Школа — краткое содержание рассказа гайдара

Здесь можно купить и скачать «Аркадий Гайдар — Школа» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Классическая проза, издательство Литература, Терра, год 2000. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Школа - краткое содержание рассказа Гайдара

Описание и краткое содержание «Школа» читать бесплатно онлайн.

Городок наш Арзамас был тихий, весь в садах, огороженных ветхими заборами. В тех садах росло великое множество «родительской вишни», яблок-скороспелок, терновника и красных пионов. Сады, примыкая один к другому, образовывали оплошные зеленые массивы, неугомонно звеневшие пересвистами синиц, щеглов, снегирей и малиновок.

Через город, мимо садов, тянулись тихие зацветшие пруды, в которых вся порядочная рыба давным-давно передохла и водились только скользкие огольцы да поганая лягва. Под горою текла речонка Теша.

Город был похож на монастырь: стояло в нем около тридцати церквей да четыре монашеских обители. Много у нас в городе было чудотворных святых икон. Пожалуй, даже чудотворных больше, чем простых.

Но чудес в самом Арзамасе происходило почему-то мало.

Вероятно, потому, что в шестидесяти километрах находилась знаменитая Саровская пустынь с преподобными угодниками, и эти угодники переманивали все чудеса к своему месту.

Только и было слышно: то в Сарове слепой прозрел, то хромой заходил, то горбатый выпрямился, а возле наших икон — ничего похожего.

Пронесся однажды слух, будто бы Митьке-цыгану, бродяге и известному пьянице, ежегодно купавшемуся за бутылку водки в крещенской проруби, было видение, и бросил Митька пить, раскаялся и постригается в Спасскую обитель монахом.

Народ валом повалил к монастырю. И точно — Митька возле клироса усердно отбивал поклоны, всенародно каялся в грехах и даже сознался, что в прошлом году спер и пропил козу у купца Бебешина.

Купец Бебешин умилился и дал Митьке целковый, чтобы тот поставил свечку за спасение своей души.

Многие тогда прослезились, увидав, как порочный человек возвращается с гибельного пути в лоно праведной жизни.

Так продолжалась целую неделю, но уже перед самым пострижением то ли Митьке было какое другое видение, в обратном смысле, то ли еще какая причина, а только в церковь он не явился. И среди прихожан пошел слух, что Митька валяется в овраге по Новоплотинной улице, а рядом с ним лежит опорожненная бутылка из-под водки.

На место происшествия были посланы для увещевания дьякон Пафнутий и церковный староста купец Синюгин. Посланные вскоре вернулись и с негодованием заявили, что Митька действительно бесчувствен, аки зарезанный скот; что рядом с ним уже лежит вторая опорожненная полубутылка, и когда удалось его растолкать, то он, ругаясь, заявил, что в монахи идти раздумал, потому что якобы грешен и недостоин.

Тихий и патриархальный был у нас городок. Под праздники, особенно в пасху, когда колокола всех тридцати церквей начинали трезвонить, над городом поднимался гул, хорошо слышный в деревеньках, раскинутых на двадцать километров в окружности.

Благовещенский колокол заглушал все остальные. Колокол Спасского монастыря был надтреснут и поэтому рявкал отрывистым дребезжащим басом. Тоненькие подголоски Никольской обители звенели высокими, звонкими переливами. Этим трем запевалам вторили прочие колокольни, и даже невзрачная церковь маленькой тюрьмы, приткнувшейся к краю города, присоединялась к общему нестройному хору.

Я любил взбираться на колокольни. Позволялось это мальчишкам только на пасху. Долго кружишь узенькой темной лесенкой. В каменных нишах ласково ворчат голуби. Голова немного кружится от бесчисленных поворотов. Сверху виден весь город с заплатами разбросанных прудов и зарослями садов. Под горою — Теша, старая мельница, Козий остров, перелесок, а дальше — овраги и синяя каемка городского леса.

Отец мой был солдатом 12-го Сибирского стрелкового полка. Стоял тот полк на рижском участке германского фронта.

Я учился во втором классе реального училища. Мать моя, фельдшерица, всегда была занята, и я рос сам по себе. Каждую неделю направляешься к матери с балльником для подписи. Мать бегло просмотрит отметки, увидит двойку за рисование или чистописание и недовольно покачает головой:

— Это что же такое?

— Я, мам, тут не виноват. Ну что же я поделаю, раз у меня таланта на рисование нет? Я, мам, нарисовал ему лошадь, а он говорит, что это не лошадь, а свинья. Тогда я подаю ему в следующий раз и говорю, что это свинья, а он рассердился и говорит, что это не свинья и не лошадь, а черт знает что такое. Я, мам, в художники и не готовлюсь вовсе.

— Ну, а за чистописание почему? Дай-к-а твою тетрадку… Бог ты мой, как наляпано! Почему у тебя на каждой строке клякса, а здесь между страниц таракан раздавлен? Фу, гадость какая!

— Клякса, мам, оттого, что нечаянно, а про таракана я вовсе не виноват. Ведь что это такое, на самом деле, — ко всему придираешься! Что, я нарочно таракана посадил? Сам он, дурак, заполз и удавился, а я за него отвечай! И подумаешь, какая наука — чистописание! Я в писатели вовсе не готовлюсь.

— А к чему ж ты готовишься? — строго спрашивает мать, подписывая балльник. — Лоботрясом быть готовишься? Почему опять инспектор пишет, что ты по пожарной лестнице залез на крышу школы? Это еще к чему? Что ты — в трубочисты готовишься?

— Нет. Ни в художники, ни в писатели, ни в трубочисты… Я буду матросом.

— Почему же матросом? — удивляется озадаченная мать.

— Обязательно матросом… Вот еще… И как ты не понимаешь, что это интересно?

Мать качает головой:

— Ишь, какой выискался. Ты чтобы у меня двоек больше не приносил, а то не посмотрю и на матроса — выдеру.

Ой, как врет! Чтобы она меня выдрала? Никогда еще не драла. В чулан один раз заперла, а потом весь следующий день пирожками кормила и двугривенный на кино дала. Хорошо бы эдак почаще!

Однажды, наскоро попив чаю, кое-как собрав книги, я побежал в школу. По дороге встретил Тимку Штукина — одноклассника, маленького вертлявого человечка.

Тимка Штукин был безобидным и безответным мальчуганом. Его можно было треснуть по башке, не рискуя получить сдачи. Он охотно доедал бутерброды, оставшиеся у товарищей, бегал в соседнюю лавочку покупать сайки к училищному завтраку и, не чувствуя за собой никакой вины, испуганно затихал при приближении классного наставника.

У Тимки была одна страсть — он любил птиц. Вся каморка его отца, сторожа кладбищенской церкви, была заставлена клетками с пичужками. Он покупал птиц, продавал их, выменивал, ловил сам силком или западками на кладбище.

Однажды ему здорово влетело от отца, когда купец Синюгин, завернув на могилу своей бабушки, увидал на каменной плите памятника рассыпанную приманку из конопляного семени и лучок — сетку с протянутой от нее бечевой.

  • По жалобе Синюгина сторож надрал вихры мальчугану, а наш законоучитель отец Геннадий во время урока закона божьего сказал неодобрительно:
  • — Памятники ставятся для воспоминания об усопших, а не для каких-либо иных целей, и помещать на памятниках капканы и прочие посторонние приспособления не подобает — грешно и богохульно.
  • Тут же он привел несколько случаев из истории человечества, когда подобное богохульство влекло за собой тягчайшие кары небесных сил.

Надо сказать, что на примеры отец Геннадий был большой мастер. Мне кажется, что если бы он узнал, например, что на прошлой неделе я ходил без увольнительной записки в кино, то, порывшись в памяти, наверняка отыскал бы какой-нибудь исторический случай, когда совершивший подобное преступление понес еще в сей жизни заслуженное божеское наказание.

Тимка шел, насвистывая дроздом. Заметив меня, он приветливо заморгал и в то же время недоверчиво посмотрел в мою сторону, как бы пытаясь определить — подходит к нему человек запросто или с какой-нибудь каверзой.

— Тимка! А мы на урок опоздаем, — сказал я. — Ей-богу, опоздаем. На урок, может быть, еще нет, а уж на молитву — обязательно.

— Не заметят?! — сказал он испуганно и в то же время вопросительно.

— Обязательно заметят. Ну что же, без обеда оставят, только и всего, — умышленно спокойно поддразнил я, зная, что Тимка беда как боится всяких выговоров и замечаний.

Тимка съежился и, прибавляя шаг, заговорил огорченно:

— А я-то тут при чем? Отец пошел церковь отпирать. Меня дома на минутку оставил, а сам — вон сколько. И все из-за молебна. По Вальке Спагине мать приезжала служить.

— Как по Вальке Спагине? — разинул я рот. — Что ты!.. Разве он помер?

— Да не за упокой молебен, а об отыскании.

— О каком еще отыскании? — с дрожью в голосе переспросил я. — Что ты мелешь, Тимка? Я вот тебя тресну… Я, Тимка, не был вчера в школе, у меня вчера температура…

— Пинь-пинь… тарарах… тиу… — засвистел Тимка синицей и, обрадовавшись, что я еще ничего не знаю, подпрыгнул на одной ноге. — А ведь верно, ты вчера не был. Ух, брат, а что вчера было-то, что было!..

— Да что же было-то?

— А вот что. Сидим мы вчера… первый урок у нас французский. Ведьма глаголы на «этр» задавала. Леверб: аллэ, арривэ, антрэ, рестэ, томбэ… Вызвала к доске Раевского. Только стал он писать «рестэ, томбэ», как вдруг отворяется дверь и входит — инспектор (Тимка зажмурился), директор… (Тимка посмотрел на меня многозначительно) и классный наставник. Когда мы сели.

директор и говорит нам: «Господа, у нас случилось несчастье: ученик вашего класса Спагин убежал из дому. Оставил записку, что убежал на германский фронт. Я не думаю, господа, чтобы он это сделал без ведома товарищей. Многие из вас знали, конечно, об этом побеге заранее, однако не потрудились сообщить мне. Я, господа…» — и начал, и начал, полчаса говорил.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Школа - краткое содержание рассказа Гайдара
Эта книга стоит меньше чем чашка кофе! УЗНАТЬ ЦЕНУ

Источник: https://www.libfox.ru/17626-arkadiy-gaydar-shkola.html

Гайдар "Школа", краткое содержание, главная мысль, кто главные герои?

Серьезная повесть Аркадия Гайдара «Школа» рассказывает о судьбе юноши на фоне исторических событий, разворачивающихся в России в 16-18 годах двадцатого века. Перед глазами юноши сменяется политический строй, он принимает непосредственное участие в происходящем.

Повествование ведется от лица юного автора — Бори.

В первых главах он описывает свою жизнь в родном городе. Игры с друзьями, учебу, отношения с родителями, родной край. Отец Бориса служит на фронте. В разгаре первая мировая война, в народе много говорят об этом, а также о возможной революции. Некоторые сверстники мальчика пытаются сбежать на фронт.

Однажды в дом является солдат и приносит письмо от отца. Его высказывания о войне совсем не одобрительны. Вскоре домой является и отец мальчика. Боря понимает, что он дезертировал. Отец говорит о неких событиях, которые вскоре всколыхнут страну.

О мальчике начинают судачить, отношение сверстников к нему меняется. Вскоре отца его ловят, а позднее расстреливают. Борис отдаляется от сверстников, но сближается с преподавателем и революционером по фамилии Галка. Он знакомит юношу с позицией большевиков.

Ситуация в стране меняется, власть переходит к Временному правительству. Юноша посещает митинги. После нападения ребят в училище он сбегает из родных мест. Найдя дядю, он понимает, что тот не разделяет его взгляды. Не зная, куда податься, Борис встречает Галку и отправляется на фронт сражаться в рядах Красной Армии.

Находясь среди партизан, юноша сближается с Чубуком, который намного старше его. Борис попадает к белым. Его поначалу принимают за своего. За ним в плен попадает и Чубук. Чубука расстреливают. Борис сбегает, он винит себя в смерти друга.

Вероятно, Чубук мог подумать, что Борис предал их, эта мысль не дает юноше покоя. Он дальше участвует в операциях армии, но чувствует, что отношение к нему изменилось. Борис укрепляется в своих убеждениях и вступает в большевистскую партию.

Главные герои:

Борис Гориков. От его лица ведется рассказ. Юноша, ученик училища, который впоследствии попал на фронт. Красноармеец.

Семен Иванович Галка — большевик.

Чубук — военный товарищ юноши.

Алексей Гориков — отец Бориса. Был расстрелян.

Варвара — мать юноши.

Упоминаются также товарищи Бориса, его сестренка Танюшка. Друзья красноармейцы, белый офицер Жихарев. Шебалов — командир красноармейцев.

Главная мысль: борьба за правду может быть непростой, но мужественные люди ведут ее, несмотря ни на что. Важно смело отстаивать свою позицию и не идти бездумно за большинством.

Читайте также:  Сочинение по повести белый бим черное ухо

Школа - краткое содержание рассказа Гайдара

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/3018619-gajdar-shkola-kratkoe-soderzhanie-glavnaja-mysl-kto-glavnye-geroi.html

Гайдар А.П. Школа

Страница 1 из 4

Школа - краткое содержание рассказа Гайдара

 Впервые повесть была опубликована в журнале «Октябрь» за 1929 год (No 4-7) под рубрикой «Пережитое». Эта рубрика, как и само название, под которым повесть печаталась — «Обыкновенная биография», — подчеркивали автобиографический характер произведения. С таким же названием повесть вышла в свет в 1930 году в двух выпусках «Роман-газеты для ребят».

Тихий городок Арзамас, реальное училище, детские игры, взбудоражившая город весть о революции… Все это и многое другое действительно перешло в повесть прямо из мальчишеских лет писателя.

Как и герой повести, он быстро повзрослел, дневал и ночевал в арзамасском клубе большевиков, мать его работала фельдшерицей, отец находился на фронте. В образе большевика «Галки» в повести выведен преподаватель реального училища Николай Николаевич Соколов.

Когда Аркадий Голиков (Гайдар) в 1919 году ушел на гражданскую войну, ему, как и герою повести Борису Горикову, едва исполнилось пятнадцать лет.

Но полного совпадения судеб писателя и героя его повести, конечно, искать не следует. Так, например, в повести отец Бориса Горикова по приговору военного суда царской армии расстрелян, а отец писателя Петр Исидорович Голиков стал в Красной Армии комиссаром полка. Путь самого писателя на фронт был иным, чем у Бориса Горикова.

Желая указать на то, что образ Бориса Горикова собирательный, что в нем соединены черты многих юношей, которых позвала на служение народу Великая Октябрьская социалистическая революция, писатель и дал сначала своей повести название «Обыкновенная биография».

На «обыкновенность», т.е. типичность своего жизненного пути, как и пути героя повести, Аркадий Гайдар указывал и позже. «Это не биография у меня необыкновенная, а время было необыкновенное, — писал он в 1934 году.

 — Это просто обыкновенная биография в необыкновенное время».

Интересно, что до названия «Обыкновенная биография» существовал еще один его вариант — «Маузер». Так именуется повесть в договоре, заключенном писателем с Госиздатом в июне 1928 года.

Однако уже после того как повесть вышла в свет, писатель продолжал искать для нее максимально точное, емкое название. В 1930 году повесть была издана в Госиздате отдельной книгой под названием «Школа».

С этим «именем» она и осталась в советской литературе, рассказывая все новым и новым поколениям юных читателей о той большой школе жизни, школе борьбы, школе революции, через которую довелось пройти их сверстникам в годы становления Советской власти.

«Школа» задумывалась в 1923-1924 годах в Сибири, когда Гайдар, молодой командир РККА, впервые брался за перо.

Начал же он работать над повестью в 1928 году, живя в Кунцеве, под Москвой, а заканчивал в Архангельске в 1928-1930 годы, сотрудничая одновременно в газете «Волна» («Правда Севера»).

В литературном приложения к газете «Правда Севера» и появился впервые небольшой отрывок из повести, тогда еще называвшейся «Маузер».

Работал Аркадий Гайдар над этой повестью очень напряженно, продолжая оттачивать свой стиль, ту особую гайдаровскую интонацию, о которой впоследствии, именно по поводу «Школы», сказал на Первом съезде писателей в 1934 году С. Я. Маршак: «Есть у Гайдара и та теплота и верность тона, которые волнуют читателя…»

****

Источник: http://gorenka.org/index.php/kurskie-avtory/122-gajdar-a-p/6046-gajdar-a-p-shkola

Краткое содержание «Школы» Гайдара — Помощник для школьников Спринт-Олимпиады

1930 Краткое содержание повести

Читается за 10 минут

Непослушный и наивный подросток примыкает к большевикам, сбегает из дому и вступает в партизанский отряд. На фронтах Гражданской войны он быстро взрослеет, становится дисципли­ни­рованным бойцом.

Повесть основана на биографии автора. Повествование ведётся от лица школьника Бориса Горикова.

Часть первая. Школа

Двенадца­тилетний Борис Гориков жил в тихом городке Арзамасе.

Борис Гориков — школьник, легкомысленный, недисци­пли­ни­рованный, наивный, храбрый и честный

Отец Бориса, школьный учитель, воевал на фронте Первой мировой войны, мать работала фельдшерицей. Маленькая сестрёнка Бориса в школу ещё не ходила.

Мать мальчика была постоянно занята, и Борис «рос сам по себе» — учился плохо, хулиганил, мечтал стать матросом и гордился своим отцом-героем, который сражается с германцами. Со своим лучшим другом и одноклассником Федькой Башмаковым Борис проказничал, летом строил плот и воевал с соседскими мальчишками.

Федя Башмачников — друг Бориса, сын почтальона, рассуди­тельный всезнайка, интересуется политикой

Каждое утро в школе Борис молился за победу над немцами, пел «Боже, царя храни» и политикой не интересовался.

Узнав от Федьки о революции 1905 года, мальчик принялся расспрашивать мать, и та позволила ему порыться в отцовских книгах.

Там Борис нашёл сборник рассказов, в которых полицейские были негодяями, а революционеры, которых они ловили, — героями. Эти рассказы поразили и увлекли мальчика.

Бориса огорчало, что его отец редко шлёт письма и не рассказывает в них о своих подвигах. Однажды незнакомый солдат принёс весточку от отца — толстое письмо и свёрток для Бориса. Он рассказал о голодной жизни в окопах. Борис с удивлением понял, что ничего героического в этой жизни нет, а простые солдаты не хотят воевать.

Слова солдата оставляли на душе осадок горькой сухой пыли, и эта пыль постепенно обволакивала густым налётом все до тех пор чёткие и понятные для меня представления о войне…

В свёртке оказался небольшой маузер с запасной обоймой, а над толстым письмом мать проплакала всю ночь.

В сентябре отец Бориса вернулся с фронта. В дом он пробрался тайком, и Борис сразу понял, что он дезертир. Отец на многое открыл Борису глаза. Оказалось, что немцы тоже не хотят воевать, но правительства воюющих стран не желают заключать мир. Отец считал, что их придётся заставить сделать это.

В школе узнали, что отец Бориса — дезертир, от мальчика все отвернулись. Отец прятался у кладбищенского сторожа, и Борис подружился с его сыном Тимкой.

Тимка — друг Бориса, сын кладбищенского сторожа, маленький, щуплый, слабый, боязливый, единственное увлечение — ловля певчих птиц

Вскоре и сторожа, и отца Бориса арестовали.

Часть вторая. Весёлое время

Двадцать пятого февраля отца Бориса расстреляли за побег с фронта и антипра­ви­тель­ственную пропаганду. Второго марта в городе узнали, что произошла революция и теперь страной управляет Временное правительство.

В Арзамасе наступило «весёлое время» — уроки в училище отменили, появились эсеры, кадеты, большевики, анархисты. Большевиков в городе не любили, а Ленина считали агентом немецкого кайзера.

Соборный священник объявил, что Иисус тоже был социалистом и революционером, поэтому большая часть арзамасцев, включая Федьку, примкнула к эсерам — партии социалистов-революционеров.

На улицах Арзамаса проходили митинги, раздавались листовки. В городе появился учитель по прозвищу Галка, которого когда-то посадили в тюрьму.

Галка — бывший учитель, большевик, немолодой, умный и образованный, походкой похож на птицу галку, настоящее имя — Семён Иванович

Встретив Бориса, Галка сказал, что сидел вместе с его отцом. От него Борис узнал, что и отец, и Галка были большевиками.

С этого момента всё свободное время Борис проводил в клубе большевиков.

Точно очистки картофеля под острым ножом, вылетала вся шелуха, которой до сих пор была забита моя голова.

Большевики выступали не на городских митингах, а у бараков беженцев, в деревнях. На одном из таких собраний Борис встретил Федьку, раздававшего в толпе листовки от партии эсеров, и отказался ему помогать.

Несмотря на смену власти, жизнь в стране не изменилась. Войну эсеры собирались вести до полной победы, земля по-прежнему принадлежала помещикам, а заводы — капиталистам.

Вернулся из тюрьмы отец Тимки, найти в Арзамасе работу не смог — никто не хотел брать «политического», и уехал вместе с сыном из города. Так Борис навсегда расстался с единственным другом. В тот же день он узнал от Галки, что клуб большевиков закрыли, а активистов арестовали. Большевики снова стали вне закона.

С Федькой у Бориса дружба не ладилась. Бывший лучший друг стал активистом-эсером, выступал на училищных митингах и собраниях, а Борис после ликвидации большевистского клуба опять «остался на отшибе» и уже собирался уйти из училища.

С подарком отца — маузером — Борис не расставался. Зная это, Федька подбил одноклассников отобрать его у Бориса. Защищаясь, мальчик выстрелил и выпрыгнул в окно.

Дома он узнал, что его исключили из училища и требуют сдать маузер в думскую милицию. Мать попыталась заставить его сделать это, даже спрятала маузер, но Борис нашёл его и тайком уехал в Нижний Новгород, надеясь найти там или родного дядьку-рабочего, или уехавшего туда Галку.

Борис с трудом добрался до Сормово — рабочего района Нижнего Новгорода — но найти Галку не смог, зато отыскал дядьку. Тот успел дослужиться до мастера, о большевиках слышать не хотел и решил немедленно отправить Бориса домой.

Борис снова сбежал, на одном из митингов встретил Галку и от него узнал, что надвигается очередная революция. Мальчик остался при местном большевистском комитете до самой Октябрьской Социали­стической революции.

Часть третья. Фронт

Через полгода пятнадца­ти­летнего Бориса отправили на Украину, в партизанский отряд, воевавший с белогвар­дейцами. На третий день пути на поезд напала местная банда, но Борису удалось сбежать.

Пробродив целые сутки по лесу, Борис вышел к какому-то хутору и возле него наткнулся на молодого человека. Тот сказал, что пробирается за Дон, в отряд, и Борис решил, что он тоже большевик.

Исследуя окрестности, Борис наткнулся на красных, но его новый товарищ не захотел к ним присоединяться, а попытался убить Бориса и забрать его документы. Борис понял, что этот парень, белогвардеец, обманул его, и, защищаясь, застрелил его из маузера.

И страшно стало мне, пятнадца­ти­летнему мальчугану, в чёрном лесу рядом с по-настоящему убитым мною человеком…

  • Прихватив сумку убитого, Борис отправился в занятое красными село, присоединился к их отряду и вместе с ним отправился очищать Донбасс от немцев и белогвардейцев, которые наводнили контрре­во­лю­ционную тогда Украину.
  • Борис привязался к немолодому солдату по фамилии Чубук, вместе с ним ходил в разведку, брал пленных.
  • Чубук — немолодой боец красного партизанского отряда, бывший шахтёр, степенный, рассуди­тельный, невозмутимый
  • Небольшой красный отряд вёл партизанскую войну, освобождая хутора и делая короткие налёты на полустанки и обозы белых.

Отрядом руководил бывший сапожник, которого все уважали, но никто не слушался. Особенно сильно своевольничал бывший пастух Федя Сырцов, предводитель конной разведки.

Федя Сырцов — командир конной разведки, бывший пастух, недисци­пли­ни­рованный, легкомысленный, своенравный, вспыльчивый и безрассудный

Первый в жизни Бориса настоящий бой произошёл, когда на хутор, где стоял их отряд, напали немцы. Его события запечатлелись в памяти Бориса смутно, отрывками. После боя осталось много раненых. Было решено соединяться с соседним отрядом шахтёров и уходить на север, к регулярным частям Красной Армии, поэтому тяжело раненных решили оставить у пасечника, считавшегося надёжным.

Борис с Чубуком отвезли раненых на пасеку и отправились на встречу с шахтёрами. Дожидаясь их, Борис рылся в сумке убитого им белого, и там, за оторвавшейся подкладкой, нашёл аттестат на имя кадета Юрия Ваальда и написанное по-французски рекомен­да­тельное письмо.

Юрий Ваальд — выпускник кадетского училища, белогвардеец, убитый Борисом, хитрый и расчётливый

Рассказать о документах Чубуку Борис не успел — на них напали белые, пришлось долго скрываться от облавы. Переночевали товарищи в шалаше, карауля по очереди. Утром Борис решил искупаться в реке, хотя Чубук велел ему сторожить.

Оставив спящего товарища, Борис спустился к реке, разделся и вдруг увидел в воде труп, в котором узнал одного из оставленных у пасечника раненых. Борис начал спешно одеваться и тут его взяли в плен.

Бориса привезли в село, занятое белогвар­дейцами. По счастливой случайности у него нашли документы на имя Юрия Ваальда и приняли за своего. Затем Борис узнал, что в плен взяли и Чубука, которого он оставил спящим без охраны. Парень не смог спасти товарища — его расстреляли. Чубук умер, считая Бориса предателем.

И ещё горше становилось от сознания, что поправить дело нельзя, объяснить и оправдаться не перед кем и что Чубука уже больше нет и не будет ни сегодня, ни завтра, никогда…

Ночью Борис бежал, добрался до своих и всё честно рассказал командиру отряда. Сведения, услышанные им в штабе белогвардейцев, помогли обойти засаду белых.

Сразу после возвращения Борис перешёл в отряд Феди Сырцова и быстро научился ездить верхом. Однажды командир отряда отправил конников Сырцова проверить, нет ли в дальней деревне белых. Погода была плохая, и своевольный Сырцов, не доехав до места, свернул на уединённый хутор, где отряд, пьянствуя, провёл ночь.

Когда отряд вернулся, выяснилось, что в дальней деревне действительно были белые, которые устроили неприятности связистам соседнего отряда. Узнав об этом, Сырцов устроил вылазку и разгромил белогвардейцев, хотя командир отправил его на помощь своим совсем в другую сторону.

Отряд Сырцова вернулся не с той стороны, откуда должен был, поэтому вернувшихся товарищей приняли за белых и открыли огонь. По вине Сырцова было ранено несколько человек, а белые разбили роту, к которой его отправляли на помощь. Над Сырцовым решили устроить суд, но той же ночью он удрал из отряда и подался на юг, к батьке Махно.

Красные начали наступление по всему фронту. Бориса командир не стал наказывать, и он всячески старался загладить свою вину, геройствуя напоказ и без причины рискуя жизнью. Окружающие считали это «Федькиными замашками», и друзей у Бориса не было.

Командир отряда, однако, не считал Бориса пропащим, поэтому принял его заявление на вступление в партию. После этого отношение к Борису изменилось к лучшему, и он сам перестал излишне геройствовать.

В одном из тяжёлых боёв Бориса ранило. Дожидаясь в полузабытьи санитаров, он думал, что все вместе люди обязательно достигнут «светлого царства социализма». Мелькнул огонёк — это шли санитары…

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/pereskazy/54347-kratkoe-soderzhanie-shkoly-gajdara.html

Читать

Аркадий Гайдар

Школа

© OOO «Издательство Астрель», 2010

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

I. Школа

Глава первая

Городок наш Арзамас был тихий, весь в садах, огороженных ветхими заборами. В тех садах росло великое множество «родительской вишни», яблок-скороспелок, терновника и красных пионов. Сады, примыкая один к другому, образовывали сплошные зеленые массивы, неугомонно звеневшие пересвистами синиц, щеглов, снегирей и малиновок.

Читайте также:  Александр куприн (жизнь и творчество) краткое сообщение доклад

Через город, мимо садов, тянулись тихие зацветшие пруды, в которых вся порядочная рыба давным-давно передохла и водились только скользкие огольцы да поганая лягва. Под горою текла речонка Теша.

Город был похож на монастырь: стояло в нем около тридцати церквей да четыре монашеских обители. Много у нас в городе было чудотворных святых икон. Пожалуй, даже чудотворных больше, чем простых.

Но чудес в самом Арзамасе происходило почему-то мало.

Вероятно, потому, что в шестидесяти километрах находилась знаменитая Саровская пустынь с преподобными угодниками и эти угодники переманивали все чудеса к своему месту.

Только и было слышно: то в Сарове слепой прозрел, то хромой заходил, то горбатый выпрямился, а возле наших икон – ничего похожего.

Пронесся однажды слух, будто бы Митьке-цыгану, бродяге и известному пьянице, ежегодно купавшемуся за бутылку водки в крещенской проруби, было видение, и бросил Митька пить, раскаялся и постригается в Спасскую обитель монахом.

Народ валом повалил к монастырю. И точно – Митька возле клироса усердно отбивал поклоны, всенародно каялся в грехах и даже сознался, что в прошлом году спер и пропил козу у купца Бебешина.

Купец Бебешин умилился и дал Митьке целковый, чтобы тот поставил свечку за спасение своей души.

Многие тогда прослезились, увидав, как порочный человек возвращается с гибельного пути в лоно праведной жизни.

Так продолжалось целую неделю, но уже перед самым пострижением то ли Митьке было какое другое видение, в обратном смысле, то ли еще какая причина, а только в церковь он не явился. И среди прихожан пошел слух, что Митька валяется в овраге по Новоплотинной улице, а рядом с ним лежит опорожненная бутылка из-под водки.

На место происшествия были посланы для увещевания дьякон Пафнутий и церковный староста купец Синюгин.

Посланные вскоре вернулись и с негодованием заявили, что Митька действительно бесчувственен, аки зарезанный скот; что рядом с ним уже лежит вторая опорожненная полубутылка, и когда удалось его растолкать, то он, ругаясь, заявил, что в монахи идти раздумал, потому что якобы грешен и недостоин.

Тихий и патриархальный был у нас городок. Под праздники, особенно в Пасху, когда колокола всех тридцати церквей начинали трезвонить, над городом поднимался гул, хорошо слышный в деревеньках, раскинутых на двадцать километров в окружности.

Благовещенский колокол заглушал все остальные. Колокол Спасского монастыря был надтреснут и поэтому рявкал отрывистым дребезжащим басом. Тоненькие подголоски Никольской обители звенели высокими, звонкими переливами. Этим трем запевалам вторили прочие колокольни, и даже невзрачная церковь маленькой тюрьмы, приткнувшейся к краю города, присоединялась к общему нестройному хору.

Я любил взбираться на колокольни. Позволялось это мальчишкам только на Пасху. Долго кружишь узенькой темной лесенкой. В каменных нишах ласково ворчат голуби. Голова немного кружится от бесчисленных поворотов. Сверху виден весь город с заплатами разбросанных прудов и зарослями садов. Под горою – Теша, старая мельница, Козий остров, перелесок, а дальше – овраги и синяя каемка городского леса.

Отец мой был солдатом 12-го Сибирского стрелкового полка. Стоял тот полк на рижском участке германского фронта.

Я учился во втором классе реального училища. Мать моя, фельдшерица, всегда была занята, и я рос сам по себе. Каждую неделю направляешься к матери с балльником для подписи. Мать бегло просмотрит отметки, увидит двойку за рисование или чистописание и недовольно покачает головой:

– Это что же такое?

– Я, мам, тут не виноват. Ну что же я поделаю, раз у меня таланта на рисование нет? Я, мам, нарисовал ему лошадь, а он говорит, что это не лошадь, а свинья. Тогда я подаю ему в следующий раз и говорю, что это свинья, а он рассердился и говорит, что это не свинья и не лошадь, а черт знает что такое. Я, мам, в художники и не готовлюсь вовсе.

– Ну, а за чистописание почему? Дай-ка твою тетрадку… Бог ты мой, как наляпано! Почему у тебя на каждой строке клякса, а здесь между страниц таракан раздавлен? Фу, гадость какая!

– Клякса, мам, оттого, что нечаянно, а про таракана я вовсе не виноват. Ведь что это такое, на самом деле, – ко всему придираешься! Что, я нарочно таракана посадил? Сам он, дурак, заполз и удавился, а я за него отвечай! И подумаешь, какая наука – чистописание! Я в писатели вовсе не готовлюсь.

– А к чему ж ты готовишься? – строго спрашивает мать, подписывая балльник. – Лоботрясом быть готовишься? Почему опять инспектор пишет, что ты по пожарной лестнице залез на крышу школы? Это еще к чему? Что ты – в трубочисты готовишься?

– Нет. Ни в художники, ни в писатели, ни в трубочисты… Я буду матросом.

– Почему же матросом? – удивляется озадаченная мать.

– Обязательно матросом… Вот еще… И как ты не понимаешь, что это интересно?

Мать качает головой:

– Ишь, какой выискался. Ты чтобы у меня двоек больше не приносил, а то не посмотрю и на матроса – выдеру.

Ой, как врет! Чтобы она меня выдрала? Никогда еще не драла. В чулан один раз заперла, а потом весь следующий день пирожками кормила и двугривенный на кино дала. Хорошо бы эдак почаще!

Глава вторая

Однажды, наскоро попив чаю, кое-как собрав книги, я побежал в школу. По дороге встретил Тимку Штукина – одноклассника, маленького вертлявого человечка.

Тимка Штукин был безобидным и безответным мальчуганом. Его можно было треснуть по башке, не рискуя получить сдачи. Он охотно доедал бутерброды, оставшиеся у товарищей, бегал в соседнюю лавочку покупать сайки к училищному завтраку и, не чувствуя за собой никакой вины, испуганно затихал при приближении классного наставника.

У Тимки была одна страсть – он любил птиц. Вся каморка его отца, сторожа кладбищенской церкви, была заставлена клетками с пичужками. Он покупал птиц, продавал их, выменивал, ловил сам силком или западками на кладбище.

Однажды ему здорово влетело от отца, когда купец Синюгин, завернув на могилу своей бабушки, увидал на каменной плите памятника рассыпанную приманку из конопляного семени и лучок – сетку с протянутой от нее бечевой.

  • По жалобе Синюгина сторож надрал вихры мальчугану, а наш законоучитель отец Геннадий во время урока закона Божьего сказал неодобрительно:
  • – Памятники ставятся для воспоминания об усопших, а не для каких-либо иных целей, и помещать на памятниках капканы и прочие посторонние приспособления не подобает – грешно и богохульно.
  • Тут же он привел несколько случаев из истории человечества, когда подобное богохульство влекло за собой тягчайшие кары небесных сил.

Надо сказать, что на примеры отец Геннадий был большой мастер. Мне кажется, что если бы он узнал, например, что на прошлой неделе я ходил без увольнительной записки в кино, то, порывшись в памяти, наверняка отыскал бы какой-нибудь исторический случай, когда совершивший подобное преступление понес еще в сей жизни заслуженное божеское наказание.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=9331&p=1

Гайдар — краткое содержание рассказов

Настоящая фамилия Гайдара — Голиков. Его происхождение относится к семье учителей. Известно, что его мать была дальней родственницей Михаила Лермонтова.

В 1918 году Аркадий Петрович попадает в красную армию и становится непосредственным участником Гражданской войны. По поводу персоны Гайдара спорят по нынешний день. Кто-то считает Гайдара жестоким убийцей, алкоголиком, а кто-то талантливым писателем.

Юность писателя

С одной стороны Аркадий Петрович принадлежал к далекому дворянскому роду, а с другой — был простым крепостным крестьянином. Гайдар был самым старшим ребенком в семье и еще имел трех сестер. Именно в ранние годы впервые стал проявляться его талант к писательству. Он легко собирал рифму и уже старался сочинять маленькие рассказы.

Когда мальчику исполнилось 10 лет его определили в училище. В стране было тяжелое военное положение. Гайдар не раз пытался сбежать на фронт, но все время попадался конвою. В училище он удивлял учителей своей большой памятью. В то время он мог пересказать целые учебники. И вот то, что так хотел Гайдар, случилось. Его призвали в армию.

Начало творчества

После долгих лет войны Аркадий Петрович возвращается с фронта. За эти годы у него сильно подорвалась психика, а сам он стал настоящим алкоголиком.

Первое произведение было напечатано по нескольким тетрадям писателя и называлось «В дни поражений и побед».

После чего Гайдар берет псевдоним и переезжает в Пермь. Там он печатается в журнале «Звезда».

Писатель постоянно переживал нервные срывы. В одном из таких состояний он устроил стрельбу и был задержан. Но в это же время выходили его лучшие произведения: «Школа», «РВС» и «Четвертый блиндаж».

Славу писателю принес 1938 год. Вся страна читала знаменитые рассказы Гайдара: «Тимур и его команда» и «Чук и Гек». В этот период психические расстройства оставили писателя и он мог заняться своими детьми, что приносило ему большую радость.

Смерть Аркадия Петровича Гайдара

Началась Великая Отечественная война. Писатель не мог оставаться в стороне и поэтому тоже поехал на фронт. Там он был корреспондентом и чем мог, помогал солдатам.

В 1941 году писатель вместе с другими солдатами оказывается в засаде. Успев крикнуть и предупредив своих ребят, он сам оказался в руках смерти. Существуют факты, которые опровергают данную версию смерти. Но их все равно не хватает для того, чтобы переписать историю последних минут писателя.

В честь Аркадия Петровича Гайдара (Голикова) именуются более тысячи улиц, его творчество помнят до сих пор, а в Хабаровске построен мемориал его имени.

Источник: https://sochinimka.ru/kratkoe-soderzhanie/gajdar

Гайдар школа краткое содержание читать. Повесть Школа – художественный анализ. Гайдар Аркадий Петрович

«Школа» Аркадия Гайдара сегодня известна всем, как «Разгром» Фадеева, как «Чапаев» Фурманова и «Как закалялась, сталь» Островского. Называлась же она раньше иначе.

Работать над ней писатель начал в Архангельске, в 1929 году, когда он был уже известен юному читателю как автор «Р. В. С». Свою новую повесть Гайдар читал товарищам под названием «Маузер», но сказал, что, возможно, изменит его.

А ведь мог он назвать историю Бориса Горикова и так: маузер, который отец прислал ему в подарок с фронта, послужил причиной бегства героя из города.

У автора, Аркадия Голикова, юность прошла в том же «тихом, в садах» Арзамасе, и револьвер у него был. Из дневника мы узнаем, что он стрелял в цель: «Один голубь подстрелен, 2 ранены (улетели)». А повесть получила другое название. Почему?

Да, наверное, потому, что Гайдар (в переводе с тюркского -> всадник, скачущий впереди) писал свою вещь не о приключениях мальчишки, подобных «Макару-следопыту», невероятные подвиги которого решали исход целых сражений.

Он писал о судьбе тех мальчишек-подростков, которые, как и автор, боролись за Советскую власть.

«Меня ранили ножом в грудь на перекрестке, — записал в дневнике ученик Арзамасского реального училища Аркадий Голиков, — был в Совете».

Вероятно, потому, что судьба его не была исключительной, что это была судьба многих, автор и назвал повесть, когда она печаталась в «Роман-газете для ребят» (было такое специальное издание для детей, на простой газетной бумаге, с мелким шрифтом), «Обыкновенная история».

А перед произведением Гайдар поместил свою первую автобиографию и в ней рассказал о тех фактах собственной юности, которые угадываются в повести.

И с удивительной скромностью и предельной точностью он обозначил это в словах: «Когда меня спрашивают, как это могло случиться, что я был таким молодым командиром, я отвечаю: это не биография у меня необыкновенная, а время было необыкновенное. Это просто обыкновенная «биография в необыкновенное время».

В том, что перед читателем автобиографическое произведение, убедиться нетрудно. Город, училище, нелюбовь к чистописанию и французскому, даже фамилия учителя сохранена — Галка.

Но как изменился образ человека с этой фамилией! В повести — это большевик, настоящий революционер, открывающий глаза Борису, — образ, занимающий важнейшее место в этом процессе, который точно назван «очисткой картофеля под острым ножом от шелухи, которой до сих пор была забита моя голова».

То, что в «Обыкновенной биографии в необыкновенное время» выражено в словах: «И кто такие -большевики, мне становилось все понятней и понятней, особенно «после того, как побывал я с ними в бараках у беженцев, в лазаретах, в деревнях и у деповских рабочих», — в повести разворачивается в художественно убедительных картинах как процесс политического мужания героя.

Читайте также:  Красота человеческой души сочинение

Много еще испытаний должен пройти Борис Гори-ков, прежде чем командир «Особого отряда революционного пролетариата», бывший сапожник, большевик Шебалов скажет: «Парень он не испорченный, с него еще всякое смыть можно… Мы с тобой сапоги стоптанные, гвоздями подбитые, а он как заготовка: на какую колодку натянешь, такая и будет».

Так из живых конкретных фактов, как это всегда и бывает у настоящих больших художников, вырастает не просто автобиографическая повесть, а художественное произведение о становлении человека, о воспитании борца. А образ Бориса Горикова, в чем-то близкого автору, становится типическим.

И это уже нужно назвать иначе, более емко. Отдельное издание в 1930 году и вышло под названием, которое сегодня кажется нам единственно возможным и единственно правильным, — «Школа».

Интересно, что в дневнике за 1918 год рядом со словами: шар, треугольник, извержение, альтруизм, значение которых уточняется, Аркадий Голиков выписывает и слово «школа».

Юный читатель получил книгу, в которой, как «пишет исследователь творчества Гайдара Вера Васильевна Смирнова: «Как у Горького в «Моих университетах» та же мысль: лучшая школа жизни для человека — сама жизнь, школа жизни, в которой человек получает «высшее образование», обучается главному — умению жить».

Человек большого мужества и несгибаемой воли, избравший себе столь гордый литературный псевдоним, он знал и трудности борьбы, и горечь поражений, и радость побед.

И после того как в 1924 году медицинская комиссия признала его непригодным к прохождению дальнейшей службы в армии, Гайдар не сложил оружия, теперь он полюбил «остро отточенную шашку, выкованную из гибкой стали и чеканной строки». А вообще он не любил красивых слов и ложной романтики, потому что выше всего ценил суровую правду жизни, школы жизни, и после «Р.

В. С.» уже никогда не изменял своему юному читателю, открывая перед ним мир одновременно героический и наивный, лукавый и чистый, мир чудесной поэзии детства, память о котором не должна исчезнуть никогда. Для этого человек должен много знать, и душа его должна быть закаленной. И Гайдар делал это своими книгами.

«Вероятно, потому, что я в армии был мальчишкой, — писал автор «Школы», — мне захотелось рассказать новым мальчишкам и девчонкам, какая она была, жизнь, как оно все начиналось да как продолжалось, потому что повидать я успел все же немало».

Мировая литература знает не много примеров, когда произведение оказывает воздействие на жизнь и литературные герои переходят в действительность; «Что делать?» Чернышевского, «Как закалялась сталь» Островского, «Тимур и его команда» Гайдара.

Солдат революции, он умел слушать пульс жизни и предчувствовал суровые испытания, которые скоро должны были выпасть на долю вчерашним мальчишкам, читателям его «Школы», «Военной тайны», «Судьбы барабанщика». И он учил их быть честными и мужественными, «много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную» счастливую землю, которая зовется Советской страной».

За нее он 26 декабря 1941 года, спасая жизнь боевых товарищей, отдал жизнь, навсегда оставшись в нашей литературе, в памяти все новых и новых читателей.

Страница 1 из 4

В
первые повесть была опубликована в журнале «Октябрь» за 1929 год (No 4-7) под рубрикой «Пережитое». Эта рубрика, как и само название, под которым повесть печаталась — «Обыкновенная биография», — подчеркивали автобиографический характер произведения. С таким же названием повесть вышла в свет в 1930 году в двух выпусках «Роман-газеты для ребят».

Тихий городок Арзамас, реальное училище, детские игры, взбудоражившая город весть о революции… Все это и многое другое действительно перешло в повесть прямо из мальчишеских лет писателя.

Как и герой повести, он быстро повзрослел, дневал и ночевал в арзамасском клубе большевиков, мать его работала фельдшерицей, отец находился на фронте. В образе большевика «Галки» в повести выведен преподаватель реального училища Николай Николаевич Соколов.

Когда Аркадий Голиков (Гайдар) в 1919 году ушел на гражданскую войну, ему, как и герою повести Борису Горикову, едва исполнилось пятнадцать лет.

Но полного совпадения судеб писателя и героя его повести, конечно, искать не следует. Так, например, в повести отец Бориса Горикова по приговору военного суда царской армии расстрелян, а отец писателя Петр Исидорович Голиков стал в Красной Армии комиссаром полка. Путь самого писателя на фронт был иным, чем у Бориса Горикова.

Желая указать на то, что образ Бориса Горикова собирательный, что в нем соединены черты многих юношей, которых позвала на служение народу Великая Октябрьская социалистическая революция, писатель и дал сначала своей повести название «Обыкновенная биография».

На «обыкновенность», т.е. типичность своего жизненного пути, как и пути героя повести, Аркадий Гайдар указывал и позже. «Это не биография у меня необыкновенная, а время было необыкновенное, — писал он в 1934 году.

— Это просто обыкновенная биография в необыкновенное время».

Интересно, что до названия «Обыкновенная биография» существовал еще один его вариант — «Маузер». Так именуется повесть в договоре, заключенном писателем с Госиздатом в июне 1928 года.

Однако уже после того как повесть вышла в свет, писатель продолжал искать для нее максимально точное, емкое название. В 1930 году повесть была издана в Госиздате отдельной книгой под названием «Школа».

С этим «именем» она и осталась в советской литературе, рассказывая все новым и новым поколениям юных читателей о той большой школе жизни, школе борьбы, школе революции, через которую довелось пройти их сверстникам в годы становления Советской власти.

«Школа» задумывалась в 1923-1924 годах в Сибири, когда Гайдар, молодой командир РККА, впервые брался за перо.

Начал же он работать над повестью в 1928 году, живя в Кунцеве, под Москвой, а заканчивал в Архангельске в 1928-1930 годы, сотрудничая одновременно в газете «Волна» («Правда Севера»).

В литературном приложения к газете «Правда Севера» и появился впервые небольшой отрывок из повести, тогда еще называвшейся «Маузер».

Работал Аркадий Гайдар над этой повестью очень напряженно, продолжая оттачивать свой стиль, ту особую гайдаровскую интонацию, о которой впоследствии, именно по поводу «Школы», сказал на Первом съезде писателей в 1934 году С. Я. Маршак: «Есть у Гайдара и та теплота и верность тона, которые волнуют читателя…»

Т.А.Гайдар

Осевшие и полураз­рушенные сараи, куда немцы свозили сено и солому. Атаман Криволоб расстрелял здесь четырех москалей и одного украинца, поэтому мальчишки боятся здесь играть.

Не боится только Димка: он прячет в сарае две обоймы патронов, шомпол от винтовки и заржавленный австрийский штык без ножен и играет в разных командиров. Если белый, то приговаривает: «Коммунию захотели? Свободы захотели? Против законной власти…».

Если красный: «Против кого идете? Против своего брата рабочего и крестьянина? Генералы вам нужны да адмиралы…»

Заигравшись, Димка забывает вовремя прийти домой и бежит, боясь наказания, но дома ЧП: приехал Головень, которого недавно красные забрали в армию.

Он ударил сапогом Шмеля (любимого пса Димки), после — Димку. Обещал выгнать «питерских пролетариев» (так он называл семью: мать, бабку, Димку и его младшего брата Топа). Отец у Димки в Питере.

Головень прячется от красных на сеновале, имеет винтовку.

Димка забирается посмотреть на нее, открывает затвор и, не понимая как, загоняет в ствол патрон. Появляется Головень, винтовка выстреливает, Димка бежит, но получает от Головня тычок в спину. Спасает его от битья отряд красных кавалеристов. Димка боится идти домой.

Встречает Жигана из города, который пел песню «Да здравствуют Советы!». Поет песни по поездам. Он приехал к крестной бабе Онуфрихе отожраться. Она разрешила не больше, чем на две недели.

Димка назначает встречу на речке утром — ловить раков. Дома мама ругает, но без гнева. Наутро Димка предлагает Жигану убежать, так как Головень бьет и родных из дому гонит. Жиган предлагает побираться, после врет, что служил и красным, и зеленым, и «коричневым» (таких не было). Димка предлагает пойти воевать к красным. Стали собираться.

Недалеко — большой фронт. Кругом красноармейцы гонялись за бандами, или банды за красноар­мейцами, или атаманы клочились меж собой. Приехали зеленые, пьют с Головнем, роют яму за хатой Жигана. Возле деревеньки произошел бой, после него Димка не обнаружил спрятанного для похода в соломе мяса. Провизию перепрятали, наутро назначили побег.

Слухи о раненом большевике в окрестностях. Ребята украли из Димкиного подвала котелок и пошли прятать его в сарай, в соломе. Услышали там стон и, испугавшись, разбежались. Наутро Димка нашел в сарае раненого красноармейца — того самого, что заступился за ним перед Головнем. Пришел Жиган, раненому дали еду и воду и пообещали молчать о нем.

Димка взял дома кусок сала и обменял у попа (отец Перламутрий) на пузырек йоду.

Шло время, о красных не слышно, у Димки проблемы: Головень бьет, гонит мамку и Топа, поп рассказал матери про йод. Красный обещал помочь. А пока Головень узнал, что раненый где-то близко, нашли книжку окровавленную с буквами Р. В. С. на первом листке Головень застрелил Шмеля, собирается куда-то ехать.

Ребята предупреждают раненого об опасности, Жиган говорит, что в городе красные и вызывается отнести записку с теми же загадочными буквами. По дороге попадает в руки зеленым (под предводи­тельством Левки), сбегает, попадается ребятам Козолупа, натравливает их на Левкин отряд. Вскоре дорога раздваивается.

Жиган спрашивает на хуторе, по какой в город. Дорогу показали из окошка. Жиган доставил красным записку, те сразу по коням. Тем временем в деревушку приехали зеленые, но ночью искать сложно — отложили до утра. Утром подошли красные, прогнали врагов.

Димке с семьей выписали пропуска до Питера, а Жигану — бумагу, что он «не шантрапа и не шарлыган, а элемент, на факте доказавший свою революци­онность», а потому «оказывать ему, Жигану, содeйcтвие в пении советских песен по всем станциям, поездам и эшелонам» с гербовой печатью.

В произведении «Школа» рассказано об исторических событиях 16 – 18 годов 20 века.

Мы знакомимся с главным героем Арзамаса – молодым юношей Борисом. В этом человеке прослеживается огромная любовь к родному городу. Его увлечением было подниматься на колокольни и разглядывать достопримечательности «малой Родины».

В это время, его отец участвовал в сражении на фронте, шла Вторая Мировая война. Он находился в горячих точках, в звании простого солдата. А мама ходила на работу в больницу. За самим подростком никто не смотрел, он делал, что хотел. Числился он учащимся училища. Он не радовал мать хорошими отметками.

Больше всего ему не нравились уроки французского и русского языка.

Появление отца, а затем резкое исчезновение, насторожило семью. Стало ясно, что он дезертировал с фронта. После в училище начинают требовать оплату за обучение. Перед этим моментом, он обучался бесплатно. И назывался сыном солдата. К бедному юноше стали цепляться сокурсники и обзывать «сыном предателя». Отца быстро находят, затем расстреливают.

Преподаватель училища, имеющий фамилию Галка, является членом партии большевиков. Он поделился секретом о ситуации на Фронтах и всей России с нашим героем. В стране неразбериха.

Власть переходит Временному правительству. На улицах страны разворачиваются революционные митинги. Борис ходит по различным митингам. И изучает мнения разных партий.

После отправляется с красноармейцами на сражения на Фронтах.

Жизнь преподносит молодому бойцу различные испытания. С другом Чубуком их забирают в плен. Белые успевают расстрелять товарища, а нашему герою удаётся бежать. Он считает виноватым себя в смерти друга. И вступает в партию большевиков.

Только трудности закаляют тело. Надо уметь отстаивать своё мнение. Не сдаваться. Чтобы ни случилось, идти до конца! Дети не должны отвечать за ошибки родителей. Каждый сам выбирает свой жизненный путь.

Картинка или рисунок Школа

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Красное колесо Солженицын
    В своем романе-эпопее «Красное колесо» Александр Солженицын описывает первое десятилетие 20 века. Автор дает возможность читателю погрузиться в дореволюционную эпоху и увидеть то время глазами своих героев
  • Краткое содержание Гробовщик Пушкин
    Гробовщик переехал в новый дом. Его сосед сапожник позвал его в гости на семейный праздник. Гробовщик у сапожника напился, а когда гости пили за здоровье своих клиентов, гробовщику в шутку предложили выпить за мертвецов

Источник: https://kollege.ru/biogafii/gaidar-shkola-kratkoe-soderzhanie-chitat-povest-shkola-hudozhestvennyi.html

Ссылка на основную публикацию