Писатель владимир одоевский. жизнь и творчество

Писатель Владимир Одоевский. Жизнь и творчество

Русский
писатель, философ, музыкальный теоретик, критик, учёный. Происходил
из старинного дворянского рода. Образование получил в Московском
университетском благородном пансионе (1816-22). Был одним из
организаторов и председателем (1823-25) Общества любомудрия —
первого в России философского кружка. В 1823 сблизился с В. К.
Кюхельбекером, вместе с ним издавал альманах «Мнемозина» (1824-25),
где опубликовал несколько статей по философии. Увлекаясь
философскими идеями Ф. В. Шеллинга, пытался построить систему
«философии музыки», частично реализовав свой замысел в трактатах
«Опыт Теории Изящных Искусств, с особенным применением оной к
Музыке» и «Гномы XIX столетия» (не завершены). Влияние идей
декабризма (его двоюродный брат — поэт-декабрист А. И. Одоевский),
а также сближение с А. С. Пушкиным, А. С. Грибоедовым, Д. В.
Веневитиновым способствовало формированию демократических взглядов
Одоевского на литературу и искусство.

В 1826-62 жил в Петербурге, затем снова в Москве, попеременно
занимая высокие должности в министерствах внутренних дел,
государственных имуществ, в Сенате и др. Служил в цензурном
комитете (с 1826), с 1846 помощник директора Публичной библиотеки и
директор Румянцевского музея в Петербурге (до перевода последнего в
Москву), в 60-е гг. сенатор в Москве.

Дом Одоевского в Петербурге был одним из культурных центров русской
столицы. В литературно-музыкальных вечерах участвовал М. И. Глинка,
с которым Одоевского связывала дружба. Свидетельством их
идейно-творческой близости явился совместный проект издания
музыкального журнала в конце 30 — нач. 40-х гг. (не осуществлён). В
этот период общался также с М. Ю. Лермонтовым, В. Г. Белинским, Н.
В.

Гоголем. С юных лет принимал участие в
литературно-художественной жизни Москвы, затем Петербурга.
Сотрудничал в журналах «Вестник Европы», «Московский телеграф»
(руководитель отдела музыкального фельетона) и «Сын отечества» (до
1826), «Московский вестник» (1827-30), «Отечественные записки»
(совместно с Белинским, 1839-1848), в пушкинском «Современнике» (с
конца 30-х гг.), «Искре» (60-е гг.

) и др.

С конца 50-х гг. усилилась общественная деятельность Одоевского.

Он
участвовал в организации РМО (был его почётным членом, входил также
в состав Совещательной комиссии Петербургского, затем Московского
отделения РМО), Петербургской и Московской консерваторий, в работе
различных учебных заведений. Был одним из инициаторов бесплатного
класса хорового пения при Московском отделении РМО (открыт в
1864).

В 60-е гг., выступая против засилья итальянской оперы, Одоевский
активно боролся за создание в Москве постоянного русского оперного
театра. Был в числе организаторов (совместно с А. Н. Островским, Н.
Г. Рубинштейном, П. М. Садовским и др.

) «Артистического кружка»
(1865). С целью распространения и популяризации
музыкально-теоретических знаний выступал с лекциями и докладами,
издал «Музыкальную грамоту, или Основания музыки для немузыкантов»
(1868), составлял методические пособия.

Один из просвещённых деятелей своего времени, Одоевский, помимо
философии, литературы, музыки, обладал большими знаниями в области
точных, естественных и прикладных наук.

Писал о юриспруденции,
математике, физике, географии, истории, педагогике, финансах,
медицине и др. Был также одним из первых популяризаторов научных
знаний в народе. С этой целью издавал совместно с А. П.

Заблоцким-Десятковским журнал для крестьян «Сельское чтение»
(статьи Одоевского в увлекательной форме излагали начатки химии,
физики, арифметики, истории).

Однако среди его многообразных интересов и влечений главное место
занимали литература и музыка. Одоевскому принадлежит видное место в
развитии русской литературы.

О его литературном таланте
положительно отзывались Пушкин, Кюхельбекер, Белинский, Гоголь.

Одним из первых в русской художественной литературе обратился к
темам музыкального творчества и образам музыкантов («Последний
квартет Бетховена», 1831; «Себастьян Бах», 1835).

Литературный критик и публицист, Одоевский сыграл выдающуюся роль в
борьбе за признание комедии Грибоедова «Горе от ума», в конце
40-50-х гг. был в числе первых, высоко оценивших творчество Гоголя,
А. Н. Островского, M. E. Салтыкова-Щедрина.

Музыка — одна из наиболее постоянных и существенных сторон
творческой деятельности Одоевского. Ещё в годы учёбы в пансионе он
прославился как композитор и пианист.

Его музыкальным руководителем
был преподаватель музыки Д. И. Шпревиц (Шпревич). В 20-х гг. в
Петербурге Одоевский брал уроки фортепианной игры у Дж. Филда.

По
некоторым сведениям, в 1826-27 занимался теорией музыки и
композицией у И. Г. Миллера.

Сочинения Одоевского — органные фантазии, фуги, каноны и др. —
обнаруживают дарование композитора-полифониста. Был автором музыки
к водевилям («Жизнь холостого», 1825), аранжировал музыку из оперы
«Отелло» Россини для драматического спектакля (1836,
Александринский театр).

Одоевский — один из основоположников русского классического
музыковедения.

Огромен его вклад в историю и теорию музыки: работы
о творчестве русских и зарубежных композиторов и исполнителей,
заметки и рецензии о текущей концертной жизни Москвы и Петербурга,
исследования в области русской народной музыки, древне-русского
церковного пения, музыкальной педагогики и др. (часто печатался под
псевд.: О. О. О., К. В. О., Аб. Ир., W. W., Ь. Ъ. Й., Любитель
музыки и др.).

Традиции передовой русской литературы, нашедшие место в
литературно-публицистическом творчестве Одоевского, в известной
степени определили основную идейную направленность его
музыкально-критических статей — глубокое понимание народности и
общественно-воспитательной роли искусства.

Одоевский теоретически обосновал реалистические принципы русской
музыкальной классики. Ближайший друг и вдохновитель многих русских
музыкантов (в числе их — А. Н. Верстовский, А. А. Алябьев, М. И.

Глинка, А. С. Даргомыжский, A. Н.

Серов), Одоевский вместе с ними
участвовал в становлении и развитии русской национальной
композиторской школы, способствовал утверждению мирового значения
отечественной музыки.

Уже статьи 20-х гг. охватывают широкий круг явлений. Одоевский
освещает музыкальную жизнь Москвы и Петербурга, полемизируя с
противниками русской музыки (отстаивает творчество Верстовского и
Алябьева). Расцвет музыкально-критической деятельности Одоевского
(30-е гг.) связан с творчеством Глинки.

Одоевский первым дал
исторически прозорливую и верную оценку Глинке как композитору,
который «начал новый период в искусстве — период русской музыки».

В
статьях, посвященных операм «Иван Сусанин» и «Руслан и Людмила»,
сформировалась центральная проблема классической русской критики —
проблема народности как цельного и глубокого выражения народного
характера. Высоко оценил Одоевский и симфонические произведения
Глинки.

Большое внимание уделил Одоевский творчеству Даргомыжского,
М. А. Балакирева (50-е гг.), Серова (60-е гг.), с теплотой
отзывался о первых произведениях П. И. Чайковского и Н. А.
Римского-Корсакова. Одоевскому принадлежат также работы о
творчестве И. С. Баха, Л. Бетховена, B. А. Моцарта, Й.

Гайдна, К.
М. Вебера. Он высоко оценил искусство современных ему зарубежных
композиторов (Г. Берлиоза, Ф. Листа и др.), высказал верные
критические замечания об оперном стиле Р. Вагнера.

Одоевский много сделал для утверждения и развития в России
профессионального исполнительского искусства. Выступая против
бессодержательной виртуозности, он пропагандировал мастерство
талантливых отечественных и зарубежных музыкантов.

Эстетические
воззрения Одоевского в некоторых случаях не лишены известной
односторонности. Например, изучая старинный пласт русской песни,
Одоевский в то же время недооценивал городскую песенно-романсовую
культуру, а также связанное с ней творчество Д. Н. Кашина, А. Л.
Гурилёва, А. Е.

Варламова. Одоевский несколько преувеличивал
художественные достоинства опер Серова (в частности, «Рогнеды»);
чрезмерная критичность присуща его суждениям об итальянской опере
(Дж. Верди, В. Беллини, Дж.

Россини), что было вызвано сложностью
общественных условий, в которых протекала борьба за утверждение
русской национальной композиторской школы.

Одоевский внёс также большой вклад в развитие русской музыкальной
теории. Он поставил сложные вопросы мелодического, ладового и
ритмического своеобразия народной песни — важнейшего источника
русской классической музыки. Много (особенно в 60-е гг.

) занимался
историей, теорией и палеографией древне-русского певческого
искусства и знаменной нотации (с 1862 творчески общался с Д. В.
Разумовским, готовил материалы к 1-му Археологическому съезду).
Собрал ценную коллекцию древне-русских певческих рукописей,
сборников народных песен.

Одним из первых рассматривал русскую
народную песню и древне-русскую церковную музыку как явления,
сложившиеся на единой мелодической и ладовой основе. Им написаны
также статьи о музыке (в т. ч. по теории) для «Энциклопедического
лексикона» А. А. Плюшара (т.

7-14, 1836-38) и «Энциклопедического
словаря, составленного русскими учеными и литераторами» (1861).
Одоевский переработал и дополнил «Музыкальную терминологию» А.
Гарраса (изд. под назв.: «Карманный музыкальный словарь. Второе
издание музыкальной терминологии А.

Гарраса, исправленное и
умноженное», 1866), опубликовал письма Глинки («Русский архив»,
1869, т. 2, стлб. 341-48); с ним советовался Разумовский при
написании книги «Церковное пение в России» (вып. 1-3, М.,
1867-69).

Увлекаясь музыкальными опытами и изобретениями, Одоевский
сконструировал орган «Себастьянон» (кон. 40 — нач. 50-х гг.) и
19-ступенный энгармонический клавесин.

Труды Одоевского оказали
большое и плодотворное воздействие на дальнейшее развитие
музыкальной науки. В сфере влияния его идей формировалась
деятельность крупнейших музыкальных критиков и учёных 2-й половины
19 в. — А. Н. Серова, Г. А. Лароша.

Горячий поборник творчества
Глинки, Одоевский заложил, в частности, фундамент русской научной
глинкианы.

Сочинения: К редактору Вестника Европы, «Вестник Европы», 1822, No 8, с.
313-17; Несколько слов о кантатах Верстовского (письмо к
редактору), там же, 1824, No 1, с. 64-69; О музыке в Москве и о
московских концертах в 1825 году, «Прибавление к Московскому
телеграфу», 1825, No 8, с. 129-37; Последний квартет Бетховена, в
сб.: Северные цветы на 1831 год, СПБ, 1830, с.

101-19; Дон-Жуан,
опера Моцарта, представленная на Александрийском театре 22 октября,
в бенефис г-жи Карл, «Северная пчела», 1833, No 245; Себастьян Бах,
«Московский наблюдатель», 1835, ч. 2, [май, кн. 1], с. 55-112; то
же, в кн.: Соч. князя В. Ф. Одоевского, ч. 1 — Русские ночи, СПБ,
1844 (с авторскими исправлениями и доп.

); Смесь [о 9-й симфонии
Бетховена в связи с исполнением в концерте Филармонич. общества],
«Северная пчела», 1836, No 55; Письмо к любителю музыки об опере г.
Глинки: Жизнь за царя, там же, 1836, No 280; Второе письмо к
любителю музыки об опере Глинки: Жизнь за царя, или Сусанин, там
же, 1836, No 287-88; то же, «РМГ», 1903, No 16, стлб.

437-43; О
новой сцене в опере «Жизнь за царя», соч. М. И. Глинки,
«Литературные прибавления к Русскому инвалиду», 1837, No 41; Еще о
представлении «Нормы», там же, 1837, No 43; [О
скрипачах-гастролерах Вьётане, Липиньском, Арто, Уле Булле], там
же, 1838, No 12; Письма в Москву о петербургских концертах, «Спб.

ведомости», 1839, No 25, 41, 48, 50, 56, 59, 69; Реквием Берлиоза в
концерте г. Ромберга, там же, 1841, No 48; «Руслан и Людмила», там
же, 1842, No 260; Записки для моего праправнука о литературе нашего
времени и о прочем (письмо г. Бичева — Руслан и Людмила, опера
Глинки), «Отечественные записки», 1843, т. 26, No 2 (Смесь), с.

94-100; Последний концерт Рубинштейнов, «Русский инвалид», 1844, No
69; Замечательный концерт г-на Л. Маурера, сегодня, в среду, 28
марта, в Большом театре [о музыке Глинки и Бетховена], там же,
1845, No 69; Берлиоз в Петербурге, «Спб. ведомости», 1847, No 49;
Концерт Берлиоза в Петербурге (письмо к М. И. Глинке), там же,
1847, No 51; то же, «РМГ», 1903, No 49, стлб.

1213-17; О Русских
концертах Общества посещения бедных в музыкальном отношении [о
симф. произв. Глинки], «Спб. ведомости», 1850, No 80; Письмо кн. В.
Ф. Одоевского к издателю об исконной великорусской музыке, в сб.:
Калики перехожие. Сб. стихов и исследование П. Бессонова, ч.2, вып.
5, 1863, с. I-XI; Старинная песня, «Русский архив», 1863, вып. 2,
стлб.

107-11; Вагнер в Москве, «Современная летопись. Воскресные
прибавления к Московским ведомостям», 1863, No 8; Рихард Вагнер и
его музыка, там же, 1863, No 11, с. 11-16; Заметка о пении в
приходских церквах, «День», 1864, No 4; Из бумаг князя В. Ф.
Одоевского. Примечание к письму М. И. Глинки к В. Ф. Одоевскому
(1846-1849) [о фактах, связанных с первой пост.

«Ивана Сусанина»],
«Русский архив», 1864, No 7-8, стлб. 841-42; Бесплатный класс
простого хорового пения Русского музыкального общества в Москве,
«День», 1864, No 46; К делу о церковном пении, «Домашняя беседа»,
1866, вып. 27 и 28; Музыкальная грамота или Основания музыки для
не-музыкантов, вып. 1, М.

, 1868: Лучше поздно, нежели никогда [о
постановке «Руслана и Людмилы» в Москве], «Московские ведомости»,
1868, No 19; Перехваченные письма, «Современные известия», 1868, No
99; Письма М. И. Глинки к К. А. Булгакову. Предисл. [В. Ф.
Одоевского к истории творч. взаимоотношений О. и Глинки], «Русский
архив», 1869, т. 2, стлб.

341-48; Краткие заметки о характеристике
русского церковного православного пения, в кн.: Труды первого
Археологического съезда в Москве, 1869, т. 2, М., 1871, с. 476-80;
Различие между ладами (Tonarten, tons) и гласами (Кirchen-tonarten,
tons d'йglise), там же, с. 481-84; Мирская песня, написанная на
восемь гласов крюками с киноварными пометами, там же, с.

484-91;
Новые материалы для биографии М. И. Глинки. Два письма князя В. Ф.
Одоевского с примечаниями В. В. Стасова, «ЕИТ», 1894, сезон
1892-1893; Избр. муз.-критич. статьи, М. — Л., 1951; Статьи о М. И.
Глинке, М., 1953; Лагруа в роли Донны Анны [о драматургии оперы
«Дон Жуан» Моцарта и трактовке образа Донны Анны], «СМ», 1955, No
10; Музыкально-литературное наследие, общая ред., вступ. ст. и
прим. Г. Б. Бернандта, М., 1956.

Читайте также:  Краткое содержание ромео и джульетта шекспира

реклама

Источник: https://www.belcanto.ru/odoyevsky.html

Краткая биография Одоевского самое главное

Владимир Одоевский происходил из древнего и знатного рода. С одной стороны, он был в родстве и с русскими царями, и с самим Львом Толстым, а с другой, мать его – крепостная крестьянка. Особого значения титулам Одоевский никогда не придавал. Владимир всегда участвовал в общественных кружках, занимался музыкой и литературой.

Жизнь Одоевского условно делится на три периода

Первый. Московский

Сирота Владимир воспитывался у дяди. Позже его отдают на обучение в пансион. Огромное значение придавал Владимир влиянию брата.

Первый общественный кружок, где участвовал Одоевский, закрыли по «вине» декабристов. В то время Владимир начинал писать роман, но не завершил это произведение. Зато он много редактирует, в том числе журналы. В тот период Одоевский увлекся мистикой, оккультизмом.

Питерский

Перебравшись в северную столицу, Одоевский женился. Вместе с женой они открыли популярный литературный салон, где много уделялось внимания и музыке, и даже кулинарии. Увлечение оккультизмом перерастает в интерес к алхимии и магии. Однако дружит Одоевский и со священниками, помогает им.

Он пишет публицистические статьи, издаёт сборник эссе. Также создаёт роман-утопию о 4338 году (одноименный), где предрекает появление Интернет сетей.

Последний. Московский

Разочарованный в мистицизме, Одоевский поверил в просвещение. Заняв сенаторскую должность и пост директора музея (Румянцевского), ратовал за отмену крепостничества и смягчение цензуры. С другой стороны, призывал запретить ввоз в Россию «вредных» книг.

В последние годы Одоевский много помогал бедным. Даже не оставил наследства жене (детей у них не было). Владимир Фёдорович запомнился современникам как разносторонний человек. Его интересы иногда противоречили сами себе. И в этом противоречии развивались.

Биография Одоевского для детей 3, 4 класса

В.Ф.Одоевский родился в августе 1803 года в Москве, в семье князя Одоевского и являлся последним представителем рода Рюриковичей.

Владимир Федорович считается одним из известных писателей-мыслителей, философом и публицистом.

Вообще Одоевский был великим человеком, во время своей жизни он не только писал книги, но и занимался меценатством, был изобретателем музыкальных инструментов, работал с бедными, помогал строить детские дома, больницы.

 Свое образование Владимир Одоевский получил в Московском институтском благородном пансионе. Уже во время учебы он занялся вплотную литературой. Первыми его работами были переводы с немецкого языка писем известных философов.

 По окончанию учебного заведения Одоевский начал работать в Московском  архиве Коллегии иностранных дел, одновременно он стал посещать собрание №Общество любомудрия», где познакомился с такими известными людьми, как Грибоедов, Киреевский, Кюхельбекер.

В  1824-1825 годах совместно с друзьями выпустил альманах «Мнемозина», в который вошли не только работы Одоевского, но и Пушкина, Грибоедова. В те же года Одоевский начал писать роман «Иероним Бруно и Пьетро Аретина», но к сожалению так этот роман и не был закончен.

В 1826 году Владимир Федорович Одоевский переезжает в Санкт-Петербург и устраивается на службу помощником директора  Петербургской императорской канцелярии, а впоследствии становится директором «Румянцевской библиотеки».

  Во времена жизни в Петербурге Одоевский увлекся алхимией и кулинарией, что сказалось на его творчестве.

В это время из-под его пера выходят сказки для детей, утопический роман «4338год», где предсказал появление таких современных технологий как интернет, мобильные телефоны.

 В 1840 году Владимир Федорович кардинально меняет свои взгляды на европейскую философию и начинает продвигать в массы знание русской словесности. В это же время он ближе познает законы русской церкви, становится близким другом  священника и исследователя церковной музыки  Д.В. Разумовского.

В 1861 году Одоевский вернулся в Москву и продолжил свою работу по укоренению русских обычаев в высшем обществе, он был против французского языка в общении, и ввозу иностранных философских книг в Россию.

 До конца своей жизни Владимир Федорович Одоевский занимался самосовершенствованием.  Его интересы охватывали различные стороны жизни.

Умер Одоевский в Москве 11 марта 1869 года и похоронен на Донском кладбище.

Биография Одоевского 3 класс, 4 класс для детей

Биография по датам и интересные факты. Самое главное.

  • Игорь Васильевич Курчатов
    Игорь Курчатов – советский физик, создавший основы атомной энергетики, изобрёл первую в СССР атомную бомбу. Игорь Васильевич Курчатов появился на свет 21 февраля 1903 года в Симском Заводе.
  • Державин Гавриил Романович
    Державин – один из знаменитых русских поэтов, а также видный политический деятель своего времени. Гавриил был рожден в 1743 году в Казанской губернии. Его отец, дворянин и майор, рано ушел из жизни, поэтому Державин воспитывался только матерью.
  • Римский-Корсаков Николай Андреевич
    Николай Андреевич Римский-Корсаков является известным на весь мир русским композитором, а также дирижером. Дата рождения – восемнадцатое марта 1844 г, дата кончины – двадцать первое июня 1908 г.
  • Владимир Галактионович Короленко
    Короленко является одним из самых недооценённых литературных деятелей своего времени. Он написал множество замечательных произведений, в которых затрагивал самые разнообразные темы, от помощи обездоленным
  • Крылов Иван Андреевич
    Иван Андреевич Крылов (1749-1844) знаменитый прежде всего авторством 236 басен, кроме того являлся признанным драматургом своего времени, публицистом и издателем журналов

Источник: http://chitatelskij-dnevnik.ru/kratkie-biografii/odoevskij-vladimir-fyodorovich

Одоевский Владимир Федорович — Российский Писатель — Биография

Российский писатель. Общественный деятель. Мыслитель эпохи романтизма. Сенатор. Один из основоположников русского музыкознания. Издатель ряда журналов и альманахов. Председатель юношеского общества любомудров. Директор Румянцевского музея. Благотворитель.

Владимир Одоевский родился 13 августа 1803 года в городе Москва. Последний потомок старинного княжеского рода.

Отец служил директором Московского отделения Государственного банка, мать являлась крепостной крестьянкой.

 В 1816 году поступил в Московский университетский благородный пансион, давший глубокое и всестороннее образование. Здесь юноша с интересом изучал философию, увлекся трудами Фридриха Шеллинга.

     Активно посещал литературные кружки, заседания Общества любителей российской словесности. Печататься начинал уже в годы учебы: первые произведения: «Разговор о том, как опасно быть тщеславным», «Дни досад» выходят в журнале «Вестник Европы». Центральное его произведение «Русские ночи» считаю основным литературным памятником русского любомудрия.

     В 1822 году, окончив пансион с золотой медалью, Одоевский погрузился в науки, в литературные и философские занятия. Изучает анатомию, физику, химию, технику, становится завсегдатаем салона Зинаиды Волконской. Через год со своим другом, поэтом Дмитрием Венивитиновым, создает «Общество любомудрия».

Целью его участников стало изучение античных и немецких философов, создание оригинальной отечественной философии, из которой должна возникнуть новая русская литература. «Любомудры» проповедовали необходимость для литературы не только чувств, но и мыслей, а для науки, не только логики, но и образности.

Философия представлялась им всемогущим ключом к великим областям бытия.

     В отличие от декабристов, члены общества свою центральную задачу усматривали в просветительстве, в постепенных культурных преобразованиях.

Одоевский и Кюхельбекер начинают издавать альманах «Мнемозина», в котором печатаются Пушкин, Грибоедов, Баратынский, Вяземский. Издание это, как и Общество любомудрия, прекращает свое существование после восстания декабристов.

Опасаясь преследований князь сжигает в камине протоколы собраний и распускает общество.

     В 1826 году Одоевский женился и переехал в Петербург, где поступил на службу в Цензурный комитет Министерства внутренних дел. Владимир Федорович являлся одним из авторов либерального цензурного устава, первых законов об авторском праве. Все последующие годы находился в самом центре литературной и культурной жизни России.

     В эти годы познакомился с Александром Пушкиным, сотрудничал с «Литературной газетой» и альманахом «Северные цветы». Когда Пушкин начинает издание «Современника», Одоевский становится деятельным его сотрудником и помощником. Здесь публикуется его статья «О вражде к просвещению». В 1844 года вышло его собрание сочинений в трех томах.

     В литературном салоне Одоевского собираются выдающиеся писатели: Пушкин, Крылов, Грибоедов, Гоголь, Лермонтов, Кольцов, Тургенев, Достоевский, Островский, Гончаров; музыканты: Глинка, Даргомыжский, Балакирев, Рубинштейн; издатели, ученые, путешественники. Сам князь выступал как философ, прозаик, литературный и музыкальный критик.

     Одоевский широко известен как мастер фантастической романтической повести, одним из первых в России экспериментировал с жанром утопии, продолжал традиции просветительской сатиры.

 В незаконченном утопическом романе «4338-й год», написанном в 1837 году, князь Одоевский, как считается, первым предсказал появление современных блогов и Интернета.

В своем сочинении описывал мир, где «между знакомыми домами устроены магнетические телеграфы, посредством которых живущие на далеком расстоянии общаются друг с другом».

     Расцвет творчества писателя приходится на конец 1830-х годов, когда появились сборники «Пестрые сказки», «Сказка о мертвом теле, неизвестно кому принадлежащем». Ряд произведений посвящен положению женщины в России: повести «Княжна Мими», «Княжна Зизи». «Таинственные повести: «Сильфида», «Саламандра».

     В 1840-60-е годы писатель служит при дворе: стал камергером, затем гофмейстером двора, потом действительным статским советником, а в 1861 году избран сенатором.

     В 1862 году, в связи с переводом Румянцевского музея в Москву Одоевский возвращается в родной город.

Здесь продолжает службу и активно участвует в культурно-общественной жизни: способствует основанию Консерватории, Русского музыкального общества, участвует в заседаниях Общества любителей российской словесности и Московского артистического кружка, читает популярные лекции, собирает вокруг себя литераторов, музыкантов, ученых.

     В середине 1860-х годов Одоевский уходит из литературы, целиком отдавшись практической деятельности. С восторгом приветствовал отмену крепостного права, изучал русские древности в хранилищах подмосковных монастырей, писал статьи по педагогике, слушал дела в сенате.

     Очень много своего времени Одоевский посвящал благотворительности. Благодаря его стараниями отремонтировано множество детских домов, создано несколько больниц, в том числе и детских, а также организовано Общество посещения бедных.

     Великий писатель, мыслитель Владимир Федорович Одоевский скончался 11 марта 1869 года в Москве. Смерть писателя положила конец знаменитому роду дворян. Могила литератора и музыковеда находится на Донском кладбище.

  • Награды Владимира Одоевского
  • Кавалер ордена Святого Владимира II степениКавалер ордена Святой Анны I степени с императорской коронойКавалер ордена Святой Анны II степени с императорской коронойКавалер ордена Святого Станислава I степени
  • Кавалер ордена Святого Станислава II степени

Источник: https://ruspekh.ru/people/odoevskij-vladimir-fedorovich

ОДОЕВСКИЙ, ВЛАДИМИР ФЕДОРОВИЧ

ОДОЕВСКИЙ, ВЛАДИМИР ФЕДОРОВИЧ (1803–1869), князь, русский писатель, журналист, издатель, музыковед. Родился 30 июля (11 августа) 1803 (по другим сведениям, 1804) в Москве. Последний потомок старинного княжеского рода.

Отец его служил в должности директора Московского отделения Государственного банка, мать была крепостной крестьянкой. В 1822 Одоевский с отличием окончил Московский университетский благородный пансион, где ранее обучались П.Вяземский и П.Чаадаев, Никита Муравьев и Николай Тургенев.

В студенческие годы на него оказали влияние профессора Московского университета философы-шеллингианцы И.И.Давыдов и М.Г.Павлов. С 1826 Одоевский служил в цензурном комитете министерства внутренних дел, был составителем нового цензурного устава 1828 года.

По переходе комитета в ведение министерства народного просвещения продолжил службу в должности библиотекаря. С 1846 – помощник директора Императорской публичной библиотеки и заведующий Румянцевским музеем, тогда находившимся в Санкт-Петербурге. С 1861 – сенатор.

Первым выступлением Одоевского в печати были переводы с немецкого, опубликованные в «Вестнике Европы» в 1821. Там же в 1822–1823 публикуются Письма к Лужницкому старцу, одно из которых, Дни досад, привлекло своим негодующим настроем внимание А.С.

Грибоедова, который познакомился с Одоевским и оставался его близким другом до конца своей жизни. В юношеские годы Одоевский был дружен со своим старшим двоюродным братом, поэтом и будущим декабристом А.И.Одоевским, как о том свидетельствует его Дневник студента (1820–1821): «Александр был эпохою в моей жизни».

Брат безуспешно пытался остеречь его от «глубокомысленных умозрений непонятного Шеллинга», однако кузен выказал твердость и независимость в суждениях. В начале 1820-х годов Одоевский бывал на заседаниях «Вольного общества любителей российской словесности», где главенствовал Ф.

Глинка, и входил в кружок переводчика и поэта С.Е.Раича, члена Союза благоденствия. Сблизился с В.Кюхельбекером и Д.Веневитиновым, вместе с которым (и с будущим видным славянофилом И.Киреевским) в 1823 создал кружок «Общество любомудрия», став его председателем.

Как вспоминал один из «любомудров», в «Обществе» «господствовала немецкая философия»: ее самым деятельным и вдумчивым разъяснителем Одоевский оставался более двух десятилетий.

В 1824–1825 Одоевский с Кюхельбекером издают альманах «Мнемозина» (опубликовано 4 кн.), где печатаются, кроме самих издателей, А.С.Пушкин, Грибоедов, Е.А.Баратынский, Н.М.Языков. Участник издания Н.

Полевой писал впоследствии: «Там были неведомые до того взгляды на философию и словесность… Многие смеялись над «Мнемозиною», другие задумывались».

Именно «задумываться» и учил Одоевский; даже его опубликованный в альманахе горестный этюд светских нравов Елладий В.Г.Белинский назвал «задумчивой повестью».

К открывшимся после событий декабря 1825 замыслам заговорщиков, со многими из которых Одоевский был дружен или близко знаком, он отнесся с грустным пониманием и безоговорочным осуждением.

Однако николаевскую расправу с декабристами осудил гораздо резче, хотя и был готов безропотно разделить участь друзей-каторжников.

Следственная комиссия не сочла его для этого «достаточно виновным», и он был предоставлен самому себе.

В конце 1820-х – начале 1830-х годов Одоевский ревностно исполнял служебные обязанности, педантично пополнял свои необъятные знания, вырабатывал мировоззрение и создавал свой главный опыт в области художественной словесности – философский роман Русские ночи, завершенный к 1843 и изданный в 1844 в составе трех томов Сочинений князя В.Ф.Одоевского. Роман, по сути дела, представляет собой приговор немецкой философии от лица русской мысли, выраженный во внешне прихотливом и чрезвычайно последовательном чередовании диалогов и притч: европейская мысль объявляется неспособной разрешить важнейшие вопросы российской жизни и всемирного бытия.

Читайте также:  Жизнь и творчество габриэля маркес

Вместе с тем роман Русские ночи содержит исключительно высокую оценку творчества Шеллинга: «В начале ХIХ века Шеллинг был тем же, чем Христофор Колумб в ХV, он открыл человеку неизвестную часть его мира… его душу». Уже в 1820-х годах, переживая увлечение философией искусства Шеллинга, Одоевский написал ряд статей, посвященных проблемам эстетики.

Но увлечение Шеллингом в духовной биографии Одоевского далеко не единственное. В 1830-е годы он находился под сильным влиянием идей новоевропейских мистиков Сен-Мартена, Арндта, Портриджа, Баадера и др. В дальнейшем Одоевский изучал патристику, проявляя, в частности, особый интерес к традиции исихазма.

Результатом многолетних размышлений о судьбах культуры и смысле истории, о прошлом и будущем Запада и России стали Русские ночи.

«Односторонность есть яд нынешних обществ и причина всех жалоб, смут и недоумений», – утверждал Одоевский в Русских ночах. Эта универсальная односторонность, считал он, есть следствие рационалистического схематизма, не способного предложить сколько-нибудь полное и целостное понимание природы, истории и человека.

По Одоевскому, только познание символическое может приблизить познающего к постижению «таинственных стихий, образующих и связующих жизнь духовную и жизнь вещественную». Для этого, пишет он, «естествоиспытатель воспринимает произведения вещественного мира, эти символы вещественной жизни, историк – живые символы, внесенные в летописи народов, поэт – живые символы души своей».

Мысли Одоевского о символическом характере познания близки общей традиции европейского романтизма, в частности теории символа Шеллинга (в его философии искусства) и учению Ф.Шлегеля и Ф.Шлейермахера об особой роли в познании герменевтики – искусства понимания и интерпретации.

Человек, по Одоевскому, в буквальном смысле живет в мире символов, причем это относится не только к культурно-исторической, но и к природной жизни: «В природе все есть метафора одно другого».

Сущностно символичен и сам человек. В человеке, утверждал мыслитель-романтик, «слиты три стихии – верующая, познающая и эстетическая». Эти начала могут и должны образовывать гармоническое единство не только в человеческой душе, но и в общественной жизни. Именно подобной цельности не обнаруживал Одоевский в современной цивилизации.

Считая, что США олицетворяют вполне возможное будущее человечества, Одоевский с тревогой писал о том, что на этом «передовом» рубеже происходит уже «полное погружение в вещественные выгоды и полное забвение других, так называемых бесполезных порывов души». В то же время он никогда не был противником научного и технического прогресса.

На склоне лет Одоевский писал: «То, что называют судьбами мира, зависит в эту минуту от того рычажка, который изобретается каким-то голодным оборвышем на каком-то чердаке в Европе или в Америке и которым решается вопрос об управлении аэростатами». Бесспорным фактом для него было и то, что «с каждым открытием науки одним из страданий человеческих делается меньше».

Однако в целом, несмотря на постоянный рост цивилизационных благ и мощь технического прогресса, западная цивилизация, по убеждению Одоевского, из-за «одностороннего погружения в материальную природу» может предоставить человеку лишь иллюзию полноты жизни. За бегство от бытия в «мир грез» современной цивилизации человеку рано или поздно приходится расплачиваться.

Неизбежно наступает пробуждение, которое приносит с собой «невыносимую тоску».

Отстаивая свои общественные и философские взгляды, Одоевский нередко вступал в полемику как с западниками, так и со славянофилами. В письме лидеру славянофилов А.С.Хомякову (1845) он писал: «Странная моя судьба, для вас я западный прогрессист, для Петербурга – отъявленный старовер-мистик; это меня радует, ибо служит признаком, что я именно на том узком пути, который один ведет к истине».

Изданию романа Русские ночи предшествовали многие творческие свершения: в 1833 были изданы Пестрые сказки с красным словцом, собранные Иринеем Модестовичем Гомозейкою (эту словесную маску Одоевский использовал до конца дней), которые произвели чрезвычайное впечатление на Н.В.

Гоголя и предвосхитили образность и тональность его Носа, Невского проспекта и Портрета. В 1834 отдельно опубликован Городок в табакерке, одна из лучших во всей мировой словесности литературных сказок, выдерживающая сравнение с андерсеновскими и ставшая непременным чтением русских детей.

Появились несколько романтических повестей, начиная с Последнего квартета Бетховена, опубликованного в 1831 в альманахе «Северные цветы».

Гоголь писал о них: «Воображения и ума – куча! Это ряд психологических явлений, непостижимых в человеке!» Речь идет, помимо Квартета, о повестях Opere del Cavaliere Giambatista Piranese и Себастиан Бах – в особенности о последней. Впоследствии их дополнила, по выражению поэтессы К.

Павловой, «российская гофманиана»: повести Сегелиель, Косморама, Сильфида, Саламандра. Правда, пригласив Одоевского к ближайшему сотрудничеству в затеянном журнале «Современник», Пушкин писал: «Конечно, княжна Зизи имеет более истины и занимательности, нежели Сильфида. Но всякое даяние Ваше благо».

Княжна Мими (1834) и Княжна Зизи (1835) – светские повести Ооевского, продолжающие намеченную еще в Елладии линию «метафизической сатиры». Взяв на себя еще при жизни Пушкина хлопоты по изданию второй книги «Современника», Одоевский после его смерти единолично выпустил седьмую. «Современник» продержался до вмешательства Белинского только благодаря Одоевскому.

Между тем Одоевский продолжает намеченное в Пестрых сказках и Городке в табакерке: изданные в 1838 Сказки и повести для детей дедушки Иринея становятся хрестоматийным детским чтением.

Успех ободряет Одоевского, и он развивает его, предприняв в 1843 издание «народного журнала», т.е. периодического сборника «Сельское чтение»: в 1843–1848 опубликованы 4 книги, переизданные (до 1864) 11 раз.

По свидетельству Белинского, Одоевский породил «целую литературу книг для простонародия». В статьях издания Одоевский под маской дяди (а позднее «дедушки») Иринея говорил о сложнейших вопросах простым народным языком, которым восхищался В.Даль.

Из свершений Одоевского 1830-х годов надо отметить еще его пьесу Хорошее жалованье (1838) – сцены из чиновничьего быта, явственно предвосхищающие А.Н.Островского.

В 1850–1860-х годах Одоевский занимается историей и теорией «исконной великоросской музыки»: впоследствии публикуются его работы К вопросу о древнерусском песнопении (1861) и Русская и так называемая общая музыка (1867).

Его считают и утверждают поборником официозной «народности»; между тем он пишет: «Народность – одна из наследственных болезней, которою умирает народ, если не подновит своей крови духовным и физическим сближением с другими народами».

Сказавший во всеуслышание эти слова сановник и князь-рюрикович был занят в ту пору составлением исторического исследования о царствовании Александра II О России во второй половине XIX века. Органическим (в духе Шеллинга) приобщением российской культуры к европейской и был всю жизнь занят Одоевский.

За два года до своей смерти он ответил на статью-прокламацию И.С.Тургенева Довольно! скромной и твердой программой деятельности русского просветительства под названием Не довольно!

Умер Одоевский в Москве 27 февраля (11 марта) 1869.

См. также РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА; РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ.

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/ODOEVSKI_VLADIMIR_FEDOROVICH.html

Владимир Одоевский. Сказки для детей. Произведения и биография

Краткая биография Одоевского Владимира Федоровича

  Владимир Федорович Одоевский – журналист, писатель, князь, музыковед, издатель и общественный деятель. Один из самых ярких представителей русского романтизма.

Учёба Владимира Одоевского

  Одоевский Владимир Федорович, биография которого хорошо известна поклонникам его творчества, родился в Москве в 1803 году. Он стал последним потомком древнего княжеского рода. Мать будущего писателя была крепостной крестьянкой, а отец — дворянином.

Он работал директором в Московском отделении Государственного банка. В 1822 году Владимир Одоевский с отличием окончил Московский благородный пансион, где до него учились Н. Тургенев, Н. Муравьёв, П. Чаадаев и П. Вяземский. В студенческие годы на молодого человека оказали существенное влияние профессора И. И.

Давыдов и М. Г. Павлов, исповедовавшие взгляды философов-шеллингианцев.

Первые публикации Владимира Одоевского

  Владимир Одоевский, биография которого насыщена интересными событиями, начал публиковаться с 1821 года. Это были не авторские произведения, а переводы с немецкого, но редактор «Вестника Европы» был не против и с удовольствием одобрил их в печать. В 1822-1823 годах там же публикуются «Письма к Лужницкому старику».

Одно из писем под названием «Дни досад» привлекло внимание А. С. Грибоедова. Он познакомился с Одоевским и стал его добрым другом до конца жизни. Также Владимир дружил со своим двоюродным братом А. И. Одоевским, который в будущем станет поэтом и декабристом.

Вот что Владимир написал о брате в своём студенческом дневнике: «Александр был в моей жизни целой эпохой». Брат пытался убедить его отказаться от «глубокомысленных умозрений какого-то непонятного Шеллинга», но кузен был твёрд и независим в собственных суждениях.

  В начале 1820-х годов Владимир Одоевский посещал заседания «Общества любителей русской словесности», которое возглавлял Ф. Глинка, а также вступил в кружок поэта и переводчика С. Е. Раича. Сблизился с И. Киреевским, Д. Веневитиновым и В. Кюхельбекером.

С первыми двумя в 1823 году писатель Одоевский, биография которого является примером для подражания, организовал «Общество любомудрия» и стал его председателем. По воспоминаниям одного из членов, в кружке «царила немецкая философия»: её самым вдумчивым и деятельным разъяснителем писатель Одоевский оставался больше 20 лет.  

В 1824-1825 годах Кюхельбекер и Одоевский выпускают альманах «Мнемозина», где, кроме самих издателей, печатаются Н. М. Языков, Е. А. Баратынский, А. С. Грибоедов, А. С. Пушкин и Н. Полевой.

Последний потом написал: «В альманахе были необычные, свежие взгляды на словесность и философию… Кто-то смеялся над «Мнемозиной», а кто-то задумывался». Именно «задумываться» и учил Одоевский Владимир Федорович, биография которого была хорошо известна его современникам.

Даже известный критик В. Г. Белинский охарактеризовал его этюд «Елладий», как «задумчивую повесть».

 

Отношение Одоевского к декабристам

  В 1825 году биография Одоевского была омрачена таким известным событием, как восстание декабристов. Он отнёсся к нему с безоговорочным осуждением и грустным пониманием, ведь со многими заговорщиками писатель дружил или был близко знаком. Владимир Одоевский жёстко осудил николаевскую расправу над товарищами и готовился разделить их участь.

Но следственная комиссия не предъявила ему никаких обвинений.   В конце 1820-х годов биография Одоевского ознаменовывается началом работы над главным философским романом его жизни под названием «Русские ночи». Владимир завершит его в 1843 году. А в 1844 году роман выйдет в составе трёх томов сочинений В. Ф. Одоевского.

«Русские ночи», по сути, являются приговором немецкой философии от лица российской мысли. Данный вердикт выражался в чрезвычайно последовательном и внешне прихотливом чередовании притч и диалогов: европейская мысль объявлялась неспособной разрешить главные вопросы всемирного бытия и русской жизни в частности.

  Вместе с тем в «Русских ночах» содержится исключительно высокая оценка творчества Шеллинга: «Можно сказать, что Шеллинг в начале 19-го века был, как Колумб в 15-м: он открыл человеку доселе неизвестную его часть… душу». Ещё в 1820-х годах, находясь под влиянием философии Шеллинга, Владимир написал несколько статей, посвящённых проблемам эстетики.

Но немецкая философия — далеко не единственное увлечение, которое включает в себя духовная биография Одоевского. В 1830 г. писатель ознакомился с идеями новоевропейских мистиков: Баадера, Портриджа, Арндта, Сен-Мартена и др. В дальнейшем Владимир Одоевский изучал патристику, особо интересуясь традициями исихазма.

Многолетние размышления князя о смысле истории, судьбах культуры, прошлом и будущем России и Запада воплотились в его философском романе.   «Односторонность является ядом нынешнего общества и причиной всех недоумений, смут и жалоб», — писал князь в «Русских ночах».

По его мнению, эта универсальная односторонность появилась вследствие рационалистического схематизма, который просто неспособен предложить целостное и полное понимание человека, истории и природы. По Одоевскому, только символическое познание приближает людей к постижению «таинственных сил, связывающих жизнь вещественную и жизнь духовную».

Для этого, пишет князь, «естествоиспытатель воспринимает произведения как знаки вещественного мира, поэт – живые знаки собственной души, а историк – живые знаки, внесённые в летописи народов». Мысли писателя о символическом характере познания согласуются с общей традицией европейского романтизма.

В частности с теорией Шеллинга в сфере философии искусства и учениями Ф. Шлейермахера и Ф. Шлегеля, которые подчёркивали особую роль познания в герменевтике – искусстве интерпретации и понимания. Владимир считал, что человек в буквальном смысле живёт в мире символов, причём это относится как к природной, так и к культурно-исторической жизни.

Отношение Одоевского к прогрессу

  Биография Одоевского, краткое содержание которой знают все школьники старших классов, не содержит никаких событий, свидетельствующих о неприятии им технического и научного прогресса. То есть писатель не был его противником.

На склоне лет князь писал: «То, что именуют судьбами мира, в данную минуту может зависеть от рычага, изобретённого каким-нибудь оборванцем на чердаке в Америке или Европе, посредством которого решаются вопросы, связанные с управлением аэростатами».

Читайте также:  Ондатра - сообщение доклад

Также Владимир Одоевский считал бесспорным фактом то, что «с каждым научным открытием на одно человеческое страдание становится меньше».

Однако в общем, несмотря на силу технического прогресса и бурный рост различных общественных благ, западная цивилизация, по мнению писателя, из-за «одностороннего погружения в материальную среду» может дать человеку только иллюзию полной продуктивной жизни.

За уход из бытия в мир грёз современной цивилизации, человек рано или поздно будет расплачиваться. А вместе с пробуждением к нему придёт «невыносимая тоска». Вполне логично, если бы на этой фразе завершилась краткая биография Одоевского. Но есть ещё ряд интересных событий в жизни писателя.

  Биография Одоевского, краткое содержание которой есть во многих литературных энциклопедиях, насчитывает много полемик как со слявянофилами, так и с западниками. В этом нет ничего удивительного, ведь Владимир всегда отстаивал свои философские и общественные взгляды. В 1845 году в письме к А. С.

Хомякову (лидеру славянофилов) князь писал: «Моя судьба очень странная: вы считаете меня западным прогрессистом, а петербуржцы — отъявленным старовером-мистиком. Эти факты меня радуют, так как служат признаком того, что я нахожусь на пути к истине».

  До издания романа «Русские ночи» биография Одоевского, краткое содержание которой вы сейчас читаете, ознаменовалась рядом творческих свершений. В 1833 году были опубликованы «Пёстрые сказки», собранные Иринеем Гомозейкою (этой словесной маской Владимир пользовался до конца жизни), которые впечатлили Н. В. Гоголя и предвосхитили тональность и образность его «Портрета», «Невского проспекта» и «Носа». В 1834 году вышла в свет сказка «Городок в табакерке», ставшая лучшим произведением во всей мировой словесности. Она на равных конкурировала с андерсеновскими рассказами и быстро полюбилась русским детям. Появились романтические повести, самая яркая из которых – «Последний квартет Бетховена». Она вышла в альманахе «Северные цветы» в 1831 году.

Отзывы коллег о Владимире Одоевском

  Краткая биография Одоевского содержит много отзывов коллег о его произведениях.

Вот, например, что написал Гоголь об упомянутой выше повести «Последний квартет Бетховена», а также о таких произведениях князя, как «Себастьян Бах» и Opere del Cavaliere: «Как же много у автора ума и воображения! Перечислено столько психологических явлений, что обычному человеку будет сложно их постигнуть!» Впоследствии вышло ещё несколько повестей, которые поэтесса К. Павлова окрестила «российской гофманианой»: «Саламандра», «Сильфида», «Косморама», «Сегелиель». Успехи князя заметил сам А. С. Пушкин и пригласил писателя сотрудничать с журналом «Современник» (так гласит его краткая биография). В. Ф. Одоевский взял на себя все хлопоты, связанные с выпуском 2-й книги «Современника», а после смерти поэта единолично выпустил 7-ю. До вмешательства Белинского «Современник» продержался только благодаря Владимиру.   В 1838 г. Владимир Одоевский продолжил тенденцию, намеченную в «Городке в табакерке» и «Пёстрых сказках». Можно сказать, что по этой причине оживилась его творческая биография. В. Ф. Одоевский опубликовал ряд «Повестей от дедушки Иренея». Они сразу попадают в категорию хрестоматийного чтения для детей. Успех окрыляет князя, и он его развивает, выпуская в 1843 году сборник «Сельское чтение», который становится народным журналом. В последующие 5 лет там были опубликованы 4 книги, которые переиздавались целых 11 раз. Белинский писал: «Одоевский породил целую гору книг для простонародья». В выпусках издания Владимир объяснял сложнейшие вопросы простым «народным» языком. Поэтому сборник и пользовался таким успехом.

Последние годы Владимира Одоевского

  В последние годы жизни Владимир Одоевский занимался историей, а также теорией «исконно великорусской музыки». На эту тему опубликованы две работы: «О древнерусском песнопении» (1861) и «Общая музыка» (1867). Все считали, что Владимир – поборник официозной народности.

Сам же князь написал: «Народность – это наследственная болезнь, от которой умрёт весь народ, если не освежит свою кровь физическим и духовным сближением с остальными нациями». Нечто подобное писатель и пытался сделать с российской и европейской культурой. Об этом нам говорит вся его биография. В. Ф. Одоевский скончался в Москве в начале марта 1869 года.

——————————————————- Владимир Одоевский. Сказки для детей. Читаем бесплатно онлайн  

Читать все сказки Одоевского Читать сказки других известных авторов  

Источник: https://skazkibasni.com/vladimir-odoevskij

Владимир Одоевский: обзор творчества писателя

Владимир Одоевский (1804-1869) — литератор, директор Публичной библиотеки и заведующий Румянцевским музеем, ученый, педагог, музыкант, журналист, издатель «Сельского чтения», заботящийся о культуре широких масс, один из виднейших представителей философского романтизма в России, создатель первого русского философского романа.

Лучшие из его произведений, по словам Белинского, «обнаруживают в нем не только писателя с большим талантом, с горячим и задушевным убеждением, — человека, которого волнуют вопросы времени и которого вся жизнь принадлежит мысли».

Потомок старинного дворянского рода по отцу и сын бывшей крепостной крестьянки, Владимир Одоевский получил образование в Московском университетском благородном пансионе.

Восторженная дружба с двоюродным братом, будущим декабристом Александром Одоевским, деятельное участие с 1823 г. в «Обществе любомудрия», где господствовала немецкая философия, на заседаниях которого кроме постоянных членов — И. Киреевского, Д. Веневитинова — бывали В.

Кюхельбекер, И. Пущин и другие будущие декабристы, сформировали его духовные интересы. Издание в 1823 г. В. Одоевским и В. Кюхельбекером альманаха «Мнемозина» стало крупным событием в культурной жизни страны преддекабристского периода.

В этом альманахе Владимир Одоевский впервые заявил о себе как оригинальный писатель, автор сатирических и философских рассказов-притч.

Расцвет литературного творчества Одоевского приходится на 30-е гг., когда, после поражения декабристов, он переехал в Петербург, где стал сотрудничать в лучших периодических изданиях того времени: пушкинском «Современнике», «Отечественных записках» Краевского. В 1833 г.

Одоевский публикует» сборник «Пестрые сказки с красным словцом, собранные Иринеем Модестовичем Гомозейкою», где в аллегорической форме, широко пользуясь эзоповым языком, сатирически рисует картины пустого чиновничьего мира, возмущается засильем иностранцев, часто выступавших в роли воспитателей юношества.

В повести «Новый год», созданной в 1831 г., но опубликованной лишь в 1837 г., отражены настроения литературной молодежи преддекабристского периода и выведен тип человека, порвавшего после разгрома восстания с прежними друзьями и идеалами, погрузившегося в бессодержательно-суетливую жизнь светского общества.

Бездуховность, жестокость, эгоизм высшего света писатель заклеймил в отрывке из неоконченного романа «Катя, или История воспитанницы» (1834), резко осуждающем безобразные проявления крепостничества. Особой теплотой и симпатией овеян образ Кати — «домашней мученицы», «холопки», постоянно подвергающейся оскорблениям графини, из милости взявшей на воспитание хорошенькую девочку.

Иными красками рисует автор ненавистную ему «блестящую чернь гостиных», достигая особенной остроты критического обобщения, в повести «Княжна Мими» (1834). Героиня ее — злобная, лицемерная старая дева, мстящая окружающим за несложившуюся жизнь, сама в то же время является жертвой «развращенных нравов».

Прибегнув к интригам, она разбивает счастье любящих — баронессы Дауерталь и Границкого, но не становится от этого счастливее. Первопричина разразившейся трагедии кроется в порочной системе воспитания, когда целью каждой девушки является замужество, а юношам прививаются ложные понятия о необходимости дуэлей.

Литературные достоинства повести были высоко оценены современниками, вызвали похвалу Белинского.

Название повести «Imbroglio» (1835) в прямом переводе означает путаницу, недоразумение, является также и музыкальным термином, обозначающим шаловливое исполнение.

Изящная по форме приключенческая повесть затейлива по сюжету, полна юмористических экспромтов.

Русский путешественник — герой произведения — попадает в Италию и оказывается втянутым в романтическую интригу, полную тайн и страстей, причем здесь явно ощущается пародирование автором популярных тогда «разбойничьих романов», литературы «тайны и ужаса».

«Черная перчатка» (1835) — повесть, опубликованная в 1838 г.

, также не лишена элементов пародии, главным образом на английскую воспитательную систему, механически переносимую некоторыми ее сторонниками на русскую почву.

Дядюшка-англоман, опекун прелестной молодой пары, не только не в состоянии дать счастье своим питомцам, но своим воспитанием и постоянным вмешательством в их жизнь лишь способствует печальному финалу, к которому они приходят.

Грустен и конец повести «Сильфида» (1836). Михаил Платонович, герой произведения, скучающий в деревне, принадлежит к людям ищущим, болезненно беспокойным. Величайшую радость герой находит в выдуманном им мире, в таинственной прекрасной Сильфиде, несущей в себе гармонию.

Но воображаемый мир хрупок и непрочен, и попытка жить одной лишь фантазией терпит поражение. Вмешательство друзей, вылечивших больного от его грез, не столько спасает, сколько губит его, убивает духовно.

Горькой иронией звучат слова автора о мире реальном, в котором, по его мнению, светлой поэзии почти нет места.

Повесть «Орлахская крестьянка» (1838) построена как диалог скептика с тем, кто «верит» в истинность фантастического. Их беседа в светском салоне включает в себя старинное предание о привидениях.

Творческое общение с Пушкиным заметно сказывалось на развитии таланта Одоевского. Пушкинским «Гробовщиком» навеян замысел цикла повестей «Записки гробовщика», любопытных живыми картинами обыденной жизни и тонким пониманием психологии действующих лиц.

Относящаяся к этому циклу повесть «Живописец» — о нелегкой судьбе непризнанного художника (тема очень популярная в русской литературе 30-х гг.) — была впервые напечатана в 1839 г. В другой повести из «Записок гробовщика» — «Мартингал», опубликованной в 1846 г., рассказчик излагает не менее популярный сюжет.

Он описывает игру в карты, от исхода которой зависит жизнь двух героев, дяди и племянника, заранее выбравших себе два роскошных гроба.

Разоблачение светских предрассудков лежит в основе повести «Княжна Зизи» (1839), где раскрывается, по словам Белинского, «положение в обществе женщины, которая, по своему сердцу, по душе, составляет исключение из общества и дорого платит за свое незнание людей и жизни, которым слишком доверялась, потому что судила о них по самой себе». Благородный, самоотверженный характер героини противопоставлен в повести нраву жадного, беспринципного мужа ее сестры Городкова.

Новую творческую задачу — соединить историю, философию и художественную прозу — решает Одоевский в повести «Саламандра» (1841). Поэтичные финские поверья сплетаются здесь с историей молодого финна Якко, посланного Петром I на учение в заморские страны.

Воспитанный на европейский лад, он становится чужд подруге детства красавице Эльсе. Постепенно Якко изменяет идеалам истинной науки и после смерти Петра I становится алхимиком.

Ради золота и благ, сулимых ему духом огня — внешне похожей на Эльсу Саламандрой, которая чудится ему в бессонные ночи, проводимые у алхимической печи, Якко способен на любое преступление.

Помимо рассказа о событиях давних лет, повесть включает своеобразный комментарий к ним современников писателя, рассуждающих о судьбах науки, о российской действительности, что придает произведению философскую глубину и многозначность.

Самое сильное произведение В. Одоевского — философский роман «Русские ночи», вышедший в 1844 г.

В соответствии с традициями романтизма ночь — лучшее время для познания и размышлений, и потому по ночам собираются друзья у скептика Фауста, чтобы поспорить, порассуждать о тайнах мироздания, высказать ряд мыслей, своеобразной иллюстрацией к которым служат вкрапленные в ткань романа небольшие повести.

Мысль о счастье — ключевая проблема произведения. Духовные поиски его, постижение смысла жизни через искусство занимают героев.

Мастерски изложенная «биография таланта» великого композитора («Себастиян Бах»), изображенные автором бессмысленно проведенная жизнь («Бригадир»), любовь, преданная во имя роскоши и суетного успеха («Насмешка мертвеца»), высокие страсти, волнующие душу музыканта («Последний квартет Бетховена»), и трагедия одаренного человека, растратившего талант по мелочам («Импровизатор»), заставляют задуматься над вечными проблемами бытия. Вихрь светских удовольствий — и пляска мертвецов («Бал»), гениальность — и безумие («Opere del Cavaliere Iiambatista Piranesi»), поэт — и пошлая толпа, глухая к голосу высоких истин («Мститель»), — вот некоторые романтические контрасты этих повестей, усиленные элементами фантастики и символики. Бесчеловечными и безнравственными считал писатель буржуазные теории сокращения рождаемости Т. Мальтуса и утилитаризм И. Бентами. С ними полемизирует он в повестях «Последнее самоубийство» и «Город без имени».

Владимир Одоевский противопоставляет Россию, русскую науку и русскую мысль «больной» западной цивилизации. Верой в прекрасное будущее любимой родины проникнута его незаконченная утопия «4338-й год. (Петербургские письма)», опубликованная наиболее полно лишь в 1926 г. Увлеченно рассказывает писатель о путях развития науки, транспорта, жилищного строительства…

Хотя государство будущего, по его мнению, оставит классовый принцип в неприкосновенности, а расцвета достигнет через всеобщее просвещение, убежденность автора в «силе науки и бодрости духа» русского народа, наряду с интересными техническими предвидениями (аэростаты, синтетическая ткань, изменение климата и т. д.

), делают его произведение важным звеном в развитии жанра социальных утопий в русской литературе.

Во второй половине 40-х гг. Владимир Одоевский усиленно занимается музыкой, естественными науками, просветительской деятельностью и постепенно отходит от литературы.

Источник: Энциклопедия русской жизни. Роман и повесть в России второй половины XVIII — начала XX в. / Под ред. В.И. Кулешова. — М.: Книжная палата, 1988

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/drugie_avtory/vladimir_odoevskij_obzor_tvorchestva_pisatelja/69-1-0-2688

Ссылка на основную публикацию