Этюд в багровых тонах — краткое содержание повести дойл

Этюд в багровых тонах - краткое содержание повести ДойлЭтюд в багровых тонах - краткое содержание повести Дойл

  • Конан Дойл
  • Жанр: Детектив
  • Издательство: Ward Lock & Co
  • Год написания: 1887-1888
  • Язык оригинала: Английский

Этюд в багровых тонах - краткое содержание повести ДойлЭтюд в багровых тонах - краткое содержание повести Дойл

Артур Игнейшус Конан Дойл — английский писатель (по образованию врач) ирландского происхождения, автор многочисленных приключенческих, исторических, публицистических, фантастических и юмористических произведений. Создатель классических персонажей детективной, научно-фантастической и историко-приключенческой литературы: гениального сыщика Шерлока Холмса, эксцентричного профессора Челленджера, бравого кавалерийского офицера Жерара. Со второй половины 1910-х годов и до конца жизни — активный сторонник и пропагандист идей спиритуализма.

Этюд в багровых тонах - краткое содержание повести Дойл

Артур Конан Дойл родился в семье ирландских католиков, известной своими достижениями в искусстве и литературе. Имя Конан ему дали в честь дяди матери, художника и литератора Майкла Эдварда Конана.

Отец — Чарльз Олтемонт Дойл, архитектор и художник, 31 июля 1855 года в возрасте 23 лет женился на 17-летней Мэри Джозефин Элизабет Фоули, страстно любившей книги и обладавшей большим талантом рассказчицы. От неё Артур унаследовал свой интерес к рыцарским традициям, подвигам и приключениям.

«Настоящая любовь к литературе, склонность к сочинительству идёт у меня, я считаю, от матери», — писал Конан Дойл в автобиографии. — «Яркие образы историй, которые рассказывала она мне в раннем детстве, полностью заменили в моей памяти воспоминания о конкретных событиях в моей жизни тех лет».

Этюд в багровых тонах - краткое содержание повести ДойлЭтюд в багровых тонах - краткое содержание повести Дойл

«Этюд в багровых тонах», в другом распространённом переводе — «Красным по белому» — детективная повесть Артура Конана Дойла, опубликованная в 1887 году.

Именно в этом произведении впервые появляется Шерлок Холмс. Первое издание в журнале было проиллюстрировано Дэвидом Генри Фристоном.

Первое издание в качестве книги было проиллюстрировано отцом Артура, Чарльзом Дойлом, а второе — Джорджем Хатчинсоном.

27-летний Артур Конан Дойл написал повесть всего за три недели. После ряда отказов повесть впервые была опубликована издательством Ward and Lock в журнале Beeton’s Christmas Annual за 1887 год.

Автор получил 25 фунтов стерлингов в обмен на все права на повесть (сам Дойл настаивал на роялти).

Уже в следующем 1888 году то же издательство выпустило повесть в качестве отдельной книги, а ещё через год увидело свет второе издание произведения.

Этюд в багровых тонах - краткое содержание повести Дойл

Доктор Ватсон находит квартиру и соседа. Его ждут захватывающие приключения и запутанные преступления, ложные следы и неопровержимые улики, отчаянные погони и чудеса дедукции. Но он еще об этом не знает…

Этюд в багровых тонах - краткое содержание повести ДойлЭтюд в багровых тонах - краткое содержание повести Дойл

Джефферсон Хоуп — невысокий человек в коричневом пальто, пострадавший от «банды изуверов», именующих себя мормонами, и решивший взять реванш. По неофициальной версии, родоначальник искусства»Blood-Art».

Будучи, по мнению Холмса, «свирепым, опасным, но в чём-то очень благородным человеком»» имел обыкновение выяснять отношения со своими обидчиками с помощью игры «английская таблетка» (аналог «русской рулетки»).

Тобиас Грегсон — инспектор Скотланд-Ярда. Шерлок Холмс в первой повести отзывается о нём так:

«Грегсон — самый толковый сыщик в Скотленд-Ярде. Он и Лестрейд выделяются среди прочих ничтожеств. Оба расторопны, энергичны, хотя банальны до ужаса. Друг с другом на ножах. Они ревнивы к славе, как профессиональные красавицы»

Миссис Хадсон — Второстепенный персонаж. Хозяйка квартиры, в которой проживает Шерлок.

  1. Шерлок Холмс — Главный герой 56 рассказов и 4 повестях Артура Конан Дойля.
  2. Самый настоящий ссыщик.
  3. Доктор Джон Ватсон — Компаньон и товарищ Шерлока, так же выступает его биографом.

Мистер Лестрейд — Детектив Скотланд-Ярда. «Щуплый человечек с изжелта-бледной крысьей физиономией и острыми чёрными глазками».

  • © Порочность жертвы не может оправдать убийцу в глазах закона.
  • © Где нет пищи воображению, там нет и страха.
  • © Глупец глупцу всегда внушает восхищенье.

© Человеческий мозг похож на маленький пустой чердак, который вы можете обставить, как хотите. Дурак натащит туда всякой рухляди, и полезные, нужные вещи уже некуда будет всунуть, или в лучшем случае до них не докопаешься.

А человек толковый тщательно отбирает то, что он поместит в свой чердак. Он возьмет лишь то, что ему понадобиться для работы и все разложит в образцовом порядке.

Напрасно люди думают, что у этой маленькой комнатки эластичные стены.

©Строить предположения, не зная всех обстоятельств дела, — крупнейшая ошибка. Это может повлиять на дальнейший ход рассуждений.

© Голова предназначена не только для украшения, ею иногда надо думать.

Алиса: Наконец-то я добралась до прославленного Шерлока Холмса, да и автора в целом. Это знакомство было местами неоднозначным. Дело все в серединной части повести. Откуда-то неожиданно возникает совершенно иная история, которую хотелось просто пропустить. Благо этого я не сделала и она очень наглядно описывает мотивы преступления.

Насмотревшись сериала с Камбербэтчем, я представляю Шерлока исключительно в его виде, что можно сказать и о Ватсоне (Уотсоне). И меня это вполне устраивает, ведь как прекрасно передан образ.

  1. Сама история получилась весьма увлекательной, можно познакомиться с истинным сыщиком, с методами его работы.
  2. Написано приятным языком, хотя, опять-таки затрагивая середину повести, она поначалу для меня была крайне скучной, но это продлилось недолго.
  3. От чтения остались приятные впечатления и откладывать надолго дальнейшее знакомство с Шерлоком Холмсом уже не буду.
  4. Wolf94: У всех злодейств есть изрядное сходство, и, если вы назубок помните подробности тысячи преступлений, странно будет ,если вы не распутаете тысяча первое.

Наконец-то произошло мое затянувшееся знакомство с творчеством Артура Конана Дойла! Что же, это был долгий путь, но все же я добралась. Ведь что удивительно, детективы- один из любимых жанров литературы и откровенно говоря стыдно, что не начала свое знакомство с приключений Шерлока и доктора Ватсона!

«Этюд в багровых тонах» хоть на первый взгляд и кажется простым, но это обманчивое впечатление. Избалованная всякого рода детективами, здесь я не поняла последовательность действий.

В этом плане была доктором Ватсоном. Шерлок действует по своей схеме, и мне трудно уловить ее.

Без спойлеров не обойтись, но когда вы видите совершенный факт — убийство, прийти к причине содеянного — серьезный труд.

Читатель никогда бы не догадался, что преступление совершил именно этот человек. И винить его не стоит. Дойл просто не дает шанса читателю распутать это дело, ведь он должен выставить Шерлока гением. Просто это нечестно. Практически не видим деталей и тут БАЦ — виновник пойман.

Из-за этого собственно и снизила балл. Но все равно отмечу, что для того времени — очень стоящая книга!

Виктория Кудрявцева Так случилось, что мое знакомство с Шерлоком Холмсом началось не с этой повести, а с рассказов из серии «Приключения Шерлока Холмса», но потом я, войдя во вкус, добралась и до «Этюда в багровых тонах».

Повесть небольшая (чуть больше 100 страниц в издании, которое я нашла у себя), состоит из 2 частей. В первой описывается знакомство двух, полюбившихся многим, героев и само решение дела, над которым им пришлось работать, а во второй части раскрываются предпосылки совершенных преступлений.

  • Слог автора привлекает своей простотой, сюжет заинтересовывает с первых страниц да так, что просто невозможно оторваться, пока не дочитаешь всю повесть до конца. Я, например, читала с упоением до 3 часов ночи)
  • Настоятельно рекомендую прочесть всем любителям интеллектуальных детективов!
  • Моя оценка: 10 из 10.

— Мормоны в повести изображены с довольно неприглядной стороны, в частности, автор утверждает, что убийства инакомыслящих были для них обычной практикой. В результате «Этюд в багровых тонах» неоднократно подвергался критике со стороны различных деятелей мормонской церкви.

По словам дочери писателя, Конан Дойл впоследствии признавал, что роман «был полон ошибок в части изображения мормонов».

Потомок реального Бригема Янга Леви Янг, с которым писатель встречался в Солт-Лейк-Сити, утверждал, что тот признавался ему в том, что был введён в заблуждение относительно мормонов.

— Данная книга входит до сих пор в мировой рейтинг, хотя прошло более сотни лет.

— Книга послужила неким примером для многих писателей того времени и было не мало произведений, в которых можно было заметить некую схожесть.

Ознакомиться с обзорами на шедевры мировой литературы Вы можете в нашей Библиотеке. Не нашли обзор на любимую книгу? Закажите его в теме «Заказ обзоров».

Источник: https://iccup.com/community/thread/1443853.html

Артур Конан Дойл: Этюд в багровых тонах

Этюд в багровых тонах - краткое содержание повести ДойлВ известной серии «Страна приключений» издательство «Нигма» выпустило первое произведение Артура Конан Дойла о знаменитом сыщике Шерлоке Холмсе «Этюд в багровых тонах». Начинающий писатель Конан Дойл опубликовал свою первую детективную повесть 1 января 1887 года. Так что Шерлок Холмс впервые пришел к читателям на Новый год. Прямо как дедушка Мороз. Произведение было написано в стиле детективных рассказов Эдгара По. Артур Конан Дойл считал, что для хорошего детектива нужен выдающийся сыщик, такой же харизматичный и умный как Огюст Дюпен Эдгара По, но при этом, намного его лучше. Так появился знаменитый Шерлок Холмс и его дедуктивный метод. Огюст Дюпен был слишком отвлеченным и романтическим героем, в реальность которого поверить непросто. Зато Шерлок Холмс у Конан Дойла по-настоящему интересный и живой человек, сразу же вызывающий у читателя симпатию. Он тоже романтический герой, потому что обладает суперинтеллектом, который делает его исключительным человеком, но он сильно отличается от сухого и педантичного Дюпена. Главная человеческая черта, которая появилась у Холмса — это способность к дружбе. В «Этюде в багровых тонах» мы наблюдаем за знакомством и постепенным развитием дружеских отношений между Шерлоком Холмсом и доктором Джоном Уотсоном (Ватсоном). Конан Дойл решил сделать из безликого статиста-рассказчика, каким был рассказчик в детективных рассказах Эдгара По, одного из главных героев, который активно участвует в расследованиях своего друга и помогает ему. Так появился доктор Уотсон (Ватсон), от имени которого ведётся рассказ в повести. Повесть написана в виде дневника доктора Уотсона, который рассказывает о своем друге-сыщике и о его безошибочных методах расследования.

Книга начинается с того, что бывший военный врач доктор Уотсон выходит в отставку и приезжает в Лондон. Уотсон одинокий человек. У него нет ни родни, ни близких друзей. Доктор решает работать в Лондоне и ищет себе недорогую квартиру. Однажды Уотсон знакомится в больнице со странным человеком, который изучает пятна крови.

Этот человек, как волшебный художник, может нарисовать из простых пятен крови целый «этюд в багровых тонах». Его зовут — Шерлок Холмс. Рассказ о каждом пятне крови превращается у этого необычного человека в большую интересную историю. Холмс знает, как каждое кровавое пятно появилось; при каких обстоятельствах; какая у него история и какие люди с ним связаны.

У Уотсона вызывает удивление, что Холмс может по маленькому пятнышку крови нарисовать всю картину преступления. Ему это кажется нереальным, каким-то волшебством. Оказывается, что Холмс уже давно ищет компаньона для квартиры, которую снимает, и с радостью поселяет Уотсона к себе, в дом на Бейкер-стрит.

Вскоре Уотсон поймет, что его новый друг выдающийся частный сыщик, а лондонская полиция всегда обращается за его помощью в самых сложных и непонятных криминальных делах. И вот, к Шерлоку Холмсу обращаются два полицейских инспектора, Грегсон и Лестрейд. В заброшенном доме найден труп мужчины. Никаких следов грабежа и насилия на теле нет, хотя на полу есть кровавые пятна.

Взяв Уотсона, Холмс прибывает на место преступления. Друзьям нужно раскрыть загадочное убийство и расшифровать тайну кровавых пятен.

«Этюд в багровых тонах» один из первых английских классических детективов: с таинственной загадкой, странным преступлением и неожиданным убийцей. Расследование развивается как поединок двух умов: сыщика (Холмса) и убийцы. Холмс проявит в нём впервые все свои сильные качества: дедуктивный метод; могучий интеллект и актёрское мастерство.

Конечно, Шерлок Холмс окажется сильнее лондонской полиции и отыщет преступника. Разве может быть по другому? Но в конце повести читатель начнёт сочувствовать преступнику, а не сыщикам. Вторая часть произведения превращается в любовно-приключенческий роман о жизни преступника, о его приключениях на американском Западе, трагической любви и жестокой мести.

В «Этюде в багровых тонах» Конан Дойл в первый и последний раз смешал детектив с мелодрамой. Первая часть повести— классический детектив, а вторая— приключенческая мелодрама. Конан Дойл позже жалел, что создал такую смесь и говорил о том, что нужно было остановиться только на детективе.

Самую суровую критику самому себе он высказал словами Шерлока Холмса в следующем произведении «Знак четырёх». В нём Холмс говорит Уотсону об «Этюде в багровых тонах»: «Я видел вашу повесть. И, должен признаться, не могу поздравить вас с успехом. Расследование преступления — точная наука, по крайней мере должно ею быть. И описывать этот вид деятельности надо в строгой, бесстрастной манере.

Читайте также:  Энеида - краткое содержание произведения вергилия

А у вас там сантименты». Хотя все эти «сантименты» создают в повести особую атмосферу. «Этюд в багровых тонах» не похож на другие произведения Артура Конан Дойла. Он более романтичен и трогателен. История о трагической любви особенно придется по душе женскому полу, но не оставит равнодушными и мужчин.

После её прочтения сразу же задаешь себе вопросы: «Всегда ли преступник злодей? и «Является ли месть за кровавые злодеяния преступлением?» Писатель показывает нам благородного преступника, но месть разложила его душу. Сделала из хорошего человека безжалостную машину для убийства.

Повесть Артура Конан Дойла «Этюд в багровых тонах» вышла в издательстве «Нигма» в серии «Страна приключений». Издание выполнено в традиционном для серии виде: большой формат книги; твердая обложка с рисунком и объёмным тиснением; качественная дорогая мелованная бумага; среднего размера шрифт; закладка-ляссе.

В книге много цветных иллюстраций художника Олега Пахомова. Есть большие рисунки (размером со страницу), есть и маленькие, которыми начинается каждая глава книги. Издательство «Нигма» уже выпустило в серии «Страна приключений» много книг с рисунками Олега Пахомова.

Это такие книги как «Человек-амфибия», «На краю Ойкумены», «Гиперболоид инженера Гарина» и многие другие. Особенно приятно, что «Нигма» выпускает все книги о Шерлоке Холмсе именно с рисунками Олега Пахомова. В серии «Страна приключений» уже вышли книги «Собака Баскервилей» и «Приключения Шерлока Холмса» с рисунками Пахомова.

И вот теперь «Этюд в багровых тонах». В результате, все три книги о Шерлоке Холмсе обладают художественным единством. Когда их листаешь, то создаётся полное впечатление, что одна книга продолжает другую. Этюд в багровых тонах - краткое содержание повести ДойлТакое впечатление возникает не только благодаря главным героям, но и единству рисунков. Рисунки Пахомова динамичные, художник чаще всего любит рисовать активные события: погони, драки, перестрелки. Но когда он изображает героев в спокойной обстановке, то сразу же чувствуется как глубоко художник их понимает. Шерлок Холмс у Пахомова — классический англичанин, у которого за маской прагматика и реалиста прячется пылкая душа и жажда приключений, а на «армию Холмса», состоящую из маленьких лондонских бродяг-беспризорников, невозможно смотреть без улыбки. Когда действие повести меняется, и события начинают разворачиваться на американском Диком Западе, меняется и колорит рисунков. Буквально чувствуешь на себе яркое, жгучее и безжалостное солнце американской пустыни, которое сводит с ума, губит всё хорошее и доброе и провоцирует на самые страшные преступления.

  • Книга рекомендована для детей среднего школьного возраста (маркировка на обложке 12+), а также все поклонникам детективов, приключенческих романов, классической литературы, а также ценителям качественно и красиво изданных книг с хорошими иллюстрациями.
  • Дмитрий Мацюк специально для Букландии
  • _____________________________________________________________________
    Артур Конан Дойл «Этюд в багровых тонах» Художник: Пахомов Олег Изд-во: Нигма, 2018 г.
    Лабиринт В Мy-shop В Озоне

Источник: https://MyBookland.ru/artur-konan-dojl-etyud-v-bagrovyh-tonah/

Этюд в багровых тонах — это… Что такое Этюд в багровых тонах?

«Этюд в багровых тонах»[1] (англ. A Study in Scarlet) — детективная повесть Артура Конана Дойля, опубликованная в 1887 году. Именно в этом произведении впервые появляется Шерлок Холмс. Первое издание книги было проиллюстрировано отцом Артура, Чарльзом Дойлем, а второе — Джорджем Хатчинсоном.

Сюжет

Часть 1. «Из воспоминаний доктора Джона Г. Ватсона, отставного офицера военно-медицинской службы»

В пустом доме обнаружен труп. Этот человек — некто Енох Дреббер, американец.

Сыщик-консультант Шерлок Холмс по просьбе своих «коллег-полицейских» Лестрейда и Грегсона без труда устанавливает причину смерти несчастного: это яд. В карманах мертвеца находят телеграмму «Дж. Х.

в Европе» (на месте преступления обнаружено обручальное кольцо), а на стене рядом с телом кровью оставленное послание — rache (по-немецки «месть»).

Лестрейд вскоре выходит на след секретаря погибшего, Стэнджерсона, и наносит ему визит, в ходе которого выясняется, что тот убит — зарезан в своем номере в отеле. В номере также находят две пилюли. Эксперимент, поставленный Холмсом, показал, что одна из пилюль безвредна, а вторая — ядовита, таким образом убийца хотел предоставить равные шансы себе и погибшему.

Холмс дает в газету объявление о пропаже кольца (на имя своего компаньона Джона Ватсона) в надежде найти преступника, но сыщика ловко обманывает сообщник убийцы, переодевшийся в старушку. В ходе слежки Холмс упускает сообщника.

В итоге с помощью нанятых уличных мальчишек-оборванцев он узнает, что убийца работает кебменом и, под видом переезда из дома, вызывает его к своему дому.

С просьбой помочь занести вещи он приглашает ничего не подозревающего убийцу к себе, где в тот момент находятся двое товарищей Холмса (Лестрейд и Грегсон), расследующих это дело, доктор Уотсон и сам Холмс.

Когда кэбмен наклоняется за чемоданом Холмса, тот надевает на него наручники и объявляет присутствующим — Лестрейду, Грегсону и Ватсону: «Джентельмены, позвольте представить вам мистера Джефферсона Хоупа, убийцу Еноха Дреббера и Джозефа Стэнджерсона!». Убийца делает попытку выбраться через окно, но четверо друзей скручивают преступника.

Часть 2. «Страна святых»

Группа из 22 человек странствовала в поисках лучшей доли по Дикому Западу. В итоге в живых остается лишь двое — некто Джон Ферье и маленькая осиротевшая девочка Люси, которую Ферье теперь считает своей дочерью. Обоз мормонов обнаруживает Ферье и девочку в пустыне.

Путники устали от долгих скитаний без воды и еды и уже отчаялись найти выход из своего безвыходного положения. Мормоны обещают взять несчастных с собой в колонию, если те примут мормонскую веру. Ферье соглашается. Вскоре группа мормонов достигает Юты, где и строит свой собственный город.

Ферье становится известным и богатым человеком, один растит приемную дочь, оставаясь холостяком, за что нередко выслушивает упреки от земляков-многожёнцев.

Однажды Люси спасает молодой человек Джефферсон Хоуп, добропорядочный христианин, сын старого знакомого Ферье. Он останавливается в его доме. Хоуп занимается тем, что добывает в горах серебро и продает в Солт-Лейк-Сити, чтобы заработать на разработку открытых им же месторождений.

Вскоре Хоуп объявляет Люси о том, что ему нужно уехать на два месяца, но прежде этого он предлагает ей выйти за него замуж. Девушка соглашается, её отец также очень рад решению дочери, потому что он никогда бы не решился выдать её за мормона — Джон Ферье считает многожёнство делом постыдным.

Когда Хоуп уезжает, к Ферье приходит старейшина колонии — Бригем Янг. Он обязывает Ферье выдать свою дочь либо за сына Дреббера, либо за сына Стэнджерсона. Поговорив с дочерью, Ферье решает дождаться возвращения Хоупа и втроём бежать из колонии. На следующий день Стэнджерсон и сын Дреббера приходят к Ферье свататься.

Ферье грубо выпроваживает обоих, что по нравам колонии считается смертельно опасным проступком. Вскоре Янг посылает Ферье записку:

На искупление вины тебе дается двадцать девять дней, а потом…

За день до окончания отведённого срока возвращается Хоуп. Беглецам удается пройти караул, якобы имея разрешения от Совета Четырёх (Дреббера, Стэнджерсона, Кемболла и Джонстона). За ними отправляются в погоню.

На второй день запасы еды истощаются и Хоуп отправляется на охоту. Ночью он с добычей возвращается в лагерь. Там не оказывается ни Ферье, ни Люси. Хоуп понимает, что случилось непоправимое.

Он находит могилу с надписью:

Джон Ферье из Солт-Лейк-Сити. Умер 4 августа 1860 года

Хоуп возвращается в колонию, где от мормона Каупера узнает, что Люси насильно выдали замуж за Дреббера. Через месяц после свадьбы Люси умирает. Во время похорон одичавший, оборванный Хоуп пробирается к гробу и снимает с её пальца обручальное кольцо.

Он уходит в горы, скитается, ведёт дикую жизнь. Через некоторое время Хоуп возвращается к своим прежним занятиям, но только для того, чтобы поднакопить немного денег и отомстить негодяям, погубившим его невесту и её отца.

В Неваде он узнает, что младшие члены мормонской колонии, в том числе и сыновья Дреббера и Стэнджерсона, взбунтовались, отказались от мормонской веры и уехали. Годами он бродил по городам. Он знал, что Дреббер и Стэнджерсон покинули Америку и переселились в Европу.

Они были и в Петербурге, и в Копенгагене, вскоре несчастный герой находит их в Лондоне и совершает свой акт мести.

Не дождавшись суда, Джефферсон Хоуп умирает от аневризмы аорты (факт наличия болезни был засвидетельствован доктором Джоном Ватсоном ещё во время поимки преступника на Бейкер-Стрит, 221 В).

Переводы на русский язык

Первое издание романа на русском языке появилось с 1898 году в декабрьском номере журнала «Свет» под названием «Поздняя месть (Уголовный роман Дойля)», оно было переведено с немецкого Вл. Бернаскони[2]. С тех пор сделано более 10 переводов.

Примечания

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/405195

Читать

Артур Конан Дойл

Этюд в багровых тонах

Часть I.

Из воспоминаний доктора Джона Г. Уотсона, отставного офицера военно-медицинской службы

Глава I.

Мистер Шерлок Холмс

В 1878 году я окончил Лондонский университет, получив звание врача, и сразу же отправился в Нетли, где прошел специальный курс для военных хирургов. После окончания занятий я был назначен ассистентом хирурга в Пятый Нортумберлендский стрелковый полк.

В то время полк стоял в Индии, и не успел я до него добраться, как вспыхнула вторая война с Афганистаном. Высадившись в Бомбее, я узнал, что мой полк форсировал перевал и продвинулся далеко в глубь неприятельской территории.

Вместе с другими офицерами, попавшими в такое же положение, я пустился вдогонку своему полку; мне удалось благополучно добраться до Кандагара, где я наконец нашел его и тотчас же приступил к своим новым обязанностям.

Многим эта кампания принесла почести и повышения, мне же не досталось ничего, кроме неудач и несчастья. Я был переведен в Беркширский полк, с которым я участвовал в роковом сражении при Майванде[1].

Ружейная пуля угодила мне в плечо, разбила кость и задела подключичную артерию.

Вероятнее всего я попал бы в руки беспощадных гази[2], если бы не преданность и мужество моего ординарца Мюррея, который перекинул меня через спину вьючной лошади и ухитрился благополучно доставить в расположение английских частей.

Измученный раной и ослабевший от длительных лишений, я вместе с множеством других раненых страдальцев был отправлен поездом в главный госпиталь в Пешавер. Там я стал постепенно поправляться и уже настолько окреп, что мог передвигаться по палате и даже выходить на веранду, чтобы немножко погреться на солнце, как вдруг меня свалил брюшной тиф, бич наших индийских колоний.

Несколько месяцев меня считали почти безнадежным, а вернувшись наконец к жизни, я еле держался на ногах от слабости и истощения, и врачи решили, что меня необходимо немедля отправить в Англию.

Я отплыл на военном транспорте «Оронтес» и месяц спустя сошел на пристань в Плимуте с непоправимо подорванным здоровьем, зато с разрешением отечески-заботливого правительства восстановить его в течение девяти месяцев.

В Англии у меня не было ни близких друзей, ни родни, и я был свободен, как ветер, вернее, как человек, которому положено жить на одиннадцать шиллингов и шесть пенсов в день.

При таких обстоятельствах я, естественно, стремился в Лондон, в этот огромный мусорный ящик, куда неизбежно попадают бездельники и лентяи со всей империи.

В Лондоне я некоторое время жил в гостинице на Стрэнде и влачил неуютное и бессмысленное существование, тратя свои гроши гораздо более привольно, чем следовало бы.

Наконец мое финансовое положение стало настолько угрожающим, что вскоре я понял: необходимо либо бежать из столицы и прозябать где-нибудь в деревне, либо решительно изменить образ жизни. Выбрав последнее, я для начала решил покинуть гостиницу и найти себе какое-нибудь более непритязательное и менее дорогостоящее жилье.

В тот день, когда я пришел к этому решению, в баре Критерион кто-то хлопнул меня по плечу. Обернувшись, я увидел молодого Стэмфорда, который когда-то работал у меня фельдшером в лондонской больнице.

Как приятно одинокому увидеть вдруг знакомое лицо в необъятных дебрях Лондона! В прежние времена мы со Стэмфордом никогда особенно не дружили, но сейчас я приветствовал его почти с восторгом, да и он тоже, по-видимому, был рад видеть меня.

От избытка чувств я пригласил его позавтракать со мной, и мы тотчас же взяли кэб и поехали в Холборн.

— Что вы с собой сделали, Уотсон? — с нескрываемым любопытством спросил он, когда кэб застучал колесами по людным лондонским улицам. — Вы высохли, как щепка, и пожелтели, как лимон!

Читайте также:  Фаталист - краткое содержание глава из романа герой нашего времени с планом лермонтова

Я вкратце рассказал ему о своих злоключениях и едва успел закончить рассказ, как мы доехали до места.

— Эх, бедняга! — посочувствовал он, узнав о моих бедах.

— Ну, и что же вы поделываете теперь?

— Ищу квартиру, — ответил я. — Стараюсь решить вопрос, бывают ли на свете удобные комнаты за умеренную цену.

— Вот странно, — заметил мой спутник, — вы второй человек, от которого я сегодня слышу эту фразу.

— А кто же первый? — спросил я.

— Один малый, который работает в химической лаборатории при нашей больнице. Нынче утром он сетовал: он отыскал очень милую квартирку и никак не найдет себе компаньона, а платить за нее целиком ему не по карману.

— Черт возьми! — воскликнул я. — Если он действительно хочет разделить квартиру и расходы, то я к его услугам! Мне тоже куда приятнее поселиться вдвоем, чем жить в одиночестве!

Молодой Стэмфорд как-то неопределенно посмотрел на меня поверх стакана с вином.

— Вы ведь еще не знаете, что такое этот Шерлок Холмс, — сказал он. — Быть может, вам и не захочется жить с ним в постоянном соседстве.

— Почему? Чем же он плох?

— Я не говорю, что он плох. Просто немножко чудаковат — энтузиаст некоторых областей науки. Но вообще-то, насколько я знаю, он человек порядочный.

— Должно быть, хочет стать медиком? — спросил я.

— Да нет, я даже не пойму, чего он хочет. По-моему, он отлично знает анатомию, и химик он первоклассный, но, кажется, медицину никогда не изучал систематически. Он занимается наукой совершенно бессистемно и как-то странно, но накопил массу, казалось бы, ненужных для дела знаний, которые немало удивили бы профессоров.

— А вы никогда не спрашивали, что у него за цель? — поинтересовался я.

— Нет, из него не так-то легко что-нибудь вытянуть, хотя, если он чем-то увлечен, бывает, что его и не остановишь.

— Я не прочь с ним познакомиться, — сказал я. — Если уж иметь соседа по квартире, то пусть лучше это будет человек тихий и занятый своим делом. Я недостаточно окреп, чтобы выносить шум и всякие сильные впечатления. У меня столько было того и другого в Афганистане, что с меня хватит до конца моего земного бытия. Как же мне встретиться с вашим приятелем?

— Сейчас он наверняка сидит в лаборатории, — ответил мой спутник. — Он либо не заглядывает туда по неделям, либо торчит там с утра до вечера. Если хотите, поедем к нему после завтрака.

— Разумеется, хочу, — сказал я, и разговор перешел на другие темы.

https://www.youtube.com/watch?v=EYsxoSBvKp4

Пока мы ехали из Холборна в больницу, Стамфорд успел рассказать мне еще о некоторых особенностях джентльмена, с которым я собирался поселиться вместе.

— Не будьте на меня в обиде, если вы с ним не уживетесь, — сказал он. — Я ведь знаю его только по случайным встречам в лаборатории. Вы сами решились на эту комбинацию, так что не считайте меня ответственным за дальнейшее.

— Если мы не уживемся, нам ничто не помешает расстаться, — ответил я. — Но мне кажется, Стамфорд, — добавил я, глядя в упор на своего спутника, — что по каким-то соображениям вы хотите умыть руки. Что же, у этого малого ужасный характер, что ли? Не скрытничайте, ради Бога!

— Попробуйте-ка объяснить необъяснимое, — засмеялся Стэмфорд. — На мой вкус. Холмс слишком одержим наукой — это у него уже граничит с бездушием.

Легко могу себе представить, что он вспрыснет своему другу небольшую дозу какого-нибудь новооткрытого растительного алкалоида, не по злобе, конечно, а просто из любопытства, чтобы иметь наглядное представление о его действии.

Впрочем, надо отдать ему справедливость, я уверен, что он так же охотно сделает этот укол и себе. У него страсть к точным и достоверным знаниям.

— Что ж, это неплохо.

— Да, но и тут можно впасть в крайность. Если дело доходит до того, что трупы в анатомичке он колотит палкой, согласитесь, что это выглядит довольно-таки странно.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=8352&p=1

Артур Конан Дойл — Этюд в багровых тонах

Часть 1. «Из воспоминаний доктора Джона X. Ватсона, отставного офицера военно-медицинской службы»

В пустом доме обнаружен труп. Этот человек — некто Енох Дреббер, американец.

Сыщик-консультант Шерлок Холмс по просьбе своих «коллег-полицейских» Лестрейда и Грегсона без труда устанавливает причину смерти несчастного — это яд. В карманах мертвеца находят телеграмму «Дж. Х.

в Европе», на месте преступления обнаружено обручальное кольцо, а на стене рядом с телом кровью оставлено послание: RACHE (по-немецки «месть»).

Лестрейд вскоре выходит на след секретаря погибшего, Стенджерсона, и наносит ему визит, в ходе которого выясняется, что тот убит — зарезан в своем номере в отеле. В номере также находят две пилюли. Эксперимент, поставленный Холмсом, показал, что одна из пилюль безвредна, а вторая — ядовита, таким образом убийца хотел предоставить равные шансы себе и погибшему.

Холмс дает в газету объявление о пропаже кольца (на имя своего компаньона Джона Ватсона) в надежде найти преступника, но сыщика ловко обманывает сообщник убийцы, переодевшийся в старушку. В ходе слежки Холмс упускает сообщника.

В итоге с помощью нанятых уличных мальчишек-оборванцев он узнает, что убийца работает кэбменом и, под видом переезда из дома, вызывает его к своему дому.

С просьбой помочь занести вещи он приглашает ничего не подозревающего убийцу к себе, где в тот момент находятся двое товарищей Холмса (Лестрейд и Грегсон), расследующих это дело, доктор Ватсон и сам Холмс.

Когда кэбмен наклоняется за чемоданом Холмса, тот надевает на него наручники и объявляет присутствующим — Лестрейду, Грегсону и Ватсону: «Джентльмены, позвольте представить вам мистера Джефферсона Хоупа, убийцу Еноха Дреббера и Джозефа Стенджерсона!». Убийца делает попытку выбраться через окно, но трое известных сыщиков скручивают преступника.

Часть 2. «Страна святых»

Повествование переносится на 30 лет в прошлое. Группа из 22 человек странствовала в поисках лучшей доли по Дикому Западу. В итоге в живых остаются лишь двое — некто Джон Ферье и маленькая осиротевшая девочка Люси, которую Ферье теперь считает своей дочерью. Обоз мормонов обнаруживает Ферье и девочку в пустыне.

Путники устали от долгих скитаний без воды и еды и уже отчаялись найти выход из своего безвыходного положения. Мормоны обещают взять несчастных с собой в колонию, если те примут мормонскую веру. Ферье соглашается. Вскоре группа мормонов достигает Юты, где и строит свой собственный город.

Ферье становится известным и богатым человеком, один растит приёмную дочь, оставаясь холостяком, за что нередко выслушивает упреки от земляков-многожёнцев.

Однажды Люси спасает молодой человек Джефферсон Хоуп, добропорядочный христианин, сын старого знакомого Ферье. Он останавливается в его доме. Хоуп занимается тем, что добывает в горах серебро и продает в Солт-Лейк-Сити, чтобы заработать на разработку открытых им же месторождений.

Вскоре Хоуп объявляет Люси о том, что ему нужно уехать на два месяца, но прежде этого он предлагает ей выйти за него замуж. Девушка соглашается, её отец также очень рад решению дочери, потому что он никогда бы не решился выдать её за мормона — Джон Ферье считает многожёнство делом постыдным.

Когда Хоуп уезжает, к Ферье приходит старейшина колонии — Бригем Янг. Он обязывает Ферье выдать свою дочь либо за сына Дреббера, либо за сына Стенджерсона. Поговорив с дочерью,Ферье решает дождаться возвращения Хоупа и втроём бежать из колонии. На следующий день Стэнджерсон и сын Дреббера приходят к Ферье свататься.

Ферье грубо выпроваживает обоих, что по нравам колонии считается смертельно опасным проступком. Вскоре Янг посылает Ферье записку:

На искупление вины тебе дается двадцать девять дней, а потом…

За день до окончания отведённого срока возвращается Хоуп. Беглецам удается пройти караул, якобы имея разрешения от Совета Четырёх (Дреббера, Стэнджерсона, е и Джонстона). За ними отправляются в погоню.

На второй день запасы еды истощаются и Хоуп отправляется на охоту. Ночью он с добычей возвращается в лагерь. Там не оказывается ни Ферье, ни Люси. Хоуп понимает, что случилось непоправимое.

Он находит могилу с надписью:

Джон Ферье из Солт Лейк Сити умер 4 августа 1860

Хоуп возвращается в колонию, где от мормона Купера узнает, что Люси насильно выдали замуж за Дреббера. Через месяц после свадьбы Люси умирает. Во время похорон одичавший, оборванный Хоуп пробирается к гробу и снимает с её пальца обручальное кольцо.

Он уходит в горы, скитается, ведёт дикую жизнь. Через некоторое время Хоуп возвращается к своим прежним занятиям, но только для того, чтобы поднакопить немного денег и отомстить негодяям, погубившим его невесту и её отца.

В Неваде он узнает, что младшие члены мормонской колонии, в том числе и сыновья Дреббера и Стенджерсона, взбунтовались, отказались от мормонской веры и уехали. Годами он бродил по городам. Он знал, что Дреббер и Стенджерсон покинули Америку и переселились в Европу.

Они были и в Петербурге, и в Копенгагене, вскоре несчастный герой находит их в Лондоне и совершает свой акт мести.

Не дождавшись суда, Джефферсон Хоуп умирает от аневризмы аорты (факт наличия болезни был засвидетельствован доктором Джоном Ватсоном ещё во время поимки преступника на Бейкер-Стрит, 221 Б).

Источник: https://KnigoPoisk.org/books/artur_konan_doyl_etyud_v_bagrovykh_tonakh

Читать книгу «Этюд в багровых тонах» онлайн— Артур Конан Дойл — Страница 1 — MyBook

В 1878 году я получил степень доктора медицины в Лондонском университете и отправился в Нетли[1] для прохождения курса полевой хирургии. По окончании занятий, в положенный срок, я был приписан в качестве ассистента хирурга к Пятому Нортумберлендскому стрелковому полку.

Мой полк в то время стоял в Индии, и, прежде чем я прибыл на место службы, началась Вторая афганская кампания[2]. Высадившись в Бомбее, я узнал, что моя часть, преодолев перевалы, уже продвинулась далеко в глубь территории противника.

Вместе со многими другими офицерами, оказавшимися в такой же ситуации, я отправился вдогонку и, благополучно добравшись до Кандагара, нашел свой полк и сразу же приступил к исполнению новых обязанностей.

Многим эта кампания принесла славу и продвижение по службе, но для меня обернулась сплошными неудачами и бедствиями.

Переведенный из своего полка в Беркширский, я участвовал в роковой битве при Мейванде[3]. Там был ранен в плечо джезайлской пулей[4], которая раздробила мне кость и задела подключичную артерию. Я непременно попал бы в руки кровожадных гази[5], если бы не преданность и храбрость моего ординарца Мюррея; он взвалил меня на вьючную лошадь и благополучно доставил на британские позиции.

Измученного болью и ослабленного долгими лишениями, которые выпали на мою долю, меня с полным обозом других раненых отвезли в главный госпиталь, располагавшийся в Пешаваре.

Там я оправился от ранения и окреп настолько, что уже ходил по палате и даже понемногу загорал на веранде, но тут меня внезапно сразил брюшной тиф – это вечное проклятие наших индийских владений.

Несколько месяцев жизнь моя висела на волоске, а когда я наконец пришел в себя и начал выздоравливать, то оказался так слаб и истощен, что консилиум врачей решил, не медля ни дня, отправить меня в Англию.

Меня доставили на транспортное судно «Оронт» и месяц спустя высадили в Портсмуте с непоправимо разрушенным здоровьем. Впрочем, отечески заботливое правительство разрешило мне использовать следующие девять месяцев на то, чтобы попытаться поправить его.

В Англии я не имел ни друзей, ни родственников, поэтому был свободен как ветер – по крайней мере настолько, насколько может быть свободен человек, получающий одиннадцать шиллингов и шесть пенсов в день.

В подобных обстоятельствах меня, естественно, потянуло в Лондон, в этот отстойник, куда непреодолимо стекаются все праздношатающиеся бездельники Империи.

Там я жил некоторое время в частной гостинице на Стрэнде, ведя тоскливое и бессмысленное существование и тратя имевшиеся у меня деньги весьма беспечно.

Вскоре мое финансовое положение стало ужасающим, и я понял, что должен либо покинуть столицу и удалиться в деревню, либо совершенно изменить образ жизни. Сделав выбор в пользу последнего, я начал раздумывать над тем, чтобы съехать из гостиницы и поселиться в каком-нибудь менее фешенебельном и дорогом жилище.

В тот самый день, когда я пришел к этому решению, в «Крайтирион-баре» кто-то похлопал меня по плечу, и, обернувшись, я узнал молодого Стэмфорда, некогда работавшего у меня фельдшером в госпитале «Бартс»[6].

Читайте также:  Душенька - краткое содержание повести богдановича

Одинокому человеку всегда приятно увидеть дружеское лицо в необозримой пустыне Лондона. В прежние времена мы со Стэмфордом не были закадычными друзьями, но теперь я приветствовал его с бурным восторгом, и он тоже, казалось, искренне обрадовался встрече.

В порыве чувств я пригласил его пообедать со мной в ресторане «Холборн», куда мы и отправились в извозчичьей пролетке.

– Что, черт возьми, происходило с вами все это время, Уотсон? – спросил он с нескрываемым изумлением, пока мы тряслись по запруженным людьми лондонским улицам. – Вы тощий, как жердь, и коричневый, как орех.

Я кратко поведал ему о своих приключениях и едва успел закончить рассказ, как мы прибыли к месту назначения.

– Бедолага! – посочувствовал Стэмфорд, выслушав сагу о моих несчастьях. – И чем же вы занимаетесь теперь?

– Ищу жилье. Пытаюсь решить проблему: можно ли найти удобную квартиру за разумную цену?

– Как странно, – заметил мой спутник, – за сегодняшний день вы второй человек, от которого я слышу это выражение.

– А кто был первым? – поинтересовался я.

– Один мой приятель, работающий в химической лаборатории госпиталя. Он присмотрел славную квартиру и сегодня утром жаловался, что не может найти партнера, чтобы снять ее на двоих, – ему одному она не по карману.

– Вот это удача! – воскликнул я. – Если ему действительно нужен компаньон, чтобы разделить жилье и плату за него, я для него как раз то, что нужно. Я определенно предпочел бы иметь сотоварища, чем прозябать в одиночестве.

Молодой Стэмфорд посмотрел на меня поверх бокала немного странным взглядом.

– Вы ведь пока не знакомы с Шерлоком Холмсом, – сказал он. – Возможно, он и не подойдет вам в качестве постоянного компаньона.

– Почему? С ним что-то не так?

– О нет. Просто он слегка чудаковат – энтузиаст в некой отрасли знания, но, судя по всему, человек вполне порядочный.

– Он, наверное, изучает медицину? – предположил я.

– Нет. Я понятия не имею, что именно изучает Холмс. Кажется, он преуспел в анатомии и первоклассный химик, но, насколько мне известно, систематически медициной никогда не занимался. Его занятия очень бессистемны и необычны, но благодаря им Холмс накопил такое количество побочных знаний, что поразил бы любых профессоров.

– И вы никогда не спрашивали у него, чем конкретно он занимается? – удивился я.

– Нет. Холмс не из тех, кого легко разговорить, хотя бывает весьма словоохотлив, когда им овладевает некая фантазия.

– Я хотел бы с ним познакомиться. Если уж делить с кем-нибудь жилье, я предпочел бы человека со спокойными привычками и преданного науке. Для шума и острых ощущений я еще недостаточно окреп. Всего этого я столько испытал в Афганистане, что хватит до конца моего земного существования. Так как же мне познакомиться с вашим приятелем?

– Он наверняка у себя в лаборатории. Холмс либо неделями глаз туда не кажет, либо работает там с утра до ночи. Если хотите, можно поехать к нему сразу после обеда.

– Конечно, – обрадовался я, и разговор переключился на другие темы.

После того как мы вышли из «Холборна» и направились в госпиталь, Стэмфорд поведал мне еще кое-что об особенностях джентльмена, с которым я вознамерился соседствовать.

– Только если вы с ним не поладите, меня не вините, – предупредил он. – Я знаю о нем лишь то немногое, что успел выяснить во время случайных встреч в лаборатории. Поскольку вы сами решили с ним съехаться, вся ответственность ложится на вас.

– Если мы не поладим, то попросту расстанемся, – ответил я и добавил: – Стэмфорд, по-моему, вы умываете руки не без причины. Может быть, у этого человека чудовищный характер или есть что-то еще? Не бойтесь, скажите откровенно.

– Не так-то просто выразить невыразимое, – рассмеялся он. – На мой вкус, Холмс слишком одержим наукой, и порой это граничит с бездушием.

Я, например, вполне могу представить себе, как он дает другу щепотку новейшего растительного алкалоида – и не по злобе, уверяю вас, а из любви к научному эксперименту: чтобы скрупулезно зафиксировать симптомы воздействия яда.

Но, надо отдать ему должное, полагаю, скорее и с полной готовностью он примет препарат сам. Судя по всему, у Холмса страсть к точному и проверенному знанию.

– В этом нет ничего дурного.

– Конечно, но иногда он преступает границу. Когда дело доходит до избиения палкой трупов в прозекторской, это выглядит слишком уж эксцентрично.

– Избиения трупов?!

– Да, чтобы проверить, в течение какого времени после смерти на теле могут образоваться синяки. Я своими глазами видел, как Холмс это проделывает.

– И вы еще говорите, что он не изучает медицину?

– Нет. Одному Богу известно, каков предмет его научных поисков. Но вот мы и приехали, так что сейчас у вас появится возможность составить о нем собственное представление.

При этих его словах мы свернули в узкий проулок и вошли в маленькую боковую дверь, ведущую в одно из крыльев большого госпиталя.

Здесь все было мне знакомо, и я не нуждался в проводнике, чтобы подняться по тускло освещенной каменной лестнице и пройти по длинному коридору с открывающейся перспективой беленых стен и выкрашенных серовато-коричневой краской дверей.

Ближе к концу коридора низкая арка открывала проход в боковое ответвление, упирающееся в химическую лабораторию.

Это была комната с высоким потолком и выстроившимися на полках вдоль стен, а кое-где стоящими как попало разнообразными пузырьками и склянками.

На широких низких столах, расставленных без всякой системы, теснились реторты, пробирки и маленькие бунзеновские горелки, над которыми колыхались мерцающие язычки синего пламени. В комнате находился только один исследователь.

Поглощенный работой, он сидел, склонившись над дальним столом. Услышав наши шаги, он оглянулся и вскочил с радостным криком.

– Я нашел его! Нашел! – сообщил он моему спутнику, бросаясь к нам с пробиркой в руке. – Я нашел реагент, который осаждает только гемоглобин, и ничего больше.

Найди он золотую жилу, большего восторга его лицо все равно не выразило бы.

– Доктор Уотсон, мистер Шерлок Холмс, – представил нас друг другу Стэмфорд.

– Рад познакомиться, – сердечно произнес Холмс, сжав мою руку с силой, какой я в нем не предполагал. – Вижу, вы прибыли из Афганистана.

– Господи, как вы это узнали? – Я был потрясен.

– Не важно. – Он усмехнулся чему-то своему. – Сейчас главное – гемоглобин. Вы, конечно, понимаете значение этого моего открытия?

– С точки зрения химии это, безусловно, интересно, – ответил я. – Но что касается практической пользы…

– Помилуйте! Это самое полезное для судебной медицины открытие за все последние годы. Неужели вы не догадываетесь, что оно дает возможность проводить безошибочно точный анализ следов крови? Идите же сюда! – Холмс нетерпеливо схватил меня за рукав и потянул к своему столу. – Давайте-ка добудем немного свежей крови.

 – Он вонзил себе в палец длинную иглу и всосал показавшуюся каплю крови химической пипеткой. – Теперь я развожу это небольшое количество крови в литре воды. Видите, раствор по-прежнему выглядит как совершенно чистая вода. Содержание крови в нем не превышает одной миллионной доли.

И тем не менее я не сомневаюсь, что мы получим характерную реакцию.

Продолжая говорить, Холмс всыпал в сосуд несколько белых кристаллов и добавил две-три капли прозрачной жидкости. В следующий же миг содержимое сосуда приобрело тусклый красновато-коричневый цвет, и на дно выпал коричневый осадок.

– Ха-ха! – ликующе воскликнул Холмс, хлопая в ладоши и глядя восторженно, как ребенок, получивший новую игрушку. – Ну, что вы об этом думаете?

– По-моему, это очень тонкий анализ, – заметил я.

– Превосходный! Превосходный! Старый гваяколовый[7] анализ чересчур громоздок и неточен, как и исследование частиц крови под микроскопом.

Последнее вообще теряет всякий смысл, если кровяные пятна оставлены несколько часов назад. А мой новый анализ, видимо, вообще не зависит от давности пятен.

Если бы эта методика существовала раньше, сотни людей, поныне свободно топчущих землю, были бы давным-давно осуждены за свои преступления.

– В самом деле! – пробормотал я.

– Очень часто расследование упирается в эту единственную загвоздку. Представьте себе: человека заподозрили в преступлении, совершенном, быть может, за несколько месяцев до того. Осмотрев его белье или одежду, нашли на них коричневатые пятна.

Что они собой представляют: следы крови, грязи или ржавчины, а может, это следы фруктового сока или что-то еще? Этот вопрос ставил в тупик многих экспертов. А почему? Потому что не существовало надежной методики анализа.

Теперь есть анализ по Шерлоку Холмсу, и больше никаких трудностей не будет.

Его глаза сияли, и, прижав руку к сердцу, он поклонился воображаемой рукоплещущей толпе.

– Вас следует поздравить, – заметил я, весьма удивленный его безудержным энтузиазмом.

– В прошлом году во Франкфурте расследовали дело фон Бишхоффа. Если бы мой анализ был уже принят на вооружение, преступника непременно повесили бы. А еще было дело Мейсона из Брэдфорда, дела пресловутого Мюллера, Лефевра из Монпелье, Сэмсона из Нового Орлеана. Я могу назвать десятки дел, в расследовании которых мой анализ сыграл бы решающую роль.

– Вы просто ходячая энциклопедия преступлений, – рассмеялся Стэмфорд. – Вам впору основать соответствующую газету. Назовите ее «Полицейские новости из прошлого».

– И, уверяю вас, это было бы весьма увлекательное чтение, – подхватил Шерлок Холмс, заклеивая прокол на пальце пластырем. – Нужно быть осторожным, – объяснил он, обернувшись ко мне с улыбкой, – я много вожусь с ядами. – Холмс вытянул руку, и я заметил, что вся она покрыта кусочками пластыря и во многих местах обесцвечена сильными кислотами.

– А мы пришли по делу. – Стэмфорд уселся на высокий трехногий стул и мысом ботинка подтолкнул мне другой такой же. – Вот этот мой друг хочет снять берлогу, а поскольку вы жаловались, что не можете найти напарника, который согласится оплачивать квартиру пополам с вами, я решил свести вас.

Шерлока Холмса, похоже, восхитила идея соседствовать со мной.

– Я приглядел квартиру на Бейкер-стрит, – пояснил он. – Думаю, она подошла бы нам по всем статьям. Надеюсь, вы ничего не имеете против запаха крепкого табака?

– Я сам всегда курил матросскую махорку, – ответил я.

– Прекрасно. Еще у меня повсюду стоят химикаты, и я время от времени провожу опыты. Это не будет мешать вам?

– Ни в коей мере.

– Так, позвольте прикинуть – какие еще у меня есть недостатки. Порой на меня нападает хандра, и тогда я неделями не открываю рта. В таких случаях вы не должны думать, что я дуюсь. Просто оставьте меня в покое, и я скоро приду в норму. А вам есть в чем признаться? Если двое мужчин собираются жить вместе, худшее друг о друге им лучше знать заранее.

Меня позабавил этот допрос, и я рассмеялся.

– У меня есть щенок бульдога, и я не выношу шума из-за моих расшатанных нервов; еще я безбожно поздно встаю и чрезвычайно ленив. Когда я здоров, набор грехов у меня иной, но в настоящее время основные – эти.

– Включаете ли вы в категорию «шума» игру на скрипке? – встревожился Холмс.

– Это зависит от того, кто играет. Хорошая игра на скрипке – божественное удовольствие, плохая же…

– О, не беспокойтесь, – с радостным смехом перебил он меня. – Полагаю, мы договорились – то есть в том случае, если вас устроит квартира.

– Когда можно осмотреть ее?

– Заезжайте за мной сюда завтра в полдень, мы вместе поедем и все уладим.

– Отлично – ровно в полдень. – Я пожал ему руку.

  • Оставив Холмса колдовать над его реактивами, мы со Стэмфордом пешком отправились к моей гостинице.
  • – Кстати, – вдруг спросил я, останавливаясь, – откуда, черт побери, он узнал, что я приехал из Афганистана?
  • Мой спутник загадочно улыбнулся.

– Это еще одна его маленькая особенность. Очень многие хотели бы понять, откуда Холмс все узнаёт.

– О! Тайна, не так ли? – воскликнул я, радостно потирая руки. – Это очень пикантно. Весьма признателен вам за то, что вы свели нас. Помните: «Вотще за Богом смертные следят. На самого себя направь ты взгляд»[8].

– Ну, тогда постарайтесь направить взгляд на Холмса и узнать его. – Стэмфорд помахал мне на прощание рукой. – Желаю удачи, однако увидите: это очень непростая задача. Держу пари: он о вас узнает куда больше, чем вы о нем. Прощайте.

– Прощайте, – ответил я и зашагал к гостинице, весьма заинтригованный моим новым знакомцем.

Источник: https://MyBook.ru/author/artur-konan-dojl/etyud-v-bagrovyh-tonah-2/read/

Ссылка на основную публикацию