Иоланта — краткое содержание оперы чайковского

Главная » Музыкальные впечатления дилетанта » «Ужели никогда, хоть изредка, Вам мысль не приходила?..»: «Иоланта» П. И. Чайковского в Измайлово

Иоланта - краткое содержание оперы Чайковского«Иоланта» П.И.Чайковского в Измайлово

«Вы так много видите, что нам повезло, что Вы плохо видите..»
(вместо эпиграфа)

Прежде чем перейти к изложению моего собственного взгляда на художественно-мировоззренческую природу последней оперы Петра Ильича Чайковского, отмечу, что этот вечер в Измайловской усадьбе, несмотря на специфический звук, отражавшийся от каменных стен XVII века, произвел на меня неизгладимое впечатление.

Оркестр под управлением Андрея Лебедева, хор и солисты «Новой Оперы» в очередной раз продемонстрировали мастерство и глубину своего подхода к интерпретации действительно великих произведений, и вместе с тем не могу не отметить блестящей работы Галины Бадиковской (Иоланта), Сергея Артамонова (король Рене), Нурлана Бекмухамбетова (Водемон), Артема Гарнова (Ибн-Хакиа).

Последняя опера Чайковского не просто художественное завещание прозревшего гения: это одно из тех откровений, о котором зрячим говорить не нужно: умный человек всё услышит в этом произведении и сам. Ну, а поскольку умных сегодня так мало, что почти нет, давайте поговорим об «Иоланте».

Начало оперы усыпляюще нудное: вкрадчивые аккорды напоминают тему тёмных (!) сил феи Карабос, охраняющей от принца Дезире сон спящей (!) красавицы Авроры.

Потом мы слышим тягучие летаргические (!) напевы, лишь изредка прерываемые музыкальными фразами, хорошо знакомыми нам по второй картине «Пиковой дамы».

Мне бы сейчас хотелось оставить за кадром типологию пубертатных переживаний, лейтмотивно объединяющих чуть ли не всех оперно-балетных героинь Чайковского (а «Иоланта» впервые была представлена публике в один вечер с «Щелкунчиком» – главным балетом о том, «куда уходит детство»).

А  сосредоточиться хочется на том, что выходит за рамки эпикризной банальности сюжетов офтальмологической практики. В конце концов, не настолько же мы глупы, чтобы думать, будто Чайковский на пороге своей смерти (смерти не менее загадочной, чем смерть Моцарта) вдруг решил улететь в мир фантазий о чудесном психосоматическом исцелении от катаракты?

Нет, можно, конечно, поговорить и о причинах, вызывающих у провансальских девочек денатурацию глазного белка, и даже подискутировать о миниинвазивных технологиях, применявшихся в Западной Африке в XV веке для вызывания обратного процесса (ренатурации), обсудить результаты арабской исламизации Мавритании, которая к моменту начала событий драмы Г.

Герца «Дочь короля Рене» длилась уже четвертый век, но к экзистенциально-эзотерической природе «Иоланты» всё это отношения не имеет. И задавая очень особый, сугубо субъективный угол рассмотрения этой оперы, осмелюсь поделиться странным ощущением, что гибель Чайковского была связана с «Иолантой» точно так же, как  гибель Моцарта была связана с «Волшебной флейтой».

И вот почему.

Признаюсь, я далёк от параноидального раскладывания пасьянса из реликтов масонской символики, «обнародованной» Моцартом в «Волшебной флейте»: всё-таки Моцарт был Магистром, а не дураком, и он прекрасно понимал, что подобные шалости с прорывом в область «народного просвещения» даром не проходят (в уставе масонов разглашение тайн братства было поводом заставить предателя замолчать насовсем).

Почему за те же вольности по голове не получил спустя сто лет граф Толстой, мы даже гадать пока не будем, но не видеть некоторых причинно-следственных странностей во всем этом – значит уподобляться Иоланте, которой для познания красы вселенной, прям совсем не нужен свет.

Поскольку все познается в сравнении, понять содержание последней оперы Чайковского сложно без помещения его в своеобразный диагностический контекст аналогичных по содержанию творений, и пусть нас не пугает, что большинство из подобных артефактов окажутся хронологически последними в творческих биографиях своих авторов: всё-таки любое произведение пишется ради последней строки, и поэтому вдумчивое внимание именно к финальным откровениям великих художников кажется мне единственно надежным способом понять то, что поняли прозревшие. Отказ от попытки понять глубину оставленного нам наследия – значит предать смысл их жизни (ну, не для того же они страдали, творили и погибали, чтобы мы в нарядных запонках и на высоких каблуках пиши шампанское в антрактах!).

Лично для меня этот диагностический ряд выглядит так: «Божественная комедия» Данте, «Мертвые души» Гоголя, «Набукко» Верди, «Братья Карамазовы» Достоевского, «Воскресение» Толстого, «Иоланта» Чайковского, «Сказание о граде Китеже» Римского-Корсакова, «Парсифаль» Вагнера, «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Андрей Рублев» Тарковского, «Матрица» Вачовски. Все эти шедевры объединяет тема восхождения через страдание к постижению величия Творца. Проще говоря, все эти произведения объединяет тема Прозрения. На всякий случай напомню, что в либретто «Иоланты» слово «Бог» и производное от него «Боже» встречаются 45 (СОРОК ПЯТЬ!) раз, а слово «Господь» – еще 16 раз, то есть в пять раза чаще, чем слово «Dio» в либретто вердиевского «Набукко» – единственной оперы композитора, связанной с прозрением и обращением к Богу.

В скобках можно справедливости ради заметить, что, например, ключевое для «Риголетто» слово «проклятие» и его производные в либретто Франческо Мариа Пьяве встречается всего 12 раз. Но даже при этом молитвенная природа «Иоланты» для меня лично очевидна.

Но если кому-то сложно разглядеть в этой опере фантастический синтез всех трёх канонических типов обращения к Богу (а это единственное разумное объяснение зашкаливающей итеративности упоминания Бога в тексте либретто «Иоланты»), то дальше им лучше не читать.

Для всех остальных – продолжим.

Чайковский начал писать «Иоланту» с главного, то есть с конца, то есть с финального хора. Послушаем, о чём «последняя строка» последней оперы одного из самых откровенных гениев русской культуры:

Прими хвалу рабов смиренных!
Во прахе мы перед Тобой!
Слава Тебе, Творец всесильный!

Осанна в вышних! Осанна в вышних!

  • Ты света истины сиянье,
    Слава, слава Тебе, Господь всемогущий!
    Ты света истины сиянье,
    Слава, слава, Господь Вседержитель,
  • Творец всемогущий!

Хвала Тебе! Хвала Тебе!
(Все опускаются на колени).

Здесь достаточно обратить внимание на двукратное (!) обращение к Творцу всесильному со словами «Ты света истины сиянье», чтобы понять: «Иоланта» – произведение не о решении офтальмологических проблем.

Отдельно бросается в глаза то, что адресат этой финальной молитвы не Спаситель, а Вседержитель: не Сын, а Отец.

Чтобы прояснить природу этого обращения, напомню замечательный диалог Ибн-Хакиа с королем Рене, заканчивающийся не менее замечательным восклицанием короля: «Так решено, и врач отцу уступит!»:

  1. ЭБН-ХАКИА
  2. Надейся, государь, велик Аллах!
  3. КОРОЛЬ
  4. Во истину велик и благ.

Не думаю, что найдётся человек, которого бы не смущало здесь признание  провансальским королём величия Аллаха.

Ведь к моменту этого диалога уже завершились альбигойские войны, разорившие Прованс и убившие светскую турбадурную вольницу, и даже Фридрих Барбаросса уже сделал своё черное дело, создав Следственный комитет Римско-католической церкви под названием «Inquisitio Haereticae Pravitatis Sanctum Officium».

Отсутствие у короля Рене страха перед инквизицией, конечно, похвально, но всё ещё звучит странно, даже если не упрекать художественный текст в научно-историческом анахронизме и воспринимать времена лангедокско-окситанского «мракобесия» лишь как инструмент, позволивший Генриху Герцу и братьям Чайковским сказать то, что они сказали… В конце концов, время и место действия «Волшебной флейты» Моцарта тоже неслучайно было отодвинуто вглубь не только веков, но и географии так, что дальше некуда.

Но, как говорила моя школьная учительница по истории, вернемся немножко вперёд.

«Иоланта» начинается убаюкиванием главной героини, и чтобы не гипнотизировать читателя важностью темы сна и очевидностью связей этой темы с темой слепоты и прозрения, просто замечу, что слово «спи» повторяется в первой сцене оперы Чайковского 37 (!) раз.

Я не фанат психолингвистических спекуляций, но замечу, что здесь мы имеем дело не с чаепитием вприкуску со словом «сладко», а говорим всё-таки о сложном мелодраматическом Тексте.

Невежеству того, кто не видит общего между коллизией «Иоланты» братьев Чайковских и первыми сценами фильма «Матрица» братьев Вачовски, можно только позавидовать, ибо такому человеку глаза действительно даны лишь для того, чтоб плакать (а уж для чего ему мозг дан, да и дан ли, и вовсе не ведаю). С искренней печалью замечу, что этот упрёк в исследовательской слепоте также относится и ко многим музыковедам, не видящем в «Иоланте» ничего, кроме лирической мелодрамы, не говоря уж о повсеместно распространенной чуши про «Иоланту» как «лебединую песнь» композитора.

Целительная сила любви мальчика к девочке (и обратно) в сюжете оперы действительно имеет место быть, но роль её в «Иоланте» – инструментальна.

Чтобы это понять, достаточно вспомнить, что любовь Водемона к Иоланте вообще никак не влияет на развязку драмузла, а любовь Иоланты к Водемону лишь иллюстрирует банальную истину, что женщина любит ушами.

Вот почему-то Шекспир понимал, чем заканчивается такая любовь, не освященная верой в Бога, тогда как нашим музыковедам не только до Шекспира далеко, но и до серьезного анализа  музыкальных интерпретаций шекспировского сюжета о любви, что не сильнее смерти, мне встречать не доводилось.

А ведь достаточно взять хотя бы финальную фразу оперы Шарля Гуно «Ромео и Джульетта» на слова Жюля Барбье и Мишеля Карре «Seigneur, Seigneur, pardonnez-nous!»: вот что тут непонятного, объясните? Может быть, те, кто пишут про русскую оперу, не знают ничего про оперу французскую? Ну, бред же. Тогда почему эти два сюжета трагедии Шекспира и драмы Герца никак не встретятся в головах, утомленных поиском мибемольных экстремумов в чужих вокальных интерпретациях?

Вместе с тем, возмущаясь своим собственным апломбом, спешу заметить, что пару раз мне попадалось на глаза упоминание в связи с «Иолантой» о «Deus sive Natura» Спинозы, мировоззрением которого Пётр Ильич серьезно увлекался.

Но работы эти принадлежат опять же не музыковедам, и даже не музлитераторам, и эта близорукость русскоязычных исследователей русской же культуры кажется странноватой, хотя, надеюсь, это связано исключительно с ограниченностью моего собственного кругозора (ну, нельзя же не видеть очевидного тому, кто занимается вопросом не походя, как я, а профессионально, как некоторые). Но – Бог с ним.

Тема страданий, испытываемых человеком в процессе Прозрения, подана в «Иоланте»  с эзотерическим символизмом, запредельным для понимания многих слушателей:

БЕРТРАН

Не знаю, я не мог остаться дольше:
И камень бы растаял весь в слезах
При этом виде… как овечка смирно
И твердо как скала она сидела,
Голубка наша, тихо повторяя:

“О, рыцарь мой, живи!” (Плачет.)

ИОЛАНТА

…О блеск невыносимый!..
Нет, нет!..
Я никогда здесь не была! мне страшно!..
Врач, где ты? Страшно!
Меня теснят кругом… вот что-то падает…
Как будто все обрушится готово…

Я погибаю!.. Врач! Спаси меня!

  • ЭБН-ХАКИА
  • Смотри наверх, тебя не испугает небо!
  • ИОЛАНТА (поднимая глаза к небу).

О, как чудно! Как светло! Что это?
Бог? Дух Божий?

  1. ЭБН-ХАКИА
  2. Свет и небо.
  3. ИОЛАНТА

Небо, небо, небо! На небе Бог?..
Я пред тобою, Боже!

  • (Опускается на колени.)
  • Благой, великий, неизменный,
    Во тьме являл ты мне себя!
    Дай мне теперь, Творец вселенной
  • Познать Тебя и в свете дня!

Боль прозрения со всей беспощадностью показана и в первой части «Матрицы» Вачовски. Полагаю, дальнейшие параллели будут слишком утомительны для ненаблюдательных и избыточны для тех, кто уже всё понял. Сочувствующим, но сомневающимся напомню, кто открывает Иоланте правду о её бедственном положении и любовь к кому именно заставляет девушку прозреть.

С одной стороны, ответ очевиден: спящую девушку настигает и влюбяет граф Водемон. Проблема только в том, что Водемон – это фамилия. Имя же у бургундского рыцаря… ГОТФРИД – Бог Мира (или Божий Мир, в зависимости от герменевтических предпочтений и установок интерпретатора).

Не думаю, что сильно кого-то удивлю информацией, что в роду реальных графьёв Водемонов не было ни одного Готфрида.

То есть имя спасителя Иоланты – не просто не случайно (в либретто оно упоминается четыре раза), но буквально таки специально выдумано и закреплено. Но это еще полбеды.

Герб исторических Водемонов – обычный щит в черно-белую полоску… Но глубляться в интерпретацию этой символической «зебры» здесь уже и вовсе излишне.

Подводя итог беглому экскурсу в эзотерическую символику последней оперы Чайковского, замечу, что в этой опере мы имеем дело с детальной картиной религиозного понимания мироустройства.

Читайте также:  Доклад на тему пингвины сообщение

Теоретически мы можем вывести за скобки настоящего анализа и «психофетишизм» Достоевского, мнение которого о том, что само преступление уже и есть наказание, не разделять могут только палачи, и «богоискание» графа Толстого, который-таки выяснил, что Бог не портмоне, чтобы Его искать, то, мне думается, все еще достаточно будет одного упоминания о трактате Баруха Спинозы «Свет Господа», который, по-видимому, был настольной книгой Петра Ильича Чайковского, чтобы понять: «Иоланта» – откровение того же порядка.

Известно, что эзотерика – это область, где перестают существовать конфессиональные различия.

Ведь ни Толстой, ни даже Достоевский (не говоря уж об «отщепенце» Спинозе и о религиозных метаниях самого Чайковского) не были ортодоксально воцерковленными верующими (Федор Михайлович пытался, но как-то безуспешно тем не менее).

Сам этот факт говорит о том, что эзотерические повествования и откровения, созданные такими мастерами, как это ни прискорбно звучит для современных конфессий, стоят выше их постулатов и ритуальной местечковости.

Спешу успокоить тех, кто так ничего и не понял из этой моей статьи: сразу выйти на «серьезный уровень» миропонимания дано далеко не всем. Но будем честны перед собой: что мешает прозреть Иоланте, что стоит на пути её «просветлению»? ПАПИНА ЛОЖЬ!

«Что мне делать, чтобы унаследовать жизнь вечную?»

– спрашивает старший Карамазов у старца Зосимы.

«…Самое главное – не лгите… Главное, самому себе не лгите».

– отвечает старец.

Давайте говорить начистоту: у человека, который искренне уверен, что в Большой театр можно попасть только через 10-й подъезд, но никак не через 12-й, нет ли серьёзных проблем с ориентацией в пространстве? А ведь это мы еще не поставили ему на вид, что и 10-й, и 12-й подъезды – лишь «порталы» одного и того же «Центрального входа» в Большой. А если мы напомним такому человеку, что многие зрители в театр проходят так же и через 6-й подъезд, и даже через 16-й, то человек, который готов убить за право войти в театр только через подъезд под номером 12, не покажется ли нам тяжело больным? А те, кто знают про центральный вход и про шестой с шестнадцатым подъездом, не ограничены ли в своих познаниях уже потому, что забывают про служебный вход, через который в Большой театр около трех тысяч сотрудников проходит едва ли не ежедневно?

Надеюсь, этот примитивный пример поможет кому-нибудь задуматься о правомерности конфессионального разделения веры в Бога. Попробуйте поискать аналогичные «примитивные примеры» в области своих профессиональных интересов и методик, и вы обомлеете от той слепоты, в которой жили до сих пор.

Сразу оговорюсь: за уши к Знанию никого никогда притягивать не нужно, впрочем, я и сам притягивать никого не планировал и не собираюсь.

В конечном итоге, у каждого свои личные отношения и с Масличной горой, и Храмом Гроба Господня, но то, что мне дано было написать в связи с последней оперой Петра Ильича Чайковского, надеюсь, хоть кому-нибудь поможет нащупать свою собственную дорогу к Свету.

Александр Курмачев

Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку:

Иоланта - краткое содержание оперы Чайковского
Кстати:

Источник: https://www.ClassicalMusicNews.ru/kurmachev/iolanta/

Краткое содержание оперы "Иоланта" Чайковского

Король Рене правит Провансом и живет в прекрасном замке. Здесь подрастает его любимая дочь, красавица Иоланта. Увы, она слепа от рождения и король, обожающий Иоланту, велел всем скрывать от нее сей факт. А посторонним в замок хода нет…

Но странно – Иоланта начинает что-то подозревать. На сцене мы видим саму Иоланту и ее подруг. Принцесса грустна, что-то смутно томит ее. Придворные девушки стараются как-то ее развеять, просят музыкантов исполнить веселую, легкую мелодию.

Но нет, не хочет принцесса слушать веселую музыку, она не в настроении. Она посылает девушек за цветами, а сама изливает свою печаль в арии «Отчего это прежде не знала». Возвращаются придворные девушки с цветами, они хором поют песню «Вот тебе лютики, вот васильки».

Приходит кормилица Иоланты, Марта, и укладывает ее отдохнуть под колыбельную девушек.

Но вот события оживляются – мы слышим охотничий рог, оруженосец Альмерик объявляет, что в замок спешит король. Привратник Бертран удивлён, увидев Альмерика – это новый оруженосец, а где же прежний? Увы, он отошел в мир иной. Теперь Бертрану предстоит посвятить Альмерика в главную дворцовую тайну – рассказать о слепоте Иоланты. Всех, связанных с этим, предосторожностях.

А их немало, потому что Иоланта сосватана за Роберта, Бургундского герцога. Тот еще не знает правды, а отец Иоланты надеется на чудесное исцеление дочери. Кстати, Иоланта также в неведении относительно того, что она дочь короля. И вот в замок приезжает король с мавританским врачом Эбн-Хакиа. Восточный лекарь умудряется осмотреть спящую Иоланту, король в волнении ждет вердикта.

Исцелить принцессу может только чудо, а также ее личное страстное желание выздороветь. Но, чтобы Иоланта захотела исцелиться, нужно, чтобы она узнала о своем недуге. Король в гневе – он не хочет расстраивать свою девочку и открывать ей правду, ему не нравится рецепт восточного доктора.

Затем мы видим на сцене двух рыцарей, Водемона и Роберта – они заблудились и попали случайно в замок короля. Это тот самый Роберт, которому в жены предназначена Иоланта.

Но он не собирается на ней жениться, потому что полюбил другую. Имя новой возлюбленной Роберта мы узнаем из прославленной арии «Кто может сравниться с Матильдой моей».

Водемон тоже поет (а что еще им делать в опере?) – он мечтает о любви к ангельскому созданию.

Гуляя по саду, рыцари видят спящую Иоланту. Не восхититься ее красотой невозможно. Водемон сражён – кажется, он видит ангела, о котором мечтал. Иоланта слышит Водемона, приветствует его и приносит вина. Роберт подозревает неладное и убегает за подмогой – ему кажется, что все это какие-то уловки и интриги.

Водемон и Иоланта остались вдвоем, он просит ее подарить ему цветок – алый, как ее румянец. Но Иоланта рвет белую розу, она не понимает, чего именно просит Водемон. Тут рыцарь догадывается, что принцесса слепа. Он удручен и рассказывает Иоланте о красоте мира, которую она не может видеть, в арии «Чудный первенец творенья».

Тут приходят король с лекарем и оруженосец. Все понимают, что только что произошло. Иоланте рассказывают о недуге, которым она страдает, говорят и о возможности исцеления. Но принцесса не умеет страстно желать чего бы то ни было. Тогда король и придворные пускаются на уловку, чтобы разбудить в девушке желание выздороветь: объявляют, что Водемон за разглашение тайны будет казнен.

Иоланта в ужасе, она страстно желает прозреть, чтобы спасти юношу. Тут приходит Роберт, рассказывает королю, что он любит другую женщину, не Иоланту, и Водемон понимает, что теперь Иоланта свободна, она может стать его женой. На сцену выходит придворный, чтобы объявить о чуде – Иоланта прозрела. Иоланта поет арию «Прими хвалу рабы презренной», счастливый финал, любовь торжествует.

Источник: https://kakoy-smysl.ru/summary/kratkoe-soderzhanie-opery-iolanta-chajkovskogo/

Опера П. И. Чайковского «Иоланта»

«… найден сюжет, где я докажу всему миру, что любовники должны оставаться живы в оперных финалах и что это истинная правда» (из письма П. И. Чайковского доктору И. В. Яковлеву)

ИОЛАНТА

Лирическая опера в одном действии

Либретто М. Чайковского по драме «Дочь короля Рене» Г. Герца

  • Действующие лица и исполнители:
  • Иоланта, дочь короля Рене — Раузалия Гиваргизова, Мурманск
  • Рене, король Прованса — Константин Христов, Москва
  • Роберт, герцог Бургунский — Григорий Осипов, Москва
  • Водемон, граф, бургунский рыцарь — Андрей Беличков, С.-Петербург
  • Марта, жена Бертрана, кормилица Иоланты — Лариса Селиверстова, С.- Петербург
  • Лаура, подруга Иоланты — Ирина Тавалук, Мурманск
  • Бригитта, подруга Иоланты — Софья Худоян, Мурманск
  • Эбн-Хакиа, мавританский врач — Борис Пинхасович, С.-Петербург
  • Бертран, привратник дворца — Евгений Ахмедов, Мурманск
  • Альмерик, оруженосец короля Рене — Александр Михайлов, Мурманск

Петр Ильич Чайковский — русский композитор, один из лучших мелодистов, дирижер, педагог, музыкально-общественный деятель, музыкальный журналист. Чайковский считается одним из крупнейших русских композиторов.

Автор 76 опусов, 10 опер, 3 балетов.

Его 6 симфоний, 3 сюиты, программная симфоническая музыка, балеты «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик» представляют чрезвычайно ценный вклад в мировую музыкальную культуру.

Одноактная опера П. И. Чайковского «Иоланта» — одно из последних сочинений композитора (написана в 1891г.). В основе либретто — пьеса датского писателя Г. Герца «Дочь короля Рене».

Она привлекла композитора своей поэтичностью, бесхитростной простотой, цельностью образов, а главное — высокой человечностью, которая направляет все стремления и поступки действующих лиц.

«Это богатейший для музыки сюжет, способный согреть и вдохновить меня до того, что я не сомневаюсь в успехе, если только опера не будет результатом напряжения и торопливости», — писал Чайковский водном из писем.

Летом 1891 года, находясь в живописном имении Майданово (недалеко от Москвы), Чайковский принялся за сочинение «Иоланты».

Любопытно, что именно в эти же годы в русских журналах публикуется повесть В. Г. Короленко «Слепой музыкант», в которой также разрабатывается почти аналогичный сюжет, хотя и в совершенно другом историческом контексте.

И у Чайковского, и у Короленко присутствует противопоставление ценности мира духовной красоты и реальной красоты бытия. Прямого влияния одного произведения на другое не обнаруживается, однако совпадение симптоматично.

В опере многие исследователи находят отголоски увлечения композитором в этот период философией Спинозы, чтением его трудов, переписки. Книги эти сохранились в библиотеке Чайковского, в них можно увидеть многочисленные пометки. Но, скорее всего, концепция «Иоланты» — это прежде всего выражение нравственных и философских устремлений самого композитора.

Несмотря на увлечение сюжетом и образами пьесы, работа вначале двигалась медленно. «Опера у меня идет очень вяло, очень трудно», — жаловался композитор в письме к племяннику В. Л. Давыдову. Темне менее вскоре появился великолепный дуэт Иоланты и Водемона — центральная сцена оперы, а вслед за ней и другие.

«Моя работа вдруг пошла хорошо. Теперь я знаю, что «Иоланта» лицом в грязь не ударит», — писал Чайковский в одном из писем. И уже осенью 1891 года опера была окончена в черновых эскизах.

«Иоланта» — светлое и гармоничное произведение, необыкновенно цельное по настроению и колориту. Атмосфера света, солнца господствует в «Иоланте»; она привносит в произведение настроение праздничности, радости, счастья.

Самоотверженная любовь Иоланты к рыцарю Водемону, любовь, помогающая ей прозреть, беззаветная преданность Водемона, его отвага и презрение к опасности и смерти, мудрость и человечность старого короля Рене и мавританского врача Эбн-Хакиа, исцеляющего Иоланту, поэзия расцветающей любви, стремление всех героев к добру, счастью и гармонии — таково содержание оперы.

Премьера «Иоланты» состоялась 6 декабря 1892 года на сцене Мариинского театра. Дирижировал Э. Ф. Направник. Партии главных действующих лиц исполняли выдающиеся русские певцы Медея и Николай Фигнер, Каменская, Яковлев, Серебряков.

Содержание оперы

На юге Франции, в Провансе живет Иоланта — единственная дочь короля Рене. Девушка слепа от рождения. По требованию отца окружающие скрывают страшную правду: за пределами замка никто не знает о слепоте Иоланты; под страхом смерти никто не смеет открыть Иоланте существование света, красок, видимого мира.

Иоланта собирает в саду цветы. С нею ее кормилица Марта и несколько подруг. На траве расположились музыканты. Плавно, неторопливо течет спокойная, чуть меланхоличная мелодия. Обращаясь к кормилице, Иоланта жалуется на грустные мысли, преследующие ее с некоторых пор. Песни соловья, которые она так любила прежде, теперь пробуждают в ней неясную тоску.

Девушки приносят цветы. Их аромат должен рассеять печаль Иоланты. Под звуки колыбельной песни Иоланта засыпает.

Вдали слышен звук рога. У ворот замка появляется Альмерик, оруженосец короля Рене. Его встречает Бертран, привратник замка. Он узнает от Альмерика, что вскоре в замок прибудет король и с ним вместе — мавританский врач Эбн-Хакиа, искусство которого, как надеется Рене, должно исцелить Иоланту.

Разговор Альмерика и Бертрана прерывается новыми сигналами рогов — приехал врач Эбн-Хакиа. Бертран и Марта провожают его к Иоланте.

Король Рене погружен в глубокое раздумье, мысли его нерадостны: его единственная дочь, находящаяся в расцвете молодости и красоты, поражена тяжелым недугом.

Читайте также:  Анализ стихотворения рассказ танкиста твардовского

Что будет с Иолантой, если слепота ее неизлечима? Что скажет новый врач, не будет ли его искусство так же бессильно перед болезнью Иоланты, как искусство всех остальных? Скорбный монолог Рене (одна из немногих печальных страниц оперы) прерывается появлением Эбн-Хакиа.

Исцеление возможно, но при одном условии: Иоланта должна знать, что она слепа, должна желать исцеления. Если Иоланта останется безучастной, Эбн-Хакиа бессилен помочь ей.

Король удаляется в раздумье. Что, если наука врача не поможет дочери, и он лишь прибавит к несчастьям Иоланты еще одно, когда она узнает о своей слепоте? Какое принять решение?

Двое юношей показываются у ворот замка. Один из них — Роберт, герцог Бургундии, другой — его друг граф Водемон. Рыцари охотились в горах и, заблудившись, случайно забрели в замок. Надпись над воротами, грозящая смертью всякому, кто войдет сюда без ведома короля, не остановила их: дерзкий и отважный герцог Роберт не привык подчиняться запретам.

Цель его путешествия — свидание с невестой Иолантой (он обручен с детства, но никогда не видел ее) — так ненавистна Роберту, что он радуется любой кратковременной отсрочке. Роберт любит другую, мысль о браке с Иолантой приводит его в отчаяние.

Водемон успокаивает друга: может быть, король Рене согласится расторгнуть помолвку, он добр и справедлив, он сумеет понять Роберта.

Неожиданно Водемон замечает спящую Иоланту. Он поражен красотой девушки. В его сердце мгновенно вспыхивает любовь к незнакомке.

Просыпается Иоланта. Она рада голосам незнакомых рыцарей, в замке редко бывают гости.

Иоланта и Водемон остаются наедине. Кусты цветущих роз окружают террасу замка; их ветки свешиваются на узорчатые перила. Водемон восторженно говорит Иоланте о своей любви, так быстро вспыхнувшей в его сердце. Девушка с удивлением слушает его: до сих пор ей не приходилось слышать ничего подобного. Водемон просит подарить ему цветок на память о их встрече.

Пусть Иоланта сорвет одну из красных роз, кусты которых цветут у террасы замка. Иоланта срывает белую розу. Водемон понимает, что девушка слепа. Эта мысль приводит его в отчаяние. С недоумением прислушивается Иоланта к горестным восклицаниям Водемона.

В горячем порыве юноша раскрывает ей красоту окружающего мира; он говорит о блеске солнечных лучей, о яркой голубизне неба. У Иоланты появляется желание видеть, а в душе ее просыпается любовь к незнакомому рыцарю. Как вдохновенный гимн свету, солнцу, расцветающей любви и счастью звучит мелодия дуэта Иоланты и Водемона. В сад входят встревоженный король Рене.

Врач, подруги Иоланты. Они видели, что незнакомец говорил с Иолантой. Не открыл ли он ей тайну? Да, незнакомый рыцарь рассказал Иоланте о красоте природы, и ей захотелось прозреть. Эбн-Хакиа считает, что теперь он может начать лечение, но желание Иоланты видеть все-таки недостаточно сильно. Король объявляет, что незнакомец умрет, если лечение не поможет.

Решение отца наполняет сердце Иоланты ужасом. Она готова вынести любые страдания, лишь бы Водемон остался жить. Она жаждет исцеления. Врач уводит девушку.

Король и Водемон остаются вдвоем в лесу. Рене говорит, что, угрожая смертью, он хотел лишь пробудить у Иоланты желание прозреть. Цель достигнута, и Водемон свободен. Он может покинуть замок. Но Водемон не может уйти из замка; он полюбил Иоланту и просит ее руки, хотя ему неизвестно, кто она.

В воротах появляются рыцари во главе с Робертом. Рене говорит Водемону, что не может отдать ему дочь, так как она невеста Роберта — герцога Бургундии. Роберт умоляет короля не торопиться с браком.

Он полюбил красавицу Матильду, принцессу Лотарингии, и если даже ему придется сдержать слово и стать мужем Иоланты, сердце его навсегда будет принадлежать Матильде. Благородный Рене не хочет принуждений. Он освобождает Роберта от его слова.

Пусть мужем Иоланты станет рыцарь Водемон, он завоевал это право ценой глубокой и преданной любви! В замке раздаются радостные крики: Иоланта прозрела! Король и Водемон спешат навстречу девушке.

  1. Звучит преображенная мелодия дуэта Иоланты и Водемона — вдохновенная хвала светлым силам жизни, солнцу и счастью.
  2. Петр Ильич Чайковский
  3. Петр Чайковский родился 25 апреля (7 мая) 1840 года в селении при Камско-Воткинском заводе Вятской губернии (ныне город Воткинск, Удмурдия).

Его родители — Илья Петрович Чайковский, директор завода и Александра Андреевна Ассиер — любили музыку. Мать играла на фортепиано и пела. Начав заниматься в раннем детстве, к девяти годам Петр уже был неплохим пианистом.

В 1850 г. семья переехала в Санкт-Петербург, где Чайковский поступил в Императорское училище правоведения. Неожиданная смерть матери вызвала у впечатлительного юноши огромное потрясение, которое повлияло на его дальнейшую судьбу.

Окончив училище, Чайковский получил чин титулярного советника и назначение в Министерство юстиции. В свободное от службы время он посещал оперный театр, а с 1861г. начал заниматься в Музыкальных классах Русского музыкального общества (РМО).

Вскоре они были преобразованы в Петербургскую консерваторию, и Чайковский стал одним из первых ее студентов по классу композиции. По настоянию своего учителя — Антона Рубинштейна — Петр Ильич бросил службу и целиком отдался музыке. В 1865 г.

он окончил курс консерватории с большой серебряной медалью, написав кантату на оду Шиллера «К радости».

Вскоре по приглашению Николая Рубинштейна Чайковский переехал в Москву, где получил место профессора классов свободного сочинения, гармонии, теории и инструментовки в только что основанной консерватории. В этот период он сблизился со многими известными деятелями русской культуры того времени. Его творчество отличали напряженность исканий, многообразие художественных интересов.

В конце 70-х годов Чайковский пережил тяжелый душевный кризис, вызванный перенапряжением творческих сил, а также обстоятельствами личной жизни. Материальная поддержка искренней поклонницы и почитательницы таланта композитора Н. Ф. фон Мекк позволила Чайковскому оставить тяготившую его работу в консерватории и уехать за границу.

В течение нескольких лет он путешествовал, жил в Швейцарии и Италии. В середине 80-х г. г. композитор вернулся к активной музыкально-общественной деятельности. Много выступал как дирижер в России и за рубежом. Концертные поездки укрепили его творческие и дружеские связи с западноевропейскими музыкантами — Э. Григом, А. Дворжаком, Г. Малером, К.

Сен-Сансом…

В 1891г. Чайковский совершил поездку в Америку. В качестве дирижера своих сочинений он с огромным успехом выступал в Нью-Йорке, Балтиморе и Филадельфии, дирижировал Нью-Йорским симфоническим оркестром при открытии концертного зала «Карнеги-Холл».

Последние годы своей жизни композитор жил в Подмосковье, в Клину. 16 октября 1893г. он дирижировал в первый раз своей шестой симфонией. Это выступление оказалось последним. Композитор скончался через несколько дней в Санкт-Петербурге и похоронен в Александро-Невской лавре.

Источник: https://murmansound.ru/blok-2018/132-2008/567-opera-p-i-chajkovskogo-iolanta

Иоланта (опера) — это… Что такое Иоланта (опера)?

Иоланта — лирическая опера в одном действии П. И. Чайковского на либретто М. И. Чайковского по драме Генрика Герца «Дочь короля Рене». Премьера состоялась 6 (18) декабря 1892 г. в петербургском Мариинском театре.

История создания

«Иоланта» — последняя опера П. И. Чайковского (соч. 69). В 1884 г. композитор прочёл выполненный Ф. Миллером перевод одноактной драмы в стихах датского писателя Г. Герца «Дочь короля Рене». В 1888 г. драма в переделке В. Р.

 Зотова была поставлена на сцене московского Малого театра. На основе этой переделки братом композитора М. И. Чайковским было создано либретто. К сочинению «Иоланты» Чайковский приступил в 1891 г., начав её 10 июля с финального дуэта.

К 4 сентября вся музыка была написана, а в декабре закончена оркестровка.

Первое представление (вместе с балетом «Щелкунчик») состоялось 6 (18) декабря 1892 г. в петербургском Мариинском театре (дирижёр Направник, декорации Бочарова; король Рене — Серебряков, Роберт — Яковлев, Водемон — Николай Фигнер, Эбн-Хакия — Чернов, Альмерик — Карелин, Бертран — Фрей, Иоланта — Медея Фигнер, Марта — Каменская, Бригитта — Рунге, Лаура — Долина).

Первая постановка в Большом театре 11 ноября 1893  г.; возобновлена 25 января 1917  г. (дирижёр Купер, режиссёр Лосский, художник Коровин; Иоланта — Нежданова, король Рене — В. Петров, Водемон — Лабинский, Роберт — Минеев, Эбн-Хакия — Савранский).

Первая постановка за рубежом состоялась на немецком языке в Гамбурге 3  января 1893  г. Другие постановки: Копенгаген (1893), Стокгольм (1893), Мюнхен (1897), Вена (1900), Болонья (1907), Осло (1929), Будапешт (1929), Скарборо, США (1933, на русском языке), Любляна (1938) и др.

Первая постановка на советской сцене 16 марта 1923, Ленинград, Малый оперный театр (дирижёр Самосуд, постановка — Пашковский, художник — Бобышов; король Рене — Молчанов, Роберт — Ольховский, Водемон — Большаков, Эбн-Хакиа — Серебровский, Альмерик — Мишин, Бертран — Фомин, Иоланта — Кернер, Бригитта — Павлова, Лаура — А. В. Висленова, Марта — Сабинина); возобновлена в 1943 г. В 1940 г. возобновлена в Большом театре (дирижёр Самосуд, постановщик — Шарашидзе, художник — Штоффер; Иоланта — Жуковская, король Рене — А. Пирогов, Водемон — Большаков, Роберт — Норцов, Эбн-Хакиа — Батурин).

Постановки в других городах Советского Союза: Ереван (1947), Одесса (1952), Баку (1954), Душанбе (1955), Казань (1958), Ашхабад (1959), Алма-Ата (1961), Улан-Удэ (Дочь короля Рене) и др.

Действующие лица

Партия
Голос
Исполнитель на премьере
18 декабря 1892
(Дирижёр: Эдуард Направник)
Рене, король Прованса бас Константин Серебряков
Роберт, герцог Бургундский баритон Леонид Яковлев
Водемон, граф, бургундский рыцарь тенор Николай Фигнер
Эбн-Хакиа, мавританский врач баритон Аркадий Чернов
Альмерик, оруженосец короля Рене тенор Василий Карелин
Бертран, привратник королевского замка бас Яльмар Фрей
Иоланта, слепая дочь короля Рене сопрано Медея Фигнер
Марта, жена Бертрана, кормилица Иоланты контральто Мария Каменская
Бригитта, подруга Иоланты сопрано Александра Рунге
Лаура, подруга Иоланты меццо-сопрано Мария Долина
Прислужницы и подруги Иоланты, свита короля, войско герцога Бургундского, оруженосцы

Сюжет

Действие происходит в горах Южной Франции в 15 в.

На юге Франции в горах расположен замок короля Прованса Рене. Здесь живёт юная дочь короля Иоланта. Она слепа от рождения, но не знает об этом.

По требованию короля окружающие тщательно скрывают от неё тайну, никто из посторонних под страхом смерти не смеет проникнуть в замок.

В счастливом неведении Иоланта проводит дни среди подруг, однако с недавнего времени смутные душевные порывы и стремления нарушают её покой.

Иоланта с Мартой и подругами в саду. Иоланта задумчива, печальна, она подозревает, что от неё что-то скрывают. Марта и подруги стараются успокоить Иоланту. Они просят музыкантов, чтобы те сыграли что-нибудь весёлое, но Иоланта останавливает их.

Она просит девушек нарвать ей цветов, девушки уходят. Иоланта поёт ариозо «Отчего это прежде не знала». Девушки приносят корзину с цветами. Звучит их хор «Вот тебе лютики, вот васильки».

Марта укладывает Иоланту, девушки поют колыбельную «Спи, пусть звуки колыбельной навевают сны», Иоланта засыпает.

Раздаётся звук охотничьего рога и стук в калитку. В сад входит Бертран и отворяет калитку. Перед ним Альмерик, он сообщает, что скоро в замок прибудет король.

На вопрос Бертрана, почему приказ короля передаёт не старый оруженосец, Альмерик отвечает, что тот умер, а он — новый оруженосец.

Бертран объясняет ему, что в замке живёт Иоланта, слепая дочь короля, невеста Роберта, герцога Бургундского, и что король желает скрыть слепоту Иоланты от Роберта, пока она не исцелится. Иоланта не знает о своей слепоте и о том, что её отец — король.

Прибывает король и вместе с ним Эбн-Хакиа, мавританский врач.

Врач осматривает Иоланту, пока она спит, король в волнении ожидает вердикта: «Ужели роком осуждён Страдать невинно ангел чистый?» Эбн-Хакиа говорит, что к Иоланте может вернуться зрение, если она будет знать о своей слепоте и страстно желать исцеления. Звучит монолог Эбн-Хакиа «Два мира». Король не хочет раскрывать тайну и разгневанный уходит.

Сбившись с пути, в сад попадают рыцари Роберт и Водемон. Роберт влюблён в графиню Лотарингии Матильду, он едет к королю, чтобы просить расторгнуть помолвку с Иолантой.

Рыцари видят надпись, запрещающую входить в сад, но бесстрашно заходят внутрь. Они говорят об Иоланте. Роберт утверждает, что она чопорна и горда, и поёт арию «Кто может сравниться с Матильдой моей».

Водемон мечтает о светлом ангеле в ариозо «Чары ласк красы мятежной Мне ничего не говорят».

Читайте также:  Грамматика любви - краткое содержание рассказа бунина

Рыцари идут по саду, поднимаются на террасу. Водемон видит спящую Иоланту, он восхищён ею. Роберт пытается силой увести Водемона, Иоланта просыпается. Она приветливо встречает рыцарей, приносит им вина. Роберт подозревает, что это западня, и уходит за отрядом. Водемон остаётся наедине с Иолантой.

Он просит её сорвать красную розу в память о её жарком румянце и, когда девушка срывает белую, а потом не может сосчитать розы, не потрогав их, уверяется, что Иоланта слепа.

Охваченный состраданием, Водемон рассказывает ей о том, как прекрасен свет, вечный источник радости и счастья (ариозо «Чудный первенец творенья»).

Появляются король, Эбн-Хакиа, Бертран и Альмерик. Становится ясно, что Иоланта знает о своей слепоте. Король в отчаянии, он предлагает дочери начать лечение. Она отвечает, что не может пламенно желать того, о чём не знает, но послушает отца. Эбн-Хакиа тихо говорит королю, что тогда надежды на успех нет. Но тому приходит мысль, как помочь Иоланте.

Он (притворно) угрожает Водемону смертной казнью, если лечение не поможет Иоланте. Иоланта готова перенести мучения, чтобы спасти Водемона, но врач говорит, что она должна только пламенно желать увидеть свет. Иоланта горячо и страстно поёт свою арию «Нет, назови мученья, страданья, боль: О, чтоб его спасти, Безропотно могу я все снести».

Водемон падает перед ней на колени: «Ангел светлый! дорогая, Пред тобой склоняюсь я!» Иоланта в сопровождении врача уходит. Король признаётся Водемону, что угрожал ему притворно. Водемон сообщает, что он Готфрид Водемон, граф Иссодюна, Шампани, Клерво и Монтаржи, и просит руки Иоланты. Король отвечает, что дочь помолвлена с другим. В это время возвращается Роберт с воинами.

Увидя короля Рене, он преклоняет перед ним колена, тогда Водемон понимает, что говорил с королём. Роберт признаётся, что любит Матильду, король возвращает данное им слово. Теперь король может отдать дочь Водемону. Входит Бертран с вестью, что Иоланта видит. На небе появляются звёзды, Иоланта видит людей, отца, Водемона и поёт «Прими хвалу рабы смиренной».

Все славят Бога за милость и дар света, прекрасное творение, источник жизни.

Популярные фрагменты

  • «Отчего это прежде не знала» (ариозо Иоланты)
  • «Вот тебе лютики, вот васильки» (хор девушек)
  • «Спи, пусть звуки колыбельной навевают сны» (Бригитта, Лаура, Марта, прислужницы)
  • «Господь мой, если грешен я» (ариозо короля Рене)
  • «Два мира» (ария-монолог Эбн-Хакиа)
  • «Кто может сравниться с Матильдой моей» (ария Роберта)
  • «Нет! Чары ласк красы мятежной» (романс Водемона)
  • «Чудный первенец творенья» (в искажённом советском «варианте» «Чудный дар природы вечной»; ариозо Водемона, дуэт Водемона и Иоланты)
  • «Нет, назови мученья, страданья, боль» (ариозо Иоланты)
  • «Прими хвалу рабы смиренной» (В искажённом советском «варианте» «О купол неба лучезарный»; ария Иоланты, хор)

Известные аудиозаписи

Иоланта — Г. Жуковская, Рене — Б. Бугайский, Водемон — Г. Большаков, Роберт — П. Норцов, Эбн-Хакиа — А. Батурин. Дирижёр — С. Самосуд. Хор и оркестр Большого театра. 1941, «Мелодия».

Иоланта — Т. Сорокина, Рене — Е. Нестеренко, Водемон — В. Атлантов, Роберт — Ю. Мазурок, Эбн-Хакиа — В. Валайтис. Дирижёр — М. Эрмлер. Хор и оркестр Большого театра. 1975, «Мелодия».

Иоланта — Е. Кудрявченко, Рене — Г. Селезнев, Водемон — В. Таращенко, Роберт — И. Морозов, Эбн-Хакиа — В. Редькин. Дирижёр — В. Дельман. Хор и оркестр Миланского радио. 1988, Riccordi.

Иоланта — Г. Горчакова, Рене — С. Алексашкин, Водемон — Г. Григорян, Роберт — Д. Хворостовский, Эбн-Хакиа — Н. Путилин, Кормилица Марта — Л. Дядькова. Дирижёр — В. Гергиев. Хор и оркестр Мариинского театра. 1993, Philips.

Иоланта — Т. Ворожцова, Рене — А. Левицкий, Водемон — В. Горшков, Роберт — С. Никитин, Эбн-Хакиа — В. Прудник. Дирижёр — А. Людмилин. Хор и оркестр Новосибирского театра оперы и балета. 1997.

  • Исполнители: Иоланта — Татьяна Лаврова, Водемон — Михаил Довенман, Рене — В.Андрианов, Роберт — С.Шапошников, Эбн-Хакиа — М.Булатников, Альмерик — В.Юрченко, Бертран — В.Левандо, Марта — О.Головина, Бригитта — Г.Родионова, Лаура — А.Ступальская, хор и оркестр Ленинградского малого оперного театра, дирижёр — Эдуард Грикуров, 1950-е гг.

Экранизация

На Рижской киностудии в 1963 году был снят фильм-опера в постановке Владимира Гориккера. Главные партии исполнили Галина Олейниченко (Иоланта), Иван Петров (Рене), Зураб Анджапаридзе (Водемон).

Литература

  • В.Коршиков Хотите, я научу вас любить оперу. О музыке и не только. — М., ЯТЬ, 2007. — 246 с.

Ссылки

Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/76521

Харьковскийнациональный академическийтеатр оперы и балетаим. н.в. лысенко

«Иоланта» — последняя опера П. И. Чайковского (соч. 69). В 1884 г. композитор прочёл выполненный Ф. Миллером перевод одноактной драмы в стихах датского писателя Г. Герца «Дочь короля Рене». В 1888 г. драма в переделке В. Р.

Зотова была поставлена на сцене московского Малого театра. На основе этой переделки братом композитора М. И. Чайковским было создано либретто. К сочинению «Иоланты» Чайковский приступил в 1891 г., начав её 10 июля с финального дуэта.

К 4 сентября вся музыка была написана, а в декабре закончена оркестровка.

Петр Ильич писал в письме брату об опере «Иоланта»: «Я напишу такую оперу, что все плакать будут». «Иоланта» — последняя опера П.И. Чайковского и одно из самых светлых произведений композитора.

Здесь нет ни одного отрицательного персонажа, вся опера наполнена христианским содержанием. В советское время религиозный смысл оперы противоречил атеистическому мировоззрению и поэтому либретто было изменено.

В результате опера потеряла свой драматизм: рассуждения о Божественном свете сменились банальным разговором о необходимости физиологического зрения.

 Действие происходит в горах Южной Франции в 15 в.

На юге Франции в горах расположен замок короля Прованса Рене. Здесь живёт юная дочь короля Иоланта. Она слепа от рождения, но не знает об этом.

По требованию короля окружающие тщательно скрывают от неё тайну, никто из посторонних под страхом смерти не смеет проникнуть в замок.

В счастливом неведении Иоланта проводит дни среди подруг, однако с недавнего времени смутные душевные порывы и стремления нарушают её покой.

Иоланта с Мартой и подругами в саду. Иоланта задумчива, печальна, она подозревает, что от неё что-то скрывают. Марта и подруги стараются успокоить Иоланту. Они просят музыкантов, чтобы те сыграли что-нибудь весёлое, но Иоланта останавливает их.

Она просит девушек нарвать ей цветов, девушки уходят. Иоланта поёт ариозо «Отчего это прежде не знала». Девушки приносят корзину с цветами. Звучит их хор «Вот тебе лютики, вот васильки».

Марта укладывает Иоланту, девушки поют колыбельную «Спи, пусть звуки колыбельной навевают сны», Иоланта засыпает.

Раздаётся звук охотничьего рога и стук в калитку. В сад входит Бертран и отворяет калитку. Перед ним Альмерик, он сообщает, что скоро в замок прибудет король.

На вопрос Бертрана, почему приказ короля передаёт не старый оруженосец, Альмерик отвечает, что тот умер, а он — новый оруженосец.

Бертран объясняет ему, что в замке живёт Иоланта, слепая дочь короля, невеста Роберта, герцога Бургундского, и что король желает скрыть слепоту Иоланты от Роберта, пока она не исцелится. Иоланта не знает о своей слепоте и о том, что её отец — король. 

Прибывает король и вместе с ним Эбн-Хакиа, мавританский врач.

Врач осматривает Иоланту, пока она спит, король в волнении ожидает вердикта: «Ужели роком осуждён Страдать невинно ангел чистый?» Эбн-Хакиа говорит, что к Иоланте может вернуться зрение, если она будет знать о своей слепоте и страстно желать исцеления. Звучит монолог Эбн-Хакиа «Два мира». Король не хочет раскрывать тайну и разгневанный уходит.

Сбившись с пути, в сад попадают рыцари Роберт и Водемон. Роберт влюблён в графиню Лотарингии Матильду, он едет к королю, чтобы просить расторгнуть помолвку с Иолантой.

Рыцари видят надпись, запрещающую входить в сад, но бесстрашно заходят внутрь. Они говорят об Иоланте. Роберт утверждает, что она чопорна и горда, и поёт арию «Кто может сравниться с Матильдой моей».

Водемон мечтает о светлом ангеле в ариозо «Чары ласк красы мятежной Мне ничего не говорят».

Рыцари идут по саду, поднимаются на террасу. Водемон видит спящую Иоланту, он восхищён ею. Роберт пытается силой увести Водемона, Иоланта просыпается. Она приветливо встречает рыцарей, приносит им вина. Роберт подозревает, что это западня, и уходит за отрядом. Водемон остаётся наедине с Иолантой.

Он просит её сорвать красную розу в память о её жарком румянце и, когда девушка срывает белую, а потом не может сосчитать розы, не потрогав их, уверяется, что Иоланта слепа.

Охваченный состраданием, Водемон рассказывает ей о том, как прекрасен свет, вечный источник радости и счастья (ариозо «Чудный первенец творенья»).

Появляются король, Эбн-Хакиа, Бертран и Альмерик. Становится ясно, что Иоланта знает о своей слепоте. Король в отчаянии, он предлагает дочери начать лечение. Она отвечает, что не может пламенно желать того, о чём не знает, но послушает отца. Эбн-Хакиа тихо говорит королю, что тогда надежды на успех нет. Но тому приходит мысль, как помочь Иоланте.

Он (притворно) угрожает Водемону смертной казнью, если лечение не поможет Иоланте. Иоланта готова перенести мучения, чтобы спасти Водемона, но врач говорит, что она должна только пламенно желать увидеть свет. Иоланта горячо и страстно поёт свою арию «Нет, назови мученья, страданья, боль: О, чтоб его спасти, Безропотно могу я все снести».

Водемон падает перед ней на колени: «Ангел светлый! дорогая, Пред тобой склоняюсь я!» Иоланта в сопровождении врача уходит. Король признаётся Водемону, что угрожал ему притворно. Водемон сообщает, что он Готфрид Водемон, граф Иссодюна, Шампани, Клерво и Монтаржи, и просит руки Иоланты. Король отвечает, что дочь помолвлена с другим. В это время возвращается Роберт с воинами.

Увидя короля Рене, он преклоняет перед ним колена, тогда Водемон понимает, что говорил с королём. Роберт признаётся, что любит Матильду, король возвращает данное им слово. Теперь король может отдать дочь Водемону. Входит Бертран с вестью, что Иоланта видит. На небе появляются звёзды, Иоланта видит людей, отца, Водемона и поёт «Прими хвалу рабы смиренной».

Все славят Бога за милость и дар света, прекрасное творение, источник жизни.

Источник: http://www.hatob.com.ua/rus/iolanta

Краткое содержание: Петр Ильич Чайковский. Иоланта

ИОЛАНТА

Лирическая опера в одном акте1

Либретто М. И. Чайковского

Действующие лица:

  • Рене, король Прованса
  • Роберт, герцог Бургундский
  • Водемон, граф, бургундский рыцарь
  • Эбн-Хакиа, мавританский врач
  • Альмерик, оруженосец короля Рене
  • Бертран, привратник дворца
  • Иоланта, дочь короля Рене (слепая)
  • Марта, жена Бертрана, кормилица Иоланты
  1. бас
  2. баритон
  3. тенор
  4. баритон
  5. тенор
  6. бас
  7. сопрано
  8. контральто
Бригитта Лаура } подруги Иоланты сопрано меццо‑сопрано
  • Прислужницы и подруги Иоланты, свита короля, войско герцога Бургундского и оруженосцы.
  • Действие происходит в горах южной Франции в XV веке.
  • ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

«Иоланта» — последняя опера Чайковского. В 1884 году
композитор прочел перевод одноактной драмы в стихах датского писателя Генрика
Герца (1798—1870) «Дочь короля Рене» (1845) и пленился оригинальностью, поэтичностью
сюжета. Внимание композитора отвлекла работа над другими произведениями, и лишь
в 1891 году он приступил к сочинению «Иоланты». Брату композитора М. И.

Чайковскому (1850—1916) было заказано либретто по драме Герца в переделке В.
Зотова (в этой переделке названная драма была поставлена в 1888 году на сцене
московского Малого театра). Работа началась 10 июля, к 4 сентября вся музыка
была написана, а в декабре закончена оркестровка.

Первое представление оперы (вместе
с балетом «Щелкунчик»), состоялось 6 (18) декабря 1892 года в петербургском
Мариинском театре.

Трогательная история слепой Иоланты, исцелившейся
благодаря любви, заключает в себе большую гуманистическую мысль.

Вечный мрак, в
котором безмятежно и спокойно живет не подозревающая о своем несчастье дочь
короля Рене, становится символом душевной слепоты, являющейся для близких ей
людей источником глубокого горя.

Только любовь и сострадание зажигают в сердце
Иоланты страстное желание увидеть мир, рождают готовность к самопожертвованию и
мужество вынести муки, ценой которых она сможет прозреть.

Опера воспринимается как восторженный, лучезарный гимн
любви, открывающей лучшие стороны человеческой души, несущей с собой свет
познания, наслаждение красотой и счастье.



Источник: http://vsekratko.ru/opera/102.html

Ссылка на основную публикацию