Мгновение — краткое содержание рассказа короленко

В 1900 году написал свой рассказ «Мгновение» Короленко. Краткое содержание поможет читателю понять основную сюжетную линию повествования за считанные минуты.

Буря

Рассказ начинает с описания автором сильной бури. В это время происходит разговор капрала и часового. Они смотрят на то, как сгущаются тучи, поднимаются волны и понимают, что скоро начнётся буря. Разговор проходил в испанском форте.

Именно сюда поспешил в поисках убежища рыбак. Писатель не рассказывает кто это был, как звали человека. Главное то, что у него была лодка. Именно её ввёл в свой рассказ Короленко.

Краткое содержание «Мгновение» поможет читателю разобраться в том, зачем был нужен этот атрибут с белым парусом.

Рыбак понимал, что до берега на своей посудине он уже никак не доберётся, ведь буря крепчала на глазах, поднимались высокие суровые волны. Тогда он направил парусник к форту и стал просить там убежища.

Часовой сначала сказал, что спросит разрешение у начальства. Офицер разрешил пустить рыбака. Человек нашёл убежище на всю ночь, а лодка была привязана у стен форта. Вот так начинается рассказ, который придумал Короленко.

Краткое содержание «Мгновение» познакомит читателя с главным действующим лицом.

Заключённый Диац

В форте находилась и военная тюрьма. В ней вот уже более десяти лет отбывал заключение испанец Хозе-Мария-Мигуэль-Диац. Он участвовал в вооружённом восстании. Сначала мятежника приговорили к но потом заменили её заключением.

Так рассказывает о нём Короленко, краткое содержание «Мгновение» познакомит читателя с условиями пребывания и расскажет о поведении узника. Сначала Диац не хотел мириться со своей участью. Он был полон физических и душевных сил.

Мятежник пытался расшатать решётку и вытащить несколько камней, чтобы проложить себе путь к свободе. Но постепенно он стал понимать тщетность своих попыток и смирился.

Мгновение - краткое содержание рассказа Короленко

Диац много спал, смотрел в окно. Он надеялся услышать выстрелы, которые подарили бы ему надежду на освобождение. Ведь это означало бы новое восстание.

Путь к свободе

В тот вечер заключённый снова смотрел в окно, но за годы, проведённые в неволе, взгляд его становился всё более спокойным и равнодушным.

Он стал вспоминать, привиделось ли ему во сне, или он действительно видел какое-то людское волнение и слышал выстрелы? Пока он не мог дать себе ответ на этот вопрос.

Что же дальше приготовил читателю Короленко? Краткое содержание «Мгновение» расскажет об этом.

Диац выглянул в окно и увидел белый парус. В голове его пронеслись мысли о возможном освобождении. Узник вдруг отчётливо вспомнил, что он действительно слышал выстрелы. Это придало ему силы. Он сбросил с себя сонное оцепенение и начал изо всех сил обеими решётку. Камни, расположенные вокруг неё, упали, и решётка поддалась. Диац снял её и выпрыгнул в окно.

Мгновение - краткое содержание рассказа Короленко

Он попал в воду и на время потерял сознание. Очнувшись, узник подумал, что в такой пучине легко погибнуть, а в камере нет опасности, там сухо. Диац снова забрался в помещение и прикрыл за собою решётку.

Но на этом повествование Короленко. Краткое содержание «Мгновение» рассказывает о том, что мятежник всё-таки решился бежать и прыгнул в лодку. Часовой нескоро, но заметил его. Но Диац думал только о свободе, и выстрелы его не остановили. Однако неясно, выжил ли Диац во время бури.

Вот такой написал Короленко рассказ. Мгновение свободы дороже нескольких лет заключения — таков основной вывод данного литературного произведения.

В башне каменного острова заперт заключенный, испанский мятежник. Долгие годы заключения лишили его воли и стремления к свободе. Во время сильного шторма мятежник срывает решетку окна. Прибитая к берегу лодка помогает инсургенту покинуть остров. Пушки с форта стреляют вслед беглецу.

Главная мысль:

Как бы ни было опасно и страшно, но лучше испытать счастливое мгновение свободы, чем прозябать в неволе.

Короленко Мгновение для читательского дневника

Хуан-Мария-Мигуэль-Хозе-Диац, мятежник, заточен в каменной тюрьме на острове за восстание. Долгие годы заключения лишили его жажды свободы и жизни, его душа застыла. Все эти годы он надеялся на спасение, всматривался в море и ждал помощи. Но помощь не пришла.

Во время шторма Диац срывает решетку с окна и выбирается на свободу. Разбушевавшаяся морская буря пугает его и он снова решает вернуться в спокойную привычную камеру.

Снова представив свое ничтожное существование в камере, Диац поборол чувство страха перед стихией и вышел в море на оставленной рыбаком лодке. Из форта стреляют вслед удаляющейся лодке.

Диац счастлив от ощущения свободы, его душа снова ожила, и даже страх перед смертью больше не пугает его. Дальнейшая судьба мятежника неизвестна. В форте думают, что беглец погиб.

Картинка или рисунок Мгновение

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Валькины друзья и паруса Крапивина
    Что делать, если в тебя никто не верит, и считают только тем, кто постоянно и неуклонно нарушает дисциплину и порядок? И это весьма трудная ситуация, в которую попал один маленький мальчишка
  • Краткое содержание Соседи Салтыков-Щедрин
    В некотором селенье жили два Ивана. Они были соседями, один был богатый, другой бедный. Оба Ивана были очень хорошими людьми.
  • Краткое содержание Чехов Репетитор
    В этом рассказе Чехова покана на примере частного урока вся гамма чувств главного героя: от гордости до пристыженности, от уверенности до смятения
  • Краткое содержание Куприн Молох
    Действие в рассказе «Молох» происходит на сталелитейном заводе, где работает инженер Андрей Ильич Бобров. Он страдает бессонницей из-за морфия, от которого не может отказаться. Боброва нельзя назвать счастливым, так как он чувствует отвращение
  • Краткое содержание Цветаева Мой Пушкин
    Это произведение даже литературоведы не относят однозначно к какому-либо жанру. Здесь и автобиография, и эссе, и… Всё это похоже на белый стих. С самого раннего детства Марина чувствовала свою избранность

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

  • Владимир Галактионович Короленко
  • Мгновение

– Будет буря, товарищ.

– Да, капрал, будет сильная буря. Я хорошо знаю этот восточный ветер. Ночь на море будет очень беспокойная.

Читайте также:  Образ и характеристика бирюка главного героя рассказа бирюк тургенева сочинение

– Святой Иосиф пусть хранит наших моряков. Рыбаки успели все убраться…

– Однако посмотрите: вон там, кажется, я видел парус.

– Нет, это мелькнуло крыло птицы. От ветра можешь скрыться за зубцами стены… Прощай. Смена через два часа…

Капрал ушел, часовой остался на стенке небольшого форта, со всех сторон окруженного колыхающимися валами.

Действительно, близилась буря. Солнце садилось, ветер все крепчал, закат разгорался пурпуром, и по мере того как пламя разливалось по небу, синева моря становилась все глубже и холоднее. Кое-где темную поверхность его уже прорезали белые гребни валов, и тогда казалось, что это таинственная глубь океана пытается выглянуть наружу, зловещая и бледная от долго сдержанного гнева.

На небе тоже водворялась торопливая тревога. Облака, вытянувшись длинными полосами, летели от востока к западу и там загорались одно за другим, как будто ураган кидал их в жерло огромной раскаленной печи.

Дыхание близкой грозы уже веяло над океаном.

Над темной зыбью, точно крыло испуганной птицы, мелькал парус: запоздалый рыбак, убегая перед бурей, видимо, не надеялся уже достигнуть отдаленного берега и направил свою лодку к форту.

Дальний берег давно утонул в тумане, брызгах и сумерках приближавшегося вечера. Море ревело глубоко и протяжно, и вал за валом катился вдаль к озаренному еще горизонту. Парус мелькал, то исчезая, то появляясь.

Лодка лавировала, трудно побеждая волны и медленно приближаясь к острову.

Часовому, который глядел на нее со стены форта, казалось, что сумерки и море с грозной сознательностью торопятся покрыть это единственное суденышко мглою, гибелью, плеском своих пустынных валов.

В стенке форта вспыхнул огонек, другой, третий. Лодки уже не было видно, но рыбак мог видеть огни – несколько трепетных искр над беспредельным взволнованным океаном.

– Стой! Кто идет?

Часовой со стены окликает лодку и берет ее на прицел.

Но море страшнее этой угрозы. Рыбаку нельзя оставить руль, потому что волны мгновенно бросят лодку на камни… К тому же старые испанские ружья не очень метки. Лодка осторожно, словно плавающая птица, выжидает прибоя, поворачивается на самом гребне волны и вдруг опускает парус… Прибоем ее кинуло вперед, и киль скользнул по щебню в маленькой бухте.

– Кто идет? – опять громко кричит часовой, с участием следивший за опасными эволюциями лодки.

– Брат! – отвечает рыбак, – отворите ворота ради святого Иосифа. Видишь, какая буря!

– Погоди, сейчас придет капрал.

На стене задвигались тени, потом открылась тяжелая дверь, мелькнул фонарь, послышались разговоры. Испанцы приняли рыбака. За стеной, в солдатской казарме, он найдет приют и тепло на всю ночь. Хорошо будет вспоминать на покое о сердитом грохоте океана и о грозной темноте над бездной, где еще так недавно качалась его лодка.

Дверь захлопнулась, как будто форт заперся от моря, по которому, таинственно поблескивая вспышками фосфорической пены, набегал уже первый шквал широкою, во все море, грядою.

А в окне угловой башни неуверенно светил огонек, и лодка, введенная в бухту, мерно качалась и тихо взвизгивала под ударами отраженной и разбитой, но все еще крепкой волны.

В угловой башне была келья испанской военной тюрьмы. На одно мгновение красный огонек, светивший из ее окна, затмился, и за решеткой силуэтом обрисовалась фигура человека. Кто-то посмотрел оттуда на темное море и отошел. Огонек опять заколебался красными отражениями на верхушках валов.

Это был Хуан-Мария-Хозе-Мигуэль-Диац, инсургент и флибустьер . В прошлое восстание испанцы взяли его в плен и приговорили к смерти, но затем, по прихоти чьего-то милосердия, он был помилован.

Ему подарили жизнь, то есть привезли на этот остров и посадили в башню. Здесь с него сняли оковы. Они были не нужны: стены были из камня, в окне – толстая железная решетка, за окном – море.

Его жизнь состояла в том, что он мог смотреть в окно на далекий берег… И вспоминать… И, может быть, еще – надеяться.

Первое время, в светлые дни, когда солнце сверкало на верхушках синих волн и выдвигало далекий берег, он подолгу смотрел туда, вглядываясь в очертания родных гор, в выступавшие неясными извилинами ущелья, в чуть заметные пятнышки далеких деревень… Угадывал бухты, дороги, горные тропинки, по которым, казалось ему, бродят легкие тени и среди них одна, когда-то близкая ему… Он ждал, что в горах опять засверкают огоньки выстрелов с клубками дыма, что по волнам оттуда, с дальнего берега, понесутся паруса с родным флагом возмущенья и свободы. Он готовился к этому и терпеливо, осторожно, настойчиво долбил камень около ржавой решетки.

Но годы шли. На берегу все было спокойно, в ущельях лежала синяя мгла, от берега отделялся лишь небольшой испанский сторожевой катер, да мирные рыбачьи суда сновали по морю, как морские чайки за добычей…

Понемногу все прошлое становилось для него, как сон. Как во сне, дремал в золотистом тумане усмирившийся берег, и во сне же бродили по нем призрачные тени давно прошедшего… А когда от берега отделялся дымок и, разрезая волны, бежал военный катер, – он знал: это везут на остров новую смену тюремщиков и стражи…

И еще годы прошли в этой летаргии. Хуан-Мария-Мигуэль-Хозе-Диац успокоился и стал забывать даже свои сны. Даже на дальний берег он смотрел уже с тупым равнодушием и давно уже перестал долбить решетку… К чему?..

Только когда поднимался восточный ветер, особенно сильный в этих местах, и волны начинали шевелить камнями на откосе маленького острова, – в глубине его души, как эти камни на дне моря, начинала глухо шевелиться тоска, неясная и тупая.

От затянутого мглою берега, казалось ему, опять отделяются какие-то тени и несутся над морскими валами, и кричат о чем-то громко, торопливо, жалобно, тревожно.

Он знал, что это кричит только море, но не мог не прислушиваться невольно к этим крикам… И в глубине его души поднималось тяжелое, темное волнение.

В его каморке от угла к углу, по диагонали, была обозначена в каменном полу углубленная дорожка. Это он вытоптал босыми ногами камень, бегая в бурные ночи по своей клетке. Порой в такие ночи он опять царапал стену около решетки. Но в первое же утро, когда море, успокоившись, ласково лизало каменные уступы острова, он также успокаивался и забывал минуты исступления…

Он знал, что его держит здесь не решетка… Его держало это коварное, то сердитое, то ласковое море, и еще… сонное спокойствие отдаленного берега, лениво и тупо дремавшего в своих туманах…

Читайте также:  Аида - краткое содержание оперы верди

Так прошли еще годы, которые казались уже днями. Время сна не существует для сознанья, а его жизнь уже вся была сном, тупым, тяжелым и бесследным.

Однако с некоторых пор в этом сне опять начинали мелькать странные видения. В очень светлые дни на берегу поднимался дым костров или пожаров.

В форте происходило необычайное движение: испанцы принялись чинить старые стены; изъяны, образовавшиеся в годы безмятежной тишины, торопливо заделывались; чаще прежнего мелькали между берегом и островом паровые баркасы с военным испанским флагом. Раза два, точно грузные спины морских чудовищ, тяжело проползли мониторы с башенками над самой водой.

Диац смотрел на них тусклым взглядом, в котором порой пробивалось удивление. Один раз ему показалось даже, что в ущельи и по уступам знакомой горы, в этот день ярко освещенной солнцем, встают белые дымки от выстрелов, маленькие, как булавочные головки, выплывают внезапно и ярко на темно-зеленом фоне и тихо тают в светлом воздухе.

Один раз длинная черная полоса монитора продвинулась к дальнему берегу, и несколько коротких оборванных ударов толкнулось с моря в его окно. Он схватился руками за решетку и крепко затряс ее. Она звякнула и задрожала. Щебенка и мусор посыпались из гнезд, где железные полосы были вделаны в стены…

Но прошло еще несколько дней… Берег опять затих и задремал; море было пусто, волны тихо, задумчиво накатывались одна на другую и, как будто от нечего делать, хлопали в каменный берег… И он подумал, что это опять был только сон…

Но в этот день с утра море начинало опять раздражать его. Несколько валов уже перекатилось через волнолом, отделяющий бухту, и слева было слышно, как камни лезут со дна на откосы берега… К вечеру в четырехугольнике окна то и дело мелькали сверкающие брызги пены. Прибой заводил свою глубокую песню, берег отвечал глубокими стонами и гулом.

Источник: https://www.opcgate.ru/kratkoe-soderzhanie-mgnovenie-po-glavam-mgnovenie-korolenko/

Короленко «Мгновение» краткое содержание

Мгновение - краткое содержание рассказа Короленко

«Мгновение» краткое содержание рассказа Короленко 1900 года, его главная мысль. Также Вы узнаете почему этот рассказ называется «Мгновенье»

«Мгновенье» главная мысль в фразе — «А кто знает, не стоит ли один миг настоящей жизни целых годов прозябанья!..».

Почему очерк назван Мгновение? Мгновенья играют значительно большую роль в нашей жизни, чем мы это себе представляем. Иногда один миг стоит целой жизни.

Автор описывает сильную бурю, шторм на море. В это время капрал и часовой разговаривают. Они смотрят на то, как сгущаются тучи, поднимаются волны и понимают, что скоро начнётся буря. Разговор проходил в испанском форте. Именно сюда поспешил в поисках убежища рыбак на своей лодке с белым парусом. Писатель не уточняет кто это был, не называет его имя.

Рыбак понимал, что до берега на своей лодке он уже никак не доберётся, ведь буря усиливалась на глазах, поднимались высокие волны. Тогда он направил парусник к форту и стал просить там убежища. Часовой сначала сказал, что спросит разрешение у начальства. Офицер разрешил пустить рыбака. Человек нашёл убежище на ночь, а лодка была привязана возле стены форта.

В форте находилась и военная тюрьма. Там больше десяти лет был заключен испанец Хозе-Мария-Мигуэль-Диац. Он участвовал в вооружённом восстании. «В прошлое восстание испанцы взяли его в плен и при­говорили к смерти, но затем, по прихоти чьего-то милосердия, он был помилован.

Ему подарили жизнь, то есть привезли на этот остров и посадили в башню. Здесь с него сняли оковы. Они были не нужны: стены были из камня, в окне — толстая железная ре­шетка, за окном — море.»   Сначала Диац не хотел мириться со своей участью. Он был был физически и душевно силен.

Мятежник пытался расшатать решётку и вытащить несколько камней, чтобы выбраться на свободу. Но постепенно он начинал понимать бесполезность своих действий и смирился. Диац много спал, смотрел в окно. Он надеялся услышать выстрелы, которые подарили бы ему надежду на освобождение.

Ведь это означало бы новое восстание.

В тот вечер заключённый снова смотрел в окно, но за годы, проведённые в неволе, взгляд его становился всё более спокойным и равнодушным. Он стал вспоминать, привиделось ли ему во сне, или он действительно видел какое-то людское волнение и слышал выстрелы? Пока он не мог дать себе ответ на этот вопрос. Диац выглянул в окно и увидел белый парус.

В голове его пронеслись мысли о возможном освобождении. Узник вдруг отчётливо вспомнил, что он действительно слышал выстрелы. Это придало ему силы. Он пришел в себя и начал изо всех сил обеими руками трясти решётку. Камни, расположенные вокруг неё, упали, и решётка поддалась. Диац снял её и выпрыгнул в окно. Он нырнул в воду и на время потерял сознание.

Очнувшись, Диац подумал, что в такую бурю легко погибнуть, а в камере нет опасности. Диац снова забрался в помещение и прикрыл за собою решётку. Через некоторое время Диац всё-таки решил бежать и добрался к лодке. Через некоторое время часовой заметил его побег. Но Диац думал только о свободе, и выстрелы его не остановили.

Автор не написал, выжил ли Диац во время бури.

Источник: https://kratkoe.com/korolenko-mgnovenie-kratkoe-soderzhanie/

Мгновение

В.Г.КОРОЛЕНКО

МГНОВЕНИЕ

Очерк

Подготовка текста и примечания: С.Л.КОРОЛЕНКО и Н.В.КОРОЛЕНКО-ЛЯХОВИЧ

I

— Будет буря, товарищ.

— Да, капрал, будет сильная буря. Я хорошо знаю этот восточный ветер. Ночь на море будет очень беспокойная.

— Святой Иосиф пусть хранит наших моряков. Рыбаки успели все убраться…

Читайте также:  Белый вождь - краткое содержание книги рида

— Однако посмотрите: вон там, кажется, я видел парус.

— Нет, это мелькнуло крыло птицы. От ветра можешь скрыться за зубцами стены… Прощай. Смена через два часа…

Капрал ушел, часовой остался на стенке небольшого форта, со всех сторон окруженного колыхающимися валами.

Действительно, близилась буря. Солнце садилось, ветер все крепчал, закат разгорался пурпуром, и по мере того как пламя разливалось по небу,синева моря становилась все глубже и холоднее. Кое-где темную поверхность его уже прорезали белые гребни валов, и тогда казалось, что это таинственная глубь океана пытается выглянуть наружу, зловещая и бледная от долго сдержанного гнева.

На небе тоже водворялась торопливая тревога. Облака, вытянувшись длинными полосами, летели от востока к западу и там загорались одно за другим, как будто ураган кидал их в жерло огромной раскаленной печи.

Дыхание близкой грозы уже веяло над океаном.

Над темной зыбью, точно крыло испуганной птицы, мелькал парус: запоздалый рыбак, убегая перед бурей, видимо, не надеялся уже достигнуть отдаленного берега и направил свою лодку к форту.

Дальний берег давно утонул в тумане, брызгах и сумерках приближавшегося вечера. Море ревело глубоко и протяжно, и вал за валом катился вдаль к озаренному еще горизонту. Парус мелькал, то исчезая, то появляясь.

Лодка лавировала, трудно побеждая волны и медленно приближаясь к острову.

Часовому, который глядел на нее со стены форта, казалось, что сумерки и море с грозной сознательностью торопятся покрыть это единственное суденышко мглою, гибелью, плеском своих пустынных валов.

В стенке форта вспыхнул огонек, другой, третий. Лодки уже не было видно, но рыбак мог видеть огни — несколько трепетных искр над беспредельным взволнованным океаном.

II

— Стой! Кто идет?

Часовой со стены окликает лодку и берет ее на прицел.

Но море страшнее этой угрозы. Рыбаку нельзя оставить руль, потому что волны мгновенно бросят лодку на камни… К тому же старые испанские ружья не очень метки. Лодка осторожно, словно плавающая птица, выжидает прибоя, поворачивается на самом гребне волны и вдруг опускает парус… Прибоем ее кинуло вперед, и киль скользнул по щебню в маленькой бухте.

— Кто идет? — опять громко кричит часовой, с участием следивший за опасными эволюциями лодки.

— Брат! — отвечает рыбак,- отворите ворота ради святого Иосифа. Видишь, какая буря!

— Погоди, сейчас придет капрал.

На стене задвигались тени, потом открылась тяжелая дверь, мелькнул фонарь, послышались разговоры. Испанцы приняли рыбака. За стеной, в солдатской казарме, он найдет приют и тепло на всю ночь. Хорошо будет вспоминать на покое о сердитом грохоте океана и о грозной темноте над бездной, где еще так недавно качалась его лодка.

  • Дверь захлопнулась, как будто форт заперся от моря, по которому, таинственно поблескивая вспышками фосфорической пены, набегал уже первый шквал широкою, во все море, грядою.
  • А в окне угловой башни неуверенно светил огонек, и лодка, введенная в бухту, мерно качалась и тихо взвизгивала под ударами отраженной и разбитой, но все еще крепкой волны.
  • III

В угловой башне была келья испанской военной тюрьмы. На одно мгновение красный огонек, светивший из ее окна, затмился, и за решеткой силуэтом обрисовалась фигура человека. Кто-то посмотрел оттуда на темное море и отошел. Огонек опять заколебался красными отражениями на верхушках валов.

Это был Хуан-Мария-Хозе-Мигуэль-Диац, инсургент [Мятежник, участник восстания (лат.)] и флибустьер [Морской партизан (франц.)]. В прошлое восстание испанцы взяли его в плен и приговорили к смерти, но затем, по прихоти чьего-то милосердия, он был помилован.

Ему подарили жизнь, то есть привезли на этот остров и посадили в башню. Здесь с него сняли оковы. Они были не нужны: стены были из камня, в окне — толстая железная решетка, за окном — море. Его жизнь состояла в том, что он мог смотреть в окно на далекий берег… И вспоминать…

И, может быть, еще — надеяться.

Первое время, в светлые дни, когда солнце сверкало на верхушках синих волн и выдвигало далекий берег, он подолгу смотрел туда, вглядываясь в очертания родных гор, в выступавшие неясными извилинами ущелья, в чуть заметные пятнышки далеких деревень…

Угадывал бухты, дороги, горные тропинки, по которым, казалось ему, бродят легкие тени и среди них одна, когда-то близкая ему… Он ждал, что в горах опять засверкают огоньки выстрелов с клубками дыма, что по волнам оттуда, с дальнего берега, понесутся паруса с родным флагом возмущенья и свободы.

Он готовился к этому и терпеливо, осторожно, настойчиво долбил камень около ржавой решетки.

Но годы шли. На берегу все было спокойно, в ущельях лежала синяя мгла, от берега отделялся лишь небольшой испанский сторожевой катер, да мирные рыбачьи суда сновали по морю, как морские чайки за добычей…

Понемногу все прошлое становилось для него, как сон. Как во сне, дремал в золотистом тумане усмирившийся берег, и во сне же бродили по нем призрачные тени давно прошедшего… А когда от берега отделялся дымок и, разрезая волны, бежал военный катер,-он знал: это везут на остров новую смену тюремщиков и стражи…

И еще годы прошли в этой летаргии. Хуан-Мария-Мигуэль-Хозе-Диац успокоился и стал забывать даже свои сны. Даже на дальний берег он смотрел уже с тупым равнодушием и давно уже перестал долбить решетку… К чему?..

Только когда поднимался восточный ветер, особенно сильный в этих местах, и волны начинали шевелить камнями на откосе маленького острова,- в глубине его души, как эти камни на дне моря, начинала глухо шевелиться тоска, неясная и тупая.

От затянутого мглою берега, казалось ему, опять отделяются какие-то тени и несутся над морскими валами, и кричат о чем-то громко, торопливо, жалобно, тревожно. Он знал, что это кричит только море, но не мог не прислушиваться невольно к этим крикам…

И в глубине его души поднималось тяжелое, темное волнение.

Источник: https://lib-king.ru/61661-mgnovenie.html

Ссылка на основную публикацию