громко рыдает, вопиет, просит прощения.

Амур, украдкою следящий за ней, уже хочет было кинуться к ногам возлюбленной, но, опомнившись, спускается к ней, как положено богу, во всем блеске своего величия и объявляет, что преступившая закон Душенька теперь в немилости у богов, и потому он больше не может быть с нею вместе, а предоставляет ее судьбе. И, не слушая ее оправданий, исчезает.

Несчастной царевне остается только самоубийство. Она кидается в пропасть, но один из зефиров подхватывает ее и осторожно переносит на лужайку.

Решив зарезаться, Душенька ищет острый камень, но все камни в ее руках превращаются в куски хлеба. Ветви дерева, на котором она хочет повеситься, опускают ее невредимой на землю. Рыбы-наяды не дают ей утопиться в реке.

Заметив на берегу огонь в дровах, царевна пытается сжечь себя, но неведомая сила гасит перед ней пламя.

«Судьба назначила, чтоб Душенька жила /И в жизни бы страдала». Царевна рассказывает вернувшемуся к своим дровам старцу-рыболову о своих несчастьях и узнает от него — увы! — что ее ждут новые беды: Венера уже повсюду разослала грамоты, в которых требует, чтобы Душеньку нашли и представили к ней, а укрывать под страхом ее гнева не смели.

Понимая, что скрываться все время невозможно, бедная Душенька просит о помощи степеннейших богинь, но Юнона, Церера и Минерва по тем или иным причинам отказывают ей. Тогда царевна идет к самой Венере.

Но, появившись в храме богини любви, красавица приковывает к себе все взгляды; народ принимает ее за Венеру, преклоняет колена… и как раз в этот момент входит сама богиня.

Чтобы как следует отомстить Душеньке, Венера делает ее своей рабыней и дает ей такие поручения, от которых та должна умереть или хотя бы подурнеть. В первый же день она велит царевне принести живой и мертвой воды.

Прознав об этом, Амур велит своим слугам помочь Душеньке.

Верный Зефир немедленно переносит свою бывшую хозяйку в тот удел, где текут такие воды, объясняет, что змея Горынича Чудо-Юда, стерегущего воды, надо угостить выпивкой, и вручает ей большую флягу с пойлом для змея. Так Душенька выполняет первое поручение.

Венера дает царевне новое дело — отправиться в сад Гесперид и принести оттуда золотых яблок. А сад тот охраняется Кащеем, который загадывает всем приходящим загадки, и того, кто не сможет их отгадать, съедает. Но Зефир заранее называет Душеньке ответы на загадки, и та с честью выполняет второе поручение.

Тогда богиня любви посылает царевну в ад к Прозерпине, велев взять там некий горшочек и, не заглядывая в него, принести ей. Благодаря советам Зефира Душеньке удается благополучно сойти в ад и вернуться обратно.

Но, не сдержав любопытства, она открывает горшочек. Оттуда вылетает густой дым, и лицо царевны немедленно покрывается чернотой, которую нельзя ни стереть, ни смыть.

Стыдясь своего вида, несчастная прячется в пещере с намерением никогда не выходить.

Хотя Амур, стараясь угодить Венере, делал вид, что не думает о Душеньке, он не забыл ни ее, ни ее сестер. Он сообщает сестрам, что намерен взять обеих в супруги, и пусть они только взойдут на высокую гору и бросятся вниз — Зефир сейчас же подхватит их и принесет к нему.

Читайте также:  Александр македонский - сообщение доклад 3, 5 класс

Обрадованные сестры спешат прыгнуть в пропасть, но Зефир только дует им в спину, и они разбиваются. После этого Амур, описав матери, как подурнела Душенька, добивается от удовлетворенной богини разрешения вновь соединиться с женой — ведь он любит в ней не преходящую внешность, а прекрасную душу.

Он находит Душеньку, объясняется с ней, и они прощают друг друга.

А когда их брак признан всеми богами, Венера, рассудив, что ей невыгодно держать в родне дурнушку, возвращает снохе прежнюю красоту. С тех пор Амур и Душенька живут счастливо.

Краткое содержание повести Богдановича «Душенька»

  1. Сюжет «Душеньки» Ипполита Федоровича Богдановича Ипполит Федорович Богданович вошел в историю русской литературы как автор «Душеньки» (1783), которая узаконила еще один вариант русской поэмы: волшебно-сказочный….
  2. Краткое содержание «Повести о Бове королевиче» В великом государстве, в славном граде во Антоне жил-был Гвидон. Узнал он однажды о прекрасной королевне Милитрисе и посватался к…
  3. Краткое содержание «Повести о Еруслане Лазаревиче» Жил царь Киркоус, и был у него дядя Лазарь. Сын князя, Еруслан Лазаревич, в десять лет был изгнан из царства….
  4. Краткое содержание «Повести об Ионе» Теперь хорошо вспомнить и блаженного нашего пастыря Иону, в кратком хотя бы слове. Вот ведь и недолго пришлось ему украшать…
  5. Краткое содержание повести По «Золотой жук» Потомка старинного аристократического рода Уильяма Леграна преследуют неудачи, он теряет все свое богатство и впадает в нищету. Дабы избежать насмешек…
  6. Краткое содержание повести Гоголя «Вий» Самое долгожданное событие для семинарии — вакансии, когда бурсаки (казеннокоштные семинаристы) распускаются по домам. Группами они направляются из Киева по…
  7. Краткое содержание «Повести о Шемякином суде» Ы Жили два брата-крестьянина: один богатый, а другой — бедный. Много лет богатый давал бедному в долг, но тот оставался…
  8. Краткое содержание «Повести временных лет» Вот свидетельства прошедших годов о том, когда впервые упоминается и от чего происходит название «Русская земля» и кто раньше начинает…
  9. Краткое содержание «Повести о Шевкале» Ы В Повести (здесь рассматривается редакция Рогожского летописца и Тверского сборника, что приходится уточнять, так как Повесть, как и многие…
  10. Краткое содержание «Повести о Фроле Скобееве» Жил в Новгородском уезде бедный дворянин Фрол Скобеев. В том же уезде была вотчина стольника Нардина-Нащокина. Там жила дочь стольника,…
  11. Краткое содержание повести Гайдара «Р. В. С.» Осевшие и полураз­рушенные сараи, куда немцы свозили сено и солому. Атаман Криволоб расстрелял здесь четырех москалей и одного украинца, поэтому…
  12. Краткое содержание «Повести об Ульянии Осорьиной» Во времена Ивана Грозного жил ключник Иустин Недюрев. Жену его звали Стефанидой, и была она родом из Мурома. Они проводили…
  13. Краткое содержание «Повести о Савве Грудцыне» В годы Смутного времени жил в Великом Устюге купец Фома Грудцын-Усов. Претерпев много бед от нашествия поляков, он переселился в…
  14. Краткое содержание повести Рыбакова «Выстрел» Компания детей сдавала бутылки. Принимал тару «замученный старичок, гномик в очках». Дети обманывали его, воруя бутылки и сдавая их снова….
  15. Краткое содержание повести Алешковского «Кенгуру» Герой повести обращается к своему собутыльнику: «Давай, Коля, начнем по порядку, хотя мне совершенно не ясно, какой во всей этой…
  16. Краткое содержание повести Трифонова «Обмен» Действие происходит в Москве. Мать главного героя, тридцатисемилетнего инженера Виктора Дмитриева, Ксения Федоровна тяжело заболела, у нее рак, однако сама…
  17. Краткое содержание повести Войновича «Два товарища» Шестидесятые годы. Небольшой провинциальный городок в России. Девятнадцатилетний Валера Важенин живет с мамой и бабушкой. Мама Валеры работает старшим нормировщиком…
  18. Краткое содержание повести Бальзака «Гобсек» Историю ростовщика Гобсека стряпчий Дервиль рассказывает в салоне виконтессы де Гранлье — одной из самых знатных и богатых дам в…
  19. Краткое содержание повести Боккаччо «Фьямметта» Это история любви, рассказанная героиней по имени Фьяметта, обращенная в первую очередь к влюбленным женщинам, у которых молодая дама ищет…
  20. Краткое содержание повести Манна «Тристан» Начало января. В санаторий «Эйнфрид», где лечатся в основном чахоточные, приезжает коммерсант Клетериан с супругой Габриэлой, которая больна чем-то легочным….

Источник: https://ege-russian.ru/kratkoe-soderzhanie-povesti-bogdanovicha-dushenka/

Материал по литературе (9 класс): Анализ произведения И.Ф. Богдановича "Душенька" | Социальная сеть работников образования

И.Ф. Богданович

Поэма «Душенька». Литературный анализ

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………..3

1 Жизнь и творчество И.Ф. Богдановича…………………………………………..5

2 Поэма «Душенька». Литературный анализ………………………………………7

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………..12

Список использованной литературы………………………………..13

ВВЕДЕНИЕ

  • Решения проблемы российского предромантизма осуществляется в нескольких аспектах:
  • 1) предромантизм рассматривается как оппозиция / альтернатива Просвещения;
  • 2) художественно-эстетическое явление, коррелятивное сентиментализма как тождественное или более узкое понятие, одно из направлений сентиментализма;
  • 3) совокупность доромантических (мировоззренческих, эстетических, стилистических) тенденций, в полной мере реализованных в романтизме.

В последней трети XVIII века русская литература в результате интенсивного развития находится на той же стадии, что и европейские. Несомненно, факты заимствования на уровне отдельных элементов предромантического комплекса (масонство, оссианизм, кладбищенская поэзия), но «встречные течения» в русской литературе позволяют ему быстрее и полнее усваивать привнесены тенденции и трансформировать их в соответствии с собственной культурной традиции.

Изменение типа художественного сознания на рубеже XVIII — XIX вв. модифицирует характер рецепции мифа в художественной практике русской литературы, вызывает различные формы использования мифологического материала в системе классицистической поэтики и в стилевых течениях, находящихся в процессе становления. Это позволяет автору выделить такие структурно-семантические модели рецепции мифа:

  1. 1) алегорико-эмблематическую;
  2. 2) условно-поэтическую;
  3. 3) мифотворческую.

В рамках первой модели восприятия мифологической образности осуществляется в форме аллегорических и эмблематических образов, однако наделенных вариативной семантикой, чем стало возможным их функционирования, как в нормативной поэтике классицизма, так и в индивидуальных поэтических системах начале XIX века.

Эта модель, доминировала в эпоху риторического традиционализма, становится маргинальной на рубеже веков, когда становления индивидуально-творческого типа художественного сознания и развитие идиолект вызывают разрушение эмблем и отказ от аллегорий, что и отражает поэтический процесс рубеже XVIII — XIX вв.

Вторая структурно-семантическая модель представляет рецепцию мифа в форме условно-поэтических образов, которыми описано идиллические «loci topici» (зефир, Аврора, нимфы, фавны) или служащих элементами «поэтологическоого топоса» (Аполлон, музы, грации).

Третья модель, воплощает индивидуальную рецепцию мифа, является доминантной для нового, индивидуально-творческого типа художественного сознания. Она характерна для антологической лирики, где использование мифологических образов выполняет декоративную функцию.

Относительно свободное обращение с материалом мифа производит возникновения эклектичных сообщений мифологической образности разных культур. Более глубокий уровень реализации этой модели актуализирует архетипное значение мифа, получают новую семантику, однако коррелируют с ведущими категориями мифологического сознания.

Это модель, ставшая основой для ключевых стратегий мифотворчества XIX — XXI вв., берет свое начало именно в предромантическом периоде развития русской литературы.

1 Жизнь и творчество И. Ф. Богдановича

  • Ипполит Федорович Богданович родился 23 декабря 1743 (3 января 1744) года в селе Погоды, в украинской дворянской семье.
  • В 1761 году окончил Московский университет, после его окончания был оставлен надзирателем по классам в университете, хотя с десяти лет был определен в военную службу.
  • В 1762 году был переведен в комиссию по строению триумфальных ворот, для которых составлял надписи.

В 1763 году И. Богданович прикомандирован в штат известного военного деятеля графа П. И. Панина.

С 1764 года И.Ф. Богданович начал службу в Иностранной коллегии. В период с 1766 по 1769 гг. был секретарем российского посольства при Саксонском дворе. В 1769 году был переведен в департамент герольдии, в 1780 году – в государственный архив.

С 1783 года И. Богданович становится членом Российской академии. В 1788-1795 гг. он председатель государственного архива. После увольнения со службы выехал из Петербурга.

Умер в Курске 6 января 1803 года. Похоронен в Курске.

Писать стихи начал в детстве и уже 14 лет печатал их благодаря М. М. Хераскову и И. И. Мелиссино. В 1763 г. он познакомился с графиней Екатериной Дашковой и его работы печатались в журналах, которые выходили с ее участием. Выступал как издатель журнала «Безобидные упражнения» (1763).

Около 1775 года написал повесть в стихах «Сердечко», наследуя Лафонтена. Сюжет был заимствован из Апулея («Любовь Психеи и Купидона» (1669). Повесть «Сердечко» была напечатана в первый раз в 1783 году в Санкт-Петербурге. Надо отметить, что до 1841 года она была переиздана 15 раз.

Последнее издание было в 1887 г. Его сделал А. С. Суворин в «Дешевой библиотеке». Сочинение это доставило И.Ф. Богдановичу известность и обратило на него внимание Екатерины II. По ее поручению он написал для Эрмитажного театра пьесы «Радость сердце» (1786), «Славяне» (1787).

К сожалению, они не имели успеха у зрителей.

С сентября 1775 года И. Богданович издавал «С.-Петербургский вестник», а в 1775-1782 гг. был редактором «С.-Петербургских ведомостей».

К концу царствования Екатерины он сделался одним из ревностных придворных поэтов и перевел все лучшие стихи, написанные в честь императрицы Вольтером, Мармонтелем и другими поэтами. Из созданного в этот период наибольший интерес представляет сборник «Русские пословицы» (1785).

Богданович собрал и переложил их стихами по желанию императрицы; пословицы сглажены, смягчены и расположены по затронутым в них нравственным вопросам. В 1787 г. по именному монаршему повелению Богданович сочинил из русских пословиц два театральных представления.

На этом литературная деятельность автора «Душеньки» практически завершилась.

2 Поэма «Душенька». Литературный анализ

Как известно, поэма «Душенька» написана по сюжету сочинения Лафонтена.

Критики обозначают ее как произведение иро-комического жанра.

Иро-комическая поэма – это исторический жанр комической поэзии в европейских литературах 17-18 веков, образцы которого характеризует контраст тематического и стилистических планов.

В произведениях данного жанра сталкиваются высокое и низкое: поэты либо повествуют нарочито торжественным слогом о предметах «ничтожных», либо использованием низкого стиля (живого языка улицы с его характерными синтаксическими конструкциями и специфическим словарем) обманывают читательское ожидание патетики, которая должна была бы сопутствовать изложению серьезных, тем более трагических тем. В истории литературы два вышеописанных приема получили наименования бурлеска и травестии [5].

Подобную трансформацию жанр ирои-комическая поэма пережил и в русской литературе. Первым опытом стала поэма В.И.Майкова «Игрок ломбера» (1763). Продолжателем традиции стал И. Ф. Богданович в поэме «Душенька».

С первых же строк автор говорит о том, что в своем произведении будет воспевать прошлые времена. Он ставит свое произведения в один ряд с Апулеем и Лафонтеном, хотя, автор прекрасно понимает, что его разностопный стих не может сравнится с произведениями предшественников.

Исследователями было выдвинуто несколько основных предположений, касающихся игнорирования Богдановичем интеллектуально-эстетического обрамления лафонтеновского текста. По мнению Г.Н.

Ермоленко, это было связано прежде всего с изменением жанровой природы литературного произведения: «Богданович, естественно, не мог в жанре поэмы воспроизвести все черты сложного романного повествования.

Он значительно упрощает сюжет, опускает многие сцены, имеющие подчеркнуто «романный характер», посвященные рассуждениям на философские темы, спорам по вопросам эстетики, опускает многие детали и тонкости психологического анализа» [2].

Т.В.

Саськова, в свою очередь, полагает, что «перестройка всей образной системы, изменение ее характера связаны… с корректировкой художественного задания, повлекшей трансформацию центральных персонажей и художественных принципов их раскрытия» [3]. С точки зрения этой исследовательницы, Богданович привнес в текст поэмы «масонский круг идей». Подобные мысли были высказаны и другим исследователем – В. И. Сахаровым [4].

Согласно концепции В.И. Сахарова и Т.В. Саськовой, масонская символика проявляется в целом ряде эпизодов и художественных образов «Душеньки»: в описании храма Венеры и окружающей его местности, в словах и поступках главных действующих лиц произведения, а также в отдельных ассоциативных параллелях, возникающих в сознании «посвященного» читателя.

Во времена Древней Греции один монарх, по сравнению с другими, сумел выделиться из ряда равных – у него были три прекрасные дочери. Младшая – самая привлекательная – носила имя Психея, что значило «душа». В русской литературе она встречается под именем «Душенька».

Поэма в свое время имела огромный успех, хотя, как утверждает Белинский «свирель Богдановича очаровала слух современников сильнее труб и литавр эпических поэм и торжественных од; миртовый венок его был обольстительнее лавровых венков наших Гомеров и Пиндаров того времени. До появления в свет «Руслана и Людмилы» наша литература не представляет ничего похожего на такой блестящий триумф, если исключить успех «Бедной Лизы» Карамзина» [1].

Поэма, автором которой был И. Богданович, берет свое начало в греческом эпосе, который подразумевал сочетание души с любовью, или, можно сказать, естественное влечение полов. К сожалению, такого результата  у автора «Душеньки» не получилось. Он не был настолько талантливым стихотворцем, но почему же «Душенька» Богдановича имела такой блестящий успех?

Можно сказать, что любой успех на чем-то основан. Конечно, «Душенька» тоже имела вполне заслуженный успех, ведь тяжелый стих сложно воспринимать на слух, например восторженную оду, а «Душенька» стала тем легким и понятным произведением, которое хотелось слушать или читать. Ведь все было довольно просто и понятно.

Хотя сюжет произведения и заимствован, герои «Душеньки» ведут себя как светские люди. Им присущи все черты придворной знати русского двора.

По форме произведение направлено против героического эпоса, характерного для классицистической поэзии. Автор использует «вольный стих». Перелицовка сюжета заключена в самом тоне, в шутливо-иронической манере изложения.

Именно так изображены образы античной мифологии, они причудливо смешиваются с персонажами русских сказок. В «Душеньке» отсутствует демонстративно-нарочитая грубость, а вот ирония и скепсис автора доминируют. Автор не щадит ни богов, ни людей, и даже самой героини поэмы.

В поэму обильно включены элементы русского сказочного фольклора.

Сама Душенька совсем не похожа на древнюю Психею. Героиня Богдановича живая, кокетливая и капризная. Автор изображает ее с легкой иронией. Ей свойственны традиционно-женские недостатки: любовь к нарядам, тщеславие, любопытство, легковерие:

  1. Во всех ты, Душенька, нарядах хороша:
  2. По образу ль какой царицы ты одета,
  3. Пастушкою ль сидишь ты возле шалаша,
  4. Во всех ты чудо света.

В «Душеньке» нет ни философской глубины античного мифа, ни мудрой непосредственности русских народных сказок. Богданович придает «Душеньке» новое жанровое обозначение «древняя повесть».

Сюжет «Душеньки» — сказка, широко распространенная у многих народов, — супружество девушки с неким фантастическим существом.

Поэма написана вольным, разностопным ямбом, со свободной и разнообразной рифмовкой. В общем, можно сказать, что это первая поэма-представительница легкой поэзии, семейный любовный роман в стихах. Богданович говорит:

  • «…О ты, певец богов,
  • Гомер, отец стихов
  • Двойчатых, равных, стройных!
  • Прости вину мою,
  • Когда я формой строк себя не беспокою
  • И мерных песней здесь порядочно не строю.
  • Черты, без равных стоп, по вольному покрою,
  • На разный образец крою,
  • И малой меры и большия,
  • И часто рифмы холостые,
  • Без сочетания законного в стихах…».
Читайте также:  Сад расходящихся тропок - краткое содержание рассказа борхеса

И. Богданович в своем произведении показывает читателю, с какой трогательной любовью он относится к своей героине. По сравнению со строками Лафонтена, Душенька просто любимица автора.

Например, Богданович, приводя Душеньку к злому Кащею, не сказывает нам его загадок: жаль! здесь был случай выдумать нечто остроумное.

Но автор уже довольно выдумывал, спешит к концу, отдохнуть на миртах вместе с своею героинею и мимоходом еще описывает Тартар несравненно лучше Лафонтена. Как скоро Душенька показала там ногу свою, все затихло…

  1. Церберы перестали лаять,
  2. Замерзлый Тартар начал таять.
  3. Подземна царства темный царь,
  4. Который возле Прозерпины
  5. Дремал, с надеждою на слуг,
  6. Смутился тишиною вдруг:
  7. Возвысил вкруг бровей морщины,
  8. Сверкнул блистаньем ярых глаз,

Взглянул… начавши речь, запнулся

И с роду первый раз

В то время улыбнулся!

Конечно, не все произведение написано легко и просто. Не все места были удачны. Но и сегодняшнему читателю, как и читателю – современнику автора, интересно читать это произведение.

Увлекательность рассказа и игра с читателем — основные цели автора, поэтому «Душенька» стоит у истоков легкой поэзии. Успех Богдановича способствовал развитию сказочной поэмы.

«…Поэма Богдановича все-таки замечательное произведение, как факт истории русской литературы, — писал Белинский, предварительно в пух и прах раскритиковав поэму, — она была шагом вперед и для языка, и для литера­туры, и для литературного образования нашего общества, кто занимается русскою литературой как предметом изучения, тому… стыдно не прочесть «Душеньки» Богдановича».

После «Душеньки» Богданович не принял ничего выдающегося. Во исполнение воли императрицы он собрал и издал русские пословицы, переложив их в стихи, и составил три театральных пьески на тему им же придуманных поговорок.

«Венок» Душеньки», по выражению Карамзина» остался единственным на голове Богдановича». В 1796 г. Богданович поселился в Сумах, где готовился вступить в брак, но вскоре по невыясненной причине был вынужден расстаться со своей невестой. В 1798 г.

Богданович переехал в Курск, откуда пространной одой, ставшей уже лебединой его песней, приветствовал вступление на престол Александра I.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Русская литература второй половины XVIII в. отмечена расцветом жанра комической поэмы.

В «Душеньке» Богдановича не были актуальны ни пародийная, ни сатирическая установка. Значение сохранила лишь травестийная трактовка античного сюжета. В «Душеньке» она осуществлялась главным образом посредством русификации мифологического материала.

«Душенька» написана в стиле рококо, популярном в аристократическом обществе XVIII в. Его представители в живописи, скульптуре, поэзии любили обращаться к античным мифологическим сюжетам, которым они придавали кокетливо-грациозный эротический характер.

Постоянными персонажами искусства рококо были Венера, Амур, Зефир, Тритон и т.п. Белинский объяснял популярность «Душеньки» именно особенностями ее стиха и языка.

«Представьте себе, — писал он, — что вы оглушены громом, трескотнёю пышных слов и фраз… И вот в это-то время является человек со сказкою, написанною языком простым, естественным и шутливым… Вот причина необыкновенного успеха «Душеньки».

Душенька Богдановича обновляет канон жанра: она написана басенным вольным ямбом в духе изысканной салонной causerie (болтовни), средним стилем, почти лишенным грубого просторечия; несмотря на наличие гротескных сцен, юмор стал мягче, поскольку пародия и социальная сатира отошли на второстепенный план. Богданович внес в текст лирическое начало, трогательный элемент, подключая комическую поэму к идиллической и романной традиции.

Главная заслуга Богдановича-поэта состоит в развитии и совершенствовании легкого свободного стиха. Поэт говорит от своего имени — личность поэта, иронически настроенного человека, проступает в каждой строке.

Оценив вырази­тельные возможности вольного, разностопного ямба, кото­рый до этого использовался лишь при написании басен, Богданович и написал им поэму.

Разговорная легкость язы­ка, лукавый и игривый тон, поэтическая смелость, иногда допускавшая даже небрежность, в сочетании с кокетливым жеманством вызывали у современников и удивление, и протест, и восхищение.

Список использованной литературы

  1. Белинский В. Г. Душенька, древняя повесть И. Богдановича. Издание конторы привилегированной типографии Е. Фишера, в Санкт-Петербурге. – СПб., 1841. – 78 с.
  2. Ермоленко Г.Н. Русская комическая поэма XVIII — начала XIX вв. и ее западноевропейские параллели. – Смоленск, 1991. – С.40.
  3. Саськова Т.В. Пастораль в русской поэзии XVIII века. – М., 1999. – С.131.
  4. Сахаров В.И. Русская масонская поэзия XVIII века: К постановке проблемы // Русская литература. – 1995. – № 4. – С.17. 
  5. Иро-комическая поэма // http://www.litdic.ru/iroi-komicheskaya-poema/

Источник: https://nsportal.ru/shkola/literatura/library/2019/09/27/analiz-proizvedeniya-i-f-bogdanovicha-dushenka

«Душенька»

Центральным, лучшим произведением Богдановича, доставившим ему славу, была «Душенька». Она создавалась в ту пору, когда Богданович не стал еще окончательно «шинельным» поэтом, но когда начался уже его отход от передовых взглядов и стремлений его молодости. Богданович писал ее в середине, вернее, во второй половине 1770-х годов.

Первая «книга» поэмы была издана в 1778 г. (с названием «Душенькины похождения»); следует думать, что остальные части поэмы не были еще тогда готовы. Полностью поэма вышла в свет только в 1783 г. (Богданович производил стилистическую правку текста поэмы и в последующих изданиях ее – 1794 и 1799 гг.).

Переходное состояние творчества Богдановича наложило свой отпечаток на его поэму.

«Душенька» выросла на основе стилистической традиции школы Хераскова; она многим обязана и стилистике басни (самый стих поэмы, разностопный ямб, связывал ее с басней), и опыту легкого рассказа повестушек в стихах Хераскова, и отчасти героикомической поэме. Свободная речь рассказчика укладывается в привычные формулы, выработанные поэзией школы Хераскова. Но поэтическая система, воспринятая Богдановичем смолоду, в его поэме начинает перестраиваться, служить иным идеологическим и эстетическим задачам.

«Душенька», как и героикомические поэмы, снижает царей, богов и героев античного мира, но она не «груба», в ней нет своеобразного реализма «Елисея», нет «низкой» натуры, нет ямщиков-мужиков.

Богданович стремится в «Душеньке» к изяществу салонной игривости, как он стремится к пасторальной изысканности придворного балета в своей любовной лирике (песнях, идиллиях).

Самая эротика его поэмы иная, чем в «Елисее», – не полнокровная полубарковщина «Елисея», а гривуазность салонного флирта.

«Душенька», как и поэма Майкова, несмотря на свой мифологический сюжет, не лишена полемических выпадов литературного характера и вообще элементов злободневности, нарушающих ее античную декорацию. Но Богданович хочет быть «аполитичным» в своей поэме, т.е.

воздерживается от социальной и политической критики и учительности. В канву рассказа о древних греках вплетаются мотивы великосветской современности.

Греческие персонажи неприметно превращаются у Богдановича в вельмож или царей его эпохи, и окружение их подменяется окружением петербургского или царскосельского дворцового празднества. Описание очарованного дворца Амура становится прославлением дворцов и парков российской самодержицы.

Античный миф дается не всерьез, а в травестированном виде, в тонах безобидной шутки дамского угодника и льстеца. Весь аппарат образов и мифологии Богдановича связывается с представлениями о балетах, праздниках, о живописи и скульптуре, украшавших дворец.

Сама героиня поэмы нередко становится похожей на комплиментарный портрет Екатерины II (см., например, описание портрета Душеньки во II книге, напоминающее известный портрет Екатерины верхом на лошади).

Богданович включает в поэму и комплиментарный намек на московский маскарад 1763 г. «Торжествующая Минерва» и намек на организацию на счет Екатерины «Собрания, старающегося о переводе иностранных книг».

Душенька стала читать:

  • …переводы
  • Известнейших творцов;
  • Но часто их она не разумела,
  • И для того велела
  • Исправным слогом вновь Амурам
  • перевесть,
  • Чтоб можно было их без тягости
  • прочесть.
  • Зефиры, наконец, царевне приносили
  1. Различные листки, которые на свет
  2. Из самых древних лет
  3. Между полезными предерзко
  4. выходили,
  5. И кипами грозили
  6. Тягчить усильно Геликон.
  7. Царевна, знав, кому неведом был
  8. закон,
  9. Листомарателей свобод не нарушала,
  10. Но их творений не читала.

В таком издевочно-игривом тоне говорит Богданович (в последних стихах приведенного отрывка) о борьбе прогрессивной журналистики с официальной в 1769-1773 гг. «Различные листки», которые «предерзко выходили», – это, конечно, сатирические листки Новикова и т.п., а «полезные» листки, выходившие тогда же, – само собой, «Всякая всячина».

Салонный стиль «Душеньки» поглощает без остатка мысль, лежавшую в основе античного мифа об Амуре и Психее, о любви души (???? — по-гречески – душа; отсюда и имя героини Богдановича).

Богданович следовал в своей поэме изложению не Апулея в его «Золотом осле», а роману Лафонтена «Любовь Психеи и Купидона» (1669), написанному прозой со стихотворными вставками. Но Лафонтен, стремясь к предельной простоте рассказа, задавался целью воссоздать дух античности, как он ее понимал.

Богдановича не интересуют ни античность, ни миф сами по себе. Он пишет изящную сказку, и его задача – увести читателя от больших и серьезных проблем в светлый, веселый мир шутки, легких чувств, безобидных горестей, розового света. Поэтому вся его поэма от начала до конца шутлива, иронична.

Он низвергает своей усмешкой все идейные кумиры. Он смеется над людьми и над богами, над любовью и над страданием, над Венерой и даже иной раз над самой Душенькой. При этом его смех – не сатирический смех отрицающего сознания; это смех спокойный и безразличный.

Богданович не верит больше ни в какие идеалы: он верит только в смех, в возможность забыться, в то, что можно заполнить эстетизмом пропасть в душе, заменить улыбкой, позой и любованием фикциями настоящую жизнь.

Вот, например, царь, отец Душеньки, в глубоком горе расстается с дочерью, которую он принужден оставить на таинственной горе в добычу неизвестному чудищу:

И напоследок царь, согнутый скорбью в крюк,

Насильно вырван был у дочери из рук.

Так же легко и шуточно изображены мифологические божества, например, Амуры услужают Душеньке:

  • Иной во кравчих был, другой носил посуду,
  • Иной уставливал, и всяк совался всюду;
  • И тот считал себе за превысоку честь,
  • Кому из рук своих домова их богиня
  • Полрюмки нектару изволила поднесть.
  • И многие пред ней стояли рот разиня:
  • Хоть Амуры в том,
  • По правде, жадными отнюдь не почитались,
  • И боле нежели вином
  • Царевны зрением в то время услаждались.

Совсем забавно рассказано в поэме о том, как Душенька, изгнанная из дворца Амура, решилась окончить жизнь самоубийством, – но неудачно, так как заботливое божество отстраняло от нее все виды смерти. Наконец, Душеньку встретил старик-рыбак:

  1. Но кто ты старец, воспросил.
  2. “Я Душечка… люблю Амура…”
  3. Потом заплакала, как дура,
  • Потом, без дальних с нею слов,
  • Заплакал вместе рыболов,
  • И сней взрыдала вся Натура.

Так забавляют Богдановича самые слезы.

Богданович шел иным путем, чем Муравьев, но он пришел, в сущности, к тому же; Муравьев говорил, что сладостные красоты искусства – это то, «что создал бог для украшения пустой вселенной».

Этим украшением и занимается Богданович; и для него все равно – комплиментировать ли Екатерину или нет.

Для него его поэма – только сказка, игра опустошенного ума, «легкая игра воображения», как определил «Душеньку» Карамзин, и все образы сказки для него безразличны, равно фиктивны, равно иллюзорны.

Поэтому Богданович вспоминает о морали своей сказки, о смысле ее сюжета только тогда, когда пришло время уже кончать ее; Поэтому он так мало занят сюжетом мифа и больше всего уделяет места и искусства описаниям очаровательного мечтательного мира сказки, блаженных садов и т.п.

Поэтому, хотя он иногда довольно близко следует за изложением Лафонтена, он создает оригинальное произведение, потому что стиль, детали, тон – все у него свое, а в стиле, деталях и тоне весь смысл поэмы как выражения эстетизма упадочнического толка. Читатель, уже имевший в то время в руках в русском переводе и роман Апулея (перевод Е.И. Кострова, 1780), и роман Лафонтена (перевод Ф.

Дмитриева-Мамонова, 1769), мог без труда увидеть сам различие трактовки единого сюжета у всех трех писателей.

Таким образом, стремление Богдановича к изяществу и легкости во что бы то ни стало, его эстетизм явились проявлением глубокого кризиса дворянского самосознания и литературы. В то же время в «Душеньке» Богданович не опустился в то болото пошлости, в которое его втянули потом его официальные связи и успехи.

В этом своем шедевре он еще был мастером стиха, искусство которого выросло на основе традиции, шедшей от Сумарокова через творчество Хераскова и всей его школы.

Наряду с «Россиадой» и «Душенька» в отношении мастерства, слога и стиха была предельным достижением этой школы, причем Богданович использует весь накопленный за четверть века опыт своих учителей в специфическом направлении – именно в целях создания легкой, свободной поэтической речи.

Освобождая свое искусство от задач активной общественной борьбы, он сосредоточивается на разрешении задач выразительной гибкости языка, на всем протяжении поэмы сохраняя камерный, интимно-разговорный тон, не поднимаясь к величию «Россиады» и не опускаясь до «простонародной» грубоватости сумароковских басен.

Этот «средний», сглаженный, несколько жеманный язык стихотворства, впервые разработанный в большой форме Богдановичем, сыграл большую роль в истории русского словесного искусства. Он оказал немалое влияние на Карамзина и на Дмитриева, он подготовил «легкую» поэзию начала XIX века вплоть до Батюшкова, недаром высоко ценившего «Душеньку».

Богданович научил русских поэтов передавать стихами весьма тонкие оттенки темы, создавать изящные узоры-картины, не реальные, но не чуждые эмоционального обаяния. Прямолинейная четкость анализа Сумарокова уступает в «Душеньке» место созданию общего синтетического представления, не «разумного», но стремящегося воздействовать на фантазию.

Богданович создает в «Душеньке» особый язык поэзии, поэтичности, эстетического самоуслаждения, язык «приятности»; оттого у него так часты слова вроде «прелестный», «нежный», «украдкою», «благоприятный», «сладкий»; оттого он ищет благозвучной, уравновешенной фразы с изящной отделкой.

Вся эта эфемерная стихия поэтического изящества не имеет никакого касательства к полнокровной стихии народного искусства. Богданович и не стремится, творя сказку, писать русскую сказку. Но он пользуется некоторыми русскими мотивами, если они нужны ему как материал, включаемый в космополитическую ткань «легкой» поэзии изысканных салонных интеллигентов.

Поэтому в «Душеньке» есть и «Змей Горынич», и Кащей, правда, нимало не похожие на настоящих сказочных, – и стоят они рядом с Аполлоном, Дианой, Парисом; есть в ней и сарафан рядом с мраморными статуями, колесницей, оракулом, благовонными мылами и т.д.

Для Богдановича и Кащей, и Аполлон, и оракул, и сарафан, и сказка, и миф, и пародия на подьяческий протокол, и шутка, и слова любви – все в мире потеряло свое подлинное значение: для него существует только мечта о красоте, о легких фантазиях, спасающих от реальности.

Белинский писал в «Литературных мечтаниях» о «Душеньке»:

Читайте также:  Писатель франц кафка. жизнь и творчество

«Подражатели Ломоносова, Державина и Хераскова оглушили всех громким одолением; уже начинали думать, что русский язык не способен к так называемой легкой поэзии, которая так цвела у французов, и вот в это-то время является человек с сказкою, написанною языком простым, естественным и шутливым, слогом, по тогдашнему времени, удивительно легким и плавным; все были изумлены и обрадованы. Вот причина необыкновенного успеха «Душеньки», которая, впрочем, не без достоинств, не без таланта». Впрочем, уже в статье «Русская литература в 1841 году» Белинский называл «Душеньку» «тяжелою и неуклюжею», а еще раньше, в заметке о «Душеньке» (1841), писал: «Что же такое в самом-то деле эта препрославленная, эта пресловутая «Душенька»? – Да ничего, ровно ничего: сказка, написанная тяжелыми стихами… лишенная всякой поэзии, совершенно чуждая игривости, грации, остроумия».

Источник: http://istlit.ru/txt/ruslit18/96.htm

Краткое содержание Душенька Богданович

В первых же строчках автор заявляет, что не собирается воспевать военные подвиги древности; он пишет не для славы, “Но чтоб в часы прохлад, веселья и покоя Приятно рассмеялась Хлоя”.

Вслед за Апулеем и Лафонтеном автор желает восславить Душеньку, хотя и сознает, что его вольный, разностопный стих не идет ни в какое сравнение со стихами и прозой предшественников.

В старинной Греции, в Юпитерово время, когда “властительное племя” так размножилось, что в каждом городе есть свой особый царь, один монарх все же выделяется из остальных богатством, приятной внешностью и добротой, а более всего тем, что имеет трех прекраснейших дочерей. Но младшая дочь своею внешностью все же затмевает красоту остальных. У греков эта красавица зовется Психея, что значит “душа”; русские же повествователи зовут ее Душенькой.

Слава младшей царевны разносится повсюду, и вот уже “веселий, смехов, игр собор”, амуры и зефиры покидают Венеру и убегают к Душеньке. Богине любви больше никто не приносит ни жертв, ни фимиамов. Вскоре злоречивые духи доносят богине, что Венериных

слуг присвоила себе Душенька, и, хотя царевна даже не думала гневить богов, прибавляют, что она сделала это, чтобы досадить Венере.

Поверив их лжи, разгневанная богиня немедленно летит к своему сыну Амуру и умоляет его вступиться за ее поруганную честь, сделать Душеньку уродливой, чтобы все от нее отвернулись, или же дать ей мужа, хуже которого нет на свете.

Амур, чтобы успокоить мать, обещает отомстить царевне. И в скором времени к Венере приходит весть, что Душенька оставлена всеми; бывшие воздыхатели даже не подходят к ней близко, а только кланяются издали. Подобное чудо мутит умы греков. Все теряются в догадках…

Наконец Венера объявляет всей Греции, на что гневаются боги, и сулит страшные беды, если Душеньку не приведут к ней. Но царь и вся родня единогласно отказывают богине.

Между тем Душенька в слезах взывает к Амуру: почему она одинока, без супруга, даже без дружка? Родные всюду ищут ей женихов, но, страшась гнева богов, никто не хочет жениться на царевне.

В конце концов решено обратиться к Оракулу, и Оракул отвечает, что назначенный судьбами супруг для Душеньки – чудовище, язвящее всех, рвущее сердца и носящее за плечами колчан страшных стрел, а чтобы девушка соединилась с ним, надо отвезти ее на вершину горы, куда досель никто не хаживал, и оставить там.

Такой ответ повергает всех в скорбь. Жаль отдавать девушку какому-то чудовищу, и вся родня заявляет, что лучше терпеть гонения и напасти, чем везти Душеньку на жертву, тем более что даже неизвестно, куда. Но царевна из великодушия (или потому, что хочет иметь мужа, все равно какого) сама говорит отцу: “Я вас должна спасать несчастием моим”.

А куда ехать, Душенька решает просто: запряженных в карету лошадей надо пустить без кучера, и пусть ее ведет сама судьба.

Через несколько недель кони сами останавливаются у какой-то горы и не хотят идти дальше. Тогда Душеньку ведут на высоту без дороги, мимо пропастей и пещер, где ревут какие-то злобные твари. А на вершине царь и весь его двор, попрощавшись с девушкой, оставляют ее одну и, убитые горем, уходят.

Однако Душенька остается там недолго. Невидимый Зефир подхватывает ее и возносит к “незнаемому ей селению небес”. Царевна попадает в великолепные чертоги, где нимфы, амуры и зефиры выполняют все ее желания. Ночью к Душеньке приходит ее муж, но поскольку является он впотьмах, девушка не знает, кто это такой.

Сам же супруг на ее вопросы отвечает, что до поры ей нельзя его видеть. Утром он исчезает, оставив Душеньку недоумевающей… и влюбленной.

Несколько дней требуется царевне, чтобы осмотреть роскошные палаты и прилегающие к ним леса, сады и рощи, которые являют ей множество чудес и диковин. А однажды, зайдя поглубже в лес, она находит грот, ведущий в темную пещеру, и, зайдя туда, обретает своего супруга. С тех пор Душенька каждый день приходит в этот грот, и каждую ночь ее муж навещает ее в опочивальне.

Так проходит три года. Душенька счастлива, но ей не дает покоя желание узнать, как выглядит ее супруг. Однако тот на все ее просьбы лишь умоляет, чтобы она не стремилась его увидеть, была ему послушна и не слушала в этом деле никаких советов, даже от самых близких родственников.

Однажды Душенька узнает, что ее сестры пришли ее искать к той страшной горе, где царевна когда-то была оставлена. Душенька немедленно велит Зефиру перенести их в ее рай, любезно встречает и старается “всяко их забавить”.

На вопрос, где ее супруг, она сначала отвечает: “Дома нет”, но потом, не выдержав, признается во всех странностях своего брака. Она не знает, что ее сестры, завидуя ей, только и мечтают о том, чтобы лишить Душеньку ее счастья.

Поэтому они говорят, что якобы видели страшного змея, заползающего в грот, и что это-де и есть Душенькин супруг. Та, придя в ужас, решает покончить с собой, но злонравные сестры возражают ей, что сначала она, как честная женщина, должна убить чудовище. Они даже добывают и приносят ей для этой цели лампаду и меч, после чего возвращаются домой.

Наступает ночь. Дождавшись, когда супруг заснет, Душенька освещает его лампадой… и обнаруживает, что это сам Амур. В восхищении любуясь им, она нечаянно проливает масло из лампады на бедро мужа.

Проснувшись от боли, тот видит обнаженный меч и думает, что жена замыслила на него зло. “И Душенька тогда, упадши, обмерла”. Приходит в себя она на той же горе, где давным-давно прощалась с родными. Бедняжка понимает, что сама виновата в этой беде; она громко рыдает, вопиет, просит прощения.

Амур, украдкою следящий за ней, уже хочет было кинуться к ногам возлюбленной, но, опомнившись, спускается к ней, как положено богу, во всем блеске своего величия и объявляет, что преступившая закон Душенька теперь в немилости у богов, и потому он больше не может быть с нею вместе, а предоставляет ее судьбе.

И, не слушая ее оправданий, исчезает.

Несчастной царевне остается только самоубийство. Она кидается в пропасть, но один из зефиров подхватывает ее и осторожно переносит на лужайку. Решив зарезаться, Душенька ищет острый камень, но все камни в ее руках превращаются в куски хлеба. Ветви дерева, на котором она хочет повеситься, опускают ее невредимой на землю. Рыбы-наяды не дают ей утопиться в реке.

Заметив на берегу огонь в дровах, царевна пытается сжечь себя, но неведомая сила гасит перед ней пламя.

“Судьба назначила, чтоб Душенька жила /И в жизни бы страдала”.

Царевна рассказывает вернувшемуся к своим дровам старцу-рыболову о своих несчастьях и узнает от него – увы! – что ее ждут новые беды: Венера уже повсюду разослала грамоты, в которых требует, чтобы Душеньку нашли и представили к ней, а укрывать под страхом ее гнева не смели. Понимая, что скрываться все время невозможно, бедная Душенька просит о помощи степеннейших богинь, но Юнона, Церера и Минерва по тем или иным причинам отказывают ей. Тогда царевна идет к самой Венере.

Но, появившись в храме богини любви, красавица приковывает к себе все взгляды; народ принимает ее за Венеру, преклоняет колена… и как раз в этот момент входит сама богиня.

Чтобы как следует отомстить Душеньке, Венера делает ее своей рабыней и дает ей такие поручения, от которых та должна умереть или хотя бы подурнеть. В первый же день она велит царевне принести живой и мертвой воды. Прознав об этом, Амур велит своим слугам помочь Душеньке.

Верный Зефир немедленно переносит свою бывшую хозяйку в тот удел, где текут такие воды, объясняет, что змея Горынича Чудо-Юда, стерегущего воды, надо угостить выпивкой, и вручает ей большую флягу с пойлом для змея. Так Душенька выполняет первое поручение.

Венера дает царевне новое дело – отправиться в сад Гесперид и принести оттуда золотых яблок. А сад тот охраняется Кащеем, который загадывает всем приходящим загадки, и того, кто не сможет их отгадать, съедает. Но Зефир заранее называет Душеньке ответы на загадки, и та с честью выполняет второе поручение.

Тогда богиня любви посылает царевну в ад к Прозерпине, велев взять там некий горшочек и, не заглядывая в него, принести ей. Благодаря советам Зефира Душеньке удается благополучно сойти в ад и вернуться обратно. Но, не сдержав любопытства, она открывает горшочек. Оттуда вылетает густой дым, и лицо царевны немедленно покрывается чернотой, которую нельзя ни стереть, ни смыть.

Стыдясь своего вида, несчастная прячется в пещере с намерением никогда не выходить.

Хотя Амур, стараясь угодить Венере, делал вид, что не думает о Душеньке, он не забыл ни ее, ни ее сестер. Он сообщает сестрам, что намерен взять обеих в супруги, и пусть они только взойдут на высокую гору и бросятся вниз – Зефир сейчас же подхватит их и принесет к нему. Обрадованные сестры спешат прыгнуть в пропасть, но Зефир только дует им в спину, и они разбиваются.

После этого Амур, описав матери, как подурнела Душенька, добивается от удовлетворенной богини разрешения вновь соединиться с женой – ведь он любит в ней не преходящую внешность, а прекрасную душу. Он находит Душеньку, объясняется с ней, и они прощают друг друга.

А когда их брак признан всеми богами, Венера, рассудив, что ей невыгодно держать в родне дурнушку, возвращает снохе прежнюю красоту. С тех пор Амур и Душенька живут счастливо.

Вариант 2

В древней Греции еще во времена Юпитера в каждом городе был царь. У одного из них было три дочери. А самой красивой была младшая.

Ее имя Психея, а по-русски – Душенька.

Далеко разнеслась слава красавицы-царевны. Амуры и Зефиры уходят от Венеры к Душеньке. Злые языки извещают Венеру, что Душенька переманила к себе всех ее слуг назло богине.

Венера обратилась к сыну Амуру, чтобы тот сделал Душеньку уродиной, чтобы у нее был чудовище-муж. Амур согласен. Венера узнает, что все оставили Душеньку. И тут Венера требует привести Душеньку к ней.

Но царь отказывает Венере.

Душенька все рассказывает Амуру, и что никто не хочет ее в жены. От Оракула она получает наставление: ей судьбами назначено в мужья чудовище. Она должна явиться к нему на страшную гору.

Царевна, чтобы спасти родню от гонений богов, сама идет на гору.

Вскоре Душеньку подхватывает Зефир и возносит ее на неведомые места. Царевна в прекрасном дворце. По ночам является муж, но царевна в темноте не узнает его.

Ей он дал знать, что до определенного времени она не должна его видеть.

Душенька ищет днем мужа и находит его. Теперь они всегда вместе. Прошло три года.

Душенька жаждет увидеть своего мужа. Муж ее отговаривает. Пришли сестры проведать Душеньку. Зефир переносит их к ней в рай.

Сестры в ответ на гостеприимство строят ей козни. Они велят Душеньке убить змея в гроте.

Ночью Душенька в свете фонаря узнает в муже Амура. Проснувшийся Амур видит Душеньку с мечом над головой и думает, что она замыслила против него худое. Пришла в себя Душенька на той же страшной горе.

Она просит прощения, но Амур, тайно наблюдающий за ней, объявляет о невозможности быть вместе из-за нарушенного ею закона.

Царевна пытается покончить с собой, но ей это не удается, ни при помощи огня, ни острого камня, ни веревки, ни прыжка в пропасть.

Она не может даже утонуть.

Судьба назначила ей жизнь со страданиями. После она узнает, что ее разыскивает Венера. Она обращается за помощью к степенным богиням, но Юнона, Минерва и Церера отказывают.

Душенька сама идет к Венере. Во дворце народ ошибочно принимает ее за Венеру и преклоняется перед ней. Это видит сама Венера. Месть богини страшна! Дает ей смертельные поручения, но Душенька выполняет их с помощью друзей: она приносит живую и мертвую воду от змея Горыныча Чуда-Юда, во второй – приносит Венере золотые яблоки из сада Гесперид, охраняемого Кащеем.

Третье поручение было связано с доставкой горшочка из ада Прозерпины. В тот горшочек нельзя было заглядывать. Любопытная Душенька открыла его и лицо ее стало черным.

От стыда Душечка прячется в пещере.

Амур, угождая Венере, делал вид, что забыл царевну, а сам сообщает сестрам Душеньки о желании взять их в жены. Велит им прыгнуть со скалы, чтобы Зефир доставил их к нему. Они разбились.

Мать разрешает воссоединиться с подурневшей женой. Они мирятся с Душенькой.

Боги признали их брак, и Венера вернула Душеньке красоту. С тех пор Амур и Душенька живут в счастье!

Источник: https://englishtopik.ru/kratkoe-soderzhanie-dushenka-bogdanovich/

Ссылка на основную публикацию